Ананьевские чтения 2000 - файл n1.doc

Ананьевские чтения 2000
скачать (1420 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1420kb.22.10.2012 01:27скачать

n1.doc

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

ВОЗМОЖНОСТИ И ПРОБЛЕМЫ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

В ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ INTERNET
Общение в киберпространстве стало новой областью человеческого общения. Internet и другие глобальные сетевые проекты занимают все большую часть жизни планеты. Естественно, что и психология, и психологическое консультирование в частности, имеет возможность и должна развиваться и в этом направлении. Сейчас активно разрабатываются методы сетевого психологического консультирования, коррекции (on-line терапия). Насколько эти методы сравнимы с традиционной терапией? В то время как традиционная терапия предпочтительна в большинстве случаев, иногда имеют место некоторые преимущества опосредованных компьютером on-line интервенций. Главная выгода, которая относится ко всем формам on-line терапии, – доступность людей, неспособных напрямую посетить психотерапевта из-за географических, физических или иных причин образа жизни.

Киберпространство может предложить различные виды терапевтических отношений, основанных на различных типах коммуникационных предложений (возможностей). По сравнению с традиционной терапией, on-line терапия уникальна в том, что предлагает различные пути возможного взаимодействия с клиентом, имеющие свои уникальные «за» и «против» и имеющие легкие различия типов отношений. Временные границы и сенсорная стимуляция могут быть изменены. Воображаемое окружение может быть создано. Некоторые или все особенности взаимодействия могут быть автоматизированы.

В отличие от обычной встречи, киберпространство предлагает на выбор встречи «в» или «вне» реального времени. При синхронной коммуникации клиент и терапевт садятся за свои компьютеры одновременно и взаимодействуют друг с другом в этот момент. Например, входя в text-driven chat или multimedia chat, интернет, телефонию или аудио/видео конференцию. Технические факторы, особенно скорость передачи, определяют, насколько синхронные встречи приближаются к традиционным встречам. В text-only chat, например, «lag» (запаздывание) может замедлять беседу между клиентом и терапевтом настолько, что будут проходить секунды или даже минуты между обменами. Вдобавок при таком общении очень мало времени между обменами, необходимого для того, что бы обдумать и составить ответ. При синхронном взаимодействии сессию можно планировать на определенный отрезок времени, но это сложно делать, если клиент и консультант находятся в разных часовых поясах.

При несинхронных встречах клиент и терапевт не сидят в определенное время у своих компьютеров. Например такие встречи включают e-mail, группы новостей, сообщения, размещаемые на досках объявлений, и отсроченный разбор аудио и аудиовидеозаписей. Такое терапевтическое общение хорошо тем, что всегда есть время обдумать ответ. Но в то же время теряется спонтанность, присущая взаимодействию «в данный момент», что плохо, так как спонтанные действия показательны в отношении человека. А также может иметь место некоторая потеря чувства взаимных обязательств, которые «встреча со мной в настоящий момент» может создавать.

Подавляющее большинство взаимодействий, встречающихся в интернете, – напечатанный текст. В условиях недостатка звуков и изображений текстовым беседам не хватает чувственности встречи. Сейчас e-mail является методом, наиболее часто используемым терапевтами главным образом потому, что он наиболее легок в использовании. Более сенсорно-богатые виды общения (интернет телефония, аудио–видио конференции) требуют дополнительного оборудования, больших технических навыков, быстрой и надежной связи. Но и в текстовых сообщениях все же имеется визуальный, например в творческом использовании значков :-(, J и т.д., интервалов, заглавных букв, пунктуации и т.п. Инструментальные средства фоновой графики и звуков в e-mail и форумах досок объявлений становятся все более доступны. Но пока главным образом люди придерживаются только напечатанного текста.

При таком дистанционном консультировании снижается ощущение «присутствия» потому, что клиент и терапевт в данный момент не вместе. Отсутствие перед лицом лица партнера по общению позволяет некоторым людям быть более честными и выразительными, а некоторых поощряет к регрессу терапии и прекращению действий. Некоторые люди могут не захотеть наблюдаться в условиях традиционной терапии из-за боязни самораскрытия, появления клейма «пациент» и т.д. Они могут больше стремиться к основанной на тексте помощи из-за ее анонимности. А для других недостаточная физическая представленность может снизить чувство доверия и ответственности, печатный текст может восприниматься как формальный и недостаточно поддерживающий эмоционально чувствительный эмпатийный тон.

В современном мире очень быстро развиваются коммуникационные технологии. Вследствие этого будет заметно снижаться количество проблем в сетевом консультировании и повышаться качество такой помощи. Но разработка конкретных методов и форм on-line терапии лежит всецело на плечах самих психотерапевтов и психологов.
Денчук М.В.
РОЛЕВОЙ АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ БЕРЛИНСКИХ ПАР

В СВЯЗИ С ПРОЦЕССОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ
Актуальность темы состоит в том, что за последние 10 лет Берлин стал впервые за послевоенное время одним из главных центров русской жизни в Европе. Здесь живет около 300 000 русскоязычного населения, или чуть меньше 10% всего населения города, причем 90% из них приехали именно в последние 10 лет. Все эти люди прошли и проходят различные стадии климатической, языковой, профессиональной и, самое интересное для нас, психологической и социокультурной адаптации. Семья в зависимости от ролей, выбранных супругами, может являться стимулирующим или тормозящим фактором адаптации.

Целью исследования было проанализировать влияние распределения семейных ролей на атмосферу в семье, уровень ее гармоничности, а, следовательно, на быстроту и глубину адаптации. Задачами исследования было определение семейных ролей и ценностных ориентаций, определение степени владения немецким языком и включенности в различные элементы немецкой жизни.

Объектом исследования стали семейные пары, приехавшие в Берлин в начале и середине 90-х годов. Предметом стало ролевое и репертуарное поведение внутри данных пар.

Методами исследования являлись многолетнее включенное наблюдение, опросы и анкетирование, а также беседы и глубинные интервью. Работа на русскоязычном телефоне доверия позволила расширить анализ семейной проблематики и увеличить достоверность полученных результатов.

Результатами исследования стали:

  1. Обнаружение часто встречающегося ролевого стереотипа поведения в семье: жена–мать и муж–сын. Выраженность данного стереотипа возрастает при изменении знака возрастной разницы на положительный в пользу жены, т.е. если жена старше мужа. Безусловно, оба супруга участвуют в формировании данного стереотипа. Истоки этого стереотипа лежат в детстве и отрочестве супругов, и преодоление его весьма сложно, во многих случаях – бесперспективно.

  2. Положительный опыт успешной адаптации отмечен у двух семей – Игорь и Надя (педагоги) и Виктор и Лена (христиане).

В данных семьях при многолетнем наблюдении отмечена общая сфера жизненных интересов, общая система ценностей, общее мировоззрение, общие подходы к воспитанию детей. Количество детей в этих семьях больше одного, что тоже положительно взаимосвязано с семейным климатом.

  1. Был разработан и проведен ряд семинаров и тренингов для снятия дистрессовых наслоений, связанных с процессом адаптации по тематике: российский и немецкий менталитет, сравнение стиля жизни и работы, межкультурные взаимодействия и конфликты, методы разрешения конфликтов и т. д.

Выводы и рекомендации. Как правило, более эмоциональный, менее терпеливый супруг в меньшей степени осваивает немецкий язык, хуже адаптируется к немецкой жизни. Лишь там, где существует совещательный, а не командный тип семьи, сотрудничество, а не приказ и скандал, только там адаптация протекает успешно для обоих супругов ввиду того, что для супругов, и особенно для их детей, важна семейная атмосфера понимания, сотрудничества и взаимопомощи. Как показало анкетирование, психологические тренинги по тематике социокультурной адаптации и менталитета, даже в том случае, если они проводятся в рамках работы одного из супругов, способствуют улучшению психологической атмосферы в семье, повышают ее адаптивные возможности, особенно на первых этапах адаптации в новой стране.


Куницына В.Н.
Направленное формирование

первого впечатления
В современной жизни достаточно часто встречаются ситуации, которые требуют умения целенаправленно формировать впечатление о себе. Политик, дипломат, продюсер, агент, рекламирующий товар, сотрудник турфирмы, распространяющей путевки, шоу-группа, совершающая гастрольное турне, и целый ряд других ситуаций и действующих лиц объединяет действие, через которое они периодически проходят и обозначаемое как презентация. Любая презентация включает в себя самопрезентацию, т.е. в ограниченных условиях времени и пространства необходимо предъявить специально организованную, продуманную, структурированную, краткую информацию о себе таким образом, чтобы достигнуть заранее поставленных целей.

Среди целей на одном из первых мест стоит желание расположить к себе и сформировать благоприятное впечатление о себе. Мотивация может быть многослойной и разноуровневой, осознанной и неосознанной: от побуждения к контакту и развитию отношений, формированию имиджа до получения сиюминутного практического результата.

Самопрезентация – процесс, разворачивающийся в заранее определенных рамках. Социально-психологические параметры ситуации включают ролевое взаимодействие, подразумевающее определенные правила и ограничения.

Содержательные характеристики самопрезентации включают представление о том, что именно, какая информация о себе предъявляется, какие преобразования с ней происходят на основании анализа ответных реакций, насколько успешно осуществляется процесс саморегуляции и самоорганизации, какова доля вербального и невербального компонента на разных стадиях самопредъявления..

Важно также учитывать отдаленные последствия самопрезентации в виде корректировки образа «Я» и совершенствования тактики самопредъявления, умения подать себя.

Среди свойств личности и комплексов умений, способствующих успешности самопрезентации в различных ситуациях и обстоятельствах, следует назвать социальный интеллект, эгокомпетентность, природное обаяние, способность к мобилизации и переключению, манипулятивные умения; тормозящими факторами являются неспособность к самораскрытию, зажатость, застенчивость, комплексы и недостаток коммуникативных умений и навыков.

Мною предложено следующее определение самопрезентации:

Самопрезентация – это кратковременный, специфически мотивированный и организованный процесс предъявления в вербальном и невербальном поведении информации о себе.

Успешность самопрезентации предваряет работа над собственным имиджем, которая становится возможной на определенном уровне знаний о себе, эгокомпетентности и навыках саморегуляции

Работа над собственным имиджем есть не что иное, как формирование впечатления о себе, имеющее конкретные цели и задачи. Имидж – направленное формирование впечатления о себе, специальным образом организованное и структурированное представляемое в контексте «Я», имеющее отсылку к более общей, престижной категории людей. Центральную часть имиджа составляет продуманный внешний облик, который должен сигнализировать о профессионально ценных свойствах личности и способствовать формированию репутации.

Тесно с проблемой самопрезентации связана проблема формирования имиджа, например, кандидата в депутаты, в губернаторы и т.д. в период предвыборной кампании. Помимо использования приемов улучшения внешнего облика с помощью косметических средств используются разнообразные стратегии. Эдвард Джонс и Тэйн Питман в 1982 г. Описали некоторые стратегические техники самопрезентации, которые люди используют в повседневной жизни.

1. Инграциация (ingratiation) – приукрашивание, самовосхваление, стремление сделать себя привлекательным особенно для тех, кто имеет высокий статус;

2. Самоподдержка (self-promotion) – произвести впечатление, описывая свои таланты и выдающиеся познания;

3. Греться в лучах чужой славы (basking in reflected glory) – выстраивать свой образ путем подчеркивания тесной связи с успешными, знаменитыми, выдающимися людьми;

4. Уравновешивание успехов и ошибок (self-handicapping) – создание помех и обоснование оправданий для плохих результатов и неудач.
Меклер А.А.
ВЛИЯНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЧЕРТ ЭКСПЕРТОВ

НА РЕЗУЛЬТАТЫ СУБЪЕКТИВНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
Субъективная оценка объекта с применением одно- или многомерного шкалирования встречается в практике при проведении различного рода экспертиз. Процедура экспертизы сводится к тому, что некоторое количество экспертов оценивают, насколько выражены у объекта те или иные качества по шкалам с соответствующими наименованиями. Такая методика имеет ряд недостатков.

По данным, имеющимся в литературе, каждый индивид оценивает объекты так, что результаты оценки вне зависимости от качеств объекта попадают в одну и ту же оценочную область, характерную для данного индивида. Эта область «сохраняется постоянной во времени …[и только]… если стимул вызывает сильное переживание, область оценок … сильно меняется». Можно сделать вывод, что «в основе оценочных процессов лежит достаточно устойчивое, очевидно, личностное образование, индивидуальная динамика изменения которого в большей степени зависит от психологических особенностей человека, чем от свойств и качеств оцениваемых [объектов]» [Ментюков В.А.,1984].

В исследовании этот вывод подтвердился следующим образом. Производилась экспертная оценка качества двух типов звуковоспроизводящей аппаратуры – магнитофона и проигрывателя. Для эксперимента были подобраны два комплекта аппаратуры, очень сильно различающиеся по всем своим характеристикам. Эксперты прослушивали при помощи каждого комплекта аппаратуры музыку и производили оценку аппаратуры по шкалам «качество звучания» (КЗ) и «общее впечатление» (ОВ). После этого была посчитана корреляция оценок КЗ магнитофона с оценками КЗ проигрывателя и оценок ОВ магнитофона с оценками ОВ проигрывателя. В 14 случаях из 16 была получена сильная связь между оценками. Таким образом, взаимосвязь между оценками разных объектов одними и теми же экспертами можно рассматривать как свидетельство зависимости результатов оценки от индивидуальных качеств эксперта, наличия у каждого эксперта индивидуальной области оценки.

Помимо оценки качества аппаратуры эксперты осуществляли эмоциональную оценку прослушиваемых музыкальных произведений. Оценка производилась по 10 базовым эмоциям шкалы К.Изарда. [Балин В.Д., 1987]. Как и в случае оценки КЗ и ОВ, были вычислены коэффициенты корреляции между эмоциональными оценками двух различных музыкальных произведений для каждой базовой эмоции. Оказалось, что в подавляющем большинстве случаев между эмоциональными оценками различных музыкальных произведений нет взаимосвязи. Это говорит о том, что при эмоциональной оценке объекта индивид не находится в рамках характерной только для него оценочной области. Таким образом, результаты экспертизы, построенной на измерении эмоционального состояния экспертов, оказываются более релевантными к объекту по сравнению с традиционными методами.
Михеев Ю.А.
Оценочные предпочтения,

обусловленные структурой языка
Целью данного исследования было выявить топологическую структуру связей между оценочными прилагательными русского языка. В работах по психосемантике (В.Ф.Петренко, А.Г.Шмелев) используется метафора психосемантических пространств, подразумевающая определенные ограничения, накладываемые на отношения между значениями, а именно выполнение правила треугольника. Расстояние в пространстве от слова «А» до слова «Б» плюс расстояние от слова «Б» до слова «В» должно быть меньше, чем расстояние от слова «А» до слова «В». Простой эксперимент может легко опровергнуть это положение: попросите испытуемого оценить, насколько отличаются между собой тройки слов из, скажем, 20 наборов таких троек. Правило треугольника соблюдаться не будет. Таким образом, метафора психосемантических пространств является только первым приближением к реальной картине отношений между значениями, более точным описанием будет топологическая метафора системы значений, т.е. представляться в виде графа синонимических и антонимических связей.

В этой работе рассматриваются оценочные предпочтения, которые выявляются при анализе множества оценочных прилагательных. Шмелев в своей работе «Тезаурус оценочных прилагательных русского языка» приводит список из 300 наиболее часто употребляемых прилагательных и их синонимические и антонимические связи между собой, а также 827 слов – синонимов и антонимов этих 300 самых часто употребляемых прилагательных. Для выявления группировок оценочных прилагательных обычно применяются методы факторного и кластерного анализа. Мы попробовали рассмотреть связи между оценочными прилагательными как граф, где ребром является их синонимичная связь. Для того чтобы выявить семантические группы прилагательных, мы нашли границу между ними в графе, т.е. такое минимальное множество прилагательных, при удалении которого граф разбивается на несвязанные подграфы.

В результате выявились три семантические группы прилагательных: 1. Негативная оценка (злобный, авторитарный, гадкий, подонок и др.); 2. Позитивная сила (сильный, смелый, выносливый и др.); 3. Пассивность (апатичный, самопогруженный, неактивный, сонливый и др.).

Из полученных результатов видно, что трехфакторная семантическая структура Осгуда (оценка, сила, активность) не биполярна, а униполярна, т.е. в структуре синонимических связей между прилагательными русского языка они сгруппированы вместе только по одному из полюсов-факторов, выделенных Осгудом. Остальные три полюса выявляются, скорее всего, как противоположенности этим трем полюсам и дополняют их.
Розум С.И.
ДИАГНОСТИКА СТРУКТУРНО-УРОВНЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ

ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИНТЕРВЬЮ (ПДИ)
Диагностику личности посредством интервью можно представить как процесс, состоящий из нескольких условно обособленных этапов: а) диагностика уровня личностной организации, б) типа личностной организации, в) индивидуальных особенностей в пределах уровня и в рамках типа и г) проверка взаимного соответствия данных, полученных на предыдущих этапах.

Термин «уровень», применяемый по отношению к личности, не нов (В.Н.Мясищев) и в явной или скрытой форме семантически содержит в себе компонент развития и его результат. В данном случае под уровнем личностной организации понимается нашедшая отражение в личности степень освоения субъектом социально сконструированной реальности, степень интеграции и личности, данной реальности и степень их взаимного соответствия. Можно назвать четыре уровня личностной организации: психотический, психопатический, невротический и уровень зрелой личности (нормы) (см., например, O.Kernberg). Критериями уровня личностной организации являются: способность к «проверке реальностью», степень интеграции личности и уровень защитных механизмов.

Психотический уровень в процессе интервью характеризуется: а) неспособностью к проверке реальностью, которая обусловлена существенным уклонением индивидуальной системы значений от общепринятой (Роговин М.С.), что в самой общей форме проявляется в неспособности испытуемого понимать и пояснять то, что кажется интервьюеру неуместным или странным в его эмоциях, поведении или содержании высказываний; б) диффузной идентичностью, которая обнаруживает себя в неспособности представить полное жизни, всестороннее описание собственной личности и в) низким уровнем защитных механизмов, таких, как расщепление, отрицание, самовозвеличивание и принижение значимости других и других защитных операций, которые хорошо регистрируются здесь-и-сейчас.

Психопатический уровень характеризуется: сохранной способностью к проверке реальностью, диффузной идентичностью, низким уровнем защиты.

Невротический уровень представлен: хорошей способностью к проверке реальностью, интегрированной идентичностью, высоким уровнем защитных механизмов, таких, например, как рационализация, сублимация и других, но в то же время наличием внутренней конфликтной личностной зоны.

Уровень зрелой (нормальной) личности характеризуется тем же, что и невротический уровень, но здесь отсутствует выраженный внутренний конфликт, приводящий к социальной дезадаптации.

ТИП личностной организации характеризуется определенной иерархией мотивов, проявляющихся в типичных ситуациях социального выбора, типичным восприятием и определением типичных социальных ситуаций и определенным, характерным для данного типа личности в этих ситуациях набором социально значимых действий. Основным приемом диагностики типа личностной организации является психобиографическое интервью, в котором основной акцент делается на переломных моментах жизненного пути личности (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская).

Индивидуальные особенности личности диагностируются в процессе интервью путем тщательного анализа отдельного поступка личности как очерченной изолированной деятельности в поле социальных значений. При этом особое внимание обращается на содержание осознаваемого мотива и степень соответствия ему восприятия и определения конкретной ситуации социального взаимодействия и конкретных социально значимых действий в ней с целью обнаружения внутренних противоречий. Под ситуацией социального взаимодействия при этом понимается совокупность характеризующих ее конвенциональных и межличностных отношений.

Этапы диагностики в определенной степени «привязаны» к фазам интервью: в инициальной фазе и в первой части средней фазы внимание в большей степени сосредоточено на оценке уровня личностной организации, в то время как вторая половина средней фазы больше связана с оценкой типа личностной организации и индивидуальных особенностей личности.
Силин П.П., Туссина А.М.
КУЛЬТУРА ПСИХОМЕТРИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ
По словам классиков, «в 6070-х годах адаптация тестов в нашей стране понималась упрощенно, ее нередко сводили к переводу той или иной зарубежной методики, в лучшем случае ограничиваясь построением нормативного распределения выборочных показателей» [Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М., 1998]. Казалось бы, сейчас, несколько десятилетий спустя, столь примитивный подход должен быть полностью изжит. Тем более что современное программное обеспечение позволяет легко и быстро анализировать результаты исследований, оставляя больше времени на их оценку. Однако в реальности все обстоит несколько иначе.

Проанализировав ряд популярных адаптированных методик, мы пришли к заключению, что далеко не все из них удовлетворяют современным психометрическим требованиям [Силин П.П., Молотков И.В., 1999]. К их числу относятся опросник СПА (адаптация А.К.Осницкого) и методика диагностики социального интеллекта Гилфорда-Салливена (адаптация ГП «Иматон»). Заявленную факторную структуру, а также показатели валидности и надежности этих методик следует считать неэмпирическими. На практике это означает, что вся их адаптация заключалась в переводе на русский язык.

Стоит отметить, что смысл нашей деятельности заключается отнюдь не в научном морализаторстве. Возможно, пришло то время, когда было бы неплохо приступить к абстрагированию алгоритма адаптации, начинающего складываться в рамках своего опыта работы, вместо того, чтобы следовать шаблонам современной «неэмпирической науки». К настоящему моменту нам удалось значительно продвинуться в понимании сути адаптации. Материалом для этого служил как «негативный анализ» существующих методик, так и непосредственное исследование самого процесса на примере адаптации теста локуса контроля для начальной школы Стрикленд-Новицки [Туссина А.М., 1999]. Адаптируя данный тест на протяжении 3 лет, мы успели в полной мере осознать все сложности этого процесса. На основании имеющегося опыта мы предлагаем ряд практических рекомендаций по адаптации зарубежных методик:


Черняева С.А.
Ценностное самоопределение личности

и психологическая помощь
Рассмотрение данной темы хотелось бы начать словами апостола Павла, уподобляющего духовное совершенствование человека спортивным состязаниям: «Не знаете ли вы, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить. Все подвижники воздерживаются от всего; те – для получения венца тленного, а мы – нетленного». (1Кор.9.24). Мне представляется, что такое уподобление может побудить коллег-психологов в большей степени обращать внимание на духовную составляющую человеческой личности.

Вторую половину ХХ века иногда называют «веком психологии». Общение с психологом или психотерапевтом практикуется в развитых странах повсеместно. В России советского периода психологическая помощь психически здоровым людям считалась абсолютно ненужной, а труды ведущих светил мировой психологии не только не издавались, но и попадали в раздел запретной литературы. Ситуация в нашей стране требует от большинства наших соотечественников выработки умения приспосабливаться к быстро изменяющимся условиям, что создает дополнительные психологические проблемы. Это является одним из источников переживаемого сейчас «психологического бума». В России человек, обращающийся к психологу, зачастую ожидает ответа на вопросы, связанные с пониманием смысла жизни, не осознавая, что требуемый ответ исходит не от «психологической науки», а является производным от мировоззренческой позиции психолога. (Я говорю здесь только о работе дипломированных специалистов, так как иногда «психологами» в силу авторитетности этого звания называют себя знахари, шарлатаны, экстрасенсы, лица, практикующие магию, и т.п.) Клиенты российского психолога в большинстве случаев проявляют инфантилизм, незрелость, не соответствующую ни паспортному возрасту, ни требованиям социального окружения, ни их собственным ожиданиям.

Позволю себе высказать несколько соображений о причинах этой незрелости значительного числа россиян, вызывающей к жизни многие социальные феномены: тоску по «сильной руке», колоссальный успех финансовых пирамид и т.п. В литературе обычно выделяются четыре этапа личностного самоопределения: размытая идентичность, преждевременная идентичность, которая возникает по механизмам конформности или подражания, этап моратория, в котором переживается нормативный кризис, и достижение идентичности [Райли Ф., 2000]. Социальные условия не способствовали политическому, религиозному, нравственному самоопределению личности, заставляя многих задержаться на стадии преждевременной идентичности, характерной для подросткового возраста.

Одной из задач, стоящих перед человеком в период самоопределения, является построение иерархии ценностей, для чего необходимо их осмысление, построение осознанного непротиворечивого мировоззрения. Приведу примеры иерархий ценностей, выявленных на двух молодежных выборках. Эксперимент проводился в 1999 г., одна из групп – студенты педагогического колледжа (17 девушек, 6 юношей) – другая – студенты I и II курсов Высшей католической духовной семинарии (25 человек, естественно, только юноши). Представлена иерархия ценностей по тесту ЦОЛ (Ценностные ориентации личности), определяющего важность для человека различных ценностей – приводятся средние по выборке значения групп ценностей:

При сравнении этих выборок видна их «зеркальность» – духовные и нравственные ценности на первом месте у семинаристов и на последнем – у студентов–педагогов, материальные ценности у семинаристов на последнем месте и занимают одно из первых мест у будущих педагогов. Интересно, что по другим личностным качествам: эмпатии, чувствительности к критике, способности к проявлению дружелюбия (тест Меграбяна) эти две выборки практически не отличаются друг от друга, а результаты теста от средневозрастных значений. Этот пример является яркой иллюстрацией взаимосвязи между мировоззрением и ценностями человека. Хочется добавить, что мировоззрение будущих педагогов, согласно этому исследованию, нельзя назвать сложившимся. В ответах на опросник «Ваши взгляды» большинство из них выбирают ответ «человеческая психика – продукт органических процессов в коре головного мозга», а в вопросе о судьбе души после смерти человека выбирают один из двух ответов – «переселяется в тела людей или животных» или «попадает в ад или в рай».

В период становления ценностей проблемы человека, служащие мотивом обращения к психологу, часто принимают форму нравственной проблемы, что требует от психолога осмысления и декларирования клиенту собственной нравственной позиции.
Шалимова Г.А.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РУССКИХ ЛЕЧЕБНЫХ ЗАГОВОРОВ И ЭРИКСОНОВСКОГО ГИПНОЗА
Многовековой неослабевающий интерес людей к использованию и изучению народных заговоров в настоящее время нацеливает к более серьезному научному исследованию механизмов их функционирования.

При углубленном анализе заговоров можно заметить особый ритм заговорной речи, обилие перечислений, создающих своеобразное синтаксическое ее строение, наличие многочисленных повторений как в тексте (повторы «сквозных» эпитетов, троекратное зааминивание), так и часто в рекомендациях к их произнесению («читать трижды») и действиям – трижды сплюнуть и т.п. Все эти моменты немаловажны для воздействия на пациента, они усиливают значимость произносимого, придают ему статус неотвратимости.

Подобного рода приемы идентичны эриксоновскому «феномену множественности уровней», с помощью которых происходит терапевтический эффект. На одном уровне вся «беседа» выглядит довольно бессодержательной, раздражая своими повторениями и нелепыми высказываниями (заговоры от кровотечений: «Два брата камень секут, две сестры в окошко глядят, две свекрови в воротах стоят….» или «Вставал я рано утром, умывался водою ключевою, утирался тонким пряденым полотенцем и пошел из избы в двери… и т.п.). На другом уровне буквальное содержание фраз выступает в качестве кода для более глубинных значений, которые, собственно, и волнуют человека (из тех же заговоров: «а ты, кровь, уймись… а ты, кровь запрись» или «нет ни руды, ни крови. У раба Божия (имя), нет ни крови…»).

Привлекая к себе внимание наводимой «индукцией», а потом и безраздельно завладев им, «индуктор» помогает ослабить привычные сознательные установки человека путем запутывания, смещения оценок, приведения к растерянности. Эта игра слов сразу же оказывает воздействие на сознание клиента: он приходит в явное замешательство, состояние готовности к отклику: он может принять любое ясное внушение. Милтон Эриксон считает это состояние идеальным для проведения гипнотерапевтического сеанса.

Помогая войти в транс, «индуктор» захватывает внимание клиента и направляет его внутрь, побуждая к глубинному поиску и гипнотической реакции, связанной с потребностями и ожиданиями пациента. Направленная работа «индуктора» строится как на косвенных, так и на прямых, включенных в содержание произносимого текста, внушениях. Транс является тем состоянием, которое обеспечивает готовность человека к созданию и присвоению новых форм функционирования организма.

Измененное состояние сознания позволяет воспринимать мир способом, радикально отличным от способа восприятия обычным сознанием; снижается сопротивление пациента, и возрастает готовность к ассимиляции главной лечебной информации. Силы для благотворных перемен человек черпает в самом себе, способность к изменениям заложена в самом человеке, ее нужно только пробудить. Психотерапевт лишь создает подходящий климат, делает погоду, а лечебный эффект производит сам организм.

Сознательные установки и заученные ограничения теряют свою силу, поэтому важную роль начинают играть подсознательные процессы и микродинамика внутреннего поиска. Возрастает особенность человека контролировать часть своих реакций, привычно воспринимаемых как неподконтрольные ему: клиент с помощью наведенной «индукции» буквально достигает власти над некоторыми функциями своего организма, которые, как считается, находятся вне сознательного контроля.

Эрнст Росси в своей книге «Гипнотические реальности и гипнотерапия», рассматривая эриксоновские методы индуцирования и косвенного внушения, выделяет пять стадий этого процесса: 1 – фиксация внимания, 2 – нейтрализация привычных стереотипов и системы взглядов, 3 – бессознательный поиск, 4 – бессознательный процесс, 5 – гипнотическая реакция.

Проводя параллели между организацией частей человеческого мозга, к которым Эриксон отсылает как к сознательному и бессознательному, и используемой им стратегией при проведении трансовой «индукции», Р.Бендлер и Д.Гриндер выделяют три измерения: 1) присоединение и отвлечение доминантного (языкового) полушария; 2) утилизация этого доминантного полушария, языковая обработка, происходящая ниже уровня осознавания; 3) достижение недоминантного полушария.

Дальнейшее изучение измененных состояний сознания, коммуникации и человеческого потенциала можно рассматривать как одну из наиболее доступных и восхитительных областей исследования, открывающих огромные перспективы для расширения возможностей людей.

Научное издание


АНАНЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ

(Тезисы научно-практической конференции

«Ананьевские чтения 2000»)

Корректор М.В.Унковская

Компьютерная верстка Т.Ю.Филимоненко
Лицензия ЛР №040050 от 15.08.96
Подписано в печать с оригинал-макета 18.09.2000. Формат 6084 1/16.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 15,81. Тираж 400 экз. Заказ

Издательство Санкт-Петербургского университета

199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7 / 9.

ЦОП типографии Издательства СПбГУ

199034, С.-Петербург, наб.Макарова, 6
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации