Курсовая работа - Юнг о сущности творческого процесса - файл n1.doc

Курсовая работа - Юнг о сущности творческого процесса
скачать (90 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc90kb.21.10.2012 12:46скачать

n1.doc





СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ 3

1.ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ТВОРЧЕСТВА И ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА 4

2.СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ: ЭГО, ЛИЧНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ, КОЛЛЕКТИВНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ 7

3.ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В РАБОТАХ К. ЮНГА 11

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 15

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 17


ВВЕДЕНИЕ



Творчество далеко не новый предмет исследования. Оно всегда интересовало мыслителей всех эпох и вызывало стремление создать «теорию творчества».

Каков творческий процесс изнутри – этот вопрос самый трудный и самый непонятный. С. Цвейг написал, что битву за творческое совершенство и за достижение предела пределов можно понять лишь смутно, ибо у поэтов, композиторов, художников, музыкантов эта борьба протекает в стенах мастерской, и только по их наброскам и черновикам можно потом в лучшем случае лишь смутно угадывать священный подвиг творчества.

Всякий, кто пытается описать сам процесс творчества и его закономерности наталкивается на границу сознания и разума, проникнуть за пределы которых наяву почти невозможно. В этом смысле среди множества проблем, возникающих при исследовании творчества и творческого процесса, есть основная, связанная с невозможностью ученых ответить на ряд вопросов: почему творчество порабощает, что происходит в голове творца и в его душе и т.п.

Интерес вокруг этой проблемы и попытки найти достаточно объективное ее решение неоднократно привлекали различных исследователей.

Значительный вклад в исследование творчества и творческого процесса внес известный швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной психологии, аналитической психологии Карл Густав Юнг.

В рамках настоящей работы будут рассмотрены основные положения его теории о возникновении и сущности творческого процесса.


  1. ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ТВОРЧЕСТВА И ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА



Особенности творческого процесса интересовали ещё Платона. Философ сравнивал поэта со жрецом, одержимым божественным исступлением. Мыслители Возрождения и Нового времени продолжили линию Платона. Но бесчисленные попытки создать общую «теорию творчества» оказывались чрезмерно субъективными. Как правило, творчество рассматривалось как свободное проявление человеческого духа, не связанного объективными законами. Кроме того, вплоть до конца Средневековья сохранялся взгляд на искусство как на сферу, далёкую от творчества. В искусстве ценилась не оригинальность, а достигнутое мастером совершенство. И создание, и восприятие художественного произведения понимались рутинно: художник не творит произведения, он просто подражает природе; читатель-зритель-слушатель видит в поэме-картине-оратории не личность их создателей, а природный материал, на который наложена специфическая для данного вида искусства форма.

Независимость и свобода человека - ключевые для Нового времени понятия - лишь постепенно стали сопрягаться с деятельностью поэта, композитора, живописца. Удивительно, но даже термин «творчество» философы и великие художники Ренессанса не употребляли. Так, Рафаэль говорил, что в искусстве человек конфигурирует изображение в соответствии со своей идеей; Микеланджело - что художник скорее реализует собственное видение, чем подражает природе; Паоло Пино, теоретик искусства из Венеции, - что живопись не что иное, как «выискивание несуществующего»; Паоло Веронезе - что художники пользуются теми же свободами, что поэты и безумцы. Впервые слово «творец» употребил «польский Гораций» - теоретик поэзии и поэт Казимир Мачей Сарбевский. Шёл уже XVII век. Сарбевский утверждал, что поэт творит подобно Богу, «наново творит»; художникам творчество недоступно, поскольку они «подражают и воспроизводят, но не создают» (материал либо тема творчества даны им самой природой). Подобен Богу только поэт.

XVIII век, век Просвещения, отнёсся к идее человеческого творчества не без сопротивления. Современный философ Владислав Татаркевич считает, что причин тому по меньшей мере три. Во-первых, термин «творчество» был «зарезервирован» за Божественным творчеством ex nihilo («из ничего»), недоступным человеку.1 Во-вторых, творчество - таинственный акт, а эпоха Просвещения не допускала тайн. В-третьих, художники сознавали свою зависимость от правил и законов искусства, и казалось, что творчество невозможно согласовать с правилами.

Лишь к XIX столетию искусство начали считать полноправной сферой творчества, но, более того, единственной сферой такового. Слово «творец» теперь соотнесли лишь с поэтом, художником, композитором.

XX век «открыл» возможность творчества во всех сферах человеческой деятельности: искусстве, политике, технике, науке. Причём основным критерием творчества стала новизна. Так, один из ведущих отечественных психологов середины XX в. Сергей Леонидович Рубинштейн определил творчество как деятельность, созидающую нечто новое, оригинальное, которое входит не только в историю развития самого творца, но и в историю развития науки, искусства и т. д.

В целом, понятие творчества стало обозначать и процесс в сознании художника (учёного, инженера и т. д.), и результат этого процесса.

Исследования же творческого процесса получили новый импульс благодаря возникновению на рубеже XIX-XX вв. психологии творчества. В рамках этой дисциплины стали активно использоваться такие методы, как анализ биографий и продуктов творчества; интервью; тесты личностных черт и способностей; психологические эксперименты. Многих знаменитых психологов живо интересовали проблемы творчества (в их числе З. Фрейд, К.Г. Юнг, А. Маслоу, К. Роджерс, Р. Мэй, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Г.Ю. Айзенк и др.).

Однако, несмотря на большое количество исследователей творческого процесса, им так и не удалось прийти к единому мнению о сущности и природе возникновения творческого процесса.

Так, З. Фрейд считал творческую активность результатом субли­мации (смещения) полового влечения на другую сферу деятельности: в творче­ском продукте опредмечивается в социальноприемлемой форме сексуальная фантазия. А. Адлер считал творчество способом компенсации комплекса недостаточ­ности.

При этом исследование творческого процесса далеко не всегда являлось основной темой работ знаменитых психологов.

Наибольшее внимание фе­номену творчества в своих исследованиях уделил К. Юнг, видевший в нем проявление архетипов кол­лективного бессознательного. Таким образом, видение творческого процесса К. Юнгом невозможно рассматривать в отрыве от его анализа структуры личности человека.

  1. СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ: ЭГО, ЛИЧНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ, КОЛЛЕКТИВНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ


 

К. Юнг считал, что душа (личность) состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: Эго, личное бессознательное, коллективное бессознательное. 

Эго – ум, центр сознания. Отвечает за чувство идентичности и непрерывность жизни. Построена структура Эго из сознательных перцепций, воспоминаний, мыслей и чувств.

В личном бессознательном содержатся подавленные комплексы, мысли и чувства. В него входят и те чувственные впечатления, которым недостает яркости для того, чтобы быть отмеченными в сознании - слабые переживания.  Содержание личного бессознательного доступно сознанию и уникально для каждого человека. Однако личное бессознательное у всех содержит в себе комплексы - организованные группы мыслей и чувств (комплекс матери, комплекс вины, комплекс власти и т.п.) У комплекса есть ядро, которое полностью бессознательно, но исходящие из ядра ассоциации могут быть осознанны. Комплекс может вести себя как самостоятельная личность (жить, развиваться). Компоненты комплекса или даже весь комплекс могут осознаваться личностью и оказывать чрезмерно сильное влияние на жизнь индивидуума.2 

В коллективном бессознательном (трансперсональном бессознательном) заключен опыт всего человечества. Это наиболее сильная и влиятельная психическая система. Хранилище скрытых воспоминаний, унаследованных от предков. Поколения людей испытывают повторяющиеся  переживания, и этот опыт составляет содержание коллективного бессознательного. Наследование опыта предков не буквально, а тенденциозно, в виде предрасположенностей: к мышлению, восприятию, чувствованию и др.

Если Эго игнорирует бессознательное, то оно может разрушить сознательные рациональные процессы. Если содержание личного бессознательного составляют комплексы, которые выстраиваются вокруг центрального переживания (которым, по Фрейду, является либидо), то содержание коллективного бессознательного составляют такие, подобные инстинктам образы, как видение мира, мышление, образцы поведения. Их усмотреть непосредственно невозможно, но они проявляются в феноменах культуры, прежде всего мифологии.

Юнг обратил внимание, что в мифах разных народов, даже не общавшихся между собой, присутствуют одинаковые образы: Матери-Земли, Дитя, Воина, Бога, рождения, смерти и т.д. Он писал: «Элементарный образ, или архетип, есть фигура - является ли она демоном, человеком или событием, - которая в процессе истории повторяется там, где свободно проявляется творческая фантазия. Из этого следует, что в первую очередь это мифологическая фигура. Если мы будем исследовать эти образы более тщательно, то откроем, что они являются в определенной степени обобщенной равнодействующей бесчисленных типовых опытов ряда поколений. Они представляют собой, так сказать, психические осадки бесчисленных переживаний подобного типа. Они усредняют миллионы индивидуальных опытов и дают таким образом картину психической жизни, разделенную и спроецированную на многочисленные образы мифологического Пандемониума».3

Юнг полагал, что архетипы определяют поведение людей, взаимодействуя с сознанием и индивидуальным бессознательным, каждый человек является носителем мировой культуры. Он считал, что архетип не может быть объяснен и этим исчерпан, он может быть только описан фантазией человека. В этом, по мнению, Юнга, методы психологии близки методам искусства.

Таким образом, Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, архетипов (первичных моделей). Под их влиянием люди выстраивают индивидуальные модели поведения, восприятия, переживания и реагирования. Наиболее важные архетипы: Персона, Тень, Анима, Анимус, Самость.

Персона – это публичное лицо, то есть то, как человек проявляет себя в отношениях с другими людьми. Персона обозначает множество ролей, которые люди проигрывают в соответствии с социальными требованиями. В понимании Юнга персона служит цели производить впечатление или утаивать от других свою истинную сущность. Благодаря  этому архетипу  человек налаживает отношения с людьми и организует свою жизнь. Но если персона овладевает личностью слишком глубоко, то человек может стать неглубоким, поверхностным, сведенным к какой-либо роли или ролям.

Тень – архетип, представляющий собой подавленную темную силу, дурную и животную сторону личности. Тень содержит социально неприемлемые сексуальные и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Однако у тени имеются положительные свойства. Она является также источником жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Согласно Юнгу,  функция эго состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, обуздывать пагубную сторону человеческой натуры до такой степени, чтобы люди могли жить в гармонии с другими, но в то же время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой творческой жизнью.

Анима – представляет  внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону, в то время как  Анимус – внутренний образ мужчины в женщине, её бессознательная мужская сторона. Это основано на том, что в организме мужчины и женщины вырабатываются и мужские и женские гормоны.

Самость – наиболее важный архетип в теории Юнга. Это сердцевина личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы. Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает единство, гармонию и целостность. Развитие Самости – главная цель человеческой жизни.

В целом, архетип представляет собой бессознательное содержание, которое меняется по мере его осознания и восприятия; оно трансформируется под влиянием того индивидуального сознания, на поверхности которого возникает. Архетип сам по себе - вне этих конкретных форм - является образом, недоступным созерцанию. Архетипы обнаруживают себя в виде очень разных символов - в сновидениях, в психических расстройствах, в научном и художественном творчестве и т. д.


  1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В РАБОТАХ К. ЮНГА



На основании высказанной теории о существовании коллективного бессознательного, состоящего из архетипов, К. Юнг выдвигает гипотезу о непосредственной взаимосвязи влияния на человека архетипов и процесса творчества.

Он полагает, что существует огромное количество способов, которыми бессознательное не только влияет на сознание человека, но и полностью управляет. В качестве доказательства своих предположений Юнг приводит следующий пример: «Существует ли доказательство того предположения, что поэт, будучи в ясном сознании, может оказаться подвластным собственной работе? Доказательство это может быть двух видов: прямое и косвенное. Прямым доказательством может стать поэт, уверенный, что он знает, что он говорит, но на деле говорящий больше, чем ему известно. Косвенные доказательства можно обнаружить в тех случаях, когда за видимой доброй волей поэта стоит высшее повеление, которое вновь предъявляет свои требования, если поэт обрывает творческий процесс, или наоборот, создает ему физические трудности, из-за которых работа должна быть прервана против его воли».4

Также доказательством гипотезы для Юнга служит проведенный им анализ биографий великих художников. Исследуя их жизнь, К. Юнг приходит к выводу, что творческое побуждение часто бывает столь настоятельным, что подчиняет себе все человеческое и заставляет мастера служить творческому процессу даже в ущерб здоровью и обыкновенному человеческому счастью.

В результате, К.Г. Юнг предлагает исключительно оригинальное и почти символическое объяснение феномена художественного и литературного творчества. Он называет художественное произведение «живым существом». Это «живое существо» – рождающееся произведение – становится автономным комплексом, оно появляется и исчезает независимо от сознательной воли творца.

Подобную аналогию Юнг объясняет следующим образом: «Воздействие архетипа, независимо от того, принимает ли оно форму непосредственного опыта, или выражается через слово, сильно потому, что в нем говорит голос более мощный, чем наш собственный. Кто бы ни говорил в первобытном образе, он говорит тысячью голосов; он очаровывает и порабощает, и в то же время несет идею, которая через частное посылает нас в область неизбывного. Он преображает нашу личную судьбу в судьбу человечества и будит в нас благодатные силы, которые всегда помогали человечеству спастись от любой опасности и пережить самую долгую ночь.

Изучение людей искусства последовательно демонстрирует не только силу творческого импульса, поднимающуюся из бессознательного, но также его капризный и своевольный характер. Нерожденное произведение в психике художника - это природная сила, которая находит выход как благодаря тираническому могуществу, так и удивительной изворотливости природы, совершенно равнодушной к судьбе человека, который для нее представляет лишь средство. Потребность творить живет и растет в нем, подобно дереву, тянущемуся из земли и питающемуся ее соками. Мы не ошибемся, пожалуй, если будем рассматривать творческий процесс как живое существо, имплантированное в человеческую психику. На языке аналитической психологии это живое существо является автономным комплексом. Это отколовшийся кусок психики, который живет собственной жизнью вне иерархии сознания.

В этом секрет великого искусства и его воздействия на нас. Творческий процесс, насколько мы можем его проследить, состоит в бессознательной активации архетипического образа, и его дальнейшей обработке и оформлению в законченное произведение.

Неудовлетворенность художника ведет его назад к тому первобытному образу в бессознательном, который может лучше всего компенсировать несоответствие и однобокость настоящего. Ухватив этот образ, художник поднимает его из глубин бессознательного, чтобы привести в соответствие с сознательными ценностями, и преобразуя его так, чтобы он мог быть воспринят умами современников в соответствии с их способностями».5

Соответственно, оформление элементарного образа в определенной степени является переводом на язык современности, благодаря чему «каждый становится способным заново найти подход к глубочайшим источникам жизни, которые иначе были бы потеряны».

В этом Юнг видит социальную значимость искусства: оно всегда трудится над воспитанием духа времени, переводя наверх те образы, которых в настоящий момент наиболее недостает.

Юнг также полагает, что «автономный комплекс развивается за счет использования энергии, выведенной из-под сознательного контроля личности». И творческий комплекс наделен этой особенностью наряду со всяким другим автономным комплексом. В этом отношении открывается возможность аналогии с патологическими процессами, поскольку они тоже характеризуются наличием автономных комплексов. «Божественное безумие художника опасно приближается к патологическому состоянию, хотя эти вещи не тождественны» - пишет Юнг.

Таким образом, К. Юнг рассматривает бессознательную часть психики как творческое начало в человеке, а творческий процесс у человека выступает, прежде всего, как оживление архетипа. Поэтому творческий процесс у него подобен существу, ведущему автономную жизнь в душе человека, независимому от сознания и над ним доминирующему. По словам Юнга, писатель, например, - это реагирующий объект (не субъект), а художественное произведение есть некое живое существо, которое пользуется автором как своим рупором. Поэтому не человек создает идеи, а люди созданы ими. Соответственно, когда человек, например, рисует, он является объектом действующих в нем бессознательных сил.

В таком случае возникает реальная опасность того, что творческий процесс начинает превращаться в субъекта, подменяя собой человека, личность, то есть подлинного субъекта, автора, создающего то или иное художественное, научное и т. д. произведение.

С другой стороны, по мнению Юнга, существуют такие художественные произведения, которые написаны автором по заранее намеченному плану и с определенной целью достигнуть того или иного впечатления. Здесь автор полностью владеет материалом и подчиняет его художественному намерению.

В итоге Юнг выделяет два типа творческого процесса - интровертированный и экстравертированный. По его словам, интровертированная установка характеризуется утверждением субъекта и его сознательных намерений и целей по отношению к требованиям обьекта, экстравертированная установка, напротив, характеризуется подчинением субъекта требованиям объекта.6 Именно такой видится Юнгу общая проблема творчества и, в частности, мышления.

В целом, Юнг полагал, что творчество как психическая деятельность мало познаваемо для человеческого интеллекта. Внутреннюю же сущность творческого процесса можно постигнуть лишь интуитивно, поэтому описать, как происходит сам процесс творчества почти невозможно. Однако, по его мнению, творчество является движущей силой человеческого существования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



В заключение, обобщая все вышесказанное, можно сделать следующие выводы.

К. Юнг считал, что структура личности состоит из трех частей - коллективного бессознательного, индивидуального бессознательного и сознания. Если индивидуальное бессознательное и сознание являются чисто личностными, прижизненными приобретениями, то коллективное бессознательное представляет собой своего рода «память поколений», то психологическое наследство, с которым ребенок появляется на свет.

Содержание коллективного бессознательного состоит из архетипов - форм, организующих и канализирующих психологический опыт индивида. Юнг часто называл архетипы «первичными образами», так как они связаны с мифическими и сказочными темами. Он также считал, что архетипы организовывают не только индивидуальную фантазию, но и коллективную, например, лежат в основе мифологии народа, его религии, определяя психологию народа, его самосознание.

Бессознательные процессы автономны, они выходят на поверхность в особых состояниях - трансах, видени­ях, в образах, создаваемых гениальными поэтами и художниками.

Таким образом, творческий процесс, согласно гипотезе Юнга, заключается в бессознательной активации архетипического образа и в последующей разработке и оформлении этого образа в завершенное произведение, соответствующее духу времени.

Необходимо отметить, что гипотеза о коллективном бессознательном Юнга остается в рамках науки, она не подтверждена, но пока что и не опро­вергнута окончательно. Человеческая психи­ка - не «чистая доска», и в задачи психолога вполне может входить изучение априорных предпосылок опыта, которые бессознательны. В каком соотношении находятся унаследо­ванные генетически образы поведения, вос­приятия, речи и наследуемые посредством культурно-исторической памяти - это вопрос, к которому и сегодня с различных сторон подходят этологи, лингвисты, психологи, этнографы и исто­рики.

В целом, несмотря на многочисленные исследования истинная сущность творческого процесса и в настоящее время продолжает оставаться загадкой.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ





  1. Дружинин В. Н. Психология общих способностей. - СПб.: Вега, 2005.

  2. Руткевич А. Карл Густав Юнг // Знание - сила. - 1989.

  3. Юнг К. Архетип и символ. – М.: Ренессанс, 2007.

  4. Юнг К. Монолог «Улисса» // Юнг К., Нойманн Э. Психоанализ и искусство. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

  5. Юнг К. Об отношении аналитической психологии к поэзии // Юнг К., Нойманн Э. Психоанализ и искусство. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

  6. Юнг К. Пикассо // Юнг К., Нойманн Э. Психоанализ и искусство. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

  7. Юнг К. Психологические типы. - М.: Просвещение, 2006.

  8. Юнг К. Психология и литература // Юнг К., Нойманн Э. Психоанализ и искусство. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.




1 Дружинин В. Н. Психология общих способностей. - СПб.: Вега, 2005. – С. 68.

2 Руткевич А. Карл Густав Юнг // Знание - сила. - 1989. - С.67.

3 Юнг К. Психологические типы. - М.: Просвещение, 2006. - С.672.

4 Юнг К. Психология и литература // Юнг К., Нойманн Э. Психоанализ и искусство. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. - С.35.

5 Юнг К. Архетип и символ. – М.: Ренессанс, 2007. – С. 5.

6 Юнг К. Об отношении аналитической психологии к поэзии // Юнг К., Нойманн Э. Психоанализ и искусство. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. - С.11.


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации