Реферат - Россия в международных конфликтах - файл n1.doc

Реферат - Россия в международных конфликтах
скачать (147.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc148kb.21.10.2012 13:45скачать

n1.doc



Пермский государственный технический университет

Кафедра социология и политология

Реферат по предмету «политология» на тему:

«Роль России в разрешении политических конфликтов»

Выполнил:.
Проверил:


Пермь, 2010 г
Содержание
Введение…………………………………………………………………………..3
Россия и локальные конфликты на постсоветском пространстве…………….4

Грузино-абхазский и грузино-югоосетинский конфликты…………………………………...5

Нагорно-Карабахский конфликт………………………………………………………………..6

Российско-чеченский конфликт………………………………………………………………...7
Независимость Косово……………………………………………………….......9
Россия – НАТО…………………………………………………………………..10

Борьба против терроризма……………………………………………………………………..11

Сотрудничество по Афганистану……………………………………………………………...11

Поисково-спасательные операции на море…………………………………………………...12

Оборонная реформа и сотрудничество………………………………………………………..12

Центр социальной адаптации Россия–НАТО………………………………………………...12

Оборонно-промышленное сотрудничество…………………………………………………...13

Кризисное регулирование…………...…………………………………………………………13

ПРО ТВД………………………………………………………………………………………...13

Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве………………………………...13

Нераспространение ОМУ………………………………………………………………………13

Контроль над вооружениями…………………………………………………………………..14

Вопросы ядерного оружия……………………………………………………………………..14

Планирование использования гражданских служб в чрезвычайных ситуациях…………...14

Новые угрозы и вызовы………………………………………………………………………..14
Россия и СНГ…………………………………………………………………….14
Заключение………………………………………………………………………16
Источники информации………………………………………………………....17

Введение

Политический конфликт - Антиконструктивные действия, причиной которых послужили различия интересов политических групп (под интересом подразумевается совокупность интересов членов группы).

Политический конфликт — один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Он может быть определен как разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга властные полномочия или ресурсы. Понятие политического конфликта обозначает борьбу одних субъектов с другими за влияние в системе политических отношений, доступ к принятию общезначимых решений, распоряжение ресурсами, монополию интересов и признание их общественно необходимыми, за все то, что составляет власть и политическое господство. Конфликты, отражая соперничество тех или иных субъектов (институтов) с одними силами, как правило, выражают их сотрудничество с другими, стимулируя формирование политических коалиций, союзов, соглашений. Тем самым политические конфликты предполагают четкое формулирование позиций участвующих в политической игре сил, что благоприятно воздействует на рационализацию и структурирование всего политического процесса.

Ведущую роль в возникновении конфликтов играют, как это признано конфликтологическими исследованиями, социальные факторы. Среди данного рода детерминант выделяют три основные причины, лежащие в основе политических конфронтаций:


Россия и локальные конфликты на постсоветском пространстве.
В условиях дальнейшей глобализации всех мировых процессов и появления новых вызовов и угроз нашей цивилизации, к числу которых относится, прежде всего, международный терроризм, проблема мирного и справедливого решения сохраняющихся на планете локальных конфликтов становится одной из наиболее актуальных и жизненно важных. В своем выступлении на 64-й сессии ГА ООН в сентябре 2009 г. президент Д.Медведев отметил: «Мы все надеемся на то, что «холодная война» уже позади. Но мир не стал более безопасным, …мировому развитию продолжают угрожать региональные и локальные конфликты, терроризм, трансграничная преступность…Мы намерены и дальше участвовать в поиске эффективных вариантов урегулирования региональных конфликтов…»[1].

Исходя из этого, Россия выступает в качестве посредника и гаранта в переговорах сторон региональных и внутренних конфликтов, принимает активное участие во многих миротворческих миссиях и операциях ООН, других международных организаций. Естественно, что при этом российское руководство уделяет первоочередное внимание локальным конфликтам на постсоветском пространстве. Это объясняется, прежде всего, интересами национальной безопасности России, для которой жизненно важным является поддержание стабильности непосредственно на своей территории, в сопредельных государствах, а также в приграничных регионах. К этому ее обязывают и сохраняющиеся тесные военно-политические, торгово-экономические и другие связи между большинством бывших советских республик, договорные отношения России со своими партнерами по СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ.

Мирное и справедливое урегулирование конфликтов на постсоветском пространстве – требование времени и залог национальной безопасности не только сторон-участников, России, других заинтересованных государств, но и всего мирового сообщества. Практика показывает, что искусственная изоляция зон конфликтов и непризнанных или так называемых «самопровозглашенных» государств, любые дискриминационные международные санкции против них, как правило, не дают желаемого результата. Более того, дальнейшее игнорирование и замалчивание реально существующих нерешенных проблем, сохранение на протяжении длительного времени в отдельных анклавах положений «ни войны, ни мира», торгово-экономическая блокада спорных территорий приводят к обратному эффекту: разрушению их экономик и инфраструктур, деградации социальной и культурной сфер, обнищанию населения вплоть до состояния гуманитарных катастроф, радикализации местных элит и обществ, нарастанию среди них националистических и экстремистских настроений, привлекает в эти зоны международных террористов, торговцев оружием, наркодельцов, нелегальных мигрантов и представителей организованной преступности.

К числу основных нерешенных и потенциально опасных конфликтов на постсоветском пространстве можно отнести грузино-абхазский, грузино-югоосетинский и азербайджано-армянский. Определенную озабоченность России продолжают вызывать межэтнические столкновения на юге Киргизии, активизация внутритаджикской вооруженной оппозиции, деятельность бандподполья на российском Северном Кавказе. Несмотря на то, что к концу 2010 г. практически все локальные конфликты в регионе оказались в стадии «замороженных», потенциальная угроза новых масштабных вспышек насилия и вооруженных столкновений здесь сохраняется, террористическая активность в отдельных районах не снижается.

Грузино-абхазский и грузино-югоосетинский конфликты. Как известно, очередная попытка Грузии вооруженным путем восстановить свой контроль над самопровозглашенной Республикой Южная Осетия в августе 2008 г. привела к гибели сотен местных жителей и нескольких десятков российских миротворцев, новым масштабным разрушениям инфраструктуры и жилого сектора этого анклава. Россия в соответствии с главой 51 Устава ООН вынуждена была отразить агрессию грузинских войск, чтобы защитить своих военнослужащих и граждан Южной Осетии. В сложившейся после прекращения боевых действий ситуации российское руководство приняло решение официально признать суверенитет и независимость Абхазии и Южной Осетии и установить с ними дипломатические отношения. В последующем были заключены соответствующие двусторонние договора между Россией и новыми государствами о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Подписанные документы позволяют в полном объеме развивать политические, дипломатические, военные, военно-технические, торгово-экономические, научно-технические, культурные и другие отношения с новыми государствами. Российская Федерация одновременно стала гарантом территориальной целостности и международной безопасности Абхазии и Южной Осетии. Таким образом, эти два локальных конфликта по сути дела были «разморожены» Россией в одностороннем порядке. Статус Абхазии и Южной Осетии изменился коренным образом. Они перешли из разряда «самопровозглашенных государств» к официально признанным одним из постоянных членов СБ ООН «государствам-субъектам международного права».

В данном случае нельзя не согласиться с мнением известного российского политолога В.Никонова о том, что «…признания одной из великих держав хватает, чтобы новообразовавшееся государство дальше существовало как независимое. В ХIХ в. Россия в течение 30 лет была единственной страной, которая признавала независимость Болгарии, которая вовсе не стала более независимой, когда ее признали все остальные»[2]. К настоящему времени Республика Абхазия и Республика Южная Осетия получили свое официальное признание также со стороны Венесуэлы, Никарагуа, Республики Науру и, соответственно, друг друга. Следует ожидать, что процесс признания новых государств со стороны мирового сообщества продолжится.

Последующие события 2009-2010 гг. в Абхазии и Южной Осетии и вокруг них показали, что факт признания этих государств Россией в конкретно сложившейся ситуации оказался единственно правильным решением, которое позволило не только защитить население этих республик от новых актов агрессии и насилия со стороны грузинских властей, но и дало возможность Сухуму и Цхинвалу приступить к постепенному восстановлению разрушенных гражданской войной и длительной блокадой экономик, инфраструктур, решению наиболее острых социальных проблем. Одним из ключевых вопросов является создание благоприятных политических и экономических условий для возвращения в эти республики беженцев.

На период формирования национальных государственных структур и силовых ведомств новых государств Россия, в соответствии с двусторонними соглашениями, взяла на себя обязательства по охране их границ с Грузией, разместила в Абхазии и Южной Осетии по одной военной базе, численность личного состава каждой из которых не будет превышать 3700 военнослужащих.

В 2009-2010 гг. Россия выделила на безвозмездной основе несколько десятков миллиардов рублей на восстановление жилого сектора и социально значимых объектов в этих государствах, заключила несколько десятков двусторонних договоров и соглашений по развитию торгово-экономических и других отношений, в частности, соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Большое значение для жителей Южной Осетии имел ввод в строй в 2009 г. нового магистрального участка российского газопровода Дзуарикау-Цхинвал, что позволило компенсировать потери от прекращения подачи газа в республику через грузинскую территорию. В целом, несмотря на все еще существующие трудности объективного и субъективного характера, Абхазия и Южная Осетия постепенно восстанавливаются и успешно строят свои государства.

Следует отметить, что к концу 2010 г. риторика наших международных оппонентов по вопросу целесообразности признания Россией Абхазии и Южной Осетии стала более сдержанной и реалистичной. При этом учитывается и ранее имевший место косовский прецедент и естественное противоречие двух основополагающих принципов послевоенного устройства мира: территориальной целостности государств и права наций на самоопределение. Мировое сообщество стоит перед дилеммой: что важнее – права и свободы человека (народа, нации) или целостность государства? Какому из двух, признанных ООН, равнозначных принципов отдать приоритет? Становится все более очевидным, что настало время в рамках международных организаций разработать эффективные механизмы мирного разрешения подобных конфликтов (например, через референдум населения спорных территорий при участии международных наблюдателей).

В соответствии с договоренностями между президентами России и Франции Д.Медведевым и Н.Саркози, достигнутыми после августовских событий 2008 г. в Южной Осетии, в столице Швейцарии г. Женеве под эгидой ООН, ЕС, ОБСЕ с участием делегаций Абхазии, Грузии, Южной Осетии, России и США на регулярной основе проводятся дискуссии по обеспечению безопасности и стабильности в Закавказье, обсуждаются вопросы гуманитарного характера. Аналогичные встречи проводятся на грузино-абхазской границе (Гальский район). В рамках механизма по предотвращению инцидентов и реагированию на них в ближайшее время планируется возобновить прерванные в октябре 2009 г. подобные встречи и на грузино-южноосетинской границе (населенный пункт Эргнети). Одним из результатов Женевских переговоров стал вывод в середине октября 2010 г. российских пограничников из села Переви Сачхерского района Грузии. На эту территорию вступили грузинская полиция и наблюдатели Евросоюза (в настоящее время Миссия наблюдателей ЕС (МНЕС) в Грузии насчитывает до 200 чел.).

Нагорно-Карабахский конфликт продолжает оставаться наиболее сложным, запутанным и взрывоопасным на постсоветском пространстве. В отличие от рассмотренных выше конфликтов, здесь нет международных миротворческих контингентов и наблюдателей. Вооруженные силы сторон конфликта не разведены на безопасные расстояния, армянскими войсками оккупировано - за пределами Нагорного Карабаха - 7 районов Азербайджана (около 14% его территории), которые рассматриваются Арменией в качестве транспортного коридора между НКР и Арменией и «пояса безопасности». В районах соприкосновения сторон конфликта, несмотря на ее эпизодический мониторинг представителями миссии ОБСЕ, продолжают иметь место перестрелки, отдельные вооруженные столкновения. Стороны не скрывают своих военных приготовлений, периодически раздаются угрозы решить проблему восстановления территориальной целостности Азербайджана военным путем.

Попытки мирного решения проблемы Нагорно-Карабахской республики (НКР) с помощью международных посредников в лице ООН, ОБСЕ, а также России, США, Франции, которые являются сопредседателями так называемой Минской группы по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, пока безрезультатны. Все, чего удалось добиться на сегодня, – это перевод конфликта в стадию «замороженного» и регулярные азербайджано-армянские встречи на уровне глав государств при участии сопредседателей Минской группы или президента России. От каких-либо контактов с руководством самопровозглашенной республики азербайджанские власти воздерживаются, предпочитая все переговоры вести только с официальными лицами Армении. Одними из наиболее острых вопросов в этом конфликте остаются: освобождение оккупированных Арменией районов Азербайджана, возвращение в НКР азербайджанских беженцев и будущий статус республики. Очевидно, что отложенный на время вопрос о статусе НКР и признание состоявшегося фактически размежевания по национальному признаку азербайджанцев и армян, соответственно, в Азербайджане, Армении и Нагорном Карабахе, могли бы послужить основой будущего окончательного урегулирования конфликта. Вряд ли возможно на практике осуществить требование Баку о перемещении многих тысяч беженцев в места их проживания во времена СССР. В таком случае неминуемо встает вопрос, а готовы ли азербайджанские власти принять у себя армянских беженцев из Баку, Сумгаита и других районов Азербайджана и обеспечить им безопасность?

Принципиальная позиция России по Нагорному Карабаху, подтвержденная  Д.Медведевым в 2009-2010 гг. в контактах с президентами И.Алиевым и С.Саргсяном, сводится к следующему:

- мы против навязывания участникам конфликта каких-либо рецептов извне и исходим из того, что главная ответственность за окончательный выбор условий урегулирования ситуации должна лежать на самих азербайджанцах и армянах;

- Россия была бы готова поддержать тот вариант решения проблемы, который устроит все вовлеченные в конфликт стороны, а в случае достижения компромиссной договоренности - выступить гарантом урегулирования;

- жизнеспособным будет такое решение проблемы, которое позволит вернуть стабильность и спокойствие в Закавказье, а в постконфликтный период поможет сохранить исторически сложившийся там геополитический баланс сил, не приведет к превращению региона в арену международного политического и военного соперничества.

Весьма важной можно считать встречу президентов Азербайджана И.Алиева и Армении С.Саргсяна при посредничестве Д.Медведева, состоявшуюся 27 октября 2010 г. в г. Астрахань. Президенты трех стран приняли по итогам этой встречи совместное заявление, в котором подчеркнули, что «урегулирование конфликта политико-дипломатическими средствами требует дальнейших усилий по укреплению режима прекращения огня и мер доверия в военной области». В документе также отмечается, что «с этой целью президенты Азербайджана и Армении договорились в качестве первого шага безотлагательно провести обмен военнопленными и возвращение тел погибших при содействии сопредседателей Минской группы ОБСЕ и Международного комитета Красного креста, а также руководствоваться этими подходами в будущем, исходя из исключительно гуманитарного характера подобных вопросов»[3].

Сам факт продолжающихся контактов и встреч сторон конфликта на высшем уровне (только за 2010 г. – это уже третья встреча в таком формате) и решение хотя бы вопросов гуманитарного свойства заслуживают всяческой поддержки со стороны мирового сообщества. Несмотря на продолжающиеся военные приготовления сторон и звучащую иногда с их стороны воинственную риторику, есть все же определенная уверенность, что данный конфликт не перейдет вновь в стадию вооруженного противостояния.

Российско-чеченский конфликт изначально принял форму острого легитимного противоречия, ставящего под вопрос самые основания политической системы России — политическую общность. Проведенный анализ показывает, что эскалация конфликта явилась результатом слабости и неэффективности таких ключевых компонентов политической системы России, как а) конституционная легитимность федеративного устройства; б) урегулированность политических, финансово-экономических, юридических взаимоотношений федерального и регионального уровней государственной власти; в) механизм принятия и реализации политических решений; г) правовая регламентация действий исполнительной власти в кризисных ситуациях и т.д. Сам факт существования внутриполитического конфликта подобного масштаба является недвусмысленным свидетельством глубокого кризиса политической системы государства. Применительно к стратегии контроля над конфликтом, чеченский кризис идентифицирует неспособность политической системы России к реализации превентивного комплекса мер контроля, направленных на недопущение, предотвращение и ограничение политического насилия.
Следует признать при этом, что в условиях переходного процесса, связанного с коренным преобразованием основ общественно-политических отношений и самой государственности, кризисы подобного рода практически неизбежны. Перспектива преодоления системного кризиса связана с поэтапным реформированием ключевых компонентов государственного устройства, утверждением эффективно функционирующих норм и механизмов, повышающих адаптивность и устойчивость политической системы. Перспектива реализации мер контроля над конфликтами в этом контексте связана, в первую очередь, с: а) обеспечением конституционной легитимности основ государственного устройства; б) выработкой эффективного комплекса правовых, политических, финансово-экономических регуляторов взаимоотношений центра и регионов; в) формированием действенного механизма “сдержек и противовесов”, обеспечивающих оптимальное сочетание эффективности и легитимности политических решений и действий; г) утверждение правовой культуры и “власти закона” в качестве основного регулятора деятельности всех политических институтов и участников политического процесса.
В этом отношении, следует признать, что развитие политической системы России за прошедшие годы, отмеченные эскалацией чеченского кризиса, продемонстрировало значительный прогресс:
— с принятием новой Конституции, пусть и не вполне правовыми методами, преодолена проблема конституционной легитимности основ государственного устройства, в том числе его федеративного характера;
— развитие практики заключения договоров о разграничении полномочий между федеральным центром и субъектами Федерации обозначило реальную и конструктивную альтернативу силовым попыткам решения проблемы самоопределения как со стороны регионов, так и со стороны Центра. Пример субъектов Федерации, выбравших “путь Татарстана”, показал эффективность обеспечения политических и экономических основ самоопределения путем политического диалога, обесценив тем самым былую привлекательность “чеченского пути”, приведшего этот народ на грань исторической катастрофы:
— преодоление острого кризиса во взаимоотношениях законодательной и исполнительной властей, принявшего форму фактического двоевластия, формирование новых конституционных органов законодательной власти, возобновление деятельности Конституционного суда в расширенном составе, подтверждение и расширение практики проведения свободных демократических выборов в органы государственной власти всех уровней, отказ от внеправовых методов политической борьбы — все это недвусмысленно свидетельствует о стремлении основных политических сил внедрить в политическую систему конструктивные элементы “сдержек и противовесов”;
— становление эффективного механизма принятия решений в кризисных ситуациях связано с укреплением нормативных и организационных основ деятельности Совета безопасности РФ, ; стремление поставить процесс принятия критических государственных решений на устойчивую основу комплексного научного анализа представляется наиболее эффективным способом контроля над конфликтами на территории России.
Чеченский кризис со всей очевидностью показал, что укрепление основ демократии и правового государства, политической культуры является основным условием самоконтроля в конфликтных ситуациях. И напротив, попытки решения внутриполитических проблем силовым способом, вне правового пространства, пренебрежение нормами демократии в угоду авторитарным установкам лидеров подрывает легитимность власти, обесценивает усилия, направленные на решение конфликтных ситуаций. Переход российско-чеченского конфликта в фазу открытого вооруженного насилия явилось закономерным итогом политического авторитаризма, культивируемого обеими сторонами в своей внутренней политике.
При этом, следует с удовлетворением признать, что российское руководство нашло в себе мужество осознать тупиковый характер такой политики. Последовательная линия на укрепление демократических основ российской государственности, выразившаяся в проведении парламентских и президентских выборов в столь критической внутриполитической обстановке, свидетельствует о приверженности российской политической элиты выбранному курсу на поэтапную модернизацию, утверждение рациональных основ и ценностей современного общества


Независимость Косово.
Одиннадцать лет назад силы НАТО выдворили сербские войска, двумя годами позже Косово провозгласило независимость, и теперь молодая страна прикладывает большие усилия, чтобы консолидировать свое положение на карте мира. Согласно конституции Сербии, территория Республики Косово является частью Республики Сербия и входит в её состав как Автономный край Косово и Метохия, однако, фактически, Косово властями Сербии не контролируется.

Вопрос о статусе Косово вызывает много споров и разногласий. В результате активных боевых действий военно-воздушных и военно-морских сил НАТО против Союзной Республики Югославии и под давлением дипломатии руководство Югославии было вынуждено согласиться вывести с территории Автономного края Косово и Метохии военные и полицейские силы, тем самым утратив фактический контроль над ней.

17 февраля 2008 года Парламент Косова в одностороннем порядке объявил о независимости от Сербии и о формировании суверенного государства Республика Косово. Однако, согласно конституции Сербии, парламент края не обладает необходимыми для отделения полномочиями, поэтому объявление независимости нелегитимно, и Косово по-прежнему входит в состав Сербии как автономный край Косово и Метохия.

23 октября 2004 года под контролем временной администрации прошли выборы в парламент Косова. Большинство голосов (47 процентов) было отдано Демократическому союзу Косово (лидер — Ибрагим Ругова, умеренные). Демократическая партия Косово (лидер — бывший полевой командир Хашим Тачи) получила 27 процентов голосов. Ещё один бывший командир Армии освобождения Косова — Рамуш Харадинай — возглавлял партию Альянс за будущее Косово. Все албанские партии выступали за независимость края. Подавляющее большинство косовских сербов выборы проигнорировало — проголосовало около 900 человек, т. е. менее 1 процента сербского населения. По их мнению, в крае не было создано нормальных условий для проведения выборов, что доказало очередное кровопролитие в марте 2004 года, когда в результате беспорядков и погромов 19 человек погибли, 4 тысячи сербов и других неалбанцев лишились крова, были сожжены сотни домов и разрушены десятки православных храмов и монастырей.

В октябре 2007 года, за месяц до истечения срока переговоров председатель правительства Сербии Воислав Коштуница заявил:" … Косово и Метохия не может быть трофеем НАТО, и пока существует устав ООН, международно-признанные границы Сербии останутся неизменными." По мнению правительств США и некоторых государств ЕС, ситуация в Косово является уникальной и признание его независимости не должно быть прецедентным для иных самопровозглашённых образований. 1 декабря 2009 года в международном суде в Гааге начались слушания о законности одностороннего провозглашения независимости Косово. 22 июля международный суд ООН в Гааге огласит консультативное заключение по вопросу о законности провозглашения независимости Косово. [4]

Тема Косово, заявленная Россией как один из приоритетов ее председательства в Совете Безопасности ООН, демонстрирует очередной парадокс мировой политики. С одной стороны, все, включая Сербию, понимают, что назад дороги нет. С другой – значительная и весьма влиятельная часть международного сообщества совершенно не заинтересована в формальном признании реальности.

Очевидно: можно сколько угодно твердить, что отделение Косово – не прецедент и «уникальный случай», но от этого ни одному федеративному государству, имеющему на своей территории активные или потенциальные сепаратистские образования, легче не станет. Именно поэтому даже внутри Евросоюза, в целом поддержавшего независимость Косово, пять стран отказываются ее признать. Не говоря уже о Китае, Индии и многих других.

Позиция России в этом контексте особенно противоречива. До войны с Грузией, Москва имела все основания гордиться своим подходом – безукоризненным и с правовой и даже с моральной точки зрения. После признания Абхазии и Южной Осетии доказывать недопустимость признания Косово стало сложно. На мой взгляд, к такой ситуации привел не какой-то особый цинизм Москвы, а неблагоприятное стечение обстоятельств. Россия в принципе не собиралась признавать независимость двух формально грузинских территорий, но, столкнувшись с войной и затем неспособностью добиться легитимации своих действий иным способом, решила, что признание – меньшее из зол.

Тот факт, что Россия продолжает настаивать на неделимости Сербии, прежде всего дань традиционному союзнику. До тех пор, пока с положением вещей не смирится Белград, этого не сделает и Москва. В принципе, ничем особенным России это не грозит – дискуссия может продолжаться долго, видимо, столько, сколько продлится подготовка Белграда к вступлению в ЕС. При этом каждое новое решение в пользу косоваров, наподобие недавнего вердикта Международного суда ООН, Кремлю, в общем-то, выгодно – все сложнее и сложнее оспаривать суверенитет Абхазии и Южной Осетии. Так что с политической тактикой все понятно. А вот стратегически ситуация опасна и непредсказуема.

Косовский случай окончательно отменил табу на пересмотр границ, которое действовало в Европе после Второй мировой войны. Если распад союзной Югославии и СССР можно было считать стихийными бедствиями, а Чехословакия разделилась полюбовно, то Косово, Абхазия и Южная Осетия продемонстрировали иной тип размежевания. Вопреки формальным нормам международного права и, самое главное, в результате провала усилий разрешить споры в современном духе – то есть на основе сосуществования наций в полиэтническом государстве. Еще в середине 1990-х Европа твердо отстаивала именно такой подход – трем общинам Боснии и думать запретили о разводе. Теперь традиционной принцип «крови и почвы» взял верх. Нельзя исключить, что он, в конце концов, возобладает и в остающихся конфликтных зонах на постсоветском пространстве – в Молдавии (Приднестровье) и Азербайджане (Карабах). Да и России с ее Северным Кавказом есть о чем крепко подумать.

Решение о независимости Косово, принятое США и ведущими европейскими странами в 2007-2008 годах, стало не столько проявлением продуманной политики, сколько результатом ее неудачи. Решили, что проще признать реальность, чем пытаться ее изменить. Последствия не заставили себя ждать, и Грузией дело вряд ли ограничится.

Границы в Европе – понятие весьма неустойчивое. Со времени формирования национальных государств в XVII веке они менялись постоянно. А каждый период изменений в европейском устройстве означал кардинальный пересмотр территориального вопроса. Нет оснований думать, что XXI столетие станет исключением. [5]


Россия – НАТО
В 1997 г. НАТО и Россия подписали Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности, в котором была заложена формальная основа отношений между НАТО и Россией. Подписание Основополагающего акта привело к разработке двусторонней программы консультаций и сотрудничества в рамках Совместного постоянного совета (СПС).
В 2002 г. данные отношения получили новый импульс и наполнились новым содержанием после подписания Римской декларации «Отношения между НАТО и Россией: Новое качество», в результате которой был создан Совет Россия-НАТО. На встрече в Риме главы государств и правительств достигли договоренности о расширении возможностей сотрудничества в областях, вызывающих общий интерес, а также о совместном противодействии общим угрозам и рискам для безопасности собственных стран.
Саммит СРН 2008 г. в Бухаресте является первым подобным мероприятием с момента подписания Римской декларации. На встрече будет рассмотрена деятельность СРН последних шести лет, направленная на осуществление принципов и задач, предусмотренных в Римской декларации, а также возможные меры, призванные повысить их эффективность в будущем.
За последние шесть лет Совет Россия-НАТО разработал ряд проектов по практическому сотрудничеству в следующих сферах, представляющих общий интерес.

Борьба против терроризма
Сотрудничество между НАТО и Россией в области борьбы против терроризма осуществляется в форме регулярного обмена информацией, углубленных консультаций, совместной оценки угроз, планирования использования гражданских служб в случае терактов, диалога на высоком уровне о роли вооруженных сил в борьбе против терроризма, а также изучения выводов и опыта недавних террористических актов и научно-технического взаимодействия. Государства-члены НАТО и Россия также осуществляют сотрудничество и в других областях, связанных с борьбой с терроризмом, таких как пограничный контроль, нераспространение ОМУ, управление использованием воздушного пространства и ядерная безопасность.
В декабре 2004 г. на заседании СРН на уровне министров иностранных дел был утвержден комплексный План действий СРН по терроризму, направленный на повышение уровня общей координации и стратегического сотрудничества в рамках СРН. С декабря 2004 г. осуществляется совместная предварительная подготовка российских кораблей для участия в военно-морской контртеррористической операции НАТО «Активные усилия», проходящей в Средиземном море. Первым кораблем, принявшим участие в данной операции в сентябре 2006 г., стал сторожевой корабль ВМФ России «Пытливый». Год спустя в сентябре 2007 г. второй сторожевой корабль ВМФ России - «Ладный» - приступил к участию в операции. В 2008 г. ожидается поочередное участие дополнительных российских кораблей.

Сотрудничество по Афганистану
Обучение и подготовка персонала из Афганистана и стран Центральной Азии по борьбе с наркотиками.
Реализация пилотного проекта СРН по обучению и подготовке персонала из Афганистана и стран Центральной Азии по борьбе с наркотиками началась по инициативе министров иностранных дел стран-членов СРН в декабре 2005 г. Проект призван оказать содействие в противодействии угрозе незаконного оборота наркотиков из Афганистана. Данная инициатива направлена на наращивание местного потенциала и укрепление региональных связей и сотрудничества за счет обмена совместным опытом стран Альянса и России с офицерами среднего звена из Афганистана и стран Центральной Азии (Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана). Проект осуществляется при сотрудничестве с Управлением ООН по наркотикам и преступности. Учебные курсы предоставлялись на территории России и Турции в специализированных центрах повышения квалификации. Кроме того, во всех шести государствах-участниках инициативы проводятся мобильные курсы подготовки. Летом 2007 г. члены СРН приветствовали готовность Финляндии внести свой вклад в осуществление данной инициативы. В рамках проекта СРН уже прошли подготовку около 450 офицеров из шести стран, для которых предназначается данная программа.
Наземные транзитные перевозки для обеспечения деятельности МССБ
В марте 2008 г. была заложена основа договоренности, призванной способствовать осуществлению транзитных перевозок через российскую территорию невоенных грузов НАТО, государств-членов НАТО и других стран, принимающих участие в деятельности Международных сил содействия безопасности в Афганистане, для целей обеспечения деятельности МССБ в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности ООН 1386.

Военное сотрудничество
Одним из ключевых направлений работы СРН также является подготовка к проведению возможных совместных военных операций в будущем. В целях повышения оперативной совместимости вооруженных сил НАТО и России была создана программа, важной составляющей которой является подготовка и проведение учений. Утверждение Политико-военных указаний по повышению уровня оперативной совместимости войск (сил) России и стран НАТО на заседании СРН на уровне министров обороны, состоявшемся в июне 2005 г., придало дополнительный импульс развитию усилий в данном направлении. Договоренности о военных связях и взаимодействии укрепляются как на уровне Оперативного командования НАТО, так и в Москве. Кроме того, ратификация Соглашения о статусе сил ПрМ в мае 2007 г. будет способствовать дальнейшему развитию сотрудничества между вооруженными силами и в других практических областях.

Поисково-спасательные операции на море
Работа по линии поисково-спасательных операций на море интенсифицировалась после подписания рамочного соглашения о сотрудничестве в данной области в феврале 2003 г. В июне 2005 г. Россия приняла участие в самых крупномасштабных поисково-спасательных учениях в истории НАТО «Сорбет Рояль». Приобретенный опыт и установившиеся в ходе данного учения связи способствовали успешному проведению спасательной операции в реальных условиях в августе 2005 г. у побережья российского полуострова Камчатка. В 2008 г. Россия планирует принять участие в еще более масштабном учении «Болд Монарх».

Оборонная реформа и сотрудничество
Инициативы, предпринятые в области оборонной реформы, направлены на развитие вооруженных сил, управление кадровыми и финансовыми ресурсами, реформу оборонной промышленности, управление последствиями оборонной реформы, а также затрагивают оборонные аспекты борьбы против терроризма. К данным инициативам относится разработка Политико-военных указаний по повышению уровня оперативной совместимости войск (сил) России и стран НАТО, которая была принята на заседании СРН на уровне министров обороны в июне 2007 г. Директива призвана содействовать в подготовке вооруженных сил России и НАТО для участия в возможных совместных операциях.

Центр социальной адаптации Россия–НАТО

Центр социальной адаптации Россия–НАТО для уволенных в запас военнослужащих был создан в Москве в июле 2002 г. Для расширения деятельности центра в марте 2003 г. были открыты шесть региональных филиалов. Свыше 2000 бывших военнослужащих из вооруженных сил России прошли переподготовку. Около 85% из них нашли работу в гражданском секторе в результате обучения или содействия, полученного в отделе Центра по трудоустройству.

Оборонно-промышленное сотрудничество
Комплексное «Исследование сотрудничества между Россией и НАТО в области оборонной промышленности, исследований и технологий», запрос на проведение которого поступил в январе 2005 г., предположительно позитивным образом скажется на будущем сотрудничестве в данных областях. Отчеты по результатам двух этапов исследования были опубликованы в июне 2007 г., а рекомендации и идеи по дальнейшей работе обсуждаются в рамках СРН.

Кризисное регулирование
Россия и НАТО имеют давнюю историю сотрудничества в области кризисного регулирования. С 1996 г. по 2003 г. из всех стран, не являющихся членами Альянса, Россия вносила крупнейший вклад в миротворческие операции под эгидой НАТО. С 2002 г. СРН предпринял ряд шагов, направленных на дальнейшее укрепление сотрудничества в данной области, в частности утвердив в сентябре 2002 г. «Политические аспекты общей концепции совместных миротворческих операций России и НАТО». Данные шаги нашли свое отражение во время процедурного учения, прошедшего в три этапа с мая 2003 г. по сентябрь 2004 г.

ПРО ТВД
В 2003 г. было проведено исследование по вопросам противоракетной обороны театра военных действий, призванной обеспечить защиту войск в совместных районах действий, в рамках которого оценивались возможные уровни оперативной совместимости систем ПРО ТВД России и стран НАТО. По данному направлению также проводились три командно-штабных учения, первое из которых прошло в Соединенных Штатах в марте 2004 г., второе – в Нидерландах в марте 2005 г. и третье – в России в октябре 2006 г. В Германии в январе 2008 г. также проводилось учение на базе компьютерного моделирования. Исследования в области оперативной совместимости, компьютерные учения и КШУ призваны заложить основу для дальнейших усилий по повышению оперативной совместимости и разработке механизмов и порядка проведения совместных операций в области ПРО ТВД.

Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве
Значительный прогресс был достигнут по линии Инициативы по сотрудничеству в воздушном пространстве (ИСВП), направленной на укрепление сотрудничества между государствами СРН в области наблюдения за воздушным пространством и организации воздушного движения в целях повышения транспарентности, предсказуемости и усовершенствования коллективных сил и средств, необходимых для противодействия террористической угрозе в воздухе. Технический ввод в эксплуатацию осуществляется с конца 2007 г., а ввод системы в полную эксплуатацию рассчитан на конец 2008 г. Параллельно были достигнуты позитивные результаты по линии разработки замысла операций, концепции учений и подготовки и порядка согласования, а также договоренности по правовым вопросам. На начальном этапе системы, разработанные в рамках инициативы, вводятся в действие между Норвегией, Польшей, Турцией и Россией.

Нераспространение ОМУ
В рамках СРН развивается диалог по растущему количеству вопросов, связанных с нераспространением оружия массового уничтожения. Для укрепления существующих договоренностей по нераспространению ОМУ были выдвинуты конкретные рекомендации. В целях рассмотрения возможностей практического сотрудничества в области защиты от ядерного, биологического и химического оружия проводился ряд углубленных дискуссий и семинаров для экспертов. На самом последнем семинаре, состоявшемся в сентябре 2007 г. во Флоренции в Италии, эксперты и официальные лица из России и стран НАТО обсудили угрозы распространения ОМУ и вызовы в данной области. В ходе неформальных переговоров особое внимание уделялось распространению баллистических ракет и ядерному терроризму.

Контроль над вооружениями
СРН также является форумом для ведения открытой дискуссии по вопросам, связанным с контролем над обычными вооружениями, в том числе по вопросам ДОВСЕ, Договора по открытому небу, а также по мерам укрепления доверия и безопасности.

Вопросы ядерного оружия
В ядерной области экспертами был разработан глоссарий терминов, организовывались обмены мнениями по вопросам ядерных доктрин и стратегии. Наблюдатели также приняли участие в полевых учениях по реагированию на инциденты с использованием ядерного оружия в России (2004 г.), в Великобритании (2005 г.), Соединенных Штатах (2006 г.) и Франции (2007 г.).

Планирование использования гражданских служб в чрезвычайных ситуациях
Значительный прогресс был достигну по линии развития сотрудничества в области планирования использования гражданских служб в чрезвычайных ситуациях и реагирования на чрезвычайные ситуации. Ликвидация последствий террористических актов стала одним из основных направлений деятельности. Два учения, проведенных в России – в Богородске (2002 г.) и в Калининграде (2004 г.), а также учения, состоявшиеся в Монтелибретти в Италии (2006 г.) способствовали выработке конкретных рекомендаций по ликвидации последствий. Очередное командно-штабное учение планируется в Норвегии в 2009 г. В 2003 г. была предпринята российско-венгерская инициатива по созданию Сил и средств быстрого развертывания в целях повышения способности стран СРН обеспечивать защиту гражданского населения от стихийных бедствий и техногенных катастроф, а также террористических актов с использованием ОМУ.

Новые угрозы и вызовы
В рамках Комитета «Наука ради мира и безопасности» в формате СРН ведется перспективная работа по противодействию новым угрозам и вызовам в рамках технического сотрудничества. К ключевым рассматриваемым областям относятся экологическая безопасность, экологический терроризм, психологические последствия терроризма, кибернетическая безопасность, защита от химических, биологических, радиоактивных и ядерных веществ, а также обнаружение взрывчатых веществ.[6]

Россия и СНГ

В июле 2004 на заседании Совета безопасности РФ, посвящённом политике России в СНГ, президент России В. В. Путин, находившийся в то время в должности президента, признал: «Мы подошли к определённому рубежу в развитии СНГ. Либо мы добьёмся качественного укрепления СНГ, создадим на его базе реально работающую, влиятельную в мире региональную структуру, либо нас неизбежно ждёт „размывание“ этого геополитического пространства и, как следствие, окончательное падение интереса к работе в Содружестве среди его государств-участников». В марте 2005, после того как российское руководство потерпело целый ряд ощутимых политических провалов в отношениях с бывшими республиками СССР (Грузия, Украина, Молдавия), и в самый разгар кризиса власти в Киргизии, В. В. Путин высказался уже более категорично: «Всё разочарования — от избытка ожиданий… Если кто-то ожидал от СНГ каких-то особых достижений в экономике, политике или в военной сфере, естественно, этого не было, так как и быть не могло. Цели программировались одни, а на деле процесс после распада СССР проходил по-другому…». Как выразился Путин, СНГ создавалось для «цивилизованного развода» постсоветских стран, а всё остальное — «политическая шелуха и болтовня». Он выразил мнение, что реальными же интеграционными инструментами сейчас являются такие объединения, как ЕврАзЭс и создаваемое Единое экономическое пространство (ЕЭП). Что же касается СНГ, то оно, по словам Путина, играет роль «весьма полезного клуба для выявления взглядов руководителей государств на имеющиеся проблемы гуманитарного и экономического характера». В связи с нарастанием центробежных процессов в СНГ, в последние годы неоднократно поднимался вопрос о необходимости его реформирования. При этом отсутствует единство мнений о возможных направлениях этого процесса. В июле 2006 года на неформальном саммите глав государств Содружества президент Казахстана Н. А. Назарбаев предложил свой вариант — он считает, что СНГ следует сосредоточиться на следующих областях сотрудничества:

Как отмечали некоторые СМИ, в 2006 году скептицизм в отношении жизнеспособности и эффективности СНГ был связан ещё и с торговыми войнами между Россией, с одной стороны, и Грузией, Молдавией, Украиной — с другой, но особенно — с резким обострением отношений между Россией и Грузией.

Кроме того, как отмечают многие обозреватели, к концу 2005 года политику России в отношении государств СНГ (и вообще постсоветских государств) стала «формировать» российская газовая монополия «Газпром». Цены на поставляемый природный газ превратились в действенный инструмент поощрения и наказания государств СНГ в зависимости от их политики в отношении России:

После того как Россия перешла на рыночные цены на газ, поставляемый партнёрам по СНГ, Содружество лишилось одного из объединяющих факторов — низких цен на газ и нефть. Одновременно на протяжении всего 2006 года российское руководство предпринимало усилия по формированию на базе СНГ некоего союза государств, связанных системой нефте- и газопроводов и признающих лидирующую и ключевую роль России как монопольного поставщика энергоресурсов в Европу со всего постсоветского пространства. Сопредельные государства в этой структуре должны играть роль либо поставщиков своего газа в российские трубопроводы (Туркмения, Казахстан, Узбекистан), либо транзитных стран (Украина, Белоруссия). Залогом энергетического союза должна была стать продажа энергетических и энерготранспортных активов или обмен ими. Так с Туркменией была достигнута договорённость об экспорте её газа через «Газпром». В Узбекистане российские компании осваивают местные месторождения энергоресурсов. В Армении «Газпром» получил в собственность магистральный газопровод из Ирана. С Молдавией достигнута договорённость о том, что «Молдовгаз», 50 % которого принадлежит «Газпрому», проведёт дополнительную эмиссию акций, которую Молдавия оплатит, внеся в компанию газораспределительные сети, а «Газпром» — денежные средства.[7]


Заключение:

Россия продолжила членство СССР в ООН (включая статус постоянного члена Совета Безопасности) и в других международных организациях, участие в международных договорах СССР, приняла на себя обслуживание внешнего долга бывшего СССР, к ней же перешли все советские зарубежные активы в полном объёме.
В международных отношениях Россия выступает в качестве государства-продолжателя СССР, однако данный статус оспаривается отдельными государствами и остаётся предметом дискуссии в научных кругах.

Россия — один из ключевых участников международного общения. В качестве одного из пяти постоянных членов СБ ООН остаётся одной из традиционных великих держав и несёт особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Россия входит также в «Большую Восьмёрку» экономически развитых государств. Является членом значительного числа других международных организаций, включая Совет Европы и ОБСЕ. Особое место занимают организации, созданные на пространстве бывшего СССР в основном при ведущей роли России: СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС. Россия вместе с Белоруссией составляют Союзное государство.

Внешняя политика России определяется Президентом страны и осуществляется Министерством иностранных дел. Россия проводит многовекторную внешнюю политику. Она поддерживает дипломатические отношения со 191 государством, имеет диппредставительства в 144 странах. У России нет дипотношений с Грузией (с 2008 года), Бутаном, Тувалу и Соломоновыми Островами.
Источники информации:

1) Сайт Администрации Президента России, http://news.kremlin.ru

2) Журнал «Стратегия России», № 8 (68), М. 2009, стр. 4, передовая статья главного редактора В.Никонова

3) Сайт Президента Российской Федерации, 27.10.2010, «Встреча с президентами Азербайджана и Армении, www.kremlin.ru

4) http://www.inosmi.ru/photo/20100722/161520502_2.html

5) http://www.voanews.com/russian/news/crossfire/100062199.html

6) http://natomission.ru/cooperation/nrc/

7) http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%9D%D0%93




Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации