Контрольная работа - Молодежная агрессивно-криминальная субкультура (теляги, гопники, люберы, нацболы, антифа, скинхеды - файл n1.doc

Контрольная работа - Молодежная агрессивно-криминальная субкультура (теляги, гопники, люберы, нацболы, антифа, скинхеды
скачать (365.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc366kb.21.10.2012 20:50скачать

n1.doc



План

Введение

2

  1. Молодёжная субкультура.




3

  1. Основные молодежные движения

6


  1. Молодежная агрессивно-криминальная субкультура

9

3.1. Любера, теляги

11

3.2. Гопники

13

3.3. Антифа

15

3.4. Скинхеды

16

3.5. Нацболы

21


4. Особенности психологии неформальности

25


Заключение

26


Список литературы

28


Человек сам по себе глубок собственной жизнью.

Он иногда даже не догадывается о своей глубине

и не пользуется ее содержимым. Скребет,

что называется, по верху, не заглядывая внутрь.

обидно, что часто, не заглянув, так и уходит из

жизни, себя не познав, не познав своих возможностей.

Валентин Распутин
ВВЕДЕНИЕ

Мысль, высказанная В. Распутиным и вынесенная в эпиграф, как нельзя более точно отражает современное положение дел в сфере общения нынешней молодежи. Положение о том, что человек стал человеком еще и потому, что интенсивно общался с себе подобными, не подлежит сомнению.

Достаточно многочисленны примеры того, как маленькие дети, которые по трагическому стечению обстоятельств вынуждены были расти и «воспитываться» в обществе животных, теряли при этом способность к последующему развитию полноценной речи и нормальному общению с людьми. Более того, в силу ситуативно определенных биологических сдвигов в организме они, оказавшись среди людей, не могли адаптироваться и к дальнейшей жизни в человеческом сообществе. Следовательно, систематическое общение с людьми с первых дней рождения – обязательное условие полноценного развития личности. Оно способствует установлению соматического и психического равновесия, снижению остроты возникающих конфликтов, снятию стрессовых состояний, повышению оценки собственной социальной значимости.

Более того, общение в детстве обязательно должно включать в себя элементы положительного эмоционального отношения – признание, приветливость, любовь. Любовь и признание имеют громадное значение и в жизни взрослого человека.

Не подлежит сомнению и тот факт, что наиболее интенсивно процесс общения протекает именно в подростковом возрасте. Понятно: в этот жизненный период ведущим мотивом поведения становится удовлетворение потребности в самоутверждении, самореализации, желании быть не хуже других. А удовлетворить эти нужды можно лишь в среде себе подобных. Вот почему история «подростковых банд» корнями своими уходит еще в Древнюю Спарту.

Пока человек молод, силен и здоров, его внимание большей частью занято окружающими событиями и объектами. Молодости свойственно интенсивное межличностное общение, а измерение ценности собственного «Я» происходит исключительно посредством мнения окружающих, пусть даже ошибочно. Именно поэтому, как факт, сами по себе молодежные группировки – явление далеко не новое. Они существовали и в виде спортивных секций, и как различные «кружки» (группы по интересам) – такие объединения молодых людей были достаточно формальны, весьма широки и разнообразны по своему составу, имели свое расписание и чаще всего не имели какого-либо идеологически окрашенного сценария. Словом, юноши и девушки встречались в строго определенные дни недели, общались в рамках своих социально-одобряемых интересов, затем расходились до следующего дня новой встречи (будь то День Солнца, субботняя дискотека или модная тусовка), плюс к этому были строго незапланированные дни типа соревнований, выставок, раутов и т.п.

Нынешние объединения молодых людей получили несколько иной размах и, соответственно, другой характер распространения. Стало возможным говорить о существовании своеобразного социально-психологического феномена – молодежной субкультуры, существующей внутри традиционной социальной культуры, так или иначе принятой в нашем обществе.


  1. Молодёжная субкультура.


Долгое время в нашей стране единственной молодежной организацией был комсомол, официально разрешенный и поддерживаемый. Однако уже в 70-е годы стали складываться неформальные молодежные группы, продуцирующие в ряде случаев свою контркультуру, в силу общей социально-политической ситуации в стране, находившиеся в "андерграунде"1. С началом процессов гласности и перестройки эти группы, легализовав свою деятельность, довольно громко заявили о себе, значительно увеличив тем самым свою численность. Определенное место среди них занимали группы, формировавшиеся вокруг различных музыкальных вкусов и стилей (металлисты, роллинги, брейкеры, битломаны и т.п.). Возникали также неформальные молодежные организации, ценностные ориентации которых имели некоторые политический и идеологический оттенок (ностальгисты, пацифисты, отклонисты, зелёные). Выделялись группы аполитичного, эскапистского характера (хиппи, панки, люди системы). Среди интеллектуальной молодежи пользовалась популярностью эстетствующая группа "митьки", выделявшаяся самоиронией и гротескно подчеркнутым стилем "а la Русь". Формировались группировки, исповедовавшие "культ мускулов" и физической силы (качки), а также криминогенные группы, объединявшиеся на базе агрессивности, жесткой организованности и противоправной деятельности (теляги, гопники, люберы и т.п.)2. Некоторые из них воодушевлялись лозунгами восстановления социалистической справедливости и борьбы со "скверной" в лице хиппи, панков и т.п. движений.

Под культурой понимаются убеждения, ценности и выразительные средства, которые являются общими для определённой группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. Воспроизводство и передача культуры последующим поколениям лежат в основе процесса социализации-усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов предшествующих поколений.

Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурой. Она формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или местожительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Молодежные субкультуры - сравнительно новое явление в истории человечества, феномен ХХ века. Появление его стало возможным, когда общество признало молодежь в качестве самостоятельного социально-культурного образования. Сегодня молодежь (45% населения Земли по данным ЮНЕСКО) - социальная группа, большая не только по численности, но и по и влиянию на общественные процессы в разных странах. Основная ее социальная проблема сводится к маргинальности статуса: молодые люди уже не дети, но еще и не взрослые.

Молодым присущи такие возрастные черты, как дух экспериментаторства, максимализма, сумасбродства. Этот период жизни, относительно свободный от общественных и семейных обязанностей, они стараются творчески наполнить приключениями. Сильно развитая потребность в соперничестве выражается в изобретении все более экстремальных, авантюрных видов спорта, в создании новых музыкальных и танцевальных направлений. Все это способствует зарождению молодежных субкультур.

В 1960-е годы западный мир содрогнулся, впервые столкнувшись с массовым открытым неповиновением молодежи, вылившемся в мощное движение хиппи, которое прокатилось волной по всей Европе. Более ранние субкультуры 1940-50-х годов (зуты, теды, моды и др.), не носили столь массового характера, затрагивая лишь определенные социальные слои. С тех пор общество больше не знало покоя от подрастающих бунтарей, всякий раз грубо попирающих его нравственные устои.

Одним из основных средств протеста молодежь выбрала одежду, кардинально меняющуюся с приходом каждой новой субкультуры3.

Миролюбивые хиппи, отличавшиеся пристрастием к ярким восточным мотивам и естественности, «передали эстафету» агрессивным, воинственным панкам, после которых стало практически невозможно разобраться в бурно нахлынувшем субкультурном потоке. В современную эпоху постмодернизма субкультуры уже не следуют одна за другой, а возникают практически одновременно, используя все ту же форму протеста - отличительный внешний вид. Подобно членам племенных сообществ «маркирующих» соплеменников особыми метками, в молодежной среде своеобразные отличия позволяют идентифицировать их обладателей со своей группировкой.

Например, у байкеров черные кожаные куртки с различными знаками, потрепанные джинсы, тяжелые мотоциклетные ботинки, несут такую же идентификационную функцию как татуировки и украшения в индейских или африканских племенах.

Наша страна тоже не осталась в стороне от подобных явлений, но у нас они носили скорее подражательный, нежели фундаментальный характер. Все началось с отечественных стиляг середины 1950-х. Их появление на фоне закрытого общества стало знаковым. Несмотря на сопротивление властей, стремление к самовыражению через внешний облик, было уже невозможно остановить.

В конце 1960-х, с некоторым запозданием советская молодежь «примеряла на себя» хипповые наряды. Смешав европейский пацифизм с дзен-буддизмом, растафарианством, и родными, исконно народными мотивами, мы получили свой славянский вариант хиппи. Однако, став внешне подражательным, по своему мировоззрению он не имел ничего общего с западным первоисточником. В результате подобного микса представители этой субкультуры в России отличались особым национальным колоритом.

Позднее, развилось подражательное панк движение. За угрожающей внешностью панков скрывалось стремление во что бы то ни стало привлечь внимание общества к своим проблемам. Переняв самые приметные черты стиля: разноцветные ирокезы, значки, английские булавки, кожаные куртки и рваные джинсы, они, вслед за русскими хиппи, создавали свою эклектичную копию.

Увлечение новым музыкальным направлением, хард-роком, привело к появлению «металлистов» или «рокеров». Рокерами также называли группы молодых людей на мотоциклах, нарушающих ночной покой городов ревом моторов, западным прототипом которых были байкеры.

Отметим, что в нашей стране подражательные субкультуры появлялись с некоторым запозданием, когда постмодернизм уже успел повлиять на все сферы культуры. История советских (российских) молодежных субкультурных движений миновала первоначальную фазу линейного развития, пройденную на Западе. В нашей стране одновременно возникало и сосуществововало множество молодежных субкультур.

В настоящее время молодежные субкультуры в России получили возможность глубже узнать не только о внешности, но и о внутренних, теоретических основах западных «собратьев». Наши субкультурные «фанаты», наравне с иностранными, имеют сайты в Интернете, на которых рассказывают о себе, обмениваются информацией.

Благодаря этому в России распространилась довольно популярная в мире, интересная, но закрытая готическая субкультура, которая уходит корнями к панкам, а также к готическим романам Х1Х века. Ее представители - готы предпочитают использовать в своей одежде элементы костюмов прошлых веков в современной интерпретации. Сегодня в крупных городах России можно также встретить, панков, рейверов, растаманов, скейтеров, роллеров, байкеров, рокеров. Общество стало воспринимать их более снисходительно.

Молодежные субкультуры практически всегда отличаются стремлением закрепить наиболее важные для них мировоззренческие смыслы в яркой экспрессивной форме, возможно, непонятной основной массе людей в обществе, но вызывающей интерес.

Молодежь, организованная в общность в результате единения во круг какой-либо идеи, достаточно часто проявляется склонность к созданию новой эстетической реальности. Она естественным образом, по-своему осмысливает и эстетические качества мира, наполняя новым смыслом старые понятия, такие, как красота, художественный вкус, эстетический идеал. Она пытается изменить пространство, в котором существует, эстетизировать его с позиции ее представление о прекрасном.

Выраженное эстетическое начало в молодежной субкультуре воплощается в его игровой природе. В молодежной субкультуре нередко происходит слияние границ между игрой и деятельностью. Это проявляется в театрализации, артизации, карнавализации, импровизационности жизни.

Театрализация широко проявляется в обрядах и ритуалах, к которым достаточно часто прибегают в своей публичной жизнедеятельности молодежные субкультуры. Игровой момент свойствен созданию и функционированию собственного языка знаков и символов отдельных молодежных субкультур.

Артизация как форма эстетической игры в жизнедеятельности различных молодежных субгрупп (хиппи, панки, рокеры, металлисты) находит свою актуализацию в демонстративно-эпатажной манере поведения, в особенном стиле, включающем не только особенности поведенческих норм, но и специфические пристрастия в одежде, прическах, аксессуарах.

В молодежной среде, как ни в какой другой, заметно тяготение к вненациональным и неидеалогизированным формам культуры. Не случайно она практически не знает национальных границ и легко и быстро распространяется по странам, регионам и континентам.

Молодежная культура субгрупп мозаична и недолговечна, зачастую трансформируется и сменяется с приходом нового поколения.


2. ОСНОВНЫЕ МОЛОДЕЖНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

Принято считать, что первые молодежные субкультуры современного типа возникли в середине XX в. в Великобритании. Причиной их возникновения, как странно это ни покажется на первый взгляд, явился рост благосостояния нации.

Феномен молодежных субкультур связан со стремлением молодых людей найти себе единомышленников и преодолеть сложности своего бытия не индивидуально, а в коллективной форме, таким образом, ощутить поддержку других, себе подобных.

Формирование субкультур тесно связано с явлением девиантности, которое социологи и психологи трактуют как отклонение от общепринятых норм поведения. Так, М. Брейк, рассматривая молодежные субкультуры с точки зрения девиантности, выделяет основные четыре типа:

1.нормальная - молодежная группа, не нуждающаяся в специальной субструктуре для решения своих социальных проблем;

2.делинквентная - группа, объединяющая в основном тех, кто потенциально способен совершить противоправные действия (мелкие кражи, драки, акты вандализма), за которые взрослые должны нести уголовную ответственность;

3.культурные бунтари - сочувствующие богеме, но профессионально не принадлежащие к литературно-художественному и артистическому миру, как правило, выходцы из среднего класса, имеющие высшее образование и являющиеся поклонниками искусства;

4.политически активная молодежь - эта группа включает в себя достаточно широкий спектр политических предпочтений: от экологических движений до прямых политических акций.

Существует ряд молодёжных общественных организаций позитивной направленности. Все они имеют большие воспитательные возможности, но в последнее время резко возросло число неформальных детских и молодёжных объединений самой различной ориентации (политической, экономической, идеологической, культурологической); среди них немало структур с ярко выраженной антисоциальной направленностью.

За последние годы в нашу речь влетело и укоренилось в ней теперь уже знакомое слово «неформалы».

Неформалы – это те, кто выбивается из формализованных структур нашей жизни. Не вписываются в привычные правила поведения. Стремятся жить в соответствии со своими собственными, а не чужими, навязываемыми извне интересами.

Особенностью неформальных объединений является добровольность вступления в них и устойчивый интерес к определенной цели, идее. Вторая особенность этих групп – соперничество, в основе которого лежит потребность самоутверждения. Это приводит к тому, что внутри молодежные группы неоднородны, состоят из большого числа микрогруппировок, объединяющихся на основе симпатий и антипатий.

Существуют некоторые классификации молодёжных организаций по направлениям их деятельности, мировоззрения.

Субкультура может отличаться от доминирующей культуры языком, манерой поведения, одеждой и т. д. Основой субкультуры могут быть стиль музыки, образ жизни, определённые политические взгляды. Некоторые субкультуры носят экстремальный характер и демонстрируют протест против общества или определённых общественных явлений. Некоторые субкультуры носят замкнутый характер и стремятся к изоляции своих представителей от общества. Иногда субкультуры развиваются и входят как элементы в единую культуру общества. Развитые субкультуры имеют свои периодические издания, клубы, общественные организации.

Можно выделить следующую классификацию молодежных субкультур4:

1. Музыкальные - Субкультуры, основанные на поклонниках различных жанров молодежной музыки:

2. Другие культурные - Субкультуры, основанные на кино, играх, мультипликации, литературе

3. Имиджевые - Субкультуры, выделяемые по стилю в одежде и поведению.

4. Политические и мировоззренческие - Субкультуры, выделяемые по общественным убеждениям.

5. Хулиганские- Субкультуры хулиганов. Их выделение часто оспаривается, и далеко не все, причисляемые к ним, сами относят себя к ним.

6. По хобби- Субкультуры, сформировавшиеся благодаря хобби

Несколько слов о некоторых молодежных субкультурах.

Музыкальные неформальные молодёжные организации5. Главная цель таких молодёжных организаций – прослушивание, изучение и распространение любимой музыки. Среди «музыкальных» неформалов наиболее известна такая организация молодых людей как металлисты. Это группы, объединенные общим интересом к прослушиванию музыки в стиле рок (так же имеют название «Хэви металл»). Самыми распространёнными группами, играющие рок-музыку, являются «Кисс», «Айрон Мейден», «Металлика», «Скорпионз», и отечественные – «Ария» и т.д.

Другая наиболее известная молодёжная организация пытается сочетать музыку с танцами. Это направление носит название брейкеры (от англ.break-dance- особый вид танца, включающий разнообразные спортивно-акробатические элементы, которые постоянно сменяют друг друга, прерывая начавшееся было движение).

В тот же раздел попадают и битломаны –течение, в рядах которого когда-то стаяли многие и родителей и учителей нынешних подростков. Их объединяет любовь к ансамблю «Битлз», его песням и наиболее известным его участникам – Полу Маккартни и Джону Ленону.

Неформальные организации в спорте. Ведущие представители данного течения - знаменитые футбольные фанаты. Сегодня в целом это достаточно хорошо организованные группировки, отличающиеся серьезной внутренней дисциплиной. Внешне фанатов легко различить. Спортивные шапочки цветов любимых команд, джинсы или спортивные костюмы, футболки с эмблемами “своих” клубов, кроссовки, длинные шарфы, значки, самодельные плакаты с пожеланиями успехов тем, за кого они болеют.

Близки к спортивным неформалам по целому ряду признаков и те, кто сами именуют себя «ночными всадниками». Их называют рокеры. Рокеров объединяют любовь к технике и антиобщественное поведение. Их обязательные атрибуты – мотоцикл без глушителя и специфическая экипировка: разрисованные шлемы, кожаные куртки, очки, металлические заклепки, молнии. Рокеры часто становились причиной дорожно-транспортных происшествий, в ходе которых были жертвы. Отношение к ним общественного мнения почти однозначно негативное.

Философствующие неформальные организации. Выделяются хиппи. Внешне их узнают по неряшливой одежде, длинным непричёсанным волосам, определенной атрибутике: обязательные голубые джинсы, вышитые рубашки, майки с надписями и символикой, амулеты, браслеты, цепочки, иногда-крестики. Символом хиппи на долгие годы стал ансамбль “Битлз” и особенно его песня “Земляничные поляны навсегда”. Взгляды хиппи заключаются в том, что человек должен быть свободен, прежде всего, внутренне, даже в ситуациях внешнего ограничения и закабаления. Раскрепоститься в душе – вот квинтэссенция их взглядов. Помимо христианских идей среди «философствующих» неформалов распространены также буддистские, даосистские и иные древневосточные религиозно - философские учения.

Политические неформальные организации Среди политически активных молодёжных группировок выделяются пацифисты, нацисты (или скинхэды), панки и другие. Пацифисты: одобряют борьбу за мир; против угрозы войны, требуют создания особых отношений между властью и молодежью. Панки – относятся достаточно экстремистскому течению среди неформалов, имеющих вполне определённую политическую окраску. В следующей части настоящей работы мы рассмотрим аргессивно-криминальные субкультуры молодежи.

3. Молодежная агрессивно-криминальная субкультура
Истоки криминализации носят общесоциальный характер. Бытует мнение, что криминальная субкультура имеет место лишь в исправительных учреждениях (колониях и тюрьмах), приемниках-распределителях для несовершеннолетних и молодежи, следственных изоляторах, а также в близких к ним специальных учебно-воспитательных учреждениях для несовершеннолетних правонарушителей (специальных школах и специальных ПТУ). Конечно, именно здесь криминальная субкультура особенно рельефно выражена. Однако следует учесть, что она существует и вне этих учреждений, т. е. на свободе — в других заведениях (детских домах, интернатах, общежитиях для взрослых на предприятиях, в армейских подразделениях и даже в обычных общеобразовательных школах и ПТУ).

Асоциальный (или антисоциальный) тип объединений характеризуется размытостью моральных норм, криминальными ценностями и установками6. В таких объединениях могут оказаться панки, хиппи, металлисты, хулигантсвующие «гопники», наркоманы, профашистские сообщества и т. п.

Таким образом, по содержанию, степени сформированности, структуре и характеру деятельности молодежная субкультура далеко не однородна. Достаточно сравнить нормы и установки металлистов, рокеров, панков, представителей «системы», итальянцев, кришнаитов, культуристов, по-фигистов (все по фиге), а с другой стороны — неонацистов и «гопников». Мы уже не говорим о поклонниках У-шу, скаутах, истинных ленинцах, ампиловцах и т. п. Все они существенно отличаются друг от друга своими нормами (а у кого есть программы — и программами), ценностями, атрибутами, знаково-опознавательной системой и жаргоном. Разница здесь весьма значительна — от атеизма до веры в Бога (в мессию, гуру), от увлечения спортом (музыкой) до увлечения политикой, от соблюдения моральных и юридических норм до их попрания. Каждая из таких группировок представляет особый слой в молодежной субкультуре, то бесконечно отдаляющийся от общечеловеческих ценностей, то приближающийся к ним.

Но во всех случаях, если то или иное объединение молодежи перерастает в криминальное (асоциальное или антисоциальное) или сразу возникает как таковое, то в нем коренным образом изменяются нормы, ценности и установки «нормальной» молодежной субкультуры. Криминальные группы возникают на базе неформальных объединений по-разному. Иногда нонкриминальные группы, (рокеров, металлистов, фанатов и т. п.) перерастают в криминальные. Это в значительной мере зависит от состава групп и сложившейся там ситуации. Бывает так, что стихийно сложившаяся группа перерастает в криминальную под давлением лидера. Бывает, что сам криминальный лидер ищет себе соратников для совершения преступления и формирует такую группу. Возникают и такие ситуации, когда устойчивая и криминальная группа превращается в своеобразный филиал преступной шайки (банды, мафии) из числа взрослых, связанных с коррумпированными верхами в правоохранительных, государственных, в недалеком прошлом — и партийных органах.

В таких группах целенаправленно насаждаются нормы, ценности, атрибуты, оправдывающие преступный характер деятельности и обеспечивающие единство в достижении криминальных целей. Такие нормы, ценности, установки, атрибуты, опознавательно-знаковая система и жаргон представляют собой содержание особой субкультуры. В научной литературе такая субкультура получила название криминальной (асоциальной) подкультуры, «другой жизни», «фактической или скрытой жизни». Однако, в последнее время наиболее распространенными стали термины «асоциальная (криминальная) cyбкультура», и «другая жизнь», «неформальная жизнь»7

Заметим, что как неоднородна подростково-юношеская субкультура, так многопланова и криминальная субкультура, представляющая собой как бы слоеный пирог. Каждый «слой» в таком «пироге» представляет субкультуру групп, занятых конкретной криминальной деятельностью, отражающей степень их организованности и профессионализма. С этих позиций в рамках криминальной субкультуры в целом можно говорить о субкультуре тюремной, воровской, субкультуре валютчиков и фарцовщиков, проституток и наркоманов, рэкетиров, сексуальных насильников, сутенеров и т. п.

Криминальная субкультура — это образ жизнедеятельности несовершеннолетних и молодежи, объединившихся в криминальные группы. В них действуют чуждые обществу и общечеловеческим ценностям и требованиям правила поведения, традиции и ценности. Назовем важнейшие характеристики криминальной субкультуры.

Криминальная субкультура не любит гласности. Жизнедеятельность лиц, входящих в асоциальные и криминальные группы в значительной степени скрыта от глаз педагогов и взрослых. Нормы, ценности и требования этой субкультуры демонстрируются только если нет им противодействия.

Не случайно поэтому местами функционирования одного из видов асоциальной субкультуры являются, как мы уже отмечали, школьные туалеты, подъезды домов (нередко эту разновидность субкультуры называют «туалетно-школьной»), подвалы, чердаки, отдаленные парки, скверы, места «тусовок». А в специальных учебно-воспитательных учреждениях и исправительных заведениях — это места, мало контролируемые администрацией и службой режима.

У каждого третьего молодого человека, пришедшего на «тусовку», нет отца или он не живет с семьей, а у каждого десятого нет матери. Каждый третий состоит или состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Личное дело каждого пятого разбиралось в комиссии по делам несовершеннолетних. Лишь 40% опрошенных утверждали, что они не совершали правонарушений.

Какова же структура криминальной субкультуры? Можно выделить следующие ее составные части:

Масштабы организованной преступности в России таковы, что значительная часть молодежи оказывается прямо или косвенно связанной с криминальными структурами, имеет контакты с ними в сферах бизнеса, политики, развлечений и т. д. Организованная преступность фактически составляет параллельную реальность, и принятые в ее среде социокультурные ориентиры приобретают ценностное значение в молодежной среде.

Криминализированы многие молодежные сообщества, сформировавшиеся вокруг спортивных комплексов и тренажерных залов, любительских объединений каратэ, кикбоксинга, других видов единоборства, которые в определенных случаях используются криминалом как боевые отряды при «разборках», резерв охраны и телохранителей. В своем большинстве такие объединения имеют легальный фасад спортивной организации, связь с криминалом может быть не известна многим участникам. Субкультурными признаками такого рода групп становятся конкуренция накаченных мышц (искаженная форма бодибилдинга), тренировочный костюм как наиболее приемлемая в любых ситуациях одежда, довольно часто — золотые перстни и другие знаки принадлежности к иерархии преступного мира8.

Нередко солидарность криминальной молодежной группы укрепляется совместными действиями по «оздоровлению» общества.

В 1980-е годы в этом плане опасения вызывали различные локальные группировки, название одной из которых было в общественном сознании стало знаком всего этого явления. Речь идет о люберах.
3.1. Любера

Люберы (Любера́)9 - агрессивное молодежное движение, возникшее в середине 80-х годов XX века в подмосковных городах и селах. Название движения произошло от города Люберцы под Москвой, где оно и зародилось. Движение стало популярным после появления в 1987 в журнале Огонёк статьи «Контора люберов». Основным местом сбора были «качалки». Первая из «качалок» появилась в 1968 году на ул. Мира, 7а во многом благодаря энтузиазму подростков и благоволению местных властей. Тяга к спорту усилилась во время подготовки и проведения Олимпиады-80, к тому же в Люберцах находилась секция «Олимпийского резерва» по тяжелой атлетике и мощная спартаковская база.

20 февраля 1987 года в культурном молодежном центре, который располагался в Ухтомском Дворце культуры «Искра», состоялась встреча руководителей секций, любителей и поклонников атлетической гимнастики с известными в стране спортсменами-тяжелоатлетами, работниками городских комитетов комсомола, ДОСААФ, физкультуры и спорта. Встреча вызвала большой интерес в молодежной среде, собрала множество юношей и девушек, привлекла внимание широкой общественности Люберецкого района.

Вместе с именитыми наставниками находились здесь и молодые, но уже прославленные люди.

В начале 90-х движение пошло на спад, часть бывших люберов влилась в ряды Люберецкой преступной группировки. Остальные же люберы попросту остепенились. На сегодняшний день люберов в России практически не осталось, воспоминания о них сохраняются только в песнях исполнителей русского рока и некоторых фильмах тех лет, однако их дело фактически продолжают другие и еще более агрессивные группы, вроде НС-скинхедов.


Особенностью социальной практики, выражавшейся люберами, является то, что в ней произошло соединение своеобразно понятой установки на здоровый образ жизни и агрессивного ответа на жизненную неустроенность и повсеместное нарушение социальной нормы в период «перестройки». Последнее обстоятельство реализовалось у люберов в т. н. практике «ремонта» — совместных действиях по «оздоровлению» общества, а на деле целенаправленном преследовании тех, кто, по мнению любералов, портит общество (группа подростков вылавливает и избивает бомжей, проституток, алкоголиков и т. д. в качестве «меры перевоспитания»). «Успешные» рейды укрепляли солидарность криминальной молодежной группы на ценностях насилия. В самом внешнем виде люберов, их одежде (например, многие носили штаны с вшитыми железными чашечками) выражалась готовность к немедленному физическому столкновению. Группы люберов появлялись в Москве, других городах, искали «врагов», устраивали побоища. Для их усмирения часто использовались специальные контингенты милиции.

Хотя крупных скандалов вокруг люберов, вроде их целенаправленного выезда в 1987 г. в Ленинград для очистки города от металлистов, панков, хиппи, уже с середины 1990-х годов не отмечалось, ряд молодежных групп сохраняет соответствующую идентичность, и слово «люберы» осталось общеизвестным обозначением агрессивных молодежных банд, вошло в песни (например, песня российского рок-музыканта Ю. Шевчука «Мама, я любера люблю», песня группы «Гражданская оборона» «Эй, брат любер» и др.). Первые спонтанные практики «ремонта» позже преимущественно стали характеризовать некоторые экстремистские праворадикальные группы с более высоким уровнем организации и субкультурной определенности (скинхеды, баркашевцы). «Ремонт» проявляется и сегодня. Особенно большую тревогу общества вызвали в начале 2000-х годов погромы в Москве торговцев с Кавказа, где практика «ремонта» явно носила организованный характер и где ударной силой стали подростки (возможно, футбольные фанаты, но источник событий находится в правоэкстремистской части политического спектра и в уголовном мире). Середина 2000-х годов стала временем расовых преступлений, совершаемых некоторыми молодежными группами и отдельными лицами совершенно сознательно.

Обобщенный дресс-код люберов можно описать следующим образом. Летом — легкая одежда: футболка или майка-качковка (майка на тонких лямках, оставляет открытыми мускулы рук и плеч), спортивные штаны или легкие широкие брюки, спортивная обувь. С похолоданием появлялась плечевая одежда (часто спортивная) и кепка. Зимой костюм включал теплые широкие брюки, куртку, светлую рубашку с тонким темным галстуком, кепку; из обуви популярны были войлочные ботинки (называемые в народе «Прощай, молодость»). Часто использовались клетчатые ткани.

Телогрейки в то время использовались не только как рабочая одежда, но и как одежда для повседневного уличного ношения. Конечно, в «приличные» места взрослые в них не носили, но вполне могли надеть для похода в ближайший магазин, в гараж, на прогулку, для встречи с друзьями на улице. Для семейного пользования телогрейки, как правило, не покупались — они приносились с работы. На производственных предприятиях, где трудились отцы и матери уличных подростков, телогрейка выдавалась бесплатно как рабочая одежда. Выдача осуществлялась периодически, согласно существовавшему нормативу. Иногда, получив новую телогрейку, родители отдавали ее сыну, а сами предпочитали донашивать старую. При бережном использовании «телага» служила своему владельцу не одно десятилетие. В условиях всеобщего дефицита использование телогреек (к слову, очень удобных и действительно теплых) для повседневного ношения было родителям на руку — экономились не только деньги, но и время на «доставание» верхней одежды. Как спецодежду получали телогрейки и учащиеся некоторых ПТУ.

Телогрейка соответствовала реалиям уличной жизни — ее не боялись испачкать, она не стесняла движений; за нее трудно было ухватиться в драке. Подросток, надевший телогрейку, подчеркивал свою «уличность». В те времена группы старшеклассников и учащихся ПТУ, одетых в черные или синие телогрейки, можно было встретить в кинотеатрах, в зимних парках, на центральных улицах.

В те времена вся молодежь понемногу гоповала, и, как настоящие гопники, ходили в телогрейках чуть ли не все. Любили таскать телогрейки, подпоясанными солдатскими или флотскими ремнями. Часто это были ремни, привезенные на дембель старшими братьями.

Телогрейка стала своеобразной униформой уличных компаний; она была настолько популярной, что в разных городах Советского Союза даже появилось и стало широко употребимым слова «теляги» и «теляжники», обозначающие уличную молодежь. Также встречалось слово «куфаечники» (от «куфайки» — той же телогрейки)

Ношение телогрейки — одежды, в принципе не предназначенной для повседневного «цивильного» использования, — укладывается в общие молодежные традиции создания «контр-культурного» имиджа.

С нарушениями закона связана деятельность и иного крыла молодежных групп, попадающих нередко на страницах печати в перечень неформалов. Мы имеем в виду не только люберов, но и гопников, урлу, пацанов, теляг, фураг, уличных: в различных регионах страны эти объединения называют по-разному.

Уличные «команды» не всегда столь хорошо организованы, чаще бывают неформальными. К примеру, уличные — это, как правило, стихийно сложившиеся компании подростков с очень низким уровнем общекультурного развития. Их объединяет совместное времяпрепровождение — «балдеж». Балдеют на почве пьянства, токсикомании, примитивной сексуальной распущенности. Основу подобных компаний составляют «трудные», педагогически запущенные подростки.

Фураги и теляги тяготеют к уголовно-блатной субкультуре: сленг «зоны», одежда «зоны», стиль и правила взаимоотношений, принятые в среде подопечных исправительно-трудовых учреждений. Гопники и люберы — полноценный продукт тех же малокультурных социальных слоев общества, что и уличные или фураги. Хулиганские действия в отношении хиппи, панков, металлистов и других молодежных течений они объясняют патриотическими побуждениями, что в большинстве случаев не соответствует действительности.

3.2. Гопники

И так, еще одной антисоциальной субкультурой являются гопники10. Гопник - (первичное, с XIX в., значение в уголовном жаргоне - «оборванец», затем также «грабитель») - представитель маргинальной молодежи, ведущий асоциальный образ жизни, занимающийся хулиганством и грабежом, представитель позднесоветской субкультуры, образованной в результате инфильтрации криминальной эстетики в рабочую среду. Близки к хулиганам. Гопников отличает применение воровского жаргона, очень низкий уровень интеллектуального, культурного и духовного развития, склонность к насилию, пренебрежительное отношение к правопорядку в целом, а также к милиции («мусорам») и законопослушным гражданам («лохам») в частности. Гопниками, как правило, становятся дети из неблагополучных семей как правило, собирающихся компаниями 3-5 человек чтобы совершать грабежи. Широким слоям населения гопники встречаются чаще всего при так называемых гоп-стопах - уличных грабежах, сопровождаемых характерным «гопническим» разговором с жертвой, а иногда насилием.

ГОПНИКИ – (другие названия: «любера», «урла», «теляги», пацаны, «фураги» – по норковым и плюшевым кепкам, «уличные», «серый пипл», «гоблины», «гопперы», «гопы», «штаны» – по лампасным спортивным штанам) Самоназвание «пацаны по жизни»; самая многочисленная когорта, напрямую связанная с уголовной средой, уличные бойцы, дифрагментирующиеся на основе деления на сферы влияния городских районов и интегрирующиеся на уровне землячеств.

Официальный сленг приближен к тюремной «фене», хотя сильно упрощенный и сведенный к минимуму (классический гопник обычно не имеет в своем тезаурусе более пятидесяти слов). Свой пик гопники переживали в начале- середине 90-х гг., хотя гопники пожалуй единственная группа, где реально возможна потомственная преемственность.

Классическим гопником движет чувство собственной неполноценности по отношению к миру внешнему и ущербность – по отношению к миру внутреннему. Это маргинал; как и всякий антикультурный элемент, гопник склонен в своей неполноценности обвинять общество (во всех своих даже уголовных нарушениях он оправдывает себя, обвиняя окружающих: «А что они?»; именно в этой среде был привит термин «интеллигент» в нарицательном смысле). Музыка принята псевдоуголовного и дворового плана (классический пример музыкальной группы типа «Ласковый май»).

Несмотря на то, что гопник в принципе не менее нигилист, чем «революционер» (ведь именно маргиналы подобного уровня в первую очередь поддержали революцию в аграрных и слаборазвитых странах), гопницкий нигилизм – ярко воинствующий, не терпящий альтернативы или прав слабого; он направлен против любого кто, как-либо отличается от «серого» большинства. «Я как все».

В 1920-е годы в Петрограде в гостинице «Октябрьская» (Санкт-Петербург, Лиговский проспект, д. 10) расположилось Городское общежитие пролетариата (ГОП), куда со всех вокзалов, в первую очередь с Московского, свозили беспризорников, промышляющих в городе уличными кражами и мелким грабежом. Их прозвали «гопниками» - по аббревиатуре приюта. По другой версии, до революции 1917 года гопниками сначала называли не уличных хулиганов, а нищих и бродяг. Тогда в России существовали «Приказы общественного призрения» - губернские комитеты, в чьём ведении находилась забота о нищих, калеках, больных, сиротах. Эти несчастные содержались в специальных домах призрения за счёт земских средств. Согласно этой версии, «гопник» происходит от аббревиатуры «ГОП» - Городское Общество Призрения (слово пишется через «и», подразумевается «присмотр»).

Характерные аксессуары:

Стиль жизни.



3.3. Антифа

Еще одна агрессивно-криминальная субкультура – антифа11. Антифа (сокр. от антифашизм) - международное движение, ставящее своей целью борьбу с тем, что оно подразумевает фашизмом. Объединяет левые, леворадикальные и автономные партии и общественные организации, борющиеся с неонацизмом и расизмом.


Термин «антифашистское движение» впервые появился в Италии, где использовался для обозначения противников Муссолини. В Германии с 1923 существовало «Антифашистское движение» (нем. Antifaschistische Aktion), являвшееся частью Союза красных фронтовиков (нем. Rotfrontkдmpferbund) - военной организации Коммунистической партии Германии времён Веймарской республики. Его члены, приходившие из рядов коммунистической, а позже и социалистических партий Германии, не ставили своей целью ведение революционной борьбы, а боролись за идеалы Веймарской республики против - с их точки зрения - вызываемого фашизмом возврата в варварство. После прихода к власти А. Гитлера термин вышел из употребления и лишь иногда использовался для обозначения коммунистического сопротивления.

В 1920-40-ых годах Советский Союз поддерживал антифашистские движения разных стран, часто использовавшие термин «антифа» в описаниях организаций.

Многие военнопленные, захваченные во время Великой отечественной войны, проходили специальные курсы для антифашистов. Например, венгерский военнопленный Пал Малетер прошел анитифашистское обучение в Киеве и стал коммунистом.

В настоящее время термин антифа описывает личности или группы, борющиеся против того, что они считают фашистскими тенденциями. Разные группы относят сюда национализм, расизм, неонацизм, антисемитизм, ксенофобию, шовинизм и все что можно отнести к дикриминации, а иногда даже капитализм. Существуют сети таких групп; однако само движение не однородно - конечные цели могут быть разные в зависимости от группы или личности.

Некоторые из этих групп прибегают к незаконным методам борьбы, включающим в себя срыв, в том числе и насильственными методами, мероприятий правых организаций, уничтожение их символики, атрибутики.


3.4. Скинхеды

К сожалению, в последнее время все более широкое распространение получает еще одна агрессивно-криминальная субкультура - Скинхеды (бритоголовые, скины)12

Скинхеды - это группы городской молодежи, живущие по своим законам, со своей музыкой, своими отличительными знаками, своей модой в одежде и концепцией "мужской дружбы". Скинхеды, в основном, мужчины, но в их рядах встречаются и женщины. Политические идеи при вступлении в "племя" играют второстепенную роль. Некоторым, как фашистским, так и антифашистским группам удалось создать настоящие банды "политических солдат" - опасное оружие в политической борьбе. Некоторые партии используют подобные банды в качестве наемников, чтобы обеспечить проведение своих митингов, для расклеивания плакатов и для других второстепенных задач. Скины охотно соглашаются на такую работу - было бы "пиво, секс и драки".

В 1969 г. молодые английские рабочие из пригородов Лондона и Ливерпуля начали выступать против хипповства и моды на идеологию "Peace and Love" ("Мир и Любовь"). Длинным волосам они противопоставили бритые затылки, а пацифизму - стычки с бандами молодых рокеров. Вначале скины придерживались антирасистских взглядов: они тесно были привязаны к своим пролетарским корням. На фоне экономического кризиса скины ожесточились. Их музыка стала более дикой - появился так называемый, стиль "оi". Скины начали заполнять футбольные стадионы, устраивая грандиозные драки. Ради эпатажа некоторые из них стали заявлять о своих нацистских и фашистских взглядах. Для фашистов из "Европейского Национального Фронта" не составило большого труда политически "направить" это насилие в провокацию. В начале 80-х годов "скинхедовская" мода распространилась по всей Европе. Подъем фашистских партий в Европе и, в частности, во Франции привел к тому, что скины стали появляться на демонстрациях "Национального Фронта". Впервые это произошло в 1984 году. В Германии и Скандинавии скинхеды формировали маленькие, крайне экстремистские группировки неонацистского толка. Вокруг играющей музыку "оi" группы "Screwdriver" в Англии образуется сеть фашистских группировок "Blood and Honour" ("Кровь и Честь"). Они политизируют музыку oi, придавая ей нацистский характер, и создают так называемый "Рок против коммунизма" (RAC - Rock Against Communism). Этот антикоммунизм был лишь поводом для проявления жестокости по отношению ко всем, кто с ними не согласен. Сеть "Blood and Honour" расползлась по всей Европе, и в 1992 г. достигла Польши и Словакии.

В противовес им музыкальная группа "Oi" из Англии, связанная с крайне левой троцкистской партией, призывала к антифашистскому сопротивлению нацистам, которые "предали с самого начала многорасовую культуру скинхедов". Так родилось движение "редскинов", или "красных скинхедов". В середине 80-х годов они появились во многих европейских странах.

Известна следующая классификация скинхедов анти-фашистов.

"Красные бритоголовые" (Red Skins). Обычно "красных бритоголовых" называют "Red Skins". Особенно движение распространилось в Италии (где ещё были живы воспоминания о "Красных Бригадах"). "Красные бритоголовые" сотрудничали с панками и леворадикалами, называя себя "коммунистами". Подобно скинам-нацистам, "редскины" призывают к насилию как способу действия, но отрицают, по их собственным словам, "философию насилия". Они заявляют о своих антирасистских и антикапиталистических взглядах. Внешний вид "красных бритоголовых" такой же, как и у скинхедов во всём мире. Однако "Red Skins" отличаются от скинов-неонацистов своей символикой и красными шнурками на ботинках.

• "Бритоголовые антифашисты" (SHARP). Движение "S.H.A.R.P." (Skinheads Against Racial Prejudices) - "Скинхеды против расовых предрассудков" возникло в Америке в конце 80-х годов. В 1988 году в группах американских скинов, по большей части аполитичных, произошло резкое идеологическое расслоение на скинхедов-неонацистов и всех остальных, как следствие этого, произошёл резкий раскол. Некоторые скины примкнули к "Ку-Клукс-Клану" и различным нацистским группировкам. Часть скинов, наоборот, решила противодействовать росту фашизма, расизма и неонацизма на Американском континенте. В 1989 году в Нью-Йорке ими была создана первая организация SHARP. В 90-е годы это движение помимо Америки набрало популярность и в Европе.

"Красные скинхеды-анархисты" (RASH). В середине 90-х годов в Канаде была сформирована ещё одна скин-организация бритоголовых антифашистского толка - "Красные скинхеды и анархисты" (Red and Anarchist Skinheads - RASH). Канадские скины-анархисты не хотели, чтобы их политические идеи связывались с "красными скинами". Тем не менее, они всегда выступали на стороне "красных скинов", если тем нужна была помощь в драке на концерте или в баре. В конечном счёте большая часть различий между скинами-анархистами и "красными скинами" в настоящий момент стала малозаметна.

"Гей-скины". (GSM - Gay Skinhead Movement). Выступают против гомофобии и пропагандируют гомосексуализм. Движение развито, в основном, в Западной Европе.

• "Аполитичные бритоголовые". Данный вид скинов наиболее близко стоит к первым - английским бритоголовым начала 60-х годов. В то время большая часть скинов ещё придерживалась антирасистских взглядов и была тесно привязана к своим пролетарским корням и маргинальной среде. Так, например, часть скинов поддерживала дружеские отношения с ямайской шпаной из бедных кварталов Rude Boys ("грубые парни"). Тем не менее, нерасистская идеология не уменьшает агрессивности этого вида скинов. Наоборот, скины-нерасисты работают кулаками довольно часто. Основными объектами их воздействия являются любые нестандартно выглядящие личности, гомосексуалисты, нищие-попрошайки. Пролетарские настроения скинов находят выход в избиении богатых пижонов, случайно, по неосторожности или из любопытства забредших в бедные рабочие кварталы. Сегодня полностью аполитичных скинов крайне мало.

Как и во всех криминальных субкультурах у скинхедов установлена жесткая иерархия. Рассмотрим ее:

Данные о социальном происхождении скинов недостаточны. Но те, что есть, показывают, что не все бритоголовые относятся ко дну. В большинстве своём это дети "советского среднего класса", чей материальный уровень снизился за последние полтора десятка лет. Скинхеды - это не дети хронических алкашей и уголовников. Скинхеды - это дети бывших высокооплачиваемых рабочих, инженеров, которых реформы 90-ых превратили в челноков, ларёчников. Это дети людей, переживших психологическую драму и моральное унижение, переживающих частые депрессии. У многих распались семьи. В таких городах, как Н. Новгород, Краснодар, Воронеж, Волгоград, большинство фашистов - дети мелкой буржуазии. Они мыслят категориями семейного бизнеса, а национальная идея выражается в том, что инородцы являются потенциальными конкурентами. Все азиаты (кавказцы, китайцы) рассматриваются, как экономические конкуренты (захватили рынки, устраивают здесь бизнес). Объектом ненависти являются также коммунисты, анархисты, неформалы.

Когда в конце 60-х годов в Великобритании зародилось движение скинхедов, расизмом там и не пахло. В числе скинхедов было немало африканцев и выходцев с Ямайки, так что ни о каком расизме говорить не приходилось. В конце 70-х ситуация начала меняться. Лидеры ультраправой Британской национальной партии (БНП) поняли, что у них есть возможность прибрать к рукам огромный ресурс нерассуждающей силы, причем сделать это не составит особого труда. Националистическая идеология пришлась по вкусу многим, учитывая высокий уровень безработицы, который связывался с массовой иммиграцией из бывших колоний. Скинхедское движение стало приобретать выраженный расистский оттенок.

Так продолжалось до второй половины 80-х годов, пока скинхеды "первой волны" не решили, что нацисты позорят их доброе имя. В Британии и США развернулась настоящая война между наци-скинами и традиционными бритоголовыми. В 1987 году в Нью-Йорке было основано движение SHARP. Первоначально идея была такова: "дать обществу понять, что не все скинхеды одинаковы, что они имеют различные идеалы и убеждения, личные и политические". Шарпы постепенно приобрели известность, в их ряды вступало все больше и больше людей. Вскоре они вытеснили из Нью-Йорка почти всех скинов-нацистов.

Среди шарпов появились более радикально настроенные скинхеды. Они посчитали, что пиар-акций против наци недостаточно, и начали формировать группы "бойцов", готовых бороться с ними физически. Принцип "на насилие ответим насилием" оказался не менее действенным, чем медиа-кампания, которую, впрочем, они тоже не прекращали. С тех пор там, где появлялись скинхеды-наци, вскоре возникали и шарпы. Борьба между ними идет с переменным успехом уже более 10 лет, хотя в последние годы нацистов стало относительно меньше.

В России пока все по-другому. Первые скинхеды появились у нас в начале 90-х годов, и это были отнюдь не антифашисты. Нацисты преобладают среди отечественных скинхедов и сейчас, но в последнее время появились и шарпы. По сравнению с "бонхедами" их совсем немного, но они отличаются более высоким интеллектуальным уровнем и борются с нацизмом не только физическими методами. Например, взламывают фашистские сайты в Интернете, как недавно сделала московская группировка Sharp - Fightzone-Fire, оставившая во вражеском чате рисунок человека, разбивающего свастику.

Скинхеды-нацисты ненавидят шарпов едва ли не больше, чем евреев, цыган и негров вместе взятых. Они заявляют, что SHARP - это очередной сионистский заговор с целью дискредитировать их движение. Есть информация о шарпах в Минске, Краснодаре, Новороссийске, Костроме, Тюмени... В России это движение молодое, ему всего года полтора, так что мы находимся только в процессе становления. А во всем мире движение SHARP развито во много раз лучше.

Символика скинхедов:


Anarchy Sign (Знак анархии). Хотя этот символ чаще всего используют анархисты, буква А в центре круга также используется лицами, входящими в движение за превосходство белых, которые яростно настроены против правительства, так как они верят, что евреи контролируют правительство. Символ также может означать, что лицо, использующее его, является членом арийского движения и игнорирует власти.



Aryan Fist (Арийский кулак). Арийский кулак - символ белой власти, используемый агрессивными группами, которые ведут расистскую политику активизма "белой гордости" (white pride). Сжатый кулак означает движение черной власти и битву против расовой дискриминации.


Boot Symbols. До последнего времени скинхедов можно было узнать по цветным шнуркам в их ботинках от "Doc Martens" со стальными пластинами на носках, которые использовались как "оружие" для ударов ногами во время драки. Хотя многие скинхеды сейчас носят и другую обувь, этот вид обуви, ставший популярным несколько лет назад, по-прежнему является наиболее типичным и традиционным. Термин "boot party" относится к сборищам, в составе которых скинхеды обычно совершают акты насилия. Изображенный символ - является наиболее общим изображением ботинка, наиболее типичного для скинхеда.



Celtic Cross (Кельтский Крест) - один из наиболее популярных символов неонацистов и движения за превосходство белых. Изначально распространенный Ку Клукс Кланом, этот символ позже был заимствован организацией Национальный Фронт Англии (National Front in England) и другими расистами, такими как Дон Блэк (и его веб-сайт Stormfront), расистская группа "Skrewdriver" и означал международную "белую гордость" (white pride). Этот символ также известен как Крест Одина.



Crucified Skinhead (Распятый скинхед). Этот символ является одним из наиболее старых и традиционных. И неонацисты, и скинхеды-антирасисты используют его для обозначения положения рабочего класса. Также они используют его как знак устрашения друг друга. Члены организации SkinHeads Against Racial Prejudice (SHARP - скинхеды против расовых предрассудков) распространяли литературу с этим символом с целью выразить какие трудности они испытывают, когда их путают с неонацистскими скинхедами. В некоторых случаях, когда этот знак используется для татуировки, он может также означать, что человек, носящий его, либо сидел в тюрьме, либо совершил убийство.



Elbow Web (изогнутая паутина). Изображение паутины паука обычно можно увидеть на руках или в подмышечной области расистов, отсидевших в тюрьме. В некоторых местах человек обычно "зарабатывает" эту татуировку, если убив представителя национального меньшинства.



Nazi Swastika Combined With The Iron Cross (Нацистская свастика и железный крест). Этот символ часто можно встретить среди членов неонацистских группировок, чаще всего в виде ювелирного украшения (например, кулона), как один из способов демонстрации их веры в Национальный Социализм. Железный крест впервые появился в эпоху Наполеона и стал одним из наиболее распространенных и легко узнаваемых военных наград мира. После того, как Адольф Гитлер наложил на него свастику и тем самым обесценил его в глазах людей, символ был запрещен в послевоенной Германии.



National Socialist Movement (NSM) (Национал социалистическое движение). Железный орел над свастикой - наиболее часто встречающийся символ данного движения, лидером которого является Джефф Шоэп в Миннеаполисе, штат Миннесота. Национал социалистическое движение - это неонацистская организация, имеющая точки контакта по всей Америке, чьей целью является расовое разделение и минимальное вмешательство правительства в жизни граждан.



Odin Rune (буква Одина - сканд., миф.). Этот символ означает веру в язычество или одинизм (Один - верховный бог в скандинавской мифологии). Будучи изначально не расистской религией, одинизм популярен среди сторонников движения за превосходство белых, так как они рассматривают древнескандинавских предков как представителей арийской культуры. Символ был единым для кельтской и германской культур, и по этой причине позже был заимствован нацистами. Этот знак изначально являлся символом викингов. Согласно древнескандинавскому мифу, Один был верховным богом, создателем космоса и человечества, богом мудрости, войны, искусства, культуры и мертвых. Сторонники движения за превосходство белых используют этот символ в знак выражения их предполагаемого арийского происхождения. Существует много вариантов изображения данного символа.



Party Flag Оf The Nazis (флаг партии нацистов). Германская нацистская партия избрала в качестве своего символа свастику. Но до этого она использовалась как символ удачи в различных религиозных течениях. Гитлеровская свастика стала уникальной благодаря тому, что было изменено направление символа таким образом, что векторы креста были повернуты по часовой стрелке. Сегодня она широко используется в различных вариантах неонацистами, скинхедами и другими нацистскими формированиями.


3.5. Нацболы

И еще одна агрессивно-криминальная субкультура - Национал-большевистская партия НБП), или, так называемые, НАЦБОЛЫ. Коротко о движении13:

Лидер: Эдуард Лимонов

Дата основания: 1 мая 1993

Штаб-квартира: Бункер НБП, Москва, Россия

Идеология: национал-большевизм, социализм, большевизм, Антиавторитаризм

Девиз: «Россия — всё, остальное — ничто!» (девиз); «Да, Смерть!» (приветствие)

Партийная печать: газеты «Лимонка» (центральный печатный орган),бюллетень «НБП-Инфо» (теоретический печатный орган)

Сайт: www.nazbol.ru

Национа́л-большеви́стская па́ртия (НБП) — российская общественно-политическая организация, не имеющая официального статуса партии и запрещённая в 2007 г.

Некоторые исследователи считают, что первоначально считавшаяся радикально националистической, НБП позднее обрела имидж более «левой» организации, активно сотрудничающей с либералами. Согласно мнению самих нацболов, НБП является партией радикального антицентризма, «абсолютно „правой“ и бесконечно „левой“» одновременно.

В начале 2006 года НБП было в пятый раз отказано в регистрации как политической партии, а в 2007 году НБП была признана судом экстремистской организацией и её деятельность была запрещена на территории РФ. НБП является единственной масштабной всероссийской организацией, официально признанной судом экстремистской по закону «О противодействии экстремистской деятельности», что по мнению её лидера Эдуарда Лимонова служит оценкой проделанной нацболами работе по партостроению.

Члены партии на современном политическом жаргоне именуются «лимоновцами» или «нацболами».

В разные периоды деятельности использовались «национал-большевизм» в духе «сменовеховцев» 1920-х, русифицированная версия раннего немецкого национал-большевизма, идеи европейских «новых правых» и «новых левых», «консервативной революции», «перманентной революции» в духе Троцкого.

Как утверждают нацболы: «НБП выступает за социальную справедливость в экономике, имперское доминирование во внешней политике, гражданские и политические свободы во внутренней политике. Национал-большевисткое государство жёсткое снаружи, для внешних врагов, и мягкое внутри, для собственных граждан».

Первоначально НБП во многом копировала идеологические и стилистические подходы итальянского фашизма. Согласно программе 1994 года, глобальной целью национал-большевизма является создание «Империи от Владивостока до Гибралтара на базе русской цивилизации», а сущность национал-большевизма заключается в «испепеляющей ненависти к античеловеческой СИСТЕМЕ троицы: либерализма/демократии/капитализма. Человек восстания, национал-большевик видит свою миссию в разрушении СИСТЕМЫ до основания. На идеалах духовной мужественности, социальной и национальной справедливости будет построено традиционалистическое, иерархическое общество».

В 2004 году на V всероссийском съезде НБП была принята новая программа, отчасти для регистрации в МинЮсте, хотя прежняя программа не была официально аннулирована. Согласно новой программе, «Главная цель Национал-большевистской партии — превращение России в современное мощное государство, уважаемое другими странами и народами и любимое собственными гражданами», путём обеспечения свободного развития гражданского общества, независимости СМИ и защиты национальных интересов русскоязычного населения.

Национал-большевистская партия с 1998 года по настоящее время несколько раз получала отказ в регистрации в качестве политической партии. Решением Московского областного суда от 29 июня 2005 года была ликвидирована межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия» с исключением из Единого государственного реестра юридических лиц.

15 ноября 2005 года Судебной коллегией Верховного суда была рассмотрена кассационная жалоба представителя межрегиональной общественной организации «Национал-большевистская партия». Определением СК ВС РФ от 15.11.2005 N 4-Г05-36 решение Московского областного суда от 29 июня 2005 оставлено без изменения. 22 марта 2007 года московская прокуратура приостановила деятельность НБП вплоть до решения Мосгорсуда. 19 апреля 2007 года Мосгорсуд признал НБП экстремистской организацией и запретил её деятельность на территории РФ. Тем не менее нацболы формально считаются не членами НБП, а просто национал-большевиками, «лимоновцами» и по-прежнему входят в состав коалиции «Другая Россия». 7 августа 2007 года Верховный суд РФ признал законным решение Мосгорсуда и оставил его без изменения, отклонив кассационную жалобу представителя НБП, тем самым признав НБП экстремистской организацией и подтвердив решение о её запрете.

Немного об истории НАП. НБП была создана в 1993 году как партия с идеологией, сочетающей в себе ультралевые и ультраправые идеи. Идея создания партии, объединяющей ультраправую и ультралевую идеологию, принадлежит известным писателю Эдуарду Лимонову и философу Александру Дугину. В 1998 Дугин вышел из НБП и в настоящее время является лидером Международного Евразийского Движения.

В 1994 НБП задумывалась как кружок андерграундных художников-авангардистов в широком смысле этого слова, а собирательный образ члена партии представлял собой студента филфака, придерживающегося ультраправых идей, почитателя философии Дугина. Показательно, что партбилет № 4 достался основоположнику т. н. «сибирского депрессивного панк-рока» Егору Летову, лидеру группы «Гражданская оборона». За Дугиным, Лимоновым и Летовым в НБП вступил и концептуалист Сергей Курёхин. Эти четыре человека сегодня и считаются историческими отцами-основателями партии. Первые три года Национал-большевистская партия действовала не как политическая организация, а просто как сообщество людей с андерграундными взглядами на политику, экономику и искусство.

В то же время НБП начала проводить политические акции. НБП протестовала против либеральной идеи, основным лозунгом этого периода её существования становится: «Завершим реформы так: Сталин! Берия! ГУЛАГ!».

С 1996 года НБП ежегодно, 5 апреля, отмечала «День Русской нации» (в честь годовщины исторической победы Александра Невского).

Нацболы считают14, что нарушение КоАП РФ на акциях прямого действия обусловлено фактической невозможностью действовать санкционированно в условиях полицейского государства. Нарушение УК РФ на акциях нацболы не признают и считают уголовные дела против их соратников сфабрикованными. Нацболы не исключают нарушение УК РФ в случае чрезвычайной ситуации, когда он уже будет открыто нарушаться государством. Отсюда обвинение в экстремизме. По мнению нацболов, экстремистами являются не они, а полицейское государство РФ.

Прямое действие / Акция прямого действия — «захват» административного здания с политическими требованиями до исполнения которых «захватчики» не уходят. Данная тактика наиболее использовалась после построения вертикали власти и сошла на нет, когда число независимых СМИ стало незначительным.

НБП и идеологически близкие ей организации критиковались российскими неонацистами. Национал-большевики, по их мнению, не являются националистами, так как для них не имеет значения этническое происхождение. Как они декларируют, «русский человек» — это «тот, кто сам считает себя русским, кто говорит на русском языке и признает русскую культуру и историю, кто готов бороться на благо России и никакой другой Родины не мыслит», в реальности же НБП считает русским любого, кто говорит по-русски. Национал-большевистский фронт (отколовшаяся от НБП организация) обвиняет НБП в анархо-либерализме (несуществующая идеология, придуманная для уничижительного обозначения прагматизма как антиидеологизма), «левении» (национал-большевизм на первых этапах существует как лево-правая идеология, поэтому опасностью является перевешивание одной из двух составляющих); вождизме, характерном, по их мнению, для Лимонова и Линдермана, прагматизме и ненависти к Путину.

Флаг национал-большевиковНационал-большевистская партия


Учреждён 1 мая 2007


В частности, по мнению критиков, стиль символики НБП аналогичен стилю символов Третьего рейха: флаг НБП похож на знамя Третьего рейха, за исключением символа советских большевиков — серпа и молота, расположенных на том месте, где на флаге Третьего рейха располагалась свастика. В связи с этим серп и молот на флаге нацболов часто называют «стилизованной свастикой».

Сочетание красного, белого и чёрного цветов даёт хороший контраст при визуальном восприятии. Однако с 2007 года, после того, как НБП признали экстремистской организацией и, соответственно, такой же признали её символику, нацболы начали использовать флаг, в котором красный фон заменён на чёрный, а также флаг, в котором серп и молот заменены на гранату «Лимонка».

Организационная структура описана на основании Уставов НБП от 12 мая 1998, 9 ноября 2004, должностей из пресс-портрета, статей СМИ, рассказов самих активистов.

Структуры:

Должности:

Структура неоднородна, в регионах не всегда хватает людей для организации полноценной иерархии, тем самым среднее звено (бригадиры и т. д.) урезается. В Москве существует по бригаде в каждом административном округе.


4. Особенности психологии неформальности.

Психология неформальности включает в себя много слагаемых. Стремление быть самим собой лишь первое из них. Это именно стремление при отсутствии умения быть самим собой. Подросток озабочен поиском смысла «Я», отделением себя «истинного» от себя «неистинного», определением своего предназначения в жизни – настойчиво увлекает на путь поиска чего-то необычного. А определить это необычное очень просто. Если взрослые не запрещают – это дело обычное и потому скучное. Если запрещают – вот он, тот самый сладкий плод.

Второе слагаемое психологии неформальности – зарождение и поддержание. Он начинает подрожать, даже не замечая, что постепенно обычным становится и это его маскарад. Зарождение и поддержание облегчают задачу выделение из окружающей среды - ломать голову приходится только первым. Остальные же, как послушное стадо, идут следом.

Третье слагаемое – стадный инстинкт. Групповым он кажется лишь внешне. Глубинно, психологически это стадное поведение. И пусть стремление выделиться, обрести автономность и независимость носит индивидуальный характер – одному выделиться трудно. А в куче – легче. Заражение и подражание, наслаиваясь на индивидуалистическое стремление к выделению, искажает цель, ради которой подросток предпринимает неформальные действия, в итоге не выделяет, а растворяет подростка в толпе себе подобных. Подавляющее большинство неформальных группировок держаться не на сознательном единстве – это бывает у подростков редко, а на одинаковости одиночества входящих в нее членов.

Непременный атрибут почти любого стада и одновременно еще одно слагаемое психологии данного типа – наличие конкурентов, оппонентов, недоброжелателей и даже врагов. Ими могут стать практически кто угодно: подростки с соседнего двора, и поклонники иной музыки, и просто взрослые. Тут действуют все те же выделения и обособление, но уже не на индивидуальном, а групповом уровне. Не соглашаясь с миром взрослых, подросток приходит в неформальную группировку, и его стихийный протест начинает распространяться и на других неформалов. «Врагов» может быть очень много. Поддержание образа врага - одно из условий существования подобных групп.

Психология неформальности по природе своей носит двойственный, активно-реактивный характер. С одной стороны, это во многом естественный выплеск энергии молодости. С другой стороны, мы сами же часто провоцируем на то, чтобы эта энергия направлялась в не лучшую сторону. Запрещая даже то, что полезно и выгодно обществу, мы приводим их в недоумение и подталкиваем к слепому протесту в явно негативных формах15.

Еще одна особенность – завышение притязания. Это то самое «потребительство», которое столь часто ставится молодым в вину.

Гласность и открытость позволяет сравнивать нашу жизнь с западной, а затем и громко выражать результаты этого нелесного для нас сравнения.


Заключение.

В заключение хотелось бы сказать об актуальности исследований, связанных с проблемами молодежи. Исследования в этой области социологии и психологии необходимы для разрешения того кризиса, который переживает сегодня Россия. А связь таких аспектов проблем молодежи, как молодежная субкультура и молодежная агрессивность очевидна. Только тщательные и систематические исследования в области развития социальной работы с молодежью могут помочь понять причины происходящего в нашем обществе конфликта поколений. Необходимо понять суть молодежных исканий, отрешиться от безусловного осуждения того, что несет с собой молодежная культура, дифференцированно подходить к явлениям жизни современной молодежи.

Также необходимо понять, что молодому человеку нужно определить границы своих реальных возможностей, узнать, на что он способен, утвердиться в обществе.

Подтверждением этому может служить следующая цитата Эриксона: «Молодой человек должен, как акробат на трапеции, одним мощным движением опустить перекладину детства, перепрыгнуть и ухватиться за следующую перекладину зрелости. Он должен сделать это за очень короткий промежуток времени, полагаясь на надежность тех, кого он должен опустить, и тех, кто его примет на противоположной стороне».

Криминальная субкультура является основным механизмом криминализации молодежной среды. Ее социальная вредность заключается в том, что она служит механизмом сплочения преступных групп, затрудняет, искажает или блокирует процесс социализации личности, а также стимулирует криминальное поведение подростков и юношей.

Весьма непросто понять механизм функционирования криминальной субкультуры, разобраться в системе условностей и табу той или иной криминальной группы, поскольку педагогам и взрослым, да и исследователям приходится встречаться здесь с двойной оппозицией несовершеннолетних по отношению к взрослым: возрастной (о чем говорилось выше) и асоциальной. Часто взрослые и педагоги ведут борьбу с возрастной оппозицией, принимая ее за криминальную. Бывает и так, что они не придают значения асоциальной оппозиции, ее вредному влиянию на несовершеннолетних. Сколько сил и энергии было затрачено на борьбу с металлистами и рокерами. Но жизнь доказала, что если подойти к ним непредвзято, направив их деятельность на пользу обществу, то вопрос об асоциальности данных группировок будет снят.

Итак, подведем некоторые итоги.

1. Субкультурные феномены легко поддаются описанию, но их классификация и типологизация затруднены многообразием несводимых в систему признаков. Методологически важно видеть, что какой-то стройной классификации субкультур создавать нет смысла. Здесь упорядочение фиксируемых данных скорее всего возможно в рамках каждого из отдельных фрагментов субкультурной мозаики.

2. Молодежные субкультуры в России несут на себе воздействие криминализации общества, западной культурной экспансии, тяги к преодолению рутины повседневности, «родимых пятен» советской эпохи. Эти воздействия переплетаются, в разной мере присущи тем или иных субкультурным феноменам. Главное же состоит в том, что субкультурная специфика не свойственна молодому поколению россиян как таковому, это мозаика социокультурных образований, фрагментарно рассеянная в молодежной среде.

3. Некоторые из молодежных субкультур могут создавать платформу для развития негативных тенденций в молодежной среде (проблемы наркотизма, насилия и т. д.), другие скорее имеют позитивное общественное значение (экология и т. д.). Во всех случаях важно, что через субкультурные формы для определенной части молодежи лежит путь к освоению социальности.

4. Анализ ряда субкультурных феноменов в современной России неожиданным образом приводит нас к пониманию того, что в российской социальной практике укоренились те стороны общинного взаимодействия молодежи, которые в советское время реализовывались в деятельности комсомола. Утеря этого института социализации по соображениям политического характера не была восполнена на уровне обыденности, что вызывает определенную неудовлетворенность и поиск новых форм коллективности. Это обстоятельство следует учитывать при рассмотрении вопроса о молодежных субкультурных феноменах в современной России. С этой точки зрения яснее станет характер организованных структур в российском молодежном движении. Собственно, это и позволяет более широко представить субкультуры молодежи в России в их специфике, генезисе и возможном влиянии на стили жизни в ближайшие десятилетия.
Список литературы:

1. “Молодежный экстремизм” под ред. А. А. Козлова. Изд-во СПбГУ, 1996г.

2. “По неписанным законам улицы…” – М: Юридлит, 1991г.

3. “Социология молодежи” под ред. В. Т. Лисовского Изд-во СПбГУ, 1996г.

4. Громов А.В., Кузин О.С. “Неформалы. Кто есть кто?» - М.,1990г.

5. Запесоцкий А.С., Файн А.П. “Это непонятная молодёжь…: проблемы

неформальных молодёжных объединений” – М: Профиздат, 1990г.

6. Кон И.С. “Молодежь” БСЭ. 3-е изд.

7. Кон И.С. “Социология молодежи” В кн.: “Краткий словарь по социологии”-

М., 1988г.

8. Краковский А.П. “О подростках”- М., 1970г.

9. Крутецкий В.А., Лукин Н.С. “Психология подростка”- М., 1965г.

10. Левичева В.Ф. “Молодежный Вавилон”- М., 1989г.

11. Лотман Ю.М. “Несколько мыслей о типологии культуры” В кн.: “Язык культуры и проблемы переводимости” - М.,1987.

12. Молодцова Т.Д. “Психолого-педагогические проблемы предупреждения и преодоления дезадоптации подростков” Ростов – на – Дону, 1997г.

13. Ольшанский Д.В. “Неформалы: групповой портрет в интерьере”- М: Педагогика, 1990г.

14. Семенов В.Е. “Искусство как межличностная коммуникация”- СПб, 1995г.

15. Сорокин П. “Человек. Цивилизация. Общество» - М.,1992г.

16. Шабанов Л.В. Социально-психологические характеристики молодежных субкультур: социальный протест или вынужденная маргинальность. – Томск: Томский государственный университет, 2005. – 399 с.

17. Малер А. Национал-большевизм: конец темы

18. Александров Ю.К. Очерки криминальной субкультуры

19. Михаил Кожаринов, Михаил Кордонский Нацболы: взгляд изнутри

20. Александр Тарасов Меняющиеся скинхеды. Опыт наблюдения за субкультурой

21. В.А. Луков Молодежные субкультуры в современной России



1 “По неписанным законам улицы…” – М: Юридлит, 1991г.


2 . Громов А.В., Кузин О.С. “Неформалы. Кто есть кто?» - М.,1990г.

3 “Социология молодежи” под ред. В. Т. Лисовского Изд-во СПбГУ, 1996г.


4 Шабанов Л.В. Социально-психологические характеристики молодежных субкультур: социальный протест или вынужденная маргинальность. – Томск: Томский государственный университет, 2005. – 399 с.


5 Ольшанский Д.В. “Неформалы: групповой портрет в интерьере”- М: Педагогика, 1990г.

6 “Молодежный экстремизм” под ред. А. А. Козлова. Изд-во СПбГУ, 1996г.


7 Александров Ю.К. Очерки криминальной субкультуры


8 Александров Ю.К. Очерки криминальной субкультуры


9 Громов А.В., Кузин О.С. “Неформалы. Кто есть кто?» - М.,1990г.


10 Шабанов Л.В. Социально-психологические характеристики молодежных субкультур: социальный протест или вынужденная маргинальность. – Томск: Томский государственный университет, 2005.


11 Лотман Ю.М. “Несколько мыслей о типологии культуры” В кн.: “Язык культуры и проблемы переводимости” - М.,1987.


12 Александр Тарасов Меняющиеся скинхеды. Опыт наблюдения за субкультурой


13 Михаил Кожаринов, Михаил Кордонский Нацболы: взгляд изнутри

14 Малер А. Национал-большевизм: конец темы


15 Запесоцкий А.С., Файн А.П. “Это непонятная молодёжь…: проблемы неформальных молодёжных объединений” – М: Профиздат, 1990г.




Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации