Савин В.А. Документ - архивный документ - исторический источник - памятник истории и культуры: проблемы проявления сущностных характеристик - файл n1.doc

Савин В.А. Документ - архивный документ - исторический источник - памятник истории и культуры: проблемы проявления сущностных характеристик
скачать (75 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc75kb.15.10.2012 21:50скачать

n1.doc

Савин В.А.

Документ — архивный документ - исторический источник – памятник истории и культуры: проблемы проявления сущностных характеристик

 

[181]

  

Рассматривая документ как сложный материально-духовный объект можно предположить, что он имманентно содержит ряд неотъемлемых взаимосвязанных свойств (оперативность, ретроспективность), может выступать в качестве исторического источника, памятника истории и культуры. Эти характеристики проявляются лишь в определенных условиях, зависят от среды бытования документа. Изучение природы документа во всех ее проявлениях может не только обеспечить понимание процесса его трансформации из "вещи в себе" в "вещь для нас", но оказать конструктивное воздействие на организацию важнейших архивно-технологических процессов. Особенно на отбор документов для вечного хранения.

Первой возникает проблема разграничения понятий "документ" и "архивный документ". Если рассматривать ее в системе родо-видовых связей то становится очевидным, что родовым понятием выступает "документ".

Соглашаясь с принятым многими специалистами определением документа как материального объекта с информацией, закрепленной созданным человеком способом для ее передачи во времени и пространстве[1], необходимо отметить, что проявление его неотъемлемых свойств (в том числе оперативности и ретроспективности) обусловлено причинно-следственными связями как внутреннего так и внешнего порядка.

Как правило, документ создается в определенных целях в процессе функционирования общества, государства и развития личностных отношений, становясь инструментом и продуктом

 

[182]

 

исторического процесса как "беспрерывного преобразования условий, знания, содержания в их непосредственном явлении, но такого преобразования, при котором возможно и необходимо отношение всего ко всему, связь традиций, всеобщая коммуникация"[2]. Функциональная (оперативная) заданность документа (законодательно правовая, организационно-распорядительная, культурная и т. д.) является его неотъемлемой качественной характеристикой и обладает свойством утрачиваться в ходе изменения пространственно-временной среды бытования документа, обусловленным социально-экономическими, политическими, культурными процессами, происходящими в обществе.

В ходе угасания оперативных свойств документа проявляется закон перехода количественных изменений в качественные. Общество не в состоянии нести затраты, связанные с хранением и обработкой всех документов, потерявших оперативное значение. Документационная среда трансформируется в новое состояние. Документ проявляет неотъемлемое свойство ретроспективности, заложенное в нем с момента возникновения, и становится архивным документом, т. е. документом, сохраняемым или подлежащим сохранению в силу значимости для общества, а равно имеющим ценность для собственника[3].

При этом реализуется философская категория "мера", выражающая органичное единство качественной и количественной определенности предмета. Количественные характеристики изменчивы и подвижны. Однако их изменчивость необходимо ограничена некоторыми пределами, за границами которых количественные изменения приводят к качественным, В свою очередь, изменения качества документа (потеря оперативности и проявление ретроспективности) ведет к изменению количественных характеристик и меры документальных массивов. Связь и единство количества и качества обусловлены природой документа. Документальный фонд страны (планеты, семьи и т. д.) переходит в качественно новое состояние — архивный фонд

Процедура уменьшения документальных массивов, сохраняемых ради ретроспективной информации, называемая экспертизой ценности документов, проводится на основе принципов и критериев[4], в основном заимствованных архивным делом из источниковедения Ключевым в этом процессе выступает понятие ценности. Ценность — это явление документа, но она присуща ему не от природы, не просто в силу внутренней структуры заключенной в нем информации, а потому, что он вовлечен в сферу общественного бытия человека и стал носителем определенных социальных отношений. Меняется пространственно-временная среда бытования документа — изменяется и ценность, принципы и критерии ее установления. Например, на наших глазах утрачен

 

[183]

 

превалировавший многие годы принцип коммунистической партийности.

На этой ступени отсеивается огромное количество материалов, хотя сущностные характеристики документа, не попавшего на вечное хранение, не меняются. Здесь выступают как определяющие категории "возможно", "случайно" и "действительно", т. к. велики вероятность и риск потери невосполнимой информации. "Возможность и случайность суть моменты действительности, суть внутреннее и внешнее, положенные лишь как формы, которые составляют внешность действительного... определение формы отлично от содержания, и возможно или случайно нечто, зависит от содержания"[5]. Нет экспертизы ценности без потерь информации и уменьшить их можно только постоянно совершенствуя механизм отбора документов, нацеливая его на оптимальное сочетание признаков всеобщего и индивидуального в историческом процессе. Не обойтись без глубокого переосмысливания теоретических основ, выработки адекватных меняющейся действительности структуры принципов и критериев отбора документов на вечное хранение.

На постоянное хранение поступает незначительная часть документов из состава документального фонда страны, но и они не все проявляются в качестве исторического источника.

Существует несколько вариантов трактовки понятия "исторический источник". Вряд ли можно согласиться, что таковым допустимо признать все, что может дать историческую информацию, т. е. информацию исторического характера, полезную для познания прошлого[6], или, что архивный источник — то же, что архивный документ[7]. Более убедительным выглядит выработанное источниковедением на протяжении многих десятилетий понимание источника как продукта целенаправленной человеческой деятельности, как исторического (социального) явления[8].

Не каждый архивный документ выступает в роли исторического источника, хотя в каждом документе с момента возникновения заложена данная сущностная характеристика. А поскольку "сущность должна являться... существование есть явление"[9], то трансформация архивного документа в исторический источник-процесс естественный, но при соблюдении определенных условий. Документ или архивный документ проявляет качества исторического источника, когда он востребован обществом и введен в сферу научных, культурных, художественных изысканий. Иными словами, возникла соответствующая пространственно-временная среда бытования документа.

Несколько натянутым выглядит утверждение о том, что главное отличие архивного документа от исторического источника

 

[184]

 

заключается в известности и доступности его подлинника[10]. Подлинник может быть утрачен или трудно доступен, а документ останется источником. Первым в ряду многочисленных примеров можно назвать "Слово о полку Игореве". Хотя безусловно публичность и недоступность необходимы для проявления в документе неотъемлемого свойства исторического источника. Слабая обращаемость исследователей и пользователей к архивным документам, т. е. непроявление их сущности исторического источника, дает возможность проводить постоянную экспертизу ценности в государственных архивах, уничтожать уже принятые на вечное хранение документы. На этот раз отсутствие качественных проявлений оказывает воздействие на количество документов.

Проявление в документе свойств исторического источника выступает как необходимое раскрытие его сущности, но в зависимости от сложившихся условий, в которые входят уровень культурного развития социума, его социально-политическое состояние, экономическая ситуация, правовые основания доступа к документам и многие другие, вплоть до психологического состояния в определенный момент работника читального зала архива, т. е. велик элемент случайности.

Случайности меньше, когда документ проявляется в качестве памятника истории и культуры.

Понятие "документальный памятник истории и культуры" имеет несколько трактовок. Многие работники государственной архивной службы считают, что все архивные материалы являются памятниками[11]. Но здесь желаемое выдается за действительное. Осознавая шаткость такой позиции некоторые архивисты относят к памятникам лишь особо ценные документы[12], которые составляют часть Архивного фонда, имеющую непреходящее значение для государственного управления, обороны страны, в международных отношениях, научных исследованиях и не восполнимую при утрате[13], что ограничивает интересующую нас сферу интересами государства.

Предположение о том, что документальный памятник — это такой, связанный с прошлым знаковый объект, который в настоящий момент высвечен общественным мнением и является публичным достоянием, информация которого извлечена из долговременной социальной памяти и вновь включена (актуализирована) в текущем общественном сознании[14], трудно приемлемо, т. к. документ в состоянии быть памятником сразу после возникновения, не находясь в долговременной социальной памяти. Однако условие дистанции времени способствует отмиранию свойства оперативности и проявлению сущностной харак-

 

[185]

 

теристики документа "памятник истории и культуры" более отчетливо.

Что же касается актуализации в текущем общественном сознании документной информации как признака памятника истории и культуры, то следует согласиться с позицией профессиональных источниковедов, что "архивный документ, исторический источник — неотъемлемый компонент реальности настоящего"[15], и, тем самым, признать этот признак характерным для всех проявлений документа. Критерий же опубликованности выглядит удобным для определения документального памятника, т. к. конкретизирует общее представление о памятнике как историко-культурном объекте, качественное отличие которого от документа, архивного документа, исторического источника проявляется под влиянием общественных, культурных процессов, имеющих выдающуюся универсальную ценность с точки зрения истории, искусства и науки. Главным критерием выступают общечеловеческие, гуманитарные ценности, отраженные в документе.

В этом случае средой бытования документа выступает область культуры, где вероятность проявления его в качестве памятника далеко не стопроцентна, т. к. "не всякий текст и не с любой стороны взятый есть феномен культуры. Культурным его делает только то, что перед нами не безразлично-вещная "информация", не пассивный и безгласный объект исследования, строго говоря, не "текст", а произведение чужого сознания. Мы имеем дело именно с автором, с "другим", с его мировидением и, следовательно, с тем смыслом, который в тексте обрел голос. В культуре не содержится ничего, кроме смыслов (и способов их передачи). Это встреча в осмысленном мире"[16]. Тем самым, культурный аспект лежит в основе проявления в документе сущностной характеристики памятника истории и культуры как объекта выдающейся индивидуальной ценности, на что уже были указания в архивоведческих работах[17].

В рамках изложенной концепции выглядит как смешений понятий разных сущностных характеристик документа формулировка: "исторические источники — суть произведения культуры, общечеловеческой во всем многообразии ее проявлений"[18]. По нашему мнению, исторический источник распространяется не только на сферу культуры, как бы широко мы ее не раздвигали, но и на все остальные сектора жизнедеятельности человека и общества. А вот документальный памятник может быть памятником истории и культуры, науки и техники лишь в рамках данных сфер.

В заключении хочется сделать следующие замечания.

 

[186]

 

Рассмотренная схема видоизменения документа, смены его сущностных неотъемлемых свойств в зависимости от пространственно-временной сцены его бытования, носит теоретический, абстрактный характер и направлена на то, чтобы систематизировать выработанные на протяжении десятилетий понятия документ, архивный документ, исторический источник, памятник истории и культуры, которые реально отражают ипостаси документа. Абстрактные размышления наводят на мысль о том, что по мере изменения свойств документа, перехода его из одного качества в другое происходят количественные изменения в документационной среде — она сокращается.

Принимая за основу утверждение, что сумма частей не равна целому, следует отметить не одинаковость проявлений сущностных свойств документальных массивов, комплексов, документационной среды и отдельно взятого документа. К примеру, памятником культуры может быть комплекс документов, в составе которого далеко не все документы проявили соответствующие качества. Но исследование неотъемлемых свойств документальных массивов — вопрос будущего.

С практической точки зрения наиболее важным моментом является переход документа из оперативного в архивный, когда происходит отбор материалов на государственное хранение, а свойства ретроспективности, источника, памятника еще не проявилось. Специалист должен их почувствовать, предугадать, определить, руководствуясь точным пониманием предмета. Пока же теория экспертизы ценности оставила за пределами своего внимания психологический, субъективный фактор процедуры отнесения документов в категорию достойных вечного хранения. Однако благодаря размышлению кое-что изменяется в первоначальном характере содержания, каким оно дано в ощущении, созерцании и представлении; истинная природа предмета, следовательно, осознается лишь посредством некоторого изменения"[19].

 

Опубл.: Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этапе. Доклады и тезисы выступлений 12-13 мая 1996 г. М., 1997 г. Вып. I.

 

[1] ГОСТ 16487-33. Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения. — М.: Изд-во стандартов, 1984. С. 2.

[2] Ясперс К. Смысл и назначение истории: Пер. с нем. 2-е изд. — М: Республика, 1994. С. 72.

[3] Основы законодательства Российской Федерации об Архивном Фонде Российской Федерации и архивах от 7 июля 1993 г. Ст. I. // Отечественные архивы. 1993. № 5. С. 3.

[4] Основные правила работы государственных архивов СССР. — М., 1984. С. 112.

[5] Гегель. Энциклопедия философских наук. Том 1., — М., 1975. С. 318.

[6] Документальные памятники: выявление, учет, использование. Под ред. С. О. Шмидта. — М., 1988. С. 12.

[7] Словарь современной архивной терминологии социалистических стран. Выпуск II- М., 1988. С. 9.

[8] Медушевская О. М. История источниковедения в XIX-XX вв. — М., 1988 С. 69.

[9] Э. Гегель. Указ. соч.. С. 295.

[10] Козлов В. Л. О некоторых современных теоретико-методологических проблемах архивоведения и источниковедения // Отечественные архивы. 1995. № 2. С. 5.

[11] Основные правила работы государственных архивов СССР. С. 11, Документальные памятники: выявление, учет, использование. С. 11.

[12] Рудельсон К. И. Документальные памятники: понятие, предмет и перспективы развития // Материалы Всесоюзной научно-практической конференции "Актуальные вопросы совершенствования архивного дела в условиях развития социального общества". Ч. 3. — М., 1985. С. 22.

[13] Словарь современной архивной терминологии социалистических стран. Выпуск I. — М., 1982. С. 163.

[14] Илизаров Б. С. Роль документальных памятников в общественном развитии (Теоретические вопросы использования архивных документов). — М., 1987. С. 32, 33.

[15] Медушевская О. М. Архивный документ, исторический источник в реальности настоящего // Отечественные архивы. 1995. № 2. С. 13.

[16] Баткин Л. М. Культура всегда накануне себя // Красная книга культуры. — М., 1989. С. 117.

[17] Автократов В. Н. "Документальные памятники" (опыт анализа понятия) // Советские архивы. 1987. № 3. С. 57.

[18] Медушевская О. М. Источниковедение и гуманитарная культура // Отечественные архивы. 1992. № 4. С. 12.

[19] Гегель. Указ. соч. С. 118.

Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации