Контрольная работа - Проблема равенства жизненных шансов в полиэтническом обществе - файл n1.doc

Контрольная работа - Проблема равенства жизненных шансов в полиэтническом обществе
скачать (78 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc78kb.21.10.2012 13:04скачать

n1.doc

Оглавление

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1. Исторический характер социального неравенства…………………4

1.1. Идеи Платона…………………………………………………………………4

1.2. Позиция Аристотеля………………………………………………………….5

Глава 2. Неравенство жизненных шансов в работах классиков новейшей истории…………………………………………………………………………….8

2.1. Карл Маркс……………………………………………………………………8

2.2. Макс Вебер……………………………………………………………………9

2.3. Постсоветское пространство как пример неравенства жизненных шансов в полиэтническом обществе…………………………………………………….12

Заключение……………………………………………………………………….15

Список использованной литературы…………………………………………..16

Введение

Цель работы – изучение проблемы равенства жизненных шансов в полиэтническом обществе.

Тема неравенства жизненных шансов очень актуальна в современном, и особенно в российском, обществе. После 74-х летнего «коммунистического» эксперимента под названием «равенство – уравниловка», при котором неравенство скрывалось идеологией, при котором достойна жила только номенклатура, и при поступлении на работу важна характеристика из комсомола или происхождение, а если б мы захотели б поступить на хорошо оплачиваемую работу, например, занятие важного поста на заводе, дело решалось с помощью «связей» - в советском обществе неравенство граничило с девиацией, а затем столь же неудачного проведения демократических реформ, положение в российском обществе было усугублено. Тема проблем связанных, с неравенством заняла особое место в мыслях россиян, а сейчас есть очень много бедных и очень мало богатых, и почти отсутствие «среднего класса». Так если хорошо исследовать проблему неравенства, можно найти ключ к пониманию многих проблем российского общества. И эта проблема будет оставаться актуальной пока не разрешится такая проблема как удовлетворение всех человеческих потребностей, но наверняка и после этого она приобретет новый смысл. Ещё актуальнее проблема неравенства стоит в науке, ведь описать неравенство объективно почти невозможно, потому что эта область социологии тесно переплетена с идеологией, и еще раз не прозвучит призыв к коренной ломке всей структуры общества и посторенние нового «рая на земле»

Глава 1. Исторический характер социального неравенства

1.1. Идеи Платона

С давних времен ученые задумывались над природой отношений между людьми, над тяжелой участью большинства людей, над проблемой угнетенных и угнетателей, над справедливостью или несправедливостью неравенства. Еще древнегреческий философ Платон размышлял над расслоением людей на богатых и бедных. Он говорил, что государство представляет собой как бы два государства. Одно составляют бедные, другое — богатые, и все они живут вместе, строя друг другу всяческие козни. Платон был «первым политическим идеологом, мыслившим в терминах классов», считает К. Поппер. В своем труде «Республика» Платон утверждал, что правильное государство можно научно обосновать, а не искать ощупью, страшась, веря и импровизируя. Платон предполагал, что это новое, научно спроектированное общество будет не только осуществлять принципы справедливости, но и обеспечивать социальную стабильность и внутреннюю дисциплину. Именно таким он представлял общество, руководимое правителями (блюстителями).

Общество, по мнению Платона, имеет классовый характер. Все граждане входят в один из трех классов — правителей, воинов и чиновников, работников (земледельцев, ремесленников, врачей, актеров). Правители подразделялись им на правящие и не правящие группы. Всем этим основным слоям (классам) приписывались определенные функции. Мудрые правители выступали как родителя по отношению к остальным двум классам. Платон исключал всякую возможность наследования классового статуса и предполагал полное равенство возможностей для всех детей, с тем, чтобы каждой имел равные шансы проявить свои природные способности, и был обучен для выполнения своей собственной роли в жизни. Если такая селекция и обучение могли бы быть выполнены в совершенстве, то в таком случае, было бы справедливо признание абсолютной власти победителей. Чтобы избежать влияния семьи, Платон предложил упразднение семьи в классе правителей и установил, что члены этой группы не должны владеть какой-либо частной собственностью, кроме минимально необходимой, с тем, чтобы они не защищали свои собственные интересы. Они должны сосредоточиться только на общественном благополучии.

Так, в идее справедливости выработанной греческой философией, преобладает элемент неравенства. В диалогах Платона справедливым признается «правило о том, чтобы индивидуумы не брали принадлежащего другому, и в свою очередь не лишались принадлежащего им самим». Справедливость состоит, поэтому, в том, «чтобы каждый человек имел и делал то, что ему принадлежит»; несправедливо браться за занятие другого человека.

Итак, Платон спроектировал высокостратифицированное общество, в котором характерными чертами правящего класса являются равенство возможностей (шансов), полное устранение частной собственности и концентрация на общем благосостоянии. Аристотель в «Политике» также рассмотрел вопрос о социальном неравенстве. Он писал, что ныне во всех государствах есть три элемента: один класс — очень богат; другой — очень беден; третий же — средний. Этот третий — наилучший, поскольку его члены по условиям жизни наиболее готовы следовать рациональному принципу. Богачи же и бедняки встречают трудности в следовании этому принципу. Именно из бедняков и богачей одни вырастают преступниками, а другие мошенниками. Лучшее общество формируется из среднего класса, и государство, где этот класс многочисленнее и сильнее, чем оба других, вместе взятых, управляется лучше всего, ибо обеспечено общественное равновесие.

1.2. Позиция Аристотеля

Взгляды Аристотеля на собственность развивались в прямом споре с Платоном, которому он приписывал защиту общественной собственности. Однако Платой ничего подобного не писал — в его «Республике» земледельцы и ремесленники живут в системе частной собственности, и только правящий класс лишен любых средств производства, потребляя плоды земледелия и ремесла, и ведет аскетическую, но благородную жизнь. По мнению Платона, частная собственность разрушила бы единство правящей элиты и ее преданность государству, потому он запрещает ее дня правителей. Аристотель не считал, что частная собственность вредит моральному совершенству, доказывая это четырьмя соображениями:

  1. «Когда у людей есть личные интересы, они не ропщут одни на другого, а заняты каждый своим делом, и прогресс ускоряется».

  2. Обладание чем-то доставляет удовольствие, «ибо все, или почти все, любят деньги и другие подобные вещи». Аристотель резко отдаляет такую любовь к собственности от эгоизма и мелочности, рассматривая ее с точки зрения самореализации и самоуважения.

  1. Щедрость. При общественной собственности никто не может быть щедрым и великодушным, так как ни у кого ничего нет. В системе частной собственности богатство и неравенство «дают возможность проявлять щедрость и милосердие».

  2. Видимо, идея частной собственности глубоко укоренилась в душе человека» если существует так долго — «нельзя пренебрегать опытом веков». Что до строя с общественной собственностью, то «если б он был хорош, то за столько лет примеры его были бы известны».

Аристотель знает о бедах, сопутствующих системе частной собственности, но считает, что они «вызваны совсем другой причиной порочностью человеческой натуры». Несовершенство общества исправляется не уравнением состояний, а моральным улучшением людей. Начинать реформу нужно не столько с уравнения собственности, сколько с того, чтобы приучить благородные души обуздать желания и принудить к этому неблагородные (то есть, мешая им, но, не применяя грубую силу). Законодатель должен стремиться не к равенству, а к выравниванию собственности. Важно не у кого собственность, а как ее используют.

Аристотель хвалит общество, где средний класс сильнее всех. Там же, где у одних много, у других — ничего, можно прийти к двум крайностям — плутократическому режиму («олигархии») в интересах только богатых или к пролетарскому режиму («демократии») — в интересах городской бедноты. Любая крайность может увенчаться тиранией.

Глава 2. Неравенство жизненных шансов в работах классиков новейшей истории

2.1. Карл Маркс

 Главным действующим лицом в теории Маркса выступают классы. Современное определение класса таково: «Класс обусловлен существованием социальных групп, имеющий неравный доступ к богатству, власти и неодинаковый престиж». Но это определение существенно расходится. По Марксу, классовое положение определяется принадлежностью к средствам производства – к капиталу. Следовательно, это буржуазия – владельцы капитала, и пролетарии – предлагают свой труд, т.к. они не владеют капиталом. Причем у этих классов совершенно разные интересы, вследствие разного отношения к средствам производства – «В буржуазном обществе, лица, владеющие фабриками, заинтересованы в максимизации прибыли, создаваемой рабочими. А рабочие, естественно, сопротивляются этой эксплуатации. Но класс капиталистов, в силу обладания экономической властью, обладает и государственной властью, и вследствие этого может подавлять любое эффективное выражение несогласия со стороны рабочих». Тоже самое было, когда класс феодалов, вследствие владения землей, эксплуатировал крестьян. Это еще один важный аспект теории Маркса. «Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество все более и более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга, класса - буржуазию и пролетариат» Поэтому из экономического неравенства вытекает все остальные виды неравенства. Причина такого неравенства является разделение труда на исполнительский, преимущественно физический, и организаторский, которые социально неоднородны. С момента возникновения классов не род деятельности определяет принадлежность к данному классу, а наоборот, принадлежность к классу определяет заранее заданный круг профессий, которыми может заниматься выходец из данного класса. К.Маркс писал: «...Современное классовое различие ни в коем случае не основано на "ремесле"; наоборот, разделение труда создает различные виды труда внутри одного и того же класса"», это следствие наличия четких границ у класса и отсутствие социальной мобильности – причем классовое общество Европы Маркс противопоставлял американскому обществу, не имевших четких классовых границ. Это одно из положений, которое доказывает объективность класса, но у Маркса это не доказывает объективность неравенства. Это положение доказывает универсальность неравенства, но так как оно было не совместимым идеями революции и коммунизма – рабочим предлагалось свергнуть буржуазию, и установить бесклассовый порядок, то есть устранить неравенство.

Теория Маркса была первой, которая объективно рассмотрела неравенство, но она оказалась слишком наполнена политическими требованиями и рассмотрела только экономическое неравенство.

2.2. Макс Вебер

Решающее значение для складывания современные представления о сущности, формах и функциях неравенства жизненных шансов, наряду с К. Марксом, имел М. Вебер — классик мировой социологической теории. Идейная основа взглядов М. Вебера состоит в том, что индивид является субъектом действия, а типический индивид — субъектом социального действия. Он стремился развить альтернативный анализ исходя из множественности источников социальной иерархии.

В противовес К. Марксу, М. Вебер, кроме экономического аспекта стратификации, учитывал также такие аспекты как власть и престиж Вебер рассматривал собственность, власть и престиж как три отдельных, взаимодействующих фактора, лежащих в основе иерархий в любом обществе. Различия в собственности порождают экономические классы; различия, имеющие отношение к власти,порождают политические партии, а престижные различия дают статусные группировки, или страты. Отсюда он сформулировал свое представление о «трех автономных измерениях стратификации». Он подчеркивал, что классы, статусные трупы и партии — явления, относящиеся к сфере распределения власти внутри сообщества. Можно следующим образом реконструировать веберовскую типологию классов при капитализме:

  1. Рабочий класс, лишенный собственности. Он предлагает на рынке свои услуги и дифференцируется по уровню квалификации.

  2. Мелкая буржуазия — класс мелких бизнесменов и торговцев.

  3. Лишенные собственности «белые воротнички», технические специалисты и интеллигенция.

  4. Администраторы и менеджеры.

  5. Собственники, которые также стремятся через образование к тем преимуществам, которыми владеют интеллектуалы.

  6. Класс собственников, то есть те, кто получает ренту от владения землей, шахтами и т.д.

  7. «Коммерческий класс», то есть предприниматели.

М. Вебер утверждал, что собственники — это позитивно привилегированный класс. На другом полюсе — негативно привилегированный класс, сюда он включал тех, кто не имеет ни собственности, ни квалификации, которую можно предложить на рынке. Это люмпен-пролетариат, Между двумя полюсами находится целый спектр так называемых «средних классов», которые состоят как из мелких собственников, так и из людей, способных предложить на рынке свои навыки и умения (чиновники, ремесленники, крестьяне).

М. Вебер не принимал распространенных в его время идей о гармонии классовых отношений. Для М. Вебера свобода контракта на рынке означала свободу собственника эксплуатировать рабочего. Однако в этом вопросе между ним и Марксом были существенные различия. Для М. Вебера конфликт классов по поводу распределения ресурсов был естественной чертой любого общества. Он даже не пытался мечтать о мире гармонии и равенства. С его точки зрения, собственность это лишь одни из источников дифференциации людей, и его ликвидация лишь приведет к возникновению новых.

М. Вебер считал необходимым признание того факта, что «закон господства» является объективным технологическим законом, и что общество в силу этого оказывается для неимущего рабочего класса, по собственным словам М. Вебера, «домом рабства». Он подчеркивал, что рационализация означает деление общества на правящий класс собственников, руководствующийся исключительно своей выгодой, и лишенный собственности рабочий класс, вынужденный смириться со своим жребием под угрозой голода. Однако он никогда не обсуждал вопроса о возможном революционном выступлении масс. М. Вебер, в отличие от К. Маркса, сомневался в вероятности того, что рабочие смогут подняться до настоящей классовой сознательности и объединяться в общей классовой борьбе против системы, эксплуатирующей их. Это может произойти, по М. Веберу, только в том случае, когда контраст жизненных шансов перестанет восприниматься рабочими как неизбежный, и когда они поймут, что причиной этого контраста является несправедливое распределение собственности и экономическая структура в целом.

По его предположению, мыслима лишь одна рациональная экономика, которая является технократической системой, действующей через механизм привилегий собственности и классового господства. Поэтому там не может существовать никакой дихотомии интересов. В рациональном обществе М. Вебера те, кто оказывается в неблагоприятном положении, становятся скромными в силу необходимости быть в согласии с разумом. В этом смысле класс представляет собой своего рода отражение в обществе количественной рациональности рынка. Благодаря этому становится явным, кто чего стоит, и кто что делает в обществе. При этом то, что люди получают, и то, что они делают, зависит от их жизненных шансов. Эти шансы являются вероятностными оценками продолжительности и качества жизни. Социальный класс является функцией общей оценки «жизненных шансов». У одних эти шансы велики, они подкрепляются высоким престижем в рациональной системе капитализма, у других они низкие, оскорбляющие человеческое достоинство.

Таким образом, веберовская трактовка социального неравенства предполагает, что в нем на одном и том же человеческом материале, выступая в различных конфигурациях, существуют и взаимодействуют три типа стратификационных иерархий. Они в значительной степени независимы друг от друга и с разных сторон и на разных принципах упорядочивают и стабилизируют поведение членов общества. Такой подход, по мнению Вебера, позволяет лучше понять закономерности развития и строения общества, чем предположение чистой связи между ними и разделение их на «первичные» и «производные», особенно когда речь идет о свободе и социальной справедливости. Данный вопрос стал ключевым после распада СССР в постсоветском пространстве, рассмотрим сложившуюся ситуацию как наглядный пример существования неравенства жизненных шансов в полиэтническом обществе.

2.3. Постсоветское пространство как пример неравенства жизненных шансов в полиэтническом обществе.

Семьдесят четыре года Советской власти создали у большинства населения СССР искаженные представления об экономической свободе и социальной справедливости. На постсоветском пространстве наблюдается крушение старых мировоззренческих стереотипов и формирование новых. Это не доказательство воплощения идей, а лишь свидетельство того, что люди, выросшие при Советской власти, перенесли свои представления о капитализме на реформы в своих суверенных государствах и отчасти реализовали эти представления.

Экономическую свободу необходимо рассматривать в контексте свободы человеческой личности, ибо свобода не есть анархия и вседозволенность, также она не является антонимом тоталитаризма. О свободе мы говорим, когда имеем в виду демократическое устройство общества, когда управление осуществляется в интересах абсолютного большинства населения, то есть о свободе как о балансе интересов различных групп и социальных слоев. Очевидно, что и свободу экономическую следует рассматривать в контексте не только максимального раскрытия возможностей самого экономического субъекта, но и того, насколько от его экономической деятельности проигрывает или выигрывает все экономическое сообщество (в данном случае в рамках одной страны). В силу вышеуказанных причин постсоветские государства, не знавшие еще в своей истории демократии, постоянно находятся в колебаниях между анархией и тоталитаризмом, ярким примером сказанному служит декабрьская «бархатная» революция в Грузии. После падения СССР все экономические преграды на пути предпринимательства были убраны, чем и ловко сумела воспользоваться самая предприимчивая часть общества, а именно: часть партийно-комсомольского актива, состоявшая из людей, приспособленных к работе в условиях перемен и обладающих связями на всех уровнях управления. Не секрет, что самыми ярыми демократами стали бывшие партийные работники. Именно они явились проводниками идей экономической свободы, что привнесло свою специфику в процесс «демократизации» в постсоветском пространстве в первое пятилетие их самостоятельности.

После эйфории первых лет новой эпохи пришло отрезвление, промышленность без правительственных заказов и субсидий перестала работать, экономика подпитывалась лишь внешними кредитами. Складывающийся в процессе рыночного спроса-предложения паритет национальных валют привел к тому, что стало выгоднее завозить из-за рубежа, чем производить в стране. Рынок начал уходить в «тень» со всеми отсюда вытекающими обстоятельствами, что привело и к снижению реального уровня доходов. Реальный уровень доходов не растет, поскольку: а) действенных профсоюзов в постсоветских пространствах почти нет, разговоры о правах заканчиваются увольнением; б) рынка труда нет, так как спрос многократно превышает предложение; в) реальных инвестиций в экономику очень мало. Предприятия борются за выживание. Из вновь зарегистрированных предприятий 90% погибают в течение трех лет. Зарплата определяется уровнем, за который готов работать среднестатистический человек с определенным опытом и квалификацией при отсутствии пособия по безработице и других источников существования. Без поддержания социальных программ немыслима социальная справедливость.

О положении с социальной справедливостью говорят 600 000 брошенных детей, прогрессирующее бродяжничество и бездомность. Коэффициент рождаемости 1,2 привел за последние годы к 2-кратному превышению смертности над рождаемостью. По данным Госкомстата, за первые 4 месяца этого года численность населения сократилась почти на 300 000 человек. При такой норме убыли к 2025 году численность населения сократится до 100 млн. человек. Как следствие, произойдет превышение количества лиц пенсионного возраста над количеством лиц активного возраста. И нагрузка на налогоплательщиков еще более возрастет. По средней продолжительности жизни Россия занимает 91-е место между Тунисом и Гондурасом. Предполагаемая здоровая жизнь женщин составляет 66,4 года, а мужчин всего 56,1 года. Характерно, что пенсионная реформа предполагает поэтапное повышение пенсионного возраста.

Таким образом, в теперешних экономических обстоятельствах России сосуществование экономической свободы и социальной справедливости представляется все более проблематичным. Более того, существующая ситуация является гуманитарной катастрофой. Все сказанное о России применимо и для многих государств постсоветского пространства.


Заключение

Неравенство жизненных шансов всеобще, всесторонне, оно универсально. Именно оно заставляет эффективно функционировать всю социальную систему – от семьи и фирмы до государства и социума. Если убрать неравенство можно подорвать самый главный принцип функционирования и развития – общество просто перестанет существовать, неравенство важнейшая часть социального порядка.

Описание и объяснение социального неравенства есть и Библии, и у известных греческих философов – Платона и Аристотеля. Все эти теории послужили основой для классических теорий неравенства. Первой, действительно серьезной теорией была теория К. Маркса, которую обязательно рассматривали другие. Именно она послужила основой и для Вебера и тем более для всех классовых школ. Теория же Вебера стала «модернизацией» и дополнением теории Маркса, она же оказалась лучше и остается актуальной по сей день. Но все равно у этих теорий есть пробелы. Современные же теории пытаются описать современное неравенство, а не объяснить неравенство. В обзоре теорий представленных в реферате, в основном объясняются причины экономического неравенства, как породившего самые глубокие противоречия в обществе. Любую теорию прошлого легко применить к современному российскому обществу – например если применить теорию Вебера, то можно легко обнаружить привилегированные, и соответственно, непривилегированные классы. Классики заложили основы теории неравенства - также они коснулись скрытого или искусственного неравенства – его объяснение можно найти как и у Маркса, так и у Вебера. Объяснение его существованию простое – они допускают в свои круги, создавая неравенство искусственно, вследствие имеющихся у них привилегий. Неравенство – это основание всего человеческого общества, но по-прежнему многое о нем необъяснимо.

Список использованной литературы

  1. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоклов А.А. Этносоциология: учебное пособие для вузов.- М.: Аспект Пресс, 1998

  2. Вебер М. Основные понятия стратификации // Социологические исследования . 1994. № 5. с. 147 – 157.

  3. Давыдова Н.М., Седова Н.Н. Материально-имущественные характеритики и качество жизни богатых и бедных // Социол. исслед. – 2004.

  4. Рудкевич М.Н. Трансформация социальной структуры российского общества // Социол. исслед. – 2004.

  5. Общая социология: Учебное пособие / Под общ. ред. А.Г. Эфендиева. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 654с.




Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации