Тодд Э. После империи.Pax americana - начало конца - файл n1.doc

Тодд Э. После империи.Pax americana - начало конца
скачать (1729.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1730kb.02.11.2012 08:38скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




Эмманюэль Тодд.
После империи. Pax Americana – начало конца.








«После империи» - самая обсуждаемая сегодня в Европе и Америке книга, полемизирующая с широко распространенным мнением о наступлении эры американского господства, то есть взглядами, резче всего выраженными З. Бжезинским в его книге «Великая шахматная доска». Книга Э.Тодда уже опубликована или готовится к выпуску в 28 странах.

Опираясь на массив фактических данных, автор доказывает, что США вступили в фазу заката своего могущества и вырождения демократии, превращаясь в «хищническую державу», в источник международной нестабильности.

Эмманюэль Тодд – одно из ярких имен в современной общественно-политической жизни Франции и Европы. Список его крупных работ насчитывает десять названий. Но, безусловно, наибольший успех пришелся на эту его книгу, ставшую бестселлером в Европе и США.

Особый интерес для наших читателей представляет отдельная глава о России как крупной и позитивной силе в формирующейся глобальной системе.


 Йditions Gallimard, 2002

 Перевод с французского Корендясова Е.Н.., 2004

 Подготовка к изданию и оформление изд-ва «Международные отношения», 2004

 Отсканировал Вольский С.О., 2005

ОГЛАВЛЕНИЕ
Вступление
Глава 1. Миф о всемирном терроризме
Глава 2. Великая демократическая yгроза
Глава 3. Имперское измерение
Глава 4. Ненадежная дань
Глава 5. Отход от универсализма
Глава 6. Вступать в противоборство с сильным

или напа­дать на слабого?
Глава 7. Возвращение России
Глава 8. Эмансипация Европы
Окончание партии
Перечень таблиц
ПЕРЕЧЕНЬ ТАБЛИЦ


  1. Уровень фертильности в мире




  1. Уровень фертильности в мусульманских странах




  1. Процент браков между двоюродными родственниками в первой половине 90-х годов




  1. Отрасли экономики и темпы роста в Соединенных Штатах




  1. Эволюция доходов в Соединенных Штатах




  1. Американский военный персонал за рубежом в 1998 году


7. Покупка ценных бумаг иностранцами и прямые иност­ранные инвестиции в Соединенных Штатах
8. Биржевая капитализация


  1. Американский импорт нефти в 2001 году


10. Детская смертность и продолжительность жизни мужчин в России


  1. Уровень убийств и самоубийств в различных странах мира


12. Внешняя торговля Турции, Польши и Великобритании


Магали посвящается
Вступление
Соединенные Штаты становятся для мира проблемой. Между тем мы привыкли видеть в этой стране решение проблем. Гаранты политической свободы и экономиче­ского порядка в течение последних 50 лет, Соединенные Штаты все больше и больше становятся фактором меж­дународного беспорядка, поддерживая везде, где могут, неопределенность и конфликты. Они требуют от всей планеты признать, что некоторые второразрядные стра­ны представляют собой «ось зла», против которой необ­ходимо бороться и которая должна быть уничтожена: Ирак Саддама Хусейна - грозный на словах, но ничтожный как военная держава, Северная Корея Ким Чен Ира - первое (и последнее) коммунистическое общество, уста­новившее наследование власти по праву первородства, осколок прошлого, обреченный на исчезновение без вся­кого внешнего вмешательства. Иран - другая навязчивая цель - страна стратегически важная, но явно вставшая на путь внутреннего и внешнего успокоения. Тем не менее американское правительство клеймит ее как полноправ­ного участника пресловутой «оси зла». Соединенные Штаты провоцировали Китай, подвергнув бомбардиров­ке его посольство в Белграде во время войны в Косово, нашпиговав легко обнаруживаемыми «жучками» «Боинг», предназначенный для китайских руководителей. В пере­рывах между публичными объятиями и двумя соглашениями о ядерном разоружении они даже провоциро­вали Россию, поощряя передачи на чеченском языке ра­диостанции «Свободная Европа», направляя военных советников в Грузию и создавая постоянные военные базы в бывшей советской Центральной Азии под носом у российской армии. А вот и теоретическая вершина этой милитаристской лихорадочности: Пентагон организует утечку документов о планируемых ядерных ударах по не­ядерным странам. Правительство Вашингтона проводит таким образом классическую модель стратегии, которая не сообразуется со страной континентального масштаба, «стратегию умалишенного», призванную создавать у воз­можных противников образ безответственной страны, чтобы еще больше их устрашить. Что касается создания космического щита, который разрушает ядерное равно­весие и последующее усовершенствование которого позволило бы Соединенным Штатам править миром, тер­роризируя его, то это заставляет нас перенестись в мир научной фантастики. Как не удивляться проявлениям недоверия и страха, демонстрируемым сегодня странами, определявшими свою внешнюю политику на основе удобной аксиомы: за все отвечает единственная сверх­держава?

Традиционные союзники и клиенты Соединенных Штатов тем более обеспокоены, что сами они располага­ются вблизи зон, которые характеризуются их лидером как несущие угрозу. В этой связи Южная Корея напо­минает, что она не ощущает угрозы со стороны своего архикоммунистического северного соседа. А Кувейт утверж­дает, что у него больше нет спорных вопросов с Ираком.

Россия, Китай и Иран - три страны, абсолютным при­оритетом которых является экономическое развитие, имеют сегодня лишь одну стратегическую озабоченность:

противостоять провокациям Америки, не отвечать на них, более того, бороться за стабильность и порядок в мире — немыслимый 10 лет назад поворот ситуации на 180 гра­дусов.

Что касается главных союзников Соединенных Шта­тов, то они чувствуют себя все более и более растерян­ными и смущенными. В Европе, где только Франция позволяла себе скромные притязания на независимость, мы с некоторым удивлением обнаруживаем раздражен­ную Германию и откровенно обеспокоенную Велико­британию - вернейшего из самых верных союзников. На другой стороне Евразии молчание Японии выражает скорее растущее чувство собственной неловкости, чем безоговорочное согласие.

Европейцы не понимают, почему Америка не хочет урегулировать израильско-палестинский вопрос, хотя имеет для этого все необходимые возможности. Они начинают задавать себе вопрос: а не устраивает ли по существу Вашингтон этот вечный очаг напряженности на Ближнем Востоке и растущая враждебность арабских народов по отношению к западному миру?

Организация «Аль-Каида», эта банда психически не­уравновешенных гениальных террористов, появилась в определенном и ограниченном регионе — Саудовской Аравии, хотя бен Ладен и его приспешники наняли не­скольких египетских перебежчиков и горстку заблудших из пригородов Западной Европы. Америка, однако, тщит­ся превратить «Аль-Каиду» в мощную пагубную силу, в «терроризм», который присутствует всюду - от Боснии до Филиппин, от Чечни до Пакистана, от Ливана до Йе­мена, оправдывая таким образом любую карательную акцию, в любое время и в любом месте. Придание терро­ризму статуса универсальной силы институционализирует постоянное состояние войны в масштабах планеты - четвертой мировой войны, по мнению некоторых амери­канских авторов, которые даже не боятся выглядеть смешными, считая «холодную войну» третьей мировой (Podhoretz N. How to Win World War IV// Commentary. –2002. – Febr. P. 19-28.). Все происходит так, как если бы Соединенные Штаты стремились по туманным причинам к поддержанию определенного уровня международной напряженности, к ситуации ограниченной хронической войны.

Спустя лишь год после 11 сентября такое восприятие Америки представляется парадоксальным. Ведь в часы, последовавшие за атакой на Всемирный торговый центр, мы ясно осознали всю глубину и привлекательность американской гегемонии: признанная власть в мире, широкое большинство в котором считает, что только капиталистическая организация экономической жизни и демократическая организация жизни политической яв­ляются единственно разумными и возможными. В этот момент все четко увидели, что главная сила Америки заключается в ее легитимности. Проявления солидарно­сти со стороны всех стран мира были незамедлительны: все осудили это преступление. Европейские союзники заявили о своей готовности к активной солидарности, выступая за подключение НАТО. Что касается России, то она воспользовалась случаем продемонстрировать, что больше всего желает добрых отношений с Западом. Имен­но Россия предоставила афганскому Северному альянсу оружие, в котором он нуждался, и открыла для вооружен­ных сил Соединенных Штатов необходимое стратегиче­ское пространство в Центральной Азии. Без активного участия России американское наступление в Афганистане было бы невозможным.

Преступление 11 сентября поразило психиатров: про­явление уязвимости Америки в той или иной мере деста­билизировало повсюду состояние не только взрослых, но и их детей. Настоящий психический кризис обнажил ментальную архитектуру планеты, единственная и легитимная сверхдержава которой - Америка - составляла как бы ее неосознанную главную опору. И те, кто восхища­ется Америкой, и те, кто ее ненавидит, напоминали детей, лишенных старшего, в котором они нуждаются либо для того, чтобы ему подчиняться, либо для того, чтобы с ним бороться. Иными словами, преступление 11 сентября выявило добровольный характер нашей крепостной зависимости. Теория Джозефа Найя об «опосредованной власти» получила убедительное подтверждение: аме­риканское господство в мире основывалось не только и даже, главным образом, не столько на силе оружия, сколько на престиже ценностей, институтов, культуры Америки.

Три месяца спустя мир, казалось, вновь обрел нор­мальное равновесие. Америка победила, вновь став после нескольких бомбардировок всемогущей державой. Васса­лы полагали возможным вернуться к своим обычным делам, в основном экономическим и внутренним. Про­тивники готовились возобновить с того места, где они остановились, свои вечные обличения американской империи.

Но все же ожидалось, что рана, нанесенная 11 сентяб­ря, — впрочем, относительно небольшая по сравнению со страданиями в войнах европейцев, русских, японцев, китайцев и даже палестинцев — приблизит Америку к общей участи человечества, сделает ее более чувствитель­ной к проблемам бедных и обездоленных. Миру пригре­зилось: признание всеми, вернее, почти всеми странами легитимности власти Соединенных Штатов привело к появлению подлинной империи добра, где подвластные народы всей планеты признают центральную власть, а властвующие американцы подчиняются идеям спра­ведливости. Однако именно в этот момент поведение Соединенных Штатов на международной арене повлекло за собой начало пересмотра их образа. В течение всего 2002 года вновь стала проявляться тенденция к односто­ронности, которая была заметной уже во второй полови­не 90-х годов: в декабре 1997 года Вашингтон отказался подписывать Оттавский договор, запрещающий проти­вопехотные мины, а в 1998 году - соглашение о созданий международного суда по уголовным делам. История, казалось, вернулась в прежнее русло, когда Соединенные Штаты отказались присоединиться к Киотскому протоко­лу об ограничении выбросов углекислого газа.

Борьба против «Аль-Каиды», которая могла бы институционализировать легитимность Соединенных Штатов, если бы она велась с умеренностью и разумно, выявила, напротив, во много раз возросшую безответственность. За несколько месяцев облик Америки, самовлюбленной, возбужденной и агрессивной, пришел на смену облику нации униженной, симпатичной и необходимой для на­шего равновесия. Такова ситуация сегодня. Но что же происходит на самом деле?

Ведь самое тревожное в нынешней ситуации - в том, что по сути отсутствует удовлетворительная модель объяснения мотиваций поведения Америки. Почему «одинокая сверхдержава» не предстает, согласно устано­вившейся после Второй мировой войны традиции, в ос­нове своей страной разумной и добронравной? Почему она стала так активна, порождая нестабильность? Потому что она всемогуща? Или, напротив, потому, что она чув­ствует, что нарождающийся новый мир ускользает из-под ее контроля?

Прежде чем приступить к выработке мотивационной модели поведения Соединенных Штатов на международ­ной арене, нам следует избавиться от стандартизирован­ного образа Америки, у которой будто бы есть одна проблема - проблема избытка могущества. От професси­оналов антиамериканизма нам в этом деле никакой пользы не будет, а мыслители истеблишмента могут послужить весьма надежными проводниками.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации