Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология. Социализация и образование - файл n1.doc

Добреньков В.И., Кравченко А.И. Фундаментальная социология. Социализация и образование
скачать (10338.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc10339kb.02.11.2012 19:16скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   79
В.И. Добреньков, А.И. Кравченко

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

В ПЯТНАДЦАТИ ТОМАХ

Москва

ИНФРА-М

2005

В.И. Добреньков, А.И. Кравченко

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

ТОМ VIII

СОЦИАЛИЗАЦИЯ


Москва

ИНФРА-М

2005

И ОБРАЗОВАНИЕ



УДК 316(075.8) ББК 60.5я73

Д55

Добренькое В.И., Кравченко А.И.

Д55 Фундаментальная социология: В 15 т. Т. 8: Социализация и образование. — М.: ИНФРА-М, 2005. - 1040 с: ил.

ISBN 5-16-002423-9 (т. 8) ISBN 5-16-001547-7

Восьмой том 15-томной «Фундаментальной социологии» посвящен проб­лемам социализации и образования. Рассматриваются агенты, функции и виды социализации, одного из важнейших процессов формирования человеческого общества. Отмечается особая роль первичных и вторичных агентов социализа­ции, место родителей и родительства в этом процессе. Достаточное место уде­лено ровесникам, друзьям и товарищам по социализации. Внимательно рассмот­рена роль животных как социализаюров, а также проблемы одиночества и со­циальной изоляции. Много места уделено истории университетов и школы с древнейших времен до современности. Том завершается анализом социального действия, представлением его теоретиков, рассмотрением мотивации достиже­ния, типологией социального действия и разных форм поведения.

Книга представляет несомненный интерес для студентов, аспирантов и пре­подавателей социалогических факультетов и кафедр, ученых-исследователей, а также может быть полезной всем, кто интересуется социологической наукой.

УДК 316(075.8) ББК 60.5я73

ISBN 5-16-002423-9 (т. 8) ISBN 5-16-001547-7

© Добренькое В.И., Кравченко А.И., 2005

ПРЕДИСЛОВИЕ

Термин «социализация», впервые появившийся в работе Ф.Г. Гиддингса «Теория социализации» (1887), но вошедший в широкий научный обиход со­циологов в 1940-е гг. (благодаря работам А. Парка, Д. Доллэрда, Дж. Коль-мана, А. Бандуры, В. Уолтерса), сегодня не сходит со страниц мировой лите­ратуры — академической, научно-популярной, педагогической и публици­стической1 . Проблема социализации считается ныне одной из важнейших среди социальных наук, хотя ею преимущественно занимаются психологи и педагоги. К сожалению, ни одного фундаментального социологического тру­да, охватывающего все или большинство сторон этого сложнейшего фено­мена, к настоящему моменту не подготовлено. Можно говорить лишь об от­дельных брошюрах, статьях или разделах в книге. Будто бы между социоло­гами существует неявный сговор считать социализацию чем-то само собой разумеющимся, не заслуживающим отдельного и обстоятельного разговора.

В предыдущих томах мы рассмотрели вопросы, логическим продолжени­ем которых стал этот, восьмой, том. Действительно, в четвертом томе нам не­обходимо было проанализировать главный предмет социологической на­уки — общество в его статике и динамике. Он положил начало сегодняшне­му разговору. В пятом томе мы обратились к внутренней «начинке» общества, т.е. его социальной структуре. Для социализации это уже не общий фон, на котором она происходит, и не просто социальный топос, где этот процесс можно наблюдать, а конкретные рамки, задающие структуру, агентов и ин­ституты социализации, в том числе слои, группы и классы, семью и образо­вание.

Когда мы перешли к шестому тому, где излагались социальные деформа­ции, мы как бы предупредили читателя: социализация — не однолинейно раз­ворачивающийся и плавно протекающий процесс во времени и пространстве. Напротив, ему свойственны отклонения, нарушения и искажения, причины и природу которых надо искать скорее в самом обществе, нежели в челове­ке, который выковывается историей по образу и подобию этого самого об­щества. Наконец, предыдущий, седьмой, том непосредственно подвел нас к той черте, за которой только один путь — к социализации. Ведь мы касались святая святых социологии (да и не только социологии), самого человека, который и выступает главным героем той пьесы, о которой повествует восьмой том.

Несомненно, три базовые категории, которым посвящен этот том, а именно социализация, образование и воспитание, каким-то образом свя­заны друг с другом. Но каким? На первый взгляд — чисто ассоциативно. Они относятся к одному тематическому полю и могут с разных сторон освещать одно и то же явление, название которому человечество еще не придумало. А может быть, между ними существует какая-то более глубокая и, если хо­тите, более структурированная связь. Скажем так, образование — это инсти-

Интерес к проблеме социализации в нашей стране возник несколько позже, чем за рубежом; пер­вые отечественные работы датируются второй половиной 60-х гг. прошлого века. Первоначально эта проблема начала разрабатываться философами, социологами в русле критического анализа зарубежных концепций.

V

ijununajmnaa фи^мй шцналшацни. ДСИ1; 1 ЬИтеЛЬНО, В Какую еще ЖеСТКуЮ

форму можно отлить такой расплывчатый и неуловимый материал, каким является социализация? У образования необходимые кристаллы есть — школы, институты, университеты, учебники, программы и т.п. У социали­зации ничего похожего нет, да и не было никогда. Воспитание напоминает некий камерный способ выражения социализации, протекающий чуть ли не в интимной, во всяком случае, обязательно доверительной обстановке: неспешная беседа учителя с учеником, разговор отца или матери с ребен­ком. По сравнению с двумя первыми категориями эта третья напоминает скорее архитектуру малых форм, украшающих не столько площади и мону­ментальные здания, сколько уютные дворики и загородные дачи.

И вовсе не случайно П. Бергер и Т. Лукман увязали социализацию не только с институциализацией, но еще и с легитимацией. Казалось бы, ну уж это понятие сюда никак не вписывается. Ан нет. Дело в том, что легитима­ция — это придание чему-то или кому-то законного статуса, формального признания со стороны общества. Вы изобрели оригинальную систему вос­питания младенцев, но вас никто не признал, т.е. не проверили эксперты, не апробировали на других объектах, не дали заключения. Но если все это проделано, вам выдают лицензию — документ о признании вашей системы в качестве общественного факта, надежного и научно подтвержденного инструмента воздействия на человека. Легитимация по существу и есть этот самый процесс объяснения и оправдания чего-либо в глазах общества. Так что легитимацию никак не оторвать от институциализации.

Два понятия — культура и социализация — связаны между собой едино­кровными узами. Против такого брака никто никогда не возражал. Но ведь культура — не просто совокупность традиций и обычаев, но еще и наиболее универсальная сфера действия легитимации. Чему мы учимся, приобщаясь к культуре? Только ли хорошим манерам поведения? Социолог бы вам дока­зал: культура встраивает любого человека в общество не произвольным спо­собом, а общественно признанным, узаконенным. Собственно социализа­ция, которой занимаются и родители и учителя, во многом заключается в том, чтобы научить существо, ничего не знающее о законах, нормах и императи­вах, достойному поведению, основанному на знании и соблюдении этих са­мых законов и норм.

Мы различаем социализацию в узком и широком значениях. В первом случае речь идет о социализации индивида на протяжении жизненного цик­ла, в широком — всего общества. Формулой, объединяющей оба значения, выступает следующая: социализация — это процесс превращения индивида из существа эгоистического в альтруистическое, из индивидуалиста в кол­лективиста. Социализация общества — это его коммунализация, насаждение идей и институтов, являющихся общими для всех.

Ребенок рождается существом далеким от социального, он учится быть со­циальным существом, учится трудно, с ошибками. Когда ребенок говорит: «Я поворую-поворую и через неделю перестану», — это свидетельствует о том, что понятие собственности для него неизвестно. В сознании маленького человека не умещаются столь абстрактные вещи, он не знает, что есть собственность. Собственность — социальный конструкт, к осмыслению которого он придет много позже. Социализация — это вообще процесс социального конструиро­вания. Другой социальный конструкт — понятие чужого. Не бери чужого —

VI

ребенку непонятно. Для него все свое. Весь мир вращается вокруг него. Воров­ство для него не воровство, потому что в детсаде он берет не чужую игрушку, а свою, ибо ему кажется, что весь мир — его мир. Чужому, этому понятию и тому, что в него входит, учат ребенка родители — долго, терпеливо, трудно.

Играние и исполнение ролей — часть процесса социализации. Реперту­ар доступных в разном возрасте ролей разный. Технология освоения соци­альных ролей — это одновременно технология обучения играть по соци­альным правилам, придуманным взрослыми.

Когда Гарфинкель ставил студентов в тупик глупыми вопросами, он хо­тел узнать, как человек конструирует социальную реальность. А что такое социальная реальность — это тоже часть социализации, ибо ребенок ее не знает и не понимает.

Общество втягивает человека в свою реальность, наказывая его (огром­ная система санкций), вознаграждает (мощные системы поощрения), конт­ролирует (институты и практики социального контроля), создает ему ком­фортные условия (гарантии, пенсии, детсады, льготы, жилье, образование и т.д.). Так общество социализирует человека, приспосабливает к себе ин­дивидуалиста, превращая его в коллективиста.

А хочет ли и стремится ли сам человек социализироваться? В связи с этим стоит обратить внимание на технику сопротивления, начиная с прогула уро­ков, неподчинения родителям, акций протеста тому способу или тому ком­форту, которые устраивает общество, заботясь о человеке.

От самого человека в социализацию входит его желание стать существом социальным, т.е. достойным, общественно активным, образованным, про­двинутым. Считаться с общественным мнением учат ребенка все, и само оно выступает мощным фактором социализации, не упускающим ни одной воз­можности повлиять на людей, какой бы ранг они ни занимали.

Социализация объясняет происхождение человеческих обычаев, норм, ценностей и самой личности, фокусирующей в себе все противоречивое многообразие общественных отношений. Человек, как известно, живет в обществе и быть свободным от него он не может, как бы того ни желал. Это и есть одна из констант социального поведения. Поэтому человек не толь­ко «существо разумное», но еще и «существо социальное». Причем соци­ализация, т.е. становление человека в качестве «хомо сапиенс», начинается с самого рождения. Наши действия только отчасти являются продуктом природы. Все человеческое поведение прежде всего результат научения, или социализации.

В социализации общество и человек, искусственное и природное, орга­ничным образом сливаются, переходя друг в друга, превращаясь в «сладкую парочку», которая жить друг без друга не может. Итог их брачного союза — вся история развития человеческого общества. И мы ее тоже рассматрива­ли в предыдущих томах. А вот способности, ценности и потребности чело­века формируются в ходе его жизни. Качества и особенности, данные че­ловеку с рождения, являются лишь задатками и потенциалами, которые обусловливают, но совсем не предопределяют развитие талантов, данных ему от природы. Так, если каждый сам кузнец своего счастья, то способно­сти и достижения человека — это тот металл, из которого каждый выковы­вает себя сам. А социализация представляет непосредственный процесс ковки, в котором участвует множество людей, институтов и организаций.

VII

Так уж получается у социологов, что почти любое понятие они рассмат­ривают и сквозь микроскоп, и через телескоп. История всего человечества — это не что иное, как социализация людей, разделенных национальными предрассудками, государственными границами, историческими эпохами и цветом кожи. Занимательнейший объект для пытливого ума. Но и жизнь от­дельного человека — микроуровень социализации — таит в себе не меньшее число загадок. Когда мы говорили о социальной автобиографии, то стреми­лись доказать именно эту мысль. Действительно, биография индивида с момента его рождения — это история его отношений с другими (В.Ф. Ану-рин).

На макроуровне социализация делает возможным существование обще­ства и передачу его культуры от поколения к поколению. Некоторые авторы недавно ввели такое понятие, как социализация умершего, и предлагают ее изучать по «профессиональным» надгробиям. Социализация в самом деле охватывает все процессы приобщения к культуре, с помощью которых чело­век обретает социальную природу («очеловечивается») и способность участ­вовать в социальной жизни.

Социализация объясняет то, каким образом человек из существа биоло­гического превращается в существо социальное. Она как бы рассказывает на индивидуальном уровне то, что происходило с обществом на коллективном. Ведь человек, взрослея, в свернутом виде проходит те же самые этапы, ка­кие прошло общество за 40 тыс. лет своей культурной эволюции и какие про­шел человеческий род за 2 млн лет своей биологической эволюции. «Соци­ализация» — это лозунг, с каким социология идет на борьбу с биологией и ге­нетикой.

Социализация, таким образом, это процесс усвоения и активного воспро­изводства индивидом того культурного опыта (социальных норм, ценностей, образцов поведения, ролей, установок, обычаев, культурной традиции, кол­лективных представлений и верований и т.д.), который ему достался — не­посредственно через культуру его семьи или опосредованно через культуру человечества — от сотен и тысяч поколений, живших до него. Поколений, ко­торые точно так же, трудясь в одиночку и все вместе, постигали нелегкие азы социализации. Индивидуальный процесс приобщения к культурным ценно­стям своего народа социологи и антропологи договорились именовать ин-культурацией.

Становление личности — итог взаимодействия человека, общества и ис­тории. Социализация служит своеобразным соединительным мостом меж­ду двумя столь непохожими явлениями — личностью и обществом.

На индивидуальном уровне социализация представляет собой продол­жающийся всю жизнь процесс усвоения культурных норм и освоения соци­альных ролей. В Оксфордском словаре социологии о социализации Гордон Маршалл высказывается так: «Социализация представляет собой процесс, благодаря которому мы учимся быть членами общества при помощи двух вещей: а) интернализации ценностей и норм; б) обучения социальным ро­лям (рабочий, друг, гражданин и т.д.)»2.

2 Oxford dictionary of sociology / Ed. by G. Marshall. Oxford; New York, 1998. P. 624.

VIII

Социальная роль включает множество культурных норм, правил и сте­реотипов поведения. Она связана с другими ролями незримыми социальны­ми нитями — правами, обязанностями, отношениями. И все это надо осва­ивать. Человек учится выполнять особые социальные роли, т.е. учится вес­ти себя в соответствии с ролью ребенка, студента, мужал т.д. Все они имеют выраженный культурный контекст и, в частности, значительно зависят от стереотипа мышления.

Поскольку на протяжении жизни нам приходится осваивать не одну, а множество социальных ролей, продвигаясь по возрастной и служебной ле­сенке, процесс социализации продолжается всю жизнь. До глубокой старо­сти человек меняет взгляды на жизнь, привычки, вкусы, правила поведения, роли и т.п.

По отношению к социализации более применим термин «освоение», а не «обучение». Он шире по содержанию и включает в себя обучение как одну из частей. Социализация не сводится к обучению. Почему? Обучение — пси­хологический и однонаправленный процесс: от взрослого к ребенку. Социа­лизация — двунаправленный процесс. Ребенок и взрослый взаимодейству­ют, совместно конструируя социальный мир, понимание этого совместно со­зданного мира. Отсюда вытекает различие в процессе социализации первичных и вторичных агентов.

Процесс социализации включает не только тех, кто обучается и усваива­ет новые знания, ценности, обычаи, нормы. Важной составляющей этого процесса выступают те, кто влияет на процесс научения, в решающей степе­ни формирует его. Их называют агентами социализации. К ним относятся люди и социальные институты. Первых считают индивидуальными агента­ми социализации, вторых — коллективными агентами.

Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей. В отличие от них инсти­туты социализации — это учреждения, влияющие на процесс социализации и направляющие его. Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную и вторичную, постольку агенты и институты социализации делят­ся на первичные и вторичные.

Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, близкие и дальние родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок. Тер­мин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосред­ственное, или ближайшее, окружение человека. Агенты вторичной социа­лизации — представители администрации школы, университета, предпри­ятия, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, радио, печати, партий, суда и т.д. Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное воздействие на человека.

Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой по­ловине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй. Детство представляет собой особое состояние, сущностью которого является процесс взросления ребенка, вхождение его в социальный мир взрослых, что предус­матривает приобретение свойств и качеств зрелого человека.

Напротив, вторичная социализация охватывает вторую половину жиз­ни человека, когда, повзрослевший, он сталкивается с формальными орга­низациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социа-

IX

лизации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т.д.

Хаос впечатлений, неоформленность мышления, вытекающая отсюда противоречивость поступков — характерные черты ребенка, подростка, от­рока. Даже в молодости далеко не все достигают четкости мыслей, действий и чувств. В какой-то, если не значительной, степени человек, с точки зрения своего сознания, остается парадоксальным всю жизнь. Но в наибольшей мере это проявляется у него в первой половине жизни. Начальный этап социали­зации — это не только мироустройство, обретение своего места в обществе, но и мыслеустройство, приведение в порядок разрозненных впечатлений, склеивание в единое целое личной картины мира.

Представим себе, что этот ответственный этап жизненного цикла выпада­ет на кризисный период существования общества. Таковой в России наблю­дался в течение всех 1990-х гг. Неустоявшийся человек в неустоявшемся обще­стве — это аномия. Индивид и общество одновременно переживают младен­ческую фазу поиска себя, своей идентичности, и помочь друг другу не могут.

Если постоянство и ясность проистекают из общества, а общество дать их не может, где человеку набраться духовных сил? Если в обществе царят пре­ступность, беззаконие и коррупция, то разве они не повлияют на начальную фазу социализации не одного человека, а целого поколения? Если основы общества — институты образования и семьи, экономики и государства — на­ходятся в глубоком кризисе, а потому не могут подать достойный пример для подражания, укрепить пошатнувшуюся веру, поддержать человека мораль­но и материально, то о какой социализации и о каком продукте этой социа­лизации должен говорить социолог?

Социализация — это развитие человека на протяжении всей его жизни во взаимодействии с окружающей средой, предполагающее усвоение и вос­производство социальных норм и культурных ценностей, а также самораз­витие и самореализацию личности в том обществе, к которому она принад­лежит. Сама по себе социализация — исключительно стихийный процесс. А вот входящие в него элементы или, скажем иначе, социокультурные прак­тики, которые используются людьми для облегчения социализации, а имен­но образование, воспитание, обучение, — это уже искусственные процес­сы, заранее планируемые и выстраиваемые по определенным рецептам тех­ники управления поведением людей, воздействия на их сознание, эмоции, мышление и социальные действия.

Ни один человек не может выбрать ту или другую стратегию социализа­ции, но он может выбрать университет, школу или колледж. И родители для ребенка не могут выбрать социализацию, ибо она — итог всей жизни, разли­чимый лишь в конце пути. Правда, родители и сам человек могут повлиять на нее, например, переехав из неблагополучного города или района в более благополучный, поменяв страну, социальный статус или профессию. Мож­но выбрать карьеру, но выбрать социализацию нельзя.

Подготовка к самостоятельной жизни сегодня не только более продолжи­тельное, чем в традиционном обществе, но и дорогостоящее мероприятие. Дать полноценное образование всем желающим, т.е. представителям всех со­циальных слоев, человеческое общество смогло только в XX в. Десятки ты­сяч лет оно накапливало для этого материал ьные ресурсы. Всеобщее среднее образование — серьезное достижение нашего времени.

X

Если учитывать все расходы, то государство в развитых странах тратит на образование до '/ национального дохода. Раньше ничего подобного не было: в традиционном обществе обучение происходило стихийно (старшие пере­давали знания младшим в семье), только единицы имели возможность по­сещать специальные учреждения — школы, лицеи, гимназии, университеты. По завершении процесса обучения индивид получает сертификат, удостове­ряющий его квалификацию в определенной области знаний. Невозможно обучиться социальной роли по книжкам или методом деловой игры, хотя усо­вершенствовать себя в ней таким образом можно.

Учеба — период активного накопления знаний как базы для приобрете­ния в следующем периоде (зрелости) квалификации. Полное среднее обра­зование дает фундамент, основу, которая может пригодиться в любой профес­сии. Школьное образование полипрофессионально, многовариативно. Вы­пускник школы может устроиться на любую работу, получив предварительно специальную подготовку. Средняя школа не должна давать узконаправлен­ное образование. Человек должен выбирать будущую профессию осознанно, должен узнать все плюсы и минусы этой профессии и свыкнуться с ними. А от школьника требовать осознанного выбора профессии нельзя, так как он в ней себя еще не попробовал. Если школа дает четко направленную про­фессиональную ориентацию, она лишает человека юности, когда он узна­ет, какая профессия подходит именно ему.

Социальный институт образования — это гигантская система, охватыва­ющая совокупность статусов и ролей, социальных норм, социальных органи­заций (учреждений, предприятий, университетов, академий, институтов, фирм и т.д.), которые опираются на персонал, аппарат управления и особые процедуры. Важнейшими элементами системы образования являются шко­ла, университет, студент, факультет, академия и некоторые другие.

Образование приобрело статус важнейшего средства социальной мобиль­ности, выступая в качестве канала массовых социальных перемещений из одних социальных групп, слоев в другие. Образование как социальный ин­ститут возникло в тот момент, когда четко выделились субъект и объект об­разования, а также средства, место и цели. Если задаться целью и выяснить, когда появляется образование как институт, то, видимо, необходимо начать с появления раннего государства. Первые школы возникли в Древнем Егип­те приблизительно 2,5 тыс. лет назад. Они готовили чиновников для госап­парата. Именно тогда были заложены основы современной системы обуче­ния, т.е. появились профессиональные учителя, предметы (например, ора­торское мастерство, начала госуправления, правила поведения, начальные сведения об астрономии, правописание и т.д.).

Школа как институт прошла длительную эволюцию, на каждой ступени которой происходило улучшение методики и системы обучения. Каждая страна и каждая эпоха создавали свою определенную систему образования. Нам известны: древнегреческие, древнеримские системы, средневековые мо­настырские школы, университеты средневековья и Нового времени и со­временные системы среднего и высшего образования.

Соответствующая постиндустриальному обществу модель пролонгиро­ванного обучения (средняя школа — вуз — аспирантура — защита диссерта­ции) вынуждает большинство людей, независимо от материального достат­ка и социального происхождения, тратить гораздо больше времени и денег

XI

на обучение, чем это происходило в доиндустриальном и индустриальном обществе. Ныне стареющим родителям приходится ожидать своего кор­мильца гораздо дольше, чем раньше. В 23 года он только еще оканчивает вуз, в 26 лет он еще выходит на защиту диссертации.

Социализация является одним из важных аспектов фундаментальной про­блемы взаимодействия личности и социальной среды, но аспектом неуправ­ляемым или малоуправляемым. Подобно тому как короля делает его окру­жение, так и на человека исключительно сильное влияние оказывают те люди или факторы, которые расположены в непосредственной близости от него. Удивительно, но в качестве социализаторов могут выступать совершенно нео­жиданные вещи, например игрушки или обстановка в квартире, и существа, в частности животные.

Хотя нам известно множество примеров дружбы и привязанности, воз­никающих между различными видами животных — кошками и цыплятами, лошадьми и собаками, — только представители одного вида могут обучать друг друга «правилам жизни». Дети, воспитанные волками, переставали быть людьми. Дети одного вида должны учиться у взрослых представителей своего же вида, но не у взрослых другого вида или у детей своего вида.

Человек становится человеком не потому, что родился от человеческого существа, а потому, что он взаимодействовал с другими людьми и учился у них культуре и языку, манерам поведения, профессиональным навыкам ра­боты и многому другому, что требуется в жизни, но волк или слон, не важно, где они воспитывались, остаются полноценными представителями своего вида. Почему же с человеком не происходит подобного?

Этот процесс обучения называется социализацией. Социализация — про­должающийся всю жизнь процесс, при помощи которого интернализирует-ся культура и вырабатывается чувство себя (Self). Он включает передачу куль­туры через речь и жесты. Одновременно через взаимодействие мы начинаем понимать, кто мы есть. Социализация — двойственный процесс: интернали-зация образа жизни общества идет параллельно с развитием идентичности. Социализация устанавливает связь между культурой и социальной структу­рой. Человеческая способность к социальной жизни и огромная потребность быть с другими людами — базис социализации.

Науку давно интересует вопрос о том, что случится, если человеческого детеныша лишить всех контактов с людьми, если ребенок пропускает тот ре­шающий этап, когда устаивается язык, его умственное развитие никогда не поднимется выше среднего уровня. Вне человеческих контактов в детский период он теряет возможность стать полноценным человеком.

С создания культуры начинается общество, с социализации начинается подлинная личность. Для российской действительности это особенно акту­ально. Западное общество более плавное, стабильное, посредственное. Права человека там давно не попираются, достоинство личности строго охраняет­ся судом, процесс социализации идет в целом без существенных отклонений. А у нас? Через какие только унижения не приходится проходить юноше в армии или тюрьме! Данные исследований показывают: страшны даже не физические истязания, а нравственное унижение. Больше всего человек бо­ится потерять свою личность. И многие ее теряют.

Промышленный брак опасен для группы потребителей, а социальный брак? Преступники, мошенники и прочие делинквентные группы — вот имя

XII

браку в социализации. А кто является «фабриками брака»? Неблагополуч­ные семьи, родители-алкоголики. Кто такие брошенные дети, дети-сиро­ты, отказницы? Это брак в глобальном процессе социализации. По коли­честву этого брака можно судить о степени цивилизованности страны.

Особенность переходной России — широкомасштабная ломка привычных форм взаимодействия человека с социальной средой. На протяжении мно­гих десятилетий наши соотечественники существовали в окружении небла­гоприятных для нормального хода социализации факторов, а потому среди них много тех, кого мы называем неудачниками социализации. Две пробле­мы, или две переменных — дисфункции социализации и неудачники социа­лизации — получат в этой книге достаточное освещение. Среди них и небла­гополучные семьи, и наркоманы с проститутками, и беспризорники.

Российское общество сегодня пребывает в состоянии глубокого идеоло­гического вакуума: прежняя система ценностей — в руинах, новая — не сфор­мирована. В школе ситуация усугубляется зачастую тем, что члены даже од­ной социальной группы — учителя, например — не имеют единства в вопросе системы ценностей.

Итак, социализация представляет собой процесс, при помощи которого человек становится полноценным членом общества благодаря обретению со­циальных статусов, обучению социальным нормам и выполнению соци­альных ролей. По существу, на небольшом пятачке сосредоточились все ба­зовые категории социологической науки — одни явно, другие скрываются за их спинами. Так, социальная структура — это всего лишь совокупность функционально взаимосвязанных социальных статусов. Расположим их по однородным группам в вертикальном порядке и получим стратификацию. Через социальные роли получаем выход на мобильность и миграцию. А все они вместе характеризуют место и роль личности в обществе.

Таким образом, социализация, — если говорить о ней в теоретико-мето­дологическом плане, т.е. пропустив ее сквозь строй социологических кате­горий и определив ее место в общем строю, — представляет собой соци­альную структуру, повернутую лицом к индивиду и приведенную в движение, ибо обучаться быть членом общества означает процесс встраивания в эту структуру и одновременно, если речь идет обо всех нас, выстраивания струк­туры общества. Панцирь черепашки растет вместе с ней — она прорастает сквозь него, а он вырастает и укрепляется благодаря ей.

? ? ?

Авторы благодарят за помощь в работе преподавателей и студентов рос­сийских вузов, и прежде всего В.Я. Нечаева, Н.А. Троицкую, М.И. Нагапе-тян,А.А. Позднякова, В.С.Сычеву, В.В. Андреенкову, Л.В. Иорину, А.В. Сер-гину, И.А. Сарану, Д.М. Авербуха, ТВ. Кричевцову, Т.П. Резникову, Е.Ю. За-горулько, И.Г. Маркова, А.В. Иванову, Д.Н. Куколева, ТВ. Светушкину, A.M. Власенко, А.В. Горина.

XIII

РАЗДЕЛ I

АГЕНТЫ, ФУНКЦИИ

И ВИДЫ

СОЦИАЛИЗАЦИИ

Процесс и стадии социализации

Виды и формы социализации

Агенты и факторы социализации

Воспитание и социализация

Родители и родительство

Ровесники, друзья, товарищи

Животные социализаторы?

Дисфункции процесса социализации

Одиночество и социальная изоляция





ПРОЦЕСС И СТАДИИ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Социализация объясняет происхождение человеческих обычаев, норм, ценностей и самой личности, фокусирующей в себе все противоречивое многообразие общественных отношений. Человек, как известно, живет в обществе и быть свободным от него он не может, как бы того ни желал. Это и есть одна из констант социального поведения. Поэтому человек не только «существо разумное», но еще и «существо социальное». Причем социализация, т.е. становление человека в качестве «хомо сапиенс», начинается с самого рождения. Наши действия только отчасти являют­ся продуктом природы. Все человеческое поведение прежде всего ре­зультат научения, или социализации.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   79


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации