Калишевич С.Ю., Малинина Е.В., Юсупов В.В. Социальные и биологические механизмы наркозависимого поведения - файл n1.doc

Калишевич С.Ю., Малинина Е.В., Юсупов В.В. Социальные и биологические механизмы наркозависимого поведения
скачать (536 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc536kb.03.11.2012 03:27скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5


Федеральная целевая программа

«Комплексные меры противодействия злоупотреблению

наркотиками и их незаконному обороту

на 2005–2009 годы»

С. Ю. Калишевич, Е. В. Малинина, В. В. Юсупов

Социальные

и биологические

механизмы

наркозависимого

поведения

Учебно-методическое пособие

Санкт-Петербург 2008

УДК 796.011.1

Калишевич С. Ю., Малинина Е. В., Юсупов В. В. Социальные и биологические механизмы наркозависимого поведения: Учебно-методическое пособие/ Под общей редакцией проф. Евсеева С. П. – СПб.: СПбНИИ физической культуры, 2008. – 60 с.

Пособие предназначено для преподавателей и студентов высших и средних профессио­нальных образовательных учреждений, осуществляющих образовательную деятельность в сфере профилактики зависимого поведения среди подростков и молодежи

Калишевич Сергей Юрьевич Малинина Елена Владимировна Юсупов Владислав Викторович

СОЦИАЛЬНЫЕ И БИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ

НАРКОЗАВИСИМОГО ПОВЕДЕНИЯ

Учебно-методическое пособие.

Под общей редакцией проф. Евсеева С. П.

Подписано в печать 04. 06. 2008 г.

Печать офсетная. Формат 60х901/16

Усл. печ. л. 3,75. Уч. изд. л. 3,2. Заказ № ___. Тираж 1000 экз.

Отпечатано в типографии «Галея принт», Санкт-Петербург

ЛР № 065527 от 27 ноября 1997 г.

С. Ю. Калишевич, Е. В. Малинина, В. В. Юсупов, 2008 С. В. Кораблев – оформление, 2008 СПбНИИ физической культуры, 2008

Оглавление


Введение

В условиях присущего современному человечеству экзистенциально­го кризиса люди окружают себя различными стереотипными действиями, которые производят впечатление ритуальных, называются «увлечениями» и являются основой для формирования зависимого поведения. Такие пове­денческие стереотипы мы неосознанно противопоставляем растущей внутриличностной тревоге – неизбежному спутнику современного человека. Ад-дикция (от английского addiction – зависимость), в широком смысле этого слова, является общечеловеческой проблемой духовного уровня. Это типич­ное следствие ошибочных попыток разрешения экзистенциального конфлик­та, ведущее, как правило, к серьезным психическим и духовным искажени­ям. В современном мире такие попытки становятся одним из главных спосо­бов психической адаптации человека. Наиболее опасной формой такой адаптации социум вполне обоснованно считает зависимость от наркотиков и связанное с ней наркозависимое поведение. Наркотизм – явление, с кото­рым Россия в полной мере столкнулась во второй половине 90-х годов, а ос­тальной мир на 30 лет раньше. Это проблема, которая до настоящего време­ни в мировой практике не имеет однозначных решений. Ясно одно: для по­иска таких решений необходима интеграция усилий специалистов разных направлений науки и практики, так или иначе связанных с обеспечением че­ловеческого здоровья. Спецкурс под рабочим названием «профилактика нар­команий средствами АФК» – попытка внести посильный вклад в решение проблемы как минимум государственной значимости. Подход к разработке этого курса не вполне традиционен. Разработана особая дидактическая мо­дель, которая призвана привести слушателя к собственному глубокому пони­манию феномена аддикции, начиная от его экзистенциальной, философской составляющей и кончая конкретными биологическими механизмами, фор­мирующими наркозависимое поведение. Используя эту модель, будущий преподаватель получает возможность ориентироваться в проблеме наркотизма на довольно высоком уровне компетенции и творчески использовать полу­ченные знания в профилактической работе.

1. Организационно-методический раздел

1. 1. Цель спецкурса

Цель спецкурса - на основе преподавания знаний о социальных и био­логических основах зависимости и ключевых механизмах формирования нар­козависимого поведения, сформировать у студентов собственные осмыслен­ные представления о биопсихосоциодуховной сущности феномена наркотизма

1. 2. Задачи спецкурса

Задачи спецкурса:

В учебной программе спецкурса общим объёмом 60 часов (из них 30 аудиторных и 30 - для самостоятельной работы) особое внимание уделяет­ся методам, основанным на использовании средств физической культуры и спорта, а также организации активного досуга в профилактической дея­тельности.

1. 3. Место спецкурса в профессиональной подготовке выпускника

Специальный курс «Социальные и биологические механизмы наркоза­висимого поведения» призван компенсировать имеющий место пробел в зна­ниях и умениях будущих бакалавров и специалистов по физической культуре в вопросах профилактики наркозависимости у детей, подростков и молодёжи.

Данный спецкурс, опираясь на дисциплины медико-биологической, пси­холого-педагогической и социально-гуманитарной направленности, сам вы­ступает как базисная система знаний для спортивно-педагогических дисцип­лин (базовые виды физкультурно-спортивной деятельности - методики обу­чения, технологии физкультурно-спортивной деятельности, физкультурно-спортивного совершенствования и др.). Он наглядно демонстрирует роль и место физической культуры и спорта в решении злободневнейших соци­альных проблем.

1. 4. Требования к уровню освоения содержания спецкурса

В результате изучения специального курса «Биологические основы нар­козависимого поведения» студенты должны: Знать:

Ориентироваться в:

Уметь:

2. Содержание курса

2. 1. Краткое содержание основного курса

Основной курс, изложенный в методическом руководстве, дает возмож­ность прикоснуться к парадоксальной сущности патологического (болезнен­ного) феномена, который мы называем наркозависимым поведением. Это поведение имеет особую аутодеструктивную направленность, т. е. противо­речит основному инстинкту живого – инстинкту самосохранения. В процес­се занятий осуществляется попытка самостоятельно ответить на вопрос о том, какие механизмы лежат в основе этой страшной поведенческой трансформа­ции, когда исходно нормальное, биологически запрограммированное на со­хранение жизни поведение превращается в поведение самоубийцы, проти­воречащее основному инстинкту живого – инстинкту самосохранения. Ауди­тория, недостаточно подготовленная в сфере медицинских знаний (нейрофармакологии, нейрофизиологии, патофизиологии, нейробиологии) требует особого подхода. В ходе преподавания используются дидактические приемы, которые позволяют о сложных вещах говорить максимально просто, остава­ясь при этом на довольно высоком уровне компетенции. Примерно 1/3 тео­ретического курса отводится ознакомлению с основными механизмами фун­кционирования интактного или здорового организма. Основной задачей это­го этапа является отработка дидактической модели удобной для понимания основ деятельности центральной нервной системы и механизмов формиро­вания поведения здорового человека. Для преодоления известной в филосо­фии медицины проблемы редукционизма используется так называемый поуровневый подход, позволяющий представить организм человека как еди­ную биопсихосоциодуховную сущность. Ведь многоуровневость и полимо­дальность имманентно присущи самой природе наркологической патологии. Хотя механизмы наркотической зависимости индуцируются биологически­ми стимулами (алкоголь, наркотики) на молекулярно-клеточном и нейрохи­мическом уровнях, но при этом, непременно включают в патогенетический процесс соответствующие психосоциальные сдвиги. Эти сдвиги, будучи тес­но связаны с биологической основой, тем не менее, испытывают собствен­ную динамику и не только являются следствием функциональных изменений на нейрохимическом и молекулярно-клеточном уровнях, но могут и, в свою очередь, активно воздействовать на процессы, исходно присущие именно этим уровням.

После того, как усвоены основные принципы функционирования здо­рового организма, мы помещаем этот организм в условия гипотетического контакта с наркотическим веществом, изучая в первую очередь так называе­мые острые эффекты наркотиков (эффекты однократного введения), а затем – эффекты систематической наркотизации на основные сферы жизнеобеспе­чения. Последовательное изучение процесса взаимодействия двух начал – человеческого организма (1) и наркотика (2) позволяет вплотную подойти к ответу на сущностные для понимания феномена зависимости вопросы. Мы показываем, что даже однократный контакт человека с наркотическим веще­ством приводит к существенным изменениям функционального состояния организма на всех уровнях функционирования. Это положение особенно важ­но с точки зрения феномена предрасположенности, когда некоторые моло­дые люди, не подозревая об этом, имеют генетически обусловленную склон­ность к необычно ярким позитивным впечатлениям от употребления нарко­тика. Такие люди, которые исходно, наследственно обречены на некоторый душевный дискомфорт, даже при однократном употреблении так называе­мых «слабых» наркотиков могут пережить чрезвычайно яркое состояние, близкое к психологическому шоку. Они вдруг, внезапно осознают, что обна­ружили сравнительно простой и эффективный инструмент, при помощи ко­торого в любой момент они могут модифицировать свое психическое состо­яние так, как им это нужно. Уже на этом этапе, этапе однократных проб, закладывается то, что, мы называем психологической зависимостью от нар­котика или алкоголя. Это еще не болезнь в патофизиологическом смысле. Это отчетливая интенция к тиражированию этого (выгодного с биологичес­кой точки зрения) поведения. Далее, последовательно развивая тему, мы уде­ляем серьезное внимание факторам, обеспечивающим переход от однократ­ных проб к системе потребления наркотика, отмечая при этом, что систе­ма наркопотребления является непременным условием формирования болезни как таковой. Именно эти факторы являются патогенетически значимыми мишенями для первичной и вторичной профилактики наркозависимости. Отчетливое понимание этих ориентиров помогает будущим специалистам в области ФК и спорта сформировать осмысленное представление о соб­ственных личных возможностях в противостоянии идее наркотизма. Слуша­тели начинают понимать, что ФК и спорт выступают не только как отвлекаю­щий или структурирующий время подростка фактор, но по-новому видят роль тренера, как фигуры, способной в серьезной степени влиять на мировоззре­ние подростка. Ведь именно мировоззренческий компонент, или, что еще более точно – нравственное чувство, в конечном итоге является определяю­щим в отношении человека к самой идее наркотизации.

2. 1. 1. Раздел 1. Основной материал курса.

Базовая концепция зависимости

Тема 1. Экзистенциальные и онтологические предпосылки аддикции. Феномен зависимости в современном мире. Наркомания как способ психической адаптации современного человека. Наркозависимое поведение – глубочайший парадокс

современного мира

Практикующие психиатры сталкиваются в наше время не только с алкоголизмом или наркоманией, но и зависимостью от азартных игр, компьютера, интернета, пищевой зависимостью, зависимостью от интерперсональных отношений, от стиля жизни, наконец. Стартовой основой любой зависимости являются поведенческие стереотипы, которыми мы защищаемся от тревоги – неизбежного спутника современного человека. Количественное (увеличение количества зависимых индивидов) и качественное (появление все новых видов зависимости) расширение проблемы косвенно свидетельствует о перманентном нарастании тревоги в недрах человеческого сознания. Процесс приобретает глобальный общечеловеческий характер, подчеркивая удивительное, парадоксальное противостояние двух тенденций: уровень жизни современного человека непрерывно растет, человечество в целом неуклонно развивается в рамках научно-технического прогресса (вперед и вверх!), вместе с этим катастрофически снижается уровень душевного комфорта, нарастает тревога и депрессия. Почему же тревожится современный человек? Многие мыслители в качестве основной причины этого цивилизационного парадокса указы­вают на полную дезориентацию большинства людей в духовной сфере, на тотальную неспособность современного человека удовлетворительно отве­тить на вопросы экзистенциального регистра (жизнь – смерть – смысл суще­ствования). Наши поведенческие стратегии, мировоззренческие модели, смысложизненные ориентации в большинстве своем являются ошибочными (или поверхностными) попытками ответа на эти важнейшие для человека вопросы. Ошибочный или неполный ответ, равно как и отсутствие у челове­ка какого-либо ответа вообще, неизбежно влечет за собой внутреннее напря­жение, тревогу и страх смерти. Зависимость, в широком смысле этого слова, как общечеловеческая проблема духовного уровня, является типичным об­разцом ошибочной попытки разрешения экзистенциального конфликта и ве­дет, как правило, к серьезным психическим и духовным искажениям. Фено­мен патологической зависимости – ярчайшее проявление таких искажений. В современном обществе он (феномен зависимости) становится одним из главных способов психической адаптации человека. Наиболее опасной фор­мой такой адаптации социум вполне обоснованно считает зависимость от наркотиков и связанное с ней наркозависимое поведение. Мы все должны отчетливо понимать угрозы, которые реально несет обществу такое поведе­ние. Во-первых – это криминал. Наркозависимое поведение всегда кримина­лизовано и вне криминала в принципе не может существовать. Ведь «доза», а значит и деньги наркоману нужны каждый день (деньги не маленькие – в среднем от 500 до 1500 рублей), независимо от погоды, настроения или других привходящих факторов. Поскольку деньги обладают одним малопри­ятным свойством – заканчиваться, они кончаются в данной ситуации даже у очень обеспеченных людей. Известны и широко распространены основ­ные варианты восполнения создавшегося дефицита: мошенничество, воров­ство, разбой, проституция. Все эти варианты с точки зрения права крими­нальны. Во-вторых – инфекционные заболевания. Наркозависимые являют­ся тем резервуаром, в котором накапливаются возбудители весьма неприят­ных с точки зрения прогноза для жизни болезней – СПИДа и вирусных гепа­титов. Когда резервуар переполняется, а это периодически происходит, ви­рус выплескивается на социум, т. е. на нас с вами, что тоже не может не вызывать тревоги и озабоченности. Социуму эти угрозы бросаются в глаза тогда, когда распространенность наркоманий достигает масштабов эпиде­мического порога.

В наркозависимом поведении есть особенность, которая в меньшей степени беспокоит общество в целом, но далеко не безразлична отдель­ным его представителям (родители, родственники, друзья наркозависимых). Речь идет об особой аутодеструктивной направленности такого поведения. По сути своей это поведение самоубийц. Оно олицетворяет со­бой еще один из самых поразительных парадоксов современности: чело­век - существо, биологически детерминированное на поддержание жизни, вооруженное одним из самых мощных инстинктов - инстинктом самосох­ранения, в условиях сформированной зависимости начинает себя убивать. Что лежит в основе этой страшной поведенческой трансформации, ког­да исходно нормальное, биологически запрограммированное на сохранение жизни поведение приобретает отчетливый аутодеструктивный характер, т. е. превращается в поведение самоубийцы, противоречащее основному ин­стинкту живого - инстинкту самосохранения? Чтобы ответить на этот сущ­ностный для современной наркологии вопрос, нужно исследовать тонкие ме­ханизмы взаимодействия двух начал: интактного организма и вещества, обладающего аддиктивным потенциалом, т. е. наркотика. Последователь­ное изучение процесса взаимодействия двух начал: человеческого организ­ма и наркотика позволяет вплотную подойти к ответу на сущностные для понимания феномена зависимости вопросы.

Тема 2. Функционирование здорового мозга.

Уровни функционирования: молекулярно-клеточный,

нейрохимический, нейрофизиологический, личностный.

Устойчивое физиологическое состояние.

Для начала попытаемся представить модель функционирования интак­тного или здорового организма. Эта модель должна быть приемлемой для понимания основ деятельности центральной нервной системы и механизмов формирования поведения здорового человека. Для преодоления известной в философии проблемы редукционизма будем использовать так называемый поуровневый подход, позволяющий представить организм человека как еди­ную биопсихосоциодуховную сущность.

Условно, для того, чтобы упростить и структурировать общие пред­ставления о сложнейших и многообразнейших процессах работающего мозга, т. е. с дидактической целью, мы выделим несколько уровней функ­ционирования ЦНС:


Молекулярно-клеточный уровень функционирования мозга

О
сновной структурно-функциональной единицей мозга является не­рвная клетка - нейрон. Приблизительно 1 триллион нейронов обеспечивает способность ЦНС к поддержанию гомеостатического равновесия между внут­ри- и внеорганизменными процессами, что является непременным условием выживания в постоянно меняющихся условиях внешней среды (рисунок 2). Нервные клетки в различных реги­онах мозга варьируют в размерах, форме, электрических свойствах, однако большинство из них имеют общие особенности: тело звездча­той формы, содержащее ядро, в ко­тором сосредоточена генетическая информация, древоподобная сеть отростков (дендритов), интегриру­ющая информацию от других ней­ронов, и единственный аксон, со­единяющий тело клетки с дендритами других нейронов

Внутриклеточные процессы в нормально функционирующем мозге протекают в специализированных образованиях и мембранных структурах нейронов (ядро, органеллы, цитоп­лазма, клеточная мембрана), обеспечивая облигатные функции нейрона:

• барьерная функция (особое строение клеточной мембраны);
информационная функция (внутри- и внеклеточные сигнальные пути).

В ядре размещаются дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК), а в ци­топлазме - рибонуклеиновые кислоты (РНК транспортная и РНК информа­ционная), которые кодируют состав и управляют синтезом клеточных белков через процессы транскрипции и трансляции (пластическая функция).

Клеточная мембрана помогает обеспечивать структурную целостность нейрона, служит барьером для водорастворимых молекул, присутствие кото­рых внутри клетки нежелательно (барьерная функция).

Каждая из перечисленных функций в отдельности и их совокупность подчинены одной глобальной цели – выживанию. Обеспечение жизни для любого организма неразрывно связано с его способностью поддерживать гомеостаз – одно их важнейших биологических понятий. Главным услови­ем обеспечения гомеостатического равновесия между организмом и окружа­ющей средой является способность живых систем адекватно реагировать на изменение внешних условий соответствующими метаболическими и пове­денческими сдвигами, то есть умение адаптироваться. В основе такого (адек­ватного) реагирования (адаптивной способности) лежит информационный обмен между нервными клетками, а результатом является еще одно важ­нейшее для науки о жизни понятие – адаптация.

Итак, необходимым условием выживания любого живого организма яв­ляется гомеостаз, а необходимым условием поддержания гомеостатического равновесия в свою очередь является адекватное реагирование, т. е. способ­ность к адаптации. Наиболее значимым звеном этой способности являются процессы информационного обеспечения, протекающие в зонах межнейрональных контактов или синапсах.

Нейрохимический уровень функционирования мозга

Исходя из сказанного выше, схема обеспечения жизни укладывается в следующую логически опосредованную схему: жизнь (невозможна без гомеостаза) ?? гомеостаз (невозможен без адаптивности) ?? адаптация (не­возможна без информационного обеспечения) ?? передача информации. Информационный обмен, своеобразный «разговор» между нервными клет­ками осуществляется с помощью нервных импульсов – электрических сиг­налов, перемещающихся по отросткам от тела нервных клеток до терминаль­ной (конечной) части отростка. Терминальные части отростков соседних нейронов почти соприкасаются между собой, образуя зоны межнейрональных контактов – синапсы (рисунок 3).

И
менно эти крохотные зоны (синапсы) играют ключевую роль в ин­формационном обеспечении мозговых структур и координационном управ­лении процессами жизнедеятельности нейронов, а значит – целого мозга, а значит – всего организма. Именно поэтому/ в качестве главной функцио­нальной единицы нейрохимического уровня мы рассматриваем синапс.
Каждый нейрон формирует контакты (зоны соприкосновения отростков нервных клеток) с большим количеством (до 1000) других нейронов и получа­ет синаптические связи от такого же числа нервных клеток. Несложный мате­матический подсчет позволяет предположить, что общее количество синапсов в мозге достигает колоссальной величины в 500 триллионов единиц. В каж­дом из этих 500 триллионов непрерывно протекает процесс химически опос­редованной передачи информационных сигналов. В качестве посредника или переносчика информационного сигнала (электрического импульса) в синап­сах работают, так называемые нейромедиаторы – химические посредники. Наиболее значимыми из них в рамках заявленной нами цели являются:

– ацетилхолин (АХ);

– норадреналин (НА);

– дофамин (ДА);

– серотонин (5-НТ);

– гамма-аминомасленная кислота (ГАМК);

– возбуждающие аминокислоты (ВАК);

– эндорфины.

Классифицировать синапсы удобно, опираясь на название посредника, обеспечивающего в данном синапсе медиаторный процесс (процесс переда­чи информации). Так, существуют холинергические, норадренергические, дофаминергические, ГАМК-ергические, глютаматергические и другие си­напсы. Изменение интенсивности медиаторного процесса в одном отдель­но взятом синапсе никак не сказывается на деятельности целого мозга. А вот если нечто подобное произойдет с целой совокупностью синапсов одного и того же вида, изменение состояния мозга может быть очень существен­ным. Именно эти совокупности синапсов одного и того же вида, пред­ставленные в целом мозге называются нейромедиаторными система­ми, а их общая активность определяет наше состояние в каждое мгновенье времени. Каждая нейромедиаторная система имеет свою функциональную специфику, обеспечивающую конкретный вклад в общее состояние мозга. Считают, например, что норадреналин и дофамин (в большей степени дофа­мин) опосредует приятные чувства, связанные с едой, питьем, сексом и другими мощно мотивированными видами поведения. Сочетанная активность трех от­дельных систем – норадрен-, дофамин- и серотонинергической) в целом обес­печивает эмоциональный статус, контролирует механизмы тревоги и агрессии.

Важнейшей системой, обеспечивающей тормозные процессы в ЦНС, является ГАМК-ергическая нейромедиаторная система. ГАМК реализует свои эффекты (седативный, т. е. успокаивающий, релаксирующий, анксиолитический, т. е. снижающий тревогу, и противосудорожный) через связыва­ние со специфическими рецепторами.

Глютаматергическая нейромедиаторная система играет существен­ную роль в обеспечении пластических процессов в ЦНС, включая развитие и созревание нервной ткани, а так же процессы обучения и памяти, интел­лектуальную деятельность.

Особую уникальную роль в обеспечении функциональной архитекто­ники мозга играют нейрогормоны и нейропептиды. Они, подобно нейромедиаторам, влияют на синаптическую передачу информационного сигнала и его последующую транспортировку. Однако их синтез и механизм действия от­личен от такового у классических медиаторов. С одной стороны, они могут действовать как классические нейромедиаторы (с точки зрения типичного нейромедиаторного процесса), а с другой – как нейромодуляторы, регулируя активность отдельных медиаторов. Иногда нейропептиды называют «медиа­торами медиаторов», что отражает сущность их нейромодуляторной актив­ности. Чтобы подчеркнуть особую роль нейропептидов в обеспечении адек­ватной мозговой активности, можно использовать аналогию с музыкальным оркестром. Если нейроны с их внутриклеточной активностью считать музы­кальными инструментами, а нейромедиаторные системы исполнителями от­дельных партитур, то роль дирижера в этом маленьком оркестре берет на себя нейромодуляторная система мозга, причем основной задачей ее будет обеспечение нужного темпа и качества исполняемой мелодии, т. е., адекват­ного изменяющимся внешним условиям нейронального ответа. Понятие о мо­дуляции функционального состояния широко используется для объяснения регуляции поведенческих процессов. В отличие от нейромедиаторов, вызывающих кратковременные изменения синаптических процессов, модулиру­ющее воздействие пептидных регуляторов проявляется как длительно про­текающее регулирование уровней нейрональной возбудимости. Пептидные регуляторы могут осуществлять более широкие формы коммуникативных связей и, помимо регуляции собственно синаптических процессов, модули­ровать поступление сенсорной информации на разных уровнях афферент­ных систем, изменяя уровень бодрствования, степень эффективности под­крепляющих систем, выраженность и ориентацию аффекта, регулируя тем самым процессы обучения. С этой точки зрения деятельность нейромодуляторов является важнейшим условием в обеспечении базисного чувства ком­форта для целого организма, причем центральную позицию в этом обеспече­нии, вероятно, занимает опиатная система мозга.

Опиатная система мозга является типичной нейромодуляторной си­стемой. Она объединяет т. н. опиатные синапсы, в которых информацион­ный сигнал передают нейромедиаторы эндорфины. Функциональное значе­ние опиатной системы мозга связывают с регуляцией болевых процессов и, что еще более важно, с обеспечением базисного глубинного чувства комфор­та и механизмов ощущения награды.

Как уже отмечалось выше, общим результатом деятельности нейромедиаторных систем является состояние человека в каждое мгновение вре­мени, данное ему в комплексе ощущений. Несмотря на очевидное разнооб­разие состояний их можно попытаться классифицировать, разбив, по край­ней мере, на две большие группы – позитивные и негативные. Первые харак­теризуются приподнятым настроением, релаксацией, спокойствием, отсут­ствием тревоги, страха и боли, т. е. психическими компонентами состояния комфорта. Вторые – противоположными признаками (сниженное настрое­ние, внутреннее напряжение, тревога, страхи, боль), олицетворяющими пси­хический дискомфорт. Описанные состояния, сменяющие друг друга в про­цессе жизнедеятельности, являются одной из функциональных основ следу­ющего уровня функционирования организма – нейрофизиологического, уровня, на котором осуществляется формирование поведения.

Нейрофизиологический уровень

Отражает сочетанную активность двух нейрофизиологических систем – системы положительного подкрепления (система «награды» – «+») и системы отрицательного подкрепления (системы «наказания» – «–»).

Активность системы награды предполагает преобладание (в общей структу­ре переживаемого в данный момент состояния) психических черт, характе­ризующих комфорт, а активация системы наказания предполагает главенству­ющую роль психических характеристик, упомянутых выше, со знаком ми­нус (см. рисунок 4).

«+» награда (зона комфорта)

«–» наказание (зона дискомфорта)

Радость, приподнятое настроение, релакса­ция, удовлетворенность, спокойствие, от­сутствие тревоги, страха, боли и т. п.

Злоба, сниженное настроение, напряже­ние, разочарование, фрустрация, тревога, страх, боль и т. п.

Рис. 4. Схематическое изображение системы позитивного и негативного подкрепле­ния (зоны «награды» и «наказания» и соответствующие этим зонам признаки психичес­кого комфорта, либо дискомфорта).

Взаимодействие в рамках системы позитивного и негативного подкреп­ления можно проследить на примере простейшего события, с которым не понаслышке знаком каждый из нас (рисунок 5). Прикосновение к горячему предмету через: болевые рецепторы кожи ? проводящие нервные пути ? изменение состояния нейромедиаторики ? ощущение боли (перемещение в зону дискомфорта) информирует нас о неправильном поступке (оценка пре­дыдущего поведения). Оказавшись (вследствие неправильного предыдуще­го поведения) в ситуации С, мы понимаем, что нужно что-то предпринять, чтобы перемещаться в направлении В, т. е. исправить положение (мотивация на будущее поведение).



Рис. 5. Принцип взаимодействия систем «награды» и «наказания» в ходе формирова­ния простейшего поведенческого акта.

Примечание. Прикосновение к горячему предмету (через болевые рецепторы кожи ? проводящие нервные пути ? изменение состояния нейромедиаторных систем) инфор­мирует нас о неправильном поступке через ощущение боли (перемещение в зону дис­комфорта) – оценка предыдущего поведения. Оказавшись (вследствие неправильного предыдущего поведения) в ситуации С, мы понимаем, что нужно что-то предпринять, чтобы перемещаться в направлении В, т. е. исправить положение (мотивация на буду­щее поведение).
Исходно все живое биологически детерминировано таким образом, что при любых обстоятельствах стремится к преобладанию позитивно ок­рашенных состояний (в зону награды) и к минимизации негативных (к из­беганию зоны наказания). То есть, любое человеческое поведение всегда мотивационно ориентировано в соответствии с вектором А, а наша жизнь с ее чередой правильных и неправильных поступков напоминает движение по ломаной линии вдоль разделяющей противоположные состояния грани­цы (рисунок 6).

Функционально система «награда-наказание» имеет два важных ком­понента, участвующих в формировании любого поведения. Во-первых, это оценка состоявшегося поведения, а во-вторых – формирование мотива­ции на поведение предстоящее (см. рисунки 5 и 6).

О
днако, несмотря на очевидный универсализм описанных представле­ний (трудно подобрать поведение, которое не укладывалось бы в предложен­ную схему), их явно недостаточно, чтобы отразить в полном объеме процесс формирования поведения, хотя бы с кибернетической точки зрения. Необхо­дим элемент, позволяющий, имея сформированную мотивацию, из множе­ства потенциально возможных вариантов выбрать нужный поведенческий образец, вероятностно перемещающий нас (в соответствии с вектором А) в сторону зоны положительного подкрепления (рис. 7). Что помогает сори­ентироваться в этом поведенческом многообразии и остановиться на вари­анте А, предпочитая его вариантам B,C, D или E? Почему мы не используем метод «полунаучного тыка», перебирая неверные поведенческие образцы, пока не наткнемся на более или менее подходящий?
Примечание. Вектор А – биологически детерминированное стремление к преоблада­нию позитивно окрашенных состояний. Векторы bc, de, fg – графические эквиваленты неправильного поведения, cd, ef, gh – поведенческие образцы, компенсирующие оши­бочное поведение.

Ответ прост. Такое поведение было бы крайне неэффективным с точки зрения адаптивности, а человек, его демонстрирующий был бы неизбежно обречен на провал.

О
днако есть нечто, что помогает остановиться на пове­денческом варианте А, без сомнения отвергнуть образцы В, С, D, E и таким образом улучшить свое положение, перемещаясь в сторону зоны награды, а не наоборот. Это «нечто» аккумулирует в себе не только наш личный жизненный опыт, но и опыт и знания других людей и вообще живых существ, получаемые посредством общего информационного поля.

Э
то «нечто» пред­ставляет собой одно из облигатных свойств живого, высшую функцию моз­га – память. Память – это уникальная способность нервной ткани фикси­ровать и при необходимости воспроизводить информацию, получаемую че­ловеком по внешним или внутренним информационным каналам. Краткос­рочную память связывают, при этом, с изменением электрической активнос­ти определенных зон мозга (увеличение интенсивности передачи информа­ционных сигналов в синаптических зонах определенных участков мозга), а долгосрочную (долговременную) память – со структурной перестройкой белковых молекул в синаптических мембранах нервных терминалей. С уче­том этого существеннейшего фактора полную схему поведенческой регуля­ции можно изобразить следующим образом (рис 8).

Фазность событий при построении поведения: любой совершенный поведенческий акт (блок 1) немедленно меня­ет ситуацию вокруг нас ? ин­формация об этом ситуацион­ном изменении (блок 2) ? по­ступает в центральную не­рвную систему через различные сенсорные каналы (органы поведенческого цикла. чувств) и оценивается как ре­зультат предыдущего поведения в системе «награда-наказание» (блок 3), где формируется мотивация на поведение будущее ? выбор потенциально подходящего поведенческого образца в памяти (блок 4) ? реализация выбран­ного поведения (блок 1) замыкает поведенческий цикл. Данная схема под­черкивает способность любого живого объекта к обучению, т. е. к непрерыв­ному совершенствованию (повышению эффективности) повторяющихся эле­ментов поведения, что в конечном итоге подчинено все той же глобальной идее выживания (адаптации).

Эта схема, являясь биологической основой построения поведения, не объясняет, однако, почему в одних и тех же внешних условиях (абсолютно идентичных) разные индивидуумы зачастую действуют по-разному, иногда прямо противоположным образом. Что в конечном итоге санкционирует по­ведение, что одобряет или не одобряет его, что определяет, с каким знаком заносится в память тот или иной поведенческий образец? Что, в конце кон­цов, делает человека человеком?

Социально-психологический или личностный уровень

Социально-психологический или личностный уровень интегрирует в себе такие понятия как темперамент, характерологические особенности, ценност­но-смысловая организация, мораль, нравственное чувство, совесть, внутрен­няя философия, мировоззрение и многое другое, что отражает процесс и в то же время является результатом взаимодействия индивида и социума на всем протяжении жизни. Многообразие и несхожесть определений даже самого понятия «личность» ведущими персонологами мира подчеркивает сложность и неоднозначность существующих представлений. Но какими бы сложными и неоднозначными ни были эти представления, для нас это не имеет опреде­ляющего значения. С утилитарной точки зрения можно удовлетвориться ин­тригующим определением Гордона Олпорта, обозначив личность как «внут­реннее «нечто», детерминирующее характер взаимодействия человека с ми­ром». Важно понять, какой компонент в этом «нечто» является самым важ­ным при окончательной оценке любого поведения, что именно в некоторых случаях заставляет человека вступать в конфликт с принципом биологичес­кой целесообразности и, в конце концов, делает человека человеком. В роли этого компонента представляется уместным и оправданным рассматривать нравственное чувство, которое присуще (в разных степенях совершенства) каждому человеку и отсутствует у животных. Ведь именно нравственное чув­ство заставляет человека совершать поступки, выходящие за рамки простой биологической выгоды (жертвенное поведение, насилие над собой ради вы­соких целей и т. п.), а иногда ведущие к прекращению существования инди­вида. Именно нравственное чувство является инструментом различения добра и зла, т. е. основным ориентиром в выборе сначала плохих или хороших представлений, убеждений, взглядов (т. е. того, что мы называем мировоззрением), а затем - в выборе плохих или хороших поступков, которые явля­ются прямым или косвенным следствием мировоззренческих установок. Именно нравственное чувство в каждой личности служит базой для по­строения иерархической структуры ценностей с одной стороны, а с другой - является продуктом ценностно-смысловой ориентации индивида. Имен­но нравственное чувство в конечном итоге санкционирует (одобряет или не одобряет, разрешает или запрещает) каждый поведенческий акт совер­шенный или предстоящий, навязанный человеку или добровольно и осоз­нанно избранный.

Устойчивое физиологическое состояние

В начале разговора об интактном, здоровом, нормально функциониру­ющем организме мы указывали на дидактическую условность уровней фун­кционирования организма. Завершая рассуждения на эту тему, еще раз под­черкнем, что организм - это единое интегративное целое, объединенное на базе генетической и нейрональной (онтогенетической) памяти. Это единое нормально функционирующее целое мы назовем устойчивым физиологи­ческим состоянием (УФС) мозга, а памятный срез событий, явлений и про­цессов, протекающих на всех уровнях функционирования в каждое мгнове­ние времени - энграммой или матрицей памяти.

Одним из наиболее важных для нас свойств, присущих УФС, является его способность к адаптивным реакциям в ответ на изменяющиеся условия (внешние и внутренние) существования организма.

Имея теоретическую модель представлений о функционировании интактного мозга мы получаем право, а главное, возможность проследить за из­менениями, которые привнесет в нормальное функционирование взаимодей­ствие с наркотиком. Но прежде чем оценить и проанализировать процесс этого взаимодействия необходимо понять, почему человек вообще в него вступает.

П
римечание: 1- молекуярно-клеточный уровень; 2- нейромедиаторный уровень; 3- поведенческий уровень; 4 - личностный уровень.
Какие внешние или внутренние обстоятельства обеспечивают первый контакт человека с наркотиком? Какие душевные переживания формируют запрос на такой контакт? Почему, несмотря на всю антинаркотическую про­паганду, подросток решается на первую пробу наркотического вещества? Ответы на эти вопросы в основном определяют ориентиры первичной про­филактики наркозависимости.

  1   2   3   4   5


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации