Курсовая работа - Классификация правовых систем - файл n1.docx

Курсовая работа - Классификация правовых систем
скачать (70.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx71kb.06.11.2012 09:11скачать

n1.docx



Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

ФГОУ ВПО “Красноярский государственный аграрный университет”

Юридический факультет

Кафедра теории и истории государства и права

Курсовая работа

по теории государства и права

на тему:

Классификация правовых систем


Выполнил:

студент 2 курса 22 группы

Гарейшин Денис Юрьевич

Научный руководитель:

доцент, к.ю.н, .Навальный С.В

Красноярск, 2008

ПЛАН



Введение …………………………………………………………………………….. 3

1.Юридическая природа, сущность правовой системы…………………………… 5

1.1 Понятие правовой системы……………………………………………… 5

1.2 Классификация правовых систем……………………………………….. 6

2. Европейское право………………………………………………………………... 9

2.1 Романо-германская правовая семья или система континентального права………………………………………………………………………………….. 9

2.2 Англо-американская правовая семья или система "общего права"….. 15

3. Общая характеристика иных систем современности………………………….. 21

3.1 Мусульманская правовая система……………………………………… 21

3.2 Индуское право, право Дальнего Востока и Африки…………………. 27

3.3 Социалистическая правовая семья…………………………………….. 30

Заключение………………………………………………………………………….. 34

Список использованной литературы………………………………………………. 35

ВВЕДЕНИЕ.
В настоящее время в мире происходят постоянные изменения стратегий и методов, и проблематика данного исследования по-прежнему несет актуальный характер. Представляется, что анализ тематики классификации правовых систем достаточно актуален и представляет научный и практический интерес. Характеризуя степень научной разработанности проблематики классификации правовых систем, следует учесть, что данная тема уже анализировалась у различных авторов в различных изданиях: учебниках, монографиях, периодических изданиях. Тем не менее, при изучении литературы и источников отмечается недостаточное количество полных и явных исследований тематики классификации правовых систем. Практическая значимость проанализированной нами темы состоит в анализе проблем как во временном, так и в пространственном разрезах. Определенная значимость и недостаточная научная разработанность проблемы определяют научную новизну данной работы.

Таким образом, при раскрытии темы курсовой работы мы ставим перед собой следующую цель: исследование сущности и особенностей правовых систем различных государств мира.

С указанной целью связаны следующие задачи: изучение юридической литературы по проблемам правовой карты мира; анализ особенностей англо-саксонской и континентальной правовой семьи; характеристика источников мусульманского права, индуистского права, права Дальнего Востока и Африки; описание отличительных черт социалистической правовой системы; формулировка выводов.

Нормативно-правовая база состоит из действующих законодательств многих стран мира, относящихся в той или иной степени к какой либо правовой системе.

При проведении исследования Классификация правовых систем были использованы следующие методы исследования:
1) анализ существующей источниковой базы по рассматриваемой проблематике.
2) обобщение и синтез точек зрения, представленных в источниковой базе.
3) моделирование на основе полученных данных авторского видения в раскрытии поставленной проблематики.

Работа состоит из введения, глав основной части, выводов (заключения), списка литературы.
В первой главе рассмотрены понятие правовой системы и также их классификация.
В главе второй, рассмотрены две основные европейские правовые системы, дана их характеристика и выявлены их особенности.

В третьей главе рассмотрены иные правовые системы, не вошедшие в главу вторую. Также дана их общая характеристика и выявлены особенности данных правовых систем.

ГЛАВА 1. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА, СУЩНОСТЬ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ.


1.1 ПОНЯТИЕ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ.
Система как философское понятие - это некое целостное явление, состоящее из частей (элементов), взаимосвязанных и взаимодействующих между собой. Как целое невозможно без его составляющих, так и отдельные составляющие не могут выполнять самостоятельные функции вне системы.1

Система права формируется и функционирует на основе общих объективных закономерностей. Это сложное и развивающееся социальное явление, которое отражает и закрепляет в нормативной форме закономерности общественной жизни.

Правовая система- это совокупность взаимосвязанных, согласованных и взаимодействующих правовых средств, регулирующих общественные отношения, а также элементов, характеризующих уровень правового развития той или иной страны. Правовая система - это вся “правовая действительность” данного государства. В этом широком понятии выделяются активные элементы, тесно связанные между собой. Это:

Понятие “правовая система” имеет существенное значение для характеристики права той или иной конкретной страны. Обычно в этом случае говорится о “национальной правовой системе”, например, Великобритании, Германии, и т.д.
1.2 КЛАССИФИКАЦИЯ ПРАВОВЫХ СИСТЕМ
Различия между правом разных стран значительно уменьшаются, если исходить не из содержания конкретных норм, а из их более постоянных элементов, использованных для создания, толкования, оценки норм. Сами нормы могут быть бесконечно разнообразны, но способы их выработки, систематизации, толкования показывают наличие некоторых типов, которых не так уж много. Поэтому возникла группировка правовых систем в "семьи".

Категория “правовая семья” служит для обозначения группы правовых систем, имеющих сходные юридические признаки, позволяющие говорить об относительном единстве этих систем. Это сходство является результатом их конкретно-исторического и логического развития.

Заслуживает поддержки подход западных компративистов, отрицающих типологию правовых систем единственно по признаку их классовой сущности. При классификации они используют различные факторы, начиная с этических, расовых, географических, религиозных и заканчивая юридической техникой и стилем права. Отсюда множество классификаций. Одна из самых популярных — классификация правовых семей, данная Рене Давидом2. Она основана на сочетании двух критериев: идеологии, включающую религию, философию, экономические и социальные структуры, и юридической техники, включающие в качестве основной составляющей источники права.

Р. Давид выдвинул идею трихотомии - выделения трех основных семей: романо-германской, англо-саксонской, и социалистической. К ним примыкает остальной юридический мир, который получил название “религиозные и традиционные системы”.

В основе другой классификации лежит концепция "западного права", и тогда возникает дуализм: западное право как продукт либерального общества, основанного на индивидуализме, традициях христианства, свободе предпринимательства и стремлении к правовой стабильности, призванного сохранить фундаментальные ценности, и социалистическое право как исключительно нестабильное, преходящее (доктрина "отмирания права при коммунизме"), определяемое социалистическими экономическими, политическими и культурными условиями, в частности господством государственной собственности и планирования.

В структуре западного права выделяются романо-германская и англосаксонская системы. Эта идея выдвинута также Р.Давидом в 1950 г. в книге "Элементарный курс сравнительного гражданского права3. Впоследствии он отошел от этой позиции и стал придерживаться концепции трихотомии.

Иная классификация была предложена К. Цвайгертом и Г. Котцем4.

В основу этой классификации положен критерий “правового стиля”.

“Стиль права” по мнению авторов, складывается из пяти факторов: происхождение и эволюция правовых систем, своеобразие юридического мышления, специфические правовые институты, природа источников права и способы их толкования, идеологические факторы. На основе этого различаются следующие “правовые круги”: романский, германский, скандинавский, англо-американский, социалистический, право ислама, индуистское право. По существу, получен тот же результат, что и у Р. Давида.

При этом, во всех случаях, не учитывается марксистско-ленинская типология права, в основе которой лежит критерий общественно-экономической формации (рабовладельческое право, феодальное право, буржуазное право, социалистическое право). А.Х. Саидов полагает, что только единство глобальной марксистско-ленинской типологии и внутритиповой классификации правовых систем, дает возможность составить целостное представление о правовой карте мира. Он выделяет внутри буржуазного типа права восемь правовых семей: романо-германскую, скандинавскую, латиноамериканскую, правовую семью “общего права”, и дальневосточную правовую семью5. Они рассматриваются наряду с семьей социалистического права. В пределах социалистической правовой семьи, теперь уже в историческом аспекте, существовали относительно самостоятельные группы: советская правовая система, правовые системы соцстран Европы, правовые системы соцстран Азии, и правовая система республики Куба.

Таким образом, существует несколько точек зрения на классификацию правовых систем настоящего и недалекого прошлого.

Теперь рассмотрим более подробно основные правовые системы.

ГЛАВА 2 ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО



2.1 РОМАНО-ГЕРМАНСКАЯ ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ ИЛИ СИСТЕМА

КОНТИНЕНТАЛЬНОГО ПРАВА
Романо-германская правовая семья, или система континентального права (Франция, ФРГ, Италия, Испания и другие страны), имеет длительную юридическую историю. Она сложилась в Европе в результате усилий ученых европейских университетов, которые выработали и развили начиная с ХII в. на базе кодификации императора Юстиниана общую для всех юридическую науку, приспособленную к условиям современного мира.

Р. Давид подчеркивает, что романо-германская правовая семья в своем историческом развитии не была продуктом деятельности феодальной государственной власти (в этом ее отличие от формирования английского “общего права”), а была исключительно продуктом культуры, независимым от политики6. Это в какой-то мере верно по отношению к первой, доктринальной стадии рецепции. На следующей стадии эта семья стала подчиняться общим закономерным связям права с экономикой и политикой, прежде всего с отношениями собственности, обмена, перехода от внеэкономического к экономическому принуждению. Здесь на первый план выдвинуты нормы и принципы права, которые рассматриваются как правила поведения, отвечающие требованиям морали, прежде всего справедливости.

Рецепция римского права привела к тому, что еще в период феодализма правовые системы европейских стран - их правовая доктрина, юридическая техника приобрели определенное сходство.

Начиная с XIX века основным источником (формой) права, где господствует эта семья является закон. Буржуазные революции коренным образом изменили классовую природу права, отменили феодальные правовые институты, превратили закон в основной источник права.

“Закон образует как бы скелет правопорядка, охватывает все его аспекты, а жизнь этому скелету, в значительной степени придают иные факторы. Закон не рассматривается узко и текстуально, а зачастую зависит от расширительных методов его толкования, в которых проявляется творческая роль доктрины и судебной практики. Юристы и сам закон теоретически признают, что законодательный порядок может иметь пробелы, но пробелы эти практически не значительны”7.

Во всех странах романо-германской семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высшая юридическая сила. Она выражается как в соответствии конституции законов и подзаконных актов, так и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью обычных законов. Конституции разграничивают компетенцию различных государственных органов в сфере правотворчества и в соответствии с этой компетенцией проводят дифференциацию различных источников права8.

В романо-германской юридической доктрине и, главным образом, в законодательной практике различают три разновидности обычного закона: кодексы, специальные законы (текущее законодательство) и сводные тексты норм. В большинстве континентальных стран приняты и действуют: гражданские (либо гражданские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы.

Система текущего законодательства также весьма разнообразна. Законы регулируют отдельные сферы общественных отношений, например, акционерные законы. Число их в каждой стране велико. Особое место занимают сводные тексты налогового законодательства.

Среди источников романо-германского права велика (и все более возрастает) роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров и других.

В романо-германской семье достаточно широко используются некоторые общие принципы, которые юристы могут найти в самом законе, а в случае необходимости - и вне закона. Эти принципы показывают подчинение права велению справедливости в том виде, как последняя понимается в определенную эпоху и определенный момент. Принципы раскрывают характер не только законодательства, но и права юристов9. Сам законодатель своим авторитетом закрепляет некоторые новые формулы. Например, ст. 2 швейцарского Гражданского кодекса устанавливает, что осуществление какого-то права запрещается, если оно явно превышает пределы, установленные доброй совестью, или добрыми словами, или социальной и экономической целью права. Основной закон ФРГ 1949 г. отменил все ранее изданные законы, противоречащие принципу равноправия мужчин и женщин10.

Для юридической концепции этой семьи характерна гибкость, выражающаяся в том, что юристы не склонны соглашаться с решением того или иного вопроса, которое в социальном плане кажется им несправедливым. Действуя на основе принципов права, они действуют как бы на основе делегированных им полномочий11. Осуществляя поиск права сообща, каждый в своей сфере и с использованием своих методов, юристы этой правовой семьи стремятся к общему идеалу - достичь по каждому вопросу решения, отвечающего общему чувству справедливости на основе сочетания различных интересов, как частных, так и всего общества. Итак, среди важных источников права надо видеть общие принципы, содержащиеся в законодательстве и вытекающие из него.

В наши дни, как и в прошлом, в романо-германской правовой семье доктрина составляет весьма жизненный источник права. Она влияет как на законодателя, так и на правоприменителя (например, используется в толковании законов). Законодатель часто выражает лишь те тенденции, которые установлены в доктрине, и воспринимает ею предложения.

Доктрина, утверждающая тождество права и закона, в прошлом сыграла особенно отрицательную роль, так как в период немецкой оккупации, в частности во Франции, способствовала тенденциозной интерпретации антидемократических законов и обосновывала необходимость их исполнения. Во Франции она снова активизировалась после того, как Конституция 1958 г. разграничила сферы действия закона и регламента12. Регламенты отныне не подлежат контролю с точки зрения их соответствия закону. Однако Государственный совет взял на себя функцию проверки их законности и аннулировал регламенты, когда они противоречили "общим принципам права", закрепленным в преамбуле французской Конституции13.

Антипозитивистская тенденция характерна и для ФРГ как реакция на то, что годы национал-социализма способствовала его политическим и расовым установкам, ибо видела в праве лишь то, что полезно государству. Складывается мнение, что признание важной роли законодателя не должно вести к тому, чтобы закрывать глаза на реальные отношения между ним и доктриной и утверждать диктатуру закона.

Доктрина широко используется и в правоприменительной деятельности, в частности при толковании закона. Сегодня все более, например во Франции, правоприменитель стремится к признанию независимого характера процесса толкования, к отрицанию того, что толкование заключается только в отыскании грамматического и логического смысла терминов закона или намерений законодателя. Он настаивает на необходимости учета реальных отношений между ним и доктриной. Издаваемые во Франции, Германии и других государствах комментарии приобретают все более доктринальный и критический вид, а учебники обращаются к судебной практике и вообще к юридической практике. Французский и немецкий стили сближаются.

С развитием международных связей большое значение для национальных правовых систем приобрело международное право. Конституция ФРГ 1949 г. прямо предусматривает, что общие принципы международного права имеют приоритет перед национальными законами. Подобная норма в несколько иной реакции появилась и в Конституции Российской Федерации14.

Своеобразно положение обычая в системе источников романо-германского права. Он может действовать не только в “дополнение к закону”, но и “кроме закона”. Возможны ситуации, когда обычай занимает положение “против закона” (например в Италии, в навигационном праве, где морской обычай превалирует над нормой гражданского кодекса). В целом, однако, сегодня за редким исключением обычай потерял характер самостоятельного источника права.

Весьма противоречива доктрина по вопросу о судебной практике как источнике германо-романского права. Однако анализ реальной действительности позволяет сделать вывод о возможности отнесения судебной практики к числу вспомогательных источников права. Об этом свидетельствует всевозрастающее количество публикуемых сборников и справочников судебной практики, а также значение прежде всего кассационного прецедента. Кассационный суд является высшей судебной инстанцией. Поэтому судебное решение, основанное, например, на аналогии или общих принципах, оставленное в силе Кассационным судом, может восприниматься другими судами при решении подобных дел как фактический прецедент. Постановления французского Кассационного суда и Государственного совета изучается и оказывают влияние в различных франкоязычных странах, соседних или отдаленных. 15Это верно также в отношениях других европейских и неевропейских государств, входящих в романо-германскую правовую семью. Учитывая современные стремления юристов всех стран опираться но закон, можно говорить о судебном прецеденте лишь как о некотором исключении, не затрагивающем исходного принципа господства закона. Является принципиально важным, чтобы судья не превращался в законодателя. Этого стараются добиваться в странах германо-романской правовой семьи.

Французская правовая система с одной стороны и германская с другой послужили той моделью, на основании которой внутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы: романскую, куда входят Франция, Бельгия, Люксембург, Голландия, Италия, Португалия, Испания; и германскую, включающую кроме Германии Австрию, Швейцарию и некоторые другие страны. Внутри романо-германского права группа “римского” (романского) права, которая наиболее сильно отражена во французском праве, отличается от группы германского права, на которое оказала значительное влияние германская правовая наука.

2.2 АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ ИЛИ СИСТЕМА “ОБЩЕГО ПРАВА”
В отличии от государств романо-германской правовой семьи, где основным источником права является введенный в действие закон, в странах англо-американской правовой семьи основным источником права служит норма, сформулированная судьями, и выраженная в судебных прецедентах.

Судебный прецедент — судебное решение по конкретному юридическому делу, которому придается общеобязательное юридическое значение.

Англо-американское общее право, как и римское право развивалось руководствуясь принципом: “Право там, где есть и защита”, поэтому несмотря на все попытки кодификации (И. Бентам и д.р.) английское “общее право” дополненное и усовершенствованное положениями “права справедливости”, в основе своей является прецедентным правом, созданным судами16. Но это с другой стороны не исключает возрастания роли статусного (законодательного) права. В противовес местным обычаям это право - общее для всей Англии. Оно было создано королевскими судами, называвшимися обычно Вестминстерскими - по месту, где они заседали, начиная с ХIII в. В деятельности королевских судов постепенно сложилась сумма решений, которыми они и руководствовались в последующем. Возникло правило прецедента, означающее, что однажды сформулированное судебное решение становилось обязательным и для всех других судей. Поэтому считается, что английское "общее право" образует классическую систему прецедентного права, или права, создаваемого судами. Характерные черты правопонимания в этой правовой семье выражаются формулой: "Средство судебной защиты важнее права", так как основная сложность заключалась в том, чтобы получить возможность обратиться в Королевский суд.17

К концу ХIII в. возрастает роль и значение статутного права, в связи с чем правотворческая роль судей стала некоторым образом сдерживаться. В ХIV - XV вв. в связи с развитием буржуазных отношений возникла необходимость выйти за жесткие рамки прецедентов. Роль суда взял на себя королевский канцлер, который стал решать в порядке определенной процедуры споры по обращениям к королю. В результате наряду с общим правом сложилось "право справедливости".18

До реформы 1873-1875 гг. в Англии существовал дуализм судопроизводства: помимо судов, применявших общее право, существовал суд Лорда-Канцлера. Реформа слила "общее право" и "право справедливости" в единую систему прецедентного права. И сегодня английское право продолжает оставаться в основном судебным правом, разрабатываемым судами в процессе решения конкретных случаев19.

Для англичанина осталось главным то, чтобы дело разбиралось в суде добросовестными людьми и чтобы соблюдались основные принципы судопроизводства, составляющие часть общей этики. Судьи "общего права", в отличие от законодателя, не создают решений общего характера, рассчитанные на будущее. Они решают конкретный спор. Такой подход делает нормы "общего права" более гибкими и менее абстрактными, чем нормы права германо-романских систем, но одновременно делает право более казуистичным и менее определенным. Благодаря "общему праву" и "праву прецедента" различение права и закона носит более выраженный и несколько иной характер, чем различение права и закона на континенте. Это существенно в связи с возрастанием в современных условиях масштабов и значения статутного права среди источников английского права.

В англосаксонской правовой семье сама концепция права, система источников права, юридический язык совершенно иные, чем в правовых системах германо-романской правовой семьи. Здесь отсутствует деление права на публичное и частное. Его заменяет деление на "общее право" и "право справедливости"20. Нет резко выраженного деления права на отрасли, поскольку суды могут разбирать разные категории дел: публично- и частноправовые - гражданские, торговые, уголовные, а также по причине отсутствия кодексов европейского типа. Поэтому английскому юристу право представляется однородным. Доктрина не знает дискуссий о структурных делениях права. Она предпочитает результат теоретическому обоснованию, т.е. носит прагматический характер. Однажды вынесенное решение является нормой для всех последующих рассмотрений аналогичных дел. Однако степень обязательности прецедента зависит от места в судебной иерархии суда, рассматривающего данное дело, и суда, чье решение может стать при этом прецедентом, т.е. к указанному общему правилу требуется на практике поправка. При нынешней организации судебной системы это значит:

1. решения высшей инстанции - палаты лордов - обязательны для всех судов;

2. апелляционный суд, состоящий из двух отделений (гражданского и уголовного), обязан соблюдать прецеденты палаты лордов и свои собственные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов;

3. высший суд связан прецедентами обеих вышестоящих инстанций, и его решения обязательны для всех нижестоящих судов;

4. окружные и магистратские суды обязаны следовать прецедентами всех вышестоящих инстанций, а их собственные решения прецедентов не создают.

Правило прецедента традиционно рассматривалось в Англии как "жесткое", но есть факты отказа в отношении себя от этого принципа, например, со стороны палаты лордов.

Прецедентное право требует от судьи признать обстоятельства рассматриваемого дела сходными с ранее решавшимся делом, от чего зависит применение той или иной прецедентной нормы. Судья может найти аналогию обстоятельств и тогда, когда на первый взгляд ее нет. Наконец, он вообще может не найти никакого сходства обстоятельств, и тогда, если отношения не регламентированы нормами статутного права, судья сам создает правовую норму, т.е. становится законодателем.

За многовековую деятельность законодательного органа общее число принятых им актов составляет около 50 томов (более 40 тыс. актов). Ежегодно английский парламент издает до 80 законов. В то же время существует около 300 тыс. прецедентов.21

Проблема соотношения закона и судебной практики в Англии носит специфический характер. Действует принцип, согласно которому закон может отменить прецедент, а при коллизии закона и прецедента приоритет отдается закону. Однако действительность значительно сложнее: правоприменительный орган связан не только самим текстом закона, но и тем толкованием, которое дано ему в судебных решениях, именуемых "прецедентом толкования". Поэтому нельзя однозначно утверждать, что парламентское законодательство как источник права стоит выше прецедента. Получается, что английский суд наделен широкими возможностями в отношении статутного права.

Значительны различия между правовыми системами разных стран внутри как германо-романской семьи, так и "общего права".

Сказанное можно легко подтвердить при изучении права США.

Английские поселенцы на территории США принесли с собой и английское право, но оно применялось с оговоркой "в той мере, в какой его нормы соответствуют условиям колонии" (так называемый принцип дела Кальвина 1608 г.). Американская революция выдвинула на первый план идею самостоятельного национального американского права, порывающего с "английским прошлым". Первым шагом на этом пути было принятие письменной федеральной Конституции 1787 г. и конституций штатов, вошедших в состав США. Предполагается отказ от принципа прецедента и других характерных черт "общего права". В ряде штатов были приняты кодексы: уголовный, уголовно-процессуальный, гражданско-процессуальный - и запрещены ссылки на английские судебный решения. Однако перехода американского права в романо-германскую семью не произошло.

Долгое время Англия оставалась моделью для американских юристов. В литературе даже утверждается, что, по мере того как условия жизни в США сблизились с условиями жизни в Европе, американское право стало более близким английскому праву, чем в колониальную эпоху. Право США в целом имеет структуру, аналогичную структуре "общего права", но только в целом22. Одно из различий, причем весьма существенных, связано с федеральной структурой США. Штаты в пределах своей компетенции создают свое законодательство и свою систему прецедентного права. Отсюда значительный массив статутного права на уровне штатов. Соответственно в США существует 51 система права: 50 - в штатах, одна - федеральная. Ежегодно в США публикуется около 300 томов судебной практики, и, несмотря на широкое использование компьютерной техники, поиск прецедентов является нелегким делом23. Много расхождений в право страны вносит законодательство штатов, что делает правовую систему США сложной и запутанной, Высшие судебные инстанции штатов и Верховный суд США никогда не были связаны с своими прецедентами. Отсюда их большая свобода и маневренность в процессе приспособления права к изменяющимся условиям. Это связано с правомочиями американских судов осуществлять контроль за конституционностью законов. Особенно широко указанным правом пользуется Верховный суд США, подчеркивая роль судебной власти в американской системе правления. Нормы права США устанавливаются судами, а принципы складываются на основе данных норм. Именно в этом суть права, по мнению юристов.

В статутном праве США немало кодексов, которых не знает английское право, например Единообразный торговый кодекс 1962 г.

Как и в Англии, в США велико значение "обычного" права в функционировании механизма государственной власти. Пробелы в Конституции США восполняются не только с помощью текущего законодательства, но и путем признания сложившихся обыкновений, установившихся обычаев и традиций. В сфере частного права распространены обычаи. Итак, ориентация на гибкое правотворчество, наличие права судебной практики, наделение судов неограниченными полномочиями по созданию и пересмотру правовых норм, правовой дуализм в силу федерального устройства США - все это создает специфику американского права24.

В ХХ в. США, как и в Англии, появились новые тенденции. Право перестало рассматриваться только как средство разрешения споров. Оно стало представлять в глазах юристов и граждан орудие, способствующее созданию общества нового типа и именно для этого предназначенное.


ГЛАВА 3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНЫХ СИСТЕМ СОВРЕМЕННОСТИ

3.1 МУСУЛЬМАНСКАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА



Мусульманская правовая система принадлежит к семье так называемого религиозно-традиционного права, свойственного странам Азии и Африки.

Правовые системы этих стран не обладают той степенью единства, которая свойственна ранее охарактеризованным правовым системам. Однако у них много общего по существу и форме, все они основываются на концепциях, отличающихся от тех, которые господствуют в западных странах. Конечно, все эти правовые системы в какой-то мере заимствуют западные идеи, но в значительной мере остаются верны взглядам, в которых право понимается совсем иначе и не призвано выполнять те же функции, что в западных странах25. Считается, что принципы, которыми руководствуются не западные страны, бывают двух видов:

  1. признается большая ценность права, но само право понимается иначе, чем на западе, имеет место переплетение права и религии;

  2. отбрасывается сама идея права и утверждается, что общественные отношения должны регламентироваться иным путем.

К первой группе относятся страны мусульманского, индусского и иудейского права; ко второй - страны Дальнего Востока, Африки, и Мадагаскара.

Мусульманское право - это система норм, выраженных в религиозной форме и основанных на мусульманской религии - исламе. Ислам исходит из того, что существующее право произошло от Аллаха, который в определенный момент истории открыл его человеку через своего пророка Мухаммеда.

Оно охватывает все сферы социальной жизни, а не только те, которые подлежат правовому регулированию.

Мусульманское право оказывает глубокое влияние на историю развития государства и права целого ряда стран Востока. Сфера его действия как юридического и идеологического фактора в наше время остается весьма широкой, что определяется тесными связями мусульманского права с исламом, как религиозной системой, которая до сих пор имеет едва ли не определяющее значение для мировоззрения самых широких слоев населения в этих странах. Из всех мировых религий ислам, пожалуй, наиболее тесно соприкасается с государством и правом26.

Важное значение мусульманского права в качестве нормативного регулятора и идейно — политического фактора заставляет обратиться к исследованию его специфических черт, как самостоятельной правовой системы. На основе тезиса о неразрывном единстве в исламе “веры и государства”, религия и право, многие исследователи приходят к выводу, что исламу свойственна лишь религиозная догматика (теология), мораль и правовая культура, а юридические нормы как таковые , если и имеются, то по существу совпадают с указанными правилами, и не играют самостоятельной роли. Среди многих ученых утвердилось мнение о неразрывном единстве религиозных и правовых норм.

Основными источниками мусульманского права- как и не юридических норм ислама - признаются Коран и Сунна, в основе которых лежит “Божественное откровение”, которые закрепляют прежде всего основы веры, правила религиозного культа и морали, определяющие в целом содержание мусульманского права в юридическом смысле.27

Многие исследователи придерживаются мнения, что поведение мусульманина получает прежде всего религиозную оценку, а главным средством обеспечения норм мусульманского права является религиозная санкция за их нарушение. Наказание за нарушение норм мусульманского права, даже если оно исходит от государства, воспринимается в конечном счете как “Божественная кара”, поскольку важнейшей задачей мусульманского государства “есть исполнение воли Аллаха на земле”.

В XIX веке в положении мусульманского права произошли существенные изменения. В наиболее развитых странах оно уступило главенствующие позиции законодательству, основанному на заимствовании буржуазных правовых моделей.

К началу XX века лишь в странах Аравийского полуострова и Персидского залива мусульманское право сохранило свои позиции и действовало универсально в своем традиционном виде. Правовые системы наиболее развитых арабских стран, с некоторыми отступлениями стали строится по двум основным образцам: романо-германскому (французскому) -Египет, Сирия, Ливан; и англо-саксонскому - Ирак, Судан. За мусульманским правом здесь сохранилась роль регулятора брачно-семейных, наследственных и некоторых других отношений среди мусульман (иногда и не мусульман), что объяснялось все еще сохранившимся пережитком феодализма и глубоким влиянием ислама на общественное сознание28.

В настоящее время ни в одной из рассмотренных стран мусульманское право не является единственным действующим правом. Но в то же время ни в одной мусульманской стране оно не потеряло своих позиций в качестве системы действующих правовых норм.

В конечном счете направление и глубина воздействия мусульманского права на современные правовые системы той или иной страны обусловлены достигнутым ею уровнем экономического и культурного развития.

Взяв за основу масштабы применения норм мусульманского права и степень их влияния на действующие законодательства, можно предложить следующую классификацию современных правовых систем стран Востока.

Первую группу составляет правовые системы Саудовской Аравии и Ирана, где мусульманское право продолжает применяться максимально широко. Прежде всего его нормы и принципы оказывают глубокое влияние на конституционное законодательство и сложившуюся здесь форму правления. Если в Саудовской Аравии мусульманское право никогда не уступало своей роли явно преобладающего источника права, то в Иране оно вновь заняло ведущее место только после свержения шахского режима, в результате проводимого руководством исламской республики курса на исламизацию всех сторон общественно-политической, экономической и государственной жизни страны и даже сферы личных интересов граждан. Отметим также, что в Иране и Саудовской Аравии функционируют специальные учреждения мусульманского контроля и инспекции (хисба), которые без суда и следствия могут наложить мусульманское наказание за отклонение от правил торговли, общественного порядка или норм морали29.

Вторую группу составляют правовые системы Ливии, Пакистана, Судана. Хотя сфера действия мусульманского права не является здесь столь всеобъемлющей как в первой группе, но все же остается весьма существенной, в последние десятилетия даже обнаруживают тенденцию к расширению. Прежде всего принципы и нормы мусульманского права оказывают заметное влияние на основные акты конституционного характера и деятельность государственного механизма этих стран. Так военный режим Пакистана оправдывал отказ от всеобщих выборов тем, что они якобы “не отвечают принципам ислама”. В Ливии в 1977 году Коран вообще был объявлен “законом общества”, заменяющим обычную конституцию.

Во всех перечисленных странах второй группы, мусульманское право без каких-либо изъятий продолжает регулировать отношения личного статуса, сохраняются мусульманские суды.

Еще одну многочисленную группу составляют правовые системы большинства арабских стран: Египта, Сирии, Ирака, Ливана, а также ряда стран Африки (Сомали, Мавритании) и Азии (Афганистан).

Их конституционное право закрепляет, как правило, особые положения ислама и мусульманского права. Так конституции многих из них предусматривают, что главой государства может быть только мусульманин, а мусульманское право является источником законодательства. Данное конституционное положение практически реализуется в других отраслях права и судоустройства. Но с другой стороны в некоторых из стран (Ирак, Сирия) наблюдается определенная демократизация мусульманско-правовых положений семейного законодательства30.

И, наконец, особое положение занимают правовые положения Туниса и Народно-Демократической республики Йемен (НДРЙ). Их брачно-семейные законодательства отказываются от ряда основопологающих институтов мусульманского права: например, в Тунисе законодательно запрещена полигамия, а семейный кодекс НДРЙ в 1974 году, по существу наделил женщину равными правами с мужчинами в семейных отношениях.31

Мусульманская правовая форма неразрывно связана с религией, оказывающей до сих пор громадное воздействие на народные массы. Из всех современных мировых религий ислам, пожалуй, наиболее тесно соприкасается с политикой, государством и правом. Связывающим звеном здесь и выступает мусульманское право. При этом оно отказывает воздействие на современное правовое развитие стран Востока прежде всего через правовую идеологию и правовую психологию. Можно сказать, что сфера действия мусульманского права как идеологического фактора оказывается значительно шире, нежели рамки применения его конкретных нормативных предписаний. Не случайно, в ряде стран был взят курс на конкретизацию норм мусульманского права и их закрепление в действующем законодательстве. Так в Иране, Пакистане, Ливии, Судане сфера его действия охватывает не только “личный статус”, но и уголовное право и процесс, отдельные виды финансово - экономических отношений и даже институты государственного права.

Подобная практика развития правовых систем ряда стран в последние годы вносит известные коррективы и в структуру действующего здесь мусульманского права, отдельные нормы и институты которого, ранее вытесненные законодательством, заимствующим западные правовые модели, вновь возрождаются и начинают применяться на практике.
3.2 ИНДУССКОЕ ПРАВО, ПРАВО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА И АФРИКИ.
Индусское право относится к древнейшим в мире. Это не право Индии, а право общины, которая в Индии, Пакистане, Бирме, Сингапуре, и т.д. исповедует индуизм. Одним из убеждений индуизма является то, что люди разделены с момента рождения на социальные и иерархические категории, каждая из которых имеет свою систему прав и обязанностей и даже мораль. Оправдание кастовой структуры общества—основы философской, религиозной и социальной системы индуизма. При этом каждый человек должен вести себя так, как это предписано социальной касте, которой он принадлежит. В качестве регулятора поведения допускается обычай. Позитивное индусское право является обычным правом, в котором в той или иной мере преобладает религиозная доктрина. Она определяет нормы поведения, в соответствии с ней изменяются или толкуются обычаи. Обычаи весьма разнообразны. Каждая каста или подкаста следует своим собственным обычаям. Собрание касты голосованием решает в местном масштабе все споры, опираясь при этом на общественное мнение. Оно располагает и эффективными средствами принуждения. Наиболее строгим наказанием считается отлучение от той или иной группы. В случае, если нет определенной правовой нормы по конкретному вопросу, судьи решают его по совести, по справедливости32.

Правительству разрешается законодательствовать. Судебные прецеденты и законодательство не считаются источниками права. Даже когда имеется закон, судья не должен применять его ригористически (по всей строгости). Ему предоставлено широкое усмотрение, чтобы всеми возможными способами примерить справедливость и власть.

Еще меньше, чем законодательство, на роль источника права может претендовать здесь судебная практика. Итак, в период, предшествовавший в британской колонизации, классическое индусское право не основывалось не на формальных нормативах не на судебных решениях.

В период колониальной зависимости индусское право претерпело существенные изменения. В области права собственности и обязательного права традиционные нормы были заменены нормами “общего права”. Семейное наследственное право и другие обычаи не претерпели изменений. К 1864 году накопились судебные прецеденты. Однако правило прецедента осталось далеко от традиций индусского права. Многие его институты и нормы подвергались модификации и даже были заменены новыми, но полного вытеснения индусского права не произошло. Сложилось нечто вроде “англо-индусского права”, то есть индусское право сохранило свое регулирующее значение, правда с определенными ограничениями.

Конституция 1950 года отвергла систему каст и запретила дискриминацию по мотивам кастовой принадлежности. В индусском праве произошла своего рода революция. Однако Основной закон применяется только к индусам, а не ко всем гражданам Индии33.

Право Дальнего Востока. Совершенно иная картина открывается при взгляде на Дальний Восток, и особенно Китай.

Здесь речь идет не о том, чтобы уметь увидеть некое идеальное право, отличающееся от норм, изданных законодателем, или других норм, применяемых на практике. Здесь под сомнение поставлена сама ценность права. На западе, в странах ислама, в Индии к праву относятся как к опоре социального строя, необходимому средству его охраны. Люди должны жить в соответствии с правом, а если они лишены такой возможности, то борются за торжество права. Власти тоже должны соблюдать нормы права, а суды - обеспечивать уважение к праву. Право—это зеркало справедливости. Его отсутствие ведет к произволу, анархии, господству силы. Странам Дальнего Востока несвойственно такое видение. В глазах китайцев право не только далеко от того, чтобы быть фактором порядка и символом справедливости;

оно - орудие произвола, фактор, нарушающий нормальный порядок вещей. Добропорядочный гражданин не обязан уважать право и даже думать о нем: у него образ жизни должен исключать любые правовые притязания и всякое обращение к правосудию. В своем поведении человек должен руководствоваться не юридическими мотивами, а стремлением к гармонии и миру. Согласительные процедуры ценнее правосудия, и конфликты следует гасить путем посредничества, а не решать правовым путем.

Весь Дальний Восток традиционно придерживается именно такого взгляда, выразив его в формуле “право хорошо для варваров”. Коммунистический режим в Китае и вестернизация Японии не изменили существенно этого взгляда, укоренившегося в сознании людей. В Японии действуют кодексы, созданные по европейской модели, но население, как правило, мало обращается к ним, равно как и правосудию. Сами же суды склоняют стороны к мировому соглашению и разработали оригинальную технику применения права, а точнее уклонение от его применения.

Все, что сказано о Дальнем Востоке может быть распространено и на “черную Африку” и Мадагаскар. В условиях, где индивидуализм занимает так мало места и на первый план выдвинуто единство общественной группы, основное - это сохранение и восстановление гармонии, а не уважение к праву. Право западного образца, действующее здесь - по большей части лишь орнамент. Большинство населения продолжает жить в соответствии с традициями (мало похожими на то, что на Западе понимают под правом), не обращая внимание на искусственные своды правовых норм.


3.3 СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ
Социалистическая правовая семья (или социалистические правовые системы) составляет, или точнее во многом составляла, еще одну крупную правовую семью.

На социалистические правовые системы Европы, Азии и Латинской Америки, составлявшие “социалистический лагерь” существенное влияние оказала первая социалистическая правовая система - советская. Национальные правовые системы зарубежных социалистических стран являлись и являются (Китай, Куба) разновидностями советского права.

Следовательно, на примере права СССР можно рассмотреть основные черты, присущие социалистическому праву.

Социалистическое право обнаруживает известное сходство с романо-германской правовой системой. Оно достаточно широко сохранило ее терминологию, а также хотя бы по внешнему виду - ее структуру. Для советского права характерна концепция правовой нормы, которая мало чем отличается от французской или немецкой концепции. Исходя из этого, многие западные авторы, особенно англичане и американцы, отказываются видеть в советском праве оригинальную систему, и помещают ее в романо-германские правовые системы.

Социалистические юристы единодушно защищали противоположный тезис. Для них право —это надстройка, отражение определенной экономической структуры.

Социалистическое право обусловлено ярко выраженным классовым характером. Единственным или основным источником социалистического права являлось вначале революционное творчество исполнителей, а позднее нормативно-правовые акты, в отношении которых декларировалось, что они выражают волю трудящихся, подавляющегося большинства населения, а затем - всего народа, руководимого коммунистической партией. Принимавшиеся нормативно-правовые акты, большую часть которых составляли подзаконные (секретные и полусекретные приказы, инструкции и т.д.) фактически выражали, прежде всего, и главным образом, волю и интересы партийно-государственного аппарата34.

Социалистическое право рассматривается как реализация марксистско-ленинской доктрины. В своих работах советские авторы постоянно ссылались на основоположников марксизма-ленинизма, труды и речи советских руководителей, программу и решения коммунистической партии. Такого рода документы, как партийная программа и решения, совершенно очевидно, не образуют право в собственном смысле этого слова. Однако их доктринальное влияние для советского права неоспоримо, ибо в этих документах содержится изложение марксистско-ленинской теории в ее современном звучании по современным вопросам. Советский юрист, любое другое лицо, желавшее изучать советское право, должны были постоянно обращаться к ним.35

Советское право восприняло от старого русского права такую концепцию правовой нормы, которая близка к ее пониманию в романо-германской правовой системе. Что же касается категорий и институтов, то здесь нельзя не признать оригинальности советского права. По внешнему виду в нем сохранены категории и институты романо-германской системы.

Однако по своему существу они коренным образом обновлены. В обществе нового типа, основанном на иной экономической системе, и руководствующимся иными идеалами, возникают совершенно иные проблемы.

Советская система права по внешнему виду остается такой же что и система романо-германского типа. Существуют и существенные отличия: семейное право отделено от гражданского, исчезло торговое право, появилось колхозное и жилищное право. Советские авторы возражали, чтобы отличия в системах права сводились только к формальным моментам, без рассмотрения содержания отраслей права. В государстве социалистическом и не социалистическом встают различные проблемы, марксистско-ленинские учения требуют их рассмотрения под новым, неиндивидуалистическим углом зрения.

Конституционное право в высшей степени отличается от конституционного права западных стран. Особенно характерны две черты: ведущая роль, отведенная коммунистической партией, и осуществление власти и управления советами всех уровней. Оригинальность советского права не сводится лишь к характеристике конституционного права, тоже можно сказать и о других отраслях: административном праве, уголовном, трудовом, гражданском и т.д. Юристам западных стран было не понятно административное право, которое не сконцентрировано на охране личности и судебном контроле над администрацией. Для юристов же социалистических стран основным была государственная политика строительства коммунизма:

идея судебного контроля они заменили новым видом контроля, осуществляемым представителями народа и общественными организациями.36

Еще одним важным аспектом социалистического права является отрицание советскими юристами частного права. Права, по мнению теоретиков марксизма-ленинизма - это не более чем аспект политики, инструмент в руках господствующего класса. В этой концепции не остается места для частного права, которое претендовало бы на независимость от каких бы то ни было предвзятых мнений и политических обстоятельств; “право - это политика, и, наоборот, то, что не является политикой, не является правом”.

Для советской правовой системы остались чуждыми идея господства права и мысль о том, что надо изыскивать право, соответствующее чувству справедливости, основанному на примирении, согласовании интересов частных лиц и общества. Право носило императивный характер, было теснейшим образом связано с государственной политикой, являлось ее аспектом, обеспечивалось партийной властью и принудительной силой правоохранительных (карательных) органов. В теории исключалась возможность для судебной практики выступать в роли созидателя норм права. Ей отводилась лишь роль строгого толкователя права. Это принципиальная позиция в какой-то мере подкреплялась и отсутствием в стране судебной “касты”, которая претендовала бы на то, чтобы стать независимой от государственной власти, если не соперничающий с ней. Несмотря на конституционный принцип независимости судей и подчинения их только закону, суд оставался инструментом в руках господствующего класса (группы), обеспечивал его господство и охранял прежде всего его интересы. Судебная власть не пыталась контролировать законодательную и исполнительную ветви власти. В СССР трудно было найти что-либо подобное контролю за конституционностью законов.

В настоящее время, в результате перемен произошедших в первую очередь в бывшем СССР, социалистическое право (за исключением некоторых стран) практически перестало существовать. Это в очередной раз доказывает, что когда государство ставит себя выше права, когда право является “инструментом в руках господствующего класса или партии” -такое государство заранее обрекает себя на развал и гибель.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



В данной работе были рассмотрены основные правовые черты основных правовых систем современного мира. В заключении хотелось бы отметить, что наверное не существует идеальной правовой модели, которая одинаково подходила бы для всех стран. Много плюсов можно отметить у романо-германской правовой системы. Правовые нормы четко кодифицированы. Правоприменителю не составляет труда найти ту или иную норму. Но с другой стороны, доктрина, выражающая тождество права и закона, может сыграть и отрицательную роль. Так было в 30 годы в Германии и ряде других стран, когда к власти пришел тоталитарный режим, и изменив законы, поставил закон над правом.

У прецедентного права преимущество в том, что оно ближе к практике, но с другой стороны очень затруднен поиск прецедентов при реализации норм права.

В последнее время, в результате развития международного права, торговых и экономических связей между странами наблюдается тенденция к сближению правовых систем различных стран. Так в странах “общего права” все большее значение приобретает кодификация, а в странах континентального права —наоборот судебный прецедент.

Также не трудно увидеть, что даже принадлежность стран к одной и той же крупной правовой семье, отнюдь не исключает существенных различий между национальными правовыми системами этих стран.
Список литературы
• Нормативные акты

  1. Конституции зарубежных государств: Учебное пособие. – М.: Право и закон, 1998.

  2. Малаков В.В. Конституции зарубежных государств. – М.: БЕК.

  3. Маклаков Ю.Б. Конституции зарубежных государств. Учебное пособие. – 4-е изд. Перераб и допол.: Волтерс Клавер. – 2003.

• Учебная литература

  1. Абдуллаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений. – 3-е изд., доп. и перераб. – М.: ЗАО “Издательство Экономика”, 2006.

  2. Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран. Учебник для вузов. – М.: Форум–Инфа. 1998.

  3. Бабаев В.К. Теория государства и права: Учебник. – М: Юрист,1999.

  4. Мишин А.А. Конституционное право зарубежных стран. Юстинформ. - 2001.

  5. Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. – М.: Юрист, 2002.

  6. Основы марксизма-ленинизма. Учебное пособие. – М.: 1959.

  7. Радько Т.Н. Теория государства и права: Учебник. – 2-е изд. – М.: Проспект, 2006.

  8. Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. Особенная часть. Учебник. – Норма, 2005.

  9. Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. Том 3. – М.: БЕК, 1999.

  10. Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. Общая часть. Учебник для вузов. – 4-е изд., обнов. и дораб. – М.: Норма, 2007.

  11. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2006.

  12. Алексеев С. С. “Государство и право. Начальный курс”. - М.:Юридическая литература, 1993.

  13. Баишев Ж. Общие принципы исламского права, теория доказательств и система наказания. - Алматы: Жет1 - жаргы, 1996.

  14. Давид Р. “Основные правовые системы современности”. - М., 1988.

  15. Кросс К. “Прецедент в Английском праве”. - М., 1985.

  16. Лазарев В.В. “Общая теория права и государства”. - М., 1994.

  17. “Правовая система социализма” книга 1, раздел 1. - М., 1986.

  18. Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993.

  19. Саидов А.Х. “Введение в основные правовые системы современности”, Ташкент, 1988.

  20. Сюкияйнен Л.Р. “Мусульманское право”. - М., 1986.

  21. Хропанюк В.Н. "Теория государства и права". - М., 1997.

• Статьи

25. Краснянский В. Э. Классификация правовых систем. — Правоведение, 1969, № 5;

26. Туманов В. А. О развитии сравнительного правоведения. — Советское государство и право, 1982, № 1, с. 45.

1 Абдуллаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений. – 3-е изд., доп. и перераб. – М.: ЗАО “Издательство Экономика”, 2006.


2 Давид Р. Основные правовые системы современности.: М., 1967, с. 5 - 20

3 Давид Р. “ Элементарный курс сравнительного гражданского права ”. - М., 1950, с.86-88.

44 Zweigert К, Kotz H/ Einfuhrung in dee Rechtsvevgleich-und aufdem Gelicte des Privatrechts. Tubingen, 1969 -1971, Bd. 1-2.

53 Саидов А.Х. Введение в сравнительное правоведение. : М., 1988. С. 67.

6 Давид Р. Основные правовые системы современности, М., 1967, с. 52.

7 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 102


8 Мишин А.А. Конституционное право зарубежных стран. Юстинформ. - 2001. С. 165

9  Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 146


10 Конституции зарубежных государств: Учебное пособие. – М.: Право и закон, 1998.


11  Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 152

12 Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. Том 3. – М.: БЕК, 1999. С. 202.


13 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2006. С. 164.

14 Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. Особенная часть. Учебник. – Норма, 2005. С. 164


15 Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2006. С. 183.

16 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С.89.


17 Кросс К. “Прецедент в английском праве”. - М., 1985.С. 67


18 История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов. Том II. под ред. Н. А. Крашенинникова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2005. С.372


19 История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов. Том II. под ред. Н. А. Крашенинникова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2005. С.374

20 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 209.


21 Кросс К. “Прецедент в Английском праве”. - М., 1985. С. 103-104ю


22 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 193


23 Мишин А.А. Конституционное право зарубежных стран. Юстинформ. - 2001. С. 278

24 Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. Общая часть. Учебник для вузов. – 4-е изд., обнов. и дораб. – М.: Норма, 2007. С. 243

25 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 176


26 Сюкияйнен Л.Р. “Мусульманское право”. - М., 1986. С. 54.


27 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 208

28 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 210.

29 Сюкияйнен Л.Р. “Мусульманское право”. - М., 1986. С. 62.


30 Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. Особенная часть. Учебник. – Норма, 2005. С. 213.

31 Сюкияйнен Л.Р. “Мусульманское право”. - М., 1986. С. 64.

32 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 221.

33 Мишин А.А. Конституционное право зарубежных стран. Юстинформ. - 2001. С. 236

34 “Правовая система социализма” книга 1, раздел 1. - М., 1986. С.54.


35 Решетников Ф.М. "Правовые системы стран мира". - М., 1993. С. 142


36 “Правовая система социализма” книга 1, раздел 1. - М., 1986. С.58.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации