Реферат - Бихевиоризм: истоки и развитие - файл n1.doc

Реферат - Бихевиоризм: истоки и развитие
скачать (112.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc113kb.02.11.2012 14:22скачать

n1.doc



московский городской

психолого-педагогический университет

Факультет дистанционного обучения

ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ

РЕФЕРАТ

Тема работы: Бихевиоризм: истоки и развитие.

Ф.И.О. студента: Адомавичене Марина

Ф.И.О. и звание преподавателя: Ничикова Елена Викторовна

Курс 1, семестр 1

Форма обучения: заочно-дистанционная

Москва, 2009

ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение …………………………...………………………………………………………. 3

Глава 1. Эдвард Торндайк, его исследования и доказательства……………...….4

Глава 2. Джон Браадус Уотсон, его факты и доказательства…………………….7

2.1. Ученики и сподвижники Уотсона………………………………….…..........9

Глава 3. Бихевиоризм и его разновидности………………………………………..10

3.1. Многообразие необихевиоризма………………………………………...11

3.1.1. Формальный бихевиоризм………………………………………11

3.1.2. Логический Бихевиоризм……………………………………….12

3.2. Методологический и метафизический бихевиоризм………………...12

3.3. Неформальный бихевиоризм…………………………………………....13

3.4. Радикальный бихевиоризм……………………………………………...14

Выводы………………………………………………………………………………………....15

Литература …………………………………...………………………………….... ……….…17


ВВЕДЕНИЕ


Бихевиоризм, определивший облик американской психологии в XX столетии, радикально преобразовал всю систему представлений о психике. Его кредо выражала формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание. (Отсюда и название - от англ. behavior, поведение.) Поскольку тогда было принято ставить знак равенства между психикой и сознанием (психическими считались процессы, которые начинаются и кончаются в сознании), возникла версия, будто, устраняя сознание, бихевиоризм тем самым ликвидирует психику.

Истинный смысл событий, связанных с возникновением и стремительным развитием бихевиористского движения, был иным и заключался не в аннигиляции психики, а в изменении понятия о ней.

Бихевиоризм оставался наиболее значительным движением в экспериментальной психологии на протяжении трех четвертей XX в. Истоки Бихевиоризм можно проследить в работах таких психологов, как Э.Л. Торндайк и И. П. Павлов, еще до его формального провозглашения Джоном Б. Уотсоном в 1913 году. Несмотря на то, что ряды критиков Бихевиоризма непрерывно увеличиваются, начиная с 1960-х гг., он по-прежнему остается влиятельным направлением в психологии.

В этой работе будут изложены доказательства Бихевиоризма таких известных учёных психологов как Эдвард Торндайк и Джон Браадус Уотсон. Описаны их исследования, опыты и факты. Так же будут предложены к рассмотрению различные формы и виды Бихевиоризма.


  1. Эдвард Торндайк, его исследования и доказательства.


Одним из пионеров бихевиористского движения был Эдвард Торндайк (1874-1949). Эдвард Торндайк родился 31 августа 1874 г. в небольшом городке Вильямсбург, штат Массачусетс. Его отец был священником методистской церкви. Семья придерживалась строгих правил и норм поведения. В детях с ранних лет воспитывались привычка к труду и полная самоотдача правому делу. Возможно, поэтому все три сына поступили в университет и добились больших результатов в научной деятельности. Эдвард Торндайк поступил в университет города Уэсли. Еще будучи студентом, он увлекся психологией, прочитав книгу У. Джемса «Основы психологии». Она настолько его заинтересовала, что Торндайк решил встретиться с автором и поехал в Гарвардский университет.

Сам он называл себя не бихевиористом, а "коннексионистом" (от англ. "коннексия" - связь). Однако об исследователях и их концепциях следует судить не по тому, как они себя называют, а по их роли в развитии познания. Работы Торндайка открыли первую главу в летописи бихевиоризма.

Первый психологический эксперимент он решил провести с детьми. Человек загадывал какое-либо слово и старался мысленно его представить. Дети должны были постараться угадать задуманное, тогда они получали конфеты. Этот опыт отражал психологические веяния того времени. Взаимосвязь мысли и слова уже признавалась всеми. Торндайк предположил, что, когда человек думает о чем-либо или произносит какое-либо слово «про себя», мышцы его речевого аппарата неосознанно производят едва видимые движения, которые, как правило, остаются незамеченными окружающими. Торндайк использовал конфеты в качестве поощрительного стимула к повышению чувствительности с целью уловления микродвижений и угадывания мысли. В течение эксперимента предполагалось также, что такая чувствительность будет возрастать. Администрация университета запретила его опыты, и работа осталась незавершенной. Однако эти первые экспериментаторские попытки в основном определили направление дальнейших исследований Торндайка. В своих опытах он стал использовать животных. Сначала это были цыплята, затем кошки и собаки, а также обезьяны. Всем опытам были присущи три основных момента:

1) исключалось обращение к разуму;

2) исследовалась расположенность подопытного животного к научению;

3) использовался положительный фактор подкрепления в качестве поощрения
Суть опытов Торндайка заключалась в следующем: животных помещали в специальный аппарат, снабженный различными приспособлениями, снаружи раскладывалась подкормка таким образом, чтобы испытуемое животное знало о ее присутствии. Выйти и получить желаемый кусок оно могло только в том случае, если приведет в действие определенное устройство. Торндайк тщательно наблюдал за движениями животного и отмечал время от начала эксперимента до того момента, когда животное освобождалось. Дав насытиться, животное снова возвращали в аппарат, и эксперимент продолжался. Опыты показали, что, попадая в неволю, животное всегда стремится освободиться, испытывая неудовольствие сложившимся положением. В своих отчаянных попытках выбраться на свободу оно случайно производит действие, предоставляющее выход. Это движение относится к его врожденным реакциям. При неоднократном повторении опыта поведение животного изменяется количество действий, не приводящих к свободе, постепенно уменьшается и сводится к нулю, действия же, приводящие к успеху, становятся все более точными. Все это способствовало тому, что со временем животное высвобождалось быстрее. Результаты экспериментов и собственные выводы Эдвард Торндайк подробно изложил в 1898 году в докторской диссертации "Интеллект животных. Экспериментальное исследование ассоциативных процессов у животных". Термины Торндайк употреблял традиционные - "интеллект", "ассоциативные процессы", но содержанием они наполнялись новым. То, что интеллект имеет ассоциативную природу, было известно со времен Гоббса. То, что интеллект обеспечивает успешное приспособление животного к среде, стало общепринятым после Спенсера. Но впервые именно опытами Торндайка было показано, что природа интеллекта и его функция могут быть изучены и оценены без обращения к идеям или другим явлениям сознания. Всякое действие является реакцией на ситуацию, а не на какой-либо внешний импульс. Таким образом, Торндайк делает вывод, что поведение любого живого существа определяется тремя составляющими:

1) ситуацией, которая включает в себя как внешние, так и внутренние процессы, оказывающие воздействие на индивидуума.

2) реакцией или внутренними процессами, происходящими в результате этого воздействия.

3) тонкой связью между ситуацией и реакцией, т.е. ассоциацией.

Ассоциация означала уже связь не между идеями или между идеями и движениями, как в предшествующих ассоциативных теориях, а между движениями и ситуациями. В проведённых опытах Торндайк доказал что, интеллект и его активность могут быть изучаемы и без обращения к разуму. Акцент с установления внутренних связей переносился им на установление связей между внешней ситуацией и движениями, что внесло новые веяния в ассоциативную психологию. Механический детерминизм Торндайк в своей теории соединил с биологическим, а потом и с биопсихическим, существенно расширив область психологии, ранее ограниченную пределами сознания. На основе своих исследований Торндайк вывел несколько законов научения:

1. Закон упражнения (пропорциональная связь между ситуацией и реакцией на нее относительно частоты их повторения).

2. Закон готовности (изменение готовности организма к проведению нервных импульсов связано с упражнениями)

3. Закон ассоциативного сдвига (при реакции на один определенный раздражитель из нескольких, действующих одновременно, другие раздражители, участвовавшие в данной ситуации, в дальнейшем вызывают такую же реакцию)

4. Закон эффекта. Последний, четвертый, закон вызвал множество споров, поскольку включал в себя фактор мотивации (фактор чисто психологической направленности).

Закон эффекта говорил о том, что любое действие, вызывающее удовольствие в определенной ситуации, ассоциируется с ней и в дальнейшем повышает вероятность повторения данного действия в подобной ситуации, неудовольствие же (или дискомфорт) при действии, ассоциируемое с определенной ситуацией, приводит к снижению вероятности совершения этого акта в похожей ситуации. Это подразумевает, что в основе научения лежат также некоторые полярные состояния внутри организма.

Еще один закон, предложенный Торндайком, касался врожденного комплекса движений. Если действия, совершенные в определенной ситуации, приводят к успешным результатам, то их можно назвать удовлетворяющими, в противном случае они будут нарушающими. Понятие успешного результата Торндайк дает на уровне нейронов. При успешном действии система нейронов, приведенная в готовность, на самом деле функционирует, а не бездействует.

Работы Торндайка не имели бы для психологии пионерского значения, если бы не открывали новых, собственно психологических закономерностей. Но не менее отчетливо выступает у него ограниченность бихевиористских схем в плане объяснения человеческого поведения. Регуляция человеческого поведения совершается по иному типу, чем это представляли Торндайк и все последующие сторонники так называемой объективной психологии, считавшие за коны научения едиными для человека и остальных живых существ. Такой подход породил новую форму редукционизма. Присущие человеку закономерности поведения, имеющие общественно-исторические основания, сводились к биологическому уровню детерминации, и тем самым утрачивалась возможность исследовать эти закономерности в адекватных научных понятиях.

Торндайк больше чем кто бы то ни было подготовил возникновение бихевиоризма. Вместе с тем, как отмечалось, он себя бихевиористом не считал; в своих объяснениях процессов научения он пользовался понятиями, которые возникший позднее бихевиоризм потребовал изгнать из психологии. Это были понятия, относящиеся, во-первых, к сфере психического в ее традиционном понимании, во-вторых, к нейрофизиологии. Бихевиористская теория запретила исследователю поведения обращаться и к тому, что испытывает субъект, и к физиологическим факторам.



  1. Джон Браадус Уотсон, его факты и доказательства.


Джон Браадус Уотсон (Watson, John Broadus) (1878–1958), американский психолог. Родился в Гринвилле (шт. Южная Каролина) 9 января 1878. Учился в университете Фермана и Чикагском университете. После защиты диссертации по психологии в университете Чикаго Уотсон стал профессором университета Джона Гопкинса в Балтиморе (с 1908 года), где заведовал кафедрой и лабораторией экспериментальной психологии. Умер Уотсон в Нью-Йорке 25 сентября 1958. Именно он, Джон Браадус Уотсон, стал теоретическим лидером бихевиоризма. Его научная биография поучительна в том плане, что показывает, как в становлении отдельного исследователя отражаются влияния, определившие развитие основных идей направления в целом.

Уотсон – основоположник бихевиоризма. Свою теорию впервые изложил в 1913 в статье Психология, какой ее видит бихевиорист, оцениваемую как манифест нового направления. Вслед за тем он публикует книгу "Поведение: введение в сравнительную психологию", в которой впервые в истории психологии был решительно опровергнут постулат о том, что предметом этой науки является сознание. Так же известны такие работы Уотсона как – Обучение животных 1903, Бихевиоризм 1925, Психологический уход за ребенком 1928.

Уотсон доказывал, будто реально лишь то, что можно непосредственно наблюдать. Поэтому, по его плану, все поведение должно быть объяснено из отношений между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физических раздражителей на организм и его так же непосредственно наблюдаемыми ответами, то есть реакцией. Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: "стимул - реакция" (S-R). Из этого явствовало, что процессы, которые происходят между членами этой формулы - будь то физиологические, будь то психические, психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о психических явлениях их двигательными эквивалентами.

Зависимость различных психических функций от двигательной активности была в те годы прочно установлена экспериментальной психологией. Это касалось, например, зависимости зрительного восприятия от движений глазных мышц, эмоций - от телесных изменений, мышления - от речевого аппарата и т. д. Эти факты Уотсон использовал в качестве доказательства того, что объективные мышечные процессы могут быть достойной заменой субъективных психических актов. Исходя из такой посылки, он объяснял развитие умственной активности. Утверждалось, что человек мыслит мышцами. Речь у ребенка возникает из неупорядоченных звуков. Когда взрослые соединяют с каким-нибудь звуком определенный объект, этот объект становится значением слова. Постепенно у ребенка внешняя речь переходит в шепот, а за тем он начинает произносить слово про себя. Такая внутренняя речь (неслышная вокализация) есть не что иное, как мышление.

Всеми реакциями, как интеллектуальными, так и эмоциональными, можно, по мнению Уотсона, управлять. Психическое развитие сводится к учению, т. е. к любому приобретению знаний, умений, навыков - не только специально формируемых, но и возникающих стихийно. Таким образом, исследования развития психики сводятся к исследованию формирования поведения, связей между стимулами и возникающими на их основе реакциями (S-R).

Исходя из такого взгляда на психику, бихевиористы делали вывод, что ее развитие происходит при жизни ребенка и зависит в основном от социального окружения, от условий жизни, т.е. от стимулов, поставляемых средой. Поэтому они отвергали идею возрастной периодизации, так как считали, что не существует единых для всех детей закономерностей развития в данный возрастной период. Таким образом, бихевиористы делали вывод, что какова среда, таковы и закономерности развития ребенка. Однако невозможность возрастной периодизации не исключала, с их точки зрения, необходимости создания функциональной периодизации. С этой точки зрения, этапы развития игры, обучения чтению или плаванью являются функциональной периодизацией. Точно так же функциональной периодизацией являются и этапы формирования умственных действий, разработанные в России П.Я.Гальпериным.

Доказательства прижизненного формирования основных психических процессов были даны Уотсоном в его экспериментах по формированию эмоций. Уотсон экспериментально доказывал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул. В его опытах детям показывали кролика, которого они брали в руки и хотели погладить, но в этот момент получали разряд электрического тока. Ребенок испуганно бросал кролика и начинал плакать. Опыт повторялся, и на третий-четвертый раз появление кролика даже в отдалении вызывало у большинства детей страх. После того как эта негативная эмоция закреплялась, Уотсон пытался еще раз изменить эмоциональное отношение детей, сформировав у них интерес и любовь к кролику. В этом случае ребенку показывали кролика во время вкусной еды. В первый момент дети прекращали есть и начинали плакать. Но так как кролик не приближался к ним, оставаясь в конце комнаты, а вкусная еда была рядом, то ребенок успокаивался. После того как дети переставали реагировать плачем на появление кролика в конце комнаты, экспериментатор придвигал его все ближе и ближе к ребенку, одновременно добавляя вкусных вещей ему на тарелку. Постепенно дети переставали обращать внимание на кролика и под конец спокойно реагировали, когда он располагался уже около их тарелки, и даже брали его на руки и старались накормить. Таким образом, доказывал Уотсон, эмоциональным поведением можно управлять.

Принцип управления поведением получил в американской психологии после работ Уотсона широкую популярность. Концепцию Уотсона (как и весь бихевиоризм) стали называть "психологией без психики". Эта оценка базировалась на мнении, будто к психическим явлениям относятся только свидетельства самого субъекта о том, что он считает происходящим в его сознании при "внутреннем наблюдении". Однако область психики значительно шире и глубже непосредственно осознаваемого. Она включает также и действия человека, его поведенческие акты, его поступки. Заслуга Уотсона в том, что он расширил сферу психического, включив в него те лесные действия животных и человека. Но он добился этого дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огромные богатства психики, несводимые к внешне наблюдаемому поведению.

    1. Ученики и сподвижники Уотсона

Уотсон стал наиболее популярным лидером бихевиористского движения. Но один исследователь, сколь бы ярким он ни был, бессилен создать научное направление.

Среди сподвижников Уотсона по крестовому походу против сознания выделялись крупные экспериментаторы У.Хантер (1886-1954) и К.Лешли (1890-1958). Первый изобрел в 1914 году экспериментальную схему для изучения реакции, которую он назвал отсроченной. Обезьяне, например, давали возможность увидеть, в какой из двух ящиков положен банан. Затем между ней и ящиками ставили ширму, которую через несколько секунд убирали. Она успешно решала эту задачу, доказав, что уже животные способны к отсроченной, а не только непосредственной реакции на стимул.

Учеником Уотсона был Карл Лешли, работавший в Чикагском и Гарвардском университетах, а затем в лаборатории Иеркса по изучению приматов. Он, как и другие бихевиористы, считал, что сознание безостаточно сводится к телесной деятельности организма. Известные опыты Лешли по изучению мозговых механизмов поведения строились по следующей схеме: у животного вырабатывался какой-либо навык, а за тем удалялись различные части мозга с целью выяснить, зависит ли от них этот навык. В итоге Лешли пришел к выводу, что мозг функционирует как целое и его различные участки эквипотенциальны, т. е. равноценны, и потому с успехом могут заменять друг друга.

Всех бихевиористов объединяла убежденность в бесплодности понятия о сознании, в необходимости покончить с "ментализмом". Но единство перед общим противником - интроспективной концепцией - утрачивалось при решении конкретных научных проблем.
3. Бихевиоризм, необихевиоризм и другие его разновидности.
И в экспериментальной работе, и на уровне теории в психологии совершались изменения, приведшие к трансформации бихевиоризма. Напомним, что: Бихевиоризм - это наука о поведении, понимаемом как совокупность двигательных и сводимых к ним словесных и эмоциональных ответов на воздействие внешней среды.

Система идей Уотсона в 30-х годах уже не была более единственным вариантом бихевиоризма. Распад первоначальной бихевиористской программы говорил о слабости ее категориального "ядра". Категория действия, односторонне трактовавшаяся в этой программе, не могла успешно разрабатываться при редукции образа и мотива. Без них само действие утрачивало свою реальную плоть. Образ событий и ситуаций, на которые всегда ориентировано действие, оказался у Уотсона низведенным до уровня физических раздражителей. Фактор мотивации либо вообще отвергался, либо выступал в виде нескольких примитивных аффектов, к которым Уотсон вынужден был обращаться, чтобы объяснить условно-рефлекторную регуляцию эмоционального поведения.

Попытки включить категории образа, мотива и психосоциального отношения в исходную бихевиористскую программу привели к ее новому варианту – необихевиоризму, в котором выделяются два направления, связанные с именами Кларка Леонарда Халла (введение идеи промежуточных переменных) и Берреса Фредерика Скиннера (сохранение наиболее ортодоксальных форм классического бихевиоризма). В рамках подхода Халла в социальной психологии разработан ряд теорий, прежде всего теория фрустрации-агрессии; многочисленные модели диадического взаимодействия. Характерным для работ этого рода является использование представлений математической теории игр. Особняком стоят в социально-психологическом необихевиоризме идеи социального обмена.

Необихевиоризм претендует на создание стандарта подлинно научного исследования, с хорошо развитым лабораторным экспериментом, техникой измерения. Однако сама стратегия исследования несёт на себе черты принципиальной позиции бихевиоризма.

3.1. Многообразие необихевиоризма

Основными видами необихевиоризма являются формальный Бихевиоризм, включая логический и целевой Бихевиоризм; неформальный Бихевиоризм; радикальный Бихевиоризм. Все они, за исключением последнего, — формы методологического Бихевиоризм; радикальные бихевиористы стоят на позициях метафизического Бихевиоризма.

3.1.1. Формальный бихевиоризм

Формальный бихевиоризм. Рассматривая поведение в качестве предмета психологии, бихевиорист вовсе не исключает возможности обращения к ненаблюдаемым процессам, которые могут быть использованы для объяснения наблюдаемого поведения. В действительности, под влиянием логического позитивизма и операционизма, формальный бихевиорист видит свою задачу в объяснении наблюдаемого поведения на основе теории, состоящей именно из таких ненаблюдаемых логических категорий. Однако при этом данный ненаблюдаемый теоретический конструкт операционально определяется в терминах либо тех манипуляций, которые осуществляются над подопытным животным, либо определенного аспекта его стимульного окружения, либо измеряемого аспекта его поведения. Следуя этой логике, формальные бихевиористы, с одной стороны, надеются, приняв методологический Бихевиоризм, придать своим исследованиям научный статус, а с другой — достичь такого же уровня объяснительной теории, как в физике или химии, где использование теоретических терминов — обычное явление.

3.1.2. Логический Бихевиоризм.

Логический Б. Кларка Л. Халла и его последователей — наиболее полно разработанная программа Формального бихевиоризма. Следуя примеру Ньютона и физическим наукам в целом, Халл разработал гипотетико-дедуктивную теорию научения, универсальную для всех млекопитающих. Эта теория была сформулирована в виде набора аксиом, из которых путем операциональных определений можно было впоследствии выводить прогнозы в отношении поведения и подвергать их соответствующей экспериментальной проверке. Сопоставление логического Б. Халла с целевым или когнитивным бихевиоризмом Э. Ч. Толмена показывает, насколько могут два варианта Б. различаться между собой в деталях, одновременно сохраняя верность общему духу и идее направления, провозглашенного Уотсоном. Толмен отверг механистический мускульно-рефлекторный подход Уотсона и Халла. Для них научение заключалось в связывании определенных стимулов со специфическими моторными реакциями, что предполагало исключение возможности всякого обращения к цели или намерению, к-рое они считали мистическими и менталистскими понятиями. Толмен, однако, рассматривал поведение как неизбежно целенаправленное (животные всегда пребывают на пути движения в прямом или обратном направлении от некоторой цели), а научение как неизбежно когнитивное; его целью является не реагирование на стимулы, а получение информации о своем окружении.

3.2. Методологический и метафизический бихевиоризм.

Методологический бихевиорист допускает, что психические явления и процессы — это реальность, однако считает, что они недоступны научному изучению. Научные факты, говорит методологический бихевиорист, должны быть публичными и открытыми явлениями, такими как движения планет или химические реакции, которые могут наблюдать все исследователи. Сознательный опыт, однако, неизбежно оказывается сугубо личным и внутренним; интроспекция может его описать, но не способна сделать его публичным и открытым для всеобщего обозрения. Следовательно, чтобы стать наукой, психология должна заниматься изучением только публичного и открытого поведения и отвергнуть интроспекцию. Отсюда сознание, несмотря на всю свою реальность и привлекательность, с методологической точки зрения, не может быть предметом научной психологии.

Метафизический бихевиорист высказывает еще более радикальное утверждение: точно так же, как физ. науки отвергли демонов, духов и богов, показав мифичность их существования, так и психолог должен отвергнуть — как мифические — психические явления и психические процессы. Это вовсе не означает, что такие ментальные понятия, как «идея», лишены всякого смысла, ведь и понятие «Зевс» также не является совершенно бессмысленным. Мы можем описать Зевса и объяснить, почему люди верили в него, не утверждая при этом, что имя «Зевс» имеет отношение к чему-то, что когда-либо существовало. Сходным образом, говорит этот радикальный бихевиорист, мы можем описать условия, при которых люди используют «идею» или любое другое ментальное понятие, и объяснить, почему они верят в то, что обладают разумом или душой. Утверждать, что «идея», «разум» и подобные понятия не имеют отношения к чему-либо, что существует в реальности, за исключением, пожалуй, определенных действий и определенных стимулов. Следовательно, поскольку нельзя исследовать то, что не существует (психика), психология должна быть бихевиористской: все, что реально существует — это поведение.

3.3. Неформальный бихевиоризм

Развитие Бихевиоризма продолжалось и после «золотого века» теории в 1930—40-х гг. Неохалловский Б. послевоенного времени (после Второй мировой войны) иногда называют необихевиоризмом, однако назв. «Н. б.» или «либерализованная теория S-R» более точно отражают его сущность. Характерный признак этого движения — снижение внимания к проблемам построения аксиоматической универсальной теории и готовность говорить о свойственных людям высших психических процессах, пусть даже как промежуточных S-R переменных. Тем самым Формальный бихевиоризм утрачивал свою прежнюю жесткость выражения и приобретал большую гибкость в обращении с такими важными человеческими феноменами, как речь и решение задач. Неформальные бихевиористы рассматривали S-R пары в качестве центральных процессов головного мозга, к-рые, тем не менее, подчинялись обычным законам S-R научения, и поэтому могли быть включены в операциональные S-R теории научения без отказа от Бихевиоризма. Неформальные бихевиористы смогли, таким образом, говорить о мышлении, памяти, решении проблем и речи в терминах S-R теории поведения, обращаясь с ними как со скрытыми компонентами приобретенных S-R связей. Это позволяло существенно расширить перечень форм поведения, рассматриваемого в терминах S-R.

Примечательным продуктом этого направления стала теория социального научения — результат сочетания неохалловского Бихевиоризма и психоанализа с некоторыми из постулированных Фрейдом психических механизмов, рассматриваемых в качестве скрытых, опосредующих поведение переменных.

3.4. Радикальный бихевиоризм.

Наиболее последовательной формой Бихевиоризма является Радикальный бихевиоризм Б. Ф. Скиннера. Скиннер отверг методологический Бихевиоризм для утверждения еще более радикального метафизического Б. Разговоры о разуме и психике являются не более чем культурными мифами, которые надлежит разоблачить и отбросить.

Существуют три объяснения обычных, повседневно употребляемых менталистских понятий. Во-первых, некоторые разговоры о психических явлениях в действительности касаются обычных физических процессов в теле, которым мы привыкли давать эти ярлыки. Не существует принципиального различия между таким внешним стимулом, как булавочный укол, и таким внутренним стимулом, как зубная боль, за исключением того, что доступом к последнему стимулирующему событию обладает лишь сам человек. Во-вторых, некоторые психические явления, в особенности чувства, являются всего лишь сопутствующими побочными продуктами влияний окружения и результирующего поведения, но не играют роли в детерминации поведения. Так, человек может «испытывать удовлетворение» вследствие похвалы своего начальника, однако то, что действительно контролирует поведение, есть сама похвала. Значит, разновидность подкрепления, а не сопутствующее ей чувство. В отличие от внутренних стимулов, которые могут осуществлять управление поведением, сопровождающие его чувства этого не делают и могут игнорироваться научной психологией, несмотря на всю свою феноменологическую привлекательность. Наконец, от многих менталистских терминов можно отказаться просто как от мифов, представляющих собой вербальные операнды, усваиваемые нами в условиях нашей специфической культуры и совершенно лишенные объективных оснований.

По своей сущности, несмотря на различие в частностях и деталях, Радикального бихевиоризма наиболее близок из всех разновидностей необихевиоризма к классическому Бихевиоризму Уотсона.

ВЫВОДЫ

Радикальный бихевиоризм на сегодня остается единственной оказывающей серьезное влияние разновидностью Бихевиоризма. Другие его формы стали достоянием истории, и интеллектуальные потомки отцов-основателей уже не разделяют их теоретических воззрений. Однако Бихевиоризм как философское и историческое течение остается объектом интереса со стороны психологов, философов и историков.

Один из прикладных аспектов поведенческой психологии все мы постоянно испытываем на себе, подвергаясь неустанному и, надо признать, весьма эффективному воздействию рекламы. Как известно, основоположник бихевиоризма Уотсон, лишившийся вследствие скандального развода всех академических должностей, нашел себя в рекламном бизнесе и немало в нем преуспел. Сегодня герои рекламных роликов, склоняющие нас к покупке того или иного товара, — это фактически солдаты армии Уотсона, стимулирующие согласно его заветам наши покупательские реакции. Но самое широкое применение идеи бихевиоризма нашли в педагогической практике. Во всем мире в практику воспитания и образования вошла рабочая схема формирования человека, основанная на «впечатывании» (термин Торндайка) связей между стимулами и реакциями, что реально означает выработку «правильных» реакций и устранение «неправильных».

При этом процесс социализации и собственно научения трактуется как опробование различных подходов, пока не будет найден правильный вариант реакции, а затем ее тренировка до тех пор, пока она окончательно не закрепится.
Особое значение в этой связи приобрела идея позитивного и негативного подкрепления той или иной реакции в качестве необходимого фактора формирования поведения. В конце концов, что есть школьная отметка как не форма подкрепления?
Правда, педагоги гуманистической ориентации гневно клеймят школьную отметку и призывают от нее отказаться в пользу исключительного поощрения реальных достижений. Но насколько это противоречит идеям бихевиоризма? Создается впечатление, что с работами бихевиористов мало кто из их критиков по-настоящему знаком.

А вот, например, строки из Скиннера: «Наиболее эффективным способом контроля за поведением является награда. Наказание информирует о том, чего не надо делать, но не сообщает о том, что нужно делать. Наказание является основным препятствием научению.

Наказуемые формы поведения не исчезают; они почти всегда возвращаются замаскированными или сопровождаемыми другими формами поведения. Эти новые формы помогают избежать дальнейшего наказания или являются ответом на наказание. Тюрьма — прекрасная модель, демонстрирующая неэффективность наказания. Если заключенный ничему не научился, то нет никакой гарантии, что в той же среде с теми же соблазнами он будет вести себя по-другому. Кроме того, наказание поощряет наказывающего. Учитель, пугая ученика плохой отметкой, добивается того, что тот становится внимательнее. А для учителя это положительное подкрепление. И он все чаще прибегает к наказанию, пока не возникнет бунт. В итоге наказание не удовлетворяет наказывающего и не приносит пользы наказываемому».

Если опустить формулировку «контроль за поведением», то даже не верится, что эти слова принадлежат «без пяти минут фашисту», которого вот уже полвека отчаянно поносят полчища гуманистически настроенных психологов, педагогов и публицистов. По сути дела, весь пафос их критики сводится к тому, что с помощью бихевиоральных методов можно вершить всяческие издевательства над людьми.

Всей историей своего развития бихевиоризм продемонстрировал — значение этого научного направления и его историческая судьба сродни тем, что характерны для любой психологической школы. В свое время его рождение отвечало насущным требованиям науки и практики, всей общественной жизни, явилось позитивным шагом в развитии науки, поскольку Бихевиоризм берется объяснить наше поведение и способствовать его формированию в наилучшем направлении. Кое в чем это удается блестяще, кое в чем — более или менее успешно, однако исчерпывающего объяснения и безупречного практического инструментария он дать не в состоянии.

Эволюция Бихевиоризма показала, что его исходные принципы не могут стимулировать прогресс научного знания о поведении. Даже психологи, воспитанные на этих принципах, приходят к выводу об их недостаточности, о необходимости включить в состав главных объяснительных понятий психологии понятия образа, внутреннего "ментального" плана поведения и др., а также обращаться к физиологическим механизмам поведения. В настоящее время лишь немногие из американских психологов (наиболее последовательно и непримиримо - американский психолог Б.Скиннер и его школа) продолжают защищать постулаты ортодоксального Бихевиоризма.


ЛИТЕРАТУРА

  1. М.Г. Ярошевский, История психологии от античности до середины ХХ в. Учеб. пособие. - М., 1996.




  1. Е.В.Руденский, Социальная психология. – М.: ИНФРА – М;

Новосибирск: НГАЭиУ, 1997,

  1. Г.М.Андреева, Социальная психология. – М.: Изд-во МГУ, 1988,



  1. Т.Шибутани Социальная психология: Пер. с англ.-

- Ростов - на - Дону: Феникс, 1995,

  1. Социальная психология. Краткий очерк. Под общей редакцией

Г.П.Предвечного и Ю.А.Шерковина. М.: Политиздат, 1975.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации