Чернявская Ю.В. Народная культура и национальные традиции - файл n1.doc

Чернявская Ю.В. Народная культура и национальные традиции
скачать (453.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc454kb.02.11.2012 19:09скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18







Ю. В. Чернявская



Народная культура и национальные традиции

Учебно-методическое пособие


Минск — 1998

Содержание


Ю. В. Чернявская 1

Народная культура и национальные традиции 1

Учебно-методическое пособие 1

Введение 4

Глава 1. Что такое “этнос”? 11

§ 1. Понятие этноса 11

1. Формы этнической общности. Этнос и нация 12

2. Многообразие признаков этноса. Этнос и раса 18

3. О факторах формирования и бытия этноса 26

§2. “Характер народа” — основная характеристика этноса. Структура национального характера 29

§ 3. Этническое самосознание 34

§4. Этнические ценности. 47

1.Понятие этнокультурных доминант психики 47

2. Роль этнокультурных ценностей в бытии народа 52

Глава 2. Ментальность народа как универсальная “подоснова” его психологии 57

§ 1. Ментальность и основные средства ее передачи 57

§ 2. Ментальность и “картина мира” 70

§ 3. Менталитет и картина мира исторического белоруса 73

Глава 3. Народная культура и бытие народа 82

§ 1. Культура как совокупный исторический опыт человечества и главная движущая сила его развития 82

§ 2. Триада “личность — общество — культура” 87

§ 3. Культура этносов — единственная историческая форма существования культуры 88

§ 4. Язык как ядро культуры 96

1. Язык как явление природы и культуры 96

2. Язык и мышление 99

3.Язык и культура 101

§ 5. Миф и религия в жизни этноса 105

1. Что такое миф? 105

2. Причины возникновения мифа. Его свойства и функции 109

3. Взаимосвязь мифологии и религии 114

4. Религия в жизни этноса 116

§ 6. История в культурном бытии народа 121

1. Триада “история—культура—человек” 121

2. Этнос и история 126

3. Влияние социо-исторических факторов на культуру этноса 129

4. Влияние этнических культур на историю народа 135

Глава 4. Национальные традиции и общечеловеческое в культуре народов 138

§ 1. Роль культурного наследия в жизни человечества и историческом бытии народа 138

§ 2. Формы преемственности культуры. Традиция как основная форма передачи межпоколенного опыта, формирования и сохранения национального характера народа 142

1. Ритуал, обряд, обычай 142

2. Традиция как ценность 146

3. Традиция как выбор 148

4. Черты традиции 151

§ 3. Традиция как необходимое условие существования истории и культуры народа 154

1. Этнос и традиция 154

2. Проблема трансляции культуры в этносах разных типов 159

§ 4. Роль инноваций и их взаимодействие с традициями 165

1. Традиция и инновация 165

2. Типы и функции инноваций. Способы и механизмы внедрения инноваций 168

3. Психокультурные факторы принятия или отторжения инокультурных влияний. Взаимодействие и взаимопроникновение традиции и инновации 176

Глава 5. Взаимодействие культур как путь к единому человечеству 182

§1. Цивилизация, субэкумена, мировая культура 184

§ 2. Национальное и общечеловеческое в культуре и бытии этноса 193

Заключение: будущее народов и воспитание интернационализма 200

204

Литература 205

Введение


Не так уж давно, всего тридцать лет назад на берегу реки Манаус, притока Амазонки, индейцы атроари убили миссионера Кальяри и восемь его спутников. За что? По мнению индейцев, причина была более чем уважительна. С их точки зрения, Кальяри повел себя на редкость бестактно: прибыв на их исконную территорию, он посмел возвестить о себе выстрелами, что для атроари неприлично. Затем он вошел в одну из хижин, несмотря на возражения хозяев и выдрал за ухо ребенка... Уцелел только лесник, который знал обычаи индейцев и сбежал от миссионера, не желавшего слушать его советов и забывшего, что люди с берегов Амазонки живут по другим законам.

Известно немало подобных историй. Так, однажды аборигены убили белого, закурившего сигарету: они решили, что тот — дух, имеющий в теле огонь. Другого пронзили копьем за то, что он вынул из кармана часы и взглянул на солнце. Туземцы сочли, что он носит солнце в кармане. А в ответ европейцы организовывали карательные экспедиции, подчистую истребляя все племя.

Только годы и годы спустя они задумались о том, что следует научиться взаимодействовать с аборигенами без кровопролития. Но для этого надо было понять: другие культуры отличаются от твоей собственной. Понять, что народы различны, и для того, чтобы общаться с их представителями, необходимо изучить их нормы, обычаи, их характер и культуру.

Это особенно важно сегодня, в удивительное время, когда рушатся барьеры между людьми благодаря обширности коммуникаций; когда мы можем в течение суток перелететь из Беларуси в Австралию, оттуда - в Германию и вернуться домой; когда коммерческие и культурные контакты между жителями разных стран становятся обычным делом...

Правда, возникает вопрос: если уж мы, представители разных народов настолько непохожи, то возможны ли вообще какие бы то ни было контакты? Возможны. И причина проста: все мы - люди. Мы едины в главном - в нашей человеческой сущности. И белорус, и китаец, и юкагир, и француз - все мы хотим счастья и мира, все любим своих детей и родителей, все чувствуем привязанность к Родине, какой бы она ни была - гористой или равнинной, пустыней или приморьем...

В книге “Человечество - это народы” Ю.Бромлей и Р.Подольный приводят смешной, но поучительный пример из далекого прошлого. Некогда первооткрыватель Кубы, отважный испанский конкистадор Эрнандо де Сото принимал торжественный визит одного из местных племенных вождей, индейского кацика. В самый разгар беседы тот чихнул. И тут же его свита повскакивала с мест. Индейцы кланялись и кивали, простирали руки к своему простуженному вождю и желали ему доброго здоровья.

Если вспомнить наше пожелание: “Будьте здоровы!” и то, что точно такой же обычай существует и в Испании, сразу делается понятным, почему Эрнандо де Сото воскликнул: “Весь мир одинаков!” Действительно почти все народы мира желают чихнувшему здоровья: индусу говорят: ”Живи!”, самоанцу - “Будь жив!”. В давние времена большинство народов Земли считало, что при чихании человек как-то соприкасается с духами. Вера в духов прошла, а обычай остался. И говорит он нам вот о чем: на фоне различий общее в людях становится еще заметнее. Только надо присмотреться...

Бывает и так: человек всю свою жизнь от рождения до смерти живет, не выезжая в другие страны, не общаясь с чужеземцами, не читая книг об их обычаях и культурных достижениях. “Зачем это? - говорит он. - Мне и своей культуры хватает!” И невдомек ему, что не знает он собственной культуры. Потому что понять и осознать свою жизнь и жизнь своих соплеменников можно лишь в сравнении с другой, непохожей. Потому что преимущества и недостатки своей культуры становятся явными только при столкновении с проявлениями иной.

Из такого столкновения и родились науки о народах и их культурах: этнология, этнография, культурная и социальная антропология, и позже - этнопсихология. Каждая из них имеет свой предмет, объект изучения и соответствующие методы, но все они взаимосвязаны настолько, что, как считает французский антрополог К. Леви-Стросс, являются, скорее, не отдельными науками, а этапами одного исследования.

Этнография занимается наблюдением и анализом человеческих групп (народов) с учетом их особенностей и стремится к наиболее верному воспроизведению жизни каждой из них.

Сравнение предоставленных этнографами описаний - это забота этнологии. Ряд ученых считает, что понятия “этнология” и “антропология” синонимичны. Но различия все-таки есть: этнологи ориентируются, прежде всего, на описательные и сравнительные процедуры, тогда как антропологи заняты теоретическим осмыслением культур разных народов.

Цель антропологии - используя материалы этнографов и этнологов, выделить и зафиксировать черты различия и сходства в человеческой физиологии, в вещах, которые создают люди, в их повседневной жизни. Только когда мы выясним, как люди, воспитанные по-разному, живущие в разных природных и социальных условиях, решают свои проблемы, мы поймем, что же объединяет все человечество. “Антропология держит перед человеком большое зеркало и дает ему возможность посмотреть на себя во всем его безграничном разнообразии”, - утверждает К.Клакхон, один из “отцов” современной американской антропологии [39, с.32] . Это антропологи занимались поиском предков человека, Трои и захоронений майя; это они строили предположения относительно связи между солнечной активностью и цветом кожи людей различных рас; “ они хотели знать, как современный человек пришел к этому образу жизни: почему одними управляют короли, другими - старики, третьими - воины, а женщины - никем; почему у одних народов наследство передается по мужской линии, у других - по женской, а у третьих - и по той, и по другой; почему одни люди болеют и умирают, если они считают, что их заколдовали, а другие смеются над этим. Они занимались поиском универсалий в биологии и поведении человека” [там же, 23]. И выводы антропологов, были неожиданными: оказалось, что люди разных народов похожи гораздо более, чем кажется на первый взгляд.

Антропология неразрывно связана с этнопсихологией. Но если антропологию более занимает сходство представителей разных этнических общностей (народов), то предметом этнопсихологии, скорее, являются различия, особенности психического склада этносов (системы представлений, настроений, кодов поведения и т.п.), обусловленные самим характером данного народа, который сформирован всей его историей и всей его культурой. Большинство современных исследователей сходится на том, что люди, принадлежащие к одному народу, обладают некоторыми особенностями, характерными практически для всех представителей этого народа и не характерными для другого. К примеру, общеизвестными чертами немецкого характера считаются стремление к упорядоченности и аккуратность, доходящая до педантизма . Так, если в связи с переходом на летнее время нужно в два часа ночи перевести стрелки часов, то немец сделает это ровно в два часа, а не вечером накануне или следующим утром. А в жизни народов Латинской Америки пунктуальность и точность играют куда менее значительную роль. Предметом этнопсихологии являются такие различия и их причины.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что этнология, этнография, антропология и этнопсихология - это систематические сравнительные науки о культурах народов, о динамике этих культур, об их сходстве и различиях, а также о причинах таких различий.

Люди разных национальностей во многом живут одними и теми же интересами: они трудятся, обеспечивают себя пищей, одеждой, воспитывают детей, отдыхают. Все эти виды деятельности общи для всего человечества. Но формы, которые принимает эта деятельность в бытии разных народов, бесконечно варьируются. Для нас слово “спать” ассоциируется с кроватью, для южноамериканского индейца “спать” - это прежде всего спать в гамаке, для корейца - на ондоле (обогреваемая приподнятая часть пола). Что лежит в основе таких различий? Несомненно, культура. И все описанные выше области научного знания можно определить как подсистемы культурологии, науки, обобщающей их усилия, создающей для них общую теоретическую основу, выявляющей закономерности формирования и генезиса культуры.

Культура - огромное по объему и сложности целостное явление: достаточно сказать, что в настоящий момент имеется не меньше тысячи определений этого понятия. Но реально она существует только в виде этнических и национальных культур. Поэтому первыми культурологами можно по праву считать путешественников, тех, кто изучал и описывал чужие земли, населявшие их народы, привычки, ритуалы, образ жизни обитателей экзотических стран. В этом смысле культурология - одна из самых древних наук.

Уже в 5 в. до н. э. Геродот исследует Старый Свет. Что интересует его? Да буквально все: климат, почва, флора и фауна и, в первую очередь, человек, его привычки и образ жизни, его идеи и верования. В том, что он видел собственными глазами, Геродот ошибается довольно редко: так, например, описывая горы, напоминающие Уральские, он сообщает, что у их подножья живут плешивые от рожденья люди с приплюснутым носом и выступающим подбородком. И описание это заставляет современного читателя подумать о калмыках. “Дерево, плодами которого они питаются, - говорит он далее, - носит название понтика; оно такой же величины, как и фиговое дерево. Плод его, похожий на бобы, содержит в середине зерно. Когда плоды созревают, их процеживают через платок, и из них вытекает густой черный сок; добываемая жидкость называется асхи. Сок этот лижут или, смешав с молоком, пьют” [12, 394]. Асхи - национальный напиток казанских татар. Калмыки до сих пор употребляют дикую вишню в том виде, который описан Геродотом. Правда, порой Геродота подводит вера слухам. Так, неподалеку от “плешивых”, например, живут люди с козлиными ногами. И таким несообразностям несть числа. Подобные огрехи мы обнаруживаем и в гораздо более поздних описаниях. Так, в 1298 г. Марко Поло, повествуя о жителях Андаманских островов, сообщил читателям об одном искони проживавшем там племени - о “людях с песьими головами”, которые лают вместо того, чтобы говорить. Вероятно, его смутил непонятный, резкий и гортанный язык этого племени.

По-настоящему научный характер исследования чужих культур приобрели к концу 18 столетия. Первыми на этой стезе были И.Г.Гердер и И.Форстер. И.Форстер не только оставил богатейшие письменные свидетельства о жителях берегов и островов южных морей, но и проделал значительную теоретическую работу, которую мы с полным правом можем назвать антропологической. Он утверждал, что природа человеческой культуры состоит в том, что человек, будучи существом несовершенным физически в сравнении с животными, вынужден созидать культурные феномены, потому что это единственно возможный для него способ вписаться в угрожающую ему природную среду. Поэтому природа - основной фактор развития культуры.

С точки зрения И.Г.Гердера на формирование и пути развития народа влияют не только внешние факторы (климат, окружающая среда), но и внутренние — “органические силы”. Гердер утверждал, что они-то и породили все человеческие образования на Земле, а климат лишь потворствовал или противодействовал им. Климат и окружающая среда влияют на характер и облик народов, но сам человек способен изменить среду по своему разумению: “Европа прежде была болотистым лесом, то же и другие области земли; теперь непроходимая чаща прорежена, а вместе с тем изменились и сами обитатели земли. Не будь порядка, не будь искусства, и Египет погряз бы в илистых наносах Нила, но египтяне отвоевали сушу у Нила; здесь, как и во всей Азии, все живое приспособилось к климату, созданному искусством людей. Мы могли бы представить себе человеческий род в виде горстки смелых великанов - но только совсем не исполинского роста! - они постепенно спускаются с гор, покоряют землю и изменяют климат своими слабыми руками. А чего достигнут они в конце концов, покажет будущее” [23, 181]. Именно Гердер впервые ввел понятие Volk (народ) - сообщество людей, чьи общие язык и исторические традиции формируют умственные процессы его членов и служат основными ресурсами их развития. По Гердеру, разнообразие народов нужно учитывать и ценить, подходя к каждому этносу не со стороны, а с точки зрения его собственных мерок: “Так, народы различны по месту, времени и внутреннему характеру; каждый несет в себе меру своего совершенства, несоизмеримую с другими” [там же]. В его знаменитом труде “Идеи к философии истории человечества” дан целостный антропологический план исследования культуры. Главное, по его мнению, дать как можно более точное описание культур самых разнообразных народов; проанализировать разные культуры с точки зрения их взаимосвязи с окружающей средой ; и наконец, познать свою культуру через познание других культур, как современных, так и давно минувших.

Эти идеи особенно актуальны сейчас — для бытия современного человека, современных этносов и наций. Без знания о прошлом настоящее и будущее для нас — закрытая книга. Без знания о судьбах своей этнической общности человек чахнет, как растение, лишенное корня. Без знания о судьбах и путях человечества, т.е., народов, ибо это единственная форма, в которой отлито человечество, мы будем жить в страхе и ненависти перед чужими непонятными людьми “с песьими головами”, от которых не приходится ждать ничего хорошего...

Ушел колониализм, рухнули тоталитарные системы, но остались национальные предрассудки, обрушивающие на голову народов весь ужас межнациональных конфликтов. Это тем более страшно в наше время, когда из-за развития средств массовой коммуникации произошло то, что культурологи называют “сужением мира”. Несовпадение мировоззрений разных народов, представлений о себе и других народах и их чаяний, различия в “национальном характере” при условии сосуществования в “тесном” мире, похожем на дом со многими комнатами-культурами — все это еще более затрудняет их взаимопонимание и зачастую приводит к самым чудовищным результатам.

Теперь, когда человечество находится на пути к мировому сообществу, все более актуальным становится вопрос: какой кровью оно будет достигнуто?

Разумеется, можно попытаться объяснить межнациональные войны и конфликты только экономическими потребностями или борьбой за власть над территорией. Но чисто географический или экономический подход не решит этих проблем.. Ведь чувства людей определяются не только логикой, но и особым историческим опытом каждого народа, его религией, социокультурными традициями, эстетическими воззрениями. Да, в отличие материальных благ, эти компоненты невещественны, неосязаемы, но от этого они не становятся менее важными. Пока человек не осознает, что Другой - это не значит “враг”, что чужая культура не хуже его собственной, хотя и в большой степени отлична от нее, мир будет все более и более погружаться в хаос. Человек должен принять на себя ответственность за судьбу всего человечества. И первый шаг, который он может сделать на этом пути - это поставить под сомнение стереотипы и предрассудки, укоренившиеся в его сознании. Недаром когда у Эйнштейна спросили, каким образом ему удалось открыть теорию относительности, он ответил: “Я бросил вызов аксиомам”.

И пусть путеводной звездой в нашем долгом плавании будут слова академика Д.С.Лихачева: “Осознанная любовь к своему народу несоединима с ненавистью к другим. Любя свой народ, свою семью, скорее будешь любить другие народы и другие семьи людей. В каждом человеке существует общая настроенность на ненависть или на любовь, на отъединение себя от других или на признание чужого — не всякого чужого, конечно, а лучшего в чужом, — неотделимая от умения заметить это лучшее. Поэтому ненависть к другим народам (шовинизм) рано или поздно переходит и на часть своего народа — хотя бы на тех, кто не признает национализма” [13, 391].
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации