Международные пространства будущего - файл n1.doc

Международные пространства будущего
скачать (7447.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc7448kb.21.10.2012 13:30скачать

n1.doc

  1   2


Международные пространства будущего

или новый этап международных отношений

Фонд содействия институтам суверенитета в международных пространствах

Москва

2010



Введение 3

Что такое международные пространства? 6

Как эффективно управлять международными пространствами? 36

Что новая форма управления даст миру? 41

Как реформировать управление международными пространствами? 54

Выгодно ли это России? 67

Заключение 72

Вместо послесловия: 74

интервью с автором идеи 74

Приложение 76


Введение

Книгу, посвященную будущему, менее всего можно считать подведением итогов. Тем не менее, эта книга подводит определенные итоги - итоги деятельности нашего Фонда содействия институтам суверенитета в международных пространствах за последние годы. Этих лет накопилось немало: Фонд был создан в 2003 г., и внешним толчком к этому послужили события в мировой политике.

Бомбардировки авиацией НАТО Сербии, войны в Ираке и в Афганистане, череда управляемых революций на постсоветском пространстве, непрекращающаяся угроза новых международных конфликтов на Ближнем Востоке - все это стало не только и не столько фоном, сколько побудительным мотивом для начала нашей деятельности.

Основной же движущей причиной стала порожденная самой очевидностью происходящих политических событий убежденность в том, что мировое сообщество развивается по инерционному сценарию, и этот сценарий ведет к замене силы права правом силы, каким бы штампом это сейчас не звучало. Разговоры о многополярности наглядно опровергаются простым правом силы, которое дает себе одно государство (или их коалиция) для того, чтобы вторгнуться на суверенную территорию других, присвоить их ресурсы, перекроить политическую карту региона и мира.

Возник простой вопрос: как развернуть мировую политику, как дать ей сойти с рельс этого инерционного сценария? Полный ответ не может быть простым - в политике не бывает простых решений. Но базовая установка ответа - вполне проста: надо блокировать возможность применения права силы. Никем не данного, самообосновываемого права гегемона нарушать права других государств.

Ответом на силу не должна быть только сила, если мы говорим о сценарии будущего, а не о противостояниях сегодняшнего дня. Право - эта та рациональная, а значит всеми способная быть понятой основа, на которой и должны выстраиваться международные отношения. Но международное право надо сделать сильным, что означает - эффективным.

С чего начать? Установка ответа - также довольно проста: надо начать с того, что по сути своей является международным в международном праве, что является таковым не только умозрительно, но буквально, «физически». То есть с международных пространств, которые находятся «между народами».

В этом «между» коренятся две возможности:

Для того сценария мировой политики, о котором мы говорим, не следует прибегать к ложным противопоставлениям: должны быть задействованы обе составляющие международных пространств. Но каждая - в уместном ключе:

  1. Разделяющая функция международных пространств может быть эффективно использована для блокирования возможности международных конфликтов. Еще раз - сама «физика» пространств, как лежащих «между народами» позволяет это сделать. Только, учитывая современные технологии, уровень развития государств и их вооружений, следует разработать такой политико-правовой механизм, который был бы действенен; когда политика и право дополняли бы «физику».

  2. Объединяющая функция международных пространств, хотя и очевидна, может быть весьма разносторонней: здесь коренятся более широкие перспективы, чем только их совместная эксплуатация и экономическое освоение. Об этом подробнее мы поговорим ниже.

Мы ознакомили с нашей идеей руководство России. Однако, главное, что ее смогли узнать читатели наших книг, а также многочисленные посетители нашего сайта. За прошедшие года, созданный Фондом ресурс UNITEDNATIONS.RU, стал одним из ведущих источников качественного анализа мировой политики и международных пространств.

Мы не увлекались политической публицистикой, наша задача была вполне конкретна: проанализировать практическую применимость идеи в современной политике, понять как она может быть превращена из идеи в проект. Думается, что мы нашли ответы на эти вопросы. Именно в этом смысле, наша новая книга - подведение итогов, итогов работы за 7 лет.

Но она излагает проект, который, по нашему убеждению, изменит мировую политику, изменит сценарий развития мирового сообщества, станет переходом его на новую стадию. Поэтому наша книга не только связана с прошлым, но и устремлена в будущее.

Надеемся также, что она покажется вам интересной, потому что мы попытались изложить нашу идею, равно как анализ ее практической применимости и полученные результаты, максимально простым языком, пытаясь быть объективными настолько, насколько это нам доступно. К примеру, мы изначально следовали установке: избегать «гигантомании» и «всеядности» или «фанатизма идеи». То есть не пытаться распространить идею на все сферы деятельности мирового сообщества, но четко прояснить - где именно ее реализация может стать эффективной.

Исходя как из смысловой, так и стилевой задачи простоты изложения, всю нашу книгу можно свести к ответу на три вопроса:

  1. Как можно эффективно управлять международными пространствами?

  2. Что наш проект даст мировому сообществу?

  3. Что наш проект даст России?

Также в книге мы попытались прояснить, что такое международные пространства, проанализировать их правовое регулирование и конкретные проблемы, возникающие с их использованием. Отдельно очертили пути реформы управления этими пространствами, обрисовали политические и иные следствия этой реформы, а также попытались ответить на вопрос о том, какой может быть экономическая составляющая реализации проекта.

Но если пытаться привести все указанные вопросы к единому знаменателю, то он, по сути, таков:

КАКИМ БЫТЬ БУДУЩЕМУ?

Что такое международные пространства?

Положения международного права

Что такое международное пространство? Это территория с международным режимом, на которой не установлен суверенитет какого-либо государства, и которая является открытой для использования всеми государствами в соответствии с международно-правовыми нормами. К таким территориям относятся:

Также есть территории, которые обладают смешанным статусом: над ними осуществляют полный или целевой суверенитет отдельные государства, но в то же время они открыты для международного использования. К числу таковых относятся:

Теперь стоит рассмотреть их более подробно.

Международное морское пространство

Правовая база

Современная правовая база использования международного морского пространства, в основном, связана с Женевскими Конвенциями ООН по морскому праву 1958 и 1960 гг. и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

Выделяется и ряд других нормативных актов:

А также многосторонние и двусторонние договоры, такие как:

Один из последних примеров - подписанный в 2010 г. Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане между Россией и Норвегией. Стоит отметить, что переговоры по нему велись с 1970 г.

Анализ понятия

Наиболее естественной границей между государствами, как территориями, является вода - подобное разделение принято с древних времен. Сейчас, конечно, административные границы далеко не всегда совпадают с этим условием, однако то, что называется мировым океаном, в целом, не утратило этого своего если не статуса, то представления о нем, как о некоем едином международном пространстве.

Еси разбираться более конкретно, то на данный момент в международном праве действуют следующие определения и положения.

Территориальное море

Государства, имеющие выход к морю, пользуются безусловным суверенитетом над территориальным морем и внутренними морскими водами. Ширина территориального моря, согласно нормам международного права, не должна превышать 12 морских миль. То есть она должна быть не больше этого расстояния, но может быть меньше. К примеру, в России территориальное море составляет 12 морских миль, равно как и во Франции, Индии и др. странах; тогда как в США - 3 морских мили.

Внутренние морские воды

Находятся как бы внутри территориального моря, вдаются в сухопутную территорию государства. Учитывая, что длина территориального моря отчитывается от разных точек (вдающиеся в море мысы, линия наибольшего отлива и т.д.), то внутренние морские воды находятся между береговой линией и этими точками. К примеру, если представить, что государство отсчитывает свое территориальное море от полуострова, вдающегося в море, то внутренние морские воды будут расположены между континентальным берегом и крайней точкой этого полуострова.

Прилежащие воды

Около 24 морских миль, рассчитанных по формуле: 12 миль территориального моря плюс еще 12 миль. Здесь государства проводят свою иммиграционную, санитарную, таможенную и экологическую политику, соответственно прилежащие воды могут быть этих четырех видов.

Исключительная экономическая зона (далее ИЭЗ)

Составляет не более 200 морских миль от тех же линий, от которых отсчитывается территориальное море. Государство обладает здесь суверенными правами разработки живых и ископаемых ресурсов. В таблице 1 приведены данные по площади ИЭЗ разных стран.

Таблица 1

Страна

Площадь ИЭЗ

тыс. км2

США

11 351

Франция

11 035

Австралия

8 148

Россия

7 566

Канада

5 599*

Япония

4 479

Новая Зеландия

4 084

Великобритания

3 974

Бразилия

3 661

Чили

2 018

Португалия

1 727

Индия

1 642

Мадагаскар

1 225

Аргентина

1 159

Китай

877

Континентальный шельф

Возможны разные подходы к его определению, и яркой иллюстрацией имеющихся разногласий служит спор арктических государств, в который вовлечена и Россия. Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. дает следующие возможности:

За разработку континентального шельфа государства должны уплачивать определенные взносы в Международный орган по морскому дну, начиная с 6-го года проведения работ. Эти взносы Международный орган должен распределять между государствами - участниками Конвенции ООН.

Открытое море

Таковым считается водное пространство за пределами национальных юрисдикций. Это порождает возможность различных трактовок. Наиболее распространенная - это водное пространство за пределами ИЭЗ государств. Другая трактовка - это пространство, включающее ИЭЗ государств с изъятиями в пользу прав этих государств.

Вывод

Таким образом, в целом, можно говорить о международном морском пространстве, базовой составной частью которого является открытое море или море за пределам национальных юрисдикций, но реальная протяженность которого определяется не только международно-правовыми нормами, но и специальными соглашениями и конкретной практикой государств. В частности, к нему могут так или иначе относиться ИЭЗ, международные проливы, международные каналы, водная территория над континентальным шельфом.

Уже это указывает на тот факт, что международное морское пространство требует гибкого регулирования и эффективного управления, так как связано с необходимостью обеспечения интересов различных государств (прибрежных, имеющих выход к морю вообще, не имеющих его), а также других заинтересованных субъектов - к примеру, таких как транснациональные корпорации.

Проблемы и возможности

В случае международных пространств не стоит разделять проблемы и возможности, т.к. вторые зачастую являются или могут быть продолжением первых.

Как уже сказано выше, простое регламентирование в случае с международным морским пространством не работает - даже его границы могут быть предметом споров. Что же говорить о конкретной практике: судоходства, строительства объектов, применения взаимных мер и санкций и т.д.? Уже здесь возникает перспектива «третьей стороны» - независимого судьи, который мог бы решать спорные случаи.

Однако посмотрим на конкретные аспекты взаимодействия государств, причем руководствуясь исключительно приведенными выше понятиями и нормами международного права.

Выше уже отмечены проблемы, с которыми сталкиваются государства при попытке определить границы своего континентального шельфа. В дальнейшем эти споры, скорее всего, будут нарастать, так как именно шельф становится наиболее перспективным источником больших запасов полезных ископаемых. О необходимости международного регулирования подобных вопросов будет подробнее сказано ниже на примере споров вокруг Арктики.

Ряд проблем связан с деятельностью в открытом море. Согласно действующим нормам международного права (Конвенции ООН 1958 и 1982 гг.), оно открыто для всех государств, как имеющих, так и не имеющих выход к морю. Последние могут заключать соглашения с прибрежными государствами о доступе к их инфраструктуре и транзите для выхода в море. Однако понятно, что не все и не всегда смогут договориться по столь чувствительным вопросам, затрагивающим как аспект безопасности, так и экономические интересы. Это значит, что декларированное право не всегда может получить фактические возможности реализации.

Далее, режим открытого моря включает ряд свобод:

Однако ряд этих свобод напрямую связан с другими частями морского пространства. Так, свобода рыболовства должна сочетаться с соблюдением международных обязательств, а также интересов прибрежных государств.

Здесь возникает следующая проблема. Можно разделить море на условные зоны. Но это деление не затронет, к примеру, миграцию популяций рыб. Соответственно, можно представить ситуацию, когда ряд государств начинают активный вылов рыбы в открытом море, но рядом с ИЭЗ прибрежного государства, тем самым нанося урон сложившимся биологическим системам, а также по ресурсам ИЭЗ государства, на которые оно обладает суверенными правами.

Да, для защиты своих интересов оно может обращаться в международные организации и заключать договора с другими государствами. Однако, очевидно, и здесь открывается простор для разных трактовок, недопониманий и т.д. Соответственно, вновь возникает необходимость «третьей стороны», независимого арбитра.

Свобода судоходства имеет свои сложности при реализации - ряд государств дают упрощенную возможность регистрации судов под своим флагом. Теоретически неся за них ответственность, на деле такое государство не имеет к ним никакого отношения.

Данная проблема остро стоит и для России, многие суда которой де-юре ходят под флагами иностранных государств. Это создает дополнительные коллизии с точки зрения урегулирования спорных, криминальных и иных случаев в практике морского судоходства.

Что касается свободы полетов, то она означает, что воздушные суда всех государств имеют право летать в воздушном пространстве над открытым морем. При этом они не должны создавать помех судоходству и использованию моря в иных целях. Соответственно, государства, чьи самолеты пролетают над открытым морем, также могут предъявлять такие же требования - к примеру, не создавать помех радиообмену и пр.

Когда речь идет о свободе прокладки кабелей и трубопроводов, а также о свободе научных исследований, то корень разногласий, по сути, один - это различные коммерческие интересы. Что касается свободы научных исследований, то возникает и другой аспект - все ли государства могут получить фактический доступ к таким работам? Она требует постоянного, регулярного характера, затрат на финансирование и т.д. Вероятно, это не всегда можно обеспечить за счет двусторонних договоров с прибрежными государствами.

Проблема с трубопроводами сейчас на повестке, прежде всего, в Европе и в Азии. На слуху разногласия по Северному и Южному потокам, Nabucco, прикаспийскому и транскаспийскому трубопроводам и пр.

Проблема здесь заключается в том, что они, зачастую, должны быть проложены не в открытом море, а в территориальном море или ИЭЗ прибрежных государств. Соответственно, проект, который имеет международное значение, может быть заблокирован одним государством. И напротив, небольшое государство может быть подвергнуто давлению для реализации крупного международного проекта. Таким образом, здесь тоже необходим взвешенный и независимый международный арбитр.

Экологический аспект и вопросы безопасности также играют важную роль. Кто будет «персональным ответственным» за трубопровод, который проходит через открытое море и воды прибрежных государств? Весьма вероятно, что все и никто.

Вообще, целый комплекс проблем возникает в связи с самим понятием ИЭЗ. С одной стороны, прибрежное государство имеет суверенные права на нее, которые связаны с извлечением ресурсов, а также строительством объектов (искусственные острова, установки и т.д.).

В том что касается сооружений в ИЭЗ, они не должны препятствовать свободе судоходства, т.к. она распространяется и на ИЭЗ: любое другое государство имеет право на свободный проход через ИЭЗ.

Точно так же, любое государство имеет право на прокладку кабелей и трубопроводов в ИЭЗ, то есть эта свобода распространяется и на данную зону.

Выше уже говорилось, что агрессивный вылов рыбы рядом с ИЭЗ может повредить интересам прибрежного государства. Но и его деятельность в сфере извлечения ресурсов может повредить экосистеме моря.

Таким образом, очевидно, что в случае с ИЭЗ имеется целый комплекс непроясненных вопросов, требующих конкретного регулирования и модерации интересов.

В вопросе совместного использования международных проливов, каналов и рек также вполне очевидна возможность спорных ситуаций, связанных с коммерческими интересами, взаимным их учетом, ответственностью за эксплуатацию. В случае с реками, к примеру, уже сделан конкретный шаг к совместному управлению: созданию международных речных комиссий, призванных, правда, содействовать (а не принимать решения) решению возникающих в процессе эксплуатации проблем.

Наконец, одна из самых сложных и актуальных проблем, связанных с международным морским пространством - это вопрос военной деятельности в нем. С одной стороны, упомянутая Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. закрепляет в 8-й статье принцип, согласно которому:

«Военные корабли пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага».

Сам по себе данный принцип не подлежит оспариванию, однако практика показывает, что как раз свободный проход военных кораблей одних государств по открытому морю может служить угрозой для суверенитета других государств, тем самым и для их суверенитета над их территориальными водами. Ярким примером является использование военных судов и, прежде всего, авианосцев США для поддержания боеготовности практически на всем пространстве земного шара. Эта стратегия была непосредственно задействована и в ходе первой и второй войн в Ираке.

Таким образом, де-факто, один из принципов Конвенции создает возможность, в случае его волюнтаристского трактования и использования, для нарушения другого принципа Конвенции. Открытое море не может быть подчинено суверенитету ни одного из государств, но, как получается на практике, может быть использовано для нарушения суверенитета одного государства другим.

Вывод

Таким образом, можно сделать следующий вывод. Международное право декларирует необходимость разумного и гармоничного соотнесения свободы и ответственности в международном морском пространстве, однако оно оставляет многие спорные случаи на самостоятельное усмотрение различных государств. Эти случаи связаны с потенциальным конфликтом интересов различных групп государств:

Специфика этих проблем заключается в том, что так или иначе они касаются всех государств вообще. Защищая свои интересы в ущерб другим в одном случае, государство может столкнуться с похожим ущербом в другом.

Таким образом, на повестке дня оказывается вопрос правоприменительной практики. Точнее: независимого арбитража и эффективного управления международным морским пространством.

Международное пространство морского дна

Правовая база

Все, что сказано выше о международном морском пространстве, нуждается в одном существенном уточнении - оно относится именно к его водной части. Т.к. выделяется еще международное пространство морского дна. Четкую юридическую базу его использования предоставила Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.

Анализ

Она дала уникальную, по сравнению с другими международными пространствами, возможность реального управления морским дном в интересах не отдельных стран, а всего человечества. Это заключается в следующем.

В части I Конвенции дно морей и океанов и их недра за пределами национальной юрисдикции определены как Район. Район, по сути, является правовым режимом, установленным мировым сообществом в отношении указанной международной территории. Вот что именно говорится о нем в Конвенции:

Этот Международный орган по морскому дну был создан в 1994 г., с этого же года вступила в силу и является неотъемлемой частью международного права и сама Конвенция. К данному моменту Международный орган по морскому дну провел достаточно большой объем работ по подготовке правовой и практической основы для проекта совместного управления государствами одним из международных пространств.

В перспективе, Конвенция предполагает также формирование т.н. Предприятия, которое станет централизованной структурой, уполномоченной вести геологоразведку и добычу полезных ископаемых на территории Района от имени международного сообщества. Возможность вести данную деятельность могут получить также государства, государственные компании (если государства-участники поручились за них), юридические и физические лица (имеющие гражданство государств-участников или находящиеся под их эффективным контролем), но в ассоциации с Предприятием и заключив соответствующие контракты с Международным органом по морскому дну.

Все решения в рамках Международного органа по морскому дну и входящих в него структур (Ассамблея, Совет, Секретариат, Юридическая и техническая комиссия, Финансовый комитет) могут приниматься большинством голосов, но, в основном, принимаются консенсусом. Стоит также отметить, что выборы в Совет (исполнительная структура) проводятся  по достаточно сложной формуле.

Все это, на наш взгляд, свидетельствует о стремлении мирового сообщества воплотить в жизнь такой принцип совместного управления международным пространством, который бы действительно учитывал интересы всех представленных государств, будучи при этом практически применимым и юридически обязательным для них. Т.е., по сути, речь идет о сочетании принципа справедливости и требования эффективности в отношении такой структуры управления, каковой является Международный орган по морскому дну.

Проблемы и возможности

Штаб-квартира Международного органа по морскому дну расположена в Кингстоне, на Ямайке. Раз в год там проводятся сессии всех входящих в него структур: Ассамблеи (директивный орган), Совета (исполнительный орган), Финансового комитета (включая юридическую и техническую комиссию).

При этом, как открыто написано на сайте ООН:

«Четвертым главным органом является Предприятие, которое уполномочено заниматься разведкой и разработкой глубоководных полезных ископаемых от имени международного сообщества. Хотя правовая база для его существования уже создана, шаги к тому, чтобы этот орган начал действовать, пока не предпринимались».

Не создана и Экономическая плановая комиссия: это произойдет тогда, «когда разработка морского дна станет реальной».

Как правило, указывается, что человечество пока не обладает необходимыми технологиями для рентабельной добычи полезных ископаемых в районе. Возможно, ими не обладает человечество постольку, поскольку его представляет такая все-таки бюрократическая структура, как ООН. Но человечество, представленное крупными национальными и транснациональными корпорациями, уже вплотную стремится перейти к освоению морского дна: об этом вполне явно свидетельствуют такие события последнего времени, как авария на платформе BP в Мексиканском заливе, а также споры государств вокруг арктического шельфа.

Весьма характерной была и реакция ряда западных СМИ на решение президента США Барака Обамы заморозить глубоководное бурение, а также на смену планов BP в связи с аварией: высказывались опасения, что именно сейчас конкуренты, включая Россию, как раз займутся подводной добычей в Арктике.

Соответственно, возникает вопрос, если Орган существует больше 15-ти лет, при этом он до сих пор не считает невозможным осуществление деятельности, для регулирования которой он был создан, то в чем вообще смысл его существования?

Отсюда ясно, что, во многом, проект международного управления Районом пока является скорее идеей: важным значением является политическая подготовка его реализации, свидетельством чему и служит создание Органа, но эта бюрократическая структура оторвана от практической деятельности по разработке морского дна.

Другая проблема заключается в том, как именно можно выделить Район для того, чтобы осуществлять там экономическую деятельность и управлять ею? Еще раз стоит повторить, что ресурсы морского дна не могут мгновенно распределиться по воображаемым границам, проведенным политиками, юристами и даже техническими специалистами. Как вести добычу в Районе, не «залезая» в национальные юрисдикции и наоборот?

Далее, как вести добычу в районе, не координируя эти проекты с управлением водным и воздушным пространством над районом? Очевидно, что такая координация необходима: для обеспечения безопасности и синхронизации судоходства и воздушных полетов. Между тем, если не будет единой правовой базы, здесь могут возникнуть многочисленные коллизии и споры, участники которых будут ссылаться на разные международно-правовые документы, и каждый из них будет по-своему прав. В самом деле, Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. гарантирует свободу судоходства и пролетов, но она же гарантирует суверенитет человечества над Районом и право его использования.

Таким образом, если в предыдущем разделе указывалось на возможность конфликтов между отдельными государствами, то здесь уже проходит водораздел интересов по линии: национальные/глобальные.

Вывод

Признание Района достоянием всего человечества, решение о создании Международного органа, его нацеленность на эксплуатацию ресурсов и их справедливое распределение - все это свидетельствует о том, что мировое сообщество не только задумывается о совместном управлении международными пространствами, но и стремится воплотить свои замыслы на практике.

Опыт создания Международного органа по морскому дну трудно переоценить, однако и здесь есть определенные сложности и ограничения, которые, в целом, сводятся к отсутствию политической воли для того, чтобы воплотить в реальность очерченные планы, а также определенной искусственности в попытке ограничить международный подход только одним международным пространством.

Международное воздушное пространство

Международно-правовая база

К основным международно-правовым документам, регулирующим деятельность в воздушном пространстве относятся:
  1   2


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации