Экономико-психологические факторы общественного развития - файл n1.doc

Экономико-психологические факторы общественного развития
скачать (211 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1125kb.06.01.2009 21:11скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

1.3. Динамика социальных позиций субъектов как движущая сила общественного развития


В отечественной психологии отдельные вопросы, связанные с явлением социальных позиций как регулятора социального поведения, затрагивались в концепциях отношений личности А.Ф. Лазурским и В.Н. Мясищевым, в работах А.Н. Леонтьева. Некоторые признаки социальных позиций как социально-психологического явления рассматриваются Л.И. Божович в ее концепции направленности, или «внутренней позиции личности».

В социальной психологии социальная позиция обычно выступает в качестве сложного явления, раскрывающего единство объективного и субъективного в личности и обеспечивающего понимание социальной ситуации развитияlxxviii. Обобщая результаты вышеозначенных исследований, можно констатировать, что образование, связывающее между собой объективную и субъективную части, через которое происходит присвоение/отчуждение субъектности в психологии, традиционно называется социальной позицией.

Однако все существующие психологические, социологические и социально-психологические исследования направлены на выявление лишь личностной социальной позиции, тогда как к субъектам социума, как мы уже отмечали выше, неизбежно следует отнести и большие и малые социальные группы, организации, регионы, государства и т.д. К сожалению, приходится констатировать, что в настоящий момент проблема определения социальной позиции группового субъекта практически не разработана.

В то же время на уровне индивидуального субъекта в современной социальной психологии употребляется, наряду с социальной, и просто «позиция». Последняя понимается, с одной стороны, как устойчивая система отношений человека к определенным сторонам действительности, проявляющаяся в соответствующем поведении и поступках, с другой – как развивающееся образование, зрелость которого характеризуется непротиворечивостью и относительной стабильностью.

Социальная позиция, в свою очередь, также рассматривается с двух сторон. Первой группой исследователей под ней подразумевается место, положение индивида или группы в системе отношений в обществе, определяемое по ряду специфических признаков и регламентирующее стиль поведения, т.е. задающее функцию, или функциональное место, которое может занять субъект по отношению к большей системе. Прежде всего, данное место характерно совокупностью прав и обязанностей. Заняв такую позицию, субъект должен выполнять определенную социальную роль. В этом значении социальная позиция становится синонимична понятию «статус».

Другой группой под социальной позицией понимаются взгляды, представления, установки и диспозиции личности относительно условий собственной жизнедеятельности, реализуемые и отстаиваемые ею в референтных группах. В этом значении социальная позиция передает сущностную характеристику понятия социальной ситуации развития субъекта и, по сути, отражает процесс постановки целей.

Таким образом, если первый подход утверждает, что социальная позиция субъекта – это соотношение его деятельности и его функции в системе, то второй утверждает, что социальная позиция – это соотношение деятельности, среды и цели субъекта. Выше мы уже останавливались на соотношении функции и цели, и отталкиваясь от него, можем прийти к выводу о том, что социальная позиция – это тот самый элемент, в задачу которого входит интеграция целей и функций; их принятие, либо инициация субъектом. Поэтому рассмотрение диффузии субъектности невозможно без анализа категории социальной позиции.

Отметим также, что различие терминов «позиция» и «социальная позиция» заключается в том, что первая – это система отношений субъекта, тогда как вторая – положение субъекта в системе отношений. Мы считаем, что одно невозможно без другого, поэтому в реальности социальных субъектов понятия выступают почти синонимами, различаясь лишь в чисто теоретических целях. Поэтому в настоящей работе мы рассматриваем их как две части единого целого (обозначим это образование, к примеру, «субъектной позицией»).

Итак, субъектная позиция выступает той точкой, через которую происходит движение субъектности. Остановимся на этом положении подробнее.

Общеизвестно, что в основе общественного развития лежит процесс социальной дифференциации. Согласно марксистской традиции, он осуществляется по профессиональному и классовому признаку. В данной доктрине доминантное значение для выявления социальной дифференциации приобретают две категории – «собственность» и «разделение труда». Определенная система разделения труда и соответствующая ей ступень развития собственности детерминирует характер и уровень развития больших социально-неоднородных групп людей. И именно отношения к собственности на средства производства, по К. Марксу, лежат в основе периодизации общественного развития.

Не обходят вниманием процесс социальной дифференциации в своей теориях и другие исследователиlxxix. Говоря в общем, современная теория социальной стратификации включает в себя два различных подхода к феномену неравенства. Согласно представлениям М. Вебера, в основании социальной дифференциации лежат различия в параметрах социальной позиции (уровень доходов, престиж, власть, образование). Количественное выражение этих параметров рассматривается как объективная социальная реальность. Альтернативный вышеназванной парадигме структуралистский подход квалифицирует дифференциацию в обществе как следствие сравнения социальных позиций. Не трудно заметить общее в них: и в том, и в другом случае развитие происходит при посредстве социальной позиции. По нашему мнению, данный процесс (прохождение социальной позиции) можно рассмотреть как последовательный обмен внутренней субъектности на внешние ее проявления, т.е. обмен внешнего признания через занятие определенных социальных позиций, границ субъекта, на внутреннюю свободу в деятельности.

Надо сказать, что ряд авторов также выделяет в механизме формирования субъектности отчуждение ответственности от элементов образующемуся субъектуlxxx, подтверждая этим наше предположение (см. параграф 1.2). На динамике ответственности в рамках диффузии субъектности мы остановимся подробнее несколько позже. Пока же отметим, что явно видна взаимозависимость социальных позиций и дифференциации, которая в свою очередь ведет к развитию общества. Говоря иначе, динамика социальных позиций субъектов и есть движущая сила общественного развития. В свою очередь, как видно из приведенного в начале параграфа подхода к определению субъектной позиции, ее базисом выступает диспозиция, представляющая собой готовность, предрасположенность субъекта к поведенческому акту, действию, поступку или их последовательностиlxxxi.

Остановимся на термине «диспозиция» подробнее. В персоналистской психологии диспозиция обозначает причинно не обусловленную склонность к действиям; в теории личности Г. Олпорта – это многочисленные черты личности (от 18 до 5 тыс.), образующие комплекс предрасположенностей к определенной реакции субъекта на внешнюю среду. В отечественной психологии термин преимущественно используется для обозначения осознанных готовностей субъекта к оценкам ситуации и поведению, обусловленных его предшествующим опытомlxxxii. Таким образом, очевидно, что субъектная позиция, как набор диспозиций субъекта, отвечает за последующую направленность его деятельности и основывается на постановке целей и интериоризации функций (это, видимо, та сторона субъектной позиции, которая в психологии обычно обозначается термином «позиция»). При этом нельзя забывать, что, согласно системному подходу, сложная система может достичь цели не из любого состояния, не при любом начальном условии и тем более не в любой промежуток времени. Для этого она должна находиться в «области достижимости», означающей, что параметры как самой системы, так и ее среды должны принять определенные значения, достаточные для этого. В психологии данное состояние обычно обозначается термином «готовность».

Несмотря на многообразие вариантов понимания этого терминаlxxxiii, мы исходим в своей работе из общего теоретического подхода к его рассмотрению, предложенного А.В. Неверовойlxxxiv, в рамках которого готовность представляет собой некое интрасубъектное образование, выступающее междеятельностной характеристикой и дающее основу для формирования новой деятельности.

Обобщая вышесказанное, мы можем предварительно определить социальную позицию субъекта как набор диспозиций, предшествующий новой ситуации взаимодействия и определяющий последующую направленность деятельности и постановку целей субъекта.

Очевидно, что в зависимости от встречающихся ситуаций у субъекта должен существовать набор различных позиций, однако также очевидно, что некая из них должна относиться к несколько более широкому спектру социальных ситуаций, чем другие. Именно последнюю, по нашему мнению, можно определить как доминирующую социальную позицию субъекта. По нашему мнению, данное образование можно рассматривать как наиболее часто используемый набор диспозиций, предшествующий новой ситуации взаимодействия и определяющий последующую направленность деятельности и постановку целей субъекта. При таком рассмотрении ее можно соотнести со стартовой позицией относительно цикла системы, внутри которой ожидается взаимодействие. Или, говоря другими словами: так как основой для развития элемента системы выступает непротиворечие его функции и целиlxxxv, то именно социальная позиция субъекта и есть тот элемент, по которому можно оценить дальнейшие перспективы его развития.

Здесь наш подход очень близок концепции П. Бурдье. Французский социолог называет образование, родственное тому, которое мы определяем как социальная позиция, термином «габитус», обозначающим систему диспозиций, приобретаемых в процессе имплицитного или эксплицитного обучения. Последняя, по мнению данного ученого, функционирует как система производящих схем и представляет собой генератор стратегий, которые могут объективно соответствовать объективным интересам их авторов, при этом не являясь специально для этого предназначеннымиlxxxvi. Учитывая уже отмечавшуюся нами ранее специфику постановки целей сложных систем, где цель выступает в качестве «желаемого» состояния выходов системы и соответственно может быть соотнесена у социальных систем с референтностью, именно определение позиции может дать ответ на такие вопросы, как, например, «рациональны ли экономические субъекты?», «чем характеризуется “кризис середины жизни”?» и т.п. Кроме того, определение социальной позиций субъекта может быть основанием для эмпирически обоснованного исследования социального и индивидуального психического времен.

Определив семантику термина и его исследовательский потенциал, мы получаем возможность ответить на вопрос: из чего складывается социальная позиция субъекта?

Поскольку она предшествует деятельности, то на уровне субъекта должны выделяться характеристики, позволяющие определить цели в новой деятельности (как мы писали выше, если сложная система не способна в новой ситуации развития определить цели самостоятельно, то она теряет статус субъекта и превращается в объект). По нашему мнению, в качестве таковых должны выступать некие образования, которые позволяют субъекту предварять деятельность, выступая при этом квинтэссенцией опыта предыдущих взаимодействий.

Здесь необходимо оговорить термин «взаимодействие», так как именно отношение к нему и выступает контекстом формирования позиций субъекта. Посредством взаимодействия, имеющего субъективные цели и интересы, исходящие из сознания, интересов и ценностей субъектов, происходит оценка, присвоение или отчуждение личностных свойств, социального опыта, норм и традиций. По нашему мнению, наиболее адекватный подход к выявлению сущности взаимодействия содержится в определении саратовского ученого В.Г. Печерского, который понимает под ним процесс обмена смыслами, трансформации смыслов, установок, стимулирующих и направляющих движение, развитиеlxxxvii субъекта. Следовательно, с одной стороны, взаимодействие является основой для формирования социальной позиции субъекта, с другой – характер взаимодействия напрямую зависит от доминирующей социальной позиции субъекта (точнее, от наличия или отсутствия противоречий в позициях субъектов – участников взаимодействия). В современной социальной психологииlxxxviii субъект-субъектное взаимодействие обычно обозначается термином «общение» и рассматривается как соотношение трех компонентов: коммуникативного, интерактивного, перцептивного. Учитывая, что основной характеристикой организации этих структурных единиц выступает их обязательное соотношение, саратовский психолог А.В. Неверова представила это в виде динамической трехплоскостной структуры (рис. 1), которая позволяет рассмотреть взаимодействие как процесс, а не в виде статической модели, что по нашему мнению, более соответствует сути явления.



Рис.1. Модель субъект-субъектного взаимодействия А.В. Неверовойlxxxix:

  1. Информационная (коммуникативная) плоскость;

  2. Интерактивная плоскость (организация взаимодействия);

  3. Перцептивная плоскость (восприятие и познание друг друга);

  4. Линия пересечения всех плоскостей – пространство оптимального общения.


Ни в коей мере не оспаривая предложенных психологами моделей взаимодействия, мы считаем, что выделение трех плоскостей взаимодействия несколько затрудняет его изучение, особенно эмпирическое. Ведь если рассматривать коммуникативную плоскость как обмен вербальной информацией (а последняя носит дискретный характер, так как представляет собой совокупность знаков или символов), а перцептивную – как создание чувственного образаxc, т.е. обмен эмоциями, которые в свою очередь носят непрерывный, контекстный характер, то выделение интерактивной плоскости (т.е. плоскости взаимодействия) является излишнимxci. Учитывая вышесказанное, мы предлагаем выделить две плоскости – вербальную (знаковую) и контекстную (в основу классификации положен характер обмена информацией). Первая основана на мышлении и обмене знаками и символами (т.е. абстракциями), вторая – на обмене эмоциями.

Действительно, вербализация (обычно понимаемая как проговаривание) оперирует системой знаков, носящих специфический, социокультурный характер. Данные знаки являются, по сути, специфичным общественным договором: данная буква означает вот это, а данное слово – вот это…, и не имеют смысла вне конкретной человеческой культуры. Более того, именно оречевление человека выступает основой формирования сознания. Известно, что посредством него человек вычленяет себя из мира, создавая свой собственный смысловой мир, отличный от природного.

Следовательно, именно при помощи оречевления появляется субъектность и создается основание для создания специфичной среды жизнедеятельности – ноосферы. Невербальная коммуникация представляет собой набор смыслов, передаваемых от подсознания подсознанию в виде контекстной информации, которая превышает возможности восприятия человеком окружающего мира через механизм мышления. Невербалика не содержит в себе четких знаков, они условны, и в зависимости от ситуации могут менять свое содержание. Более того, большая часть этой информации никак не связана с физическим строением человека (например «выражение глаз»). В результате можно утверждать, что невербальная система коммуникации формируется в зависимости от взаимодействия с окружающим миром, при этом важной ее особенностью выступает то, что средства передачи информации такого рода являются врожденными и комплексными (т.е., по всей вероятности, общими для всех живых существ).

Учитывая способность субъекта модернизировать (изменять) среду обитания за счет абстрагирования, т.е. упрощения реальности (работать не с реальностью, а с действительностью, как с моделью реальности) можно сказать, что именно попытка понять (провести через сознание, через мышление)xcii всю поступающую из мира информацию приводит, с одной стороны, к возможности конструирования реальности (перестройки модели и стремлению подогнать реальность под понравившуюся модель), а с другой – к сужению реальности до модели. Соответственно неизбежным следствием выступает необходимость несознательной коммуникации, позволяющей изменять свое поведение, дающей обратную связь реальности на индивидуальную модель человека. Таким образом, подлинное социальное взаимодействие возможно только за счет соединения этих двух плоскостей, которые, по нашему мнению, можно представить графически (рис. 2). Точка расположения субъекта в пространстве этой модели и есть социальная позиция.

Вербальная плоскость


Контекстная плоскость




Рис. 2. Динамическая модель субъектного взаимодействия

Из чего же состоят данные плоскости? Мы считаем, что они складываются из характеристик социальной позиции. Попробуем их определить в следующем параграфе. Пока же отметим следующее:

Подобное понимание позволит, на наш взгляд, эмпирически и теоретически изучить рациональность экономических субъектов, соотношение социального и индивидуального психического времен.

Теперь перейдем к рассмотрению предложенной модели (см. рис. 2), отражающей характеристики социальной позиции субъекта.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации