Контрольная работа - Философия Гераклита - файл n2.doc

Контрольная работа - Философия Гераклита
скачать (27.2 kb.)
Доступные файлы (2):
n1.doc24kb.26.03.2010 12:25скачать
n2.doc110kb.26.03.2010 12:27скачать

n2.doc




Введение



Древнегреческая философия – одно из важнейших явлений и результатов исторического развития Древней Греции. Возникнув в конце VII – начале VI в. до н.э., древнегреческая философия до конца своего развития, пресекшегося в VI в. н.э., оставалась характерным, своеобразным и значительным явлением культурной жизни античного общества. Греческие философы принадлежали в большинстве к различным слоям «свободных», т.е. по преимуществу рабовладельческого класса. Их общественно-политические, нравственные и педагогические учения выражали взгляды и интересы этого класса. Тем не менее, в разработке даже этих вопросов, а особенно в разработке основ философского мировоззрения, древние греки создали учения, высоко поднимающиеся над тесным историческим горизонтом рабовладельческого общества.

Древнегреческая философия возникла не как область специальных философских исследований, а в неразрывной связи с зачатками научных знаний – математических и естественнонаучных, в связи с зачатками политических знаний, а также в связи с мифологией и искусством.

Гераклит – один из оригинальнейших мыслителей в истории греческой и мировой философии – жил в напряженный и критический для греческой истории период. Острая борьба демоса против родовой аристократии привела к падению ее власти и формированию полисной демократии. Шла освободительная война малоазийских греческих полисов и всей Эллады против Персидского царства за свою независимость. В неравной борьбе против Персидского колосса даже наиболее крупные из малоазийских полисов потерпели жестокое поражение и пришли в упадок, выйти из которого не смогли полностью даже после освобождения. В сфере идейно-духовной жизни полисы испытывали в то время кризис традиционных мифологических представлений о мире и жизни.

История Древней Греции архаического и классического периодов есть история полисов и полисной системы общественной и государственной жизни. За некоторым исключением, греческие полисы были карликовыми городами-государствами, занимавшими небольшую территорию. Полис – это, прежде всего, политическая организация, гражданская община, общество или сообщество некоего количества свободных граждан, каждый из которых «участвует в суде и народном собрании» (Аристотель) или же обладает правом совещательного голоса в органах власти и управления в недемократически организованном полисе.

Древние эллины были высокоодаренным, энергичным и свободолюбивым народом, но достижения «того маленького народа, универсальная одаренность и деятельность которого обеспечили ему в истории развития человечества место, на какое не может претендовать ни один другой народ»(К.Маркс, Ф.Энгельс). Именно в политическом и культурном климате города-государства, образ жизни которого немыслим без диалога и борьбы мнений, возник один из источников изначального рационализма греков и гуманитарная направленность их творческой энергии в сторону общественно-политической мысли, красноречия, искусства и философии.
1. Жизнь и деятельность Гераклита
Греки времен Гераклита и всего классического периода не писали биографий видных людей. Впоследствии же, когда эллинистические ученые взялись за создание таких жизнеописаний, пытаясь систематизировать имеющуюся информацию исторического и хронологического характера, установить достоверность тех или иных событий было крайне сложно. В сочинениях авторов поздней античности содержится больше легенд, анекдотов и измышлений, сложившихся на протяжении веков и связанных с именами Гераклита и других мыслителей далекого прошлого, чем достоверной информации.

Гераклит родился около 544 – 541 гг. до н.э. в малоазийском греческом городе-государстве Эфесе. В VII – VI вв. до н.э. Эфес вместе с другими полисами греческого мира прошел через процесс демократизации. Власть перешла от царского и аристократических родов к демократическим слоям населения, что имеет прямое отношение к Гераклиту Эфесскому. Он происходил из царского рода. Цари-жрецы Эфеса происходили от Андрокла, сына афинского царя Кодра. Однако в то время Гераклит уже не только не мог притязать на привилегии, связанные с его родословной, но и по собственной воле отказался даже от тех, которые все еще выпадали на долю представителей свергнутых царских родов или потомков аристократии (председательство на спортивных играх, право ношения царского жезла и пурпурной одежды, должность жреца Элевсинской Деметры). Он отказался от царского титула, уступив его своему брату, и поселился при храме Артемиды Эфесской.

Некоторые ученые полагают, что Гераклит отказался от сана царя в знак протеста против торжества демократии в Эфесе. Как считает С.Н.Муравьёв, это отречение позволило Гераклиту влиться на равных правах с прочими гражданами в гущу политических событий. Но в Древней Греции в политической борьбе никто не пренебрегал малейшими преимуществами. Поэтому решение Гераклита отказаться от титула царя могло быть продиктовано чем угодно, но только не желанием влиять на ход политических событий с менее выгодной позиции.

В Эфесе при персидском владычестве правил тиран Меланкома. В статье профессора С.Н.Муравьева читаем: «Гераклит, которому было около 28 лет и который жаждал развернуться, возможно, убедил Меланкому сложить с себя власть, не дожидаясь приказания перса, в надежде, что удастся протолкнуть к власть «своего» человека, например, Гермодора». Но Гермодора к власти эфесяне не допустили и изгнали его из Эфеса. Позже Гераклит в своем сочинении написал: «Следовало бы всем взрослым эфесцам удавиться и оставить город подросткам, ибо они изгнали Гермодора, мужа меж них наилучшего, сказав: «Пусть не будет среди нас ни один наилучшим, а если такой найдется, да будет он на чужбине и с чужими».

Гераклит – аристократ по рождению и по своим политическим взглядам. Он враждебно относился к демократической власти, пришедшей в его родной город на смену власти старинной родовой аристократии.

Основное положение политического мировоззрения Гераклита – власть должна была бы принадлежать меньшинству «лучших». Восхваляя этих «лучших», он говорит: «Ибо нарушение одно предпочитают всему: вечную славу всему тленному. Толпа же набивает своё брюхо, подобно скоту». По-видимому, аристократизм, выраженный в этих высказываниях, не только духовный, но и политический.

Резко отрицательная реакция на изгнание Гермодора – не единственный случай, говорящий о неладах Гераклита со своими согражданами. Вот что он пишет им: «Да не покинет вас богатство, эфесяне, чтобы видно было, насколько вы порочны».

Живя при храме, Гераклит, согласно свидетельствам, проводил время очень странным для «нормального» человека образом: иногда предавался «праздным» размышлениям, иногда играл с детьми в кости и в другие детские игры. Эфесянам, заставшим его за этим занятием, он говорил: «Чему вы, порочнейшие, удивляетесь? Разве не лучше заниматься этим, чем среди вас вести государственные дела?»

Греки дивились: потомок царского рода выбрал путь бедности. Но о Гераклите-мудреце они нередко вспоминали и в связи с серьезными для города обстоятельствами. Так, эфесцы, признав его одним из выдающихся мудрецов, полагали, что он может дать Эфесу наиболее мудрое законодательство. Но когда эфесцы просили его составить им законы, он прернебрег их просьбой на том основании, что город уже «во власти дурного государственного устройства».

Гераклит, как и все мыслители периода греческой классики, был прежде всего политическим деятелем. Находясь в гуще государственной и общественной жизни Эфеса, он проявлял живой интерес к социальным переменам и политическим событиям своего времени. Словом, Гераклит был «полисным» греком, а это значит – «прирожденным» политиком. Вполне возможно, утверждает Ф.Х.Кессиди, что неудачи на политическом поприще, гнев и досада на своих сограждан заставили его уйти с политической арены и отказаться от участия в государственных делах.

Есть свидетельства о том, что к Гераклиту присылали своих послов афиняне. Узнав о нем как о выдающемся философе, жители Афин захотели увидеть Гераклита в своем городе, услышать его, поспорить с ним. Гераклит отказался и от этого. Создается впечатление, что он упорно и сознательно вел уединенную жизнь ученого, философа, своего рода отшельника. «Впав под конец в человеконенавистничество и став отшельником, - свидетельствует Диоген Лаэртий, - он жил в горах и питался травами и растениями. Заболев от этого водянкой, он спустился в город и, говоря загадками, спрашивал у врачей, могут ли они из ливня сделать засуху». Иначе говоря, поняв, что ему грозит смертельная опасность, он вернулся в город, чтобы спросить совета у попрекаемых им врачей. Но врачи не могли понять, чего он от них хочет. Тогда Гераклит, исходя из тезиса, что «влажное высыхает», изобрел собственный способ лечения: забравшись в хлев, он зарылся в навозе, надеясь, что теплый навоз спасет его. Однако его надежды не оправдались, и он умер. Из сообщения Диогена следует, что Гераклит умер в возрасте шестидесяти лет, т.е. около 484 – 481 гг. до н.э.


2. Новый образ философской мудрости
Так же, как и другие «первые философы», Гераклит написал сочинение «О природе». Оно делилось на три основные части: в первой речь шла о Вселенной, во второй – о государстве, в третьей – о богословии.

Гераклита современники порой считали дерзким, надменным человеком, не удосуживающимся разъяснить свои мысли-загадки, мысли-шифры. За любовь к парадоксам и замысловатым оборотам речи Гераклит еще в III в. был прозван «загадочным», а с I в. до н.э. ему постоянно сопутствовал эпитет «темный». Однако прочно закрепившаяся за ним репутация «темного» философа не помешала его популярности как в древности, так и в последующие времена. Так, Платон, намекая на «темноту» Гераклита,, высмеивает любовь к парадоксам и загадочным изречениям каких-то гераклитовцев. Аристотеля, сформулировавшего основные законы логики, раздражала манера эфесца совмещать противоположные понятия и представления (например, «в одну и ту же реку мы входим и не входим»). Согласно Феофрасту, Гераклит ничего не выражал ясно: в одном случае он чего-то «не договаривает», в другом – «сам себе противоречит по причине меланхолии».

Среди древних писателей, большинство которых считали Гераклита «темным», нашлись два автора, высказавших по поводу его учения особое мнение. Один из них – Лукреций Кар, согласно которому Гераклит наводит «тень на плетень», мелет вздор и своими запутанными изречениями наводит впечатление на глупцов. Другой – Антисфен, склонный видеть в Гераклите «светлого» философа. Ссылаясь на Антисфена, Диоген говорит: «Иногда в своем сочинении он высказывается светло и ясно, так что даже тупоумному нетрудно понять и почувствовать подъём духа. А краткость и вескость его слога несравненны. Для посвященного в тайны стиля Гераклита темнота становится светлее солнца».

Остается неясным, назвали ли его Темным потому, что он писал на поэтическом, не очень понятном языке, или потому, что был склонен к афоризмам, звучавшим парадоксально, иногда вызывающе. Или потому, что задавал своим читателям, слушателям загадки, не предлагая разгадок. Или потому, что любил игру слов.

Не придавал ли Гераклит своим сочинениям малопонятную форму намеренно? Это могло соответствовать его философскому убеждению «Природа любит прятаться». Впрочем, «темен» и непривычен был и предмет размышлений Гераклита: речь шла о скрытой природе вещей, о труднейшей для постижения диалектике мира. Размышления над фрагментами и реконструкция жизни, способов мышления Гераклита сопряжены с множеством трудностей. Действительно, фрагменты иногда загадочны, парадоксальны.

Гераклит как человек и мыслитель в какой-то мере отличался от философов милетской школы. Так среди материалов, приписываемых Гераклиту, почти нет фрагментов астрономического, математического характера. Специальные преднаучные размышления, какие занимали Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена, почти не интересовали Гераклита. Его в гораздо большей мере привлекало философское размышление, которое у него частично является абстрактным, а частично еще переплетается с множеством конкретных сюжетов. Гераклита больше, чем его предшественников, волнуют социальные, этические, нравственные вопросы, ставшие объектом философских раздумий.

Учение Гераклита знаменует собой один из этапов освобождения философской мысли греков от религиозно-мифической традиции. Его отношение к народным верованиям и мифологии носит полемический, а порой и резко отрицательный характер. Гераклит решительно отвергает искупительные жертвы, идолопоклонство, поклонение статуям богов, полагая, что идолы ложны и бессмысленны, не имеют никакого отношения к самим богам.

Однако для Гераклита, отошедшего от религиозно-мифологической традиции, божество и божественное – это космический вечно живой огонь и безличный универсальный порядок, не нуждающийся в человеческих жертвоприношениях, молитвах и мольбах. Вместе с тем философ пытается осмыслить религиозные обряды и культы.

Празднования в честь Диониса, божественного покровителя виноделия, принимавшие характер мистерий, сопровождались буйным весельем, пьяными оргиями, разгулом эротических страстей и мистическим экстазом, оглушительной музыкой, исступленными плясками. Все это представлялось участникам мистерий тем, что дает им возможность внутреннего единения с богом. По мысли Гераклита, Дионис в качестве бога умирающей и возрождающейся природы совмещает в себе жизнь и смерть. Люди, по Гераклиту, не догадываются, что Дионис – это тот же Аид: в вакханалиях возвышенный восторг становится разгулом эротических страстей, а подъем до уровня бога жизни есть ниспровержение в царство бога смерти (Аида). «Путь вверх и вниз – один и тот же».

Таким образом, одни культы и связанные с ними мифы Гераклит отвергал, а другие переосмысливал и вкладывал в них новое содержание.

Испытывая влияние традиции и вместе с тем борясь с ней, Гераклит выдвинул глубокую идею о внутренней раздвоенности всех вещей и самого единого мира, создал его новую картину.
3. Учение о логосе. Смыслообраз реки
Идея логоса составляет центральную часть учения Гераклита и играет ведущую роль в его воззрениях. Но термин «логос», впервые использованный Гераклитом в качестве одного из философских понятий и ставший столь популярным в античной и средневековой философии, остается одним из самых неясных и «темных» его терминов.

Так, в одном фрагменте «логос» у него означает и нечто объективно существующее, согласно которому «все совершается», и субъективное «слово», «мысль» или теоретическое «высказывание» самого Гераклита, адекватное объективному «логосу». В другом фрагменте, напротив, отличая свой логос-слово от объективного логоса, он говорит о логосе как о единстве всего: «Не мне, но логосу внемля, мудро согласиться, что все едино». В некоторых других случаях логос – это «всеобщее» (истина или порядок), которому необходимо следовать, а также «божественный закон, на который необходимо опираться».

Многозначность термина «логос», понимание которого во фрагментах Гераклита усложнено разнообразием и неопределенностью вкладываемого в него содержания, заставляет рассматривать этот термин в контексте его основных идей.

Идея о всеобщем течении и изменении, смыслообраз реки. В одном из фрагментов о реке говорится: «На входящих в ту же самую реку текут все новые и новые воды». В другом фрагменте читаем: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды»… «рассеивается и вновь собирается, прибывает и убывает, приближается и удаляется».

Образ вечно текущей реки у Гераклита символизирует вечно меняющийся мир, вечно обновляющееся бытие. На примере запоминающегося образа реки Гераклит показал, что природа вещей подвижна, а сущность активна. Мир – процесс, поток вещей. Сама жизнь – движение и активность. Иначе говоря, все, что движется, то живет; все, что живет, то движется. Все «бессмертное» движется вечно, все «смертное» - временно. «Смертную природу» невозможно застигнуть дважды в одном и том же состоянии, как и человеческую жизнь. Ибо то, что было, прошло; то, что будет, приближается; становясь настоящим, удаляется. Все проходит, исчезает безвозвратно – «умирает». Все происходящее в мире и самой человеческой жизни неповторимо. Жизнь и смерть, рождение и гибель, и вообще противоположности возникновения и исчезновения связаны между собой и предполагают друг друга. Поэтому «одно и то же живое и мертвое».

По мысли Гераклита, действительность представляет собой единство вечного миропорядка и переходящих вещей, единство вечного и временного. Таким образом, у Гераклита намечаются зачатки идеи о единстве противоположностей времени и вечности. Впервые у Гераклита намечаются и такого рода вопросы: что представляет собой вековечный поток времени, смена вещей и поколений? Имеется ли во всеобщем потоке какой-либо порядок и разумный смысл, т.е. логос, или же это игра природных стихий, в которой нет никакого логоса и никакой цели?

Образ гераклитовской реки, символизирующий мир, космос, выражает оба противоположных аспекта бытия: как всеобщее течение вещей, так и всеобщий относительный их покой. Река, конечно, все время течет, но это вовсе не означает, что в ней нет ничего стабильного, постоянного, неизменного, за исключением самого течения и изменения. Река остается той же рекой, несмотря на то, что в ней каждый раз текут все новые и новые воды. И если Гераклит говорит, что солнце ежедневно новое, то он имеет в виду ту же самую мысль: части меняются, но целое остается, т.е. составные элементы солнца каждый раз новые, но солнце остается одним и тем же. Более того, можно сказать, что нет ничего более постоянного, чем река, которая все время течет, и солнца, которое все время светит. Таким образом, любое физическое изменение происходит в соответствии с определенной нормой и ритмом, известным количественным соотношением, т.е. в соответствии с «мерой», которая представляет собой один из аспектов всеобъемлющего логоса.

По мнению Гераклита, то, что день и ночь, тепло и холод, лето и зима и т.п. не одно и то же, - это известно всякому. А вот то, что день и ночь, лето и зима, как и все противоположности, составляют одно целое, - это мало кто разумел. Т.Е. то, что противоположности типа день – ночь, лето – зима, горячее – холодное и т.п. следуют друг за другом, создавая определенную цикличность, повторяемость, заметить нетрудно, А вот то, что сама эта повторяемость и цикличность определяется взаимосвязанностью, скрепленностью, единством противоположностей, т.е. всеобщим логосом, - этого многие не понимают.

Гераклитовский логос – это структура всего сущего, порядок всего происходящего. Аспектами, или видами этого логоса являются борьба, гармония, мера, закон, справедливость. Существует не только логос мира в целом, но также разновидности, или проявления, этого логоса в той или иной сфере действительности. На этом основании Гераклит говорит о логосе огня, моря, души.
4. Новое в понимании первоначала (идея огня)

Огонь и душа
Основная характеристика гераклитовского бытия – его подвижность. Именно огонь – наиболее подвижное, изменчивое из всех наблюдаемых в природе явлений. Огонь у Гераклита есть символ всеобщей стихии, даже стихийности. Гераклит избирает именно огонь, потому что благодаря этому символу возникает образ более живого, динамического первоначала. Именно «огненное» первоначало помогало объяснить и происхождение Вселенной, и постоянное взаимодействие стихий, элементов. Огонь в качестве первоначала был по-своему удобен и для того, чтобы получить принцип объяснения общеприродных явлений.

«Этот космос, один и тот же для всех, не создал никто из богов, никто из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий». Это типично гераклитовский образ космоса и главная «парадигма» космогонии: всегда существовавший первоначальный огонь то разгорается, то погасает, и тем самым обеспечивается непрерывность рождения и исчезновения в мире природы.

Гераклит увидел в мировом огне единство противоположностей животворного и смертоносного начал: огонь подобно борьбе не только разрушает, но и созидает; не только сжигает и губит, но и дает жизнь всему. «Вечно живой» огонь определяет космическую жизнь и вместе с тем является символом этой жизни. Космическая жизнь – эир «мерное» воспламенение и угасание огня. Такова и жизнь человека. Она есть горение, а следовательно, и угасание. В жизни всего единичного и индивидуального заключена его смерть; жить – значит умирать, сгорать. Смерть не чужда жизни и не привносится откуда-то извне.

«Огонь – это нужда, недостаток и избыток». У Гераклита огонь как символ включает и социально-нравственные оттенки, становится неким «воздающим» началом. Огонь есть нечто вроде судьбы, которая несет с собой какое-то воздаяние.

Согласно мысли Гераклита, единство человека и окружающего его мира состоит в их «огненности», т.е. в том, что и природа человека, и сущность окружающего мира представляет собой проявления космического огня, различных его состояний. В самом деле, космический огонь, будучи живым и активным началом, схож с человеческой душой и составляет как бы живую душу вселенной; а человеческая душа (психея), как источник активности и жизни, напоминает космический огонь. По словам Гераклита, «сухая, сияющая душа мудрейшая и наилучшая».

Психея – это тонкий вид огня, горение огня. Непосредственно же «психеи испаряются из влаги». В качестве испарения, пара душа представляет собой нечто среднее между водой и огнем. У одних людей душа-испарение бывает более влажной, чем у других. Души «большинства» влажны, содержат мало огня, в то время как души немногих, наилучших, наимудрейших людей, напротив, отличаются преобладанием в них сухого (огненного) сияния. Но соотношение влажного и огненного элементов в душе не является неизменным: душа подвержена своеобразному процессу – путям «вверх и вниз». Когда душа становится все более огненной, сияющей и сухой, это путь вверх. Путь вниз – это процесс увлажнения, утраты душой своей огненности, вследствие чего силы души – интеллект и воля – убывают, ослабевают, душа становится менее сияющей, более тусклой и неразумной. «Пьяный, ведомый ребенком, шатается и не замечает, куда идет, ибо влажна его душа».

Жизнедеятельность человеческой души полна противоречия и драматизма, т.к. за удовлетворение каждой из своих страстей человек расплачивается частицей животворного огня своей души: «Трудно бороться со страстью: ведь всякое желание сердца исполняется ценою души». Поэтому «людям не стало бы лучше, если бы исполнилось все, чего они желают». Таким образом, в жизни души заключена ее смерть. Человек не может ни игнорировать желания и страсти, ни быть на поводу у них: чтобы жить, он должен вести постоянную борьбу с самим собой, т.е. должен как устоять против их полного удовлетворения, так и воздержаться от полной победы над ними, ибо и в том и в другом случае результат оказывается один и тот же – смерть души.


5. «Наилучшие» и толпа
Иногда стиль и направленность размышлений Гераклита ставят в прямую связь с его происхождением из царского рода: якобы, отсюда его презрение к толпе, к большинству, к демократии и демократизму. Но Гераклит немногих «наилучших» выделяет совсем не по знатному происхождению, тем более не из-за богатства. Гераклит, безусловно, на стороне тех, кто делает выбор в пользу ценностей духа и добра. С нескрываемым осуждением относится он к людям, стяжающим материальные блага и богатства, неумеренным в удовлетворении своих желаний: «Не к добру людям исполнение их желаний». Но при этом отдельно обсуждается проблема именно плотских, материальных желаний. Характерной для Гераклита иронией проникнуты слова: «Ищущие золото много земли перекапывают, а находят мало».

Один из главных пороков, против которых с истинной страстью выступает Гераклит – это невежество. Невежественны те, кто поддается обманчивому человеческому мнению, кто ленив в размышлении, кто в погоне за богатствами не занимается совершенствованием своей души. Люди верят в то, что им внушают. Гераклит с возмущением говорит о таких людях и противопоставляет толпе – «наилучших»: «Один для меня – десять тысяч, если он наилучший».

Кого же Гераклит относит к «наилучшим»? «Наилучшие» - как раз те, кто размышление, совершенствование души предпочитает «скотскому» пресыщению чисто материальными благами. Но «наилучшие» - не просто люди, которые приобретают знания, хотя рассуждать, накапливать знания, конечно, очень важно. Для Гераклита уже разумение есть своего рода добродетель. Каждый человек может развить в себе благодетельную способность к размышлению, к познанию самого себя. Такая способность дана всем, нужно лишь правильно воспользоваться ею.

Толпу, по убеждению Гераклита, составляют люди, которые не дали себе труда расстаться с невежеством, легковерием и устремиться на путь мудрости. Мудрых людей вообще очень мало – большинство к мудрости так и не приобщается.

Гераклит не одобрял образа жизни своих сограждан, обвиняя их в «порочности», с жаждой накопления и богатства. Фрагменты его полны полемических выпадов, иронии и язвительных насмешек в адрес низменного, с его точки зрения, образа жизни и мышления большинства людей. Преимущество немногих «наилучших» перед большинством, «толпой» Гераклит видел в том, что первые «вечную славу» предпочитают преходящим вещам, а вторые «насыщаются подобно скоту». «Большинство» не понимают всеобщего логоса, который всем управляет, но живут так, если бы имели собственное разумение».

Но, может быть, Гераклит вообще был циником, о которых принято говорить, что у них нет за душой ничего святого? Может быть, он просто посмеивался над греками и не хотел ни о чем рассуждать серьезно? У Гераклита есть целый ряд фрагментов, в которых об общегреческих ценностях говорится всерьез. Например, о павших в бою он говорит: «Убитых Аресом боги чтут и люди». Столь же серьезно и приподнято высказывается Гераклит о «наилучших» людях, достойно встретивших смерть: «Чем доблестней смерть, тем лучший удел выпадает на долю умерших».

Есть в философии Гераклита ценность всех ценностей, которой он по-настоящему поклоняется. Это закон. «Народ должен сражаться за попираемый закон, как за стену города». Очевидно, имеется в виду не всякий закон какого угодно государства. Недаром же Гераклит отказался законодательствовать в Эфесе! Но ценность истинного закона для него – не просто высокая, а абсолютная.
6. Диалектика в философии Гераклита

Единство и борьба противоположностей
Гераклит знаменит не только интересными и глубокими размышлениями о первоначале. Еще более славен он как великий древнегреческий диалектик. Те диалектические мысли и идеи, которые заключены в концепции первоначала первых греческих философов, получают у Гераклита более четкую артикуляцию, дальнейшее развитие.

Диалектика у Гераклита, как и у его предшественников, - это, прежде всего констатация и фиксирование вечности происходящих в мире изменений. Мысль об изменениях, характерная для самых первых греческих философов, у Гераклита приобретает форму мысли всеобщей, т.е. философской идеи. Все изменяется, и изменяется постоянно; нет предела изменениям; они есть всегда, везде и во всем – вот что спрессовано в знаменитой краткой фразе: «Нельзя в одну и ту же реку войти дважды». У Гераклита река не более чем символ, благодаря которому понятным для людей способом утверждается всеобщая мысль. Такова же роль других гераклитовских символов – огня, войны и др. Повязанность мысли Гераклита с символами, образами – специфическая черта его философии. «На входящих в одну и ту же реку текут все новые и новые воды» Поэтому, согласно Гераклиту, в одну и ту же реку нельзя войти дважды.

Специфика диалектики Гераклита – еще и в том, что мысль об изменениях объединяется здесь с идеей единства и борьбы противоположностей. Предвестником такого подхода был Анаксимандр. Гераклит как бы извлекает из недр внутренней логики первоначала идею единства и борьбы противоположностей и подробно развивает ее.

По Гераклиту, противоположности предполагают друг друга и немыслимы друг без друга. Так, болезнь делает сладостным и благим здоровье, голод – насыщение, усталость – отдых. То же можно сказать о качествах и свойствах вещей: их можно обнаружить и познать через их противоположности. Наличие сходного, тождественного между противоположностями обусловливает как их сосуществование, так и их переход друг в друга. Температура, например, есть общее между холодным и теплым. Поэтому «холодное нагревается, горячее охлаждается, влажное высыхает, сухое увлажняется».

У Гераклита наблюдается попытка наметить своего рода различные группы или типы противоположностей. Так, к одной группе относится единство противоположностей, наблюдаемое между разными вещами, явлениями и состояниями (день – ночь, добро – зло, живое – мертвое и т.д.), а к другой – единство противоположностей, обнаруживающееся в одной и той же вещи, как, например, единство противоположностей морской воды, которая и чистейшая, и грязнейшая: рыбе она пригодна для питья и спасительна, человеку же непригодна, вредна и гибельна. Свиньям присуще «грязи радоваться». «Ослы предпочли бы солому золоту». Другими словами, об одной и той же вещи нельзя сказать, хороша она или плоха, точнее, можно утверждать и то и другое, потому что оба суждения оправдываются противоположным воздействием этой вещи на различные живые существа.

Итак, по мысли Гераклита, свойства и качества вещей оказываются различными и прямо противоположными в зависимости от того, с каким существом или с какой вещью эти качества и свойства соотносятся. Ведь природа вещей и явлений, многообразие их свойств и качеств раскрываются не сами по себе, а во взаимосвязи и во взаимоотношении с другими вещами и явлениями. Все относительно и все познается в сравнении.

По Гераклиту, лишь всеобщий миропорядок (космос, логос, «бог») чужд относительности: он вечен, не возникает и не исчезает. Вечному космосу («богу») присуща абсолютная красота, благо и справедливость: «Для бога все прекрасно, хорошо, справедливо».

«Бог», о котором говорит Гераклит, связывает в единство все противоположности, которые на первый взгляд представляются разрозненными и несвязанными. Гераклитовский «бог» - это сами противоположности и их проявления. Или, как говорит сам Гераклит, «бог есть день – ночь, зима – лето, война – мир, изобилие – голод…»

«Бог» Гераклита есть единство противоположностей. «Бог» постоянен в своей изменчивости и изменчив в своем постоянстве. Сообразно с этими формами, проявлениями в природе и самой жизни «бог» получает различные названия («день» и «ночь», «война» и «мир» и т.д.), которые обозначают разнообразные (противоположные) его состояния. Таким образом, гераклитовский «бог» выражает тот тип противоположностей, в котором периодически и в известных пределах берет верх то одна, то другая противоположность. В результате попеременного преобладания происходит чередование противоположностей, их смена.

По Гераклиту, единство («тождество») противоположностей динамично. Это выражается в том, что акждая вещь и каждое явление в процессе изменения испытывают противоположные состояния, превращаются в свою противоположность. Так, живое становится мертвым, бодрствующее – спящим, молодое – старым. Но можно сказать и обратное: мертвое было живым, спящее – бодрствующим, старое – молодым. Другими словами, смерть есть прожитая жизнь, старость есть прожитая, испытанная молодость и т.д. Становится более или менее понятным одно из замысловатых высказываний «темного» философа. «Одно и то же живое и мертвое, бодрствующее и спящее, молодое и старое, ибо первое превращается во второе, а второе – в первое».

Единство противоположностей, о котором шла речь у Гераклита, есть гармония, т.е. связь и согласованность в двух ее формах6 как относительное преобладание одной из сторон противоположности над другой и как напряженное равновесие расходящихся противоположностей. И та и другая формы гармонии, обусловливая существование вещей, придают им определенность, устойчивость и прочность. Но эта гармония относительна и временна. Относительны и временны определенность и устойчивость вещей и явлений, ибо внутренняя связь и согласованность рано или поздно нарушаются борьбой противоположностей. Чрезмерное преобладание одной из противоположностей над другой означает нарушение единства противоположностей, их равновесия и приводит к исчезновению вещи.

Однако нарушение единства противоположностей, которым завершается существование всего временного, невозможно в отношении космоса, который вечен. Вечна и космическая гармония (единство, согласованность противоположностей). Исчезновение единичного и распадение его гармонии есть необходимое условие гармонии всеобщего космоса, которая существует не иначе как через постоянное обновление ее составных частей. Всякое обновление есть результат борьбы, или «войны».

Гераклит был изобретателем идеи борьбы противоположностей как конструктивного философского начала. В изображении Гераклита борьба, распря, война имеют глубинное отношение к рождению, возникновению, расцвету, т.е. к самой жизни.

По Гераклиту, борьба присуща природе вещей, она – всеобщий закон их существования, мера всего. Борьба – источник жизни, ее постоянного обновления. Разрушая старое, она создает новое – единство противоположностей, которое есть вместе с тем возобновляющаяся борьба. Для Гераклита «борьба» - это и борьба противоположностей, и их единство. Чем больше противоположности расходятся, тем больше они сходятся для борьбы, и из этой борьбы возникает «прекраснейшая гармония». По мысли Гераклита, не будь борьбы противоположностей, не было бы и их единства, не существовало бы никакой связи и согласованности между вещами и вместо единого и стройного миропорядка, образованного «из всего», был бы всеобщий беспорядок, мировой хаос.

По мысли Гераклита, гармония, определяя космос как упорядоченный строй вещей, как единство противоположностей, заключает в себе отрицательный момент, тенденцию к застою и покою. Борьба же, будучи источником отрицания и разрушения, заключает в себе положительный момент: всякий раз расшатывая гармонию, она придает ей динамический характер, постоянно обновляет ее и таким образом сохраняет космос как стройную и вечно новую гармонию, согласованность.

Борьба и гармония едины и равноценны. В этой идее о внутренней раздвоенности всего и заключается тайна единого космоса, «скрытый» логос (смысл) всего сущего. Диалектическая идея о единстве и борьбе противоположностей – главное в философии Гераклита, его учении о логосе.

Диалектика входила в историю философии и культуры, а потом продвигалась вперед также и через рассуждения, которые демонстрировали относительность представлений человека о мире и самом себе, ставили философов и интересующихся философией людей перед мировоззренческими, логическими, математическими парадоксами, загадками, противоречиями, трудностями. Ко времени Гераклита философия уже накопила немало таких парадоксов, загадок. Подобные формы мысли были не только свидетельствами накопившихся в философском объяснении мира противоречий и затруднений, но и своего рода точками роста диалектики. Это в такой же мере относится и к парадоксам Гераклита.

Гераклит в своих сочинениях настраивал на готовность к познанию неожиданного, скрытого, обескураживающего и парадоксального. «Не чая нечаянного, не выследишь неисследуюмого и недоступного». «Нечаянным» же могло казаться и то, что привычные греку житейские знания и понятия, согласно которым различные качественные состояния несовместимы друг с другом. Гераклит считает возможным соединить их с противоположностями.

Отличается ли чистая вода от грязной? Может ли одна и та же вода одновременно быть и чистой, пригодной для жизни и питья, и грязной, для всего этого непригодной? Грек, скорее всего, уверенно и однозначно отвечал на подобные вопросы отрицательно. А у Гераклита наготове был неожиданный, парадоксальный положительный ответ: «И грязное, и чистое – одно и то же. И пригодное, и непригодное для питья – одно и то же. Море – водя чистейшая и грязнейшая: рыбам – питьевая и спасительная, людям – негодная для питья и губительная». Так, сталкивая обыденное сознание с философскими парадоксами, Гераклит снова и снова отстаивал идею единства противоположностей.

Прекрасное и безобразное могут совмещаться в одной и той же вещи, в одном и том же состоянии, человеке и т.д. Сказанное верно и в отношении жизни и смерти, рождения и гибели. Чтобы убедиться в этом, людям достаточно поразмыслить о самих себе. «Рожденные жить, они обречены на смерть, да еще оставляют детей, чтобы родилась новая смерть». Желая уподобить смену человеческой жизни смертью превращениям «мерами вспыхивающего» и «мерами угасающего» огня, Гераклит говорит: «Человек – свет в ночи: вспыхивает утром, угаснув вечером. Он вспыхивает к жизни, умерев, как вспыхивает к бодрствованию, уснув».

Смерть одного состояния – момент рождения чего-то другого. Этот парадокс помогает подтвердить идею взаимопревращения тел, состояний, стихий, в свою очередь питающую идею бесконечности изменений. «Душам смерть – воды рождение, воде смерть – земли рожденье…» Мысль древних о взаимопревращениях, переливах друг в друга противоположных вещей, состояний, стихий Гераклит зафиксировал в виде диалектического парадокса. Казалось бы, что может быть несовместимее, чем Солнце и ночь? Если светит солнце, то это заведомо значит, что нет ночи. Однако и здесь Гераклит заготовил свой парадокс: «Не будь солнца, мы бы не знали, что такое ночь».

Итак, заслуга Гераклита в том, что он, представив мир множественных, смертных вещей, человеческий мир подвижным, изменчивым, разделенным на противоположности, в то же время удержал идею единства и закономерного порядка в неизменном, всегда задающем загадки, до конца не познанном и непознаваемом космосе.
Заключение
Учение Гераклита Эфесского, одного из самых глубоких и оригинальных мыслителей античного мира, было обусловлено тремя факторами:

1. историческими событиями, происходившими в греческом мире на рубеже VI-V вв.: напряженный социально-политической борьбой между демосом и родовой аристократией, сменой форм правления и освободительными войнами греческих полисов за свою независимость, против персидского ига;

2. критическим осмыслением мифопоэтических и философских воззрений предшественников Гераклита (Гомера, Гесиода, милетцев, Ксенофана и др.);

3. личностью философа, его талантом и поэтическим складом ума, его темпераментом и необычайно чуткой реакцией на происходящие события.

Гераклит открыл новую картину мира и явился родоначальником диалектической идеи о противоречиво-парадоксальной природе вещей, о единстве и борьбе противоположностей как источнике бытия всякой вещи и всеобщего становления, движения и изменения.

Образ гераклитовской реки, символизирующей всеобщий миропорядок (космос), выражает оба противоположных аспекта бытия: всеобщее движение и изменение вещей и их всеобщий относительный покой и устойчивость.

По учению Гераклита, единство и борьба противоположностей – это две стороны одного и того же всеобщего логоса, порядка всего происходящего в мире, определяющее сам миропорядок (космос). Поэтому неверно, что гармония – это всегда и всюду положительное и созидательное начало, а борьба – это начало исключительно отрицательное и разрушительное. Борьба – источник жизни, ее постоянного обновления. Разрушая старую гармонию, она создает новую, которая есть вместе с тем возобновляющаяся борьба.

В настоящее время усиливается «стремление к новому синтезу противоположностей, к возвращению на новом уровне к глубинному единству науки и искусства», проявляется исключительный интерес к Гераклиту, т.к. ни у кого из мыслителей, живших до и после него, не встречается столь характерного для теоретического мышления единства непосредственного образа и отвлеченного понятия, гармонического совмещения расходящихся противоположностей.
Список литературы
1. Асмус В.Ф. Античная философия:- 3-е изд,- М.: Высш. Шк.,Ю 2001.– 400 с.
2. История философии: Запад – Россия – Восток (книга первая): Философия древности и средневековья). №-е изд. – М.: «Греко-латинский кабинет» Ю.А.Шичалина, 2000. – 480 с.
3. Кессиди Ф.Х. Гераклит. – М.: Мысль, 1982. – 200 с.

Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации