Кунашев Ю.М. Стратегические параметры развития сельскохозяйственного производства, обеспечивающие устойчивый экономический рост - файл n1.doc

Кунашев Ю.М. Стратегические параметры развития сельскохозяйственного производства, обеспечивающие устойчивый экономический рост
скачать (1903.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1904kb.02.11.2012 13:11скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Глава 1. Теоретические и методические основы обеспечения устойчивого экономического роста предприятий аграрной сферы

1.1.Сущность, факторы и особенности экономического роста в условиях трансформационной экономики


Характер и динамика экономического развития любой страны являются предметом самого пристального внимания и всестороннего исследования. От того, какие процессы происходят в динамике и уровне развития, какие при этом происходят структурные изменения в национальной экономике, зависит очень многое в жизни страны и ее перспективах.

Очевидно, что экономическое развитие представляет собой многофакторный процесс, отражающий как эволюцию хозяйственного механизма, так и смену на этой основе экономических систем. Но вместе с тем это противоречивый и трудноизмеряемый процесс, который не может происходить прямолинейно по восходящей линии. Само развитие происходит неравномерно, включает периоды роста и спада, количественные и качественные изменения в экономике, положительные и отрицательные тенденции.

В связи с трудностями измерения процесса экономического развития в макроэкономике чаще всего анализируют экономический рост, хотя это лишь один из критериев экономического развития. Быстрый или, наоборот, нулевой и даже отрицательный экономический рост не всегда говорит о быстром экономическом развитии, топтании на месте или экономической деградации.

Так, например, в США в 80-х гг. не росло потребление стали, сельскохозяйственной продукции, легковых автомобилей, но одновременно увеличивался выпуск сложных изделий, например персональных компьютеров. Но и количественный рост выпускаемые компьютеров недостаточно отражал другие аспекты их производства: продажа персональных компьютеров в США за 1981-1988 гг. выросла по количеству с 1,1 до 9,5 млн. шт., по стоимости - с 3,1 до 27,7 млрд. долл., а доллар за это время обесценился на 25%. Таким образом, персональные компьютеры дешевели, хотя их технические характеристики и качество росли. При подсчете комплексного показателя экономического роста - валового внутреннего продукта (ВНП) - вышеуказанные моменты привели к тому, что он не до конца отражал динамику экономического развития США за 80-е гг. [62].

Тем не менее при всех недостатках экономический рост остается наиболее употребимым критерием экономического развития. Экономический рост есть составляющая экономического развития. Данная категория является важнейшей характеристикой общественного производства при любых хозяйственных системах.

А.С. Селищев под экономическим ростом понимает “устойчивое увеличение масштабов экономики, то есть процесс поступательного возрастания ВНП, ВВП или НД как абсолютно, так и на душу населения в долгосрочном периоде без нарушений равновесного состояния в краткосрочных промежутках”[72].

В самом общем виде экономический рост означает количественное и качественное изменение результатов производства и его факторов.

Понятие экономического роста, принятое в западной литературе, по своему смыслу близко к понятию расширенного воспроизводства, которое в недавнем прошлом преподносилось отечественными учеными в виде закона, присущего социалистическому способу производства.

Для отрасли сельского хозяйства экономический рост означает увеличение массы чистого продукта, то есть валового дохода, являющегося источником фондов потребления и накопления, а также поступлений в местный и федеральный бюджеты.

Как правило, в научной литературе экономический рост измеряют как в физическом выражении (физический рост), так и в стоимостном (стоимостной рост). Первый способ более надежен (так как позволяет исключить воздействие инфляции), но не универсален (при расчете темпов экономического роста трудно вывести общий показатель для производства разных изделий). Второй способ употребляется чаще, однако не всегда возможно до конца "очистить" его от инфляции. Следует отметить, что в статистике ряда стран измеряют макроэкономический рост на базе роста производства наиболее важных для экономики товаров, используя при этом их доли в общем объеме производства.

Тем не менее свое выражение экономический рост находит в увеличении потенциального и реального валового внутренного продукта (ВВП), в возрастании экономической мощи нации, страны, региона. Это увеличение измеряют двумя взаимосвязанными показателями: ростом за определенный период времени реального ВВП (или ВНП) или ростом ВВП (или ВНП) на душу населения. В связи с этим статистическим показателем, отражающим экономический рост, является годовой темп роста ВВП (или ВНП) в процентах.

Следует отметить, что в экономической литературе очень часто категории ВВП и ВНП отожедствляются. Между тем ВВП и ВНП взаимосвязаны, но не тождественны.

Валовой внутренний продукт (ВВП) - сумма добавленных стоимостей, исчисляемая в текущих ценах, созданная за определенный период всеми производителями, ведущими производство на экономической территории страны. При этом добавленная стоимость представляет собой рыночную стоимость продукции, произведенной предприятием, за вычетом стоимости потребленных сырья и материалов, приобретенных ею у поставщиков.

Валовой национальный продукт (ВНП) - сумма добавленных стоимостей, созданная за определенный период всеми производителями, принадлежащими данной стране и ведущими производство как на экономической территории страны, так и за ее пределами.

Таким образом, если ВНП отражает результаты производственной деятельности национального капитала, т.е. включает в себя определенное количество товаров и услуг, созданных на предприятиях, принадлежащих капиталу данной страны, в том числе находящихся за рубежом, то в состав ВВП включается вся продукция, созданная на территории данной страны, в том числе и иностранным капиталом. Это означает, что ВВП и ВНП совпадают в той части, которая охватывает товары и услуги, созданные национальным капиталом на территории данной страны. Второй же частью ВНП является продукция, созданная национальным капиталом за пределами данной страны, а ВВП - соответственно продукция, созданная иностранным капиталом на ее территории [98].

При оценке ВВП главное значение имеет его динамика, и поэтому возникает вопрос о сопоставимости значений ВВП за разные периоды, т.к. цены на любые виды продукции и услуг постоянно меняются. Поэтому в практике измерения ВВП применяются два показателя - номинальный и реальный ВВП.

Номинальный ВВП определяется суммированием произведений объемов производства отдельных товаров и услуг на уровень их фактических цен в данном г.. Для сопоставления ВВП за разные годы между собой необходимо зафиксировать цены какого-либо года, взятого за базисный, и измерить в этих ценах стоимостной объем производства в интересующем нас г. - реальный ВВП. Сравнение полученных таким образом результатов за два выбранных года отразит изменение физического объема ВВП.

Размер реального ВВП можно получить также делением номинального ВВП на индекс цен ВВП или дефлятор ВВП, который является аналогом индекса потребительских цен (ИПЦ) и показывает изменение уровня цен всех товаров, входящих в состав ВВП.

В СССР в течение многих десятилетий экономический рост измерялся произведенным НД, и лишь с 1987 г. начали применять показатель ВНП. В 90-х гг. в России основным показателем динамики народного хозяйства стал ВВП.

Следует особо подчеркнуть, что общий ВВП или ВНП дает представление о размерах и состоянии экономики страны, что важно, например, с военно-стратегической и политической точек зрения, однако не совсем точно характеризует уровень развития жизни в той или иной стране. Известно, например, что ВВП Индии на 70% превышает ВВП Швейцарии, но в расчете на душу населения Индия отстает от Швейцарии более чем в 60 раз

Исходя из этого следующим важным показателем, качественно характеризующим экономический рост, является темп роста ВВП или ВНП в расчете на душу населения. В России данный показатель в десятки раз меньше, чем в развитых странах, и составляет $2,115 (рис.1). По объему ВВП на душу населения лидируют Япония, Швейцария, Дания, США, Норвегия и Германия, где он составляет более $20,000 [98].

Еще одной важной характеристикой экономического роста является характер распределения ВВП среди населения. Дело в том, что величина ВВП не отражает, насколько равномерно он распределен между различными слоями в обществе. Кроме того, душевой размер ВВП может создавать искаженное представление об уровне жизни в стране. Может быть, например, такое распределение, при котором 90% ВВП принадлежит 10% населения, что является негативным индикатором, характеризующим отсутствие среднего класса в стране. Поэтому наряду с величиной ВВП и ВНП на душу населения необходимо учитывать структуру его распределения среди населения. По различным оценкам в России наиболее обеспеченным слоям общества, составляющим 20% всего населения, принадлежит около 50% ВВП [98].

Р
ис.1


Экономический рост, измеряемый с помощью ВВП, дает представление прежде всего о количественной стороне развития страны, поскольку при этом не учитываются ни качество произведенной продукции, ни уровень цен. Во всяком случае экономический рост нельзя отождествить ни с уровнем благосостояния, ни с качеством жизни общества. Поэтому, на наш взгляд, при анализе экономического роста с помощью ВВП следует также учитывать, что:

  1. ВВП не отражает улучшение качества продукции, более того, возможны ситуации, когда реальное улучшение качества сопровождается уменьшением стоимостной величины ВВП, например появление нового лекарства, которое при меньшей цене является более эффективным, чем старые;

  2. ВВП не отражает издержки, которые общество несет в связи с производством материальных благ и оказанием услуги, и прежде всего тот урон, который наносится окружающей среде производственной деятельностью человека;

  3. в учтенной величине ВВП не отражаются выгоды, которые люди получают от увеличения свободного времени, - с развитием общества увеличивающийся ВВП сопровождается ростом возможностей для отдыха и развлечений, поэтому величина ВВП может быть одинаковой в странах с разным уровнем жизни и с разной численностью населения именно за счет разной производительности труда;

  4. нет возможности сравнивать пользу того или иного товара с другим, что лишает возможности определить общественную полезность данного набора материальных благ и услуг;

  5. нельзя забывать о результатах функционирования теневой экономики - понятия «теневой (нелегальной) экономики» в странах с развитой рыночной и с переходной системой не совпадают. Так, по некоторым оценкам масштабы теневой экономики в России достигают 40% ВВП. Однако независимо от специфики законодательства той или иной страны общим моментом является то, что в любой стране определенная часть ВВП скрыта от официального учета. Причем официально учтенный ВВП может отличаться от фактического на 10 - 50% в зависимости от методики оценки. Теневая экономика не может быть полностью ликвидирована, но продуманная государственная политика, например в области налогообложения, способна ослабить тенденцию к росту доли теневой экономики.

Экономический рост определяется рядом факторов. В экономической науке широкое распространение получила теория трех факторов производства, родоначальником которой был Ж.-Б. Сэй [63]. Суть ее заключается в том, что в создании стоимости продукта принимают участие труд, земля и капитал. Позднее производственные факторы получили более глубокое и обширное толкование. Теперь, к ним обычно относят: труд, землю, капитал, предпринимательскую способность и научно-технический прогресс.

Факторы экономического роста взаимосвязаны и переплетены. Поэтому точно определить долю того или иного фактора экономического роста достаточно сложно. Более того, все эти крупные факторы являются комплексными, состоят из ряда более мелких элементов, вследствие чего факторы можно перегруппировывать.

В экономической литературе встречаются различные подходы к классификации факторов. Так, по внешне- и внутриэкономическим элементам выделяют внешние и внутренние факторы.

Распространено и деление факторов, в зависимости от характера роста (количественного или качественного), на интенсивные и экстенсивные.

На наш взгляд, наиболее интересным и научно-обоснованным является деление факторов экономического роста на две группы: факторы предложения и факторы спроса и распределения.

Факторы предложения делают возможным само производство и тем самым обеспечивают предложение разнообразных товаров и услуг. К ним относятся:

- количество и качество природных ресурсов;

- количество и качество трудоспособного населения (трудовыми ресурсами);

- наличие основного капитала, капитализированных благ или физического капитала, состоящего из зданий, машин, оборудования и т.п.;

- уровень технологии, применяемой для производства продукции.

Ко второй группе относятся факторы спроса и распределения. Способность к росту экономики не ограничивается факторами предложения, так как для реализации потенциального объема производства необходимо, чтобы на него существовал совокупный спрос для обеспечения расширяющегося объема продукции и рационального ее использования. Кроме того, растущий объем необходимых ресурсов следует распределить таким образом, чтобы получить наибольшее количество готовой продукции.

Исходя из этого действительный экономический рост достижим лишь тогда, когда совокупные расходы достаточны для поддержания полной занятости, а дополнительные ресурсы распределены так, чтобы обеспечить максимально возможный выпуск продукции.

Как бы ни было важно значение факторов спроса и распределения, тем не менее, определяющую роль в экономическом росте играют факторы предложения. В свою очередь, реальный ВВП может быть увеличен двумя способами: путем увеличения количества ресурсов и с помощью лучшего, более производительного их использования.

Эмпирические исследования, предпринятые рядом западных экономистов, показывают, что наибольшее влияние на экономический рост оказывает повышение производительности труда, на долю которой приходится примерно 70% прироста, тогда как другие трудозатраты составляют 30%, хотя в разных странах эти цифры колеблются около указанных величин. Напротив, в слаборазвитых странах сравнительно скромный экономический рост достигается во многом за счет трудозатрат [69,86].

Исходя из производительности труда в мировой практике различают два типа экономического роста: экстенсивный и интенсивный.

При экстенсивном росте производительность труда, увеличение объемов производства осуществляются за счет сокращения уровня безработицы (достижения полной занятости, привлечения большего количества работников). Экономический рост при данных условиях носит разовый характер, так как осуществление полной занятости не может выполняться ежегодно. Рост идет за счет количества, а не качества, что приводит также к увеличению затрат (увеличение себестоимости продукции).

При интенсивном типе роста главное – повышение производственной эффективности, рост отдачи от использования всех факторов производства, хотя количество применяемого труда, капитала и другого может оставаться неизменным[68]. Главное здесь - совершенствование технологии производства и повышение качества основных факторов производства.

Рост масштабов производства, как правило, обеспечивается за счет применения более совершенной техники, передовых технологий, достижений науки, более экономичных ресурсов, повышения квалификации работников. В результате достигается повышение качества продукции, рост производительности труда, ресурсосбережения и т.п.

На протяжении двух последних веков произошли большие перемены в жизни людей, организации производства, расселении, демографии, политических институтах, культуре. С проблемами, порожденными этим переходом, сталкивались страны с самыми разными традициями, религиями, ценностными системами. Но при всех различиях подавляющее большинство из них два века назад были сословными аграрными государствами, объединенными множеством сходных характеристик. Потому естественной является гипотеза, в соответствии с которой в процессе перехода к современному экономическому состоянию эти страны сталкиваются со сходными проблемами, в разное время проходят похожие стадии развития от аграрного к индустриальному обществу [16].

Работы по проверке этой гипотезы, поиску универсальных тенденций современного экономического развития шли по трем основным направлениям.

Первое было связано с попыткой углубленного экономико-исторического изучения опыта стран, имеющих наиболее богатую историю индустриального развития, пионеров индустриализации. Для них характерны удовлетворительная статистическая база, длинные, иногда уходящие в восемнадцатый век ряды относительно надежных показателей социально-экономической динамики. В ряду подобных работ и на сегодняшний день самыми серьезными, подлинно классическими остаются исследования С. Кузнеца [126].

Второе направление было связано с попытками применить сходную методологию к анализу экономического роста в странах, вступивших в процесс модернизации позднее, как правило, сегодня относящихся к развивающимся. Здесь круг доступных показателей уже, статистическая база менее надежна. Однако расширение круга анализируемых траекторий национального развития позволяет выводы о закономерностях роста сделать более универсальными, выявить существенные отличия более поздних, догоняющих индустриализаций от траекторий индустриализации в странах-пионерах современного экономического роста [128].

Третья исследовательская стратегия была связана с попытками рассмотреть закономерности развития не в динамике, а в статике, путем сравнения структурных характеристик современных экономик разного уровня индустриального развития. Созданная Мировым банком база данных облегчала решение этой задачи. Из исследований, выполненных в рамках этого подхода, наиболее известными являются работы Х. Яенери и М. Сиркина [132,112].

В принципиальных вопросах все эти подходы приводили к сходным результатам, подкрепляя выводы друг друга, суть которых состоит в том, что при современном экономическом росте долгосрочные темпы увеличения размеров производства устойчиво превышают темпы роста населения. Это новый феномен мировой экономической истории [126].

Основные модели современные экономического роста, как и любые модели, представляют собой абстрактное, упрощенное выражение реального экономического процесса в форме уравнений или графиков. Целый ряд допущений, предваряющих каждую модель, уже изначально отделяет результат от реальных процессов, но тем не менее дает возможность проанализировать отдельные стороны и закономерности такого сложного явления, как экономический рост.

В научной литературе выделяют несколько моделей экономического роста.

1.Неоклассические модели главное внимание уделяют понятию макроэкономической производственной функции. На этой базе анализируются факторы и результаты роста, обусловленные традиционными ценностями рыночного хозяйства: частной собственностью, конкуренцией, эффективностью использования ресурсов, умеренным вмешательством государства в хозяйственные процессы (Модель Солоу, Модель Кобба-Дугласа и др.)[130].

2. Кейнсианские модели - большое внимание уделяют факторам, ориентированным на определение параметров макроэкономического развития при активном воздействии на рынок со стороны государства (Модель Харрода, Модель Домара и др.[117,113].

3. Динамические модели межотраслевого баланса более сложные модели экономического роста, получаемые из межотраслевого баланса, имеют своей целью дать подробное описание качественного содержания множества элементов экономического роста (Модель МОБа и др.) [17].

Следует отметить, что эти модели экономического роста складывались в результате эволюционных изменений сущности и содержания экономического развития общества

Так, в основе одной из ранних концепций экономического развития, связанной с именем А.Смита и Т.Мальтуса, лежало предположение о том, что исходными факторами его роста или замедления являются труд, капитал и население. Адам Смит защищал точку зрения о минимальном вмешательстве государства и подчеркивал важность стабильных законодательных рамок вместе с возможностями развития, заложенными в рыночной экономике. Давид Риккардо формализовал понятие убывающей отдачи, но при этом он недооценивал значение таких важных факторов, как развитие человеческих знаний, НТП и применение его достижений для улучшения технологии и организации производства [43,63].

Очевидно, что рост производства неизбежно связан с увеличением средств производства, используемых для выпуска товаров. С возрастанием капитала происходит увеличение капиталовооруженности производства. Инвестиции, направляемые на его обновление и расширение, служат именно этой цели. Они экономят труд и поэтому называются трудосберегающими.

Об этом свидетельствуют и работы Роберта Солоу. В частности, он считал, что рост зависит от аккумуляции капитала: возрастание капиталовложений расширяет возможности производства в возрастающем объеме. Кроме того, Слоу обосновал понятие чистых инвестиций (net investment), необходимость достаточных сбережений в финансовой сфере инвестиций и экзогенное увеличение капитала (Capital widening) - капиталовложения возрастают на уровне, который обеспечивается соответствующим ростом рабочей силы [130].

Если капитал будет расти быстрее, чем труд, то при отсутствии технических нововведений выпуск продукции конечно будет возрастать, но медленнее, чем накопление капитала. Этот результат вполне согласуется с законом снижения доходности при увеличении одного из факторов производства. То же самое происходит с увеличением труда. Но общество заинтересовано прежде всего в экономии труда и поэтому направляет инвестиции на увеличение своего физического капитала. Если при этом не происходит качественного улучшения технологии производства, внедрения новых изобретений и технических усовершенствований, то доход на капитал и процентная ставка уменьшаются, а это неизбежно вызывает замедление экономического роста. Именно таких пессимистических взглядов на развитие экономики придерживался Д. Рикардо [63].

Еще более мрачные прогнозы о будущем экономическом росте строил Т. Мальтус, который напрямую связывал его с ростом народонаселения. Для обоснования своих взглядов Мальтус опирался на результаты наблюдений известного американского ученого и политика Б.Франклина, который заметил, что колониальное население Америки каждые 25 лет возрастало примерно вдвое. Исходя из этого, Мальтус сделал обобщение, что население имеет тенденцию возрастать в геометрической прогрессии, тогда как средства к существованию растут лишь в арифметической прогрессии. Так, хотя затраты на обработку земли и увеличиваются, но ее количество остается ограниченным, и получаемая от нее продукция в соответствии с законом убывающей доходности снижается. Поэтому земля не может прокормить растущее в геометрической прогрессии население [43]. Эти выводы Мальтуса встретили резкую критику со стороны его современников, некоторые назвали их человеконенавистническими. Справедливости ради следует, однако, отметить, что Мальтус вовсе не заявлял, что население всегда и всюду будет возрастать в геометрической прогрессии. С повышением уровня жизни, ростом образования и культуры рост населения будет сдерживаться снижением рождаемости. В более поздних своих работах он обращал внимание на то, что контроль над ростом населения будет способствовать уменьшению разрыва между численностью людей и возможностью снабжения их средствами существования.

Интерес к идеям Мальтуса возродился в 60-е годы XX в. в связи с попытками предсказать будущее развитие нашей планеты. Здесь следует упомянуть в первую очередь труды участников Римского клуба. В докладах, представленных Д. Форрестером (Динамика мира, 1971) и Д.Медоузом и его соавторами (Пределы роста, 1972), были построены глобальные компьютерные модели сценариев будущего экономического развития мира, в которых рост населения рассматривался по Мальтусу [113,112,132].

Поскольку все ранние концепции экономического роста, основанные на учете таких факторов, как труд, капитал и население, оказались бесперспективными, можно было надеяться, что долговременное устойчивое состояние экономики, при котором уровни реальной заработной платы и процент остаются постоянными, может быть достигнуто при наличии большого количества физического капитала (оборудования, зданий инфраструктуры).

Но эта концепция, хотя и более оптимистична, по сути, исключает реальный рост экономики и в лучшем случае сохраняет его в устойчивом состоянии. Между тем история свидетельствует, что доходы, заработная плата и процент не оставались неизменными, а постепенно росли. Таким образом, рассматриваемая концепция экономического роста не отражала реального положения дел в экономике капиталистических стран.

Было установлено, что при тех же затратах труда и капитала можно достичь большей эффективности производства при внедрении новых технологий, изобретений и усовершенствований. И этот инновационный технологический фактор со временем стал играть все большую роль в экономическом развитии, ибо от него в существенной степени зависит производительность труда.

Выполненные в различных научных центрах на пороге 21 века прогнозные исследования сходятся в том, что уже через несколько десятилетий перед человечеством встанут новые острые проблемы, связанные с истощением природных ресурсов, неблагоприятными демографическими тенденциями, загрязнением окружающей среды, изменениями климата и пр. Эти выводы получили подтверждение в 2002 г. на Всемирной конференции по проблемам устойчивого развития в Йоганесбурге. Большинство ученых сошлось во мнении, что основным ресурсом устойчивого развития в ближайщие десятилетия должна стать инновационная деятельность [131].

Согласно данным сводного обзора М.Дж.Боскина и Л.Дж.Ло, без учета поправок на повышение качества рабочей силы и капитала, вклад технологического прогресса в развитие экономики США варьировался от 33% в статистических рядах за 1909-1929 гг. у Дэнисона до 78% в рядах за 1929-1957 гг у Кузнеца и 69% в рядах за 1948-1979 гг. у Джоргенсона, Голлопа и Фраумени.

В последнее десятилетие было опубликовано несколько качественно новых теоретических моделей, в которых обосновывалась эндогенная природа индуцирующих экономический рост технологических изменений. Принципиальная особенность новых моделей заключается в том, что их производственная функция содержит в той или иной форме новую переменную – человеческий капитал,- характеризующих объем научных знаний и практического опыта, накопленный в процессе обучения и непосредственной производственной деятельности. Следует обратить внимание на интересную особенность моделей – существование сферы научно-исследовательских разработок является необходимым, но не достаточным условием экономического роста, поскольку обеспечивает накопление человеческого капитала [129].

Экономисты из Великобритании и Канады Ф. Агийон и П. Хоувитт предложили модель эндогенного роста, в основу которой положена идея Шумпетера о механизме созидательного разрушения. Средняя скорость роста в системе возрастает с увеличением размеров (измеряемых количеством занятых)[106].

Модель Дж.Гросмана и Е. Хеллмана учитывает, в частности, возможность перелива капитала для финансирования научно-исследовательских разработок и предсказывает при определенных условиях формирование транснациональных корпораций по мере приближения к равновесной траектории. Однако названные модели подверглись критике (Ч. Джо) в связи с тем, что эмпирическими данными не подтвердился «эффект масштаба», то есть зависимость темпов роста от числа специалистов, занятых в сфере научных исследований [119].

В течение 1999-2001гг. появился ряд новых исследований, специально посвященных моделям экономического роста с эндогенным технологическим прогрессом, в которых «эффект масштаба» в явном виде не присутствует. В частности, А. Янг предложил модель с эндогенным технологическим прогрессом, в которой размеры рынка и уровень затрат на НИР могут оказывать влияние не только на темпы экономического роста, но и на функцию полезности нововведений для среднего потребителя (через расширение ассортимента продукции на рынке).

Используя идею Янга, П. Хоувитт (университет штата Огайо) модифицировал уже упоминавшуюся выше модель, ранее разработанную им совместно с Ф. Агийоном. Теперь даже при увеличении численности населения и величины затрат на НИР существует равновесная траектория с постоянным ростом производительности труда [106].

С другой стороны, П. Сегерстрем добился исключения «эффекта масштаба» за счет предположения, что с появлением ключевых для развития какой-либо отрасли идей (лежащих в основе базисных нововведений) обнаружить новые и сопоставимые по силе экономического воздействия научно-технические идеи становится все труднее. Тем самым предполагавшаяся ранее линейная зависимость между затратами человеческого капитала и конечными результатами заменена более реальным предположением о нелинейной зависимости (некоторым законом убывающей капиталоотдачи от затрат человеческого капитала) [110].

По нашему мнению, экономическое воздействие на экономику затрат человеческого капитала следовало бы моделировать произведением двух функций: первая функция – это функция П. Сегерстрема убывающей капиталоотдачи, а вторая –это функция случайных импульсных воздействий – толчков с частотой, зависящей от «эффекта масштаба», то есть от числа работающих в сфере НИР, и ассигнований в этой области.

Т.Эйчер и С. Турновский сформулировали условия, при которых становится возможным сбалансированный рост без эффекта масштаба. Ими была построена модель эндогенного роста, ключевую роль в которой играют производственные характеристики технологической системы [127].

Следует отметить, что в современных концепциях экономического роста обращается внимание на различные варианты сочетания четырех детерминантов развития, которые нередко именуют "четырьмя китами экономики, - рабочей силы, капиталов, ресурсов и технологии.

Однако возникает закономерный вопрос, в чем же причины и возможности, которые позволяют отдельным странам вырваться вперед в своем развитии и тем самым обусловливают неравномерность экономического развития.

Наиболее сбалансированный подход к этому вопросу у выходца из России, Нобелевского лауреата С. Кузнеца, который на основе тщательного исследования опыта 13 преуспевающих стран пришел к выводу, что устойчивый рост в экономике достигается путем решительных перемен в разных ее отраслях, путем сочетания разных факторов в общем балансе развития страны [126].

Другие экономисты считают, что мощный рывок в экономике может быть достигнут в какой-либо отдельной отрасли хозяйства за счет тех или иных факторов производства.

Третьи полагают, что некоторая степень отсталости страны в техническом развитии является благоприятным условием для ее дальнейшего развития, поскольку помогает овладеть уже готовыми передовыми технологиями и опытом, не затрачивая больших усилий на открытие уже известного и проверенного. По-видимому, опыт быстрого экономического подъема таких стран, как Южная Корея, Сингапур, Гонконг, подтверждает этот вывод. Нельзя, однако, не отметить, что все подобные предположения выделяют лишь одну из характерных черт экономического роста, но только системное их рассмотрение может дать целостную картину этого роста.

Первоначально устойчивый рост экономики развитых рыночных стран пытались объяснить с помощью идей и принципов неоклассической экономической теории, которая до этого широко применялась в микроэкономике. Однако некоторые ее исходные предпосылки такие, как предположение о том, что хозяйствующие субъекты всегда руководствуются принципом оптимального выбора и стремятся к получению максимальной прибыли, оказались не всегда соответствующими реальной экономической деятельности даже в микроэкономике. Тем более они противоречили фактам макроэкономического развития. Так, например, потерпели неудачу попытки объяснить увеличивающуюся производительность труда возрастающим использованием факторов производства. Выяснилось, что увеличение затрат производственных факторов объясняет лишь сравнительно небольшую часть реально наблюдаемого экономического роста. Другую, более значительную часть некоторые экономисты, в частности Р.Солоу, приписывали научно-техническому прогрессу [130].

С еще большими трудностями неоклассическая теория встретилась при объяснении причин и источников неравномерности экономического роста. Эта неравномерность проявлялась в долгосрочных колебаниях экономической конъюнктуры, которые были исследованы Н.Д. Кондратьевым и названы им длинными волнами [29].

Неспособность неоклассической теории объяснить причину периодических колебаний экономической активности, наличия в развитии спадов и подъемов производства побудила экономистов заняться исследованием проблем макроэкономической динамики. В первое время структурный кризис и длительная депрессия в мировой экономике 70-х годов заставили ученых вспомнить забытую гипотезу И. Шумпетера, согласно которой неравномерность развития объясняется таким фактором, как технические нововведения, которые нарушают прежнее равновесие [97]. Внедряя такое нововведение первым, предприниматель получает избыточную прибыль, величина которой уменьшается по мере внедрения его другими предпринимателями. Благодаря этому восстанавливается равновесие на новом уровне. Вначале, когда происходит внедрение нововведений, возникает спад в старых отраслях производства, а затем с некоторым запозданием - усиленное расширение новых отраслей.

Однако эта концепция деловых циклов Шумпетера была подвергнута критике С.Кузнецом [126], который указал на то, что для образования длинных волн в экономической конъюнктуре необходимо, чтобы нововведения были довольно значительными, что на практике бывает редко. Гораздо чаще нововведения бывают незначительными. Н.Д. Кондратьев, впервые открывший длинные волны в экономической конъюнктуре, объяснял их циклическим характером воспроизводства капитальных благ длительного пользования, периодическое обновление которых как раз и вызывает длительные отклонения экономики от состояния равновесия[29].

Продолжая развивать наследие Н.Д. Кондратьева, С.Ю. Глазьев в своей книге «Теория долгосрочного технико-экономического развития» [19] показывает, что техническое развитие экономики не может происходить иначе, как путем последовательной смены технологических укладов, и строит модель, описывающую формирование технологической траектории. Каждый такой уклад представляет собой совокупность технологически сопряженных производств и в своем развитии опирается на производственный потенциал, созданный на предшествующей ступени технико-экономического развития.

Следует отметить, что за последние несколько десятилетий прогресс мировой экономики в целом достаточно значителен. Так, за последние 50 лет численность населения увеличилась более чем в 2 раза, производство товаров и услуг возросло в 5 раз. Мировое хозяйство за 15 дней производит и потребляет столько, сколько производило и потребляло за год в 1900 г. [36].

Естественно, по мере развития производственных сил, развертывания НТП возрастает интенсивность индустриального вмешательства человека в дела природы. Непосредственно потребление влияет на экономический рост. С одной стороны, это один из факторов увеличения предложения, увеличения производства, с другой стороны, это расходы на рекламу, которые составляют заметную величину ВВП (расходы на рекламу в развитых странах составляют 0,6-0,7 % ВВП).

Во второй половине ХХ века становятся очевидными отрицательные стороны экстенсивного развития экономики, стремления достичь любыми краткосрочными путями экономических выгод: то или иное общество имеет загрязнение природы, разрушение экосистемы, а также потери части ВВП.

Ежегодные потери, причиненные только атмосферными загрязнениями составили во Франции до 1% ВВП, в Италии - 0,5-0,7, Великобритании - 2-2,5, США - 2,5-3 % ВВП. Общий ущерб, наносимый окружающей среде в результате хозяйственной деятельности, в европейских странах оценивается в 3-5% ВВП [24].

Очевидно, что в этих условиях государство должно играть значительную роль в регулировании экономического роста. Следует отметить, что по вопросам степени и методов государственного регулирования также нет единого мнения в экономической литературе. Одни экономисты утверждают, что современный экономический рост не возможен без жесткого государственного регулирования экономики [19,1], другие, наоборот, считают, что государство лишь сдерживает экономическое развитие страны [16].

Опыт развития экономики в различных странах показывает, что их экономический рост сопровождался существенным увеличением долг государственных расходов в ВВП (табл. 1).

Таблица 1. Доля государственных расходов в ВВП (%)

Страны

Годы

1880

1913

1929

1938

1950

1960

1973

1980

1990

1993

Великобритания

10

12,7

24

29,5

35,0

32,5

41,5

43

44

44,8

Франция

12,0

12,5

15,0

23,2

27,6

34,5

38,8

46,1

51,4

54,2

Германия

19,0

18,0

31,0

43,0

30,4

33,4

42,0

47,9

48,0

50,8

Италия

9,5

12,2

13,5

25,5

22,0

27,2

34,0

41,9

49,3

54,8

США

6,5

9,0

10,1

19,8

21,4

27,9

31,1

31,8

36,0

38,7

Япония

10,0

14,2

18,8

30,3

19,8

20,9

22,9

32,0

32,2

34,9

Некоторые экономисты успех азиатских «тигров» объясняют быстрым наращиванием капиталовложений путем больших инвестиций, правительственной политикой в области образования, открытостью, экономики для иностранных технологий, поощрением торговли, сдерживанием налогов на низком уровне и поощрением сбережений (на уровне 30% ВВП в экономиках «тигров»), а также низкими правительственными расходами (20% ВВП по сравнению с 50% в Европе).

Следует отметить, что на сегодня необходимость государственного регулирования получила своеобразное международное признание. Нобелевскую премию по экономике за 2001г. получили три ведущих американских ученых - Д. Стиглиц, Д. Акерлоф и М. Спенс, которые выступают за активное вмешательство государства в регулирование экономики, в том числе в регулирование рыночных отношений. Они считают, что абсолютно свободное, стихийное развитие рынка ведет к созданию неравных условий в экономике. Возникновение острых и нерегулируемых коллизий ведет к дестабилизации и появлению кризисных потрясений, для предотвращения которых, по их мнению, необходимо закономерное возрастание регулирующей роли государства.

В целом государственная политика в области поддержания и стимулирования экономического роста должна быть направлена на реализацию следующих основных мероприятий.

1. Открытые рынки – внутренняя и внешняя конкуренция на рынках товаров и услуг (для стран, имеющих примерно одинаковый уровень развития).

2. Продвижение к либерализации рынка капиталов, который обладает потоками ликвидных финансовых вложений.

3. Защита прав частной собственности.

4. Уровень государственных расходов должен быть оптимальным для структуры и размера экономики - излишние государственные расходы могут привести к вытеснению и оттоку капиталов из частного сектора.

5. Эффективность налоговой системы и системы социальной поддержки, которые должны создать условия для роста предпринимательства и не приводить к массовым недовольствам населения социальной политикой.

6. Стимуляция предпринимательской активности.

7. Инвестиции в человеческий капитал – активная политика государства на рынке труда.

Между тем при всей многочисленности и сложности возможных методов стимулирования государством экономического роста большинство экономистов едины в том, что увеличение темпов экономического роста является весьма непростой задачей. Едины они также и в том, что среди причин, замедляющих экономический рост, следует в первую очередь указать на циклический характер развития экономической системы, ее колебания между спадом и подъемом.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации