Павленок П.Д. и др. Социология - файл n1.doc

Павленок П.Д. и др. Социология
скачать (6623 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc6623kb.06.11.2012 09:07скачать

n1.doc

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42
Общественные классы — это большие группы людей, раз­личающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей час­тью закрепленному и оформленному в законах) к средствам про­изводства, по их роли в общественной организации труда, а сле­довательно, по способам получения и размерам той доли обще­ственного богатства, которой они располагают. В условиях анта­гонистических формаций один класс может присваивать себе труд

190
класса эксплуатируемого, подчиненного. Кроме этих основных, социально-экономических признаков, для классов характерны также вторичные, производные: условия, быт и образ жизни; интересы; их социально-политическая роль в обществе, обще­ственное поведение, активность; степень социально-политичес­кой организованности, образования, культуры, профессиональ­но-производственной подготовки; сознание, идеология, воззре­ние, их духовный облик, общественная психология. Эти показа­тели используются при изучении и других элементов социальной структуры.

При характеристике рабочего класса и крестьянства как класса необходимо иметь в виду, что это труженики, в отличие от интеллигенции, прямо или косвенно (через систему машин и механизмов) воздействующие на орудия и предметы труда. Ак­туальным является изучение процесса преодоления отчуждения рабочих и крестьян от собственности, их реального доступа к управлению на всех уровнях.

В современных условиях нашей страны важное значение имеет социологическое изучение природы, основных черт и ха­рактеристик вновь народившегося класса предпринимателей, но­вого слоя кооператоров, сельских арендаторов и фермеров, ра­ботников совместных предприятий, других групп и слоев, выз­ванных к жизни происшедшими и происходящими социально-экономическими и политическими преобразованиями.

Социальные группы. Это объективно существующие ус­тойчивые категории людей, занимающие определенное место и играющие определенную, присущую им, роль в общественном производстве. В отличие от общественных классов они не имеют специфического отношения к средствам производства. Социальны­ми можно считать такие группы, как интеллигенция, служа­щие, люди умственного и физического труда, население города и деревни.

Интеллигенция представляет собой социальную группу лю-дей, профессионально занимающихся квалифицированным ум-ственным трудом, требующим высокого профессионального об­разования (высшего или среднего специального). В литературе имеет место также широкое толкование интеллигенции, вклю-

191
чающее всех работников умственного труда, как интеллиген-тов-специалистов, так и служащих-неспециалистов1, занимаю-щихся неквалифицированным, несложным умственным трудом не требующим высокого образования (учетчики, счетоводы, кас­сиры, секретари-машинистки, контролеры сберкасс и т. д.).

Роль, место и структура интеллигенции в обществе опреде­ляется выполнением ею следующих основных функций: научно-технического и экономического обеспечения материального про­изводства; профессионального управления производством, об­ществом в целом и отдельными его подструктурами; развития духовной культуры; воспитания людей; обеспечения умственно­го и физического здоровья страны. Выделяют интеллигенцию научную, производственную, педагогическую, культурно-худо­жественную, медицинскую, управленческую и военную. Интел­лигенцию делят также на слои по квалификации, месту жи­тельства, отношению к средствам производства, а также по со­циально-демографическим признакам.

Для социологической практики важно отметить, что люди умственного и физического труда как социальные группы от­личаются между собой: 1) по различному содержанию выполня­емого ими труда, соотношению затрат физических и интеллек­туальных сил, по степени сложности труда, по условиям, в которых протекает их труд; 2) по культурно-техническому уров­ню работников физического и умственного труда (образованию, квалификации, профессиональному составу); 3) по уровню куль­турного и материального благосостояния, культурно-бытовым условиям жизни. В качестве различия между ними выступает и отношение (нередко пренебрежительное) к тому или иному виду труда. Эти социальные различия в социологических исследова­ниях могут использоваться как социальные показатели.

В практике социологических исследований важно учиты­вать, что на современном этапе люди умственного труда пред­ставлены четырьмя подгруппами: интеллигентами, служащими-

1 Понятие "служащие" употребляется еще в 2-х значениях: а) как все ра-ботники умственного труда, в отличие от рабочих и крестьян; б) как ра-ботники (и умственного, и физического труда), состоящие на службе У государства.

192
неспециалистами, частично рабочими, крестьянами и др. коопе­раторами. Следует также иметь в виду, что социальные разли­чия между людьми умственного и физического труда, принима­ющие в зависимости от типа общественного устройства харак-тер противоположности или существенных различий, не тожде­ственны различиям между умственным и физическим трудом. Однако эти понятия, как и сами явления, взаимосвязаны и вза­имообусловлены. Первые находят свое проявление в социально неравном, неодинаковом положении в обществе людей умствен­ного и физического труда (выражаются в отмеченных выше раз­личиях), вторые имеют своей основой и выражают социальную неоднородность труда, т. е. требует разной подготовки, разных затрат со стороны общества, а поэтому по-разному и оценива­ются.

Предметом социологических исследований могут быть изме­нения в характере, условиях и содержании труда, что в благо­приятных общественных условиях и под влиянием научно-тех­нического прогресса проявляется в интеллектуализации физи­ческого и технизации умственного труда. Следствием этого яв­ляются изменения социального положения этих работников, их сближения между собой. В неблагоприятных общественных ус­ловиях, в кризисных и предкризисных ситуациях наблюдается стагнация этих процессов, обеднение содержания труда, ухуд­шение его условий, а следовательно, социального положения тружеников умственного и физического труда, консервация, тор­можение общемировой тенденции преобразования труда.

Население города и деревни как социальные группы разли­чаются по месту проживания. Город и деревня остаются главны­ми видами поселения людей, несмотря на существование целой системы переходных форм расселения, которые в современных Условиях становятся все более многочисленными и распростра­ненными.

Проблему города и деревни нельзя сводить, как это неред­ко было, к проблеме классов или проблеме — город и колхоз­ная деревня (в лучшем случае — и совхозная деревня), про­мышленности и сельского хозяйства, государственной и коопе­ративной форм собственности. Это — проблема комплексная, зат-

193
рагивающая все стороны и сферы общественной жизни. Все эле­менты целостной структуры общества существуют и в городе, и в деревне, хотя и в разной степени, и в разных пропорциях,

В социологических исследованиях при анализе единства и существенных различий между городом и деревней необходимо учитывать их характер (производственно-технический и соци­альный) и виды. Во-первых, следует иметь в виду различия меж­ду городом и деревней как типами поселений (размеры их, кон­центрация населения, уровень развития производительных сил, сочетание промышленного и сельскохозяйственного производ­ства, насыщенность объектами культурно-бытового назначения, благоустройство, развитие транспорта, средств связи и т. д.). Во-вторых, учитывать различия между населением города и де­ревни как социальными группами, отличающимися между собой по всему положению в обществе (место проживания, содержа­ние труда, различия в образовательном и культурном уровне, в уровне благосостояния, бытового устройства, образа жизни и т. д.).

Сельское и городское население можно рассматривать так­же как один из видов социально-территориальных общностей людей.

Для проведения социологических исследований очень важна проблема типологизации населенных пунктов. Ее основаниями могут быть указанные выше различия между городом и дерев­ней как типами поселений. При типологизации городов в основ­ном пользуются такими показателями, как концентрация в них населения, численность его, а также административная роль того или иного города. Более богатая типологизация применялась у нас при изучении проблем деревни: по типам хозяйства (колхоз­ная, совхозная, колхозно-совхозная, колхозно-промышленная де­ревня); по доли занятых в тех или иных отраслях народного хозяйства (чисто сельские, аграрные; преимущественно сельс­кие; аграрно-промышленные и т. д.).

Социальные слои — это части определенного класса, со­циальной группы. Их выделение и социальный облик зависят от зрелости существующего способа производства. Так, при капи­тализме внутриклассовые слои выделяются прежде всего в за-

194
висимости от размеров собственности: крупная, средняя и мел­кая буржуазия. В переходный период к социализму особенно на начальном этапе структура рабочего класса, скажем, представ­лена, во-первых, кадровыми рабочими, во-вторых, рабочими, сохраняющими еще экономические связи с мелкособственничес­ким хозяйством, в-третьих, рабочей аристократией, т. е. людь­ми, связанными с капиталистическими классами. В дореволюци­онных условиях и до утверждения кооперативных форм собствен­ности деление крестьянства шло на: 1) бедняков, батраков; 2) се­редняков и 3) богатых крестьян. В условиях социализма главную роль начинают играть другие признаки и прежде всего харак­тер труда, его качество и связанная с этим квалификация ра­ботников, их культурно-технический уровень, вклад в обществен­ное производство и вытекающие отсюда размеры получаемых доходов.

В социологических исследованиях при изучении проблем рабочего класса чаще всего в его составе выделяют слои рабо­чих низкой, средней и высокой квалификации. В составе колхоз­ного крестьянства и др. отрядов кооперативных трудящихся вы­деляются четыре слоя: 1) работники неквалифицированного и малоквалифицированного труда, не имеющие специальной про­фессиональной подготовки; 2) работники, занятые немеханизи­рованным квалифицированным трудом (строители, садоводы, виноградари и т. д.); 3) работники квалифицированного труда при машинах и механизмах (животноводы на механизированных фермах, птицеводы и т. д.); 4) механизаторы (шоферы, тракто­ристы, комбайнеры). Членение крестьянства возможно также по отраслям: животноводы, растениеводы и т. д.

В составе интеллигенции можно выделить слои по уровню образования (среднеспециальное, высшее, имеющие ученую сте­пень и звание), а также "практиков", лиц, занятых умственным квалифицированным трудом и не имеющих соответствующего Диплома. Интеллигенцию и служащих-неспециалистов делят также на слои, используя такие критерии, как место проживания (го­родская и сельская интеллигенция), место в общественном про­изводстве (производственная и непроизводственная интеллиген­ция) и др.

195
Слоевое членение по признаку характера и содержания труда ведет к профессиональному делению людей, формированию со­циально-профессиональной структуры как своеобразного вида социально-классовой структуры по "вертикали". На этом основа­нии (состояния общественного труда) различают группы людей, занятых умственным и физическим трудом, трудом управлен­ческим и исполнительским, промышленным и сельскохозяйствен­ным (распределение и разделение труда); трудоспособное насе­ление и две группы людей, не занятых в общественном произ­водстве: 1) до включения в общественно необходимый труд и 2) вышедшие из активного общественно производительного тру­да ■— не занятые в общественном производстве пенсионеры.

Социально-профессиональная структура базируется на про­фессиональном разделении труда, его отраслевой структуре. Наличие высокоразвитых, среднеразвитых и слаборазвитых от­раслей производства предопределяет неодинаковое социальное положение работников. Это конкретно зависит от уровня техни­ческого развития отраслей, степени сложности труда, уровня квалификации, условий труда (тяжести, вредности и т. д.).

Общественные или социально-демографические группы. Это — молодежь, женщины и мужчины, пенсионеры, школь­ники и т. д. Критериями выделения социально-демографических групп являются различия половые и возрастные. Не будучи сами по себе, в строгом смысле слова, различиями социальными, эти естественно-природные различия в классовых обществах могут приобретать и действительно приобретают характер социальных различий. Об этом свидетельствует неодинаковое, неравное по­ложение в обществе мужчин и женщин, представителей разных поколений, тяжелое, как правило, социальное положение пре­старелых, ветеранов труда и т. д.

Половозрастную структуру обычно исследуют либо по од­ному (полу и возрасту), либо по обоим признакам. Специалисты-демографы особое внимание обращают на важность разделения населения на три группы по возрасту: дети (0—14 лет), молодые и средние возрасты (15—49 лет), старшие (пожилые) — 50 лет и старше. Это объясняется необходимостью знать трудовой по­тенциал населения, динамику его развития. Это естественно,

196

ибо в качестве основы такого деления берется критерий вклю­ченности в трудовую деятельность: дотрудовой, трудовой и пос-летрудовой возраст. Известно, что современный город распола­гает прогрессивной структурой (в ней доля лиц моложе 15 лет больше доли лиц 50 лет и старше). Деревне присуще "старение". Это уже установлено. Как будет развиваться этот процесс даль-ше, как он содержательно выглядит в разных регионах, райо­нах, поселках, это можно выяснить социологическими метода­ми, используя предложенную типологизацию населения. Социо­логи (совместно с демографами и другими специалистами) могут предложить оптимальную структуру половозрастных групп как в региональном, так и внутрирегиональном масштабе.

Необходимо подчеркнуть важность выделения молодежи как специфической, социально-демографической группы. Таковой ее делают общность возрастных, социально-психологических и фи­зиологических особенностей, наличие специфических интересов и потребностей. Учитывая это, главное внимание в социологи­ческих исследованиях обращается на изучение социальной и про­фессиональной ориентации молодежи, ее потребностей и инте­ресов, степень соответствия их интересам и потребностям обще­ства, адаптации молодежи в разных коллективах, ее обществен­ной активности, участия в неформальных объединениях, отно­шение к процессу общественных реформ и т. д.

Важным элементом социальной структуры общества являет­ся семья. Чаще всего в переписях населения она понимается как группа совместно проживающих лиц, связанных между собой родством или браком и имеющих общий бюджет. Вместе с тем семья рассматривается некоторыми учеными как несколько групп родственников, проживающих совместно, хотя и не имеющих общего бюджета. Некоторые понимают семью и как группу от­дельно проживающих родственников. Первый подход в понима­нии семьи представляется наиболее оправданным.

Для социологических исследований важно иметь в виду (осо­бенно при составлении "паспортички", т. е. социально-демогра­фической части анкеты, другого инструментария) выделение в составе населения не только семей, но и отдельно проживаю­щих членов семей и одиночек. К лицам первой категории относят

197
людей, поддерживающих с семьей постоянные экономические отношения, имеющих общий с ней бюджет.

Для анализа социальных процессов, различных сторон об­щественной жизни необходим учет брачного состояния населе­ния. По этому признаку различают женатых (замужних), холос­тых (незамужних), вдовых, разведенных и разошедшихся. В ряде стран (ФРГ, Венгрия и др.) учитывают характер брака незави­симо от того, зарегистрирован он или нет.

В социологических исследованиях следует учитывать также средний размер семьи. Особенно это важно при изучении го­родского и сельского населения, тех или иных процессов в раз­личных регионах страны.

Принципиальное значение в социологическом изучении со­циальной структуры, других проблем имеет учет состава семей, осуществляемый по различным основаниям: число поколений в семье; число и полнота супружеских пар; число и возраст несо­вершеннолетних детей; степень родства между представителями одного или двух смежных поколений и т. д. Эти показатели де­мографического состава семей в особенности важны в исследова­нии социальных проблем, доходов населения, уровня потребле­ния, жилищных условий и т. д.

Используется также деление семей по социальному соста­ву. Учитывая социальную принадлежность, выделяют следую­щие группы семей: гомогенные (однородные) в социальном отно­шении, в которых все члены семьи принадлежат к одной соци­альной группе, классу, слою (семьи рабочих, крестьян, служа­щих; семьи рабочих квалифицированного труда; семьи крестьян неквалифицированного труда и т. д.); гетерогенные (неоднород­ные, смешанные) семьи, члены которых принадлежат к разным классам, социальным группам, слоям (семьи рабочих и кресть­ян; семьи рабочих и служащих; семьи рабочих квалифицирован­ного и неквалифицированного труда и т. д.). Такое деление не­обходимо в первую очередь при изучении процессов развития элементов социальной структуры общества.

При изучении национальных процессов используется деле­ние семей по национальному признаку.

198
Исследуя миграционные процессы, используют генетичес­кую структуру семьи, учитывая родившихся в данной местности и приехавших сюда.

Важным элементом социальной структуры является коллек­тив. Это — своеобразное органическое единство ее (структу­ры) горизонтального и вертикального срезов, ячейка общества. Это организованная, относительно компактная группа людей, объединенных конкретным видом общественно полезной деятель­ности, осуществляемой в рамках той или иной формы собствен­ности, а также складывающимися в ходе этой деятельности от­ношениями сотрудничества, взаимопомощи и взаимной ответствен­ности, интересами, ценностными ориентациями, установками и нормами поведения. В коллективе сочетаются интересы обще­ственные, групповые и индивидуальные.

В практике социологических исследований необходим учет видов коллективов: трудовых, общественно-политических, учеб­ных, воинских, спортивных, культурных и др. Основное место в системе коллективов принадлежит трудовым коллективам. В нашей стране в конце 80-х гг. насчитывалось около 2,5 млн. трудовых коллективов, в их числе: более 150 тыс. производствен­ных; свыше 1450 тыс. коллективов в сфере обслуживания; свы­ше 850 тыс. коллективов в сфере культуры, образования, меди­цины.

На современном этапе особенно актуальны социологические исследования проблем, связанных с переходом к новому меха­низму хозяйствования, процессами демократизации и гласности, решением социальных проблем, вопросами воспитания и други­ми сторонами жизни коллективов.

Важнейшим элементом социальной структуры общества яв­ляются социально-этнические общности людей. Они включали в себя (с учетом эволюции человеческого общества) род, племя, народность, нации. Родовым понятием здесь выступает этнос, означающий исторически сложившуюся на определенной терри­тории устойчивую совокупность людей, обладающих общими чер­тами, стабильными особенностями культуры (включая язык) и психологического склада, сознающих свое единство и отличие от подобных образований (т. е. обладающих самосознанием). При-

199
знаки этноса: язык, народное искусство, обычаи, обряды, тра­диции, нормы поведения, привычки, т. е. такие компоненты куль­туры, которые передаются из поколения в поколение, образуют так называемую этническую культуру.

Этносы, сохраняя этнические черты, в то же время, по мере развития общества, претерпевали изменения, особенно в социальной сфере, образуя определенные устойчивые социаль­но-этнические общности. Первой такой общностью был род, пред­ставляющий собой группу кровных родственников, ведущих свое происхождение по материнской или отцовской линии. Он при­шел на смену первобытному человеческому стаду. В связи с эк-зогамностью (запрещением браков внутри рода) он объединялся в племена. Характерными чертами рода являлись первобытный коллективизм, отсутствие частной собственности, классового де­ления, моногамной семьи. Он распался с возникновением классо­вого общества. Но пережитки родоплеменного деления сохрани­лись до наших дней у многих народов. И это надо учитывать при регулировании отношений между социально-этническими группами.

Главный отличительный признак рода племенных объедине­ний — кровнородственные связи его членов.

Народность — это форма социально-этнической общности людей, исторически следующая за родоплеменной общностью. Начало ее возникновения относится к периоду разложения пер­вобытно-общинных отношений. Если для родоплеменных объеди­нений характерны кровно-родственные связи, то для народно­сти — территориальные. Народность характерна прежде всего для рабовладения и феодализма. В условиях капитализма, с уси­лением экономических и культурных связей, она превращается в нацию. Однако народности существуют и при капитализме, и при социализме, поскольку в силу ряда причин (отставание в развитии, малочисленность и т. д.) не сложились в нацию.

Нация же представляет собой исторически складывающий­ся тип этноса, историческую общность людей, характеризую-щуюся устойчивой целостностью (общностью) экономической жизни (главный признак), языка, территории, некоторыми осо­бенностями культуры и быта, психологического склада и этни-

200
ческого (национального) самосознания. Нация приходит на смену народности. Это более широкая, чем народность форма общнос-ти, складывающаяся с возникновением и становлением буржу­азной формации. Возникающие в процессе социалистических преобразований социалистические нации отличаются от буржу­азных наций своей экономической и политической основой, со­циально-классовой структурой и духовным обликом. Выделяют также нации переходного типа.

Наряду с рассмотренными социально-этническими общнос­тями в науке используется и понятие народ как интегративное понятие, возникающее в ходе развития и сближения социально-классовых и социально-этнических групп. В данном случае по­нятие народ используется только в отмеченном контексте.

Наряду с рассмотренными основаниями (формы собственно­сти, общественный труд, территориально-поселенческое, демог­рафическое, семейное, этническое основания) в литературе пред­лагается также учитывать еще так называемое нормативное ос­нование. Здесь имеется в виду распределение членов общества по поводу принятия и осуществления норм и принципов суще­ствующего общественного строя. Это связано не столько с со­циальным положением личности, социального слоя, группы, сколько с их позицией. Как показывает жизнь, социальное поло­жение и социальная позиция не всегда прямо связаны между собой.

Помимо рассмотренных социальных (классы, интеллиген­ция, служащие, люди умственного и физического труда, насе­ление города и деревни) и социально-демографических групп (мо­лодежь, женщины, пенсионеры и т. д.) в социологических и осо­бенно в социолого-психологических исследованиях используют­ся и другие квалификации групп людей, как пересекающиеся, так и не пересекающиеся с указанными выше основаниями. Ниже приводятся названия этих групп и дается краткая их характери­стика.

Это прежде всего большая группа, под которой понимает­ся группа с большим числом членов, в отличие от малой группы характеризуется разными типами связей и не предполагает обя­зательных личных контактов. Ее основными типами являются:

201
а) условные, статистические; б) образуемые некоторыми пове­денческими признаками (аудитория, публика); в) классовые, национальные и др. группы; г) территориальные (город, госу­дарство).

К малой группе (контактной) относят группы людей, имею­щих непосредственные контакты.

Группа номинальная — это разновидность большой груп­пы; совокупность людей, выделяемая по некоторому признаку, важному для целей исследования (по возрасту, образу мыслей, месту жительства и т. д.).

Первичной группой называют разновидность малой группы (семья, группа сверстников, друзей, соседская группа, бригада и т. д.), которая характеризуется высокой степенью эмоциональ­ности отношений и индентификации членов с группой. Она обес­печивает главным образом процесс первичной социализации и опосредствующего вхождения в другие группы, называемые, в отличие от первичных, вторичными (большими и формальными группами).

Под группой референтной понимается реальная или вообра­жаемая социальная (социально-психологическая) группа, общ­ность, с ценностями, нормами и установками которой индивид соотносит свое поведение с целью их принятия или сравнивания.

Группа формальная (официальная, целевая) представляет собой такую социальную (общественную) группу, которая обла­дает юридическим статусом, является частью социального ин­ститута, организации, имеет целью достижение какого-то опре­деленного результата на основе разделения труда и специализа­ции функций, делегирования власти, установления постоянных линий коммуникаций, системы координации действий в рамках того или иного социального института, организации. Функции, цели, правила поведения, как и само членство в формальных группах, формализованы, т. н. фиксированы в положениях, ус­тавах, инструкциях и др. Нормативных документах. Формальные группы включают в себя также группы неформальные, члены которых находятся между собой в особых социально-психологи­ческих, неофициальных отношениях (дружеских, товарищеских, отношений лидерства, престижности, симпатий и т. д.).

202
Этническая группа — это часть этноса (племени, народно­сти, нации), ядро которого находится в другом социальном орга­низме (стране, республике и т. д.). Этнические группы могут быть как в компактном, так и дисперсном (рассеянном) состоя­нии.

Укажем на деклассированные элементы, под которыми по­нимаются лица, утратившие устойчивые связи с социальными группами, опустившиеся на "дно" общественной жизни. Их обыч­ные занятия — воровство, мелкая спекуляция, мошенничество, бродяжничество, проституция, кратковременная работа по най­му. Причинами появления и роста деклассированных элементов являются экономические и социально-политические кризисы, массовая безработица, обнищание низших слоев населения.

Сложность действительно научного исследования проблем социальной структуры состоит в том, что нельзя ограничиваться каким-то одним основанием при изучении того или иного объек­та, а следует учитывать и другие основания, другие признаки.

§ 4. Тенденции развития социальной

структуры и их проявление на современном

этапе развития российского общества

Этот вопрос надо рассматривать в рамках преимущественно формационной социологии, в органической связи этапов (стадий) человеческого общества. Следует исходить из того, что соци­альная структура общества как совокупность различных объек­тивно существующих общностей, групп и классов и взаимоотно­шений между ними по мере развития человеческого общества претерпевает качественные изменения. Качественное состояние социальной структуры, представленное все более усиливающи­мися взаимоотношениями социального равенства и социальной справедливости между группами и общностями людей, опреде­ляется как социальная однородность общества. Причем это ха­рактерно не только для общества коммунистической формации с чем чаще всего связывается этот вопрос), но и для предше-ствующих этапов человеческого общества. Достаточно сравнить

203
хотя бы положение и отношения между рабами и рабовладельца­ми, феодалами и крестьянами, буржуазией и рабочим классом. Именно такого рода процесс, движение, функционирование и усиление социальной однородности (нового, более очеловечен­ного состояния взаимоотношений между классами, группами и общностями людей, усиления социального равенства между ними сразу в политической, а затем и в других сферах), назван тен­денцией развития социальной структуры. Эта тенденция включа­ет в себя как бы две органично связанные между собой состав­ляющие — интеграцию и дифференциацию (их можно рассмат­ривать так же, как взаимосвязанные тенденции).

К сожалению, произошедшие в 90-е гг. в нашей стране из­менения, приведшие к усилению процесса дифференциации, абсолютизируются, не увязываются с общим ходом развития человеческого общества. При этом игнорируются произошедшие и происходящие изменения (в плане социального положения людей) в капиталистическом мире, во-первых, а во-вторых, су­ществование в ряде стран социалистических обществ. В пользу названной тенденции говорит и факт усиления социальной защи­ты людей, их социальной поддержки, превращение социальной работы в один из важнейших профессиональных видов деятель­ности в современном мире и государства, и общественных орга­низаций (учреждений), и частных лиц.

Необходимо подчеркнуть, что указанный процесс (тенден­цию) необходимо рассматривать в его наиболее важных чертах и многообразии применительно к разным этапам, странам и ос­новным элементам социальной структуры, т. е. комплексно (в отличие от работ, где анализируются отдельные аспекты на­званного процесса).

Содержание тенденции становления и развития социальной однородности определяется как объективно необходимые, ус­тойчивые связи и отношения между группами и общностями лю­дей по поводу их коренных интересов, жизнедеятельности, об­раза жизни и социального положения в обществе. Это понима­ние данной тенденции в статике дополняется ее трактовкой в динамике как качественное преобразование социально нерав­ных общностей и групп людей, изменение их существующего

204
социального положения, что, в конечном счете, ведет к исчез-новению одних, сохранению в преобразованном виде других и формированию новых групп и общностей.

История смены обществ, классов, формирование групп и т. д. подтверждает это положение.

При выявлении общего и особенного в функционировании социальной структуры различных стран и народов надо учиты­вать, с одной стороны, исходный уровень их развития, с дру­гой — национальные, бытовые, культурные и другие традиции, географические факторы, численность и плотность народонасе­ления, условия международной обстановки. В диалектическом единстве общего и особенного (специфического) главным высту­пает первый элемент. Однако при определенных обстоятельствах решающую роль могут сыграть специфические особенности.

Выявление тенденций, общего и специфического в процес­се формирования нового, качественного состояния социальной структуры имеет не только чисто научное значение с точки зрения истории (в "посткоммунистических" странах), но и для современности (ряд стран развиваются на путях социализма), и для будущего1. Ибо отмеченные качественные преобразования часто выступают объективной необходимостью развития всех (или большинства) стран в условиях усиливающегося процесса кон­вергенции разных общественно-экономических и социально-по­литических систем. Не случайно отмечается факт функциониро­вания шведской и других моделей социализма, умело "встроен­ных" в рамки существовавшей и существующей капиталистичес­кой системы.

Качественные изменения всех сфер общественной жизни, особенно в политической области, когда власть переходит из Рук одного класса, группы в руки других классов и групп (рево­люции, контрреволюции), сопровождаются: а) коренными изме-

1В соответствии с марксистской концепцией в социологии. Игнорирование в свое время немарксистских концепций, недооценка их роли в познании об­щественных процессов не дает права ныне делать то же самое в отноше-нии марксистского направления в социологии: в философии и социологии всегда были и будут существовать различные школы и направления, что представляет собой нормальное явление в науке.

205
нениями классовой и социальной структуры в целом; б) измене­ниями в отношениях между элементами в самой социальной струк-туре; в) изменениями места и роли элементов в социальной струк-туре и жизни общества в целом.

В частности, в России после Октябрьской революции 1917 г. имело место вытеснение (ликвидация, нередко физическая классов буржуазии и помещиков), видоизменение характера и природы рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, изме­нение отношений между городским и сельским населением, людь­ми умственного и физического труда, социально-этническими общностями и другими группами людей. При этом изменение со­циального состава населения и положение классов и других групп происходили на фоне и в результате столкновений (прямых или косвенных), борьбы, доходящей до самых крайних выражений — гражданской войны.

В 90-е гг. мы наблюдаем как бы обратный процесс. В резуль­тате принятых законов (приватизация, ваучеризация, купля-про­дажа недвижимого имущества, в том числе разрешенная прода­жи земли) возрождается мощный частный сектор, нарождается новый для нашего общества за последние 50—60 лет класс — класс предпринимателей, фермеров, банкиров, владеющих ог­ромными денежными, производственными и другими средствами (фондами). Значительно сокращается государственный сектор, его совладельцы теряют (пусть и формально) права на орудия и средства производства, особенно на приватизированных пред­приятиях. На акционированных предприятиях фактическими вла­дельцами становятся руководители, управленцы, новая номенк­латура. Этот процесс затронул и сельскохозяйственные пред­приятия. Начавшийся процесс деколлективизации ускорен в ре­зультате указов о свободной купле-продаже земли, выхода из колхозов и совхозов их членов с правом получения части земли, увеличения численности фермерских хозяйств (в какой мере здесь скажется пункт Указа Президента РФ о том, чтобы колхозные и совхозные земли не подлежали разделу, купле-продаже, пока неизвестно).

Нынешняя социальная структура российского общества -структура переходного периода. Она характеризуется (с точки

206

зрения своего состава и взаимоотношений между основными эле­ментами) признаками разных общественно-экономических сис-тем. В этом ее противоречивость, несовершенство и нестабиль­ность, которые характерны для всего современного российско­го общества.

Если ранее (до середины—конца 80-х гг.) для нашей страны было характерно сближение классов и социальных групп по многим показателям (хорошо это или плохо? Каковы оптималь­ные темпы и масштабы этого сближения? — это другие вопро­сы), то сейчас наблюдается резкая дифференциация как внутри общества в целом, так и в отдельных социальных и обществен­ных группах. Учитывая цены на основные продукты питания и одежду, за услуги и т. д., нетрудно сделать вывод о массовом обнищании населения. Уже к сентябрю 1992 г. около половины населения России имели среднедушевые доходы, не возмещаю­щие прожиточного физического минимума. А к концу 1993 г. за чертой бедности оказалось около 4/5 населения страны. В 1994 г. положение практически не изменилось, более того, усугуби­лось.

В настоящее время в России в полном объеме действует открытый еще немецким экономистом и статистиком Эрнстом Энгелем (1821—1896 гг.) "бюджетный закон", согласно которо­му, чем ниже уровень дохода и беднее семья, тем выше доля расходов на питание. В среднем по России в 90-е гг. затраты на продовольствие составляли 75—80% от всех доходов населения. По данным ВЦИОМ (1992 г.), девять из десяти опрошенных рос­сиян выразили неудовлетворенность материальным положением своих семей.

[ Теперь о сложившейся социальной структуре страны, ее Динамике. В свое время английский социолог Чарлз Бут (1840— 1916 гг.) предложил новую классификацию лондонского населе-ния, разделив его на три класса — "низший", "средний" и "выс­ший", рассматривая в качестве критериев количество комнат, занимаемых семьей, и число слуг, нанятых ею. Если предло­женные критерии и вызывают сомнения, то сам принцип деле­ния населения на три класса вполне приемлем и реально отра­жает существующую структуру, если иметь в виду количество

207
и качество материальных и духовных благ, доступных тем или иным слоям населения. Не случайно поэтому данная классифи­кация широко используется социологами Запада.

Нынешняя социальная структура России несовершенна, в определенном смысле бесструктурна, противоречива. Для нее характерно преобладание значительных маргинальных слоев (без­работных, беженцев, нищих), не связанных собственно с про­изводством1. Преобладают крайние группы в материальном отно­шении — сверхбогатые и сверхбедные, причем в соотношении примерно 1 : 20 : 50 и более. По данным академика Львова, 1,5% населения России располагают 56% национального богатства стра­ны. Это прежде всего т. н. олигархи, владельцы крупнейших нефтяных, газовых и других объединений, некоторые предста­вители правящего режима, коррупционеры, нажившиеся за счет государственной, общественной собственности. Сверхбедные же включают в себя представителей классических общественных классов, слоев и групп, сельское и городское население, людей умственного (особенно) и физического труда, значительные массы социально-этнических групп, особенно в районах боевых, воен­ных действий, включая русскоязычное население в бывших со­ветских республиках, где формально боевых действий не на­блюдается.

Тенденция преобладания дифференциации, таким образом, налицо. Отметим в связи с этим, что по международным стан­дартам (доходы 10% самых богатых и 10% самых бедных) разни­ца в доходах не должна превышать 4—5 раз. Именно это мы видим в большинстве развитых стран. В Советском Союзе это соотношение было 1:4:5.

Сейчас можно встретиться с утверждениями, что ранее "работающие" основания дифференциации групп людей (формы собственности, общественный труд, территориально-поселенчес-

1 Сложившаяся в течение десятилетий под влиянием глубокой интеграции социальная структура в бывшем СССР оказалась ныне "ущербной", во вся­ком случае, во многих бывших советских республиках, особенно в тех из них, которые отличались глубокой специализацией своей экономики. "Ущер-бность" ее усугубляется процессами миграции из них некоренного населе­ния, в первую очередь русских, которые выступали в роли квалифициро­ванных профессиональных кадров, в том числе в уникальных областях.

208
кие, демографические, семейные, этнические) хотя и важны, но теряют свою прежнюю значимость1. В какой-то мере это справедливо. В силу дезориентации людей, резкого ухудшения их общественного (прежде всего материального) положения со­циологи в своих исследованиях все чаще прибегают (особенно при изучении общественного мнения, отношения к выборам, по­литическим действиям и организациям) к градации не социаль­но-классовых и других признаков, а к так называемому норма­тивному основанию. Имеется в виду распределение членов обще­ства по поводу принятия и осуществления норм и принципов существовавшего или нарождающегося (народившегося) обще­ственного строя. А это связано не столько с социальным поло­жением личности, социального слоя, группы, сколько с их по­зиций. Это конкретно проявляется, в частности, в поддержке значительной частью рабочих (особенно молодыми) частной соб­ственности, в голосовании пенсионеров в поддержку той соци­ально-экономической политики президента и правительства, от которой они сами же и страдают, и т. д.

Все это так. В то же время осознание, взгляды, установки определяются не только господствующей идеологией, усиленно и успешно насаждаемой современными средствами коммуника­ции, но и, прежде всего, объективным положением человека, группы, слоя2. Правда, не сразу, а в конечном счете. В конечном счете именно они (социально-экономические факторы) опреде­ляют условия, быт, образ жизни, интересы, социально-полити­ческую роль в обществе, общественное поведение, активность,

1 См.: Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества. М.: РАН, Ин-т социологии, 1996; Динамика социальной структу­ры и трансформация общественного сознания ("Круглый стол") // Социо­логические исследования. 1998. № 12 и др.

2 Социологические данные свидетельствуют, что доверие Президенту и Правительству РФ среди малообеспеченных слоев населения в 3—5 раз ниже, чем в высокообеспеченных. Отрицательно относятся к курсу прово­димых реформ 2,4% молодых людей с высоким достатком и 75,6% с низким. Три четверти (78,3%) молодежи с низким достатком считают, что необходи­мо радикальное изменение политической системы российского общества (Основы политической социологии / Под общ. ред. Ж. Т. Тощенко. М., Н. Новгород, 1998. С. 114). Видимо, не случайно низко доверие молодежи к СМИ, которые манипулируют ее сознанием: СМИ не доверяют 62,6% мо­лодежи (там же. С. 115).

209
степень социально-политической организованности, образования культуры, профессионально-производственной подготовки, осоз­нание, идеологию, воззрения, духовный облик, общественную психологию всех элементов социальной структуры общества, в том числе, естественно, и молодежи как социально-демографи­ческой группы.

На самом деле, разве не влияет на сознание, поведение человека, группы, слоя факт владения (невладения) или распо­ряжения средствами производства (и какими)? Факт обществен­ной организации труда (управляющие или исполнители, заня­тые умственным или физическим трудом, или вообще не заня­тые никаким трудом (собственники, живущие за счет доходов, дивидендов и т. д.; и безработные, живущие за счет социальной помощи, родственников, благотворительных акций и т. д.). Имен­но фактом владения-невладения (их степенью) средствами про­изводства, ролью в общественной организации труда предопре­деляются как способы получения, так и размеры той доли дохо­дов, богатств, которыми располагает общество.

Это находит свое подтверждение и в западных концепциях стратификации, согласно которым страты выделяются главным образом по следующим признакам: состояние (все имущество, которым владеет человек), доход (заработанные и незаработан­ные деньги), профессия, квалификация, образование (с учетом престижности вуза), жилище (размер, удаленность, архитекту­ра) и др. Учет статуса, власти и престижа человека в обществе приводит к выделению трех основных классов (по западной мо­дели) в зарубежных странах: высшего, среднего и низшего. В свою очередь, они делятся на слои.

Если придерживаться этой модели, то, в отличие от веду­щих западных стран (с преобладанием среднего класса — до 60—70%), Россия представлена преимущественно низшим клас­сом (до 70%), значительную долю которого составляют, увы, молодые люди.

Анализируя все элементы социальной структуры общества и место в ней молодежи, необходимо учитывать их природу и свойства как в нормальных условиях социально-политического развития, так и в условиях общественных преобразований, при-

210
менительно к современному этапу функционирования российс­кого общества — этапу системного кризиса.

Проиллюстрируем это на ряде примеров российской дей­ствительности.

Так, как известно, основанием для выделения интеллиген­ции в социальной структуре общества является квалифициро­ванный умственный труд. Наличие даже высокого образования не делает человека интеллигентом с точки зрения его места в общественной организации труда. В России многие тысячи и мил­лионы людей, ранее профессионально занимавшиеся квалифи­цированным умственным трудом, ныне не имеют такой возмож­ности: в лучшем случае вынуждены заниматься несложным ум­ственным трудом (учетчиков, счетоводов, кассиров, секретарей-машинисток и т. д.), физическим трудом низкой квалификации или становятся челноками, мешочниками. Значительную их часть составляют молодые люди. Немалая часть интеллигенции явля­ется безработной, получая (и то не всегда) мизерную помощь по безработице. А среди безработных преобладают женщины и мо­лодые люди.

Ситуация усугубляется (как для интеллигенции, так и для всех других групп и общностей) тем, что происходит нерацио­нальное изменение состава интеллигенции, в целом работников умственного труда в пользу тех отрядов интеллигенции, кото­рые занимаются непроизводительным трудом (имеется в виду уменьшение численности и доли их в материальном производ­стве) в силу кризиса в промышленности, в сельском хозяйстве. Ставка не на производительный, а спекулятивный капитал не дает возможности прогнозировать улучшение в экономике стра­ны как основы социальной жизни людей не только сейчас, но и в ближайшей перспективе.

Ситуация осложняется также и тем, что меняется соотно­шение работников умственного исполнительского и управлен­ческого труда в пользу последнего. Ныне управленческий аппа­рат России всех уровней превосходит по своей численности уп­равленческий аппарат всего Советского Союза. Очень значитель­ную долю в нем составляют работники налоговой полиции, охра­ны, что, естественно, вряд ли способствует развитию отечествен-

211
ного производства (в условиях резкого сокращения численности и доли научно-технической интеллигенции).

Второй пример связан с соотношением, взаимосвязью таких социальных групп, как люди умственного и физического труда.

Вообще для XX века характерной является тенденция взаи­мообогащения одного вида труда другим, что обусловлено на­учно-техническим прогрессом, достижениями в области образо­вания, культуры. Если ранее люди умственного труда были пред­ставлены только тонким слоем интеллигенции, служащими-не­специалистами, то сейчас также частично рабочими, крестья­нами, другими группами. Изменения в характере, условиях и содержании труда в благоприятных общественных условиях и под влиянием научно-технического прогресса проявляются в ин­теллектуализации физического и технизации умственного тру­да. Следствием этого выступают изменения социального поло­жения этих работников, их сближения между собой по многим показателям.

В то же время в неблагоприятных общественных условиях, в кризисных и предкризисных ситуациях наблюдается стагнация этих процессов, обеднение содержания труда, ухудшение его условий, а следовательно, социального положения тружеников умственного и физического труда, консервация, торможение общемировой тенденции преобразования труда.

В таких неблагоприятных условиях в России 90-х гг. это проявляется в упадке жизненного уровня обеих групп, в ухуд­шении их качества жизни, в потере квалификации, снижении жизненного уровня, в ухудшении социального здоровья, в пе­реходе части этих работников (особенно оказавшихся безработ­ными) в маргинальные слои общества. Все это актуализирует проблему их социальной защиты, поддержки, помощи.

Аналогичная негативная тенденция имеет место и в соци­ально-профессиональной структуре общества, которая базиру-ется на профессиональном разделении труда, его отраслевой дифференциации. В нынешних условиях России наличие высо­коразвитых, среднеразвитых и слаборазвитых отраслей произ­водства предопределяет неодинаковое социальное положение работников этих отраслей. Достаточно сравнить, например, со-

212
стояние текстильной промышленности, аграрного сектора, с од-ной стороны, и газо-нефтяной отрасли, с другой стороны. В це­лом, естественно, в нормальных условиях развития неодинако-вое социальное положение социально-профессиональных групп зависит от уровня технического развития отраслей, степени слож­ности труда, уровня квалификации, условий труда (тяжести, вредности и т. д.). Именно последнее обстоятельство предопре­деляло в советское время достаточно высокий уровень заработ­ной платы, к примеру, шахтеров. Ныне, в условиях кризиса, как раз шахтеры (да и большинство других социально-профес­сиональных групп) оказались в тяжелом материальном положе­нии, усугубляемом несовременными выплатами, спекулятивны­ми махинациями посредников по реализации их труда и т. д.

Кроме сказанного трудная жизненная ситуация предопре­деляется также неравным положением ныне в российском обще­стве государственного, смешанного и частного секторов произ­водства. В силу известной социальной политики нынешнего по­литического режима т. н. бюджетники (т. е. труженики, занятые в государственном секторе) оказались в положении, когда их труд оплачивается в несколько раз (порой в десятки раз) ниже, чем в частном секторе. Не случайно поэтому лишь 24% опро­шенных предпочли бы работу на государственном предприятии или в учреждении, если бы представилась возможность выби­рать. Правда, следует отметить, что и частный сектор является далеко неравноценным в этом отношении. А в государственном секторе ряд социально-профессиональных групп (госчиновники) занимают привилегированное положение по сравнению с боль­шинством работающих в нем. Нельзя сбрасывать со счетов так­же жестокую эксплуатацию наемных работников в частном сек­торе, неуверенность их в завтрашнем дне, несоблюдение суще­ствующих в стране законов и нормативных актов, призванных защищать наемных работников. В какой-то мере это касается и Работодателей, предпринимателей, которые, в силу существую­щей в стране криминогенной обстановки, не защищены от рэке­тиров, других преступных группировок, подвергаются риску вплоть до прямой физической расправы с ними.

213

В условиях усилившейся дифференциации, поляризации общества, в том числе в среде молодежи, вновь встают на пове­стку дня проблемы социального неравенства, социальной спра­ведливости.

По вопросу социального неравенства в обществе между груп­пами людей можно отметить два крайних подхода. Один из них сводится к одобрению политики неравенства и оправданию ее. Известный русский философ Н. А. Бердяев так выразил свое от­ношение к этому вопросу: "Неравенство есть могущественное орудие развития производительных сил. Неравенство есть усло­вие всякого творческого процесса, всякой социальной инициа­тивы, всякого подбора элементов, более годных для производ­ства"1.

Другой подход (представлен к основном марксистской кон­цепцией) сводится к отрицанию всякого социального неравен­ства, во всяком случае, в далеком будущем. Поэтому не случай­но говорят, что истина находится где-то посередине. С этой точки зрения, говоря о позиции Н. А. Бердяева, нужно подчер­кнуть: все хорошо в меру.

Ведь крайняя степень неравенства способна привести к не­стабильности общества, социальным взрывам, разрушению про­изводительных сил (и орудий труда, и гибели людей). Поэтому в цивилизованных обществах политические структуры ведут по­литику по смягчению социального неравенства, созданию усло­вий для удовлетворения хотя бы минимальных материальных и духовных потребностей людей, что достигается путем налоговой политики, расширения и углубления социальной работы по за­щите наиболее ущемленных слоев населения.

Правительство понимает взрывоопасность ситуации. Пред­принимаются определенные шаги для этого. Но эти шаги часто непоследовательные, и принимаемые меры являются далеко не полными и, самое главное, плохо реализуются.

Безусловно, для разрядки социальной обстановки необходи­мо укрепление власти. Только стабильная власть, имеющая хо-

1 Бердяев Н. А. Философия неравенства. Письмо к недругам по социальной философии. 2-е изд., испр. Париж, 1970. С. 204

214
рошо продуманную программу, в состоянии решить кардиналь­ные общественные проблемы. Но решение этих проблем воз­можно только эволюционным путем. К сожалению, картина об­щественной жизни предстает иной. Предпринимаются все меры для подрыва прежней политической системы, представительные и судебные органы подчиняются диктату исполнительной влас­ти. Идет резкая ломка форм собственности, хотя для этого нет особой необходимости. Для нынешнего этапа развития российс­кого общества вполне приемлемо органическое сочетание госу­дарственной, коллективной и частной собственности. Нужно дать народу реальную возможность определиться в этом вопросе с учетом сложившихся коллективистских форм жизни не только в Советском Союзе, но на протяжении многих сотен лет в Рос­сийской империи.

Нужно, наконец, прислушаться к мнению ученых (и рос­сийских, и западных) о том, что процесс конвергенции обще­ственно-политических и социально-экономических систем явля­ется реальной тенденцией развития наших дней. Кстати, идея конвергенции была впервые сформирована нашим соотечествен­ником П. А. Сорокиным еще в начале нынешнего века и во мно­гом была навеяна теми преобразованиями, которые охватили мно­гие страны Запада. Напомним, что эту идею сразу признали идеологи и политики Запада и внедрили (лучше нас) многое из того, что можно с полным основанием назвать чертами, призна­ками социализма. Это планирование, социальная защита населе­ния, постановка социальной работы. В свете продолжающегося системного кризиса в стране проблемам социальной работы во­обще нужно уделить надлежащее внимание, в том числе для более или менее нормального функционирования социальной структуры российского общества. Кроме других, более ради­кальных, конечно, мер (перестройки производства, налажива­ния экономических связей, развития реальной экономики, борь­бы с инфляцией) социальная работа также может в определен­ной мере способствовать улучшению положения социально обез­доленных людей, а тем самым предотвращению социального взры-ва, стабилизации общества.

215
Литература

1. Американская социология. Перспективы. Проблемы. Мето­ды. М., 1972.

2. Весоловский В. Классы, слои и власть / Пер. с польск. М.,

1981

  1. Давидович В. Е. Социальная справедливость. Идеал и прин­
    цип деятельности. М., 1989.

  2. Динамика социальной структуры и трансформация обще­
    ственного сознания // Социс. "Круглый стол". 1998. № 12.

  3. Заславская Т. И., Рывкина Р. В. Социология экономической
    жизни. Новосибирск, 1991.




  1. Классы, социальные слои и группы в СССР / Отв. ред.
    у. А. Степанян и В. С. Семенов. М., 1968.

  1. Ленин В. И. Великий почин // Поли. собр. соч. Т. 39.

  1. Ленин В. И. Развитие капитализма в России // Поли. собр.
    соч. Т. 3.

  2. Руткевич М. Н., Филиппов Ф. Р. Социальные перемеще­
    ния. М., 1970.




  1. Семенов В. С. Диалектика развития социальной структу­
    ры советского общества. М., 1977.

  2. Социальная стратификация современного российского
    общества / Отв. ред. Л. А. Беляева. М., 1995.

  3. Социальная структура и общественное развитие / Отв.
    ред. А. А. Либерман. М., 1993.

  4. Социальная структура и социальные процессы: Словарь-
    справочник. М., 1990.

  5. Социальная структура и стратификация в условиях фор­
    мирования гражданского общества / Отв. ред. 3. Т. Голенкова.
    М, 1995. Кн. 1, 2.

  6. Социальная сфера. Совершенствование социальных отно­
    шений. М., 1987.




  1. Социальное расслоение и социальная мобильность. М.,
    1999.

  2. Средний класс в современном российском обществе /
    Под общ. ред. М. К. Горшкова, Н. Е. Тихоновой, А. Ю. Чепуренко.
    М.,
    1999.




  1. Трансформация социальной структуры и стратификация
    Российского общества. М.: РАН, Институт социологии, 1996.

  2. Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии // Соч.
    2-е изд. Т. 2. .


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации