Хандорин В.Г. Страны СНГ и Балтии - файл n1.doc

Хандорин В.Г. Страны СНГ и Балтии
скачать (1214.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1215kb.21.10.2012 18:23скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение профессионального образования

«ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

_____________________________________________________________________________________________________


В.Г. ХАНДОРИН
СТРАНЫ СНГ И БАЛТИИ
Курс лекций

для студентов специальности

032301– «Регионоведение»


Издательство

Томского политехнического университета

Томск 2008

ББК Ф4(2)+Ф4(4)Я73

УДК 327(47+57)(075.8)

Х19

Х
Х19
андорин В.Г.


Страны СНГ и Балтии: курс лекций / В.Г. Хандорин. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2008. – 166 с.

Авторский курс лекций посвящен современной истории и развитию постсоветского пространства и входящих в него стран, прежде всего Содружеству Независимых Государств. Предназначен для студентов гуманитарного факультета ТПУ, обучающихся по специальности «Регионоведение», в качестве учебного пособия по дисциплине «Страны СНГ и Балтии» для самостоятельной работы и подготовки к зачетам. К лекциям прилагается список литературы для самостоятельного изучения и подготовки докладов.

ББК Ф4(2)+Ф4(4)Я73

УДК 327(47+57)(075.8)

Рекомендовано к печати Редакционно-издательским советом

Томского политехнического университета
Рецензенты
Доктор исторических наук, профессор ТГАСУ

В.П. Андреев
Кандидат исторических наук, докторант ТГПУ

И.Е. Рудковская
© Томский политехнический университет, 2008

© Оформление. Издательство Томского политехнического университета, 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение ………………………………………………………….

5







Тема 1. Причины и последствия распада СССР. Структура и эволюция СНГ ……………………………………………..


6







1.1. Российская империя и Советский Союз: особенности национально-государственного устройства, трансформация, причины и последствия распада ………………………………...



6

1.2. Содружество Независимых Государств: общая характеристика, структура и эволюция …………………………………….


21







Тема 2. Экономические, военно-политические и гуманитарные аспекты интеграции стран СНГ и Балтии ………...


26







2.1. Экономика ……………………………………………………

26

2.2. Военно-политическая сфера ………………………………..

36

2.3. Гуманитарные вопросы ……………………………………..

46







Тема 3. Украина …………………………………………………

49







3.1. Общая характеристика ………………………………………

49

3.2. Внешняя политика …………………………………………..

60







Тема 4. Белоруссия ……………………………………………...

63







4.1. Общая характеристика ………………………………………

63

4.2. Внешняя политика …………………………………………..

68







Тема 5. Молдова ………………………………………………...

71







5.1. Общая характеристика ………………………………………

71

5.2. Внешняя политика …………………………………………..

76







Тема 6. Государства Закавказского региона ………………..

77







6.1. Общие особенности Закавказского региона ……………….

77

6.2. Грузия ………………………………………………………...

79

6.3. Армения ……………………………………………………...

89

6.4. Азербайджан …………………………………………………

95







Тема 7. Государства Центрально-Азиатского региона …….

103







7.1. Общие особенности Центрально-Азиатского региона ……

103

7.2. Казахстан ……………………………………………………..

106

7.3. Узбекистан …………………………………………………...

112

7.4. Туркмения ……………………………………………………

119

7.5 Таджикистан …………………………………………………

124

7.6. Киргизия ……………………………………………………...

129







Тема 8. Страны Балтии ………………………………………...

134







8.1. Общие особенности Балтийского региона ………………...

134

8.2. Эстония ………………………………………………………

136

8.2. Латвия ………………………………………………………..

142

8.2. Литва …………………………………………………………

147







Список литературы …………………………………………….

153








ВВЕДЕНИЕ
Настоящее учебное пособие представляет собой курс лекций для студентов гуманитарного факультета ТПУ, обучающихся по специальности «Регионоведение», по дисциплине «Страны СНГ и Балтии». В соответствии с действующим учебным планом и рабочей программой, курс рассчитан на 18 часов лекций и предназначен для чтения студентам 2-го курса в 3-м учебном семестре, а также в качестве пособия для самостоятельной работы и подготовки к зачету.

Необходимость разработки такого курса автор видел в отсутствии пособий по этому новому для студентов ТПУ предмету, приспособленных к сжатому учебному плану. Во-вторых, поскольку 18 часов лекционного времени позволяют лишь тезисно осветить основные проблемы и разделы курса, что недостаточно для их полноценного осмысления и отражения фактов хотя бы в ограниченном объеме, из публикации этой работы студенты почерпнут недостающий материал для подготовки к семинарским занятиям и самостоятельного изучения. Этому призван способствовать и прилагаемый в конце список литературы по темам и их разделам.

Курс лекций состоит из двух основных частей. Первая из них, состоящая из 2-х тем, является общей и посвящена предыстории и развитию Содружества Независимых Государств в целом, основным проблемам интеграции и их истокам в истории, без осмысления которых невозможно понять суть этих проблем. При этом во 2-й теме по отдельности освещаются сферы экономики, военно-политического сотрудничества и гуманитарные процессы. Среди них особое место уделено приобретающим нешуточное значение миграциям из государств Содружества в Россию (в том числе в Сибирский регион), острым злободневным вопросам национальной безопасности России, социально-правовой защиты русскоязычного населения в странах постсоветского пространства.

Вторая часть курса представляет собой очерки об отдельных странах СНГ и Балтии. В их рамках выделены характерные черты и направления развития отдельных международных регионов постсоветского пространства – Балтийского, Закавказского, Центрально-Азиатского, а также стран юго-западного направления (Украина, Молдова) и Белоруссии. Каждый раздел этой части, посвященный какой-либо республике, построен по схеме: общие данные; очерк истории; этнический состав населения; природно-экономический потенциал; очерк современной истории (с момента обретения политической независимости); внешняя политика. Особое внимание уделено внешней политике государств СНГ и Балтии, рассмотрению ведущих векторов международного влияния и борьбе между ними.

В результате изучения курса у студентов должно сложиться комплексное научное представление о причинах и последствиях распада многонационального геополитического пространства, именовавшегося Российской империей, а в дальнейшем – СССР; и трансформации большей части его составляющих в СНГ, о его структуре и эволюции, интеграционных процессах по всем основным направлениям; проблемах межгосударственных и межэтнических отношений, культурно-цивилизационной специфике отдельных международных регионов и государств СНГ и Балтии – ближайших соседей и партнеров России, особенностях их экономики и политики, об отношениях России с каждым из них и их перспективах; а также о международных связях Сибирского региона и ТПУ в рамках СНГ и их влиянии на процессы интеграции. Кроме того, студенты должны овладеть основами методов сравнительно-исторического и регионоведческого анализа применительно к данному курсу.
ТЕМА 1

ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ РАСПАДА СССР.

СТРУКТУРА И ЭВОЛЮЦИЯ СНГ
1.1. Российская империя и Советский Союз: особенности национально-государственного устройства, трансформация, причины и последствия распада

Геополитическое пространство, именуемое ныне Содружеством Независимых Государств (СНГ), возникло на территории бывшей Российской империи – одной из крупнейших многонациональных империй мира и последней по времени распада среди них, с 1922 г. именовавшейся Союзом Советских Социалистических Республик (СССР) и распавшейся в 1991 г. Оно занимает одну шестую часть земной суши, включая большую часть Восточной Европы и всю Северную Азию до Дальнего Востока включительно.

Положение Российского государства на рубеже между Востоком и Западом во многом определило своеобразие его исторического пути и начиная с XIX века служит предметом нескончаемых дискуссий в отечественной и зарубежной общественной мысли. Для российских «западников» наша страна является частью европейской цивилизации, лишь запоздавшей в своем развитии по ряду исторических причин, для наиболее патриотически настроенных мыслителей – славянофилов XIX столетия и евразийцев ХХ века – самостоятельной цивилизацией, а многие западные ученые (как правило, враждебно настроенные) относят ее к числу восточных деспотий, несовместимых с европейскими духовными и морально-политическими ценностями. Очевидно, истина находится посередине, но несомненно, что при всем своеобразии развития сама Россия как ядро империи – по своим религиозным, культурным традициям, наиболее общим особенностям исторического пути – ближе к Европе, нежели к Востоку.

Поскольку предметом нашего курса является не собственно Россия, а остальные государства, ранее входившие в состав созданной ею империи (за исключением Польши и Финляндии, отделившихся в ходе революции 1917 г.), как ее ближайшие соседи и партнеры, постольку в их отношении представляет интерес прежде всего то влияние, которое Россия, имперское прошлое оказали на их развитие и которое продолжает сказываться на их современном состоянии.

Для этого необходимо выделить характерные особенности национально-государственного устройства имперского периода и его эволюции:

1. Многонациональность. Изначально, уже с Древнерусского периода IX–XV веков, для формирующегося государства, основу которого (как и будущей русской нации) составили славянские племена, было характерно многообразие этнических контактов – от варягов (скандинавов), основавших первую правящую династию на Руси, и греков, давших ей свою религию, до финно-угорских племен и азиатских степных народов (хазар, печенегов, половцев, монголо-татар). При этом происходила частичная ассимиляция угро-финнских и некоторых тюркских народностей, вливавшихся в состав древнерусского этноса и наложивших отпечаток на его культурное развитие.

2. Начиная с середины XVI века (вскоре после объединения русских земель в Московское государство и падения татарской гегемонии) – постепенная, но практически непрерывная территориальная экспансия (по темпам и длительности более всего сходная с экспансией Римской империи в древности) во всех направлениях, кроме северного (т.к. к северу лежал пустынный Ледовитый океан). Именно тогда, начиная с Ивана Грозного, по существу формируется многонациональная империя (по названию – с 1721 г. при Петре Великом). Ее формирование продолжалось более трех столетий и завершилось во второй половине XIX века. За это время территория страны увеличилась почти в 10 раз – с 2,6 млн кв. км на момент завершения объединения русских княжеств под властью Москвы (от Ледовитого океана на севере до Нижнего Новгорода на юге и от Смоленска на западе до Уральских гор на востоке) до 24 млн кв. км после последних крупных завоеваний в Центральной Азии (на юге – до Кушки и афганской границы, на западе – до скандинавских скал, Вислы и Дуная, на востоке – до Тихого океана).

И хотя ядро империи составлял великорусский этнос, к началу ХХ века нерусские народности (включая украинцев и белорусов, официально причислявшихся тогда к русским) достигали 57 % ее населения.

Основными этапами формирования империи были:

После кратковременного распада империи в ходе революции 1917 г. и гражданской войны 1918–1920 гг. большая часть ее территорий, за исключением Польши и Финляндии, были воссоединены коммунистами в форме Союза Советских Социалистических Республик (СССР) (Прибалтика и Молдавия – в 1940 г.). Новыми территориями, присоединенными накануне и в результате Второй мировой войны, стали Западная Украина и Восточная Пруссия (ныне полностью обрусенная Калининградская область России); одним из результатов ее стало и практически окончательное присоединение Курильских островов и Сахалина, являвшихся спорными территориями между Россией и Японией (в отношении Курильских островов спор не урегулирован до сих пор).

Кроме того, после Второй мировой войны под фактическим контролем СССР оказались формально независимые страны-сателлиты Восточной Европы с навязанными им просоветскими коммунистическими режимами – Польша, ГДР (Восточная Германия), Чехословакия, Венгрия, Румыния и Болгария (из азиатских стран еще с 1921 г. – Монголия). В этих странах русский язык был обязательным для изучения, в большинстве из них (кроме Румынии и Болгарии) стояли советские войска.

3. Сочетание методов завоевания или фактической аннексии (татарские ханства Поволжья, Сибири и Крыма, Польша, большая часть Северного Кавказа и Центральной Азии, второе присоединение Прибалтики и Молдавии) и отторжения от других государств (от Польши – Украина, Белоруссия, Литва, от Турции – Новороссия, Бессарабия и устье Дуная, Восточная Армения, от Швеции – большая часть Прибалтики, Финляндия, от Персии /Ирана/ – Северный Азербайджан, от Китая – Амур и Уссурийский край, от Германии – Восточная Пруссия) с мирным, зачастую добровольным присоединением и освоением территорий (большая часть Сибири и Дальнего Востока, Казахстан, Грузия, некоторые народности Северного Кавказа).

Следует добавить, что некоторые из присоединенных территорий (Поволжье, Сибирь, Дальний Восток, часть Левобережной Украины и почти вся Белоруссия, Новороссия и Крым, Восточная Пруссия) в дальнейшем оказались более чем наполовину обрусенными по этническому составу, большей частью русскоязычными.

Различным было и положение подчиненных этносов в составе империи. Подавляющее большинство из них до революции не имели национальных прав (не путать с гражданскими правами) и управлялись на тех же основаниях, что и внутренние губернии империи. Исключение составляли Финляндия, имевшая широкую автономию и даже собственную конституцию, прибалтийские губернии современных Латвии и Эстонии, в которых сохранялись традиционное немецкое самоуправление в городах и немецкоязычное делопроизводство, и часть территории Центральной Азии, а именно Хивинское ханство и Бухарский эмират, властители которых считались вассалами русского императора и сохраняли формальную автономию (еще более широкую автономию, нежели Финляндия, поначалу имела Польша, но после неудачного национально-освободительного восстания 1831 г. она полностью лишилась ее).

4. Одной из характернейших черт Российской империи и СССР – в отличие от большинства современных им колониальных империй Запада (Британской, Французской и др.), имевших колонии преимущественно на других континентах – стала сопредельная близость всех национальных окраин к России, благодаря чему империя представляла компактное единое целое. Это обстоятельство, усиливаемое активными (особенно в советское время) миграционными процессами, а в советский период – также единой общегосударственной плановой экономикой, существенно облегчало управление ими и послужило одной из причин долговечности империи.

5. Позитивным следствием чрезвычайно разнородного этнического и конфессионального состава стала национально-расовая и религиозная терпимость. Наряду с православными (русские, украинцы, белорусы, молдаване, грузины, осетины) в империи жили многочисленные мусульмане (татары, азербайджанцы, народы Центральной Азии, подавляющее большинство народов Северного Кавказа и др.), лютеране (прибалтийские немцы, финны, латыши, эстонцы), католики (поляки, литовцы), иудеи (евреи), представители армяно-григорианской ветви христианства (армяне), буддисты-ламаисты (большинство малых народов Сибири и Крайнего Севера). Во многом традиции веротерпимости Россия унаследовала вместе с православием от Византии.

В отличие от колониальных империй Запада, для Российской империи было характерно практическое отсутствие национальной, расовой и религиозной дискриминации. Это тем более парадоксально, что традиции государственного управления в России были, наоборот, жестко авторитарными. Однако если в демократической Америке истребляли и сгоняли с земель индейцев и порабощали негров (лишь в 50-х годах ХХ в. приравненных в правах к белым), если родоначальники парламентаризма англичане и республиканцы-французы жестоко эксплуатировали индусов, малайцев, бушменов и другие подчиненные народы, ничего подобного в Российской империи не было. Не имея национальных прав (автономии, до 1905 г. – даже права изучения в школах родного языка, что было следствием имперской политики русификации), практически все «инородцы» (официальное обобщенное название нерусских народностей империи, кроме немцев, а также причислявшихся к русским украинцев и белорусов) реально не отличались от господствующего этноса по гражданским правам и пользовались полной свободой вероисповедания (и наоборот, великорусские старообрядцы были уравнены в правах лишь после событий 1905 г., уже при Столыпине). Немалое число представителей шведского, украинского, грузинского, армянского дворянства, среднеазиатских ханов и беков и черкесских князей достигали высокого положения в государственном и военном аппарате империи, а прибалтийские («остзейские») немецкие бароны были особенно близки к трону и насчитывались в мартирологе высших российских сановников и генералов десятками, если не сотнями.

Единственное резкое исключение в этом отношении представляли евреи, права которых ограничивались чертой оседлости (кроме привилегированных категорий), процентной нормой при поступлении в учебные заведения и иными притеснениями, а в реальности нередко служившие и мишенью печально известных еврейских погромов. Однако и здесь следует отметить, что, во-первых, дискриминация касалась лишь евреев традиционного иудейского вероисповедания (евреи-«выкресты», перешедшие в православие, сразу приобретали все права), а, во-вторых, исторические традиции антисемитизма не обошли, к сожалению, и некоторые другие страны Европы (в особенности Германию и Польшу).

Не подвергались колонии и сколько-нибудь существенной экономической эксплуатации. То была уникальная в своем роде империя, в которой присоединение большей части колоний обосновывалось, как правило, не экономической выгодой, а в первую очередь соображениями военно-стратегической безопасности и геополитического влияния, в процессе соперничества с другими великими державами. Некоторые из национальных окраин были даже экономически убыточными, дотационными (например, территории Центральной Азии). С учетом всего сказанного, Российская империя может быть отнесена к разряду колониальных империй лишь с большой долей условности.

Данная особенность наиболее выпукло проявилась в советский период, когда руководство СССР, исходя из официальной идеологии интернационализма и в обстановке «холодной войны» с США и НАТО, тратило огромные средства, во многом подорвавшие национальную экономику как на подъем отсталых национальных регионов до уровня России, так и на финансирование антиамериканских политических режимов по всему миру (от Эфиопии, Анголы и Ирака до Кубы и Никарагуа). И здесь опять же превалировали интересы военно-стратегического противоборства.

При всех прочих условиях, названная особенность содействовала тому, что неизбежные в любой империи межэтнические противоречия и конфликты были все же менее острыми и масштабными, чем в большинстве колониальных империй (исключение составляла Польша, до присоединения к России имевшая многовековую национальную государственность и развитую культуру, к тому же разделенная с Россией историческим соперничеством и потому неоднократно восстававшая за независимость).

6. Различными, порой контрастными были и социально-экономический и культурный уровни развития. Этот фактор, в сочетании с различными векторами геополитического притяжения и разными обстоятельствами присоединения к России, определил такую особенность, как различие отношений подчиненных народов к России и русским, проявляющееся до сих пор – с учетом того, что национальные обиды весьма живучи в исторической памяти народов. Так, насильственные методы завоевания или аннексии породили русофобию в Польше, Чечне, странах Балтии (Прибалтики), на Западной Украине. Напротив, этническая либо религиозная близость к России таких народов, как восточные украинцы, белорусы, армяне, в сочетании с защитой со стороны России по отношению к враждебным завоевателям (полякам, туркам), заложила традиции благодарности и дружественных отношений к России и русским.

7. Авторитарный режим управления в сочетании с долго сохранявшимися сословными пережитками и социальными проблемами. Поскольку это в равной степени касалось и русских, и нерусских народов, постольку при слабости национальных движений «инородцы» наряду с русскими составляли немалый процент в революционном движении (достаточно вспомнить грузинских меньшевиков, латышских стрелков, сильную закавказскую организацию большевиков, не говоря уже о евреях).

В советский период эта особенность была еще усилена централизацией экономики в руках государства. В результате после распада СССР практически все республики СНГ и Балтии пережили (а некоторые переживают до сих пор) не меньшие, а порой и большие, чем Россия, трудности в процессе строительства демократии и рыночной экономики. Даже страны Балтии, наиболее тяготеющие к Западу по культурным традициям и, казалось бы, прочно вошедшие в Европейское сообщество, проявляют ряд особенностей, совершенно несвойственных современной демократии (такие, как дискриминация русскоязычного населения и терпимость по отношению к нацизму).

8. В советский период к названным особенностям добавилась еще и та, что в условиях общегосударственной плановой экономики сложилась единая цепочка хозяйственных связей между республиками и отдельными предприятиями (например, перерабатывающий завод из одной республики получал сырье от предприятия-поставщика из другой республики).

После распада СССР эта цепочка оказалась разорванной. К тому же во многих республиках на фоне подъема национальных амбиций возобладала тенденция переориентации с России на Евросоюз и США (страны Балтии, Грузия, Молдавия, отчасти Украина). В некоторых из них это обстоятельство лишь обострило экономический кризис.

9. С преобразованием империи в Советский Союз национальные окраины, казалось бы, получили самые широкие права, простиравшиеся до права на самоопределение вплоть до отделения от Союза (на чем настоял лично В.И. Ленин, вопреки И.В. Сталину, предлагавшему вариант вхождения всех республик на автономных началах в состав России). Местные языки получили в них права государственных (наряду с общегосударственным русским языком), в каждой республике создавались свои национальные структуры управления, свои Академии наук и иные культурные организации. Такая политика была обусловлена стремлением укрепить союз национальностей в борьбе за мировую революцию, приход которой ожидался в недалеком будущем.

Однако с крахом надежд на близость мировой революции стало ясно, что для выживания во враждебном международном окружении на первое место выходит задача укрепления единства государства. Главным стержнем этого единства в условиях советского строя являлась интернациональная по своему составу и идеологии коммунистическая партия, пронизанная жестко централизованной структурой и дисциплиной. Но этого было явно недостаточно (что наглядно показал опыт Германии, где коммунисты проиграли нацистам). В результате с середины 30-х годов И.В. Сталин взял курс на возрождение великорусских национальных традиций, достигший своего апогея в послевоенные годы. Это принесло свои плоды, но и породило известные противоречия. С одной стороны, единожды декларированные национальные права нельзя было отнять назад, как и нельзя было снять ранее выдвинутые интернациональные лозунги (к тому же они помогали сохранять контроль Москвы над международным коммунистическим движением). С другой стороны, во имя усиления общегосударственного контроля за национальными республиками и пресечения клановых и националистических тенденций Сталин ввел практику назначения на должности руководителей республиканских компартий (фактически осуществлявших всю власть в республиках) представителей русской нации. Дошло до того, что из всех 15-ти национальных республик Союза (включая Карело-Финскую) единственной, во главе которой оставался представитель местной национальности, был Узбекистан. Возрождалась имперская политика русификации, а ряд входивших в состав России автономных республик (не имевших формального права на отделение) вообще были лишены автономии с поголовным переселением их народов на восток в наказание за массовое сотрудничество с немецкими оккупантами в годы Великой Отечественной войны (чеченцы, крымские татары, поволжские немцы, калмыки и др.). Налицо было явное противоречие между формальным национально-государственным устройством Союза и его реалиями.

После смерти Сталина это противоречие было решено исправить, не отказываясь при этом от сохранения тоталитарно-коммунистического единства. Наряду с возвращением и восстановлением в правах репрессированных народов (среди которых, впрочем, не было ни одного имевшего статуса союзной республики), была возрождена ленинская политика выдвижения на руководящие посты представителей коренных национальностей. При этом были расширены их прерогативы. На практике это привело (особенно в республиках Центральной Азии и Закавказья) к укреплению местных кланов, постепенному росту националистических настроений на бытовом уровне и способствовало подготовке почвы к последующему распаду Союза.

10. Усложнению ситуации способствовала также практика передачи территорий от одних республик другим по произволу союзного руководства. Как правило, это имело негативные последствия. Так, передача Нагорно-Карабахской автономной области с преобладанием армянского населения Азербайджану обострила и без того напряженные отношения между двумя народами. А передача обширных регионов с преобладанием русскоязычного населения другим республикам (Украине – Донбасса, Новороссии, Крыма, Казахстану – земель бывшего Уральского казачьего войска) впоследствии обернулась тем, что в ходе развала Союза миллионы наших соотечественников против своей воли очутились гражданами других государств.

Все эти проблемы находились в скрытом (либо полускрытом) состоянии, пока в стране сохранялась «вертикаль власти» коммунистической партии. Ни руководители союзного государства, ни подавляющее большинство населения в тех условиях даже не мыслили себе возможности распада Союза (по крайней мере, в обозримом будущем).

Но они болезненно дали знать о себе в ходе начатой М.С. Горбачевым демократизации политической системы в СССР. Ослабление контроля из центра привело к тому, что в 1988–1990 гг. по окраинам Союза прокатилась волна жестоких межэтнических конфликтов, сопровождавшихся массовыми кровопролитиями – между армянами и азербайджанцами в Нагорном Карабахе («первая ласточка»), Сумгаите, Баку, между узбеками и турками-месхетинцами в Ферганской долине, между киргизами и узбеками в Оше, между таджиками и русскими в Душанбе, между абхазами и грузинами в Абхазии, между грузинами и осетинами в Южной Осетии и т. д. Сразу ожили старые обиды и традиции межэтнической вражды, несмотря на внедряемую десятилетиями официальной пропагандой идиллию «единого советского народа».

После официальной отмены в 1990 г. монополии на власть КПСС стало ясно, что в условиях двусмысленного национально-государствен-ного устройства Союза главным стержнем его единства оставалась именно авторитарная власть партии. Как только она ослабла, в республиках активизировались ранее дремавшие сепаратистские настроения, инициируемые политическими амбициями региональных национальных элит при поддержке национальной интеллигенции.

Обобщая сказанное выше, можно сформулировать следующие основные причины распада СССР:

1) рост экономического потенциала и самостоятельности республик при сохранении их этнокультурной разнородности;

2) ускорившийся после смерти Сталина (благодаря политике его преемников) процесс формирования национальных культурно-политических элит;

3) процесс политической демократизации страны, вышедший из-под контроля его инициатора М.С. Горбачева;

4) разрушительный для любого государства принцип права на самоопределение вплоть до отделения, заложенный в Союзном договоре 1922 г. и вынужденно повторенный последующими союзными конституциями 1924, 1936 и 1977 гг.

Последнее по существу сыграло роль «мины замедленного действия»: пока сохранялась авторитарная власть КПСС, оно представляло собой не более чем парадную вывеску, но стоило этой власти зашататься, как о нем сразу же вспомнили.

Трудно говорить о соотношении объективных и субъективных причин распада, это требует еще углубленных специальных исследований историков. Но несомненно, что лишь первая из перечисленных может быть названа в полной мере объективной. Вторую и третью скорее можно назвать смешанными: рост национального самосознания был неизбежным, но политика выдвижения местных кадров однозначно ускоряла его; политические реформы также были рано или поздно неизбежны, но в той форме, в которой они начались при Горбачеве, ситуация скоро вышла из-под контроля. Наконец, четвертый из названных факторов – право на самоопределение – можно в полной мере отнести к субъективным, ибо он был следствием первоначальных большевистских иллюзий относительно мировой революции.

Сыграли роль и еще два обстоятельства субъективного характера:

5) поддержка лидерами демократической оппозиции в России во главе с Б.Н. Ельциным национальных сепаратистов, исходя из стремления любой ценой «свалить» власть КПСС – по принципу «цель оправдывает средства», в свое время аналогично использованному Лениным;

6) поддержка сепаратистов Соединенными Штатами Америки, поскольку в условиях незаконченной «холодной войны» развал СССР – основного геополитического и идеологического конкурента на мировой арене – представлял прямую выгоду для них, в соответствии с известным планом З. Бжезинского.

За образованием в обстановке демократизации, начиная с 1989 г., республиканских «народных фронтов» («Руха» на Украине, «Саюдиса» в Литве и др.) и их победой на республиканских выборах (кроме центральноазиатских) последовал так называемый «парад суверенитетов», заключавшийся в провозглашении приоритета республиканских законов над союзными и в объявлении языков «титульных» наций республик единственными государственными в них.

Следующим шагом стала серия деклараций государственной независимости от СССР. Первыми подали пример республики Прибалтики. Вслед за Литвой, Верховный совет которой принял соответствующий акт в марте 1990 г., в том же месяце последовала Эстония, в мае того же года – Латвия, в апреле 1991 г. – Грузия. Большинство республик заняли выжидательную позицию, ограничившись декларациями о суверенитете, принятыми практически всеми, кроме Азербайджана и Узбекистана. Среди них была и Россия, принявшая декларацию о суверенитете 12 июня 1990 г., после избрания Б.Н. Ельцина председателем Верховного совета РСФСР. Этот шаг нового российского руководства проявил его стремление избавиться от опеки ассоциируемого с КПСС союзного центра и фактически породил в центре страны двоевластие, когда союзные и российские власти стали принимать противоречащие друг другу законы и указы. Политическая дестабилизация внутри России дала сепаратистам мощный дополнительный стимул. Среди автономных республик России заявили о своем стремлении получить статус союзных республик Татарстан и Чечня.

Кризис имперской идеи в России проявился и в том, что даже многие русские националисты считали необходимым избавиться от «инородцев», представлявших, по их мнению, лишь балласт для России. Такова была реакция на политику КПСС по перераспределению ресурсов из России в дотационные республики.

Сложилась парадоксальная ситуация: союзные власти не признали провозглашенной республиками Балтии и Грузией национальной независимости и не вывели из них войска, но и не использовали их по назначению, опасаясь обвинений в нарушении демократии и волеизъявления народов (подобным образом вело себя в обстановке революции 1917 г. Временное правительство России). В этих условиях президент СССР М.С. Горбачев инициировал всесоюзный референдум в марте 1991 г. по вопросу о сохранении Союза, на котором большинство населения высказалось «за» (парадоксально, что в России население одновременно высказалось «за» по вопросу о введении поста президента РСФСР, не видя очевидного противоречия между этими двумя положениями). После этого Горбачев в апреле того же года начал переговоры с лидерами союзных республик в своей подмосковной резиденции Ново-Огарево о заключении нового Союзного договора (поскольку старый был фактически денонсирован декларациями суверенитета). Его замысел состоял в сохранении Союза ценой уступок и расширения прав республик.

Горбачевский проект нового Союзного договора согласились подписать лидеры 9 республик из 15. Отказались не только «мятежные» республики Балтии и Грузия, но и Молдавия и Армения, недовольные по ряду пунктов. Угроза поэтапного распада Союза стала главной причиной, побудившей союзную верхушку пойти на государственный переворот, известный под названием путча ГКЧП 19–22 августа 1991 года. Не случайно путч был совершен накануне назначенного на 20 августа подписания нового Союзного договора, ибо стало ясно, что отказ 6 из 15 республик может послужить отправной точкой общего распада. События тех дней еще требуют дополнительного изучения, но ясно одно – союзная власть еще имела реальную силу и возможность использовать ее и в итоге не сделала этого.

Провал путча ускорил печальную для империи развязку и сделал ее бесповоротной. Союзные структуры власти, скомпрометированные участием в путче, были парализованы. И хотя формально к власти вернулся временно отстраненный от нее путчистами союзный президент Горбачев, фактически он превратился в «свадебного генерала». Реальная власть перешла к российскому руководству во главе с Б.Н. Ельциным, проявившим в критические дни путча наибольшую решительность (подобно Ленину в дни Корниловского мятежа).

Падение коммунистического режима и последующий роспуск КПСС, на тот момент остававшейся главным цементирующим ядром единства Союза, послужили для всех сепаратистов сигналом. В первые же дни после ареста ГКЧП заявила об отказе подписать союзный договор Украина. Одновременно Ельцин вынудил Горбачева признать независимость республик Прибалтики. Правда, поначалу российский президент заявил о возможности пересмотра границ республик в случае полного распада Союза, имея в виду возврат России русскоязычных областей на юго-востоке Украины и севере Казахстана. Но реакция этих республик, а главное – активно вмешивавшихся в процесс с самого начала американских спецслужб была такова, что ближайшее окружение

Б.Н. Ельцина практически тут же убедило его снять это справедливое по сути требование.

Именно с 22 августа 1991 г. процесс распада Советского Союза принял необратимый характер и вошел в решающую фазу. В своих последних безнадежных попытках сохранить его Горбачев выдвинул проект нового государственного образования – Союза Суверенных Государств (ССГ), замышлявшегося как своего рода конфедеративное объединение. На переговоры пошли 7 республик, но шли они вяло, а главное – Украина, вторая по значению после России из республик Союза, все более демонстрировала нежелание оставаться в нем. По существу Россия оставалась наедине с южными мусульманскими республиками.

Окончательная развязка наступила в декабре 1991 г. 8 декабря съехавшиеся в Беловежской пуще лидеры трех славянских республик Союза – России (Б. Ельцин), Украины (Л. Кравчук) и Белоруссии

(С. Шушкевич) подписали Соглашение об образовании Содружества Независимых Государств (СНГ). В нем заявлялось, что «Союз ССР как субъект международного права и как геополитическая реальность прекращает свое существование». Стороны признали территориальную целостность и государственную независимость друг друга, гарантировали открытость границ, свободу передвижения и информации в рамках Содружества, создаваемого в целях всестороннего сотрудничества, и объявляли его открытым для вступления других республик.

Юридически соглашение было нелегитимным: по действовавшим еще союзному договору и союзной конституции республики имели право на выход по отдельности из состава Союза, а не на его роспуск. Получалось, что 3 республики решили за всех, основываясь на своем статусе «учредителей Союза» (что было тоже не вполне точно, так как в его учреждении принимала участие еще и Закавказская Федерация, впоследствии разделенная на три самостоятельных республики). К тому же этим нарушались и решение мартовского общесоюзного референдума, и принятое буквально накануне постановление обеих палат Верховного совета СССР, одобрявшее проект договора об ССГ. Но, как это обычно бывает в революционные времена, формальная законность уже мало кого волновала. Верховные советы трех республик, подписавших соглашение, быстро ратифицировали его. Остальным республикам ничего не оставалось, как присоединиться к процессу, так как стало ясно, что последний гарант Конституции СССР – президент М.С. Горбачев – по существу бессилен. Впрочем, он и не пытался использовать свое конституционное право на применение силы.

21 декабря собравшиеся в Алма-Ате президенты 11 республик – Б. Ельцин (Россия), Л. Кравчук (Украина), С. Шушкевич (Белоруссия), М. Снегур (Молдова), Л. Тер-Петросян (Армения), А. Муталибов (Азербайджан), И. Каримов (Узбекистан), Н. Назарбаев (Казахстан),

С. Ниязов (Туркмения), Р. Набиев (Таджикистан) и А. Акаев (Киргизия) подписали декларацию об образовании СНГ и протокол к Беловежскому соглашению, которое было решено считать предварительным, хотя по существу декларация воспроизводила его основные положения. Алма-Атинскую декларацию не подписали 3 балтийских республики, принципиально отмежевавшиеся от любых форм такого рода интеграции, и Грузия, присоединившаяся к СНГ позже, в сентябре 1993 г. (до этого во главе нее стояли правонационалистические силы).

Последним актом драмы стала официальная отставка М.С. Горбачева с поста президента прекратившего свое существование государства 25 декабря 1991 г. Именно в этот день президент США Дж. Буш-старший официально поздравил по радио свой народ с победой в «холодной войне». Точка была поставлена.

Вопрос о том, была ли альтернатива распаду Советского Союза, остается предметом дискуссий. Но то, что результат стал необратим, представляется бесспорным – время возрождения многонациональных империй безвозвратно прошло.

Основными последствиями этого стали:

1. Образование на развалинах Союза 15 независимых государств – бывших союзных республик, 12 из которых (с учетом присоединившейся позже Грузии) изъявили желание сохранить интеграционные связи в рамках СНГ. На международном уровне это нашло признание в принятии всех новоявленных государств в Организацию Объединенных Наций (ранее в ней были представлены лишь Россия, Украина и Белоруссия) и установлении с ними дипломатических отношений другими государствами мирового сообщества.

2. Признание России правопреемником Союза ССР в отношении международных обязательств (в том числе внешнего долга Союза) и права владения ядерным оружием. Остальные республики бывшего Союза, на территории которых располагались ядерные установки – Украина, Белоруссия и Казахстан – обязались демонтировать их, что в ближайшие годы и выполнили. В этом был заинтересован и Запад, так как нераспространение ядерного оружия отвечало потребностям безопасности всего мирового сообщества.

Вместе с тем, принятие Россией на себя всей суммы союзного долга легло тяжким бременем на ее переживавшую глубокий кризис экономику и затянуло преодоление этого кризиса.

3. Признание нерушимости границ новых независимых государств, в свое время устанавливавшихся по произволу союзного руководства.

На практике это привело к обострению межэтнических конфликтов, в частности, к затягиванию армяно-азербайджанского конфликта из-за Карабаха, а также к тому, что в составе других государств оказались такие русскоязычные регионы, как Донбасс, юг Украины (Новороссия) и Крым (в составе Украины), Приднестровье (в составе Молдовы), северные и восточные области Казахстана. Всего гражданами других государств очутились 25 миллионов человек, считавших себя русскими по этнической принадлежности. И это несомненно остается на совести тех сил в тогдашнем российском руководстве, которые стремились к скорейшему освобождению от союзной власти любой ценой.

4. Разрыв в условиях независимости устоявшихся в советскую эпоху прямых хозяйственных связей между республиками обернулся для большинства из них (особенно для тех, которые жили многие годы за счет союзных дотаций) тяжелым и длительным экономическим кризисом. Пути выхода из него были разными, но некоторые не преодолели его в полной мере до сих пор.

5. Искусственно подогретые национальные амбиции привели к тому, что подавляющее большинство республик Содружества (для многих из них ставшего либо формой «цивилизованного развода» с Россией, либо плодом стремления еще получить что-либо от нее, не давая взамен) в реальной политике стали ориентироваться не на нее, а либо на Запад, либо на исламский мир (центральноазиатские республики и Азербайджан). Собственно, такая картина характерна при распаде любой империи в первое время после ее распада. В дальнейшем некоторые республики, осознав никчемность попыток полностью «оторваться» от России, стали возобновлять реальную интеграцию с ней в различных формах (первой из них – Белоруссия).

Но факт общего резкого ухудшения геополитических позиций России в этих условиях не подлежит сомнению. А другой негативной стороной этого процесса стало тяжелое положение, в которое попали миллионы наших соотечественников, подвергаемые нередко дискриминации и травле как «бывшие оккупанты».

6. Большую проблему для России после распада СССР (и это непосредственно вытекает из предыдущего) создало и резкое ухудшение ее обороноспособности, проявившееся как в резком сокращении вооруженных сил (прежде всего в результате их раздела между республиками) и их технического потенциала, так и в разрушении единой системы противовоздушной и противоракетной обороны (ПВО и ПРО). Тем временем развернулось мощное распространение НАТО на восток, и сейчас этот военный блок под эгидой США включает в себя не только большинство бывших соцстран Восточной Европы – наших прежних союзников по Варшавскому договору, но и некоторые из стран бывшего СССР (республики Балтии, на очереди – Грузия и Украина).

Как видим, последствия были многообразны и во многом негативны, и преодоление их еще далеко не завершено.


1.2. Содружество Независимых Государств: общая характеристика, структура и эволюция
В процессе формирования СНГ и его структур в первое время сказывалась эйфория национально-республиканских элит от обретенной независимости и сопутствовавшее ей стремление к разрушению всего советского. Поэтому многие из заключаемых договоров и соглашений попросту не выполнялись.

Началом формирования координирующих структур Содружества можно считать принятое 30 декабря 1991 г. Временное соглашение о Совете глав государств и Совете глав правительств СНГ. Совет глав государств стал высшим координационным органом Содружества (ст. 1), собирающимся не реже 2 раз в год. Статус Совета глав правительств не был определен, но он выполняет функции рабочего консультативного органа, собирающегося раз в квартал.

Рабочим языком межгосударственного общения был признан русский язык. В стремлении каждой страны к максимальной независимости и равноправию были приняты статьи 2 и 3 Временного соглашения, предоставлявшие каждому государству – члену СНГ право блокировать невыгодные для него решения и право неучастия в принятии документов, не представлявших заинтересованности для них. Такая необязательность общих решений изначально превратила СНГ в рыхлое аморфное образование, наподобие старинного польского сейма. Обычной практикой стало выборочное подписание межгосударственных документов. В таких условиях трудно говорить даже о конфедерации (в качестве которой многие поначалу мыслили Содружество). Так, традиционно уклоняются от подписания большей части соглашений Украина, Грузия, Азербайджан, Молдова, Туркмения.

Первоначально было признано необходимым параллельно с формированием национальных армий сохранить и объединенные вооруженные силы СНГ с единым главным командованием. На практике же основной функцией Главкомата СНГ стал раздел вооруженных сил СССР и их имущества.

Параллельно в качестве рабочего консультативного органа учреждался Совет министров обороны стран СНГ. В настоящее время в него входят 9 государств – Россия, Белоруссия, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизия. Игнорируют это сотрудничество, в основном формальное, Украина, Туркмения и Молдова.

Гораздо более продуктивным оказался разработанный в мае 1992 г. пакет соглашений о коллективных миротворческих силах СНГ под объединенным командованием. В дальнейшем эти силы приняли реальное участие в усмирении либо локализации гражданских и межэтнических конфликтов на территории Содружества.

Ряд республик пошли на более тесное военное сотрудничество, образовав Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ), подписанного в Ташкенте в мае 1992 г. По существу это оборонительный союз, предусматривающий совместные действия в случае чьей-либо агрессии. ОДКБ возглавляет Совет коллективной безопасности в составе глав государств, входящих в него, во главе с генеральным секретарем, а по военной части – главнокомандующим объединенными вооруженными силами. В настоящее время в ОДКБ входят 6 государств СНГ – Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Таджикистан и Киргизия.

В июле 1992 г. были подписаны соглашения, направленные на сохранение единой системы противоракетной обороны (ПРО), противовоздушной обороны (ПВО) и объединенных военно-космических сил. Однако единство этих систем, существовавшее в рамках СССР, все равно было нарушено: в них не вошли не только 3 страны Балтии, не присоединившиеся к СНГ, но и Молдова, а в систему ПВО – и Украина.

Изначально заявленное в Беловежском соглашении намерение сохранить объединенные пограничные войска не было выполнено. Вместо этого в июле 1992 г. был образован коллегиальный Совет командующих пограничными войсками. От участия в этом консультативном по сути органе уклонились Украина, Азербайджан и Молдова.

Для координации деятельности в экономической и информационной сферах начиная с 1992 г. были образованы многочисленные межгосударственные советы, комитеты и комиссии по космосу, экологии, гидрометеорологии, таможенным вопросам, железнодорожному транспорту, авиации, статистике, стандартизации, метрологии и сертификации, научно-технической информации, межгосударственная телерадиокомпания «Мир», Межгосударственный банк и др. Наиболее важное значение приобрели Экономический совет и Экономический суд СНГ. Несмотря на необязательный, консультативный характер всех этих органов, они частично смягчили удар от распада единой экономической системы СССР. И опять же в большинстве из них не принимают участия Украина, Азербайджан, Молдова и Туркмения.

Для координации законодательной работы стран Содружества по вопросам, представляющим взаимный интерес, в марте 1992 г. была образована Межпарламентская ассамблея СНГ, соглашение о чем было подписано в Алма-Ате. В ассамблею вошли парламенты практически всех стран Содружества, кроме Туркмении, в которой развернулось строительство замкнутого тоталитарного режима.

Помимо этого, создан ряд отраслевых органов для координации правоохранительной и социально-культурной работы, в том числе Совет министров внутренних дел, Антитеррористический центр, советы по труду, миграциям и социальной защите, здравоохранению, культурному сотрудничеству, туризму и т. д.

Наконец, 22 января 1993 года был принят Устав СНГ – основной документ, регулирующий устройство и деятельность Содружества. В его преамбуле в качестве основной причины создания Содружества отмечаются «историческая общность народов и сложившиеся между ними связи». Раздел 1 Устава подчеркивает, что СНГ «не является государством и не обладает наднациональными полномочиями», перечисляет цели Содружества (сводящиеся к всестороннему сотрудничеству в интересах взаимной выгоды и прогресса) и принципы взаимоотношений, в целом повторяющие принципы международного права, зафиксированные в Уставе ООН и Заключительном акте Хельсинкского общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству 1975 г. Раздел 2 оговаривает вопросы, связанные с членством в СНГ, порядком вступления и выхода из него. Этот раздел наиболее уязвим. Так, в 1994 г. Экономический суд СНГ определил, что Украина, Туркмения и Молдова, не ратифицировавшие Устав СНГ в течение года, не являются членами Содружества, но лишь его участниками. Однако различий в статусе членов и участников СНГ нет ни в Уставе, ни в более поздних документах. 3-й раздел Устава гласит о совместной политике в сфере безопасности, 4-й – о мирном урегулировании взаимных конфликтов, 5-й – о формировании общего экономического и информационного пространства и о сотрудничестве в гуманитарной сфере. 6-й раздел определяет органы Содружества (в реальности уже сложившиеся к тому времени). Помимо Совета глав государств и Совета глав правительств, к важнейшим из них были отнесены Координационно-консультативный комитет, Совет министров иностранных дел, Главное командование объединенных вооруженных сил, Совет министров обороны, Совет командующих пограничными войсками, Экономический суд, Комиссия по правам человека. Местопребыванием всех этих органов, кроме Совета министров обороны и Совета командующих погранвойсками, была избрана столица Белоруссии Минск. Однако большинство заседаний Совета глав государств проходили в Москве, что отражает реальную доминирующую роль России в Содружестве. Кроме того, Устав предусматривает возможность образования органов отраслевого сотрудничества, которых в дальнейшем было образовано около 70-ти (наиболее важные из них перечислены выше) и которые часто преобразуются и реорганизуются. В этом же разделе подтверждается статус русского языка как рабочего языка Содружества. 7-й раздел посвящен работе Межпарламентской ассамблеи СНГ, местопребыванием которой определен Санкт-Петербург. 8-й раздел устанавливает долевое финансирование органов Содружества и раздельное – экспертов и консультантов. Заключительный, 9-й раздел определил годичный срок ратификации Устава членами Содружества и его регистрацию в ООН.

К настоящему времени структура органов Содружества существенно отличается от уставной. Одним из наиболее эффективных, реально действующих органов показала себя Межпарламентская ассамблея. Помимо прочего, она установила постоянные контакты с парламентской ассамблеей Евросоюза. Реально возросла роль Совета министров иностранных дел, превратившегося из совещательного в исполнительный орган, принимающий решения в периоды между заседаниями Совета глав государств и Совета глав правительств.

Упразднен Главкомат СНГ (в августе 1993 г.). Координационно-консультативный комитет в 1993 г. был преобразован в Исполнительный секретариат, а в 1999 г. – в Исполнительный комитет СНГ, возглавляемый исполнительным секретарем. К неуставным, но реально действующим органам относятся Экономический совет и Совет коллективной безопасности.

В сентябре 1993 г. был подписан договор об Экономическом союзе в рамках СНГ, предусматривавший постепенную интеграцию национальных экономик по образцу Евросоюза. К союзу вскоре присоединились практически все государства Содружества, кроме Туркмении; Украина вошла в него на правах ассоциированного члена. Год спустя для руководства практической работой союза был учрежден Межгосударственный экономический комитет, разместившийся в Москве. Из-за отсутствия реальных действий комитет был упразднен в 1999 г., но уже год спустя воссоздан под названием Экономического совета. Возглавляет его исполнительный секретарь СНГ, в президиум входят заместители глав правительств стран-участниц. Однако до сих пор Экономический союз СНГ не ушел дальше первого этапа заявленных при его образовании задач, а именно – формирования зоны свободной торговли, так и не завершенного по причине противоречий между его участниками.

Экономический суд СНГ призван обеспечивать единообразие применения договоров и соглашений в государствах Содружества и решать спорные экономические вопросы между ними.

В заключение можно выделить основные тенденции структуры и эволюции СНГ, проявившиеся за полтора десятка лет с момента его создания:

1. Невзирая на несомненные общие интересы, обусловленные многовековой общностью исторической судьбы и определившие потребность в продолжении интеграции, до сих пор Содружество является в целом достаточно аморфным образованием. Очевидно, это вызвано как еще неутихшими национальными амбициями и стремлением к самоутверждению, временно неизбежными для, в прошлом несамостоятельных, народов после распада любой многонациональной империи, так и более серьезным фактором социокультурной разнородности стран бывшего СССР.

Среди них можно выделить три основных группы: 1) Украина, Молдова, Грузия и Армения – республики, близкие к России по религии, отчасти культуре и (Украина) этнически, но в силу разных обстоятельств (в частности, первые три – по причине внутренней регионально-этнической разнородности и связанных с ней проблем) находящиеся на перепутье между Россией и Западом (хотя правящие элиты первых трех пока однозначно тяготеют к Западу); 2) страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония), бесповоротно определившиеся в сторону Запада в силу культурной и религиозной общности, усиленной событиями повторного насильственного присоединения к СССР и укоренившимися после него антирусскими настроениями (хотя последние носят очевидно временный характер); 3) государства Центрально-Азиатского региона (Узбекистан, Казахстан, Туркмения, Таджикистан, Киргизия) и Азербайджан, представляющие собой часть исламского мира и находящиеся на пересечении влияний России и крупных соседних стран Востока, прежде всего Турции и Ирана. Особняком стоит Белоруссия, наиболее близкая к России этнически и культурно, а также ввиду особых политических обстоятельств, определивших ее дальнейшее развитие.

Таким образом, налицо три геополитических центра притяжения государств постсоветского пространства: Россия, Западная Европа вкупе с США и исламский Восток.

2. Связанная с этим и усиливающаяся тенденция к образованию региональных экономических и политических союзов внутри Содружества и к развитию разнообразных двусторонних связей как между собой, так и с Россией, с учетом специфики каждого государства.

Вместе с тем представляется преждевременным говорить об отсутствии перспектив у СНГ в целом. Нельзя игнорировать неизгладимый отпечаток, наложенный общей исторической судьбой и сохраняющийся во многих проявлениях экономики, политики и культуры. Эйфория независимости и иллюзорных надежд на легкую помощь Запада уже проходит как у России, так и у ее соседей, и это оживило тенденции к сотрудничеству между ними на рубеже тысячелетий (пусть не в рамках всего СНГ, а преимущественно на двустороннем уровне). Вопрос о будущем Содружества остается открытым, но по всей видимости, особые отношения с Россией сохранятся и по многим направлениям будут прогрессировать.



  1   2   3   4   5   6   7   8


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации