Ананьевские чтения 2000 - файл n1.doc

Ананьевские чтения 2000
скачать (1420 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1420kb.22.10.2012 01:27скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Защиринская О.В.



ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ПСИХОКОРРЕКЦИИ

ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ С ЗПР
В психологической литературе встречается очень незначительное количество публикаций, посвященных значению спорта, физической культуры для детей с нарушениями интеллекта [Дмитриев А.А., 1987, 1990; Самылычев А.С., 1994; Веневцев С.И., 1996 и др.]. Рассматривались отклонения в развитии двигательной сферы детей с задержкой психического развития, наличие у большинства из них повышенной двигательной активности, моторного беспокойства, реже медлительность, двигательная пассивность. В качестве наиболее характерных для двигательной сферы указывались нарушение произвольной регуляции, недостаточная координированность, четкость непроизвольных движений, трудности переключения и автоматизации, недоразвитие тонких моторных актов, наличие синкинезий, истощаемости [Певзнер М.С., 1967; Вайзман Н.П., 1971; Демьянов Ю.Г., 1971 и др.]. Недостатки развития моторики, движений влияют на работоспособность ребенка, его возможности в усвоении школьной программы [Озерецкий Н.И., 1930; Тржесоглава З., 1986; Кольцова М.М., 1973, 1979; Адилова М.Ш., 1988 и др.]. Физическое воспитание – актуальная проблема для специальной психологии и педагогики. Увеличение двигательной активности учащихся коррекционных школ VII и VIII видов способствует укреплению их здоровья, коррекции нарушений двигательной сферы, улучшению психофизической деятельности, активизирует познавательную активность, развивает эмоциональную сферу [Веневцев С.И., 1996]. Представляется, что психология спорта позволяет решать вопросы коррекции отклоняющегося поведения у подростков с нарушением интеллекта. Отклонения в поведении имеют сложный патогенетический механизм возникновения: рассматриваются первичные и вторичные нарушения в структуре интеллектуального дефекта. В психокоррекционной работе с подростками особое внимание психолога будут привлекать социальные факторы, способствующие формированию асоциальных форм их поведения.

При сочетании семейного неблагополучия с явлениями школьной дезадаптации неадекватность структурных компонентов личности приобретает устойчивый характер. Правильный подход к обучению и воспитанию ребенка с задержкой психического развития в школе оказывает несомненное положительное влияние на личностное развитие. В частности, Г.В.Грибановой (1986) проводилось исследование личностных особенностей подростков 13–16 лет с задержкой психического развития, обучающихся в специальной и общеобразовательной школах (группы по 50 человек) с помощью универсального опросника многостороннего исследования личности (MMPI). При интерпретации полученных данных у большинства подростков с задержкой психического развития, обучающихся в общеобразовательной школе, были выявлены нарушения поведения по типу психической неустойчивости. Таких подростков педагоги характеризовали как «трудных»: безответственные, легкомысленные, пассивные на уроках, неуправляемые на переменах и в свободное после занятий время, что является показателем наличия выраженной школьной и социальной дезадаптации.

Были выделены несколько параметров, обусловливающих нарушение поведения у подростков с задержкой психического развития: недостаточный уровень осознания собственного «Я», неумение использовать опыт взаимоотношений с окружающими людьми, стремление к сиюминутному удовлетворению желаний, не требующих труда, стремление добиться похвалы путем обмана, хвастовства. Подростки с задержкой психического развития своим поведением вызывают негативную реакцию со стороны окружающих. Трудности самоконтроля в поведении вытекают как из формирующейся в уличных компаниях асоциальной направленности личности, так и из незрелости интересов благодаря недостаточному положительному опыту общения в семье. Подростки с задержкой психического развития имеют неопределенные планы на будущее, их высказывания о профессиональных перспективах имеют инфантильный характер [Шипицына Л.М., Иванов Е.С., 1992].

Таким образом, к общим признакам, деформирующим систему отношений у таких подростков со сверстниками и взрослыми, изменяющим их поведение, относится недоразвитие высших форм познавательной деятельности, личности ребенка в целом. Признаки психического недоразвития имеют комплексный характер, касаются всех сторон психической деятельности: ощущений, восприятия, памяти, внимания, эмоционально-волевой сферы, мышления, речи, моторики. Следует подчеркнуть, что недоразвитие преимущественно затрагивает наиболее поздно формирующиеся в процессе онтогенеза виды психической деятельности, от сохранности которых зависит социальное качество человеческого поведения.

Физическое воспитание, регулярные занятия спортом позволят развивать саморегуляцию, самоконтроль в поведении и деятельности с учетом личностных особенностей подростков с ЗПР.
Ильин Е.П.
ДОЛЖНЫ ЛИ СПОРТСМЕНЫ

СОХРАНЯТЬ ОЛИМПИЙСКОЕ СПОКОЙСТВИЕ

ПРИ СВОИХ ПОБЕДАХ,

СОГЛАСНО ИНФОРМАЦИОННОЙ «ТЕОРИИ ЭМОЦИЙ»

П.В.СИМОНОВА
Достоинством своей теории и основанной на ней «формулы эмоций» П.В.Симонов (1970) считает, что она «категорически противоречит взгляду на положительные эмоции как на удовлетворенную потребность», потому что в равенстве Э=П (Ин ѕ Ис) эмоция окажется равной нулю при исчезновении потребности с его точки зрения положительная эмоция возникнет только в том случае, если поступившая информация превысит имевшийся ранее прогноз относительно вероятности достижения цели – удовлетворения потребности, т.е. когда Ис будет больше Ип. При истинности этого постулата спортсмен в случае успеха, т. е. удовлетворения потребности стать победителем соревнований или побить рекорд, не должен испытывать никаких эмоций, если этот успех им ожидался. Радоваться он должен только неожиданному успеху.

Принципиальным для П.В.Симонова является наличие рассогласования между наличной (Ис) и необходимой (Ин) информацией, только при этом условии возникает положительная или отрицательная эмоция.

Таким образом, П.В.Симонов пытается опровергнуть теорию «дедукции драйва» западных психологов. С его точки зрения, удовлетворение витальных потребностей лишь устраняет отрицательные эмоции и способствует появлению положительных эмоции, но не вызывает их.

Мне представляется, что «формула эмоций» не только не обладает указанным П.В.Симоновым достоинством, но и противоречит здравому смыслу и реально наблюдаемым фактам. Спортсмены испытывают радость и при ожидаемом успехе, т.е. при удовлетворении своих потребностей (желаний). В работе 1981 г. П.В.Симонов сам отмечает, что «неудовлетворенная потребность необходима для положительных эмоций не менее, чем для отрицательных» (с.10). А это значит, то главное в возникновении положительных эмоций – не избыток информации, которым обладает человек, а удовлетворение потребности.

Теоретические слабости позиции П.В.Симонова относительно возникновения положительных эмоций видны невооруженным глазом.

1. Зачем нужна избыточная информация, если для удовлетворения потребности нам достаточна Ис, равная Ин? Почему шахматист должен радоваться только в том случае, если у него есть несколько вариантов постановки мата: разве он не может радоваться только одному пути достижения цели, найденному им? Откуда вообще может появиться избыточная информация у легкоатлета-спринтера, пловца, штангиста?

2. Во многих случаях положительный эмоциональный фон на предстоящую деятельность (азарт) возникает как раз в связи с неопределенностью прогноза вследствие недостатка или вообще отсутствия информации. С другой стороны, опытному шахматисту, обладающему «сверхинформацией», скучно играть с новичком.

3. Вообще, а что такое «избыточная информация»? Та, которая не нужна уже для достижения цели или построения прогноза? А если она нужна для прогноза, то почему она «избыточная»? Не может ли случиться так, что эта «избыточность» (например, наличие многих равноценных вариантов достижения цели) только помешает шахматисту достичь успеха, так как он начнет выбирать из них лучший и попадет в цейтнот? В результате вместо положительной эмоции информационная избыточность вызовет отрицательную эмоцию. Кстати, об этом пишет и П.В.Симонов (1970): эмоции целесообразны только в ситуации информационного дефицита. После ею ликвидации эмоции могут стать скорее помехой для организации действии. Поэтому в определенных условиях достоинства эмоций диалектически превращаются в их недостатки. Из этого высказывания П.В.Симонова должно следовать, что при избыточной информации возникающие положительные эмоции безусловно вредны для организации поведения человека. В чем же тогда их роль?

4. П.В.Симонов (1987) утверждает, что положительные эмоции «возникают в ситуации избытка прагматической информации (т. е. информации о том, как удовлетворить потребность) по сравнению с ранее существовавшим прогнозом (при «мгновенном срезе») или в ситуации возрастания вероятности достижения цели (если генез эмоций рассматривается в его динамике)» (с.74). Но второй случай, действительно имеющий место быть, не укладывается в предложенную им «формулу эмоций», так как при любом дефиците информации, даже если он прогрессивно уменьшается, эмоция будет иметь отрицательный знак.

5 Совершенно не ясно, как можно определить Ин в каждом конкретном случае. Ведь наличие знания, что нужно иметь и делать для удовлетворения потребности, – это частный случай поведения человека в стереотипных ситуациях. Во многих случаях человек вынужден принимать решения и действовать в неопределенной среде, заранее не зная Ин. А не зная эту величину, нельзя определить и разность между ней и Ис.

6. Многие из «житейских» примеров, приводимых П.В.Симоновым для подтверждения своих теоретических выкладок относительно механизма появления положительных эмоций, притянуты за уши. Например, почему при обнаружении собственного заблуждения человек должен смеяться над ним «с высоты только что приобретенного знания», как пишет автор, а не досадовать? Разве шахматист, анализирующий проигранную партию и обнаруживший ошибку, весело смеется над своим промахом? Но eсли это и так, то это будет смех сквозь слезы.

Или другой пример с летчиками, впервые испытывающими состояние невесомости. В первые секунды им кажется, что они терпят катастрофу, но затем, поскольку они видят, что самолет не падает, у них возникает эмоция радости, поскольку, как считает П.В.Симонов, они получили сверхинформацию, что ситуация не опасна. Но при чем здесь наличие прагматической информации (т. е. информации о том, как спастись), если в это время летчик ничего не делал и не планировал делать, а был просто пассивным наблюдателем происходящего с ним в состоянии невесомости?

7. Нельзя не отметить и вольное манипулирование П.В.Симоновым основными понятиями, раскрывающими его теорию. «Дефицит или избыток информации» вдруг становится у него идентичным «прогнозу», хотя очевидно, что прогноз вторичен по отношению к информации. Ис у него превращается в гипотезу, достижение цели (подкрепление правильности прогноза) он рассматривает как увеличение вероятности правильности гипотезы и г. д. Существенно запутывает вопрос и то, что П.В.Симонов не разделяет четко два случая возникновения эмоций – по поводу прогноза в процессе мотивации и по поводу достижения или недостижения цели при действиях, направленных на удовлетворение потребности. Кроме того, следовало бы четче обозначать, в каком случае речь идет о возникновении эмоционального тона ощущений, а в каком – об эмоции, так как эти явления не равнозначны.

Таким образом приходится сделать вывод, что спортсмен радуется своему успеху вопреки «формуле эмоций» П.В.Симонова.
Кабышева М.И.
ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

ФИЗКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ
Одним из приоритетов физической культуры в вузе является усиление образовательной направленности физкультурной деятельности и обеспечения грамотности студенческой молодежи. Этого можно достичь благодаря наличию физкультурной компетентности. Физкультурная компетентность – это качественно новое образование личности, характеризующееся ценностной мотивацией, специальными физкультурными знаниями, умениями, опытом творческой деятельности и опытом эмоционально-ценностных отношений.

Формирование физкультурной компетентности в вузе становится возможным благодаря процессам воспитания, образования и обучения.

Процесс физкультурного воспитания формирует ценностно-мотивационный компонент компетентности со всеми видами и формами установок на физкультурную деятельность. Это влечения, желания, стремления, интересы, ориентации, убеждения, запросы, цели и т.д.

Процесс физкультурного образования формирует компонент знаний. Это понятия, представления, учения, гипотезы, концепции, теории и т.д.

Процесс обучения формирует компонент умений. Это приемы, способы, методы, методики, привычки, навыки и т.д.

Процессы воспитания, образования, обучения формируют опыт творческой деятельности и опыт эмоционально-ценностных отношений, которые обусловливают физкультурную компетентность студента.

Механизмом обеспечения физкультурной компетентности являются блоки психических явлений. По утверждению В.М.Николаенко (1999), существуют четыре блока психических явлений. Первый блок – психические процессы личности. Это чувства, познавательные процессы, воля. Психические процессы всегда включены в более сложные виды психической деятельности.

Второй блок – психические состояния личности. Это эмоциональный подъем, удовлетворенность, усталость, работоспособность, бодрость и т.д. Психические состояния более продолжительны и сложны по структуре и образованию, чем психические процессы.

Третий блок – психические свойства личности. Это темперамент, характер, способности и стойкие особенности психических процессов.

Четвертый блок – психические образования личности. Это то, что становится результатом работы психики человека, его развитие и саморазвитие. Это приобретенные знания, умения, навыки, потребности.

Все блоки психических явлений выступают как единое целое и взаимно переходят друг в друга.

Таким образом, знание педагогических и психологических законов открывает огромные возможности для формирования физкультурной компетентности студентов.
Казакова Т.Б., Павлова М.К.
ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ ТРЕНЕРА
Профессионально-педагогическая направленность личности тренера – это сложное образование, которое необходимо рассматривать в единстве всех взаимосвязанных компонентов, учитывая сложную иерархию каждого компонента в отдельности. Структурными компонентами профессионально-педагогической направленности личности тренера выступают параметры, условное название которым дано Н.В.Кузьминой (1972): удовлетворенность, центральность, сопротивляемость, объект направленности. Содержание параметров, т.е. составляющие их характеристики, разработано в соответствии со спецификой деятельности тренера. Уровень развития профессионально-педагогической направленности личности тренера обусловлен степенью выраженности каждого из параметров и их характеристик.

Удовлетворенность как параметр профессионально-педагогической направленности личности тренера отражает силу эмоционального отношения его к своей профессии и проявляется в устойчивости выбора профессии, в умении видеть привлекательные стороны профессиональной деятельности, в обосновании мотивов деятельности. Удовлетворенность может быть общей, т.е. удовлетворенность выбором профессии, и в частной, т.е. удовлетворенность конкретной деятельностью по реализации многочисленных профессиональных функций. К частной удовлетворенности относится и умение видеть привлекательные стороны профессии, и обоснование педагогических мотивов деятельности.

В результате исследований установлена зависимость общей удовлетворенности от уровня профессиональной деятельности тренера. Среди тренеров средней и высокой квалификации не выявлены неудовлетворенные профессией, между тем в группе тренеров низкой квалификации таких 6,45%. С ростом профессионального мастерства наблюдается и повышение устойчивости выбора профессии. Отмеченная взаимосвязь удовлетворенности и педагогического мастерства согласуется с данными, полученными в исследованиях педагогов нефизкультурного профиля [Леонова З.Ф., 1971; Зимичева С.А., 1977; Платонов Ю.П., 1984] и тренеров-общественников [Деркач А.А., Исаев А.А., 1981]. Можно утверждать, что такая взаимосвязь удовлетворенности и педагогического мастерства характеризует все виды педагогической деятельности, в том числе и профессиональную деятельность тренера.

Проявлением параметра «центральность» является самооценка педагогических знаний, умений, способностей, уровня профессионального мастерства тренера. Параметр имеет различное количественное выражение у тренеров высокой и низкой квалификации. Это отмечается в высокой самооценке педагогических способностей и профессионального мастерства у тренеров высокой квалификации и достаточно низкой самооценке – у тренеров низкого уровня профессиональной деятельности. Различия достоверны с вероятностью в 99,9%. Можно предположить, что уровень самооценки является косвенным показателем профессионального мастерства тренера. Поскольку данный параметр отражает рефлексивные процессы, то можно рассматривать его как механизм саморегулирования, самоуправления, самообразования. Если тренер адекватно осознает себя в социальной роли педагога, воспитателя, он способен правильно оценить себя, а это является стимулом активного саморазвития, сознательного формирования профессионально значимых свойств личности и профессионального мастерства.

Связь педагогической направленности с направленностью на другие виды деятельности – музыку, науку, общественную деятельность и др. – отражает параметр «валентность». В своей профессиональной деятельности тренеры различного уровня профессионального мастерства нередко опираются не только на педагогические, но и музыкальные, технические, хозяйственные и другие умения и способности, которые иногда могут компенсировать недостаточное развитие педагогического мастерства тренера.

Существенных различий в количественном выражении характеристик параметра не выявлено, за исключением одной – общественной деятельности. Социальная активность тренеров высокий квалификации значительно выше, чем у тренеров низкой квалификации.

Параметр «сопротивляемость» учитывает трудности, которые испытывает тренер в деятельности и которые он преодолел или преодолевает в ней. Выраженность характеристик параметра изменяется с ростом профессионального мастерства тренеров.

Психологическим проявлением параметра «объект направленности» является отношение к значимым объектам. Различий в выборе предпочитаемого контингента по полу, возрасту у тренеров различной квалификации не выявлено.

Таким образом, анализ профессионально-педагогической направленности у тренеров различного уровня профессионального мастерства приводит к выводу о существовании общей структуры при различном сочетании характеристик в подструктурах параметров.
Карелина И.М.
СПОРТ В ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИТИКА
Спорт и политика – важнейшие сферы человеческой деятельности, сложнейшие явления общественной жизни и общественного сознания. Огромно политическое значение спорта. Спорт рассматривается как мощное средство пропаганды общественного строя страны и политики мира в целом. Активные занятия физической культурой, массовым спортом, спортом высших достижений охватывают все стороны жизнедеятельности человека.

Значимую роль спорт играет и в жизнедеятельности политика. Специалисты, анализируя образ политика, часто используют три измерения личности, предложенные Дж.Осгудом: привлекательность (аттрактивность), сила и активность.

Привлекательность оказывает существенное влияние на принятие гражданами решения о том, нравится или не нравится им политик, что прямо воздействует на получение поддержки со стороны избирателей. А от этого зависит карьера политика. Можно выделить следующие показатели привлекательности: психологические характеристики; внешность; речевые характеристики; деловые качества; ум; убеждения; морально-этические качества; возраст.

В российской политической культуре важнейшую роль играет параметр силы. Личностная сила включает такие компоненты, как здоровье, возраст, физические и интеллектуальные ресурсы, психологическая устойчивость, способность защищать интересы страны и др. Личностная сила, безусловно, укрепляет аттрактивность политика.

Активность как личностная характеристика политика связана с исполнением властных полномочий.

Практически на все вышеперечисленные показатели, их развитие благоприятное воздействие оказывают занятия спортивной деятельностью. Как известно, физическая культура является эффективным средством развития и сохранения соматического, психологического здоровья людей. Это способствует повышению работоспособности политика, улучшению его взаимодействия с представителями различных социальных групп. Двигательная активность продлевает активный период жизни человека, активизирует его жизненную позицию.

Занятия спортом помогают политику раскрыть резервы своего организма, а соответственно, и выработать индивидуальный механизм саморегуляции функционирования подсистем организма психики, при этом адекватно выстраивая собственное поведение.

Исследования, выполненные под руководством Б.Г.Ананьева, доказали влияние интеллектуального развития на физическое, физического на умственное, на развитие психологических функций человека, его социализацию.

Спортивная борьба формирует такие значимые для политика личностные качества, как уверенность в себе, эмоциональную устойчивость, сознательность, самоконтроль. Развитие силы требует целеустремленности, настойчивости, упорства. Участие в спортивных соревнованиях способствует формированию умений нахождения наиболее рациональных приемов ведения борьбы, эффективного решения постоянно меняющихся проблемных ситуаций.

Таким образом, спорт в жизнедеятельности политика играет значимую роль в формировании, коррекции, развитии как биологических характеристик (таких физических данных, как выносливость, сила, работоспособность, способность преодолевать стрессы и др.), так и психологических (эмоции, воля, память, способности, мышление, характер в целом). Именно эти параметры являются детерминантами политического поведения. И прежде всего по этим факторам идет отбор тех, кто займет в политике активную, ведущую роль.
Краснов И.С.
О НЕКОТОРЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ УЛУЧШЕНИЯ ПОДГОТОВКИ СПОРТИВНЫХ ПСИХОЛОГОВ
Уходящий ХХ век был характерен тем, что практически во всех видах человеческой деятельности значительно возросла роль психологических подходов, оценок и знаний. Не миновала этой счастливой участи физическая культура и спорт. Наиболее интенсивно эти вопросы у нас стали разрабатываться в послевоенные годы. Определенный вклад в решение физкультурно-спортивных проблем страны внесли ученые и сотрудники факультета психологии СПбГУ, на котором в 2000 г. состоялся первый выпуск специалистов в области спортивной психологии.

Поддерживая идею и основные направления подготовки психологов спорта, нам хотелось бы высказать собственные суждения по некоторым из этих направлений.

Первое. Кого мы готовим? Психологов спорта или психологов физической культуры и спорта? Ответ на этот вопрос нам следует искать в истории нашего спортивного движения.

В первые послевоенные годы (особенно после выхода в 1952 г. советских спортсменов на олимпийскую арену) в нашей стране спорт находился в зоне повышенного внимания. В учебных планах физкультурных учебных заведений появились новые учебные дисциплины: «Физиология спорта», «Биохимия спорта», «Психология спорта» и т.д., которые изучали соответственно свои научные аспекты в области физического воспитания и спорта.

В средствах массовой информации все чаще и чаще звучали проблемы большого спорта, проблемы олимпийского соперничества СССР и США, стран социализма и капитализма и одновременно все реже и реже обсуждались проблемы массовой физической культуры. Последние проблемы стали уходить на задний план. Произошла «тихая», «незаметная» переоценка понятий «спорт» и «физическая культура», в которой физической культуре, по существу, отводилась второстепенная роль.

К сожалению, подобное искаженное соотношение рассматриваемых понятий существует до сих пор. Оно имеет место в сознании многих студентов физкультурных вузов и наших студентов–универсантов, специализирующихся в области психологии спорта. Оно есть и в направлениях работы данной конференции.

Но этих перегибов, искажений, противопоставлений рассматриваемых понятий не должно быть. Физическая культура и спорт – это обобщенное понятие, в котором основополагающая роль отведена физической культуре, а спорт является важной ее составной частью.

Спортивный психолог, во-первых, не должен быть узким специалистом лишь в области спорта высших достижений. Он должен быть профессиональным специалистом широкого профиля в области социальной деятельности, направленной на физическое развитие человека, на укрепление его здоровья, на совершенствование его двигательной активности, на достижение высот спортивного мастерства.

Очень важно, чтобы он сам был не только носителем норм здорового образа жизни, но и активным проводником этих идей.

Спортивный психолог, во-вторых, должен быть хорошо знаком с историей физической культуры и спорта. К сожалению, в существующем учебном плане подготовки спортивных психологов курса истории физической культуры нет. Но он должен быть, так как это позволит будущим спортивным психологам яснее представлять основные этапы и закономерности развития физической культуры и спорта.
Кулешова Л.Н.
ОЦЕНКА ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ ЮНОШЕЙ СПОРТИВНОЙ ШКОЛЫ ТРЕНЕРАМИ И УЧИТЕЛЯМИ
Проблема педагогической оценки применительно к школьному обучению наиболее полно была разработана в 30-е годы Б.Г.Ананьевым. Как известно, Б.Г.Ананьев выделял две главные функции педагогической оценки: ориентирующую и стимулирующую, считая их своеобразными детерминантами развития и саморазвития личности. Педагогическая оценка имеет важное значение на протяжении всего школьного периода обучения. Тем не менее особую значимость она приобретает для школьников спортивных школ-интернатов, рано вступивших на путь профессиональной специализации.

В нашем исследовании, проведенном совместно с И.Л.Одиноковой, сопоставлялись экспертные оценки личностных и коммуникативных качеств воспитанников спортивной школы-интерната. Экспертные оценки были проведены раздельно учителями школы и тренерами спортивной команды с помощью специально составленной анкеты. Выраженность этих же качеств исследовались у воспитанников. Использовались также оценки успешности учебной и спортивной деятельности. Для изучения учебной успешности учитывались оценки успеваемости за последнее полугодие. Для изучения успешности спортивной деятельности были использованы оценки, данные своим воспитанникам тренерами по итогам чемпионатов. В эксперименте приняли участие школьники старших классов спортивной школы-интерната, в возрасте 1617 лет, спортивный профиль хоккей с шайбой (тренировочная и соревновательная деятельность).

Полученные результаты показали специфичность оценок тренеров и учителей. Тренеры спортивных команд несколько выше, чем учителя общеобразовательной школы, оценивали воспитанников по всем критериям личностных и коммуникативных свойств. Первое место в экспертной оценке коммуникативных качеств тренерами отводилось отзывчивости их воспитанников. Последнее место занимали оценки общей успешности их воспитанников. Учителя высоко оценивали спортсменов по коммуникативному критерию уверенности в общении и инициативности. Такие качества учеников, как трудолюбие и активность, получили наименьшую оценку учителей. Следует отметить, что тестовое исследование тех же качеств показало, что трудолюбие, т.е. умение и желание трудиться, самими спортсменами оценивается очень высоко. Активность и инициативность в деятельности оценивается ими также низко, как и учителями.

С целью дифференцированного рассмотрения экспертных оценок учителей и тренеров было использовано деление испытуемых на четыре группы по критерию спортивной и учебной успешности с помощью ортогональных осей. Было установлено, что уровень успешности в разной по специфике деятельности существенно определяет оценку личностных и коммуникативных качеств юношей. Юноши, успешные в школьном обучении, оценивались учителями по всем личностным качествам выше, чем среднеуспевающие ученики. Успешных же в спортивной деятельности школьные учителя одинаково высоко оценивали только по коммуникативным качествам. Спортивные тренеры высокие оценки как личностных, так и коммуникативных качеств давали тем воспитанникам, которые имели успехи в спортивной деятельности. Успешные в учебной деятельности школьники, но со средними успехами в спортивной деятельности оценивались ими ниже, чем высокоуспешные в спорте. Тестовое исследование тех же качеств в четырех выделенных группах показало, что высокоуспешные в спорте юноши оценивают себя выше по личностным и коммуникативным качествам, чем высокоуспешные в обучении.

Математическая обработка в дифференцированных по успешности группах позволила установить разные системы корреляционных отношений. Наименьшая корреляционная структурированность признаков обнаружена в группах с парциальной успешностью, особенно в группе с высокой успешностью в школе и средней успешностью в спорте.

Полученные предварительные данные показывают необходимость совершенствования психологической службы по координации совместной деятельности учителей и спортивных тренеров.
Лаврушин В.И., Милосердова Г.Н.
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ГЕНДЕРНЫХ ПРОБЛЕМ В СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Одним из явлений современной жизни, в том числе и спортивной, становится убедительное и результативное участие женщин в традиционно «мужских» видах спорта. Абстрагируясь от этической и эстетической оценки феномена, мы предприняли попытку социально-психологического изучения содержания явления, условно названного «женской экспансией» в спорте.

В качестве основания феномена было зафиксировано сомато-анатомическое явление акселерации. Гинекологическое исследование, проведенное в ряде средних школ Тамбова в 1998–1999 гг. выявило: 1) около 3% девочек не имели вагинальных сексуальных контактов; 2) 97 % – ведут половую жизнь с 16 лет, т.е. с 8–9-х классов. В крупных городах половая жизнь девочек начинается с 14 лет. Негативные последствия акселерации связаны с расхождением между физиологическим, социальным и психологическим развитием, с разрывом между физической и духовной зрелостью личности.

В качестве одного из факторов, обусловливающих противоречивость взросления личности, выявлено влияние СМИ на динамику массового сознания, на формирование ценностных ориентаций, в том числе гендерных ролей. Символ тела женщины, и часто агрессивной, широко используется в качестве инструмента рекламы. Маскулинное целенаправленное формирование мотивации женщин ранее началось в США и Западной Европе, в настоящее время этот процесс, по нашим наблюдениям, уже более 8 лет продолжается и в России.

Другим фактором нарушения гендерных ролей является динамика семейного и, в частности, разводного права, что инициирует детско-родительские проблемы формирования личности в семье. Зафиксированными последствиями этого является то, что происходит сбой ролевых ожиданий в представлениях о собственной семье у респондентов–студентов, при переносе тяжести семейных обязанностей на женщину, выдвижения ее на ведущую роль. Идеализация партнера(ши), предъявление завышенных требований не предполагает собственного соответствия аналогичным стандартам. Это приводит к резкому сужению круга брачного выбора. В действие вступают механизмы замещения и вытеснения, что осложняет для молодежи процесс социализации, формируя негативные установки и стереотипы.

Усиливается социальное обусловливание пассивного феминного типа личности у мужчин. Роль мужского начала в жизни семьи и общества подвергается значительному нивелированию. Это происходит в силу увеличения смертности мужчин, разводов, числа неполных семей, состоящих, как правило, из женщин с детьми.

В качестве фонового фактора выступает системный кризис общества. Форсированные изменения системы ценностей и стереотипов усиливают разрыв между традиционными представлениями о гендерных ролях. К началу социальных преобразований женщины располагали комплексом законодательно оформленных прав. На практике эти возможности полностью были реализованы лишь в оплачиваемой занятости и бесплатном образовании. По мнению словацких социологов З.Кичковой и Е.Фаркашовой, женщине при социализме было позволено войти в «здание» – институт или учреждение, но там она должна была принять нормы поведения и роли, установленные мужчинами, что наблюдается в динамике гендерных ролей в настоящее время и в спортивной деятельности, как частном случае.

В России сложилась высокая степень ориентации женщин на оплачиваемую занятость и в тоже время идет активное вытеснение их с рынка труда и постоянное снижение уровня заработной платы в отраслях с преобладающей занятостью женщин. Разрушение сферы услуг и сокращение социальных расходов привело к усилению двойного гнета, растут гендерные различия в оплате труда, усиливается феминизация бедности: уменьшается сеть детских учреждений и бытовых услуг, нагрузка вынуждает женщину посвятить себя выполнению только семейных функций.

Третьим путем деятельности женщины является спортивная карьера.

Таким образом, ряд отвоеванных прав для женщин стали не только победой, но и своеобразным поражением. Отчасти эти изменения происходят в силу увеличивающейся феминизации мужчин, их социальной и личностной пассивности. Тенденции маскулинизации женщин и феминизации мужчин таят в себе значительные опасности для общества и для личности, так как наблюдаемые явления девиации гендерных ролей связаны со значительным расхождением между физической и духовной зрелостью личности, без гармонии которых невозможна спортивная деятельность. Женщины, имеющие маскулинные черты в поведении, стремятся к взятию ответственности только на себя. Это во многих случаях является причиной нестабильности брака и семьи и как следствие реализации личности в нетрадиционных видах спортивной деятельности.
Луценко С.А.
О СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ИНФОРМАЦИОННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ РУКОВОДИТЕЛЯ (ПЕДАГОГА) НА ФИЗКУЛЬТУРНЫЙ КОЛЛЕКТИВ
В психологии под «воздействием» обычно понимают то, что способно из­менить установку и поведение индивида или группы людей [Балл Г.А., 1977]. Оно (воздействие) присутствует там, где необходимо руководить людьми, управлять теми или иными социальными процессами.

Любое воздействие по своей сути является информационным, так как осу­ществляется посредством информации на сознание и поведение людей для дости­жения определенных целей. С психологической точки зрения это представляется актом волевого «давления», требования: от имени руководителя выполнить соот­ветствующую работу, мероприятие, задачу.

Основу информационного воздействия, с нашей точки зрения, составляет управленческое решение, принятое руководителем, надлежащим образом сфор­мулированное и переданное исполнителям в виде указания, распоряжения, прика­за и т.д. Причем оно должно быть сформулировано таким образом, чтобы могло оказать влияние на психику тех, на кого оно направлено, т.е. иметь силу информа­ционного воздействия. От этого зависит качество и эффективность выполнения исполнителями (обучаемыми) поставленных перед ними задач.

Сила информационного воздействия – величина непостоянная и варьирует­ся в зависимости от выполнения участниками управленческого процесса ряда тре­бований. Опираясь на результаты собственных исследований [Миронов В.В., Луценко С.А., 1996] и работы других ученых [Леонтьев А.Н., 1972; Кузьмин Н.В., 1974; Ковалев А.Г., 1975; Филиппов С.С., 1991 и др.], мы установили, что основны­ми из них являются следующие требования. Они разделены нами условно на че­тыре группы:

Из перечисленных требований подавляющее большинство – требования со­циально-психологического порядка. Поэтому информационное воздействие ру­ководителя (педагога) на физкультурный коллектив (равно как и на другие кол­лективы: ученический, производственный, воинский и т.д.) представляет собой проблему социально-психологического характера. Ее научная проработка и по­следующее практическое применение позволит успешно управлять учебно-тре­нировочным процессом в физкультурном коллективе. Исследование данной про­блемы необходимо вести с учетом специфики коллективов физкультуры как сложной социальной, педагогически ориентированной системы, в которой инфор­мационное воздействие руководителя (преподавателя) имеет существенные осо­бенности, обусловленные организационной структурой управления, ее свойствами и отношениями с другими системами, а также целями и задачами, стоящими пе­ред ней.
Никандров В.В., Новочадов В.В., Шапырина Ю.С.
Особенности психологии спортивных болельщиков
Деятельность спортсмена обусловлена не только внутренними факторами достаточной подготовки и мотивации, но и оценкой наблюдающих за выступлением зрителей. Ожидание оценки приводит к эффекту социальной фасилитации, т.е. положительному либо отрицательному эффекту присутствия сторонних лиц. Происходящие в процессе соревнования события вызывают определенную эмоциональную реакцию болельщиков, и проявление этой реакции, в свою очередь, начинает влиять на ход соревнований. Таким образом, особенности психологии спортсмена и болельщика оказываются взаимосвязаны и обусловлены спецификой вида спорта.

Разные виды спорта обладают различной потенциальной способностью воздействия на психику болельщика. На основании анализа правил разных видов спорта и принципов выставления судейских оценок мы можем выделить три основных компонента зрелищности спорта: интеллектуальный, эстетический и физический. При восприятии любого вида спорта в принципе присутствуют все три компонента, однако, в зрелищности разных видов эти компоненты выражены по-разному. Например, в зрелищности фигурного катания эстетический компонент выражен сильнее, чем в хоккее, а в зрелищности хоккея сильнее выражен физический. Соответственно, есть различия в содержании переживаний, вызываемых восприятием этих видов спорта и различия в психологических особенностях болельщиков. Известно, что любителями фигурного катания в большей степени являются женщины и пожилые люди, а футбола и хоккея – мужчины и люди молодые.

Принципиально различно также восприятие неигровых и игровых видов спорта. Когда на игровом поле или площадке в открытом соперничестве встречаются две команды, определяющим фактором оказывается наличие «мы–чувства», ассоциирующего болельщика с одной из играющих команд и с другими болельщиками этой команды. Поэтому объединение болельщиков в группы происходит здесь легко и естественно. Образование некоей общности “мы” неизбежно сопровождается осознанием общности “они”, откуда уже всего один шаг до открытых проявлений враждебности. Для болельщиков таких видов спорта значимой является потребность в принадлежности к группе, на удовлетворение которой и направлен интерес к спорту.

Было проведено эмпирическое исследование нескольких десятков бо-лельщиков с использованием методов наблюдения, анкетирования, беседы, тестирования. Согласно нашим данным, психологическими особенностями спортивных болельщиков в целом являются высокая общительность, смелость в социальных контактах, эмоциональная неуравновешенность. Болельщикам неигровых видов спорта в большей степени присущи эмоциональная чувствительность и мечтательность, болельщикам игровых видов - ориентация на группу, решительность, обязательность. Для наиболее активной части болельщиков («фанатов») как игровых, так и неигровых видов спорта характерна неадекватная самооценка, особенно относительно собственной зависимости от группы (которая значительно преуменьшается) и эмоциональной неуравновешенности (которая преувеличивается). Можно предположить, что эмоционально неуравновешенное поведение этой категории болельщиков является в большей степени проявлением принятых в субкультуре образцов поведения, чем их личностных качеств. Вместе с тем, для «фанатов» характерна низкая удовлетворенность самооценкой, что делает самооценку возможным объектом психокоррекционного воздействия.
Николаев А.Н.
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

ИЗУЧЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ спортсменов к тренеру
Исследование отношений в педагогической и спортивной психологии является одной из наиболее популярных тем. Однако, по мнению Р.Мартенса (1979), существует «достаточно распространенное мнение, что изучение отношений – дело очень легкое» (с. 125). Отношения изучаются, как правило, по анкетам, составленным авторами конкретных исследований. Изучение отношений стало исключительно социологической проблемой. Для создания методологической основы исследования отношений необходимо выработать их компоненты.

По мнению Р.Мартенса (1979), А.В.Стамбулова и Ю.Л.Ханина (1989), а также некоторых других спортивных психологов, отношения включают в себя три компонента: когнитивный, эмоциональный и поведенческий.

Изучение субъектного отношения по этим трем компонентам не вполне правомерно. Приведем аргументы:

1. Поведенческий компонент отношения не является рядоположным. Ведь как когнитивный, так и аффективный компоненты проявляются в поведенческом.

2. Когнитивный компонент можно рассматривать в рамках эмоционального, поскольку он включает в себя «представление» об объекте, а знание об объекте – еще не отношение.

3. Сводная оценка отношения не может строится на сумме баллов, полученных при оценке тренера спортсменами по отдельным компонентам (когнитивному, эмоциональному и поведенческому, как, например, по известной методике Ю.Л.Ханина – А.В.Стамбулова (1989) «Тренер – спортсмен»), во-первых, потому, что существуют другие его компоненты (например, адаптивный компонент, показывающий приспособительные возможности тренера и во-вторых, при такой оценке отношения не учитывается диалектическое явление эмержентности (когда значение целого явления превышает сумму его составляющих).

4. Оценка качеств не является валидной при самооценке отношения к объекту. Если, например, спортсмены высоко оценивают тренера как специалиста (когнитивный компонент), то относиться к такому высококвалифицированному тренеру могут и негативно, по причине его высокой требовательности.

Приведенные аргументы показывают несостоятельность выделенных компонентов для их измерения при изучении отношений.

По мнению Носачевой С.Ю. (1997), изучая отношение к деятельности, необходимо рассмотреть как реальную активность человека к этому объекту, так и его потребности во взаимодействии с этим объектом (в данном случае – с тренером).

Если в число компонентов отношения включить эмоциональную привлекательность того или иного объекта, то становится понятным, что она (привлекательность) обязательно найдет свое отражение и в удовлетворенности, связанной со взаимодействием спортсмена с тренером.

Есть все основания заключить, что предложенные Р. Мартенсом компоненты отношения (когнитивный, эмоциональный) лишь характеризуют составляющие отношения спортсменов к тренеру – потребности и удовлетворенность. Последний же (поведенческий) – характеризуется активностью человека, связанной с объектом отношения, конкретно – взаимодействием спортсмена с тренером в реальной деятельности по инициативе первого.

В соответствии с этим выводом можно усомниться и в адекватности методики «ТС–1» (тренер – спортсмен), предложенной Ю.Л.Ханиным и А.В.Стамбуловым (1989); (Практические занятия по психологии. – М.: ФиС, 1989. С.149–151). Предложенная методика показывает оценку тренера спортсменами, выступающими в роли экспертов, по когнитивному, эмоциональному и поведенческому компонентам его деятельности, но не отношение к нему. Например, утверждение «тренер всегда может дать разумный совет», «работающее» на оценку гностического компонента отношения, по сути, раскрывает то, насколько тренер грамотный специалист, профессионал и не более того.

Сказанное позволяет заключить, что индикаторами отношения спортсмена к тренеру являются: его потребности в общении с тренером, реальная его активность во взаимоотношении с тренером и удовлетворенность от взаимодействия с ним.

Способом измерения отноше­ния к объекту может стать метод семантического дифференциала [Осгуд С.Е., и др., 1957]. Испытуемым предъявляется объект отноше­ния, где они отмечают свои потребности, активность и переживания, связанные с этим объектом с помощью набора шкал, состоящих из прилагатель­ных. Например: желание заниматься под опекой этого тренера. Ответы: скорее «да» – верно – совершенно верно; слабое – среднее – сильное; некоторое – выраженное – необходимое и т.д.
Палий В.И.
ОСОБЕННОСТИ ГУМАНИСТИЧЕСКОГО ПОДХОДА В СПОРТЕ
Социальные перемены в нашей стране меняют облик общества, в этой связи достаточно актуально встает проблема развития духовности. При этом не только должна произойти замена одних ценностей на другие, но измениться подход к спортсмену, его отношение к деятельности.

В настоящее время по проблеме теории и методики физического воспитания достаточно детально разработан и применяется на практике подход, в основе которого лежат закономерности, направленные на оптимальное построение тренировочной подготовки спортсмена к достижению высокого результата в спорте [Матвеев Л.П., 1997]. В процессе данного подхода спортсмен как активный субъект спортивной деятельности исчезает, а рассматривается как механистическая система, которая должна в основном выполнять физическую, техническую и тактическую работу, направленную на достижение результата деятельности.

Исследования показали (Худадов Н.А., Калинин Е.А., Гончарова Г.А., Мотнлянская Р.Е.), что спортсмены на этапе спортивного совершенствования часто добиваются высших результатов в ущерб психическому и физическому здоровью. При этом на различных этапах подготовки могут быть предложены неадекватные, как юному так зрелому организму, физические нагрузки, что приводит к психологическим срывам. В то же время наблюдения показали, что возможности спорта безграничны в процессе становления личности с ее нравственно-духовными и мотивационно-целевыми установками.

Подход, направленный на развитие личности спортсмена, может быть осуществлен в полной мере, если произойдет изменение ценностных установок не только у спортсмена, но и у тренера, а именно установка, направленная на достижение высокого результата, будет заменена на более гуманную. Процесс, направленный на развитие у спортсмена гуманистических качеств, достаточно сложный и длительный, а точнее постоянный, требующий от тренера, воспитателя, преподавателя овладения технологиями воздействия, отличающимися высокой тонкостью.

Таким образом, предполагаемый подход ориентирован на гуманистическую установку, особенность которой – развитие личности, ее психического, физического здоровья средствами спорта и физической культуры.
Первова И.Л.
СПОРТ – ЗДОРОВЬЕ – НРАВСТВЕННОСТЬ
Разрушение инфраструктуры массового спорта и физической культуры населения незамедлило отразиться на здоровье молодежи, а в совокупности с утечкой спортивных талантов за границу сказывается и на уровне спортивных достижений в мировых и международных соревнованиях, а в конечном итоге и на статусе России как великой спортивной державы.

Наиболее уязвимым для влияния и последствий социально-экономического кризиса в России, как и в любой другой стране, является подрастающее поколение. По последним статистическим данным из 147,5 млн чел. населения России 31 млн – дети и 6 млн –подростки. Вместе с тем демографическая ситуация в стране является пугающей по данным Госкомстата (1999) имеет место выраженная тенденция к убыванию и старению населения: резкое сокращение рождаемости ведет к недовоспроизводству и увеличению контингента старшей возрастной группы, которая вскоре достигнет 25%. По расчетам специалистов убыль населения России к 2016 г. составит около 8 млн чел.

Асоциальные условия проживания населения, маргинализация и криминализация общества, кризис образования, дегуманизация, деинтеллектуализация приводят к расшатыванию таких универсальных для большинства мировых культур ценностей, как человеческая жизнь, уважение к личности, ее правам и свободам, уважение к старшим, забота о детях, женщинах, нетрудоспособных, соблюдение общепринятых норм социального и сексуального поведения, гуманное отношение к животным, сохранение среды обитания, негативная оценка саморазрушающего поведения (пьянство, токсикомания, суицид). В связи с недостаточной сформированностью и выраженной лабильностью у детей и подростков таких социально значимых параметров как направленность, интересы, моральная и нравственная система ценностей мировоззрение в целом, влияние негативных общественных процессов приобретает устойчивый массовый характер, приводя к смещению реальных ценностей, к безнравственности и бездуховности. Противопоставить этому пока, к сожалению, нечего.

В свою очередь физическое и психическое состояние подрастающего поколения вызывает тревогу. Недостаточное, некалорийное питание, выраженные экологические проблемы в значительном числе регионов, психологическая депривация, распад семей, духовные срывы и стрессы, деструктуризация бесплатной лечебно-профилактической и спортивно-оздоровительной систем уже привели к пугающей статистике. По оценкам специалистов здоровыми можно признать лишь 15–20% детей и подростков и менее 50% призывников, смертность среди подростков за последние три года возросла на 36%, 25% подростков страдают психическими заболеваниями. Детская смертность по России превышает общеевропейскую в 3 раза. Из 35 млн. детей и подростков до 16 лет около миллиона являются инвалидами. Показатель патологической пораженности подростков растет со скоростью 10–15% в год, отмечается четкая тенденция роста числа заболеваний и морфо-функциональных отклонений среди подростков практически по всем группам. Репродуктивный потенциал молодежи вызывает обоснованное беспокойство и давно вышел за рамки интересов только медиков.

Совершенствование физического развития, обеспечение оздоровления и спорт в учебной и досуговой деятельности детей и подростков, к сожалению, в основном стоят на коммерческой основе.

Тем не менее, переоценить значимость доступности и интенсивности массового спорта, оздоровительных мероприятий в развитии подрастающего поколения невозможно как с точки зрения физического, психического, так и нравственного формирования личности.
Прянишникова Н.А., Борейша И.К.
ОЦЕНКА ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ СПОРТСМЕНОВ
В спортивной практике наблюдаются случаи, когда спортсмены после поражения в соревнованиях или при травмах впадают в состояние депрессии и теряют волю к победе. Часто выход из депрессивного состояния бывает очень болезненным и длительным.

С помощью нетрадиционного в психологической практике метода рефлексотерапии Су Джок и методик, взятых из НЛП, можно успешно выводить спортсменов из депрессивного состояния и вырабатывать положительную мотивацию на успех или победу в соревнованиях.

Система Су Джок – это синтез методов воздействия, основанных на определенных философских принципах и направленных на реабилитацию личности. Человек живет в сложном мире и сосуществует с другими сущностями, предметами, явлениями, занимая свое определенное место в мире в соответствии с метафизическими принципами. Естественно полагать, что состояние здоровья спортсмена целиком зависит не только от его внутренних возможностей, но и от взаимоотношений с окружающим миром, с силами природы, всей Вселенной. Среди универсальных метафизических принципов главной действующей силой и первопричиной является принцип взаимодействия двух противоположных, но взаимообусловленных начал. Пак Дже Ву – создатель теории Су Джок – обозначил эти Начала как принцип Гомо–Гетеро.

Сила Гомо стремится сохранить и распространить неизменность, все упростить и привести к единообразию, а сила Гетеро обеспечивает многообразие различных проявлений.

Под влиянием сил Гомо и Гетеро восемь феноменологических Начал взаимодействуют друг с другом как многоуровневые системы и являются источником различных явлений как в природе вообще, так и происходящих в организме человека в частности. Функциональная система Восьми Начал участвует в формировании энергетических конституций человеческого тела, поэтому особенности эмоционального или ментального состояний спортсмена находят свое выражение в многообразии психо-эмоциональных проявлений.

Возможность выявить на каждом уровне восемь элементов позволяет получить исчерпывающую информацию об особенностях организации любой энергетической системы, следовательно, помогает оказывать на нее целенаправленное и эффективное корректирующее воздействие. Корригирующее энергетическое воздействие включает не только количественное выравнивание потоков энергии в человеческом теле, но и гармонизацию качественного состава этой энергии.

Например: состояние депрессии у спортсменов может быть связано с избытком печали – феноменологической энергии Сухости в эмоциональной сфере. Для того чтобы вывести спортсмена из этого состояния, необходимо стимулировать эмоцию радости, за которую отвечает феноменологическая энергия Тепла. Стойкий эффект достигается после 6–10 сеансов воздействия.

При коррекции эмоциональных нарушений одновременно происходят физические изменения в организме.

Для выработки положительной мотивации на победу целесообразно применить некоторые методики из практики НЛП. Применение техники «инсценизации» позволяет воссоздать опыт. В процессе проигрывания собственного опыта спортсмен расширяет модель своего мира, так как в ходе инсценизации он реализует те возможности, которые были раньше опущены. Те же части модели спортсмена, которые были расплывчатыми и нечеткими, начинают проясняться. Применяя технику направленной фантазии, спортсмен использует свое воображение для того, чтобы создать себе новый опыт, представляющий собой основу репрезентации в тех частях его модели, где ранее репрезентация или совершенно отсутствовала, или была неадекватна. В этом опыте он добивается того, что ранее было невозможно для него. Эта техника помогает спортсмену получить доступ к своим ресурсам и организовать их. Чтобы обеспечить доступ к ресурсам, когда они необходимы, можно воспользоваться методом якорения. Для того чтобы якоря работали, совсем не обязательно их осознавать. Можно ставить кинестетические или аудиальные якоря. Очень эффективна для создания желаемого состояния у спортсмена техника взмаха – субмодальная модель, программирующая мозг на движение в новом направлении.

Для коррекции психо-эмоциональных состояний спортсменов после соревнований и выработки мотивированной установки на победу возможен комплексный подход, сочетающий метод воздействия Су Джок и методики НЛП.
Сафонов В.К., Зубарев А.С., Медников С.В.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации