Манселл У. Вы тонкий психолог. Как убедить в этом окружающих - файл n1.doc

Манселл У. Вы тонкий психолог. Как убедить в этом окружающих
скачать (1097.7 kb.)
Доступные файлы (2):
n1.doc992kb.26.08.2011 11:20скачать
n2.pdf353kb.26.08.2011 11:20скачать

n1.doc

Уоррен Манселл


Вы – тонкий психолог. Как убедить в этом окружающих


ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ ПСИХОЛОГИЯ

Слово психология происходит от древнегреческого «психо» – душа и «логос» – наука и означает «наука о душе». Хотя факт владения древнегреческим сам по себе впечатляет, для понимания предмета его недостаточно. Во-первых, необходимо усвоить основные принципы. Это делают немногие, поэтому вы оставите далеко позади даже некоторых психологов. Тот факт, что в основе любого направления психологии лежат неразрешимые проблемы и даже терминология полна противоречий, вам, безусловно, на руку. Старайтесь всегда использовать это себе на пользу.

Во-вторых, разные люди понимают психологию по-разному. Поэтому, чтобы прослыть психологом, нужно иметь представление о психологии и множестве «школ», которые она породила. Для различных школ психологии характерен некий уровень взаимной лояльности, совершенно не свойственный большинству основных религий. Выделяют экспериментальную и прикладную психологию: первая связана с лабораторными исследованиями, вторая применяется в реальной жизни. Например, психоаналитики заявляют, что психология изучает бессознательные, не поддающиеся объяснению силы, влияющие на человека; бихевиористы утверждают, что психология исследует причины и следствия человеческого поведения. Существуют такие течения в науке, которые сильно смахивают на секты (например, когнитивно-бихевиоральный анализ), однако их редко учитывают, потому что, в сущности, они развивают идеи других направлений психологии. Спокойно выбирайте любую из существующих тенденций в психологии или, как делают многие, изобретайте свою.

Прежде чем мы снабдим вас необходимыми фактами, а также познакомим с открытиями в этой области и, что самое важное, с особым имиджем психолога, хотим обратить ваше внимание на несколько важных моментов, которые ободрят вас и помогут легко войти в роль психолога. Это поможет вам понять, что быть тонким психологом не только просто и приятно, но зачастую и жизненно необходимо.

 

1. Даже сами психологи не знают точно, что такое психология. Психологи подчеркивают, что определение любого понятия из области психологии, например интеллекта, памяти или чувства, не является точным. То же самое можно сказать и о самой психологии.

2. Быть психологом не значит заниматься практической психологией. Многих психологов расстраивает тот факт, что самые влиятельные теории в психологии были разработаны философами, психиатрами и другими врачами, а также биологами, программистами, физиками, инженерами или даже чьим-то двоюродным дедушкой. К счастью, теории человеческого разума, разработанные инспекторами дорожного движения, никто не воспринимает всерьез.

3. Мало кто знает, чем занимается психолог. В психологии так много дисциплин, и невозможно понять, чем же, собственно говоря, должен ежедневно заниматься психолог. Поэтому непрофессионалы часто отвечают: «Он беседует с людьми», «Читает мысли», «Извлекает из головы и оценивает крутящиеся там рекламные радиоролики».

4. У каждого психолога есть своя теория.

Не обязательно цитировать чужие идеи, если с таким же успехом можно распространять свои. Возможности здесь безграничны – от подтверждения того, что слова других могут быть истиной (только с проведением реальных экспериментов, например, «зеленее ли трава у соседа?»), через исследование чего-либо, упущенного исследователями из виду (например, изу-чение нового основного качества – «хитрости пятой точки»), до простого изучения роли психологии в конкретном аспекте человеческого поведения (например, функция избирательного внимания в сканировании переполненного бара при поиске объекта «свободная официантка»).

5. Большие ожидания. Если бы существовал один основной принцип для всей психологии (которого, скорее всего, не существует), он заключался бы в следующем: поведение человека диктуется его ожиданиями, которые обусловлены неосознаваемыми мотивами, усвоенным опытом, определенной социальной ролью либо восприятием данного момента. Ключик от этих внутренних оков – в способности всегда ждать неожиданного и не всегда рассчитывать на ожидаемое. Или, одной фразой суммируя столетние исследования в психологии: «Улыбайтесь! Этого могло никогда не произойти». Конечно, не следует произносить эти крамольные слова в комнате, полной психологов. Лучше охотно соглашаться, что сложные термины и витиеватые объяснения, наводнившие науку, абсолютно необходимы.

Теперь вы знаете, что представляет собой психология на самом деле, у вас есть надежная база, от которой можно оттолкнуться в исследовании тонкостей дисциплины и осознания ее любопытной природы. Первый шаг – самый важный, но, тем не менее, простой для понимания. Психология – это наука, искусство или человеческая природа? Для психолога существует только один ответ на этот вопрос.

ПОЧЕМУ ПСИХОЛОГИЮ МОЖНО НАЗВАТЬ НАУКОЙ

Серьезные ученые (к примеру, изучающие физику или биохимию круглого червя) часто подвергают сомнению статус психологии как науки. Наиболее здравомыслящие люди, устоявшие перед соблазном профессионально заняться наукой, рассматривают психологию как прикладную дисциплину с туманной терминологией («бормотанием психов»).

Как бы то ни было, если вы хотите произвести впечатление на психолога, необходимо твердо отстаивать мнение, что психология – действительно наука. Для оценки этого утверждения следует немного подучить историю. Конечно, это человеческая природа, но пусть это вас не смущает, от вас ведь не требуется знаний по истории психологии больше, чем у психолога, а это совсем немного.

Истоки: есть ли доказательства у философии?

История психологии довольно коротка. Больше 2500 лет никто не возмущался, что психологией занимаются философы (хорошим примером стали Аристотель, Сократ, чуть позже Декарт, которого можно пожурить за то, что он отделил душу от тела, как «призрак в машине»). Эти мудрствующие бездельники размышляли о человеческом разуме, и ни один ученый не побеспокоил их маленькой просьбой предоставить доказательства. На закате XIX столетия наконец произошел переворот. Ученые захотели убедиться на основе фактов, есть ли в нелепых утверждениях философов зерно истины. Так начался период эмпирической психологии.

С этого момента важные идеи, касающиеся разума, стали подвергаться проверке методом экспериментов – т. е. за выдвижением теории следовало проведение экспериментов, в ходе которых гипотеза проверялась. Провал означал гвоздь в крышке гроба для всей теории. Бывает!

К сожалению, психологи всего лишь люди и могут быть в равной степени как застенчивыми, так и настойчивыми, поэтому многие теории были незаслуженно забыты, в то время как на других упорно настаивали, не имея при этом ни малейших доказательств их истинности.

Может быть, вы захотите узнать, что первую психологическую лабораторию основал Вильгельм Вундт (1832–1920) в 1879 году при Лейпцигском университете, но это пригодится, только если вы планируете общаться с немцем. Вундт стал родоначальником немецких гештальт-психологов – ранних экспертов в области зрительного восприятия. Представители данного направления исследуют, как люди воспринимают и классифицируют то, что находится у них перед глазами (ушами, носом и т. д.). Известнейший принцип гласит: «Целое всегда больше суммы составляющих его частей» и применяется в отношении не только оптического обмана, но и церквей из спичек, волшебных пирожков и группы «АББА».

Уильям Джеймс (1842–1910), брат писателя-романиста Генри Джеймса, был выдающимся американским соперником Вундта. Он услужливо определил психологию как «науку о духовной жизни» и работал как раб 12 лет, чтобы написать свою знаменитую книгу «Принципы психологии» (вы должны взять за правило называть ее «Джеймс»). В 1884 году Джеймс превосходно сформулировал теорию чувств Джеймса – Ланге, над которой за год до этого работал Карл Ланге (1834–1900).

Согласно теории Джеймса – Ланге возникновение эмоций обусловлено вызываемыми внешними воздействиями изменениями в произвольной двигательной сфере, так и в сфере непроизвольных актов сердечной, сосудистой, секреторной деятельности. Совокупность ощущений, связанных с этими изменениями, и есть эмоциональное переживание. Джеймс иллюстрирует это с помощью примера, который впоследствии неоднократно цитировали психологи: человек осознает свой страх перед медведем только после того, как отреагировал на его нападение (например, убежал или отметил в уме, что в следующем году не стоит проводить отпуск в Йосемитском национальном парке).

Следует отметить, что психологи до сих пор спорят по поводу сомнительных мест теории Джеймса – Ланге. Это служит убедительным доказательством того, что психология – действительно «трудная» наука или что неисправимы многие психологи в своем желании заниматься совершенной наукой.

Переходный период:
психология пренебрегает научной точностью


Пока психологи-эмпирики ломали головы над вопросом, как сделать психологию истинной наукой, психиатр Зигмунд Фрейд (1856–1939) неожиданно выступил с новым направлением – психоанализом. И этим все испортил. Фрейд не собирался проверять свои идеи методом научных экспериментов, поэтому в академических учебниках по психологии им уделяется недостаточно внимания. А учебники по психологии, если вы когда-либо их читали, – это великое средство продвижения идей.

Несмотря на это, Фрейд был первым, кто объяснил серьезную роль отношений родителей и детей и их влияние на внутренние конфликты в бессознательном в период полового созревания. Фрейд во многом считается «отцом» психологии, и до сих пор его работы дают повод для глубокой бессознательной (и сознательной) борьбы между психологами. Мы рекомендуем знакомиться с вдохновляющими идеями Фрейда в домашней обстановке, но на публике не забывайте бранить его за отсутствие научной точности. Это убедит окружающих в глубине ваших познаний. О покойниках плохо не говорят, но Фрейд – исключение.

 

Эпоха бихевиоризма:
психология снова требует доказательств (на этот раз очень серьезных)


Против психоанализа, не жалея сил, боролось движение, требующее восстановления научной морали. Это был бихевиоризм, основанный Джоном Уотсоном (1878–1958), Иваном Павловым (1849–1936) и Б. Ф. Скиннером (1904–1990). Уотсон не ценил рефлексию и эмпатию (способность к сопереживанию) так высоко, как его современники-психоаналитики. Он утверждал: «Цель психологии не в понимании опыта, а в прогнозе и контроле над поведением!» Для достижения задуманного бихевиористы строили неестественные приспособления, например «ящик Скиннера», созданный для наблюдения за реакциями крыс, собак и голубей и управления ими. Предполагалось, что эти опыты откроют закономерности естественного поведения людей.

Бихевиористы избегали изучать переживания человека, как будто бы это была сомнительная область, и отводили ей место где-то между мистикой и выдумкой. Психические переживания описывались как «сопутствующее явление», т. е. нечто, происходящее на поверхности, является следствием происходящего в действительности, но не оказывает влияния на кого-нибудь или что-нибудь. Примерно так же, как и политический манифест.

Когнитивная революция:
психология помешалась на компьютерах (как и все остальные)


В 1940-1950-е годы под руководством американского математика Норберта Винера (1894–1964) возникло новое движение, получившее название кибернетика, и на авансцену снова вышел разум. В кибернетике человеческий разум рассматривается как сложный вид термостата, который регулирует все процессы для поддержания удовлетворительного состояния системы. Если вы заявите, что знакомы с этой дисциплиной, то никто не усомнится в том, что вы дипломированный специалист. Это направление просуществовало недолго и превратилось в широкое движение, известное сейчас как когнитивная психология.

Специалисты по когнитивной психологии выдвинули важную идею о том, что изучение человеческого разума возможно на основе изучения работы компьютера. Можно предположить, что основным препятствием в ее развитии стало то, что психологи очень мало знают о работе компьютера. Только они провели аналогию между разумом, существующим в мозге, и «программным обеспечением», действующим в «железе» компьютера, как истинные исследователи мозга напомнили им о том, что такая аналогия тоже бессмысленна. Компьютеры обязаны быть идентичными, в то время как нельзя найти два одинаковых мозга, за исключением, пожалуй, мозгов Тони Блэра и Джорджа Буша-младшего.

Конечный результат: беспорядок

Как вы можете видеть, развитие психологии можно проследить на примере ярких аналогий, которые используют сами психологи. За прошедшее столетие наука о человеческом поведении базировалась на поведении собаки, крысы, голубя, термостата, компьютера и скоро, вероятно, доберется до поведения игрального автомата. И только философам нужно отдать должное за оригинальную (и самую здравую) идею изучать человеческий разум на основе разума человека.

Совокупный эффект развития различных направлений в психологии состоит в том, что времени на изучение всего этого нет, в итоге каждый отдельный психолог остается приверженцем только своей драгоценной дисциплины, одновременно утверждая, что все остальные столь же существенны, сколь существенной может быть определенная расстановка людей в хороводе.

Поэтому, хотя психологи и заявляют о своем умении понимать других людей, один психолог вряд ли поймет, о чем говорит другой. К счастью, вы вольны выбирать то, что вам больше нравится, и разглагольствовать вместе с другими. К примеру, можно сказать…

• бихевиористу: «Если мои мысли – сопутствующее явление, полагаю, вы не очень расстроитесь из-за того, что я думаю по поводу вашего непростительно кричащего галстука».

• когнитивному психологу: «Если компьютер подобен человеческому мозгу, скажите, чего же на самом деле хочет от жизни мой лэптоп».

• психоаналитику (после того как он, основываясь на вашей манере держать чашку, сделал вывод о движущих вами подсознательных мотивах): «Потрясающе! Как, по-вашему, чувствует себя моя чашка?»

КАК ПРОСЛЫТЬ ТОНКИМ ПСИХОЛОГОМ

Научиться вводить людей в заблуждение относительно своих знаний по психологии достаточно просто. Однако это едва ли сделает вас психологом. Поэтому оставим детали на потом. На практике психология – это не сбор капель понимания из фонтана знаний, а затыкание дыр в протекающей плотине, чтобы сдержать лавину незнания. Нужно научиться выдать последнее за первое.

Создайте атмосферу

Во-первых, манеры. Психологи умеют создать лишающую мужества атмосферу равнодушия, самопожертвования и рассеянности, все это в совокупности озадачивает собеседника. Отношение в целом характеризуется фразой: «Я забыл о вашем дне рождения, потому что был полностью погружен в раздумья по поводу продвижения науки и/или помощи людям».

Перспективному психологу необходима видимость социальных навыков, которые будут направлены только на то, чтобы вернуть тему разговора в ограниченное пространство собственной компетенции.

Когда жертва появляется в поле зрения, он достает секретное оружие – путаные объяснения. К примеру: «Ваш кот производит впечатление очень умного. Расскажите, как он реагирует на движение объектов в поле периферического зрения? Ах, вы не знаете? Тогда, позвольте, я объясню на небольшом примере…»

Приобретите впечатляющий наглядный материал

Второе условие для создания образа психолога – реквизит. Во многих офисах психологов можно обнаружить «голову френологии» – цвета слоновой кости модель головы бесполого человекообразного существа с чертами характера, указанными на различных частях черепа, как на карте. Вполне вероятно, голова была куплена в подарок по случаю окончания университета чрезмерно впечатлительной мамашей начинающего психолога. Естественно, любой уважающий себя психолог понимает, что муляж не несет никакой ценной информации, т. е. абсолютно бесполезен. Однако трепет перед открытиями викторианского периода придает этому раритету определенное очарование. Часто серьезные психологи идут по другому пути, вешая на стене плакат с атласом головного мозга. Это тоже производит впечатление на посетителей, но для психолога и это бесполезно.

Завершающий штрих – качественный фильм, мягко высмеивающий психологию. Он помогает понять, что психологи не воспринимают свою работу всерьез (нет, конечно же, воспринимают). В «реальном мире» за пределами лаборатории или офиса психологи не прибегают к впечатляющему реквизиту других профессий, например белым халатам или парикам. Поэтому лучшей защитой было бы отрастить бороду и говорить с австрийским акцентом, что пока выглядит необычно и будет иметь такой же эффект, как и ношение яркого золотого беджика с надписью «Я – психолог».

Парируйте каверзные вопросы

Третья проблема состоит в отношениях с непсихологами, или «нормальными» людьми, как психологам нравится их называть. На неофициальных мероприятиях обычный психолог встречается с множеством несомненно разумных людей, которые, сталкиваясь с ним, утрачивают умение мыслить логически, поэтому приходится наделять их тем, что называется чрезвычайными полномочиями.

«Вы можете сказать, о чем я думаю?» – самая обычная реакция. В сущности, можно ответить «да» или «нет». «Нет» – это правда, не только потому, что чтение мыслей невозможно, а потому, что многие психологи очень посредственно истолковывают социальные сигналы. Почему они должны изучать теории человеческого поведения, когда другим это дано от природы? «Да» – ложь чистой воды, но она ведет к гораздо более интересному разговору.

При разговоре с «нормальными» знать, что в психологии – ложь, зачастую так же важно, как и знать, что является установленным фактом. Один из распространенных мифов, которые начинающий психолог должен выбросить из головы без всяких колебаний, это миф о том, что люди используют только 10 % мозга. Этот миф (возникший в Америке 1930-е годы с развитием коммерческих курсов улучшения психического здоровья) является ложью, хотя, возможно, это верно для некоторых психологов.

Иногда люди, не являющиеся психологами, ожидают, что психолог, оказавшийся среди них, знает что-то интересное об особенностях человеческого разума, и поэтому пытаются это выяснить. Вопросы могут быть самыми разными – такими, на которые сложно ответить, которые не имеют ответа и просто идиотские. Например, «Как мы учимся говорить?», «Что такое счастье?» и «Почему бутерброд всегда падает маслом вниз?» Вот некоторые полезные ответы, разработанные психологами, параллельно с их настоящим значением.

Возможный ответ:

Существует множество объяснений, но ни одно не отвечается всем критериям.

Настоящее значение:

Единственно знакомое мне психологическое объяснение слишком напоминает здравый смысл.

 

Возможный ответ:

Эти эмпирический вопрос.

Настоящее значение:

Никто не потрудился проверить его.

 

Возможный ответ:

Это семантический нюанс.

Настоящее значение:

Не представляю, что вы имеете в виду.

 

Возможный ответ:

Интересно, а как бы вы это объяснили?

Настоящее значение:

Мой разум на секунду затуманился.

 

Возможный ответ:

Это не входит в мою компетенцию.

Настоящее значение:

Как и 99 % психологии.

 

И только один распространенный вопрос гарантированно поставит в тупик любого психолога: что побудило вас стать психологом? Перед вами коварный человек, пытающийся поразить психолога его же оружием. Но вы, хитрый проныра, заранее подготовили уклончивый ответ (например, «В тот момент мне казалось, что это куда более важное занятие, чем работа бухгалтера»). Это уменьшает риск вовлечения в болезненный процесс саморазоблачения.

В глубине души большинство психологов верят, что мотивом для изучения психологии стали увлекательность и отдача этой области науки, но, к всеобщему разочарованию, движет ими непомерное тщеславие и острая потребность во власти и успехе. На людях они оплакивают те счастливые дни, когда для изучения психологии требовались только перо, бумага, накладные усы и горстка доверчивых учеников, в то время как сегодня науку продвигают деньги, компьютерные технологии и сканеры мозга размером с небольшой сарайчик. Но существует и реальный мир, и грант в размере 10 тысяч долларов на исследование «Роль лобных долей в способности бродить по Сети».

КАК НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ СТАНОВЯТСЯ ПСИХОЛОГАМИ?

За свой короткий век психология проникла в обычный мир. Близким другом может быть «интроверт» с «вытесненным комплексом», нуждающийся в «завершении гештальта». Многие люди полагают, что могут пройти курс понимания психологии, просмотрев реалити-шоу на телевидении и скупив последние выпуски самоучителей, в которых каждая человеческая эмоция сравнивается с огородным овощем. Чтобы откинуть это старомодное убеждение, необходимо узнать реальные факты о том, как можно стать психологом в обществе XXI века.

Этап 1. Получение навыков и опыта в школе

Сегодня психология – один из самых популярных предметов в высших учебных заведениях. О жесткой конкуренции никто не догадывается, поэтому многие потенциальные студенты отсеиваются на первом этапе с отличными оценками по английской литературе, исследованиям средств рекламы и декоративно-прикладному искусству. Для будущего психолога обязательным предметом является биология, и не лишним будет изучать хотя бы одну точную науку, химию или физику – на что отважитесь. Вы, конечно, можете заявить, что знание закона идеального газа Бойля меньше пригодится в психологии, чем понимание глубины человеческой души в работах Шекспира.

Но это не обсуждается. Важно доказать, что психология – наука.

Этап 2. Получение диплома

Получение диплома – необходимое условие для права заниматься врачебной психологической деятельностью, но, скорее всего, наименее трудоемкий процесс, если вы уже приняты в учебное заведение. В то время как большинство курсов базируются на различных отраслях науки, только самые выдающиеся образовательные учреждения, такие как Оксфорд, Кембридж и Бристоль (да!), настаивают на том, чтобы в их дипломах указывалось изучение курса экспериментальной психологии. Многие курсы охватывают различные направления, включая социальную, возрастную психологию и некоторые из раритетов, например психоанализ.

Первый год в университете студенты обычно проводят, изображая морских свинок для экспериментов более старших учащихся и изучая всю ту психологию, которую можно было бы выучить в школе, если бы учителя не сочли этот предмет ненужным и не исключили его из учебного плана. Последний год обычно посвящается написанию научно-исследовательского проекта. Некоторые впадают в состояние шока, узнав, что он может способствовать продвижению науки. От этого открытия обычно не остается и следа через три недели работы продавцом после получения диплома.

Этап 3. Выбор специализации

После трех лет злоупотребления алкоголем и бегания за представителями противоположного пола многие бывшие студенты психологического факультета с ужасом осознают, что настало время серьезно заняться поиском работы. И тут возможно два пути – практик или ученый, или их комбинация.

Путь ученого начинается со степени PhD (что, к разочарованию психолога, расшифровывается как доктор философии). Жизнь ученого-психолога можно охарактеризовать так: половину времени он проводит в студенческих комнатах отдыха, отчаянно убеждая будущих психологов помочь ему в его исследованиях, другую половину проводит за компьютером, отчаянно убеждая статистические программы помочь с результатами исследования.

В жизни практического психолога гораздо более разнообразна. Путь практика можно легко проследить по названию профессии «старшего брата»: юриспруденция (судебная психология), медицина (клиническая психология), бизнес (психология занятости) и педагогика (педагогическая психология). Там, где сходства направлений заканчиваются, сформированы мелкие сообщества психологов, принадлежащих каждой из профессий. Обычно им платят гораздо меньше. Самое идеальное положение – когда психологом движет самый сильный из мотивов – осознание собственной значимости для других.

Можно продемонстрировать свою осведомленность в профессии, как бы невзначай упомянув пару редко встречающихся направлений. Для начинающих: существует спортивная психология, психология окружающей среды и экономическая психология. Одна из областей, которую необходимо создать, – мотивационно-гастрономическая телепсихология (научный анализ предположительно юмористических кулинарных телешоу).

Этап 4. Подготовка к профессии

Процесс подготовки профессионального психолога – занятие не для слабонервных. Жесткая конкуренция, сложнейшее положение – но никто не шевелится. Однако признаки соперничества скрыты под видимостью того, что психологи рассматривают как «социально приемлемое человеческое поведение». Умение совершенствоваться во время подготовки похоже на скороговорку: изучение теории, применение ее на практике, исследование и, помимо прочего, поддержание «баланса» в жизни. Встретив клинического психолога, отметьте его приверженность университетскому курсу. Познакомившись с педагогическим психологом, поздравьте его с успешным прохождением переподготовки (им приходится повышать квалификацию, как и учителям). А если вам попадется судебный психолог, не теряйте времени, звоните во Всемирный фонд охраны дикой природы и регистрируйте находку как принадлежащую к вымирающему виду.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ В ПСИХОЛОГИИ

Следующая область освоения психологии называется проведение экспериментов. Если при упоминании этого слова окружающие начинают нервно ерзать, вспоминая подергивание невинных добровольцев под действием тока, можете их успокоить и объяснить (по возможности с определенной долей снисхождения), что подобные эксперименты всегда были редкостью и в настоящее время не практикуются.

Современные психологические эксперименты скорее похожи на попытку развить космическую скорость путем нажатия кнопок на компьютере или на составление рейтинга различных телесных запахов. Несмотря на отсутствие шипящих электродов и разных колбочек, результаты таких экспериментов лежат в основе большинства положений современной психологии.

Психологии необходимы эксперименты, подобно тому, как книгоизданию нужны рукописи, а медицине – трупы. К сожалению, невозможно гарантировать превосходный эксперимент, как и обеспечить пригодное для печати литературное произведение или идеальное тело. Как правило, в психологии используется три вида исследований, и только один из них является «истинным» экспериментом.

Анкетирование

Едва ли это самая увлекательная форма исследования. Чаще всего психологи составляют разного рода опросники, а испытуемые должны отвечать на входящие в них вопросы. У этого метода имеются существенные недостатки, так как приходится полностью полагаться на предельную честность респондентов, вряд ли обладающих способностями буддистского монаха к самоанализу. Наш совет: игнорируйте очевидные проблемы, связанные с анкетированием.

Они настолько не существенны для психологии, что очень мало специалистов обращают на них внимание. Ваша роль как явного эксперта в этой области заключается в хранении молчания.

В большинстве тестов используется так называемая шкала Лайкерта. Обычно это линия с нанесенными на ней числами. Испытуемый должен поставить крестик напротив отметки, характеризующей его отношение к каждому утверждению теста. Психолог, естественно, должен проследить, чтобы вопросы были написаны понятным языком без двусмысленностей, например: «Изредка происходит так, что я часто желаю, чтобы моя неопределенность была менее определенной». Абсолютно не согласен 0-1-2-3-4-5-6-7-8-9-10 полностью согласен.

Шкала включает числа от 0 до 10, но увлеченный доброволец, желающий показать крайнюю степень согласия, может дорисовать одиннадцатое деление.

Корреляционное исследование

Этот вид исследований был создан для того, чтобы показать, что люди, склонные делать или испытывать что-то одно, также будут делать или испытывать нечто другое. К примеру, одно известное исследование доказало, что в домах, где живут дети с высокими умственными способностями, больше книг. Проблема в неопределенности – что появилось раньше? Психологи хотят выяснить, что здесь первично: либо родители одаренных детей тоже умны, поэтому покупают много книг, либо чтение книг развивает у детей высокие умственные способности. Можете удивляться, но последнее маловероятно, особенно если это собрание романов Джеффри Арчера.

«Истинный» эксперимент

Если результаты 99 % психологических исследований либо очевидны, либо неинформативны (либо и то и другое), только 1 % классических экспериментов дает интересные и неожиданные результаты. Они похожи на хорошие фокусы с раскрыванием секрета, в котором психологу приходится искусно блефовать.

Если у вас за плечами пара классических экспериментов, можете считать себя авторитетом. Первый создал Стэнли Милгрэм в 1960-х. В сфабрикованном эксперименте он исследовал человеческое повиновение, готовность выполнять чьи-то распоряжения, – волнующее доказательство способности психолога контролировать людей. Эксперимент был представлен участникам как исследование влияния боли на память. Испытуемому велели набирать номер на аппарате, от этого действия второй участник эксперимента, находившийся в соседнем помещении, получал удар током и кричал от боли. При этом испытуемый не знал, что второй участник был артистом. 65 % испытуемых шли до конца, пока «ученик» не издавал последний всхлип или не терял сознание. Вывод (который придется запомнить в силу его широкой распространенности в обществе) таков: подчинение авторитету перевешивает природную способность к сочувствию – либо не стоит доверять психологам.

Второе классическое исследование – тоже ложь во благо. В начале 1950-х годов Соломон Аш разработал простой тест (редкость в психологии). Добровольцев просили оценить, какая из трех линий разной длины равна по длине четвертой. Почти все безошибочно справились с заданием. Но когда участника попросили сделать то же самое в группе других испытуемых, которые выбрали неверный ответ, он согласился с ними. Естественно, все в группе, кроме испытуемого, были подсадными утками. Вывод (должен звучать как можно более проникновенно): индивидуальное восприятие мира может подвергаться влиянию других людей. Или, возможно, та оценка размера была делом спорным.

Во время любой оживленной дискуссии следует помнить, что, какую бы идею вы ни выдвигали, почти всегда ее можно подтвердить экспериментом. Если вас и ваши знания нахально испытывают, подойдите к этому творчески. Туманно сошлитесь на что-то, что невозможно проверить, и пусть ваши слова звучат как можно более научно. Выдумайте источник информации, скажем специальный выпуск международного альманаха подсознательной биосоциальной психометрии (пусть он и не существует, аудитория все равно никогда об этом не догадается). Это ухищрение – академический эквивалент утверждения, что в начале 1961 года вы видели, как «Ролинг Стоунз» подписывали свой первый договор на выступление в задней комнате бара в Ист-Энде.

 

НЕКОТОРЫЕ ВАЖНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ

Ничто не характеризует психологию лучше, чем разнообразие и противоречивость направлений, которые она породила. Вот примеры наиболее выдающихся и легких для ориентирования, которые можно взять на заметку. Будьте осторожны, ибо вы рискуете оказаться белой вороной, если покажете, что знаете все. Психологу не нужно знать больше двух. Поэтому выбирайте то, которое вам понравилось и делайте вид, что глубоко поглощены его изучением, наполняйте выбранное направление бесполезными фактами и цифрами.

Восприятие и внимание

Восприятие – это форма чувственного отражения мира, отчасти зависящее от нелогических процессов – не двоения в глазах после ночного кутежа, а от информации или «раздражителей», которые человек получает из окружающего мира. Восприятие также зависит и от логических процессов, к которым относятся собственные идеи и ожидания, влияющие на то, как человек видит мир (слышит, ощущает и т. п. – мы это уже проходили). Тут достаточно ограничиться одним именем – Ричард Грегори. Это известный психолог-когнитивист, под руководством которого выпускается оксфордский «Сподвижник разума», том в тысячу страниц, ставший библией психологов, хотя и не столь колоритной, как священная версия.

Можно предположить, что вся когнитивная психология занимается изучением логических процессов. Прочитайте следующее предложение, и вы увидите широко распространенный пример логического процесса в действии.

Париж после после дождя

Если вы не обратили внимания на два «после», вы находились под влиянием логического процесса – ожидали увидеть грамматически правильное предложение. Если вы заметили оба «после», значит, вы либо психолог, читающий книгу, потому что до конца не уверены, что такое психология (здесь вы, возможно, не одиноки), либо не психолог, но знаете, какие они выдумщики, поэтому тщательно изучили все предложение. Неплохо. Притворяться специалистом означает предугадывать субъективные действия людей.

Первые исследователи восприятия – немецкие гештальт-психологи конца XIX века – отметили, что наш разум придерживается определенных правил для организации того, что мы видим. Например, изображение силуэтов двух голов, обращенных друг к другу, также может трактоваться как белая ваза на черном фоне. Оптические иллюзии были разработаны психологами, чтобы показать, какие фокусы может проделывать человеческое восприятие. Возможно, правильнее будет сказать, что психологи показывали фокусы с участием человеческого ума с помощью оптических иллюзий. Мозг, скорее всего, обошелся бы и без них и в данном случае не ошибся бы, приняв две человеческие головы за вазу.

В 1940-е годы английский психолог Дональд Бродбент возвестил о приходе когнитивной психологии в своей работе об избирательном внимании. Он описал его как «внутренний фильтр» и утверждал, что из всего многообразия происходящего вокруг люди останавливают свое внимание на важных вещах, например, на результатах сегодняшнего футбольного матча или на предположении, когда Джулия Робертс рискнет снова выйти в народ. Психологи называют это «проблемой вечеринки с коктейлями»: вы «фильтруете» скучный разговор о процентных ставках по закладной, в то же время прислушиваясь к беседе в соседней компании о нетрадиционных способах использования вантуза.

Для решения проблемы коктейльной вечеринки вам, возможно, придется узнать суть долгих запутанных споров, которые до сих пор не привели к единому мнению по вопросу, является отделение важного от неважного ранним или поздним; при этом раннее означает основанное на физических качествах (например, внешности человека), а позднее – значит основанное на значении (т. е. на том, что человек говорит). Если вас вовлекают в этот спор (или подобный ему, каких много в психологии), лучше всего придерживаться середины. «А вам не кажется, что это зависит от ситуации?» Классический вариант парирования, который впечатлит любого психолога.

Как вы уже, наверное, поняли, психологи обожают делать открытия, подтверждающие полную алогичность разума. Может быть, это вызвано желанием отвлечь внимание от более очевидных, поддающихся объяснению явлений. Для такой цели когнитивная психология подходит как нельзя лучше. Следующие примеры помогут вам выделиться как специалисту в этом непонятном искусстве – простите, науке.

1. Эффект слепоты из-за перемен (или невнимательности)

Это серия классических экспериментов, показывающих, что некоторые психологи не всегда относятся к своей работе совершенно серьезно. Ученые Гарвардского университета продемонстрировали группе добровольцев видеозапись баскетбольного матча и попросили проследить путь мяча от игрока к игроку. Во время матча женщина в костюме гориллы подошла к камере и ударила себя в грудь. Удивительно, но только половина испытуемых заметила гориллу. По мнению авторов этого и подобных экспериментов, люди воспринимают только малую часть того, что видят (обычно фигуры на переднем плане), игнорируя все остальное. Хотя можете попытаться опровергнуть эту теорию, заменив гориллу стадом жирафов в розовых передниках.

2. Эффект кросс-модального восприятия

Здесь участников эксперимента можно заставить (в буквальном смысле) чувствовать вещи, используя слух, и слышать вещи, используя зрение. Один из примеров – это чтение по губам. Если актер произносит один звук (например, «та»), а артикулирует другой (например, «да»), люди слышат тот звук, который они прочитали по губам. Этот эффект лучше всего наблюдается у людей с синестезией. Ярким примером может служить писатель Владимир Набоков, утверждающий, что видит звуки и слышит цвета. Синестетиков довольно просто узнать: они носят затычки для ушей на Цветочном шоу в Челси и очки от солнца на концертах AC/DC.

3. Эффект привыкания

Это относится к уменьшению силы реакции в результате многократного повторения. К примеру, водители «привыкают» к скоростной езде по автостраде, поэтому не успевают притормозить на выезде. Для них создана специальная горизонтальная разметка перед выездом с дороги.

Привыкание используется для создания ощущения левитации у ничего не подозревающего добровольца. В действительности левитация невозможна, но сам эксперимент очень забавный. Попросите участников посидеть на полу с завязанными глазами и в течение пяти минут надавливайте на их плечи. Мозг привыкнет к давлению, поэтому, когда вы отпустите руки, он отреагирует на ослабление давления чувством воспарения под потолок. Согласитесь, этот трюк прекрасно доказывает огромную пользу психологии.

4. Неосознаваемые когнитивные процессы

Психологи уже доказали, что «бессознательное» – вотчина не только психоанализа. Это понятие часто упоминается и в исследованиях восприятия и внимания. Ключевой фигурой в этих исследованиях выступает Джон Бардж из Йельского университета. Он обнаружил, что на поведение человека можно влиять с помощью слов, показываемых лишь доли секунды. Сообщения подобного рода, действующие на подсознание, могут вызывать у людей чувство жажды или голода, влиять на выбор продукта и его количество. Эти тщательно подготовленные исследования обеспечили доказательства гипотезы 1970-х годов о том, что на человеческое поведение можно влиять с помощью быстро сменяющих друг друга кадров в телепередаче, фильме или рекламном ролике. Вот что может быть единственно правдоподобным объяснением популярности роликов «Bay City».

Обучение

В качестве доказательства (а психологи уважают хорошие дискуссии) существуют четыре различных типа обучения.

1. Классика: выработка условного рефлекса или создание связей между различными переживаниями, или, чтобы лучше запомнить, звук звонка

Все знают об истекающей слюной собаке Павлова, поэтому, просто упомянув имя знаменитого профессора, вы не станете психологом в глазах собеседников. Но если вы сможете припомнить точные детали этого сюрреалистического эксперимента, вы уже знаток. Даже выпускники-отличники застревают на этом. Сначала Павлов подавал звонок, когда собака видела и чуяла пищу, и у нее выделялась слюна. Затем слюна у собаки стала течь как реакция на звонок, даже когда еды и не было. Мозг собаки связывал (или «ассоциировал» – длинные слова всегда лучше) звонок с кормлением. Вы можете без труда повторить это исследование в домашних условиях, если считаете, что в округе еще недостаточно слюнявых псов.

Хотя запомнить этот эксперимент легко, неплохо было бы выучить некоторые заумные термины, специально созданные для запудривания мозгов. Этот эффект называется «классическая выработка условного рефлекса», или «ассоциативное запоминание» – выбирайте сами. Лучше всего работает такая схема: условный раздражитель, или УР (в нашем случае звонок), с большей вероятностью действует в тот же момент, что и безусловный раздражитель, или БР (пища). БР определяется еще и как врожденный рефлекс по своей природе, который либо доставляет удовольствие (пища, комфорт, секс, комедийные сериалы с Фелисити Кендалл), либо вызывает отвращение (боль, дискомфорт, Майкл Джексон).

Сначала УР никак не влияет на поведение (считается «нейтральным», говоря психологическим языком), но со временем начинает производить тот же эффект, что и БР. Благодаря рефлексу люди научились истекать слюной при виде фольги от шоколада и ускорять шаг, заметив человека с ломиком.

Наиболее часто цитируемый пример выработки условного рефлекса у людей – исследование под названием «Маленький Альберт», проведенное Джоном Уотсоном в 1920 году. Ученый выработал у ребенка боязнь крыс, показывая животное и одновременно производя при этом ужасно громкий звук. К счастью, подобные неоднозначные исследования стали частью истории, но они до сих пор вызывают неподдельный интерес у студентов психологических факультетов.

2. Выработка инструментального условного рефлекса с использованием палки и морковки, или, если хотите, кнута и пряника

С точки зрения здравого смысла, вполне естественно, что люди охотнее делают что-либо, если за это положено вознаграждение («позитивное подкрепление») или если это поможет им избежать наказания («негативное подкрепление»), и совсем неохотно то, что может повлечь за собой наказание или лишение награды («подавление»). Но зачем называть это здравым смыслом, если можно выбрать определение посложнее и посвятить жизнь его изучению на несчастных грызунах. Классический эксперимент с крысами, которые нажимали на рычаг, чтобы получить сухарик, проводился в «ящике Скиннера». Все нормально, никто не снимал шкуру с маленьких долгохвостых пискунов. Скиннер – это фамилия радикального бихевиориста, упоминавшегося ранее, настоящего чемпиона по оперантному научению.

Скиннер полагал, что поведение животных и человека можно контролировать, если создать правильные условия, и использовал свои идеи в качестве основы для своего видения идеального, утопического общества. Похоже на Швецию, но меньше сельди и нет мебели из сосны. Важно знать, что чувства, которые вызывает теория Скиннера у психологов, достаточно противоречивы. Он выглядит либо одержимым самонадеянным чудаком, который поместил в ящик собственную дочь (к счастью, это домыслы, хотя фотографии сохранили камеру со встроенным термостатом, изобретенную им для дочери), либо недооцененным проницательным ученым, чьи работы объясняют все человеческое поведение (к счастью, это тоже домыслы). Можно придерживаться обеих радикальных позиций либо выбрать собственную, где-нибудь посередине.

Американский бихевиорист Эдвард Ли Торндайк (1874–1949) предположил, что поведение меняется в ходе постепенного процесса «проб и ошибок». Он может занять и больше времени, если включить в него тренировку по использованию пульта дистанционного управления. Стереотипное представление о том, что психолог применяет электрошок к несчастным жертвам во время терапии отвращения, достаточно распространено, но в жизни, к счастью, встречается редко. Наказание не только явно неприятно, но и редко помогает достичь желаемого результата.

Если поощрение способствует пониманию, что людям нужно делать, наказание объясняет, чего делать нельзя. Совершенно очевидно, что современной системе уголовного судопроизводства необходимо взять этот принцип на заметку.

3. Викарное научение обучение посредством наблюдения за другими, или жертва моды

К счастью, люди учатся не только на собственном опыте, но и наблюдая за другими. Это называется «обучение наблюдением», или «выработка заместительного условного рефлекса». Подобное обучение особенно эффективно для детей и подростков: они принимают поведение и точку зрения взрослого, которого выбирают в качестве модели – например, один из родителей или учителей, но чаще это бывает рэппер Ice B & Q и Eee-Zee-Crew.

 

4. Обучение по типу инсайта запоминание с первого раза, или умная обезьянка

Если все эти теории обучения кажутся вас довольно простыми, вы, скорее всего, правы. Давным-давно, в 1920 годах, немецкий ученый Вольфганг Колер (1887–1967) доказал, что шимпанзе можно научить чему-либо с одной попытки, решить проблему, не прибегая к интенсивному обучению методом проб и ошибок. После этого лабораторные крысы остались без работы и теперь мечтают о переквалификации.

Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации