Никитин В.А. Социальная работа: проблемы теории и подготовки специалистов - файл n1.doc

Никитин В.А. Социальная работа: проблемы теории и подготовки специалистов
скачать (936.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc937kb.13.10.2012 18:50скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Никитин Владислав Алексеевич

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА:

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ

Учебное пособие
Члены редакционной коллегии:

А. А. Бодалев Л. П. Кезина А. И. Подольский Г. А. Бордовский М. И. Кондаков В. А. Поляков В. П. Борисенков В. Г. Костомаров В. В. Рубцов С. В. Дармодехин О. Е. Кутафин Э. В. Сайко А. А. Деркач В. С. Леднев В. А. Сластенин Ю. И. Дик В. И. Лубовский И. И. Халеева А. И. Донцов Н. Н. Малафеев В. М. Тиктинский, И. В. Дубровина Н. Д. Никандров Шкловский


Социальная работа: проблемы теории и подготовки специалистов. Учебное пособие. - М.:

Московский психолого-социальный институт, 2002,с. 236.

Издание посвящено проблемам теории социальной работы и содержания подготовки бакалавров, дипломированных специалистов и магистров социальной работы. Рассчитано на исследователей и преподавателей высшей школы.

Предисловие
Данная книга составлена из статей, опубликованных автором в 1995-2001 годах в различных изданиях, по проблемам теории социальной работы и особенно содержания подготовки в вузах специалистов с высшим профессиональным образованием в области социальной работы.

Книга рассчитана на исследователей и преподавателей высшей школы, занимающихся проблемами теории и образования в области социальной работы.

Автор не претендует на бесспорность предлагаемых положений и рассматривает это издание как стимул для общих поисков в теории и образовании в области социальной работы.

Автор заранее приносит извинения за некоторые повторы ряда положений в разных статьях в силу особенностей данного издания.

I. ПРОБЛЕМЫ РАЗРАБОТКИ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РОССИИ
К вопросу о развитии теории социальной работы в России
Возможно, что последнее десятилетие XX века войдет в историю российского обществознания как время зарождения новой науки - теории социальной работы.

Этому способствовало развитие в стране системы социального обслуживания населения и формирование системы высшего профессионального образования по направлению и специальности «социальная работа». Первоначально одним из идейных источников выступали работы зарубежных авторов, но ныне в стране накопился и свой эмпирический и исследовательский материал, на основе которого стало возможным говорить о теоретической идентификации социальной работы как социального явления.

Пока сделаны лишь первые шаги в этом направлении, и необходима активная теоретическая работа специалистов разных направлений, чтобы решить важную теоретическую и практическую задачу. В этой связи возникает много проблем, которые нуждаются в более глубоком осмыслении по сравнению с тем, что имеется в изданной исследовательской и учебной литературе.

Прежде всего это касается определения понятия и сущности социальной работы. В изданной литературе бытует трактовка социальной работы как вида социальной помощи отдельным лицам и (или) группам населения, находящимся в трудной жизненной ситуации, с целью достижения гармонии между человеком и средой.

Представляется, что такая трактовка сужает смысл социальной работы, в основе которой лежит осуществляемая в прямой или опосредованной форме социализация человека как индивида, члена группы или социума. При принятии более широкой трактовки социальное обслуживание выступает одним из видов социальной работы наряду с образованием, здравоохранением, социокультурной деятельностью, правоохранительной системой и т. п., так как в них также решаются задачи социализации путем социального воспитания и обучения, социальной реабилитации, социальной защиты и т. д. В этом контексте социальная работа выступает как одна из важнейших характеристик человеческого общежития, устойчивое и самосовершенствующее существование которого невозможно без социализации и ресоциализации.

При таком подходе появляется необходимость внесения изменений и в трактовку лингвистического смысла термина «социальная работа». В базовом слове «работа» должен выражаться тот факт, что она организуется, инициируется государством, обществом, органом, учреждением, специалистом, а в эпитете «социальная», - что эта работа осуществляется посредством социализации и (или) ресоциализации, а результатом является приобретение человеком социальности.

В понятии «социальность» выражается диалектическое единство таких компонентов, как социальное сознание (чувства, настроения, мышление, идеал), социальное поведение и социальное функционирование, приобретенное отдельным человеком или группой, общностью и позволяющее им в отдельности или одновременно достигнуть той или иной степени социального благополучия. Последнее не должно сводиться к материально-вещественным показателям, которые являются условиями, а не характеристикой социальности.

Некорректным представляется и стремление выражать социальное благополучие термином «гармония», поскольку выражаемая в нем степень согласованности интересов в обществе настолько высока, что она остается всегда неосуществимой целью или может стать средством манипуляции в пользу общественных сил, заинтересованных с помощью демагогии скрыть или оправдать отнюдь не гармоничное состояние людей из-за их эгоистической политики в отношении к остальным. Термин «социальное благополучие» выглядит предпочтительнее в силу того, что его лингвистическое значение указывает на конкретное положение человека как члена общества, характеризует его социальную значимость и активность среди других людей.

Таким образом, первичными (но не единственными) категориями, в которых целесообразно при таком понимании выражать теорию социальной работы, являются «социализация», «ресоциализация», «социальность», «социальное сознание», «социальное поведение», «социальное функционирование», «социальное благополучие». Понятно, что эти категории не исчерпывают содержания социальной работы - напротив, в них описываются лишь направления или завершающие ее результаты, но не раскрывается сам процесс деятельности, принципы и законы ее проведения. Этот уровень теории социальной работы требует конкретного анализа уже самого процесса социальной работы.

Наступил такой период теоретического осмысления социальной работы, когда необходимо говорить уже о законах социальной работы как объективно существующих и постоянно повторяющихся связях и отношениях между ее участниками и конструктами.

В частности, можно (без претензий на бесспорность) уже сейчас говорить о следующих типах связей и отношений в социальной работе, которые имеют характер законов.

Это прежде всего социально интегрированный характер отношений и результатов любого вида, формы и уровня социальной работы как практики, так и теории. В процессе социальной работы участвуют различные компоненты. Здесь прежде всего действуют люди с различным социальным положением, типом, уровнем социальности и ролью в самом процессе социальной работы, взаимодействуют люди и среда (на микро-, мезо- и макроуровне), используются материально-вещественные, биолого-медицинские, психические, педагогические, организационные и другие средства, а теория социальной работы опирается на различные науки и дисциплины, как, например, философия и социология, праксиология и синергетика, психология и педагогика. Эти и другие компоненты и конструкты могут применяться в разных соотношениях, однако все они должны преследовать один и тот же результат: приобретение (восстановление) социальности и социального благополучия как концентрированного выражения интегративности отдельным человеком или группой. Этот принцип социальной интегрированности процесса и результатов социальной работы таков, что может рассматриваться как один из ключевых законов теории и практики социальной работы.

История социальной работы как социетального (а не социосферного) явления свидетельствует о том, что типы социальной работы в конечном счете обусловливаются особенностями цивилизации культур и формаций, в рамках которых она осуществляется. Подобно тому как мы говорим о типах философствования, цивилизации, культуры, так и в развитии социальной работы мы должны выделять типы, отличающиеся от других характером социальности, социального поведения и социального функционирования, а также социального благополучия. Особенности каждого типа должны проявляться в исторической специфике содержания, форм, средств и результатов социальной работы. В результате, зная эпоху, мы можем реконструировать типичные для нее формы и особенности социальной работы и, напротив, можем более или менее достоверно судить об эпохе но выявленным в процессе исторического исследования особенностям социальной работы.

Важнейшим условием эффективности социальной работы является соблюдение личностно-гуманистической ангажированности ее содержания, целей и средств. На любом этапе своего осуществления, начиная с диагностики социальной ситуации, организатор и проводник социальной работы должен всегда содействовать объекту своей деятельности развиваться как социально активному человеку во всем богатстве его духовной и душевной жизни. Чем меньше он следует требованию личностно-гуманистической ангажированности, тем беднее результаты социальной работы, то есть содержание и степень развития социальности отдельного человека, и на этой основе - всего общества.

Успех социальной работы находится, как показывает практика, в прямо пропорциональной зависимости от взаимной деятельностной активности ее участников. Если объект социальной работы свое участие ограничит даже послушным выполнением рекомендаций, он не сможет достигнуть настоящей социальности и развить себя как целостную индивидуальность. Он должен активно относиться к задачам социальной работы в отношении к себе и стремиться к деятельностным формам их разрешения. В противном случае он обрекает себя на положение конформиста, послушного оружия в руках враждебных ему сил. Этот момент особенно надо учитывать в условиях, кода возрастает опасность манипулирования сознанием и поведением людей со стороны общественных сил, стремящихся свой антидемократический и антигуманистический характер прикрыть социальной демагогией.

Представляется, что даже в таком весьма кратком виде охарактеризованные типы связей и отношений в системе социальной работы имеют необходимые признаки законов: они носят естественно необходимый характер, выражают существенные и повторяющиеся связи и отношения, касающиеся таких ключевых моментов социальной работы, как природа и истоки ее возникновения и развития, характер целей, условий и средств эффективного осуществления. В первом приближении они могут быть названы законом социальной интегрированности процесса и результатов социальной работы, законом цивилизационно-культурной .обусловленности развития социальной работы, законом личностно-гуманистической ангажированности средств и целей социальной работы и законом взаимной деятельностной активности в социальной работе.

Безусловно, эти подходы и формулировки нуждаются в дальнейшем осмыслении, требующем коллективных усилий специалистов разного профиля и направлений.
О теоретической идентичности социальной работы
В первой половине 90-х годов XX века развернулась большая работа по обобщению опыта практической социальной работы, выявлению ее теоретико-методологических основ и разработке собственных понятий, категорий, принципов и технологии ее осуществления. Опубликован ряд работ, посвященных этим проблемам. Среди них выделяются «Теория и методология социальной работы» под редакцией профессора С. И. Григорьева (М.: «Наука», 1994), «Теория и методика социальной работы» под редакцией профессора В. И. Жукова (М.: «Союз», 1994) и другие.

Ценность этих и других публикаций состоит в том, что в них определены достаточно четкие контуры социальной работы как вида деятельности, осуществлены подступы к разработке теории социальной работы и ее теоретико-методологических основ, рассмотрены проблемы содержания и методики подготовки специалистов высшей квалификации. Однако, разумеется, поставленные проблемы и уровень их исследования требуют дальнейшей доработки и размышлений.

Одной из таких проблем является проблема теоретической идентичности социальной работы. Ее решение имеет большое значение как в теоретическом, так и в практико-технологическом и методическом отношениях. И от того, как будут пониматься теоретико-методологические основы социальной работы, зависит решение вопросов о содержании, целях, методах и средствах практической социальной работы, а также реализация образовательно-воспитательных программ подготовки квалифицированных специалистов для социальной сферы.

В большинстве имеющихся публикаций и выступлений специалистов в области социальной работы получило распространение понятие «социальная работа как наука».

Представляется, что подобное выражение не является корректным. С одной стороны, термин «социальная работа», смысл и значение которого корреспондируются с практикой социального взаимодействия, а не с его познанием, не должен использоваться в качестве обозначения теории. С другой стороны, объект и предмет социальной работы вполне имеют все необходимые признаки, которые подлежат научной оценке и могут быть выражены как система верифицированных или фальсифицированных понятий и категорий, тенденций и законов. Однако практика социальной работы имеет содержание, которое включает не только рациональные, но и иррациональные компоненты, и не может быть выражена только средствами традиционной науки, опирающейся на процедуры наблюдения и объяснения на основе выявления причинно-следственных связей.

Речь при этом идет не о том, чтобы поставить под сомнение или отвергнуть возможность и необходимость научного изучения социальной работы, определения ее академической дисциплинарное™. Социальная работа нуждается в более адекватной форме выражения ее духовных оснований. Они включают и научные, и ненаучные подходы, методы и результаты познания. Речь идет о выявлении специфики содержания и познания этого содержания с целью выработки адекватных им технологий и методик практической социальной работы и подготовки специалистов для социальной сферы.

Социальная работа является особым видом деятельности, взаимодействия людей с целью оказания им помощи в социализации и ресоциализации. В этом смысле она выступает как условие социального воспроизводства общества, средство его социального конструирования, обеспечения преемственности в развитии. В этом заключается ее непреходящее значение для общества в целом, отдельных социальных групп и индивидов в частности. Понятно, что на этом уровне толкования социальная работа нуждается не только в общенаучном подходе, но и осмыслении, основанном на философии, антропологии, психологии, педагогике и многих других формах познания общества и человека.

Еще большей сложностью характеризуется социальная работа как практически осуществляемая деятельность, исключающая одномерно-механический подход к ее содержанию и познанию. Она имеет ряд специфических моментов, которые необходимо учитывать в процессе теоретического осмысления.

Родовой чертой практической социальной работы является общение между людьми, которое, независимо от субъективных намерений его участников, всегда является социальным. Оно по содержанию и методам обусловлено конкретными социальными условиями и обстоятельствами, порождает разные социальные последствия как для индивида, так и для общества. Оно может быть отражением или фактором создания или преодоления отчуждения человека от общества, от результатов своей деятельности, либо стать источником, средством развития человека, осуществления им самоопределения, самоутверждения, самореализации.

Социальная работа как социальное общение носит всегда диалогический характер. Это общение людей, различающихся сознанием, физическим и психическим развитием, экзистенциальными потребностями, социальным статусом и социальной ролью, интересами и притязаниями. Каждый участник общения имеет право и на свободу выбора применяемых к нему средств и методов направления и целей воздействия. Человек как объект социальной работы является одновременно и субъектом, который способен не только осознавать содержание и цели работы с ним, но и стать или не стать ее участником.

Социальная работа носит процессный характер, каждая ее цель, метод требуют времени, в течение которого должна произойти интернациализация участниками социальных знаний, умений и навыков. Поэтому она включает в себя этапы, стадии, уровни, фазы, скорость и ритм. Их надо учитывать на любой стадии как организации социальной работы, так и ее познания.

Социальная работа - многофакторный, многоэтапный и многослойный процесс взаимодействия. В нем в явной или неявной форме участвуют общество, государство, этно-национальные, экономические и социальные группы и общности. В этой связи она вольно или невольно выступает средством и формой социального контроля в интересах или общества, или государства, или определенных социумов. Важно, чтобы социальная работа не перерождалась в средство социального угнетения, деперсонализации человека, а следовала гуманным целям развития человечества. Большое место в содержании и методах социальной работы занимают вопросы смысла и значения экзистенциальных потребностей человека, проблемы моральной оценки, интуитивного подхода и учета форм выражения желаний, потребностей и интересов.

Эти и другие особенности требуют многомерно-диалектического подхода к организации социальной работы, к определению ее содержания, направлений, принципов, средств и методов деятельности и познания. Такой подход предупреждает опасность абсолютизации какой-то одной парадигмы социальной работы, какого-либо одного технологического подхода или метода познания. Чтобы стать продуктивной, социальная работа должна обеспечивать оптимальное сочетание общественных и индивидуальных интересов, не допускать растворения человека в социуме или, напротив, сведения богатства социума к потребностям отдельного человека. Не всегда получаются положительные результаты и тогда, когда содержание социальной работы сводится либо к социально-организационным, либо к социально-медицинским, либо к социально-психологическим, педагогическим методикам и технологиям. Субъективные и объективные цели и методы социальной работы должны исходить из целей социализации или ресоциализации человека на основе принципов гуманизма, демократии и справедливости.

Социальная работа представляет собой особый вид социально-гуманитарной деятельности, который требует необычных форм и способов познания, не укладывающихся в рамки классического понимания науки. Сложность ее содержания не всегда позволяет получить единственно верную интерпретацию, обладающую обязательностью научной истины. Нередко ценность социальной работы (той или иной технологии, средства или метода) определяется не строгостью научного обоснования, а эффективностью реализации, практической пользой для человека, социума. Взять, например, религиозную психотерапию, к которой все чаще осознанно или неосознанно прибегают граждане нашей страны (в условиях правовой и моральной анемии, социально-экономической неустойчивости последних лет). Несмотря на известную мифологичность ее посылок, эта психотерапия нередко оказывает положительное воздействие на социальное самочувствие людей, помогает их ресоциализации.

В процессе познания реалий социальной работы особое место должен занимать герменевтический метод понимания, для которого характерна способность вчувствования во внутренний мир человека, интуитивного познания неявных внутренних процессов на основе сопереживания. Результаты такого познания не похожи на научные истины, добытые традиционными способами научного постижения. В зависимости от условий социальной работы, способностей исследователя и поведения участников процесса социального общения эти результаты могут широко варьироваться, что требует максимальной осторожности при их интерпретации и, особенно, при решении вопроса о границах их применения.

Разумеется, было бы серьезной ошибкой сводить специфику познания социальной работы только к герменевтическому методу. Любое сужение способов, методов и результатов познания социальной работы несет в себе опасность извращения всей сложности ее содержания, что, в свою очередь, чревато возможностью нанесения ущерба человеку и всему обществу. Таким образом, распространяющаяся традиция трактовки социальной работы как науки не соответствует ни ее лингвистическому, ни тем более ее сложному социально-гуманитарному содержанию, которое возможно выразить лишь на основе синтеза социально-научных, а не просто научных понятий, экзистенциалов, социальных норм и аксиологических определений.

Не может не сказаться (разумеется, отрицательно) такая трактовка и на решении проблем социального образования в целом, содержания и методов подготовки специалистов социальной работы в частности.

Утвержденный летом 1995 года государственный стандарт подготовки специалистов социальной работы существенно отличается в положительную сторону от предшествующих вариантов. По структуре, числу, наименованию предлагаемых учебных дисциплин и видов аудиторной и неаудиторной работы он не уступает государственным стандартам по другим специальностям, имеющим многолетний опыт подготовки специалистов. Однако на нем все еще лежит печать зауженного понимания содержания социальной работы, ее теоретико-методологических основ. Преобладают предметы, ориентированные на знания о самой социальной работе, но не ее содержания и тем более технологии. Недостаточно спрофилированы требования по блоку, например, естественно-научных дисциплин. Тезаурус дидактических единиц изучения математики и особенно курса «Концепции современного естествознания» не требует изучения этих предметов как важных компонентов социального образования, социальной профессии. В то же время отведено явно недостаточно времени на изучение психологического и педагогического диагностирования, консультирования, коррекции и реабилитации. Не уделено внимание вопросам развития профессионального общения у будущих специалистов и т. п. Одним словом, проблема разработки теоретической идентичности социальной работы остается актуальной задачей для всех исследователей и практиков, занимающихся социальной работой. Она требует отказа от стереотипов, от субъективизма и нуждается в коллективном поиске.
Проблемы теоретической идентификации социальной работы
В общественном сознании и жизни России термин «социальная работа» активно используется с начала 90-х годов XX века. За короткий срок было написано много исследований, изданы учебные пособия для вузов, защищены кандидатские и докторские диссертации по проблемам социальной работы. Однако говорить о том, что теория социальной работы уже сложилась, было бы преждевременным.

В публикациях, учебных пособиях и в практической деятельности используется термин «социальная работа», который мало удобен для научного словоупотребления и эксплицирования на его основе понятийно-категориального ряда, составляющего фундамент теории. В то же время встречаются случаи сужения содержания социальной работы до уровня социального обслуживания, оказания определенного рода социальных услуг гражданам и группам населения, находящимся в трудной жизненной ситуации. В результате возникли попытки рассматривать понимаемую в таком духе социальную работу как составную часть сервиса.

Исходным пунктом теоретической идентификации социальной работы должно быть осознание того факта, что социальная работа является родовой чертой человеческого общения, возникновение и развитие которой связано с потребностью общества обеспечить свое существование и совершенствование не только на основе производства материальных и духовных благ, но и с помощью адекватной системы социальных отношений, закрепленных в социальной структуре, социальном сознании и социальном поведении. В соответствии с этой потребностью с первых шагов цивилизации начала развиваться деятельность, рассчитанная в конечном счете на то, чтобы сформировать и поддерживать у каждого члена общества соответствующий тип социальности как концентрированное выражение его социальной интегрированности, как условие и средство обеспечения единства общества на основе определенной системы социального функционирования отдельных людей и групп. Этой цели изначально служили воспитание, культурно-идеологическая деятельность, различные формы культивирования символической власти, практика оказания помощи определенным слоям населения в целях примирения, упреждения возможных эксцессов и т. д.

По мере расширения материальных и духовных возможностей и усложнения общественной жизни, развития ценностей гуманизма и расширения свободы и демократии, в обществе происходило неуклонное расширение возрастных границ, увеличение числа категорий населения и видоизменение показателей социальности, а следовательно, содержания процесса социализации каждого члена общества. К концу XIX века все более значимой стала задача ресоциализации различных категорий населения, переживающих трудную жизненную ситуацию, а в развитых странах начало оформляться социальное законодательство, социальная политика и социальная сфера как система различных учреждений и институтов общенациональной, групповой и индивидуальной социализации и ресоциализации.

Возникший в этот период термин «социальная работа» стал употребляться для обозначения деятельности по оказанию помощи бедным, беспризорным, увечным, престарелым и другим слоям населения, но семантический смысл составляющих его слов был шире. Слово «работа» означает, что такой вид деятельности носит активный, преднамеренный характер, а эпитет «социальная», - что ее целью является оказание человеку помощи в приобретении или восстановлении социальности, социального функционирования и на этой основе - социального благополучия. В этом смысле термин «социальная работа» выступает как синоним такого типа социальной деятельности в обществе, целью и результатом которой должны быть социализация или (и) ресоциализация человека, а социальное обслуживание в этом контексте - как ее составная часть.

История возникновения и развития социальной работы, наверное, не должна сводиться к истории только ее вида или формы осуществления, а тем более к истории традиций филантропии, благотворительности, так называемого нищелюбия и т. п. В качестве решающих критериев периодизации эволюции социальной работы должны избираться тогда не деятельность государства или церкви, которые действительно сыграли большую роль в развитии некоторых форм социальной работы, а, например, тип социальности, всегда в прямой или опосредованной форме влиявший на содержание, формы и методы социализации или ресоциализации. При таком подходе остается мало места для безграничной апологии того или иного периода развития социальной работы в России и за рубежом, что, к сожалению, нередко безосновательно проявляется в некоторых публикациях и выступлениях. Открываются возможности и для других вариантов классификации социальной работы в обществе. Например, правомерно различать индивидуально-групповой, муниципально-территориальный и социетально-федеральный уровни. Ключевым уровнем здесь выступает работа с отдельным человеком и малой группой; без понимания этого факта социальная работа становится беспредметной, ибо это - уровень непосредственной социализации и ресоциализации в обществе.

На муниципально-территориальном уровне на первый план выступает координационно-регулирующая, материально помогающая (финансы, технические средства и т. п.) деятельность, а на социетально-федеральном уровне - разработка основ социальной политики, принятие социального законодательства, развитие социосферной деятельности, то есть организация и интеграция работы различных федеральных органов образования, здравоохранения, культуры, правоохранительной системы и т. п. по поводу социализации или ресоциализации. В этой связи представляется, что распространенная в литературе трактовка роли муниципальных, региональных и федеральных органов власти только как условий социальной работы не соответствует содержанию их деятельности, поскольку на уровне района, области и федерации ведется относительно самостоятельная работа по социализации или ресоциализации не только учреждениями и организациями, по и с использованием газет и журналов, телевидения и радио, театров и кино и других политических, культурных, идеологических организаций и партий.

Типовым видом социальной работы является деятельность социального работника в широком смысле с индивидом и малой группой; в ее организации участвуют прежде всего и главным образом люди, находящиеся между собой в субъектно-субъективных отношениях, а также используются различные материально-природные, материально-вещественные, общественные факторы и т. п. с целью создания соответствующей ситуации социализации или ресоциализации. Иначе говоря, она носит комплексно-интегративный характер, выражается в ряде особенностей, которые необходимо учесть при познании, проектировании и реализации задач социальной работы.

Прежде всего ситуация социальной работы отличается событийно-диалогическим характером. Она (ситуация) является продуктом совместной деятельности главных ее участников - социального работника и человека, нуждающегося в определенном уровне социализации и ресоциализации. Это - встреча двух личностей, двух систем воспитания и мировоззрения, общение людей с различным жизненным опытом, социальным положением и т. п. Поэтому для анализа сущности ситуации и совершения других действий социальному работнику необходимо использовать как рассудочно-рациональные формы и способы, как наблюдение, описание и объяснение, так и различные формально-логические приемы обобщения и процедуры исследования и проектирования. Преимущественным методом анализа и основой последующих действий социального работника должно быть понимание, составными частями которого являются вживание, вчувствование, переживание, интуиция, интерпретация, исключающая простую механическую экстраполяцию своего опыта на данную ситуацию. При таком подходе надо учитывать и исторический принцип перцептивности, то есть учета прошлого опыта участников ситуации, и праксиологический закон сопротивления между участниками, и философские требования системности и диалектичности, и другие принципы и законы.

Ситуация социальной работы всегда должна носить социально-интегративный характер, который выражается в том, что конечным результатом всех применяемых методов, средств, факторов и условий должно быть приобретение и восстановление человеком или группой определенного типа и уровня социальности. В этой связи социальный работник должен всегда думать о социальной качественности своих целей, применяемых средств и методик. Однако при этом надо учитывать, что жизнь человека не сводится к социальным измерениям, степени выраженности его социальности; кроме социальных потребностей у человека имеются различные экзистенциальные интересы, связанные с личной жизнью, любовью, проблемами семьи, эстетическими, этическими, физическими вопросами своего личного и общественного существования. По своему содержанию они в известной степени шире социальных интересов и занимают относительно самостоятельное место в жизни человека.

Конститутивным моментом социальной работы является также ее деятельностный характер. Подобного рода утверждение звучит, на первый взгляд, тавтологично. Однако здесь речь идет о том, что главным методом осуществления задач социализации должна быть не только работа самого социального работника, но и деятельность объекта, а на самом деле субъекта социальной работы. Только в процессе собственной деятельности, адекватной состоянию и потребностям в социализации, человек способен приобрести ту или иную степень социализации, то или иное содержание и тип социальности. Сидя на берегу, не научишься плавать.

Особо следует подчеркнуть необходимость личностно-гуманистического подхода к содержанию и методам социальной работы. Социальная работа должна помогать человеку развиваться как личности с высокими гуманистическими ценностями и не должна осуществляться путем ломки личности и нарушения гуманистических ценностей. Подлинная социальность как определенный тип и степень развития социального сознания, поведения и активности в обществе возможна только при отношении к себе и другим людям как к личности, при уважении их индивидуальности, свободы и ответственности. Таким образом, личностно-гуманистический подход определяет границы содержания и методов социальной работы, выход за пределы которых ведет к деструкции и деформации человека и общества.

Эти и другие (далеко не все) особенности типовой ситуации социальной работы должны быть учтены при анализе, прогнозировании и проектировании социальной работы и на муниципально-территориальном, и, конечно, на социетально-федеральном уровнях. Все, кто занимается социальной работой на уровне организации, координации, исследования, управления, должны также думать о том, как их деятельность может отразиться на целях и содержании социализации, на положении не только отдельного человека или малой группы, но и на обществе в данный момент и в перспективе.

Взять, например, такую важную проблему для теории и практики социальной работы, как девиация. Всему миру в целом и каждому явлению, предмету и процессу в неживой и живой природе, а также в обществе, присуща способность отклоняться от основного направления, русла или типа развития и существования. Это свойство является результатом взаимодействия различных явлений, предметов, процессов, вещей, оно - причина многообразия и своеобразия окружающего нас мира и общества, неповторимости судьбы и личности каждого отдельного человека.

Девиация является естественным свойством существования и развития любого человека и группы. Однако необходимо различать девиации социально позитивного и социально негативного плана. Социальные работники должны не бороться за ликвидацию любого вида и формы девиации человека, а стараться, с одной стороны, минимизировать отрицательные последствия, и содействовать расцвету позитивных сторон того или иного состояния и поведения человека - с другой. Задача социальной работы - не унифицировать развитие людей и не превращать их в послушные орудия каких-либо (тем более криминальных, антинародных) сил, общественных групп, организаций и партий, а помогать развитию их индивидуальности в единстве с общечеловеческими качествами и социальными императивами.

Среди различных средств, применяемых в социальной работе, определенное место занимает игра. Она может быть использована и как средство облегчения усвоения человеком тех или иных социальных требований, и как метод проверки эффективности тех или иных методик, и как форма организации и проведения досуга. Но нельзя социальную работу превращать в ту или иную разновидность игры. Ибо цели социальной работы по социализации и особенно ресоциализации таковы, что их результаты не должны быть условными, а тем более иллюзорными, не отвечающими требованиям настоящей действительности. Любой социальный работник имеет право использовать различные моменты «игроизации» в своей деятельности, но он не должен уподобляться артистам, которые всегда играют чужую роль. Социальный работник должен «играть» роль умного, мудрого, образованного, профессионально компетентного человека, искренне стремящегося к позитивной социализации или ресоциализации доверившегося ему человека.

Культурный социальный работник не должен игнорировать роль религии и церкви в развитии и распространении ценностей и некоторых форм социальной работы в истории человечества. Например, заповеди и мученическая смерть Иисуса Христа во имя благополучия всех людей на земле сыграли роль важного катализирующего фактора в истории человека на пути к прогрессу и миру, способствовали широкому распространению среди людей ценностей сострадания и милосердия. В процессе социальной работы вполне правомерно использовать и практику религиозной терапии, а также, идя навстречу своим подопечным, создавать условия для удовлетворения их религиозных потребностей. Однако нельзя не учитывать и того факта, что церковь отделена от государства и что среди религиозных людей есть немалое число исповедующих иную, чем христианство, религию. В системе социальной работы необходимо строго соблюдать права человека на свободу вероисповедания.

Рассмотренные проблемы социальной работы указывают на ее более сложный, диалектически противоречивый характер по сравнению с тем, как она показана в некоторых публикациях и учебных пособиях по истории и теории социальной работы. Вольные или невольные тенденции редукционистского и механистического подхода к трактовке истории, теории, содержания и методов социальной работы, попытки абсолютизации какого-либо вида технологии или социологизации (из-за чего встречаются недооценки гуманистических ценностей при анализе и проектировании явлений социальной работы) находятся в противоречии с комплексно-интегративным и междисциплинарным характером теоретических основ и содержания социальной работы.

Отмеченные и другие недостатки (отнюдь не пороки) во многом связаны с тем, что социальная работа в России стала объектом научного исследования совсем недавно, и еще не сложились профессионально компетентные кадры исследователей и практических специалистов. Нужна активная и совместная работа не только специалистов в области социальной работы, но и философов, социологов, праксиологов, историков, антропологов, психологов, педагогов и многих других, чтобы на научной основе выполнить задачи теоретической идентификации социальной работы.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации