Реферат - Этнические группы в социальной психологии. Этнические стереотипы, предубеждения, этноцентризм - файл n1.doc

Реферат - Этнические группы в социальной психологии. Этнические стереотипы, предубеждения, этноцентризм
скачать (35.5 kb.)
Доступные файлы (2):
n1.doc158kb.16.03.2011 00:13скачать
n2.doc25kb.16.03.2011 00:02скачать

n1.doc



Введение
В мире ныне существует более 180-ти государств и лишь не более 20-ти из них этнически однородны - то есть, в них национальные меньшинства составляют менее 5% населения. В более 40% государств мира проживает пять и более национальных меньшинств. Всего в мире насчитывается около 8 тыс. народов - больших и малых - и, теоретически, каждый из них может претендовать на независимость. Таким образом, подавляющее большинство стран мира могут стать ареной межэтнических конфликтов (по данным сайта ethnoconflict.ru).

Сложность явлений национальной психологии заставляет с особой тщательностью поставить вопрос о том, где коренятся причины национальных особенностей людей. Поэтому задача, которая стоит перед социальной психологией, перед этнопсихологией, весьма сложна.

Политическая острота проблемы в современном мире заставляет решать эти вопросы с особой корректностью. Принцип равенства наций, характерный для политической программы демократических государств, не означает признания "одинаковости" наций. Следовательно, выявление национальных особенностей, в том числе различий в психическом складе, остается актуальной задачей. Эти особенности не могут быть абсолютизированы и должны рассматриваться как производные от определенных исторических условий, закрепленных на протяжении ряда поколений. Особая актуальность данной проблемы для социальной психологии в нашей стране на современном этапе ее развития очевидна. В условиях радикальных социальных преобразований, распада СССР резко обострились национальные конфликты. Вскрыть социально-психологический механизм формирования национального самосознания, выявить его роль в развитии национальных отношений – важная социальная задача. Социальная психология может внести свой вклад в ее решение.

1. Понятие об этнопсихологии. Предмет, задачи, основные понятия этнопсихологии

Этнопсихология — междисциплинарная отрасль знания, изучающая этнокультурные особенности психики людей, психологические характеристики этносов, а также психологические аспекты межэтнических отношений. Это наука о фактах, закономерностях и механизмах проявления психической типологии, ценностных ориентациях и поведения представителей той или иной этнической общности. Она описывает и объясняет особенности поведения и его мотивы внутри общности и между этносами, живущими столетиями в одном геоисторическом пространстве.

Сам термин этнопсихология не является общепринятым в мировой науке, многие ученые предпочитают называть себя исследователями в области "психологии народов", "психологической антропологии", "сравнительно-культурной психологии". Наличие нескольких терминов для обозначения этнопсихологии связано именно с тем, что она представляет собой междисциплинарную отрасль знания. В состав ее "близких и дальних родственников" включают многие научные дисциплины: социологию, лингвистику, биологию, экологию и т.д. Что касается "родительских дисциплин" этнопсихологии, то, с одной стороны, это наука, которая в разных странах называется этнологией, социальной или культурной антропологией, а с другой —психология.

Объектом исследования этнопсихологии являются нации, национальности, национальные общности. Предмет – особенности поведения, эмоциональных реакций, психики, характера, а также национальное самосознание и этнические стереотипы.
2. Понятие этнических групп.
Э́тнос (от греч. ἔ???? — народ) — группа людей, объединённая общими признаками, объективными либо субъективными. Различные направления в этнологии включают в эти признаки происхождение, язык, культуру, территорию проживания, самосознание и др. [8] .

Этнические группы — группа людей общей идентичности, появившаяся в результате коллективного понимания ее особой истории. Этнические группы обладают собственными культурными обычаями, нормами, убеждениями и традициями. Они обычно имеют общий язык и проводят границы между членами и не членами. Как и в группах по рождению, принадлежность к этнической группе может приобретаться посредством брака или других социально санкционированных способов. [4].

Классификация этнических групп, предложенная Е.В. Фурсовой, опирается на их происхождение, т.е. носит качественный характер:

1.Группы, образовавшиеся в результате ассимиляции народом иноэтничной группы (например, курганы, где большой % финноязычной мордвы);

2.Группы, выделившиеся из родного этноса в результате определенных исторических событий (вследствие церковных реформ образовались старообрядческие группы, от Ермака ведут свое происхождение чалдоны);

3. Группы, в своем происхождении сочетающие описанные выше характеристики [9].

Каждая конкретная этническая группа имеет тот «стержень», вокруг которого она сформировалась. Если для сибиряков-старожилов, в их числе «чалдонов», важным для обозначения своей общности было сходство культурно-бытовых черт, а также представление об общности происхождения («с Дона»), то для старообрядческих групп на первом месте стояла приверженность староверию, что было даже более актуально, чем этничность (предпочтение могло отдаваться бракам с перекрещенными аборигенами, нежели с русскими сторонниками официальной церкви).

Ученые уже давно заметили, что этническая группа - понятие социальное. Принадлежность к определенной этнической группе и в прошлом и сегодня влияет на опыт общественной жизни человека. Различные социальные блага - богатство, престиж, власть - распределяются в обществе в зависимости от этнической принадлежности индивидов - то есть, у представителей одних национальностей есть больше возможностей приобрести и пользоваться ими, чем у других.

Как уже упоминалось, практически все современные государства - гетерогенны, объединяют в себе не один народ. В большинстве обществ одна или несколько этнических групп господствуют по отношению к другим. Часто такие «притесненные» группы называют термином «меньшинства». Термин «меньшинства» не связан с количеством жителей - иногда группа «меньшинства» по численности может превышать уровень других групп, даже доминирующих с этнической точки зрения. Термин меньшинства связан с определенными исключительными свойствами - языком, религией, традициями и, в отдельных случаях, социальной принадлежностью [7].

3. Психологические характеристики этнических групп

Традиция исследования психологии этнических групп восходит к работам В. Вундта по "психологии народов", где "народ" интерпретировался именно как некоторая этническая общность. Вундту же принадлежит и постановка вопроса о том, что методом исследования психологии этнических групп должно быть исследование мифов, обычаев и языка, поскольку эти же самые образования составляют и структуру психологии этнических групп.

Этническая специфика в определенной степени концентрируется в историческом опыте каждого народа, и усвоение этого опыта есть важнейшее содержание процесса социализации индивида. Через ближайшее окружение, прежде всего через семью и школу, личность по мере развития приобщается к специфике национальной культуры, обычаев, традиций. Способ осознания этнической принадлежности, прежде всего национальной, зависит от конкретных социально-исторических условий существования данной этнической группы. На уровне обыденного сознания можно зафиксировать целый ряд характеристик, которые свойственны именно данной этнической группе.

В психологии этнических общностей различаются две стороны:

1.Наиболее устойчивая часть – психический склад (куда включаются национальный, или этнический, характер, темперамент, а также традиции и обычаи);

2.Эмоциональная сфера, куда включаются национальные, или этнические, чувства.

Что же касается сущности и природы национального характера, то здесь возникает много дискуссионных проблем: о соотношении национального характера и характера конкретных представителей данной национальной группы; о том, могут ли определенные черты характера быть исключительным достоянием одной национальной группы и полностью отсутствовать у другой. Национальный характер в качестве элемента психического склада может быть рассмотрен лишь как фиксация каких-то типических черт, которые проявляются наиболее отчетливо именно в тех случаях, когда выступают не отдельные люди, а группы. Литература фиксирует, например, специфику английского юмора (хотя чувство юмора свойственно, естественно, не только англичанам), итальянской экспансивности (хотя в не меньшей степени экспансивными являются и испанцы) и т.д.

При выявлении таких типических, общих черт национального характера нельзя их абсолютизировать: во-первых, потому что в реальных обществах в любой группе людей переплетаются национальные и социальные характеристики. Во-вторых, потому, что любая черта из выделенных в национальных характерах различных групп не может быть жестко привязана только к данной нации; каждая из них, строго говоря, является общечеловеческой: нельзя сказать, что какому-то народу присуще трудолюбие, а другому – общительность. Поэтому речь идет не столько о каких-то "наборах" черт, сколько о степени выраженности той или другой черты в этом наборе, о специфике ее проявления.

Несмотря на многочисленные противоречия и споры относительно содержания национального характера, в исследованиях обычно наблюдается довольно большое единодушие при описании черт национального характера у отдельных национальных групп (храбрость, трудолюбие, сдержанность и пр.) [3].

Основной сферой проявления национального характера является разного рода деятельность.  Наряду с исследованием обычаев и традиций особую роль играет здесь народное искусство и язык. Относительная устойчивость черт национального характера, несмотря на изменчивость социальной среды, объясняется тем, что возникает определенная инерция, обеспечиваемая путем межпоколенной передачи опыта.

В этнических группах иногда фиксируются и такие элементы психического склада, как темперамент и способности. Однако этот вопрос до сих пор не решен однозначно: некоторые исследователи вообще отрицают правомерность выявления специфики темперамента и способностей для различных этнических групп. Причиной этого являются те многочисленные наслоения, которые имеются в исследованиях проблем наций. Что касается темперамента, то высказывается мнение, что речь должна идти лишь о выявлении специфических сочетаний преобладающих типов темперамента, а не о жестком «привязывании» определенного типа темперамента к определенной этнической группе.
4.Этнические стереотипы.
Этнические группы не являются изолированными, они более или менее общаются между собой. На это взаимодействие сильное влияние оказывают так называемые «этнические стереотипы». У одной этнической группы есть свой созданный определенный образ других групп. Эти имиджи формируются благодаря так называемому процессу «стереотипизации».

Возникновение этнических стереотипов связано с развитием этнического самосознания, осознания собственной принадлежности к определенной этнической группе. Присущая всякой группе психическая общность выражается, как известно, в формировании определенного "мы-чувства". Для этнических групп "мы-чувство" фиксирует осознание особенностей своей собственной группы, отличие ее от других групп. Образ других групп при этом часто упрощается, складывается под влиянием межэтнических отношений, формирующих особую установку на представителя другой группы. При этом играет роль прошлый опыт общения с другой этнической группой. Если эти отношения в прошлом носили враждебный характер, такая же окраска переносится и на каждого вновь встреченного представителя этой группы, чем и задается негативная установка. Образ, построенный в соответствии с этой установкой, дает этнический стереотип. Чаще всего этнический стереотип возникает из-за ограниченности межэтнического общения: черты, присущие единичным представителям другой этнической группы, распространяются на всю группу [6]. Складывающиеся таким образом стереотипы в дальнейшем влияют на возникновение этнических симпатий или антипатий. Даже при нейтральном эффекте всякий этнический стереотип означает приписывание этнических признаков представителям иных этнических групп, т.е. способствует распространению "приблизительных", неточных характеристик, что в определенных политических условиях открывает дорогу различным проявлениям национализма и шовинизма.

Этнический стереотип - характерное явление обыденного сознания, выражающееся в относительно устойчивых представлениях о моральных, умственных, физических и других качествах, присущих представителям различных этнических групп. Может быть неоднородным по структуре, состоит из:

Виды этнических стереотипов:

Особенности этнических стереотипов:


5. Психология предубеждения.
Хотят того люди или нет, они неизбежно воспринимают и оценивают чужие обычаи, традиции, формы поведения прежде всего сквозь призму своих собственных обычаев, тех традиций, в которых они сами воспитаны. Такая склонность рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа сквозь призму культурных традиций и ценностей своего собственного народа и есть то, что на языке социальной психологии называется этноцентризмом.

То, что каждому человеку обычаи, нравы и формы поведения, в которых он воспитан и к которым привык, ближе, чем другие, - вполне нормально и естественно. Темпераментному итальянцу медлительный финн может казаться вялым и холодным, а тому в свою очередь может не нравиться южная горячность. Чужие обычаи иногда кажутся не только странными, нелепыми, но и неприемлемыми. Это так же естественно, как естественны сами различия между этническими группами и их культурами, формировавшимися в самых разных исторических и природных условиях. Таким образом этноцентризм есть сочувственная фиксация черт своей группы. Она не обязательно подразумевает формирование враждебного отношения к другим группам, хотя этот оттенок и может возникнуть при определенных обстоятельствах.

Проблема возникает лишь тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в главное качество и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-то этнической группе, установку, которая разобщает народы и психологически, а затем и теоретически, обосновывает политику дискриминации. Это и есть этническое предубеждение.

В новейшем "Словаре по общественным наукам", выпущенном ЮНЕСКО, читаем: "предубеждение - это негативная, неблагоприятная установка к группе или ее индивидуальным членам; она характеризуется стереотипными убеждениями; установка вытекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактической проверки свойств группы, о которой идет речь". Итак, отсюда следует, видимо, что речь идет об обобщенной установке, ориентирующей на враждебное отношение ко всем членам определенной этнической группы, независимо от их индивидуальности; эта установка имеет характер стереотипа, стандартного эмоционально окрашенного образа - это подчеркивается самой этимологией слов предрассудок, предубеждение, то есть нечто, предшествующее рассудку и сознательному убеждению; наконец эта установка обладает большой устойчивостью и очень плохо поддается изменению под влиянием рациональных доводов.

Характер, который приобретает этноцентризм, зависит от типа общественных отношений, от содержания национальной политики, от исторического опыта взаимодействия между народами.

Этнические стереотипы складываются всегда в некотором социальном контексте, и, когда они приобретают стойкую форму предубеждения, т.е. стандартно негативно окрашенного эмоционального образования, они легко могут быть использованы в качестве орудия национальной розни.

Как ни существенны индивидуально-психологические процессы, ключ к пониманию природы этнических предубеждений лежит не в них, а в истории общества и структуре общественного сознания. Предубеждения иррациональны не в том смысле, что их носители психически ненормальны, а в том, что выраженные в этнических стереотипах групповые интересы и пристрастия не имеют и не могут иметь всеобщего значения. Расшифровка их - дело истории и социологии.
6.Происхождение этнических предубеждений.
Представитель господствующей нации (группы) воспринимает зависимую народность прежде всего сквозь призму своего главенствующего положения. Порабощенные народы рассматриваются как низшие, неполноценные, нуждающиеся в опеке и руководстве. Пока они довольствуются подчиненным положением, колонизаторы готовы признавать за ними даже целый ряд достоинств - непосредственность, жизнерадостность, отзывчивость. Но это добродетели, так сказать, низшего порядка. Индеец, африканец или американский негр предстают в "фольклоре" империализма чаще всего в образе детей, они могут иметь хорошие или дурные задатки, но главное - они не взрослые, ими необходимо руководить. Этот "отеческий" юн очень удобен - внешне благожелателен и в то же время позволяет сохранить свое господство. Но истинное лицо этой "благожелательности" обнаруживается, как только угнетенная группа отказывает в послушании и восстает против "цветного барьера". Африканец или американский негр, который только что был неплохим, в сущности, хотя и взбалмошным парнем, сразу же становится "смутьяном", "агрессором", "демагогом"... Отношение к национальному меньшинству как к "детям" существует лишь до тех пор, пока это меньшинство не пытается выступить как самостоятельная сила.

Иной стереотип складывается там, где меньшинство предстает как соперник и конкурент в экономической и социальной областях. Чем опаснее конкурент - тем большую враждебность он вызывает.

Если "неполноценность" пассивно-подчиненной группы усматривается преимущественно в сфере интеллекта, то группа-конкурент осуждается и, соответственно, признается "низшей" в моральном отношении. Типичные стереотипы негра и еврея, которые психоаналитики истолковывают как проекцию отрицательных черт в первом случае - бессознательного Оно, во вторим - сознательного Я американца, с точки зрения социальной психологии представляются лишь проявлением разных типов отношений - к подчиненной группе и к группе-конкуренту.

Не случайно наиболее устойчивые и сильные предубеждения существуют к тем этническим группам, которые в силу особенностей исторического развития были в определенные периоды наиболее опасными экономическими конкурентами. Особенно характерно в этом смысле отношение к евреям. На протяжении длительного периода европейской истории евреи олицетворяли товарно-денежные отношения в недрах натурального хозяйства.

Развитие товарно-денежных отношений было объективной закономерностью, которая не зависела от чьей-либо злой и доброй воли. Но процесс этот был весьма болезненным. Задолженность и разорение легко ассоциировались в отсталом сознании с образом еврея-ростовщика или еврея-торговца, который становился, таким образом, символом всяческих неприятностей. Церковь и феодалы умело играли на этих настроениях. Им было выгодно развивать торговлю и ремесло, поэтому они поощряли создание еврейского гетто, получая за это хорошую мзду. Когда требовалось дать выход массовому недовольству, его легко можно было направить против евреев. Львиная доля разграбленного еврейского имущества попадала в руки самого феодала, а затем он получал еще деньги и от еврейской общины за спасение от будущих погромов.

Каким бы путем ни сложились те или иные этнические стереотипы, они с течением времени приобретают характер нормы, передающейся из поколения в поколение как нечто бесспорное, само собой разумеющееся. Особенно велико значение воспитания. Многочисленные исследования показывают, что большинство людей усваивает предубеждения в детстве, до того, как получает возможность критически осмыслить получаемую информацию.

Нелепо думать, что все белое население американского Юга - убежденные расисты. Большинство просто принимает расовое неравенство как нечто естественное, не задумываясь над его устоями. А те, кто понимает нетерпимость положения, часто не смеют сказать об этом - ведь белый, выступающий в защиту негров, вызывает у расистов дикую ненависть, сама жизнь его подвергается опасности. Чтобы разрушить укоренившийся стереотип, необходимы сдвиги в общественном сознании, которые могут быть результатом только социального движения.

Пока мы рассматривали этнические предубеждения преимущественно на уровне неорганизованной общественной психологии. Но ведь психология современного человека, в том числе и его этнические установки, формируется не сама по себе, а под влиянием господствующей идеологии, выраженной в пропаганде, искусстве, могущественных средствах массовой коммуникации (радио, телевидение, пресса и т. п.). Расизм - не только психология, но идеология, которую реакционная буржуазия использует для поддержания своего господства.
7. Этноцентризм как социально-психологическое явление.

Этноцентризм существовал на протяжении всей истории человечества. В написанной в 12 в. "Повести временных лет" поляне, имеющие, по мнению летописца, якобы обычай и закон, противопоставляются вятичам, кривичам, древлянам, не имеющим ни настоящего обычая, ни закона. Эталонным может рассматриваться все, что угодно: религия, язык, литература, пища, одежда и т.п.

Американские психологи М. Бруэр и Д. Кэмпбелл выделили основные показатели этноцентризма:

Многие психологи считают этноцентризм негативным социально-психологическим явлением, проявляющимся в тенденции неприятия чужих групп в сочетании с завышенной оценкой собственной группы, и определяют его как неспособность рассматривать поведение других людей в иной манере, чем та, которая продиктована собственной культурной средой. Но возможно ли это? Анализ проблемы показывает, что этноцентризм – неизбежная часть нашей жизни, нормальное следствие социализации и приобщения человека к культуре. Более того, как и любое другое социально-психологическое явление, этноцентризм не может рассматриваться как нечто только положительное или только отрицательное, а ценностное суждение о нем неприемлемо. Хотя этноцентризм часто оказывается препятствием для межгруппового взаимодействия, одновременно он выполняет полезную для группы функцию поддержания позитивной этнической идентичности и даже сохранения целостности и специфичности группы.

Этноцентризм изначально не несет в себе враждебного отношения к другим группам и может сочетаться с терпимым отношением к межгрупповым различиям. Этноцентризм, при котором достаточно объективно оцениваются качества своей группы и предпринимаются попытки понять особенности чужой группы, называют благожелательным, или гибким.

Сравнение своей и чужих групп в этом случае происходит в форме сопоставления – миролюбивой нетождественности. Именно принятие и признание различий можно считать наиболее приемлемой формой социального восприятия при взаимодействии этнических общностей и культур на современном этапе истории человечества.

При межэтническом сравнении в форме сопоставления своя группа может предпочитаться в одних сферах жизнедеятельности, а чужая – в других, что не исключает критичности к деятельности и качествам обеих и проявляется через построение взаимодополняющих образов. Ряд исследований 1980–1990-х обнаружил у московских студентов достаточно явную тенденцию к сопоставлению "типичного американца" и "типичного россиянина". В стереотип американца вошли деловые (предприимчивость, трудолюбие, добросовестность, компетентность) и коммуникативные (общительность, раскованность) характеристики, а также основные черты "американизма" (стремление к успеху, индивидуализм, высокая самооценка, прагматичность).

Однако сопоставление своей и чужой групп вовсе не свидетельствует о полном отсутствии этноцентризма. В нашем случае московские студенты продемонстрировали предпочтение своей группы: типичному ее представителю они приписывали высоко оцениваемые в русской культуре черты, а американцу – качества, формально позитивные, но находящиеся в нижней части иерархии личностных черт как ценностей.

Этноцентризм не всегда бывает благожелательным. Межэтническое сравнение может выражаться в форме противопоставления, что предполагает, по меньшей мере, предвзятость по отношению к другим группам. Индикатором такого сравнения являются полярные образы, когда члены этнической группы приписывают себе только позитивные качества, а "чужакам" – только негативные. Люди выбирают позитивный ярлык, когда описывают черту, присущую своей группе, и негативный ярлык – при описании той же черты чужой группы: американцы воспринимают себя как дружелюбных и раскованных, а англичане считают их назойливыми и развязными. И наоборот – англичане полагают, что им присущи сдержанность и уважение прав других людей, а американцы называют англичан холодными снобами.

Этноцентристская переоценка собственной культуры встречается у многих народов в разных регионах мира. Высокая оценка собственной культуры и принижение чужих культур основываются на том обстоятельстве, что многие народы и племена еще на раннем этапе своей истории обозначили себя как "людей", а все, что находилось за пределами их культуры, было обозначено как "нечеловеческое", "варварское".
7.1. Воинственный этноцентризм

На степень выраженности этноцентризма более значительное влияние оказывают не особенности культуры, а социальные факторы – социальная структура, объективный характер межэтнических отношений. Представители групп меньшинства – небольших по размеру и ниже других по статусу – более склонны к предпочтению своей группы. Это относится как к этническим мигрантам, так и к "малым нациям". При наличии конфликта между этническими общностями и в других неблагоприятных социальных условиях этноцентризм может проявляться в очень ярких формах и – хотя и способствует поддержанию позитивной этнической идентичности – становится дисфункциональным для индивида и социума. При таком этноцентризме, который получил наименование воинственного, или негибкого, люди не только судят о чужих ценностях исходя из собственных, но и навязывают их другим.

Воинственный этноцентризм выражается в ненависти, недоверии, страхе и обвинении других групп за собственные неудачи. Например, жителей Китая в древности воспитывали в убеждении, что именно их родина – "пуп Земли" и сомневаться в этом не приходится, так как солнце восходит и заходит на одинаковом расстоянии от Поднебесной. Этноцентризм в его великодержавном варианте был характерен и для советской идеологии: даже маленькие дети в СССР знали, что "начинается Земля, как известно, от Кремля".
7.2. Делегитимизация как крайняя степень этноцентризма.

Воинственный этноцентризм используется в доктринах, санкционирующих захват и угнетение других народов. Крайняя степень этноцентризма выражается в форме делегитимизации – рассмотрении группы или групп в качестве сверхнегативных социальных категорий, исключаемых из реальности приемлемых норм и ценностей. Делегитимизация максимизирует межгрупповые различия и включает в себя осознание подавляющего превосходства своей группы. Облегчают делегитимизацию различия во внешности, а также в нормах, языке, религии и других аспектах культуры. Ее целью является полное разделение своей и чужой групп, вплоть до исключения последней из рода человеческого. Членов чужой группы называют змеями, паразитами, крысами, представляют ведьмами, вампирами, демонами. Все это переводит их в категорию "нелюдей" и позволяет не чувствовать себя аморальными, поступая с ними так, как запрещено поступать с себе подобными людьми: издеваться, превращать в рабов или даже убивать. Примеры этноцентристской делегитимизации хорошо известны – это отношение первых европейских поселенцев к коренным жителям Америки и отношение к "неарийским" народам в нацистской Германии. Этноцентризм, внедренный в расистскую идеологию превосходства арийцев, оказался тем механизмом, который использовался для вдалбливания в головы немцев идеи, что евреи, цыгане и другие меньшинства – не имеющие права на жизнь "недочеловеки".

8. Национальные виды спорта: история развития, влияние национальных видов спорта на духовные и физические качества молодежи и их интернациональность.

Национальные спортивные традиции складывались с древних времен. Они совершенствовались по мере хозяйственной деятельности человека, по мере совершенствования его разума.

Для периода донациональных отношений в физической культуре характерны такие понятия, как первобытная физическая культура, физическая культура родовой общины. В процессе разложения первобытнообщинного строя происходило образование родовых союзов, из которых, в свою очередь, складывались племена. Здесь уместно говорить уже о физической культуре племен и племенных союзов.

Требования и определенные виды испытания в области физического воспитания были широко распространенным явлением данной эпохи. Причем они были направлены на овладение необходимыми в жизни навыками и способностями. Например, у древних гуннов мальчики сначала учились стрелять из лука пташек и зверьков, ездить верхом на баране, а затем стрелять зайцев и лисиц и употреблять их в пищу. В дальнейшем подростки, умеющие владеть луком, поступали в конницу.

Посвящения – один из древнейших ритуалов, зафиксированных археологами и этнографами у многих народов в самых разных местах земного шара. Посвящения состояли из целого цикла обрядов, проводимых в течение ряда лет в несколько стадий. Например, у среднеазиатских народов бытовала первая самостоятельная езда верхом в три года или первое участие в конных скачках в семь лет. Посвящения носили общественный и воспитательный характер, ибо они были направлены на то, чтобы подготовить детей, подростков, юношей и ввести их в общество полноценных и полноправных людей в соответствии с их возрастными способностями. Последовательно они становились наездниками, охотниками, воинами.

Элементы физической культуры в древнем обществе пронизывают все стороны общественной жизни. Причем, физическая культура еще в этот период была освящена разного рода обычаями, обрядами и традицией.

Возникают новые состязательные игры, отражающие приемы и способы приручения диких животных и их одомашнивание. Так, известные по археологическим материалам культовые игры с быком генетически связываются с тем этапом развития первобытного общества, когда в его жизни начинает играть важную роль скотоводство.

Популярными в этом периоде становятся физические упражнения и развлечения с применением игральных костей – астрагалов. Эти кости использовались в подвижных играх, с помощью которых воспитывались такие физические качества, как ловкость и меткость.

Приручение верховых лошадей приводит к возникновению конных видов спорта и игр, появлению состязаний, соответствующим целям военной подготовки.

Появление соревнований способствует возникновению новых форм и методов подготовки молодежи, развитию новых боевых игр и физических упражнений. Новые общественные функции, которые несет с собой физическая культура, способствуют приобретению общих сходных черт физических упражнений отдельных племен и народностей этого периода, усиливается взаимообмен культурными ценностями.

Все больше усиливающийся процесс развития физической культуры разделялся на два русла: непосредственно утилитарную деятельность и деятельность игровую, служащую интенсивным проявлением духовных потребностей людей. Дальнейшее развитие игрового творчества оказывает огромное влияние на содержание физической культуры, делает ее богатой и разносторонней по форме.

С появлением классового общества возникла такая социально-этническая общность людей, как народность, и с этого времени следует говорить о народной физической культуре.

Для периода зарождения и развития наций правомерно употребление термина «национальная физическая культура». Как известно, одной из отличительных черт нации является общность духовной жизни, возникающая на основе длительной совместной жизни людей, связанных единой экономикой, территорией и языком, а значит и культурой. Однако предыдущими исследователями понятие «национальная физическая культура» не употреблялось, а заменялось термином «национальные формы физической культуры». Между тем эти понятия не равнозначны.

Изучение диалектики понятий и сферы действий физической культуры привело к употреблению термина «межнациональное» в данной области. Известно, что многие народы издревле живут по соседству, имеют много общего в жизненном укладе, обычаях, традициях и в культуре в целом. Много общего и в сфере национальных форм и средств физической культуры. Важно в данном случае отметить, что межнациональное в физической культуре, спорте проявляется более ярко. Это связано, прежде всего, не столько с их формой, сколько с их содержанием, внутренней структурой.

В современной спортивной литературе встречаются термины «народные виды спорта», «народные формы физической культуры». Под этими терминами, как правило, подразумеваются национальные виды и национальные формы.

Национальные виды спорта — виды спорта, исторически сложившиеся в этнических группах населения, имеющие социально-культурную направленность и развивающиеся в пределах одного субъекта Российской Федерации.

Физическая культура и спорт как продукт определенных исторических условий развития общества составляют совокупность исторически возникших результатов духовной деятельности людей. На Первой международной конференции министров спорта и руководящих работников, ответственных за развитие физической культуры и воспитание молодежи, состоявшейся в 1976 году под патронажем ЮНЕСКО, и на ряде других более поздних форумах была принята точка зрения о важном значении обобщения опыта научных исследований в области физического воспитания применительно к социальным и национальным особенностям.

Международные интернациональные формы физической культуры не ставят помехи развитию национальных форм физической культуры, а, наоборот, способствуют их развитию и совершенствованию. Так, казакша-курес (национальный казахский спортивный вид борьбы) вошел в программу I Всеказахстанской спартакиады, состоявшейся в 1928 году. А такие популярные национальные виды спорта, как байга, кыз-куу, аударыспак, кокпар, вошедшие в программу XIII юбилейной Всеказахстанской спартакиады в 1970 году, стали объектом всеобщего внимания.

Развитие народных и национальных систем физического воспитания и спорта позволяют раскрыть национальные традиции народов, их самобытность. Все виды национального спорта направлены на развитие у молодежи физических и духовных качеств: физической силы, выносливости, ловкости, развитие способности разума анализировать множество данных, сохранение и укрепление физического и психического здоровья людей. Кроме того, многие виды национального спорта направлены на воспитание у молодежи воли к достижению цели, на единение с природой, культурой других народов, воспитание подрастающего поколения, способного противостоять негативным явлениям (таким, как наркомания, пьянство, табакокурение, асоциальное поведение и т.д.), консолидацию общества, укрепление единства и сплоченности нации.

Процессы взаимного культурного влияния и культурного общения оказывают большое влияние на характер самих национальных игр как одного из важных средств духовного развития людей.

9. Спорт и гуманизм

Не вызывает сомнения тот факт, что спорт высших достижений - наиболее яркая и выразительная форма человеческого бытия. Спорт по самой своей природе содействует активности в соревновании, совершенству и сотрудничеству. Спорт дарит людям возможность испытать положительные эмоции и одновременно негативные переживания, связанные с неудачей, поражением, болью.

Эти свойства и функции спорта имеют значение не только для участников. Его соревновательная и интегративная функции [Luschen, 1970] распространяются и на других. Спорт высших достижений нуждается в зрителях. Он включает в себя такие формы сотрудничества и конкуренции, где одни индивиды объединяются и вступают в противоборство с другими и где победители всемерно поощряются, а о проигравших часто забывают. Можно ли эту сферу назвать ареной расцветающего гуманизма?

С одной стороны, сторонники международного спорта отстаивали положение о том, что в своей идеальной форме спорт дает возможность прославить всемирные спортивные достижения всей человеческой расы. В олимпийском идеале citius, altius, fortius в символической форме представлены и прославляются достоинства индивида и пределы человека. Дух интернационализма как поиск мирового сообщества, в котором всемерно поощряются мир и взаимопонимание, достигает своего высшего пика в олимпизме [Seagrave, Chu, 1981]. Например, в Олимпийской хартии Международного Олимпийского Комитета (1983) говорится:

"Правило 1. Целями олимпийского движения являются:

... воспитание молодежи с помощью спорта в духе взаимопонимания и дружбы, способствующих созданию лучшего и более спокойного мира;

... всемирное распространение олимпийских принципов для создания доброй воли между народами.

Правило 2. Международный олимпийский комитет...имеет своей целью: ... развивать и направлять спорт в духе олимпийского идеала, поддерживая и укрепляя тем самым дружбу между спортсменами всех стран [цит. по: Heinila, 1985, p. 241].

Как считает Rees [1976, p. 186], международный спорт "может быть использован для развития позитивных чувств между индивидуумами или группами различного социального, этнического или национального происхождения... В качестве средства укрепления мира сторонники международного спорта предлагают универсальную структуру fair play и создание по всему миру сети международных спортивных организаций, которые могут быть использованы в мирных целях" [Hietanen, Varis, 1982; Rees, 1978]. С другой стороны, некоторые авторы, например, Heinila [1966], Lenk [1976], Strenk [1978], утверждают, что международный спорт часто используется политическими и правительственными структурами для пропаганды национализма, нужд социальной политики и политической борьбы. Раньше спорт действительно был нечто таким, что позволяло бы нам говорить о нем как о глобальном гуманистическом явлении. Но сейчас с помощью спорта может развиваться этноцентризм и национализм, а также конфликт между индивидами, группами, нациями, и культурами мира. Rees [1978], будучи сторонником контактной теории [Amir, 1969], указывает на несколько ключевых теоретически обоснованных пунктов, которые препятствуют спорту в целом, и международному спорту, в частности, содействовать позитивным отношениям между участниками. Поясню это положение.

Согласно контактной теории [Amir,1969], предвзятость и негативные чувства могут быть снижены, а позитивные чувства и взаимодействие расширены при соблюдении следующих условий [Rees,1987]:

1. Если члены различных групп имеют одинаковый статус.

2. Если статусные отношения между большинством и меньшинством групп относительно равные.

3. Если социальный климат содействует межгрупповому взаимодействию.

4. Если контакты доставляют удовольствие и поощряются.

5. Если контакты закономерны, а не случайны.

6. Если члены обеих контактирующих групп имеют общие цели или сверхцели, которые более важны, чем относительные цели каждой группы в отдельности.

С другой стороны, негативные переживания и предвзятость усиливаются при наличии следующих условий:

1. Если имеет место соревнование между группами.

2. Если контакты неприятны и вызывают напряжение.

3. Если контакты приводят к снижению статуса одной из групп.

4. Если члены одной из групп не так давно находились в состоянии фрустрации или расстройства.

5. Если группы имеют различные моральные и/или этические стандарты, которые противоречат друг другу.

6. Если имеет место глубокое расхождение в статусных характеристиках групп, включенных в контакты.

Из этих положений достаточно ясно вытекает, что спорт по самой своей природе создает потенциальный контекст, в рамках которого могут развиваться негативные межгрупповые переживания. Как отмечал [Rees,1987], для преодоления этого недостаточно, чтобы две группы были объединены в одну глобальную общность для соревнования друг с другом и совместно проводили некоторое время. Он обращает внимание на то, что, как об этом раньше уже писали C. Sherif и M. Sherif [1953], а также Amir [1969], должны быть сверхцели, лежащие выше личных целей каждого участника соревнования; на основе этих сверхцелей и формируются положительные переживания и чувство общности. Как отмечает тот же Rees, обычно спортсмены и зрители ориентируются в первую очередь на свои национальные интересы, что создает огромные трудности для формирования чувства интернационализма. Heinila [1985] расширил сферу этого противоречия своими исследованиями ценностных различий и конфликтов, которые существуют между международными и национальными спортивными организациями. Данные его исследований показали, что ценностные ориентации международных организаций включают в себя общие интересы, поощряют развитие различных интересов и равенство между участниками состязаний, в то время как национальные организации ориентируются главным образом на собственные интересы, собственный успех и неравенство. Следовательно, призыв к созданию арены международных контактов, усиливающих дух гуманизма, наталкивается на существенные трудности, если имеется в виду сфера международного спорта.

Означает ли это признание того, что международный спорт по самой своей природе не может служить механизмом, который содействует развитию более гуманного глобального сообщества? Признать это, значит допустить, что человек не может контролировать те культурные явления, которые он сам сотворил. Признать это значит также отказаться от всех попыток многообразного использования спорта не только для собственных целей, но и как средство достижения более гуманистического глобального сообщества...

Braisted [1975, p. 52] предложил несколько образцов поведения и/или стратегий, которые должны быть приняты теми, кто решил содействовать развитию гуманистического духа. Они включают в себя сознательную ориентацию на такое развитие, уважение к различным стилям жизни и убеждениям, а также обеспечение взаимности в человеческих отношениях, особенно в межнациональных и межкультурных аспектах.

Что касается спорта, то в первую очередь мы должны уяснить себе, что мы хотим использовать спорт как механизм становления более гуманистического или гуманного мирового сообщества. Это существенно для формирования сознания, которое направлено на развитие гуманистического духа. Оно должно стать частью той системы сознания, которая детерминирует все поступки человека. Braisted [1975, p. 49] писал по этому поводу: "Те кто обладает такой (гуманной или гуманистической) точкой зрения - кем бы они ни были, школьниками, чиновниками, педагогами или политиками - должны не только показывать пример этой прекрасной жизни, но и отстаивать ее. Только они одни смогут гарантировать, что социальное планирование, благотворительная работа, реструктуризация сельских общин, обновление секуляризированного и узкорационального западного мира, пробудив веру в полную и осмысленную жизнь, будут все больше и больше реализовываться на практике".

Применительно к миру спорта это означает, что мы не должны соглашаться с дегуманизацией потенциала игры и спорта в том или ином аспекте, а должны продолжать поиск таких программ, которые содействуют облагораживанию девушек и юношей, женщин и мужчин. Это означает, что мы должны поставить развитие гуманности как цель в наших программах для молодежи, для элитного спорта, для организаторов и т.д. и использовать все механизмы для достижения этой цели. Это не означает, что мы должны закопать голову в песок и упорно игнорировать ценностные конфликты, неизбежные при взаимодействии индивида и социума. Но нужно развить в себе установку на дух нового гуманизма (о котором писал Braisted) и руководствоваться ею на всех этапах жизненного пути.

Второй образец поведения, который предлагает Braisted [1975], включает в себя уважение различных стилей жизни и убеждений. Речь идет не только о понимании других, но и о совместных усилиях, направленных на формирование более гуманистического сообщества. Как считает Braisted [1975], недостаточно пустых слов с использованием терминов вроде "международное взаимопонимание". Вместо этого он предлагает разработку международных совместных проектов, ориентированных на взаимовыгоду каждого из участников. Применительно к миру международного спорта мы уже достаточно отчетливо видели, каким образом политика, экономика, национализм и другие этноцентрические и близорукие перспективы отдаляли олимпизм от его гуманистических идеалов. Seppanen [1984, p. 125] отразил чувства многих всемирно известных ученых, работающих в области спорта, когда он написал: "Олимпийское движение символизирует борьбу между человеческими идеалами и реальностью, в которой мы живем. Олимпизм и олимпийская система в целом представляют яркий образец противоречия между социальными мечтами и социальной реальностью на межкультурном и межнациональном уровне. Вопреки идеям и целям олимпийского движения подняться над миром и действовать как независимая сила в мире олимпизм стал инструментом в руках внешних и чуждых ему сил.... Олимпийское движение показало свою беспомощность в стремлении реализовать идеологию более мирного мира в международный образец человеческих условий".

И хотя большинство уверено, что олимпизм есть и будет оставаться главной сферой международного сотрудничества, мало кто считает, что он способен многое сделать для достижения реального международного гуманистического сообщества.

Как было отмечено выше, возможно международный спорт найдет более эффективные пути для формирования более гуманистически ориентированного мирового сообщества. Гуманизм по своей природе требует, чтобы мы осознавали себя не просто как отдельные люди, атлеты, школьники, работники или администраторы и т.д., но в первую очередь как звенья одной большой взаимосвязанной социальной сети. Вероятно, можно попытаться, если это еще не было сделано в какой-то мере, создать национальные и межнациональные консоциумы, объединяющие в рамках спорта всех, кто хотел бы направить свои усилия на улучшению условий человеческой жизни. Должны быть доработаны и переработаны международные проекты, направленные на достижение мира, преодоление голода и болезней. Все могли бы объединиться и использовать свои силы и влияние на пользу друг другу. Такая работа, действительно ориентированная на достижение сверхцели, могла бы объединить людей в сфере спорта, преодолевая их узкие национальные интересы. Эта идея не является чем-то новым и непроверенным. Многие спортсмены большинства стран мира добровольно тратят свое свободное время на решение важных социальных проблем. Многие работают с неблагополучными детьми, с инвалидами и бедными, пытаясь улучшить социальную обстановку. Необходимо соединить воедино усилия всех тех, кто связан с миром спорта (от атлетов до школьников), и направить их на достижение более гуманного мирового сообщества, невзирая на узкоспортивные интересы. Модели таких организаций уже существуют - например, организации ученых, выступающих за мир, или организации, пытающиеся решить проблему голода в мире. В рамках спорта есть много людей, готовых приложить усилия к достижению гуманистических идеалов, т.к. сама природа спорта гуманистична по своей сути. В спорте хватит места для гуманистических инноваций, но нет места пессимизму.

Третий существенный компонент поведения, к которому призывает Braisted [1975], касается достижения нами как гуманистами взаимности в человеческих отношениях, особенно в межнациональных и межкультурных аспектах. Во-первых, и это самое главное, глобальное гуманистическое сообщество не должно строиться в ущерб национальной культуре и национальному самовыражению. Напротив, необходимо развивать и поддерживать культурный плюрализм. Культурное взаимопонимание не сводится к простому восприятию сходств и различий, а предусматривает прежде всего ориентацию на открытость и признание самобытности других культур и других народов мира. Это означает, что мы не должны более относиться друг к другу как главные и второстепенные, как более и менее развитый, а искать пути межкультурного обмена, образования и взаимных интересов. Как считает Braisted [1975], социальные науки "особенно антропология и социология должны поощрять культурный плюрализм как стержневой путь современного общества". Он выступает за расширение интеркультурного обучения в школах и университетах, за более широкое использование международных обменов и исследовательских проектов, ориентированных на гуманистические и культурологические исследования.

Данные работ среди различных этнических групп в США наглядно демонстрируют устойчивые различия в культурных формах выражения, таких как игра, спорт и проведение свободного времени даже в рамках одного национального сообщества. Латино-американцы, коренные американцы и другие этнические группы населения имеют специфические субкультурные формы выражения, отражающие ценности, традиции и нормы своей собственной культуры [Allison, 1984,1987, 1988]. Мы должны рассматривать эти различия не с точки зрения нежелания отдельной этнической субкультуры приспосабливаться к нормам и ценностям основной культуры (сама она занимает идеологические и этноцентрические позиции), а скорее как важную особенность, культурный символ этнического населения, как свидетельство необычайного развития воображения и гибкости всех народов. Культурные различия должны быть оценены и изучены, но не ликвидированы... ([21] http: // www. lib.sportedu.ru «Новый гуманизм в международном аспекте: наука и спорт как формы культурного обмена» (Мария Т. Эллисон (США).

Заключение

Человек как личность формируется в группе, он является непосредственным и опосредованным выразителем внутригрупповых отношений. Значимость группы для личности, прежде всего в том, что группа – это определенная система деятельности, заданная ее местом в системе общественного разделения труда. Группа сама выступает субъектом определенного вида деятельности и через нее включена во всю систему общественных отношений. В связи с этим группа выступает как наиболее полное отражение коренных особенностей социального строя, в рамках которого она образована и функционирует.

Проблема группы как важнейшей формы социального объединения людей в процессе совместной деятельности и общения – одна из центральных в социальной психологии.

Психология народов (этническая психология, этнопсихология) — одна из ветвей психологии, считающая своим предметом особенности психического склада различных рас и народов.

Одним из феноменов психологии групп можно назвать этноцентризм. Этноцентризм – психологическое явление, означающее склонность воспринимать все жизненные явления с позиции своей этнической группы, которые рассматриваются как эталон, то есть при ее постоянном преобладании. Несмотря на то, что об этноцентризме часто говорят в негативном ключе, а не как о неизбежном следствии приобщения к культуре и социализации, нужно знать, что этноцентризм - это нормальная часть повседневного психологического функционирования. Однако определенная степень этноцентризма неотъемлема от социального порядка и согласия. Без подобных позитивных оценок собственной культуры не было бы оснований для того, чтобы соблюдать нормы поведения и законы общества или работать совместно с другими людьми в повседневной жизни. Тем самым, этноцентризм играет важную роль и функцию, помогая объединению общества и культуры. Более серьезный вопрос касается того, как мы можем более гибко использовать свой этноцентризм.

Что касается спорта, то с одной стороны, негативные переживания и предвзятость усиливаются при наличии соревнований между группами. Спортсмены и зрители ориентируются в первую очередь на свои национальные интересы, что создает огромные трудности для формирования чувства интернационализма. Спорт по самой своей природе создает потенциальный контекст, в рамках которого могут развиваться негативные межгрупповые переживания.

В первую очередь мы должны уяснить себе, что мы хотим использовать спорт как механизм становления более гуманистического или гуманного мирового сообщества. Это существенно для формирования сознания, которое направлено на развитие гуманистического духа. Оно должно стать частью той системы сознания, которая детерминирует все поступки человека. И хотя большинство уверено, что олимпизм есть и будет оставаться главной сферой международного сотрудничества, мало кто считает, что он способен многое сделать для достижения реального международного гуманистического сообщества.

 Литература


1.     Андреева Г.М. Социальная психология. - М.: Аспект Пресс, 1996.
2.     Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности//Вопросы психологии. - 1997. № 4. С. 75-86.

3.     Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество. - М.: Старый сад, 1997.С.76-88.
4.     Пименов В.В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат // Этнология. - М.: Наука, 1994. С. 5-14.
5.     Саракуев Э., Крысько В.. Введение в этнопсихологию. - М.,1996.
6.     Стефаненко Т. Этнопсихология. -  М.: Институт психологии РАН, 1999.
7.     Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. Вып. 20. - М.: Наука, 1990. С.5-39.

8.     Филиппов В.Р. Этнополитические парадоксы и кризис российского федерализма // Дневник АШПИ.-2005.-№21.-июль

9.     Фурсова Е.Ф. Этнографические и этнические группы: проблемы их идентификации и методов исследования. / Материалы IV научной конференции «Рябининские чтения- 2003») // Сборник научных докладов. - Петрозаводк, 2003
10. Хотинец В. Этническое самосознание. - СПб., 2000.

11. Шлягина Е.И., Данзаева Э.У. Зависимость актуального этнопсихологического статуса личности от ее характерологических черт // Этническая психология и общество. - М.: Старый сад, 1997. С. 347-355.

12. Лебедева Н.М. - Социальная психология этнических миграций. М., "Институт этнологии и антропологии РАН", 1993

13. Майерс Д. - Социальная психология. СПб, "Питер", 1997
14.  Э. Саракуев, В. Крысько. - Введение в этнопсихологию. М., 1996.
15.  В. Хотинец. - Этническое самосознание. СПб., 2000.

16. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973.

18. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1994.

19. Пономарев Н.И. Возникновение и первоначальное развитие физического воспитания.

20.  http: // www. krugosvet. ru

21.http: // www. lib.sportedu.ru

22. http://vocabulary.ru Национальная психологическая энциклопедия

23. http://www.psi.lib.ru/statyi.htm




Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации