Курсовая работа - Гендерные различия в типологических группах - файл n1.rtf

Курсовая работа - Гендерные различия в типологических группах
скачать (332.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf333kb.21.10.2012 17:28скачать

n1.rtf

Содержание


Введение

3

1. Теория гендерных исследований. Предпосылки возникновения понятия «гендер»


5

2. Типология гендерной идентичности

8

3. Исследования аспектов половой дифференциации

11

3.1. Половые различия в проявлении свойств нервной системы и

темперамента


11

3.2. Личностные особенности мужчин и женщин

12

3.3. Различия мужчин и женщин в проявлении волевых качеств

16

4. Гендерные различия в сфере эмоций

18

4.1. Гендерные различия в сфере эмоционального интеллекта.

Проявление эмоций


18

4.2. Различия между мужчинами и женщинами в понимании эмоций. Эмпатия


22

Заключение

26

Список использованной литературы

29



Введение
Некогда провозглашенный в Советском Союзе, по сути справедливый лозунг о равноправии мужчин и женщин без достаточных на то научных оснований был распространен, за исключением разве что очевидного анатомо-физиологического своеобразия полов, на большинство сфер психики человека. Такой политизированный эгалитаристский подход стал серьезным препятствием для исследовательской работы в области объективно существующих половых различий и особенно психологических половых различий.

Осознание важности учета фактора пола в отечественной психологии связано с именем Б.Г.Ананьева, который, опираясь на весьма ограниченные на тот момент эмпирические данные, тем не менее, сумел сформулировать прозорливую гипотезу о «сквозном» характере этой важнейшей константы индивида, связанной прежде всего с его генотипической организацией, но проявляющейся на разных уровнях жизнедеятельности и поведения (Ананьев, 2001).

В зарубежной психологии гендерные исследования исчисляются десятками тысяч. В последние десятилетия также среди отечественных психологов общеосознанной стала необходимость при изучении разнообразных проявлений психики человека акцентировать внимание на половом аспекте проблемы. В частности, установлены различия между лицами мужского и женского полов в проявлении свойств нервной системы и темперамента, в видовой и индивидуальной изменчивости психики, в познавательных процессах, в личностных особенностях, в общении, в полоролевых стереотипах и т.д.

Значимость такого подхода объясняется тем, что пол представляет собой одну из движущих сил развития личности, затрагивая наиболее важные области интересов человека. Сегодня в дифференциальной психологии гендерная проблема является, пожалуй, одной из наиболее активно и широко разрабатываемых. Однако в подавляющем большинстве исследований сравнение мужской и женской половин человечества на основе поэлементного сопоставления средних величин тех или иных признаков не дает возможности обнаружить общие, глубинные закономерности половых различий. Явная односторонность такой стратегии приводит к тому, что психический пол выступает и изучается как набор изолированных типичных свойств, черт и качеств. В результате эмпирические данные часто оказываются недостаточными и противоречивыми.

Цель курсовой работы: изучить гендерные различия в типологических группах. Для достижения этой цели поставлены такие задачи:

- дать определение понятию «гендер», изучить предпосылки возникновения гендерных исследований в психологии;

- рассмотреть существующие модели гендерной идентичности;

- изучить результаты исследований половой дифференциации в таких аспектах – свойства нервной системы, темперамент, личностные характеристики и волевые качества;

- проанализировать гендерные различия в эмоциональной сфере.

В процессе выполнения данной работы были использованы базовая учебная литература, теоретические труды крупнейших мыслителей в рассматриваемой области, результаты практических исследований видных отечественных и зарубежных авторов, статьи и обзоры в специализированных и периодических изданиях, посвященных гендерной тематике и прочие актуальные источники информации.

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из 4 разделов, заключение и библиографический список.
1. Теория гендерных исследований. Предпосылки возникновения понятия «гендер»
В теории и методологии гендерных исследований базовым положением является различение понятий пол и гендер. Традиционно понятие пола использовалось для обозначения морфологических и физиологических различий, на основе которых человеческие существа (и многие другие живые организмы) определяются как мужские или женские. Но помимо биологических отличий между людьми существуют разделение социальных ролей, форм деятельности, различия в поведении и психологических характеристиках. При этом нетрудно обнаружить: то, что в одном обществе считается «мужским», в другом может определяться как «женское».

Еще в 30-е годы известная американская антрополог Маргарет Мид [54] показала, как по-разному в изученных ею обществах определялись роли матери и отца, позиции мужчин и женщин в общественной иерархии. Более того, сами представления о мужском и женском очень вариативны. Так, М. Мид отмечала: «Если те качества темперамента, которые мы считаем женственными - то есть пассивность, отзывчивость, любовь и нежность к детям - могут быть представлены как мужской образец в одном племени, а в другом не приниматься как большинством женщин, так и большинством мужчин, то у нас нет никаких оснований считать такие аспекты поведения обусловленными биологическим полом... Многие, если не все черты личности, которые мы называем мужскими или женскими, так же мало связаны с полом, как одежда, манеры или форма головного убора, которые общество в данный момент предписывает полам» [54, С. 278-280].

Впоследствии многие другие этнографы продемонстрировали относительность тех социальных норм, которые в западной культуре выстраиваются на основании биологического пола, а затем представляются как аксиомы культуры. Исторические исследования, проведенные в 70 - 80-е годы с использованием этих идей, показали, что представления о типично мужском и типично женском меняются даже в истории одного и того же общества.

Так возникла необходимость различать биологический пол (в английском языке обозначаемый словом sex) как совокупность анатомо-биологических особенностей и социальный пол (по-английски - gender) как социокультурный конструкт, который общество «надстраивает» над физиологической реальностью. Понятие гендера обозначает в сущности и сложный социокультурный процесс: продуцирование обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат - социальный конструкт гендер. Конструирование гендерных различий протекает через определенную систему социализации (которая воспитывает разные навыки и психологические качества у девочек и мальчиков), разделение труда между женщинами и мужчинами и принятые в обществе культурные нормы, роли и стереотипы (например, спорт - исключительно маскулинная сфера деятельности). При этом гендерные роли и нормы не имеют универсального содержания и значительно различаются в разных обществах. В этом смысле быть мужчиной или женщиной означает вовсе не обладание определенными природными качествами, это означает выполнять предписанную тебе гендерную роль и соответствовать определенным стандартам.

Важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет сознание людей. Конструирование гендерного сознания индивидов происходит посредством распространения и поддержания социальных и культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых общество наказывает людей (например, ярлыки «мужеподобная женщина» или «мужик, а ведет себя как баба» весьма болезненно переживаются людьми и могут вызывать не только стрессы, но и различные виды психических расстройств).

С момента своего рождения человек становится объектом воздействия гендерной системы - в традиционных обществах совершаются символические родильные обряды, различающиеся в зависимости от того, какого пола родился ребенок; цвет одежды, колясок, набор игрушек новорожденного во многих обществах также определены его полом. Проведенные исследования показывают, что новорожденных мальчиков больше кормят, зато с девочками больше разговаривают. В процессе воспитания семья (в лице родителей и родственников), система образования (в лице воспитательниц детских учреждений и учителей), культура в целом (через книги и средства массовой информации) внедряют в сознание детей гендерные нормы, формируют определенные правила поведения и создают представления о том, кто есть «настоящий мужчина» и какой должна быть «настоящая женщина».

В современной науке гендерный подход к анализу социальных и психологических процессов и явлений используется очень широко. В ходе гендерных исследований рассматривается, какие роли, нормы, ценности, черты характера предписывает общество женщинам и мужчинам через системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы.

2. Типология гендерной идентичности
Понятие «идентичность» впервые детально было представлено Э. Эриксоном. С его точки зрения, идентичность опирается на осознание временной протяженности собственного существования, предполагает восприятие собственной целостности, позволяет человеку определять степень своего сходства с разными людьми при одновременном видении своей уникальности и неповторимости.

Э. Эриксон определяет идентичность как процесс организации жизненного опыта в индивидуальное «Я», основной функцией которого является адаптация [43].

В настоящее момент рассматривают социальную и личностную (персональную) идентичность. В русле теории социальной идентичности Х. Тэджфела - Дж. Тернера гендерная идентичность трактуется как одна из подструктур социальной идентичности [56, 57].

Следует заметить, что понимание термина «гендерная идентичность» для многих исследователей неоднозначно. Рассмотрим лишь некоторые из трактовок «гендерной идентичности», вполне имеющие право на существование. Например, Н.К. Радина определяет ее как принадлежность к той или иной социальной группе на основе полового признака [36]. Т.В. Бендас рассматривает гендерную идентичность как отождествление себя с определенным полом, отношение к себе как к представителю определенного пола, освоение соответствующих ему форм поведения и формирование личностных характеристик [4]. Е.А. Здравомыслова и А.А. Темкина говорят о социально-психологическом феномене, продукте и процессе конструирования субъектом себя и социальной реальности посредством конструктов маскулинности и фемининности [42]. И.С. Клёцина понимает под гендерной идентичностью аспект самосознания, описывающий переживание человеком себя как представителя определенного пола [22]. Все они не просто подчеркивают ее системный характер (связь с полом, культурой, институтами социализации), а говорят о согласованности гендерной идентичности со всеми личностно принимаемыми образами «Я».

Один из самых авторитетных социологов современности англичанин Э. Гидденс объясняет, что не биологический пол, а социокультурные нормы определяют в конечном счете психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии женщин и мужчин. Господствующий в общественном сознании образ маскулинности и фемининности оказывается всего лишь характеристикой мужчин или женщин в текущей культуре [17].

В качестве составных частей гендерной идентичности многие исследователи выделяют половую, полоролевую и сексуальную идентичность.

В настоящее время существует три подхода в типологии гендерной идентичности: биполярный; андрогинный; мультиполярный.

Мультиполярная модель гендерной идентичности допускает существование нескольких вариантов гендерной идентичности в рамках одного пола.

Анализ определений гендерной идентичности и подходов в изучении данного феномена позволяет выделить её основные компоненты: биологический пол и маскулинность/фемининность/андрогинность как психологические характеристики личности.

Несложно заметить, что гендерная идентичность представляет собой результат особого процесса согласования факторов, который протекает в субъективном, внутреннем психологическом пространстве личности. В ходе этого процесса человек решает задачу принятия или выработки способов социокультурной презентации своих анатомических качеств в той манере и форме, которая отвечает его индивидуальным личностным особенностям. Отсюда следует, что вариант гендерной идентичности – это сочетание различных свойств и качеств, которыми личность сама характеризует свою гендерную идентичность через гендерные представления о себе, гендерную самооценку, гендерные планы, способы и структуры поведения.

С точки зрения мультиполярной модели гендерной идентичности, ее типология представлена шестью вариантами:

- андрогинный женский;

- андрогинный мужской;

- маскулинный женский;

- маскулинный мужской;

- фемининный женский;

- фемининный мужской.

Маскулинный вариант рассматривается как совокупность «инструментальных» качеств личности и характеризуется наибольшей выраженностью таких свойств, как независимость, напористость, властность, склонность защищать свои взгляды, честолюбие, способность к лидерству, склонность к риску, вера в себя, самодостаточность. В обыденном сознании данные качества ассоциируются с мужчинами.

С фемининным вариантом связывают «экспрессивные» характеристики личности: скромность, исполнительность, конформность, преданность, способность к состраданию, гибкость, эмпатия, склонность к кооперации и компромиссам.

Маскулинные и фемининные свойства в значительной мере обусловлены социальным контекстом при формировании и развитии и имеют, скорее, социокультурную детерминацию.

Андрогинному варианту гендерной идентичности примерно в равной степени присущи и маскулинные и фемининные качества. Вероятно, что представители этого типа личности воспитывались в ситуации менее жестких нормативных требований, связанных с полоспецифичным поведением [10].

3. Исследования аспектов половой дифференциации
3.1. Половые различия в проявлении свойств нервной системы и темперамента

Сила нервной системы. По данным А.М. Сухаревой [40], увеличение с возрастом количества лиц, имеющих большую и среднюю силу нервной системы, выражено как у лиц мужского, так и женского пола, но у последних более ярко (за счет того, что девочек 7-8 лет со слабой нервной системой больше, чем мальчиков того же возраста, а в возрасте 18-25 лет различий между лицами мужского и женского пола в количестве лиц с сильной и слабой нервной системой нет).

Подвижность нервных процессов. По данным Н.Е. Высотской [15] и А.Г. Пинчукова [34], среди мальчиков 7-16 лет количество лиц с подвижностью как возбуждения, так и торможения больше, чем среди девочек. Затем с подвижностью возбуждения больше становится женщин.

Баланс нервных процессов. Существенных различий между мальчиками и девочками школьного возраста по «внешнему» балансу нет. До периода полового созревания лиц с преобладанием торможения несколько больше среди девочек, так же как и после него. В пубертатном возрасте лиц с преобладанием торможения больше среди мальчиков. Возможно, это связано с тем, что этот период наступает раньше у девочек и, следовательно, у них раньше уменьшается (в связи со сдвигом баланса в сторону возбуждения) число лиц с преобладанием торможения. По количеству лиц с преобладанием возбуждения различий между лицами мужского и женского пола практически не было во всех возрастных группах.

Свойства темперамента. И.М. Владимирова [13], используя опросник Д. Кейрси для выявления типов темперамента, установила, что в выборке мужчин оказалось вдвое больше лиц сенсорного планирующего (SJ) и вчетверо — интуитивного мыслительного (NT) типа, в группе женщин — вдвое больше лиц интуитивного эмоционального (NF) типа. Девушки оказались более экстравертированными (E), эмоциональными (F), с более развитой интуицией (N), и более спонтанными (P), чем юноши. Юноши же отличались мыслительностью (T) и планомерностью (J).

По данным Н. Герасимовой [16], общительность женщин 20-25 лет значительно выше таковой у мужчин того же возраста.

Распространенность типов с акцентуацией характера по А.Е. Личко. На большом контингенте обследованных М.К. Омарова [31] выявила, что у юношей достоверно чаще, чем у девушек, встречается эпилептоидный и гипертимный типы, а у девушек — лабильный и психастенический типы. Остальные типы представлены у тех и других практически одинаково.
3.2. Личностные особенности мужчин и женщин

Половые различия в социальной активности. Е. Маккоби и К. Джеклин [19], проанализировав исследования о степени активности мальчиков и девочек, о стремлении их к достижениям и доминантности, отрицают наличие различий по этим параметрам и утверждают, что девочки активны не менее мальчиков, но сфера их активности другая.

Д.В. Колесов и Н.Б. Сельверова по поводу различного характера активности мальчиков и девочек пишут следующее: «Половые различия хорошо видны при анализе совместной с взрослыми деятельности детей разного пола. Предположим, отец выполняет какую-либо домашнюю работу технического характера. Дети разного пола и одинакового возраста, допустим 3-5 лет, в равной степени готовы помочь ему, но эта помощь и содействие будут выражаться по-разному. Дочь готова что-то принести, подать, подержать, ей достаточно участия в общем полезном деле. Сына же это не удовлетворит. Он обязательно будет стремиться схватить тот же инструмент и сам выполнить работу, подражая отцу в конкретных манипуляциях» [24, С. 26-27].

Таким образом, авторы подчеркивают, что дело не столько в количественных характеристиках активности мальчиков и девочек, сколько в качественных характеристиках.

Это качественное различие в проявлении мужской и женской активности обнаруживается и у взрослых, особенно когда дело касается общественной и политической активности.

Общительность. По данным Н. В. Бирюковой с соавторами [7], обследовавшими около 800 школьников с 1-го по 10-й класс, экстравертов больше среди мальчиков, а интровертов — среди девочек. Л. Фрэнсис и П. Пирсонс [49] приводят данные, из которых тоже следует, что экстраверсия ненамного выше у мужчин (исключая постоянно посещающих церковь). Большее, чем у женщин, количество высокообщительных мужчин выявлено Р.К. Малинаускасом [28]. И.М. Никольская [29] обнаружила как тенденцию большую замкнутость девочек, а А.И. Винокуров — большую общительность мужчин [12].

Психотизм. По Г. Айзенку [47] и Л. Фрэнсису и П. Пирсонсу, высокие оценки по шкале психотизма более характерны для мужчин, чем для женщин. Это значит, что мужчины более склонны к конфликтам и асоциальному поведению, а также к неадекватности эмоциональных проявлений.

Отношение к похвале. Н. Н. Обозов отмечает, что существуют различия между полами в отношении к похвале и вознаграждению. Женщина испытывает потребность в том, чтобы ее работа была отмечена окружающими. Поэтому домохозяйки и женщины, находящиеся на пенсии, часто страдают от неудовлетворенной потребности в признании, невнимания членов семьи и недооценки их труда [21].

Мужчина тоже любит, когда его хвалят за работу, но, в то же время если он уверен, что выполнил ее хорошо, то высокое мнение о себе он будет иметь даже в том случае, если его работа не будет признана другими. Следовательно, мужчины более независимы в своих самооценках от мнения окружающих.

Моральное развитие. Имеющиеся данные весьма противоречивы. По данным В.М. Погольша [35], женщины имеют более высокие показатели по моральным установкам. С другой стороны, И.М. Никольская [29] отмечает, что недобросовестность и безответственность с точки зрения взрослых чаще отличают девочек, чем мальчиков. С.М. Петрова [32] выявила, что у девушек показатель нравственной мотивации ниже, чем у юношей. Кэрол Гиллиган [52] с помощью методики Л. Кольберга, которой определяется уровень морального развития, обнаружила, что девочки и женщины обычно получают более низкие оценки за разрешение моральных дилемм, чем мальчики и мужчины. Однако К. Гиллиган считает, что это еще не значит, что лица женского пола имеют более низкий уровень морального развития, просто они используют другие критерии для вынесения своих моральных суждений. Ведь мальчиков и девочек с детства учат ценить разные качества. Гиллиган считает, что существуют два разных типа морального рассуждения: один базируется на понятии абстрактной справедливости, а другой — на человеческих отношениях и заботе о ближнем. Первый тип характерен для мужского мышления, второй — для женского. Мужчины часто строят свои рассуждения вокруг прав человека; женщины же рассматривают нравственные проблемы с точки зрения заботы о нуждах других людей. Однако и эти различия не являются абсолютными, так как многие женщины высказывают моральные суждения, руководствуясь приоритетом справедливости, а некоторые мужчины решают нравственные вопросы с точки зрения заботы о людях.

Конформность. В ряде работ показано, что конформность женщин выше [39, 55]. Мужчины могут быть менее конформны из-за социальных норм, которые предписывают им быть независимыми и не поддаваться влиянию со стороны. Было обнаружено, что мужчины менее конформны в ситуации, когда они считают, что члены группы знают их мнение, чем тогда, когда они уверены, что другим их мнение неизвестно. На конформность женщин этот фактор не оказывал никакого влияния.

Способность оказывать влияние на других. В.М. Погольша [35] показала, что женщины, способные оказывать влияние на других, отличаются от остальных женщин некоторыми чертами, которые традиционно считаются мужскими (догматизм, уверенность, саморегуляция) и слабо развитыми «женскими» чертами (уступчивость, эмпатия). Влиятельные же мужчины отличаются от мужчин в целом тем, что им присущи определенные черты «фемининности» (доверие, невротичность) и слабо развиты некоторые «маскулинные» черты (например, авторитарность).

Выявлены и различия между мужчинами и женщинами с низким влиянием. Женщины с низким личным влиянием отличаются от женщин с высоким и средним влиянием тем, что имеют самый высокий показатель удовлетворенности отношениями с близкими людьми, самоуважения, удовлетворенности жизнью. Мужчины с низким личным влиянием, напротив, меньше всех удовлетворены жизнью и отношениями с близкими людьми, у них самое низкое самоуважение.

Результаты исследования позволили В. М. Погольша считать, что ситуация с невлиятельными мужчинами более тревожна, чем с невлиятельными женщинами. Несмотря на имеющийся интеллектуальный потенциал, этим мужчинам труднее удаются компенсаторные формы влияния, они более остро переживают неудачи. Неудовлетворенность жизнью и отношениями с близкими им людьми усиливается за счет полоролевых стереотипов, предписывающих мужчинам быть независимыми, иметь более широкий, чем у женщин, круг влияния, не ограничивающийся семьей, и более высокий статус в деловой сфере. В социуме мужчинам предоставлены более широкие возможности для реализации личного влияния, что наделяет их большой ответственностью за свой социальный статус, провоцируя при неудаче развитие тревожности, снижение самоуважения и удовлетворенности жизнью.

В то же время социум, накладывая ограничения на сферы распространения женского влияния, способствует безболезненной адаптации женщин в современном обществе в случае отсутствия способности личного влияния.

Стремление к лидерству, доминантности, независимости. Б. Фагот [48] и В. Хартуп [53] пишут, что девочки по сравнению с мальчиками не стремятся к лидерству, потому что более боязливы и застенчивы, не уверены в своих силах, более конформны, легче подвергаются фрустрациям. Э. Игли с соавторами [50] высказывают мнение, что мужчины являются инструментальными лидерами, а женщины — социальными.

Доминантность у женщин сопровождается независимостью от социальных условий, гетероагрессивностью, у мужчин же — зависимостью от мнения группы. Самостоятельность в принятии решений женщины рассматривают как позитивное качество, связанное со свободой самопроявления в общении, мужчины же рассматривают ее не столь позитивно. Для них такая самостоятельность означает оторванность от группы, ожидание негативного отношения к себе, сверхконтроль.

Как показала В.М. Погольша, мужчины значимо отличаются от женщин авторитарностью, склонностью к риску, догматизмом и автономностью; женщины же имеют более высокие показатели по импульсивности, отчужденности.

По данным Р. Бернрейтера [45], мужчины более самоуверенны и независимы, чем женщины, что может проистекать как от более низкой их невротичности, так и от завышенных самооценок. Сходные данные получены много лет спустя А.И. Винокуровым [12]: мужчины более добродушны, социально свободны в поведении, самостоятельны, находчивы, предпочитают принимать собственные решения. Ю.Е. Кочнева и О.А. Шабалина [25] тоже установили, что мужчины проявляют большую склонность к автономии.

Локус контроля. Наличие у мужчин большей доминантности, независимости объясняет тот факт, что, как показали А. В. Визгина и С. Р. Пантилеев [11], внутренний локус контроля (интернальности), т. е. осознание себя как субъекта, способного влиять на внешние события, имеет для мужчины большую значимость, чем для женщины.

Показано, что с возрастом у мальчиков возрастает интернальность, а у девочек — экстернальность. По данным С.И. Кудинова [26], интерналы разного пола по-разному проявляют свою высокую информационную потребность. Женщинам нужна вся информация, и не важно, актуальна ли она для них именно сейчас; они собирают сведения о мире, чтобы стать более компетентными в общении. Конечной целью их усилий обычно является признание их значимости в рамках референтной группы. Для мужчин важнее результат сам по себе — как веха его личных достижений, имеющих ценность вне зависимости от мнения окружающих.
3.3. Различия мужчин и женщин в проявлении волевых качеств

Смелость. По данным Н.Д. Скрябина [38], среди лиц мужского пола, начиная с возраста 11-12 лет, смелых больше, чем среди лиц женского пола, однако в проявлении социальной смелости женщины превосходят мужчин. В свою очередь среди последних больше лиц с низкой степенью смелости.

Это нашло подтверждение и в исследовании И.П. Петяйкина [33], который показал, что среди занимающихся спортивной гимнастикой несмелых значительно больше среди женщин, чем среди мужчин (соответственно 42 и 21 %).

Что касается смелости социальной, то по данным А.И. Винокурова, женщины превосходят мужчин. Возможно, это объясняется тем, что у них больший опыт общения.

Решительность. И.П. Петяйкин выявил и различия между мужчинами и женщинами в проявлении решительности. Особенно отчетливо это проявлялось при выполнении «опасного» упражнения. Так, женщины затратили на принятие решения начать выполнение упражнения в среднем 26,6 с, а мужчины — 6,1 с. Но и при выполнении неопасного задания у лиц женского пола, как правило, принятие решения требует большего времени. Данные И.П. Петяйкина соответствуют распространенному мнению, что мужчины более склонны к риску, чем женщины. Ю. Козелецкий [23] пишет, что функция риска и прогресса принадлежит мужчине, а функция стабильности и надежности — женщине.

Однако даже в «опасной» ситуации до 11-13 лет нет значительной разницы в проявлении решительности у лиц разного пола. Большая решительность лиц мужского пола начинает проявляться в «опасной» ситуации лишь с 14 лет.

Терпеливость. По данным Е.В. Воронина [14], мужчины обладают большей терпеливостью к физическому дискомфорту (утомлению), чем женщины. У первых показатель терпеливости равнялся 61,7 единицы, а у вторых — 57,4 единицы. Однако систематическое изучение этого вопроса на разных возрастно-половых группах школьников не показало стабильного преимущества в терпеливости лиц мужского или женского пола. В одних возрастных группах небольшое преимущество было на стороне мальчиков, в других — девочек.

Целеустремленность. Как отмечает Дж. Грей [18], достижение целей имеет огромное значение для мужчин, потому что именно таким способом они могут доказать свою состоятельность и не упасть в собственных глазах. Мужчины гордятся тем, что могут все сделать самостоятельно.

По данным А.И. Винокурова , женщины более упрямы.

Самообладание. По мнению И.М. Никольской [29], девочки хуже себя контролируют. Это свидетельствует о большей эмоциональной нестабильности девочек младшего школьного возраста и их склонности к иррациональному поведению.

4. Гендерные различия в сфере эмоций
4.1. Гендерные различия в сфере эмоционального интеллекта. Проявление эмоций.

В современном обществе проблема компетентности в понимании и выражении эмоций стоит достаточно остро, поскольку в нём искусственно насаждается культ рационального отношения к жизни, воплощённый в образе некоего эталона – непрогибаемого и как бы лишённого эмоций супермена. Известно, что запрет на эмоции ведёт к их вытеснению из сознания. В свою очередь, невозможность психологической переработки эмоций способствует разрастанию их физиологического компонента в виде болей и неприятных ощущений.

К.Д. Ушинский, подчёркивая социальный смысл эмоций, отмечал, что общество, заботящееся об образовании ума, совершает большой промах, ибо человек более человек в том, как он чувствует, чем как он думает. Культ рацио, высокий образовательный ценз непосредственно не обеспечивает гуманистическое мировоззрение и эмоциональную культуру человека. Исходя из сказанного выше, мы полагаем, что эмоциональная компетентность – открытость человека своим эмоциональным переживаниям – является показателем психологического здоровья человека и обеспечивает эффективное межличностное взаимодействие. Следовательно, становление гуманистических ценностей в нашем обществе невозможно без развития эмоциональной компетентности. Однако возникает вопрос о том, какие эмоциональные способности следует развивать в первую очередь? Каким образом при этом следует учитывать гендерные различия?

В ряде современных зарубежных и отечественных теорий эмоция рассматривается как особый тип знания. В соответствии с данным подходом к пониманию эмоций выдвигается понятие «эмоциональный интеллект», который определяется как способность действовать с внутренней средой своих чувств и желаний; способность понимать отношения личности, репрезентируемые в эмоциях, и управлять эмоциональной сферой на основе интеллектуального анализа и синтез; совокупность эмоциональных, личных и социальных способностей, которые оказывают влияние на общую способность кого-либо эффективно справляться с требованиями и давлением окружающей среды [2].

Согласно П. Сэловею, в структуру эмоционального интеллекта входит ряд способностей: распознавание собственных эмоций, владение эмоциями, понимание эмоций других людей, самомотивация [20, С. 242-244]. Г.Г. Горскова подчеркивает, что важнейшим компонентом эмоционального интеллекта является понимание эмоций субъектом [44].

Развитие эмоционального интеллекта требует учета гендерных различий в эмоциональной сфере. В исследованиях Ш. Берн [6] указывается на незначительность этих различий. Так, отмечается, что различия в уровне эмпатии обнаруживаются только в том случае, если в исследовании испытуемые-мужчины должны сообщить, насколько эмпатичными они стремятся быть, то есть представители мужского пола в большей мере склонны подавлять свои чувства, нежели женщины. Различия в сфере агрессии заключаются прежде всего в способе её выражения: у мужчин преобладает прямая агрессия, у женщин – вербальная и косвенная.

Согласно другим исследованиям [30], несмотря на отсутствие различий между мужчинами и женщинами по общему уровню EQ (коэффициента эмоциональности), женщины обнаруживают более высокий уровень по межличностным показателям эмоционального интеллекта (эмоциональности, межличностным отношениям, социальной ответственности). У мужчин преобладают внутриличностные показатели (самоутверждение, способность отстаивать свои права), способности к управлению стрессом (стрессоустойчивость, контроль импульсивности) и адаптируемость (определение правдоподобности, решение проблем). Иными словами, женщины более осведомлены об эмоциях, демонстрируют большую эмоциональность, у них складываются более благоприятные межличностные отношения, и они действуют с большей социальной ответственностью, чем мужчины. Мужчины, в свою очередь, проявляют большее самоуважение, более независимы, лучше справляются со стрессом, лучше решают проблемы, более оптимистично настроены, чем женщины.

В отличие от эмоционально благополучных личностей у людей с эмоциональными расстройствами обнаруживается более высокий уровень алекситемии (элиминирования эмоций, запрета на выражение чувств). Интересно, что у мужчин запрет выше на страх, у женщин – на гнев.

Таким образом, развитие эмоциональной компетентности и эмоционального интеллекта является необходимым условием психологического здоровья личности, её эффективности в межличностном взаимодействии; оно должно проводиться с учётом ряда гендерных различий. Это означает, что мужчинам в первую очередь необходимо учиться пониманию и адекватному выражению эмоций, развивать социальную ответственность, для женщин актуально развитие самоуважения, независимости, стрессоустойчивости и адаптируемости.

На идентификацию собственных переживаний в значительной мере влияют гендерные стереотипы. Так, в ситуациях, которые способствовали возникновению гнева, например, в условиях предательства или критики, мужчины реагировали проявлениями гнева. Напротив, женщины склонны были говорить, что в данных ситуациях они чувствовали бы себя опечаленными, обиженными или разочарованными. Различия в уровне эмпатии обнаруживаются только в том случае, если испытуемые-мужчины должны сообщить, насколько эмпатичными они стремятся быть [6]. Примечательно, что в подобных исследованиях у мужчин и у женщин при всём различии их эмоциональной экспрессии наблюдались одинаковые физиологические реакции [1].

Мужчины и женщины с различной интенсивностью и различными способами выражают свои эмоции. В ряде исследований показана большая экспрессивность лиц женского пола вне зависимости от их возраста [9, 40], при этом женщины проявляют более эмоциональное поведение в чисто женских группах, чем в смешанных. Отмечается, что женщины более улыбчивы, чем мужчины.

Различия в интенсивности выражения эмоций могут быть связаны с тем, что у женщин лицевая активность в целом выше, чем у мужчин. Следует учитывать и тот факт, что мужчины в рамках своей традиционной половой роли склонны к «ограничительной эмоциональности» – минимизации эмоциональной экспрессии.

Большее разнообразие способов выражения эмоций у лиц женского пола, возможно, объясняется тем, что у них способность к вербализации эмоций формируется раньше и развивается быстрее, чем у лиц мужского пола. В качестве примера эволюции эмоциональной экспрессии можно предложить выражение эмоции гнева. Интересно, что в возрасте до 10 лет мальчики и девочки существенно не отличаются в проявлениях агрессии: во время переживания эмоции гнева и те, и другие демонстрируют физическую агрессию. Однако к 13 годам девочки приобретают ряд эффективных умений в тактике вербального и невербального выражения эмоций, а мальчики продолжают проявлять свой гнев при помощи физических действий. В дальнейшем у мужчин преобладает прямая агрессия (физическая и вербальная), у женщин – косвенная, или «агрессия взаимоотношений» (распространение слухов) [6].

Гендерные стереотипы ограничивают выражение эмоций, «не свойственных» представителям определённого пола. Для мужчин открытое проявление эмоций в ряде случаев достойно насмешек и позора.

Проявления печали, депрессии, страха и таких социальных эмоций, как стыд и смущение, рассматриваются как «немужские». Мужчины, проявляющие подобные эмоции, оцениваются более негативно по сравнению с женщинами, их не склонны утешать в этих случаях, как это принято по отношению к женщинам. Выражение гнева и агрессии, напротив, считается приемлемым для мужчин, но не для женщин. Агрессивные мальчики оцениваются как более привлекательные и компетентные, чем неагрессивные, в то время как агрессивные девочки оцениваются как менее привлекательные и обычно сталкиваются с широким кругом проблем во взаимоотношениях со сверстниками [9]. В ситуации конфликта мужчины в большей мере склонны к внешней агрессии, в то время как женщины – к аутоагрессии (к самообвинению).

Женщины, начиная с подросткового возраста, обнаруживают более выраженную тенденцию к проявлениям депрессии и печали, стыда, страха и тревоги. Нельзя сказать, что мужчины не испытывают подобных «немужских» эмоций, однако в ситуациях непосредственного общения они стремятся не проявлять их. Например, представители сильного пола проявляют такую же готовность обнаруживать свои эмоциональные проблемы, как и женщины, если они рассказывают о них в условиях магнитофонной записи или в письме в журнал [1].

Согласно исследованиям, проведённым в США и в Венгрии, лица обоих полов считают, что женщины охотнее делятся своими чувствами, чем мужчины. В то же время мужчины наиболее откровенны в дружбе с женщинами [3]. По-видимому, опасения по поводу несоответствия гендерной роли у мужчин наиболее сильны в окружении представителей своего пола.

«Запрет» на выражение ряда эмоций и чувств существует и у женщин. Р.Сальваггио (1996) отмечает, что у женщин весьма желательно выражение эмоциональной зависимости от противоположного пола, погружённости в «любовь» при запрете на открытое выражение чувств и проявление агрессии. По мнению автора, это создаёт у женщин мазохистскую установку [19].

Результаты приведённых выше исследований дали основание Ш. Берн говорить о том, что эмоциональность, т.е. сила переживаемых эмоций, у представителей обоих полов одинакова, различна лишь степень их внешнего выражения [6]. Е.П. Ильин вносит уточнение, что у мужчин и женщин различно и качество выражения определённых эмоций: «…то, что «прилично» для женщин (плакать, сентиментальничать, бояться и т.п.), «неприлично» для мужчин, и наоборот, то, что «прилично» для мужчин (проявлять гнев и агрессию), «неприлично» для женщин» [19, С. 106].

Возможно, с гендерными стереотипами связаны и различия в кодировании эмоций. Установлено, что женщины лучше кодируют экспрессивное выражение счастья, мужчины – гнева и злобы.
4.2. Различия между мужчинами и женщинами в понимании эмоций. Эмпатия.

Понимание представляет собой один из видов сложной мыслительной деятельности, которая состоит в раскрытии подлинных связей и отношений, существующих между явлениями объективного мира, в появлении к ним того или иного отношения.

Процесс межличностного понимания обусловлен гендерными различиями. Так, понимание другого человека у мальчиков происходит через интеллектуальное сходство, у девочек – через эмоциональное сочувствие, переживание.

Пониманию эмоций предшествует их распознавание. Различение эмоций связано с наличием у человека специального механизма декодирования экспрессивной информации, который предположительно обладает способностью дифференцировать паттерны лицевой экспрессии, а также идентифицировать их как сигналы определённых эмоциональных состояний. Лицевая экспрессия может воздействовать на уровне подсознания, когда человек не отдаёт себе отчёта в событии и факте его воздействия. Пониманию лицевых паттернов различных эмоций способствует то, что реакция на лицевую экспрессию партёра связана с непроизвольным воспроизведением его мимики. Этот процесс подобен «эмоциональному заражению или резонансу». Для распознавания и идентификации паттернов лицевой экспрессии используются два канала: зрительный и проприоцептивный [20].

Наиболее действенным способом преодоления границ между индивидуальными смысловыми контекстами партнёров по общению является эмпатия. Она представляет собой сложный аффективно-когнитивный процесс понимания переживаний другого человека, осмысления его внутренней жизни [27].

В рамках аффективно-когнитивного подхода к трактовке эмпатии она практически отождествляется с пониманием эмоций. Так, А.А. Бодалёв и Л.А. Петровская рассматривают эмпатию как способность понимать переживания другой личности и сопереживать ей в процессе межличностных отношений. С точки зрения В.П. Морозова, А.Г. Васильевой, Хр. Живковой, эмпатия – это способность к пониманию эмоциональных состояний другого или способность к эмоциональной идентификации.

В.А. Лабунская определяет эмпатические способности как социально-психологическое свойство, состоящее из ряда способностей, таких как:

- способность эмоционально реагировать и откликаться на переживания другого;

- способность распознавать эмоциональные состояния другого и как бы переносить себя в его мысли, чувства, действия;

- способность давать адекватный эмпатический ответ (вербального, и невербального типа) на переживания другого, использовать способы взаимодействия, облегчающие страдания другого.

Адекватно расшифровать эмоциональный сигнал партнёра означает уловить в нём именно тот смысл, который в него был вложен. Умение адекватно расшифровать эмоциональные сигналы партнёров зависит от следующих условий.

• Личность должна иметь достаточный опыт общения с людьми разного возраста, разного психического склада, культуры, разных национальностей. В формировании способности к пониманию эмоций большое значение имеет тесный контакт человека с домашними животными.

• Значительный объём оперативной эмоциональной памяти позволяет запоминать характер и оттенки эмоций партнёра непосредственно в момент общения.

• Важно не приписывать эмоциям партнёра оттенки, которые в них на самом деле отсутствуют. Причинами подобного рода искажений может являться «шум» в виде настроений или привычных эмоций, дефекты оперативной эмоциональной памяти, отношение к партнёру, психические отклонения у воспринимающего.

• Чем больше опыт профессионального общения с определённой категорией людей, тем доступнее расшифровка эмоциональных состояний субъектов профессиональной деятельности [8].

Понимание эмоций, согласно данным ряда исследований, преобладает у лиц женского пола. Женщины по сравнению с мужчинами проявляют большие способности в прочтении изменяющейся социальной информации по лицевой экспрессии и другим невербальным признакам. Возможно, это связано с тем, что у женщин область мозга, обслуживающая процессы, связанные с обработкой эмоциональной информации, больше, чем у мужчин [37].

Определённые гендерные различия в сфере понимания эмоциональных состояний обнаруживаются уже в подростковом возрасте. Так, современные девочки в целом лучше, чем мальчики, лучше вербализуют свои чувства, имеют более богатый тезаурус для описания эмоциональных состояний [5], более склонны к сопереживанию.

Н. Айзенберг и её коллеги связывают большую эмпатийность девочек 10-12 лет по сравнению с мальчиками более ранним моральным развитием первых [51].

Большую склонность к эмпатии женщин по сравнению с мужчинами объясняют их гендерными ролями (заботливость первых и властность, независимость, соперничество вторых), а также соответствующим воспитанием детей. Игры девочек с куклами развивают эмпатийную экспрессию, а игрушки мальчиков её не развивают. По мнению Д. Блока, у мужчин вследствие этого имеется менее богатый опыт в сфере эмпатийной отзывчивости. В результате они просто не знают, как реагировать на эмоциональный дискомфорт другого человека [46]. Заметим, что указанные исследования эмпатичности связаны с изучением со-горевания. Интересным представляется, какими были бы различия в сфере эмпатийности между мужчинами и женщинами в ситуациях, требующих со-радования.

В исследованиях обнаружено, что у девушек-студенток по сравнению с юношами более высокого уровня достигают такие предпосылки понимания эмоций, как распознавание эмоций других людей и эмпатия. При этом гендерных различий в понимании эмоций в целом у лиц юношеского возраста выявлено не было [2]. Это позволяет предположить, что понимание эмоций у лиц мужского и женского пола обслуживается различными системами психических процессов, при этом менее выраженные у мужчин распознавание эмоций других людей и эмпатия компенсируются более высоким уровнем развития иных составляющих понимания эмоций.

Данные исследований показывают, что мужчины и женщины различаются в объяснении причин эмоциональных вспышек – особенно интенсивных переживаний гнева и печали. К примеру, представители мужского и женского пола указывают на различные детерминанты таких эмоций, как гнев, страх или печаль. Мужчинам свойственно искать причины эмоций в межличностных ситуациях, в то время как женщинам присуще видеть их в личных отношениях или в настроении.

Если мужчина терпит поражение, он объясняет это внешними причинами (отсутствием возможностей, недостаточной поддержкой руководства). Женщины обычно ищут причины неудач в собственном личностном несоответствии [3; 9].

Осознанная регуляция эмоций связана в основном с их подавлением.

Мужчины в целом более сдержанны в проявлении симпатии, печали и дистресса, женщины – в проявлениях сексуальности, гнева и агрессии [9].

Паттерны эмоциональных различий среди взрослых мужчин и женщин изначально детерминированы подходом в воспитании детей. Согласно К.Юнгу, у мальчиков в процессе их воспитания чувствования подавляются, в то время как у девочек они доминируют. Родители требуют, чтобы мальчики контролировали свои эмоции, но с девочками подчёркивается эмоциональная открытость [9]. Превосходство лиц женского пола в склонности к обсуждению эмоций, которое появляется в раннем детстве, сохраняется на достаточно устойчивом уровне и в дальнейшем [9].

Односторонний подход к социализации девочек и мальчиков приводит к печальным последствиям. Мужчины оказываются неспособными проявить столь необходимые во взаимоотношениях полов и в семейном общении нежность, теплоту и участие; они не допускают в сферу сознания страх и стыд. Женщины оказываются лишёнными возможности адекватно осознать и выразить агрессию и гнев, они вынуждены тормозить проявления сексуальности. В том и в другом случае общество требует контроля определённых эмоций, который осуществляется далеко не безопасным для здоровья и взаимоотношений способом – через их подавление.

Итак, данные о гендерных различиях эмоционального интеллекта в целом достаточно противоречивы. Если говорить о выраженности его структурных компонентов, то у женщин по сравнению с мужчинами преобладает понимание эмоций. В остальном различия носят скорее качественный, нежели количественный характер. Мужчины и женщины в равной мере переживают те или иные события, демонстрируют идентичные физиологические реакции. Однако они по-разному, в соответствии со своей гендерной ролью, объясняют причины эмоций. Выражение тех или иных эмоций у представителей женского или мужского пола, как и их регуляция, во многом обусловлены влиянием гендерных норм, которые формируются путём воспитания.

Заключение
На основании проделанной работы можно сделать такие выводы:

1. В теории и методологии гендерных исследований базовым положением является различение понятий пол и гендер. Пол биологический (sex) - совокупность анатомо-биологических особенностей, тогда как гендер (gender) - социальный пол, социокультурный конструкт, который общество «надстраивает» над физиологической реальностью. Понятие гендера обозначает сложный социокультурный процесс: продуцирование обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках.

В современной науке гендерный подход к анализу социальных и психологических процессов и явлений используется очень широко. В ходе гендерных исследований рассматривается, какие роли, нормы, ценности, черты характера предписывает общество женщинам и мужчинам через системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы.

2. В психологии гендерная идентичность рассматривается как одна из подструктур социальной идентичности. В качестве составных частей гендерной идентичности выделяют половую, полоролевую и сексуальную идентичность.

В настоящее время существует три подхода в типологии гендерной идентичности: биполярный; андрогинный; мультиполярный. С точки зрения мультиполярной модели гендерной идентичности, ее типология представлена шестью вариантами: андрогинный женский; андрогинный мужской; маскулинный женский; маскулинный мужской; фемининный женский; фемининный мужской. Иными словами, как в мужчине, так и в женщине могут сочетаться и маскулинные, и фемининные качества.

3. При изучении результатов исследований половых различий в свойствах нервной системы можно сделать вывод, что имеются незначительные различия между мальчиками и девочками 7-16 лет, которые после полового созревания либо исчезают, либо меняют свою полярность (например, среди мальчиков 7-16 лет количество лиц с подвижностью как возбуждения, так и торможения больше, чем среди девочек, а после с подвижностью возбуждения больше становится женщин).

При изучении свойств темперамента установлено, что среди мужчин больше лиц сенсорного планирующего и интуитивного мыслительного типов, а среди женщин - интуитивного эмоционального типа. Девушки оказались более экстравертированными, эмоциональными, с более развитой интуицией, и более спонтанными, а юноши отличались мыслительностью и планомерностью. У юношей чаще, чем у девушек, встречается эпилептоидный и гипертимный типы, а у девушек — лабильный и психастенический типы. Остальные типы представлены у тех и других практически одинаково.

При изучении исследований личностных особенностей видно, что оба пола социально активны, но различаются по сфере этой активности. Таким образом, дело не столько в количественных характеристиках активности мальчиков и девочек, сколько в качественных характеристиках. Это качественное различие в проявлении мужской и женской активности обнаруживается и у взрослых, особенно когда дело касается общественной и политической активности.

По данным исследований общительности среди мальчиков больше экстравертов, а интровертов — среди девочек. Т.е. мужчины более общительны.

Мужчины более склонны к конфликтам и асоциальному поведению, а также к неадекватности эмоциональных проявлений. Женщины более зависимы от окружающего мнения, чем мужчины.

Результаты исследований морального развития неоднозначны, однако есть предположение, что существует два типа морального рассуждения: один базируется на понятии абстрактной справедливости, а другой — на человеческих отношениях и заботе о ближнем. Первый тип характерен для мужского мышления, второй — для женского. Женщины более конформны, чем мужчины.

По способности оказывать влияние на других мужчины и женщины делятся на влиятельных и невлиятельных. Невлиятельные мужчины испытывают трудности в социальной адаптации, тогда как у женщин такой проблемы не обнаружено.

Мужчины значительно отличаются от женщин авторитарностью, склонностью к риску, догматизмом и автономностью; женщины же имеют более высокие показатели по импульсивности, отчужденности. Мужчины более добродушны, социально свободны в поведении, самостоятельны, находчивы, предпочитают принимать собственные решения и проявляют большую склонность к автономии.

В проявлении волевых качеств замечено, что среди лиц мужского пола, начиная с возраста 11-12 лет, смелых больше, чем среди лиц женского пола, однако в проявлении социальной смелости женщины превосходят мужчин. Исследования подтвердили, что мужчины больше склонны к риску. В проявлении терпимости нет определенных различий. Мужчины более целеустремленны, тогда как женщины более упрямы.

4. Что касается эмоциональной сферы, то результаты исследований показали, что эмоциональность, т.е. сила переживаемых эмоций, у представителей обоих полов одинакова, различна лишь степень их внешнего выражения. Женщины более открыты в проявлении эмоций, более склонны к эмпатии и сопереживанию. Однако, в ситуации конфликта мужчины в большей мере склонны к внешней агрессии, в то время как женщины – к аутоагрессии (к самообвинению). Эмоциональные проявления у мужчин и женщин сильно зависят от гендерных стереотипов. Гендерные стереотипы ограничивают выражение эмоций, «не свойственных» представителям определённого пола. Для мужчин, например, открытое проявление эмоций в ряде случаев достойно насмешек и позора.

Односторонний подход к социализации девочек и мальчиков приводит к печальным последствиям. Мужчины оказываются неспособными проявить столь необходимые во взаимоотношениях полов и в семейном общении нежность, теплоту и участие; они не допускают в сферу сознания страх и стыд. Женщины оказываются лишёнными возможности адекватно осознать и выразить агрессию и гнев, они вынуждены тормозить проявления сексуальности.

Список использованной литературы


  1. Андреева И.Н. Гендерные различия в выраженности компонентов эмоционального интеллекта. // Психологический журнал. – 2008. – №1. – С.39-43.

  2. Андреева И.Н. Гендерные различия в сфере эмоционального интеллекта //Женщина. Образование. Демократия. Материалы международной междисциплинарной научно-практической конференции 19-20 декабря 2003 года. – Минск, 2004. – С.147-149.

  3. Андреева И.Н. Способности эмоционального интеллекта: гендерные различия. // Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития: материалы второй международн. научно-практ. конф., Санкт-Петербург, 13-14 апреля 2007 года / СПбИУиП; редкол. В.Н. Дежкин [и др.] – Ч.1– СПб, 2007.– С. 12-15.

  4. Бендас Т.В. Гендерные исследования лидерства /Т.В. Бендас// Вопр. психологии. -2000.- № 1.- С. 87-95.

  5. Березовская Т. Эмоциональное развитие старшеклассников в детском театральном объединении (гендерный аспект). // Женщина. Образование. Демократия: Материалы 5-ой международной междисциплинарной научно-практической конференции 6-7 ноября 2002 г., г. Минск. – Минск, 2003. – С. 196-198.

  6. Берн Ш. Гендерная психология / Ш. Берн. – СПб.: «Прайм-Еврознак», 2001. – 320 с.

  7. Бирюкова Н. В., Ипатов Б. Ю., Моисеенко С. А. Изучение некоторых личностных свойств школьников разного возраста // Психофизиологические вопросы изучения личности спортсмена. — Л., 1976. — С. 168-174.

  8. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других / В.В. Бойко. – М.: Филинъ, 1996. – 470 с.

  9. Бреслав Г.М. Психология эмоций / Г.М. Бреслав. – М.: Смысл; Издательский центр «Академия», 2004. – 544 с.

  10. Великанова Л.П. Гендерная конфликтология в педагогическом процессе технического вуза: монография /Л.П. Великанова. - Калининград: Изд-во КГТУ, 2006.- 164 с.

  11. Визгина А. В., Пантилеев С. Р. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин // Вопросы психологии. — 2001. — № 3. — С. 91-100.

  12. Винокуров А. И. Взаимосвязь индивидных и личностных характеристик человека: Автореф. дис.... канд. наук. — СПб., 1996.

  13. Владимирова И. М. Особенности психологической адаптации лиц с различными свойствами темперамента к процессу обучения в военно-медицинском вузе: Автореф. дис.... канд. наук. — СПб., 2001.

  14. Воронин Е. В. Зависимость стиля игры в настольном теннисе от типологических особенностей нервной системы и некоторых волевых качеств // Психофизиологические особенности учебной и спортивной деятельности. — Л., 1984. — С. 4-15.

  15. Высотская Н. Е. Проявление типологических особенностей по «подвижности-инертности» нервных процессов у гимнастов и акробатов // Психофизиологические основы физического воспитания и спорта. — Л., 1972. — С. 112-117.

  16. Герасимова Н. Ценностные ориентации личности в период ранней взрослости // Ананьевские чтения-98: Тезисы научно-практической конференции. — СПб., 1998. — С. 90-91.

  17. Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах: пер. с анг./ Э. Гидденс.- СПб.: Питер.- 2004.- 208 с.

  18. Грей Д. Мужчины — с Марса, женщины — с Венеры // Межличностное общение: Хрестоматия. — СПб.: Питер, 2001.

  19. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. – СПб.: Питер, 2006. – 544 с.

  20. Ильин Е.П.. Эмоции и чувства. – Спб.: Питер, 2001. – 752 с.

  21. Келам А., Эббер И. Причины конфликтных ситуаций в семье // Человек после развода. — Вильнюс, 1985.

  22. Клецина И.С. Гендерная социализация: учеб. пособие/И.С. Клецина.- СПб: Изд-во СПбГУ, 1998.- 228 с.

  23. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. — М.: Прогресс, 1991.

  24. Колесов Д. В., Сельверова Н. Б. Физиолого-педагогические аспекты полового созревания. — М., 1978.

  25. Кочнева Ю. Е., Шабалина О. А. Самоактуализация личности как предмет экспериментального исследования // Психология XXI века: Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции. — СПб., 2000. — С. 33-35.

  26. Кудинов С. И. Полоролевые аспекты любознательности подростков // Психологический журнал. — 1998. — № 1. — С. 7.

  27. Лабунская, В.А. Психология затруднённого общения: Теория. Методы. Диагностика. Коррекция: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 288 С.

  28. Малинаускас Р. К. Особенности характера студентов-легкоатлетов и баскетболистов // Теория и практика физической культуры. — 2001. — № 5. — С. 23-25.

  29. Никольская И. М. Психологическая диагностика, коррекция и профилактика патогенных эмоциональных состояний у младших школьников: Автореф. дис.... д-ра наук. — СПб., 2001.

  30. Орме, Г. Эмоциональное мышление как инструмент достижения успеха / Г. Орме. – М: «КСП+», 2003. – 272 с.

  31. Омарова М. К. Связь структурно-содержательных характеристик Я-концепции с акцентуациями характера в раннем юношеском возрасте: Автореф. дис.... канд. наук. — СПб., 2002.

  32. Петрова С. М. Мотивационная обусловленность Я-концепции личности в юношеском возрасте: Автореф. дис.... канд. наук. — СПб., 1995.

  33. Петяйкин И. П. Проявление смелости и решительности спортивными гимнастами // Психофизиологические особенности спортивной деятельности. — Л., 1975. — С. 127-130.

  34. Пинчуков А. Г. Сравнительное изучение возрастных изменений свойства подвижности нервных процессов в зрительном и двигательном анализаторах // Спортивная и возрастная психофизиология — Л., 1974. — С. 127-138.

  35. Погольша В. М. Личное влияние и поло-ролевой стереотип // Ананьевские чтения-97: Тезисы научно-практической конференции. — СПб., 1997. — С. 132-133.

  36. Радина Н.К. К проблеме использования гендерного анализа в психологических исследованиях / Н.К. Радина // Вопр. психологии.- 1999.- № 2.- С. 22-28.

  37. Семёнова, Н.Д. Возможности психологической коррекции алекситемии. // Телесность человека: Междисциплинарные исследования – Философское о-во СССР. – М., 1991. – С. 89-96.

  38. Скрябин Н. Д. Возрастные особенности проявления смелости // Спортивная и возрастная психофизиология. — Л., 1974б. — С. 98-109.

  39. Сопиков А. П. Проблема измерения конформных реакций в малых группах: Автореф. дис.... канд. наук. — Л., 1969.

  40. Суханова, К.Н. Гендерные проблемы эмоций // Психология XXI века: тезисы междунар. научно-практ. конф. студ. и аспирантов, 12-14 апреля 2001 г.; под ред. А.А. Крылова. – СПб: Изд-во Санкт-Петерб. ун-та, 2001. – С.257-258.

  41. Сухарева А. М. Проявление свойства силы нервной системы по возбуждению в различном возрасте // Психофизиологические основы физического воспитания и спорта. — Л., 1972. — С. 75-79.

  42. Темкина А. А. Женский путь в политику: гендерная перспектива / А.А. Темкина // Гендерное измерение социальной и политической активности в переходный период: труды Центра независимых социальных исследований / под ред. Е. А. Здравомысловой, А. А. Темкиной.- СПб., 1996. - Вып. 4.- C. 19-32.

  43. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: пер. с англ./ Э. Эриксон.- М.: МПСИ, 2006. - 352 с.

  44. Яковлева Е.Л. Эмоциональные механизмы личностного и творческого развития // Вопросы психологии, 1997. – №4. – С.20-27.

  45. Bernreuter R. G. The Personality Inventory: Percentile Norms. Stanford. Stanford Univ. Press, 1938.

  46. Block J. H. Conceptions of sex-role: Some cross cultural and longitudinal perspectivesс / J. H. Block //American Psechologist, 1973, v.28, p. 512-526.

  47. Eysenck H. J. Four wais five factors are not basic // Personality and Individual Differences, 1992, v. 12, p. 773-790.

  48. Fagot B. The socialization of sex differences in early childhood. N-Y., 1978.

  49. Francis L. J., Pearsons P. R. The personality characteristics of student churchgoers // Personality and Individual Differences, 1993, v. 15, p. 373-380.

  50. Eagly A. H., Karau S. J., Makhijani M. G. Gender and effectiveness of leaders: A metaanalysis // Psychol. Bulletin, 1995, v. 117, № 1, p. 125-145.

  51. Eisenberg, N. Prosocial development in middle childhood: A longitudinal study / N. Eisenberg, R. Shell, J. Pasternack J., R. Beller, R. Lennon, R. Mathy // Developmental Psychology, 1987, 23 (5), p. 712-718.

  52. Gilligan C. In a different voice: Psychological theory and women's development. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1982.

  53. Hartup W. Nurturance nurturance-withdrawal in relation to the dependency behavior of preschool children // Child Development, 1958, v. 29, p. 191-201.

  54. Mead M. Sex and Temperament in three Primitive Societies. N.Y., 1935.

  55. Osman L. M. Conformity or compliance: The study of sex differences in passers-by behavior // Brit. J. of Soc. Psychol., 1982, № 1, p. 19-21.

  56. Tajfel H. Social identity & intergroup relations/ H. Tajfel.- Cambridge, Paris, 1982.- 380 p.

Turner J.C. A self-categorization theory // Turner J.C. et al. (eds). Rediscovering the social group: A self-categorization theory. Oxford: Basil Black-well, 1987. - P. 42–67.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации