Курсовая работа - Гендерные стереотипы в отношениях между мужчиной и женщиной - файл n1.docx

Курсовая работа - Гендерные стереотипы в отношениях между мужчиной и женщиной
скачать (68.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx69kb.21.10.2012 23:41скачать

n1.docx

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФГБОУ ВПО «ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕСИТЕТ)

ФАКУЛЬТЕТ «ИСТОРИЧЕСКИЙ»

КАФЕДРА «ФИЛОСОФИЯ И СОЦИОЛОГИЯ»

ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ МУЖЧИНОЙ И ЖЕНЩИНОЙ

КУРСОВАЯ РАБОТА

Руководитель работы, канд. культурологии, доцент

___________________Л.В. Русских

_______________________2012 г.
Автор работы

студент группы И-301

_________________ Е.И. Андреева

_______________________2012 г.

Челябинск 2012

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………....3

ГЛАВА 1. ГЕНДЕРНЫЙ ПОДХОД В СОЦИОЛОГИИ И ПОНЯТИЕ ГЕНДЕРНОГО СТЕРЕОТИПА…………………………………………………5

1.1. Гендер и пол. Понятие и происхождение.…...…………………………...5

1.2. Гендерный стереотип, его виды и функции…………………………….....8

ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГЕНДЕРНЫХ ТЕОРИЙ В СОЦИОЛОГИИ………………………………………………………………...15

2.1. Теория социального конструирования гендера…………………..……15

2.2. Социальная стратификация и гендер в гендерной социологии…………21

2.3. Теории гендерного неравенства (интерпретация гендера как культурного символа)…………………………………………………………………………24

ЗАКЛЮЧЕНИЕ..……………………………………………….………..…..…31 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК…………...……………………...….......32



ВВЕДЕНИЕ

Разделение людей на мужчин и женщин является центральной установкой восприятия нами себя и окружающих. На обыденном уровне рассуждений многие убеждены в том, что психологические различия между мужчинами и женщинами связаны с генетическими, анатомическими и физиологическими особенностями мужского и женского организма. Однако факт телесного несходства мужчин и женщин еще не говорит о том, что именно отсюда происходят и все наблюдаемые различия между ними. Ведь биологические различия имеют и социокультурный контекст, определяющий, какие личностные и поведенческие характеристики в данное время и в данном обществе ожидаются от мужчины, а какие – от женщины, какие характеристики считаются людьми важными для мужчины, а какие – для женщины. Да и то, как мы воспринимаем биологические различия между полами, тоже определяется культурными факторами.

В современном обществе представления о мужских и женских качествах, о ролях, которые мужчины и женщины должны выполнять в социуме, меняются. Традиционные черты маскулинности и фемининности переплетаются с современными, что позволяет значительно полнее, чем раньше, учитывать многообразие индивидуальных вариаций. С изменением системы гендерных ролей многие традиционные психологические различия между полами, на которых основывались стереотипы маскулинности и фемининности, исчезают или резко уменьшаются, а сами эти образы становятся менее полярными и однозначными, чем ранее. Несмотря на то, что многие современные социальные стандарты, нормы и ценности становятся более гибкими, упрочнение гендерных стереотипов до сих пор является одной из главных их характеристик; общество в большей своей части стойко воспроизводит стереотипы прошлого. В связи с этим диагностика и изучение гендерной идентичности, гендерных стереотипов как внешнего проявления гендерной идентичности представляется необходимой.

Объект исследования: гендерные стереотипы.

Предмет исследования: гендерные стереотипы

Цель работы: изучить гендерные стереотипы в отношениях мужчин и женщин.

В соответствии с поставленной целью определяются задачи курсовой работы:

1. Раскрыть суть научного понятия гендер, его содержание, особенности.

2. Определить особенности и структуру гендерных стереотипов.

3. Рассмотреть основные теории в гендерной социологии.
Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Глава 1. ГЕНДЕРНЫЙ ПОДХОД В СОЦИОЛОГИИ И ПОНЯТИЕ ГЕНДЕРНОГО СТЕРЕОТИПА
1.1 Гендер и пол. Понятия и происхождение.

Личность мужчины и женщины в психологическом смысле характеризуется качествами, приобретаемыми и реализующимися в процессе общения, социального взаимодействия в контексте межличностных и общественных отношений. Для того чтобы адекватно понять природу и происхождение различий между мужчинами и женщинами, мы должны учитывать это обстоятельство. Поскольку в поведении человека биологические и социальные характеристики тесно переплетены, мы никогда не можем со стопроцентной убежденностью утверждать, что различия, обнаруживаемые в мужском и женском поведении, имеют однозначно биологическое происхождение. Для прояснения биологических и социально–психологических аспектов мужского и женского поведения американский психолог Р. Столлер в конце 1960–х гг. предложил понятийно разделить человеческую сексуальность по двум аспектам: биологическому, за которым он предложил закрепить термин «пол», и социальному, за которым он предложил закрепить термин «гендер». Идея о выделении двух измерений пола – биологического и социального – возникла у Р. Столлера при исследовании феномена транссексуальности: субъективной убежденности человека в своей принадлежности к противоположному полу. В этом феномене наиболее четко отражается тот факт, что природные характеристики организма существуют для человека только как некоторые символы, наделенные социальным и личностным смыслами и ценностными значениями.1

По мнению В.А. Геодакян, Т.А. Клименковой термин «пол» описывает биологические различия между людьми, определяемые генетическими особенностями строения клеток, анатомо-физиологическими характеристиками и детородными функциями. В то время, как термин «гендер» предполагает несколько иное значение.1

Гендер – социальный пол, пол как продукт культуры, социально-биологическая характеристика, указывающая на социальный статус и социально-психологические характеристики личности, которые связаны с полом и сексуальностью, но возникают во взаимодействии с другими людьми.

И.С. Кон считает, что и пол, и гендер являются системами условных обозначений, которые формируют определённый порядок отношений между людьми, их отношение к различным проявлениям сексуальности, а также определяют формы представления себя другим людям в разнообразных практиках социального взаимодействия.2

С.А. Минюрова и О.Л. Кустова отметили, что определение пола обычно включает в себя черты, непосредственно обусловленные биологическим полом. Проблема в том, что причинно-следственная связь не всегда очевидна и может быть вызвана как биологическими, так и социальными факторами.3

Целесообразно использование понятия «пол» только как демографической категории, основанную на биологическом поле, а остальных случаях применять термин «гендер», в связи со смыслом, отражающим социально обусловленную природу мужского и женского.

Многокомпонентная структура гендера определяется четырьмя группами характеристик, Д. Майерс отмечает биологический пол; гендерные нормы и поведение, гендерные стереотипы; гендерная идентичность.4

Как уже говорилось ранее термин «пол» описывает биологические различия между людьми, определяемые генетическими особенностями строения клеток, анатомо-физиологическими характеристиками и детородными функциями.

Гендерные нормы – это определенные правила поведения и предписания, формирующие представления о том, кто есть "настоящий мужчина" и какой должна быть "настоящая женщина", играющие важную роль в поддержании гендерной системы и конструировании гендерного сознания. Гендерные нормы внедряются в сознание детей в процессе семейного воспитания (в лице родителей и родственников), в системе образования (в лице воспитательниц детских учреждений и учителей), через институты культуры (в том числе при помощи книг и средств массовой информации). Впоследствии эти гендерные нормы поддерживаются с помощью различных социальных (например, право) и культурных механизмов, например, стереотипы в СМИ. За нарушение гендерных норм общество наказывает людей: например, ярлыки "мужеподобная женщина" или "мужик, а ведет себя, как баба", весьма болезненно переживаются людьми и могут вызывать не только стрессы, но и различные виды психических расстройств.1

Гендерная идентичность понимается как аспект самосознания, описывающий переживание человеком себя как представителя определенного пола. Гендерная идентичность – это особый вид социальной идентичности личности. Гендерная идентичность заведомо условна, связана с определенным контекстом, конвенциональна и может разыгрываться и представляться по-разному. Гендерная идентичность, наряду с другими (профессиональной, этнической и др.) является одной из сторон эго-идентичности и стремится к интеграции и целостности с ними.2

Понятие гендер как социальная категория включает в себя гендерные стереотипы как упрощённые, устойчивые, эмоционально окрашенные образы поведения и черт характера мужчин и женщин. Данные стереотипы проявляются во всех сферах жизни человека: самосознании, в межличностном общении, межгрупповом взаимодействии. Но о них мы подробнее поговорим в следующем параграфе.
1.2 Гендерный стереотип, его виды и функции

То, что гендер одна из важных категорий социальной жизни человека, проявляется в повседневной реальности. К представителям одного пола предъявляется особый набор поведенческих норм и ожиданий, значительно отличающийся от требований к другому полу. Для этого используются специальные термины и слова, по-разному описывающие мальчиков и девочек, мужчин и женщин. Все это находит свое отражение в особых формах проявления общественного сознания – стереотипах.

Традиционно, под словом стереотип понимают некую схему (клише), на основе которой происходит восприятие и оценка информации. Эта схема выполняет функцию обобщения некого явления, предмета или события, с ее помощью человек действует или производит оценку автоматически, не задумываясь. Понятие социального стереотипа означает способность человека обобщенно оценивать окружающий мир и служит основанием для его умозаключений и некритических выводов. Положительная функция социальных стереотипов состоит в том, что, действуя в условиях дефицита информации, они позволяют быстро реагировать на происходящие изменения. Однако далеко не всегда социальный стереотип является отражением объективной реальности. Зачастую стереотипы оказывают консервативное воздействие, формируя в людях ошибочные знания и представления, которые, в свою очередь, негативно сказываются на процессах межличностного взаимодействия. Обобщение характеристик отдельных индивидов и распространение их на группу людей и явлений называется стереотипизацией.1

По мнению Э. Аронсона, «мыслить стереотипно - значит приписывать идентичные характеристики любому человеку в группе, не обращая внимания на реальные различия между членами этой группы».2

Понятие «гендерные стереотипы» подразумевает:

1. Качества и характеристики, с помощью которых обычно описываются мужчины и женщины.

2. В гендерных стереотипах содержатся нормативные образцы поведения, традиционно приписываемые лицам мужского или женского пола.

3. В гендерных стереотипах отражены обобщенные мнения, суждения, представления людей о том, чем же отличаются друг от друга мужчины и женщины.

4. Гендерные стереотипы зависят от культурного контекста и той среды, в которой они находят свое применение.3

Все гендерные стереотипы можно разделить на три группы.

Первая – стереотипы маскулинности – феминности (или фемининности). По-другому они называются стереотипами мужественности – женственности. Рассмотрим сначала, что означают понятия маскулинности (мужественности) и феминности (женственности). (В дальнейшем эти две пары понятий употребляются в тексте как синонимичные: мужественность – маскулинность, женственность – феминность).

Основываясь на анализе значения термина «маскулинность», данное И.С.Коном можно следующим образом описать значения, вкладываемые в понятия феминность и маскулинность.4

1. Понятия маскулинность и феминность обозначают психические и поведенческие свойства и черты, «объективно присущие» (по выражению И. Кона) мужчинам (маскулинность) или женщинам (феминность).

2. Понятия маскулинность и феминность содержат различные социальные представления, мнения, установки и т.п. о том, какими являются мужчины и женщины, и какие качества им приписываются.

3. В понятиях маскулинность и феминность отражены нормативные эталоны идеального мужчины и идеальной женщины.

Таким образом, гендерные стереотипы первой группы можно определить, как стереотипы, характеризующие мужчин и женщин с помощью определенных личностных качеств и социально-психологических свойств, и в которых отражены представления о мужественности и женственности.

Вторая группа гендерных стереотипов включает в себя представления о распределении социальных (семейных и профессиональных) ролей между мужчинами и женщинами. Для женщины наиболее значимой социальной ролью является роль домохозяйки, матери. Мужчинам предписывается включённость в общественную жизнь, профессиональная успешность, ответственность за обеспечение семьи. Наиболее значимыми социальными ролями для мужчины являются именно профессиональные роли.2

Третья группа гендерных стереотипов отражает различия между мужчинами и женщинами в занятиях определенными видами труда. Так, мужчинам приписываются занятия и профессии инструментальной сферы деятельности, имеющей, как правило, творческий или созидающий характер, а женщинам – экспрессивной сферы, отличающейся исполнительским или обслуживающим характером. Поэтому распространенным является мнение о существовании так называемых «мужских» и «женских» профессий.

По данным ЮНЕСКО, стереотипный перечень мужских занятий включает профессии архитектора, водителя, инженера, механика, исследователя и т.д., а женских – библиотекаря, воспитательницы, учительницы, телефонистки, секретарши и др.1 По мнению участников групповых интервью исследования, в число «мужских» профессий входит большой набор специальностей промышленной, технической, строительной, военной, сельскохозяйственной и других сфер. Женщинам при этом традиционно отводятся занятия в сферах образования (учитель, воспитатель), медицины (врач, медсестра, акушерка), обслуживания (продавец, горничная, официантка). В научной сфере занятость мужчин связывается с естественными, точными, общественными областями, а женщин - преимущественно, с гуманитарными.2

Наряду с подобным «горизонтальным» делением сфер труда на мужские и женские, существует и вертикальное деление, выражающееся в том, что руководящие должности в подавляющем большинстве занимают мужчины, а позиции женщин имеют подчиненный характер.

Любые стереотипы выполняют определенные функции. Остановимся подробнее на функциях гендерных стереотипов. Итак, гендерные стереотипы реализуют следующие основные функции:3

1. объяснительная

2. регулятивная

3. дифференцирующая

4. ретрансляционная

5. защитная или оправдательная функция.

Объяснительная функция – наиболее простая из всех перечисленных, применяется для интерпретации поведения мужчины или женщины с помощью распространенных гендерных стереотипов о мужских и женских качествах.

Регулятивная функция связывается с различиями, наблюдаемыми в поведении людей разного пола. К примеру, зарубежными исследователями экспериментально было выявлено, что лица разного пола по-разному ведут себя при переходе дороги на красный свет. Так, женщины реже нарушали правила, находясь на дороге одни, но чаще делали это вслед за другими нарушителями. Такое поведение было объяснено тем, что женщины, как правило, являются более «дисциплинированными пешеходами», поэтому реже нарушают правила дорожного движения.

Однако как более «конформные», т.е. подверженные давлению со стороны группы, они могут нарушать правила вслед за кем-то другим.

Таким образом, стереотипно приписываемые качества (в описанном случае, дисциплинированность и конформность) выступают своеобразными регуляторами поведения.

Дифференцирующая функция является общей функцией всех социальных стереотипов.

С ее помощью минимизируются различия между членами одной группы и максимально возрастают различия между членами разных групп. Если мужчин и женщин рассматривать как две социальные группы, обладающие различными статусными позициями, то обычно мужчин описывают как высокостатусную, а женщин – как низкостатусную группу.

Естественно, что при этом различия между двумя группами возрастают. Так, с высокостатусными мужчинами обычно связываются деловой успех и компетентность, а низкостатусные женщины наделяются качествами доброты, понимания, гуманности. В повседневной жизни дифференцирующая функция гендерных стереотипов хорошо просматривается в таких «продуктах» народного творчества, как анекдоты, шутки о мужчинах и женщинах, гротескно подчеркивающие те или иные различия между полами. Они фокусируются на негативных качествах представителей противоположного пола и, таким образом, создают внутреннюю солидарность однополовых групп.

Ретрансляционная функция отражает роль институтов и агентов социализации – семьи, школы, сверстников, литературы, искусства, средств массовой информации и др. – в формировании, передаче (трансляции), распространении и закреплении полоролевых стереотипов.

Через перечисленные социальные институты общество предъявляет к индивиду определенные ожидания по поводу того, каким быть и что делать, чтобы соответствовать нормативным представлениям о своем поле. С помощью таких ожиданий-предписаний, по существу, и происходит «конструирование пола» человека.

Защитная или оправдательная функция, по мнению некоторых исследователей, является одной из наиболее негативных функций гендерных стереотипов, связанной с попыткой «оправдания и защиты существующего положения вещей, в том числе фактического неравенства между полами». С ее помощью может быть оправдано неравное положение мужчин и женщин в семье и обществе. Так, например, по мнению Э. Аронсона, достаточно удобным является восприятие женщин, как «биологически более предрасположенных к работе по дому, если общество, в котором доминирующая роль принадлежит мужчинам, желает и дальше держать женщин привязанными к пылесосу».

Таким же образом, при помощи бытующих стереотипов о якобы «природных качествах» мужчин и женщин, могут быть объяснены (а по существу, оправданы) проявления домашнего насилия, двойных стандартов в отношении представителей разных полов.

Гендерные стереотипы выполняют ряд функций, связанных с необходимостью объяснения тех или иных различий между полами, репрезентаций этих различий, а также оправдания их существования. Являясь последствиями категоризации (обобщения), гендерные стереотипы формируют наши ожидания в отношении поведения мужчин и женщин.

Таким образом, гендерные стереотипы выполняют роль схем, благодаря которым мы с большей вероятностью замечаем и запоминаем примеры, подтверждение наши устойчивые убеждения относительно гендеров. Гендерные схемы находятся «во взведённом состоянии» и всегда готовы к управлению процессами обработки информации благодаря той упорной настойчивости, с которой в нашем обществе говорится о гендерных различиях.


Глава 2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГЕНДЕРНЫХ ТЕОРИЙ В СОЦИОЛОГИИ
2.1. Теория социального конструирования гендера

Основным теоретическим источником социально-конструктивистского подхода является теория социального конструирования реальности П.Бергера и Т.Лукмана. Данная теория базируется на представлении, что социальная реальность помимо свойства объективности носит также и субъективный характер. Объективность социальной реальности проявляется в ее независимом положении по отношению к индивиду: она существует независимо от его представления о ней. Ее феномены уже систематизированы в образцах, которые кажутся независимыми от индивидуального понимания и которые налагаются на индивида (Бергер П., Лукман Т., 1995). Однако реальность созидается индивидом в ходе повседневного взаимодействия – так проявляется субъективный характер реальности. Индивид постоянно создает свое видение социального мира, усвоение опыта, таким образом, носит деятельностный характер. Образно выражаясь, индивид будто бы «пропускает через себя» объективную реальность повседневной жизни, конструируя собственное видение окружающей жизни, формируя определенные картины мира. В рамках теории социального конструирования гендерные отношения являются объективными, потому что индивид их воспринимает, но, с другой стороны, они являются субъективными как социально конструированные. Главная мысль социального конструирования гендера состоит в том, что каждый индивид может не только воспринимать гендерные правила, но и создавать их сам. Учитывая тот факт, что индивид наделяется способностью генерировать и воспроизводить гендерные отношения и правила, ему не может быть отказано в способности их разрушать и видоизменять. Таким образом, может быть изменена существующая социальная структура, изменено представление о мужском и женском, как базовых концептах. Итак, конструктивистская точка зрения состоит в том, что гендер в одно и то же время и конструируется посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации и строится самим индивидом.1

Безусловно, важным является вопрос о том, где и когда создается гендер. В рамках теории социальной драматургии И. Гоффмана утверждается, что конструирование гендера носит ситуативный характер, оно происходит в контексте реального или виртуального присутствия других. Гендер, следовательно, является не только результатом взаимодействия, но и его источником. Как правило, всякая успешная коммуникация базируется на безусловном определении пола собеседника. Определение пола происходит по правилам моделирования гендера, принятым в данном обществе и выражающимся в гендерном дисплее, при этом приписанный пол не обязательно будет соответствовать биологическому полу индивида. Гендерный дисплей, понятие, которое вводит в социологию И. Гоффман, представляет собой и проявление, и представление мужского и женского через взаимодействие. Это своего рода идентификационные проявления, которые свидетельствуют о принадлежности к той или иной категории по признаку пола (Уэст К. Зиммерман Д., 2000). Таким образом, вклад теории социальной драматургии И.Гоффмана в социально-конструктивистскую концепцию гендера, прежде всего, состоит в понимании гендера как результата и причины различных социальных отношений в условиях различных социальных ситуаций.2

Не менее важным источником социально-конструктивистского понимания гендера, чем две предыдущие теории, является этнометодологическая теория Г.Гарфинкеля. Научный интерес этнометодологов направлен как на выявление механизмов повседневного взаимодействия людей, так и на то, как эти действия с помощью общения понимаются и интерпретируются, какой смысл им придается. В рамках данной концепции подчеркивается необходимость четкого различения понятий пола, категории пола и гендера. Г. Гарфинкель внес исключительно важный вклад в теорию гендерных отношений. Особую известность получил описанный им “случай Агнес”. Агнес с рождения до восемнадцатилетнего возраста воспитывалась мальчиком, так как при рождении имела мужские гениталии. В восемнадцатилетнем возрасте после мучений пубертата, когда сексуальные предпочтения и телесная идиома вызвали личностный кризис, она поменяла идентичность. В восемнадцать лет герой (героиня) принимает решение стать женщиной. Она считает гениталии, которые прямо относят ее к мужскому полу, – ошибка природы. Ошибка природы, по мнению Агнес, подтверждается тем фактом, что ее везде принимают за женщину, а сексуальные предпочтения, которые она испытывает, – женские: в качестве сексуального партнера для нее привлекателен мужчина и все ее повадки фемининные. Агнес решает поменять идентичность, покидает родительский дом и городок, в котором она жила, меняет внешность и имя. Она убеждает хирургов, что ей необходимо сделать операцию по смене половых органов. Производится хирургическая реконструкция гениталий. Через некоторое время у Агнес появляется сексуальный партнер мужского пола. Теперь в связи с изменением биологического пола перед ней стоит жизненно важная задача – стать женщиной. Молодая женщина должна решить эту задачу, не имея врожденных сертификатов женственности, не имея изначально женских половых органов, не пройдя школу женского опыта, который частично известен, но во многом незаметен и растворен в материи человеческих взаимоотношений. Для нее исключительно важны признание в обществе, интеграция в рутину повседневности. Создание собственного гендера и категоризация пола в повседневной жизни становятся сознательной работой Агнес, она занята тем, чтобы убедить общество в том, что она всегда была женщиной. Гарфинкель называет Агнес методологом-практиком и истинным социологом, потому что, попадая в проблемную ситуацию гендерного сбоя (gender trouble), она начинает осознавать механизмы создания социального порядка.1

Случай Агнес, проанализированный в феминистской перспективе, позволяет заново осмыслить феномен пола. Феминистки предлагают различать биологический пол и категоризацию по признаку пола как социальное отношение. Пол – это совокупность биологических признаков, которые являются лишь предпосылкой отнесения индивида к биологическому полу. Категория пола является социальной идентификацией. Наличие или отсутствие соответствующих первичных половых признаков еще не гарантирует отнесения индивида к определенной категории по полу. Категоризация по признаку пола может совпадать, но может и не совпадать с биологическим полом индивида.

К. Уэст и Д. Зиммерман приводят следующий пример приписывания пола. Покупатель (социолог) приходит в компьютерный магазин и обращается к продавцу за консультацией. Он обращается к продавцу и сталкивается с затруднением в коммуникации – не может определить, пол человека, которому он адресует свой вопрос. Коммуникация “ползет”. Неудобство, вызванное невозможностью идентифицировать пол собеседника, обозначается как гендерное затруднение (“gender trouble”). Действительно, эффективная коммуникация требует определения пола взаимодействующих.2

Биологический пол и категория принадлежности к полу аналитически различаемы. Если биологический пол определяется через наличие физиолого-анатомических признаков, то приписывание половой категории происходит в ситуации межличностного взаимодействия. Биологические признаки пола скрыты под одеждой, их корреляты устанавливаются в контексте взаимодействия. По Гофману, внешний вид, голос, почерк являются универсальными инструментами идентификации. Однако эти инструменты идентификации пола срабатывают не всегда.

Авторы данной статьи проводили тренинг со студентами по установлению признаков внешности, являющихся половыми идентификациями. Черты лица, не акцентирующие женственность и мужественность, не всегда свидетельствуют о поле. Волосяной покров на лице часто определяется принадлежностью к расовой или этнической группе. Размеры конечностей также не позволяют определенно указать на его/ее пол. Голос – еще более неочевидный признак, особенно у гомосексуалистов. Гормональные особенности, влияющие на голосовые связки, могут сделать голос ошибочным идентификатором пола. Одежда, украшения, прическа сегодня не воспринимаются как надежные маркеры пола. Таким образом, не существует достаточного количества внешних признаков, которые могут однозначно показать, к какому полу принадлежит человек.1

Когда пол того, с кем взаимодействуешь, известен, коммуникация работает. Если возникает проблема идентификации, коммуникация дает сбой. Таким образом, исследователи подходят к выводу, что приписывание пола (категоризация принадлежности по полу) является базовой практикой повседневного взаимодействия; она становятся необходимым нерефлексируемым фоном для социальной коммуникации. Когда категоризация по полу затруднена, возникает коммуникативный срыв. Конституирование принадлежности к полу определяется культурным контекстом. Отсюда следует вывод, что гендерные отношения – это конструкты культуры, а “работа” культуры по приписыванию половой принадлежности называется гендером. Конструктивисты считают, что гендер – это система межличностного взаимодействия, посредством которого создается, утверждается, подтверждается и воспроизводится представление о мужском и женском как базовых категориях социального порядка

Итак, теория социального конструирования гендера основана на двух постулатах: 1) гендер конструируется (строится) посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами - на уровне их сознания (т. е. гендерной идентификации), принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере поведения и т. д.). Эта теория активно использует понятия гендерной идентичности, гендерной идеологии, гендерной дифференциации и гендерной роли.

Как уже говорилось в первой главе, гендерная идентичность понимается как аспект самосознания, описывающий переживание человеком себя как представителя определенного пола. Гендерная идеология - это система идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения "естественных" различий или сверхъестественных убеждений.

Гендерная дифференциация определяется как процесс, в котором биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются социальным значением и употребляются как средства социальной классификации.

Гендерная роль понимается как выполнение определенных социальных предписаний - то есть соответствующее полу поведение в виде речи, манер, одежды, жестов и прочего.

Когда социальное производство гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа.

Основными темами оказываются гендерные роли и гендерные стереотипы, гендерная идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства.
2.2.Социальная стратификация и гендер в гендерной социологии

Женщины редко оказываются непосредственным объектом исследований, посвященных анализу рода занятий и профессиональной занятости. Если о них и говорится, то значительно меньше, чем о деятельности и взглядах мужчин. В социологии выделяются две модели, к которым прибегают в исследовании классовых и гендерных различий:

1 – Производственная.

Она используется в основном применительно к мужчинам и строится на предположении, что базовые социальные отношения определяются работой, что мужчина является главой в семье и что на жизнь человека основное влияние оказывает работа и заработок;

2 – Гендерная.

Эта модель используется преимущественно по отношению к женщинам, но также как и производственная признает за мужчиной главенство в семье. Основным отличием данной модели является тот факт, что основой социальных отношений в ней предстают семейные отношения. Исполнение семейных ролей рассматривается как ключевой момент человеческой жизни.1

В настоящее время не существует достаточно приемлемых концепций, в рамках которых могли бы эффективно анализироваться проблемы гендера и стратификации. Необходимы как теоретические, концептуальные инновации. Так и переориентация эмпирических исследований. Модели, описанные в предыдущем параграфе, выявляют давно существующие ошибки в анализе классовой и семейной сферах. При исследовании стратификации все внимание уделялось мужчинам, а их семьи рассматривались в качестве некоторого "приложения". В тех случаях, когда социологи изучали положение женщин, в поле их зрения практически всегда попадала частная сфера – дом и семья. До сих пор почти ничего не известно о связи между семейной жизнью женщин и их работой.

Однако малая часть исследований в этом направлении уже существует: Кэтлин Герсон изучала, как женщины делают выбор между карьерой и материнством. За последнюю четверть века образ домохозяйки, связываемый с женщиной, начал изменяться. Появилась "недомашняя женщина", бросившая вызов привычной домохозяйке. Традиционный дом с женой-домохозяйкой и мужем-кормильцем становится уделом меньшинства нынешних британских семей.

Герсон различает четыре пути, по которым может следовать женщина в своей жизни. Некоторые по-прежнему предпочитают традиционный путь. Они обретают себя в материнстве. Материнство заменяет им карьеру, в нем они находят удовлетворение. Работают они лишь эпизодически, если это вообще случается. Другая часть женщин выбирает промежуточный путь между традиционными ориентациями и хорошо оплачиваемой работой. Они испытывают возрастающее желание работать, и в то же время имеют двойственное отношение к материнству. Как правило, эти женщины выходят замуж в ранней молодости. Но затем либо разочаровываются в браке, либо разводятся, и через несколько лет начинают искать работу. Третья группа идет по нетрадиционному пути. Такие женщины с самого начала знают, что они хотят сделать карьеру, поэтому стараются обеспечить себе соответствующие домашние условия. В прежние времена большинство из них отступили бы и пожертвовали карьерными амбициями ради семьи и детей. Сегодня для женщин считается допустимым более решительное мировоззрение, хотя они понимают, что совместить успешную карьеру и семейную жизнь для них гораздо сложнее, чем для мужчин. Четвертый тип представляют женщины, у которых потеряно стремление к работе, дом представляется им раем. В начале трудовой жизни они питали большие надежды, но эти надежды не оправдались. И семья становится утешением. Таким образом, на предпочтения женщин влияет сложный комплекс различных ориентаций, чувств и жизненного опыта.1

Проблема гендера и стратификации в российских теоретических исследованиях так же актуальна.

По мнению Т. Гурко: "Анализ специфики российских условий, в которых развиваются гендерные отношения состоит, не в поиске некоего своеобразного пути развития социополовых отношений – это невозможно в той же мере, как и отклонение от общецивилизационного пути развития. Речь идет лишь о своеобразии настоящего периода. В российских условиях в ближайшей исторической перспективе невозможно в глобальном масштабе повторить нечто близкое к унификации половых различий – этот эксперимент, проводимый в тяжелейших условиях страны 'лагерного социализма', еще очень жив в памяти поколений и ассоциируется со всем негативным опытом советского этапа вообще усилия. В постсоветской ситуации 'феминистское сознание невозможно как реакция на "мужской шовинизм"... Не борьба с избытком мужского начала и его доминированием в культуре, а, скорее, восстановление мужского через культивирование отчетливо женского могло бы стать его наиболее насущной целью. Также существует евразийская черта России не столько по географическому положению, 'сколько по смешению культур народов, ее населяющих... Женщины здесь, как правило, берут принятие решений на себя, но далеко не всегда заседают в президиуме, исполняя скорее роль "серого кардинала".2 В работах, посвященных занятости и социальной политике, подчеркивается также специфика социально-экономических условий. Современное российское общество является одновременно и аграрным, и индустриальным, и постиндустриальным, что сказывается на всех сферах социальной жизни. Для того чтобы сами женщины стремились работать вне дома, не исключительно, по причине нищеты и безысходности, необходимо, создание не только сферы общественных услуг, но и достойных рабочих мест, т.е. тех, условий, которые способствовали бы прогрессу женской эмансипации и профессиональной самореализации. В многонациональной России крайне важно учитывать этнокультурную специфику. Как скажется возрождение прежних традиций в новых условиях на развитии личности женщины и социальном равенстве? Будет ли возвращение к этим традициям лишь временным, понимаемым как регресс в современной западной терминологии, или стабильным этапом, предполагающим качественно иную социополовую структуру?

Следует принять во внимание новые тенденции, в частности, доминирование агрессивного типа маскулинности и псевдомаскулинности в условиях криминализации общества. И в этом смысле зарождение феминистских движений в России очень своевременно.

Итак, гендер как стратификационная категория рассматривается в совокупности других стратификационных категорий (класс, раса, национальность, возраст). Гендерная стратификация - это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации.
2.3.Теории гендерного неравенства (интерпретация гендера как культурного символа)

В этом разделе рассмотрим теории, по которым неравно распределяются социальные блага между мужчинами и женщинами. Проанализируем четыре теории дифференциации сексуальных ролей.

Теория функционализма. Сторонники этой теории Талкотт Парсонс и Роберт Бейлс высказали мысль о позитивной функции дифференциации половых ролей. Согласно их точки зрения, таким путем осуществляется социализация детей и регулирование сексуальных связей. Они считают, что в современной семье супруги должны выполнять две различные роли.

Инструментальная роль состоит в поддержании связи между семьей и внешним миром – это главным образом работа по обеспечению семьи деньгами; экспрессивная роль предполагает в первую очередь регулирование взаимоотношений внутри семьи, например заботу о детях и улаживание споров.

Каким образом на основе этих двух ролей происходит распределение обязанностей в семье между супругами? Парсонс и Бейлс считают, что способность жены к деторождению и ее уход за детьми определяют ее экспрессивную роль; муж, который не может выполнять биологические функции, становится инструментальным партнером. В американском обществе инструментальная роль связана с финансовой поддержкой семьи. Поскольку мужа-отца нет дома в рабочее время, женщины стараются принять на себя основную заботу о детях, создавая в доме атмосферу любви и взаимной поддержки.1

Считается, что эта теория слишком упрощает сложность сексуальных ролей в наше время. В ней лишь подтверждается правильность устаревших систем гендерных идеалов и гендерных ролей, которые, как убедительно показала в своем исследовании Маргарет Мид, по своей сущности вовсе не являются "неизбежными".

Теория конфликта. Мнение Парсонса и Бейлса о половых ролях основывается на убеждении, что члены семьи должны выполнять различную работу. Рэндалл Коллинз высказал противоположную точку зрения. Он считает, что половое неравенство обусловлено конфликтом между господствующей (мужчинами) и зависимой группой (женщинами).2

Согласно Коллинзу, первоначальная основа господства мужчин над женщинами состояла в том, что мужчины, будучи крупнее и сильнее женщин, насильственно подчиняли ради получения сексуального удовлетворения. Чтобы узаконить доступ мужчин к женщинам и упрочить свое господство над ними, представители сильного пола получили право на "сексуальную собственность". Существуют различные способы распоряжения этой собственностью. При устойчивости браков сексуальный доступ мужчин к женщинам связан с распределением земли и богатства между членами семьи и обязательно предполагает обмен этими ресурсами. Например, в примитивном обществе женщину можно было обменять на две коровы. Как считает Коллинз, существует своего рода "сексуальный рынок", на котором мужчины и женщины торгуют между собой, стремясь выбрать для себя наиболее подходящего партнера.1

Основная идея Коллинза состоит в том, что мера зависимости женщины от мужчины определяется двумя факторам:

1 . материальной зависимостью;

2 . ценностью женщины как собственности, подлежащей обмену.

Имеет ли женщина богатого отца, который обеспечит ей приданое, или она бедная вдова? Может ли она рожать детей или у нее слишком слабое здоровье? В более совершенных обществах женщинам дозволено владеть богатством; им разрешается учиться и работать вне дома, это несколько увеличивает их стоимость при обмене. Вообще, тенденция к возрастанию экономической зависимости женщин от мужчин означает, что сексуальные отношения могут быть в меньшей мере связаны с браком; в период ухаживания между мужчинами и женщинами могут заключаться краткосрочные соглашения, при этом мужчины и женщины могут извлекать выгоду благодаря своему очарованию или умению развлечь партнера; в обмен они получают сексуальное удовлетворение. Женщины, располагающие собственными материальными средствами, могут претендовать на выбор наиболее привлекательного партнера.

Неомарксистские теории. Некоторые теоретики неомарксизма разделяют точку зрения Коллинза, что основные отношения между полами связаны с господством мужчин и подчинением женщин. Но, по их мнению, корни этого неравенства - в самой структуре капитализма, исключающей свободу сексуального выбора. Хартманн рассматривает сложные связи между капитализмом, патриархатом, в понимании господства мужчин над женщинами, принявшего форму твердой социальной системы, и экономической структурой. Он рассуждает следующим образом: предоставляя женщин более низкий заработок, чем мужчинам, общество поддерживает господство мужчин. Когда женщинам платят меньше за одну и ту же работу, им трудно платить "свою часть" за угощение при встречах с мужчинами или пригласить их куда-нибудь вместе развлечься. Низкий заработок побуждает женщин выходить замуж. Каждому хочется получить от жизни больше благ, и если женщина не в состоянии сама обеспечить для себя подходящий образ жизни, по логике вещей ей следует найти мужа, который сможет это сделать. Замужние женщины работают на своих мужей, выполняя обязанности по дому. Услуги "рядовой домашней хозяйки" - уборка, приготовление еды, топка печи, забота о детях, стирка, посещение магазинов, прием гостей, шитье, мытье посуды и прочее – стоили бы много тысяч долларов на рынке труда. Женам-домохозяйкам не платят непосредственно за их труд; в значительной мере напоминая рабов в период до гражданской войны, они получали за свою работу пищу, одежду и кров, хотя удел большинства жен в материальном отношении лучше, чем положение рабов. Домашние обязанности ставят женщин в невыгодные условия на рынке труда. Несмотря на использование устройств, облегчающих домашнюю работу, поддержание порядка в доме требует исключительно много времени. Поэтому многие женщины не стремятся работать на полную ставку.1

В аналогичной теории, предложенной Бэрроном и Норрисом, утверждается, что подчинение женщин является способом достижения гибкости рынка в условиях капитализма. Они разделяют рынок труда на первичный и вторичный секторы. К первичному сектору относятся сравнительно высокооплачиваемые и стабильные должности; вторичный сектор включает сравнительно низкооплачиваемую работу, отличающуюся повышенной текучестью кадров. Низкооплачиваемую работу, например медицинских сестер, секретарей и парикмахеров, выполняют главным образом женщины; они составляют меньшинство на должностях, входящих в первичный сектор, например руководителя объединения, сенатора или владельца предприятия.

Бэррон и Норрис утверждают, что существуют три основные причины, по которым капиталисты имеют возможность использовать женщин таким образом. Во-первых, женщины – менее надежные работники, ведь они всегда могут "уволиться" по семейным обстоятельствам. Хотя это кажется мифом, но обследования свидетельствуют о том, что большинство женщин вынуждены работать ради поддержания финансовой платежеспособности семьи; эта тенденция сохраняется, несмотря на статистику. Во-вторых, женщины меньше дорожат работой; помимо этого, они постоянно уходят с работы по причине беременности. В-третьих, женщины, выполняющие низкооплачиваемую работу в канцеляриях или сфере обслуживания, лишены организаторских способностей мужчин. Женщины обычно не добивались особого успеха в деле формирования новых коллективных организаций.2

Психоаналитическая теория. С точки зрения Чодоровой гендерные различия могут быть результатом тех образцов идентификации, которые были усвоены в детстве. Чодорова подробно изложила свою позицию, утверждая, что такой подход в большей мере соответствует действительности, чем объяснения, основанные на половых различиях или анализе образцов сознательной социализации. Она начинает свое рассуждение, подчеркивая тот факт, что женщины обычно берут на себя основную заботу о ребенке в младенчестве, а, в дальнейшем оказывают главное влияние на социализацию девочек. В детстве и мальчики, и девочки в большей или в меньшей степени отождествляют себя только со своими мамами, что происходит в результате бессознательных процессов. Однако мальчики в большей степени испытывают трудности, связанные с формированием мужского самосознания отдельно от своих матерей; первичное отождествление девочек с мамами почти не нарушается в течение всего детства и даже жизни.

Мальчики испытывают сложные проблемы в процессе приспособления к жизни, поскольку нарушается их первичное отождествление с матерью, но и девочки сталкиваются с собственными проблемами в ходе усвоения сексуальных ролей. Чодорова называет опыт, приобретаемый девочками в школе "псевдовоспитанием". Хотя во многих отношениях с девочками обращаются так же, как и с мальчиками, существует некая скрытая тенденция, которую усваивают девочки: несмотря на то, что хорошие отметки и занятия спортом у девочек поощряются, подразумевается, что эти достижения не должны мешать им быть "женственными" и в будущем стать женами и матерями.1

Необходимо проанализировать данные теории: каждая из них имеет определенные достоинства, но ни одна не дает исчерпывающего объяснения всех видов дифференциации сексуальных ролей. Наверное, для социологов, исследующих проблему соотношения сексуальных ролей и неравенства, было бы целесообразно определить типы обществ и ситуаций, которые наилучшим образом объясняет каждая из этих теорий, а затем уже выделить факторы, способствующие формированию системы ценностей каждого общества.

Таким образом, по второй главе работы можно сделать вывод, что существует несколько направлений разработки гендерного подхода (гендерной теории). К основным теориям гендера, принятым сегодня в социальных и гуманитарных науках, относятся теория социального конструирования гендера, понимание гендера как стратификационной категории и интерпретация гендера как культурного символа в теории гендерного неравенства.
Заключение

Окончание второго тысячелетия ознаменовалось появлением нового понятия в сфере прав человека - «гендер».

То, что гендер одна из важных категорий социальной жизни человека, проявляется в повседневной реальности. К представителям одного пола предъявляется особый набор поведенческих норм и ожиданий, значительно отличающийся от требований к другому полу. Для этого используются специальные термины и слова, по-разному описывающие мальчиков и девочек, мужчин и женщин. Все это находит свое отражение в особых формах проявления общественного сознания – гендерных стереотипах.

Итак, понятие «гендерные стереотипы» подразумевают, во-первых, качества и характеристики, с помощью которых обычно описываются мужчины и женщины. Во-вторых, в гендерных стереотипах содержатся нормативные образцы поведения, традиционно приписываемые лицам мужского или женского пола. В третьих, в гендерных стереотипах отражены обобщенные мнения, суждения, представления людей о том, чем же отличаются друг от друга мужчины и женщины. И, наконец, в-четвертых, гендерные стереотипы зависят от культурного контекста и той среды, в которой они находят свое применение.

Стереотипы имеют важное значение в контексте исследования гендерности. Но, любой стереотип содержит свойство иметь антагонизм. Изучая гендерные стереотипы мужчин и женщин можно прийти к выводу, что стереотипы – это не всегда есть истина. Жизненные реалии показывают нам несколько другое: женщины все чаще играют доминирующую роль в профессиях и в жизни, а метросексуальность мужчин уже ни для кого не секрет и не вызывает удивления у окружающих.

Библиографический список

  1. Агеев B.C. Психологическое исследование социальных стереотипов.// Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95-101.

  2. Агеев В.С. Психологические и социальные функции полоролевых

стереотипов.// Вопросы психологии. – 1987. – № 2. – С. 152-158.

  1. Антология гендерных исследований. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. Минск – 2004. – 140 с.

  2. Астафьев Я.У. Экономика любви: формирование гендерных стереотипов.// Социологические исследования. – 2002. – № 11. – С. 127-134

  3. Барсукова С.Ю., Радаев В.В. Легенда о гендере: Принципы распределения труда между супругами в современной городской семье// Мир России. —2000. – №4.

  4. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. - М.: "Медиум", 1995. – 323 с.

  5. Блохина Н.А. Понятие гендера: становление, основные концепции и предствления/ Общество и гендер. – Рязань: "Поверенный" – 2003. – 368c.

  6. Бодалев А.А. О социальных эталонах и стереотипах и их роли в оценке личности.// Человек и общество: (ученые записки НИИКСИ). Л., 1971. – Вып. 9.

  7. Введение в гендерные исследования/ Под ред. И.В. Костиковой. – Москва. – 2005.

  8. Гаджиева Р.Г. Динамика тендерных стереотипов и их влияние на профессиональную самореализацию личности. Дисс. канд.психол.наук./ Гаджиева Р.Г. – Москва. 2000.

  9. Гендерные стереотипы в прошлом и настоящем/Под ред. И.М. Семашко. – Москва. – 2003.

  10. Геодакян В.А. Два пола: зачем и почему?/Сост. и ред. Е.И. Соколов. — СПб, 1992. – 242 с.

  11. Герсон К. Трудный выбор: как женщины решают работу, карьера или материнство. – Москва. – 1985.

  12. Гидденс Э. Социология. Москва, 2-е изд., полн. перераб. и доп. – Едиториал УРСС – 2005. – 632 с.

  13. Здравомыслова Елена, Темкина Анна. Социальное конструирование гендера // Социологический журнал. – 1998. – №3-4. – С. 171-182

  14. Здравомыслова О.М. Социальная конструкция гендера и гендерная система в России.// Материалы Первой Российской летней школы по женским и гендерным исследованиям «Валдай-96». – Москва. – 1997.

  15. Ильин Е. П. Дифференциальная психология мужчины и женщины./ Глава 2. Гендерные стереотипы, или Мужчины и женщины в глазах общества — Санкт-Петербург: Питер. – 2007.

  16. Ильин Е.П. Пол и гендер – Санкт-Петербург. – 2010. – 688 с.

  17. Ким Л. Гендерные стереотипы// Исследовательский проект «Влияние социальных факторов на понимание гендерных ролей». Программа Центрально-Азиатские Инициативы Исследований. – Ташкент. – 2002.

  18. Клецина И.С. Гендерная социализация.// Учебное пособие. – Санкт-Петербург, изд-во РГПУ им. А.И. Герцена – 1998.

  19. Клименкова Т.А. Гендер и культура// Под ред. З.А. Хоткиной. – Москва. – 1992.

  20. Клюев С.В., Савенкова И.В. Современные осмысления гендерной картины общества// Вестник Челябинского государственного университета. – 2009. – № 11. Философия. Социология. Культурология. – Вып. 11. – С. 87–93.

  21. Кон И.С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменяющемся мире. // Введение в гендерные исследования. Ч.1: Учебное пособие/ Под ред. И.А. Жеребкиной – Харьков: ХЦГИ – 2001.

  22. Кон И.С. Половые различия и дифференциация социальных ролей –Москва. – 2009.

  23. Кон И. С. Психология половых различий // Вопросы психологии. – 1981. – № 2. – С. 47-57.

  24. Меренков А.В. Социология стереотипов. – Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та. – 2001.

  25. Мишель А. Долой стереотипы! Преодолеть сексизм в школьных учебниках – Париж: ЮНЕСКО. – 1991.

  26. Практикум по гендерной психологии / Под ред. И. С. Клециной. – Санкт-Петербург. – 2003.

  27. Смелзер Н. Социология: пер. с англ. — М.: Феникс, 1994. — 688 с.

  28. Стефаненко Т.Г. Социальные стереотипы и межличностные отношения.// Общение и оптимизация совместной деятельности/ Под ред. Г.М. Андреевой, Я. Яноушека. – Москва. – 1987.

  29. Теория и методология гендерных исследований. – Москва: МЦГИ – 2005.

  30. Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера / Пер. с англ. Е. Здравомысловой // Гендерные тетради: Труды Санкт-Петербургского филиала Института социологии РАН. – Вып. 1. – Санкт-Петербург. – 1997.

  31. Хрестоматия по курсу «Основы гендерных исследований» - Москва: МЦГИ – 2006.

  32. Хрестоматия феминистских текстов. Переводы / Под ред. Е. Здравомысловой, А. Темкиной. – Санкт-Петербург: Дмитрий Буланин – 2007.

  33. Ядов В. А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности // Психология самосознания: Хрестоматия. — Самара: Бахрах-М – 2000. — С. 589-601.




1 Блохина Н.А. Понятие гендера: становление, основные концепции и представления/ Общество и гендер. – Рязань: "Поверенный" – 2003. – 368c.

1 Геодакян В.А. Два пола: зачем и почему?/Сост. и ред. Е.И. Соколов. — СПб, 1992. – с. 19

2 Кон И.С. Половые различия и дифференциация социальных ролей –Москва. – 2009. – с. 771

3 Ядов В. А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности // Психология самосознания: Хрестоматия. — Самара: Бахрах-М – 2000. — с. 28

4 Меренков А.В. Социология стереотипов. – Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та. – 2001. – с. 257

1 Там же. – с. 258

2 Меренков А.В. Социология стереотипов. – Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та. – 2001. – с. 258-259

1 Ким Л. Гендерные стереотипы// Исследовательский проект «Влияние социальных факторов на понимание гендерных ролей». Программа Центрально-Азиатские Инициативы Исследований. – Ташкент. – 2002. – с. 35

2 Астафьев Я.У. Экономика любви: формирование гендерных стереотипов.// Социологические исследования. – 2002. – № 11.

3 Там же – с. 36

4 Кон И.С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменяющемся мире. // Введение в гендерные исследования. Ч.1: Учебное пособие/ Под ред. И.А. Жеребкиной – Харьков: ХЦГИ – 2001. – с. 571-572

2 Клецина И.С. Гендерная социализация.// Учебное пособие. – Санкт-Петербург, изд-во РГПУ им. А.И. Герцена – 1998.

1 Мишель А. Долой стереотипы! Преодолеть сексизм в школьных учебниках – Париж: ЮНЕСКО. – 1991.

2 Ким Л. Гендерные стереотипы// Исследовательский проект «Влияние социальных факторов на понимание гендерных ролей». Программа Центрально-Азиатские Инициативы Исследований. – Ташкент. – 2002.

3 Там же – с. 38

1 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. - М.: "Медиум", 1995.

2 Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера / Пер. с англ. Е. Здравомысловой // Гендерные тетради: Труды Санкт-Петербургского филиала Института социологии РАН. – Вып. 1. – Санкт-Петербург. – 1997.

1 Здравомыслова Елена, Темкина Анна. Социальное конструирование гендера // Социологический журнал. – 1998. – №3-4. – С. 171-182

2 Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера / Пер. с англ. Е. Здравомысловой // Гендерные тетради: Труды Санкт-Петербургского филиала Института социологии РАН. – Вып. 1. – Санкт-Петербург. – 1997.

1 Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера / Пер. с англ. Е. Здравомысловой // Гендерные тетради: Труды Санкт-Петербургского филиала Института социологии РАН. – Вып. 1. – Санкт-Петербург. – 1997.

1 Теория и методология гендерных исследований. – Москва: МЦГИ – 2005.

1 Герсон К. Трудный выбор: как женщины решают работу, карьера или материнство. – Москва. – 1985.

2 Здравомыслова О.М. Социальная конструкция гендера и гендерная система в России.// Материалы Первой Российской летней школы по женским и гендерным исследованиям «Валдай-96». – Москва. – 1997.

1 Гидденс Э. Социология. Москва, 2-е изд., полн. перераб. и доп. – Едиториал УРСС – 2005. – 106-107 с.

2 Клюев С.В., Савенкова И.В. Современные осмысления гендерной картины общества// Вестник Челябинского государственного университета. – 2009. – № 11. Философия. Социология. Культурология. – Вып. 11.

1 Клюев С.В., Савенкова И.В. Современные осмысления гендерной картины общества// Вестник Челябинского государственного университета. – 2009. – № 11. Философия. Социология. Культурология. – Вып. 11.

1 Смелзер Н. Социология: пер. с англ. — М.: Феникс, 1994.

2 Там же

1 Гидденс Э. Социология. Москва, 2-е изд., полн. перераб. и доп. – Едиториал УРСС – 2005. – 105 с.


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации