Амельчакова В.Н. Административно-правовое регулирование деятельности органов внутренних дел по обеспечению национальной безопасности в РФ - файл n1.doc

Амельчакова В.Н. Административно-правовое регулирование деятельности органов внутренних дел по обеспечению национальной безопасности в РФ
скачать (411 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc411kb.19.11.2012 23:04скачать

n1.doc

  1   2   3   4


В.Н. Амельчакова


АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РГЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Министерство внутренних дел Российской Федерации

Московский университет МВД России

В.Н. Амельчакова

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Монография

Москва

2007
Амельчакова В.Н. Административно-правовое регулирование деятельности органов внутренних дел по обеспечению национальной безопасности в Российской Федерации: Монография. – М.: Московский университет МВД России,2007. – 103 с.

В монографии рассмотрены вопросы посвященные теоретической характеристике категории «национальная безопасности» и смежных категорий, анализу международных и отечественных правовых основ регулирования национальной безопасности. Особое место отводится административно-правовым основам деятельности органов внутренних дел по обеспечению национальной безопасности.

Предназначено для преподавателей и студентов учебных заведений, научных и руководящих работников и иных лиц, интересующихся этой проблемой.

Рецензенты: кандидат юридических наук, доцент Ю.П. Ледяев;

кандидат юридических наук В.В. Кардашевский


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение…………………………………………………………...5

Глава I Теоретико-методологические аспекты административно-правового исследования национальной безопасности………………………………………………………….…10

§1 Национальная безопасность как предмет административно-правового исследования……………………….10

§2 Международно-правовой опыт административно-правового обеспечения национальной безопасности……………26

§3 Федеральное законодательство в механизме административно – правового обеспечения национальной безопасности…………………………………………………………....34
Глава II Организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел по обеспечению национальной безопасности…………………………………………………………....43

§1 Органы внутренних дел и их место в системе субъектов обеспечения национальной безопасности…….........................43

§2 Административно-правовые характеристики форм и методов обеспечения национальной безопасности органами внутренних дел ……………………………………………………..….53

§3 Административно-правовые и иные гарантии обеспечения национальной безопасности…………………………66
Заключение…….……………………………………….....……80
Список используемой литературы..………………………86

Введение

Происходящие в нашей стране процессы по пе­реустройству общества свидетельствуют о том, что государственная власть, стремится противопоставить негативным тенденциям общественного развития всю свою интеллектуальную и организационную мощь и изменить ситуацию к лучшему.

Неслучайно поэтому в настоящее время ведущее значение приобретают попытки укрепления самой государственной власти, восстановления доверия к ней населения, придания деятельности государственного аппарата большего динамизма, обоснованности и ответственности за принимаемые решения. Дело в том, что детерминантами беспрецедентного роста преступности и криминализации общественных отношений выступают не столько сами по себе негативные социально-экономические факторы общественного развития современной России, сколько неспособность противопоставить этим факто­рам взвешенную государственную экономическую, социальную, правовую политику и организационно-правовой механизм ее реализации на всей территории страны, обеспечить надлежащий правовой порядок регулирования общественных отношений, организованность и согласованность функционирования всех звеньев системы государственной власти, ответственность государственного аппарата за принимаемые решения, в том числе в сфере непосредственной защиты прав и законных интересов граждан.

В этих условиях национальная безопасность как состояние правовой упорядоченности жизни общества и государства выступает ведущим условиям самосохранения российского общества, реальным инструментом преодоления.

Реальность укрепления национальной безопасности во многом зависит от критического переосмысления многих устоявшиеся в юридической науке и правоохранительной практике догм и стереотипов в понимании этого феномена, форм и методов его обеспечения в современных условиях.

Это предполагает активизацию фундаментальных и прикладных междисциплинарных правоведческих исследований широкого круга проблем, непосредственно обращенных к осмыслению новых содержательных характеристик таких категорий, как "национальная безопасность", "общественный порядок", "общественная безопасность", "безопасность личности", "охрана правопорядка". Этот процесс важен для всей правовой науки, в том числе, а может быть — и в первую очередь, для административно-правовой науки, в рамках которой традиционно исследуется организационно-правовая проблематика формирования и функционирования государственной системы управления в административно-политической сфере, охватывающей такие, непосредственно связанные с обеспечением безопасности области государственной деятельности, как оборона, внутренние дела, юстиция. Но сегодня сама идеология и концепция административно-правового подхода к этой проблеме требует серьезных корректив.

Национальная безопасность, с одной стороны, выступает юридической основой функционирования органов власти, с другой стороны, он возникает и существует там и тогда, где и когда власть в них заинтересована. Именно власть устанавливает и поддерживает национальную безопасность, охраняет от нарушений, а в необходимых случаях и защищает. В этой связи при всей полезности и продуктивности традиционных для административного права исследований частных вопросов национальной безопасности, в настоящее время остро ощущается необходимость фундаментального, системного по своему характеру и концептуального по содержанию междисциплинарного исследования широкого комплекса проблем, относящихся к административно-правовому осмыслению проблем формирования, поддержания и упрочения национальной безопасности.

В соответствии с мировоззренческой и методологической позицией предопределило необходимость использования таких методов, как реконструкция идей и теорий, системный и структурно-функциональный, формально-юридический, сравнительного правоведения, прогнозирования применительно к самому феномену национальная безопасность, а также к деятельности субъектов его формирования и поддержания. Логика их применения основана на попытке интегрировать методологические подходы различных дисциплин (философия, правоведение, социология, теория управления) к исследованию национальной безопасности, форм и методов ее обеспечения на различных исторических этапах государственно-правового строительства России.

Эмпирическую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, действующее законодательство, подзаконные и ведомственные нормативно-правовые акты, регламентирующие различные аспекты обеспечения национальной безопасности и деятельности правоохранительных органов; а также зарубежного законодательства; обобщение правоохранительной практики.

Научная новизна исследования состоит в том, что предпринята попытка фундаментального теоретического анализа феномена "национальная безопасность" как государственно-правового явления, с перспективами его укрепления в Российской Федерации, обеспечением баланса публичных и частных интересов, надежной защиты прав и законных интересов личности.

Предложенная авторская концепция административно-правового исследования национальной безопасности представляет собой новое перспективное научное направление, возникшее на стыке общей теории государства и права, конституционного права, административного права и теории управления в сфере обеспечения национальной безопасности.

Новизной отличается логико-концептуальный подход к исследованию сущности национальной безопасности, ее взаимосвязи с такими категориями, как общественный порядок, общественная безопасность. Использован авторский подход к анализу государственно-правовых, социальных и организационных детерминант эффективной организации обеспечения национальной безопасности органами внутренних дел - с позиций духовного опыта, культурно-исторических и правовых традиций российского государства, согласованных с современными реалиями становления и развития в России институтов гражданского общества, формирования предпосылок правового государства.

В работе предпринята попытка воплотить общетеоретические суждения о сущности национальной безопасности в конкретную административно-правовую и организационную материю - концептуальную модель административно-правового механизма его формирования и упрочения в условиях современной России. При этом, опираясь на теоретическое наследие блестящей плеяды отечественных и зарубежных мыслителей, ведущих административистов XIX века, труды современных ученых и правоохранительную практику, старается определить собственную позицию по нерешенным или спорным вопросам, предложить возможные пути решения существующих правовых, социальных и организационных проблем функционирования органов внутренних дел, обновления парадигмы административно-правовой науки.

Теоретическая значимость определяется комплексной разработкой научных основ административно-правового исследования процессов формирования национальной безопасности, согласованных с основными направлениями перспективного развития российского административного права. Исследуемые в работе теоретико-методологические административно-правового опосредования публичных и частных интересов в государственном управлении как организационно-правовой формы деятельности органов внутренних дел, формирования и функционирования системного по своему содержанию механизма обеспечения национальной безопасности, пути и средства разрешения коллизионных проблем обеспечения национальной безопасности, являются фундаментальными в современном правоведении, а их новое теоретическое осмысление, воплощенное в авторской концепции междисциплинарного административно-правового исследования национальной безопасности, представляют собой перспективное научное направление, возникшее на стыке общей теории государства и права, конституционного права, административного права и теории управления в сфере обеспечения правопорядка.

Практическая значимость состоит в том, что содержащиеся в нем выводы и предложения могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности при анализе современного состояния и перспектив развития административного права, процессов формирования и упрочения национальной безопасности, в законотворческой деятельности по закреплению и формулировании принципов правовой защиты юридически значимых интересов личности, общества, государства, в практической деятельности органов внутренних дел по обеспечению национальной безопасности, при подготовке лекционных курсов, проведении семинарских и практических занятий по общей теории права и государства, административному праву, административной деятельности органов внутренних дел, конституционному праву.
ГЛАВА I

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
§ 1. Национальная безопасность как предмет административно-правового исследования.
Категории "национальная безопасность", "общественный порядок", "общественная безопасность", являются ключевыми в правовой науке и правоприменительной практике. Исследованию сущности и содержания этих понятий посвящено значительное число публикаций и на сегодняшний день их библиография в виде диссертационных исследований и монографий, статей в журналах и различных сборниках насчитывает сотни наименований.

Действительно, давно выявились и стали фактически стереотипными методологические подходы к рассмотрению национальной безопасности и других правовых категорий. Уста­новился примерный перечень аспектов их рассмотрения в рамках отдельных юридических наук государственно-правового (теория права и государства, конституционное, административное право) цикла. Однако любая из имеющихся теорий и концепций при ближайшем ознакомлении обнаруживает недостаточную полноту, пробельность, дискуссионность заключенных в ней идей.

С сожалением приходится констатировать, что в юридической науке пока нет достаточной четкости ни в дефинициях, ни в их содержательном разграничении. Многозначностью отличается трактовка понятий "Национальная безопасность", "общественный порядок" и "общественная безопасность". К этому следует добавить, что пока нет достаточной четкости и в других определениях. В связи с актуализацией проблем обеспечения национальной безо­пасности и развертыванием соответствующих научных исследований1 оказалась размытой смысловая и содержательная грань между различными понятиями.

Предпринятая в начале 90-х годов завершившегося столетия попытка идеологов государственной политики "нового курса" поменять традиционные для России ценностные приоритеты, в основу которых было положено представление о государстве как об основной системообразующей субстанции, на идеалы западного либерализма с характерной для них эгоцентричной системой взаимоотношения индивида и государства, не привела, да и не могла привести к одномоментному изменению правосознания общества. Вместе с тем закрепление на конституционном уровне ряда либеральных ценностей, провозглашавших приоритетность индивидуальных интересов перед государственными, повлекло за собой принижение роли государства в качестве субъекта политической системы общества, что в свою очередь не могло не сказаться на эффективности государственной деятельности по обеспечению национальной безопасности.

В этом контексте особую значимость приобретают идеи Ю.А. Тихомирова об обновлении концепции административного права2, поскольку в условиях политической, экономической, криминологической нестабильности в стране спасение необходимо искать не в частном или публичном праве, а "в мирном сосуществовании публичного и частного права как парных категорий, как двух опор правового здания"3, одной из несущей конструкции которого и является административное право.

Национальная безопасность, с одной стороны, выступает юридической основой функционирования государственной власти, с другой стороны, она возникают и существует там и тогда, где и когда власть в ней заинтересована. Именно власть устанавливает и поддерживает безопасность, охраняет от нарушений, а в необходимых случаях и защищает. В системе государственной власти ее исполнительная ветвь реализует значительный объем полномочий по формированию национальной безопасности и, очевидно, наибольший объем полномочий по его поддержанию, охране и защите. С точки зрения административно-правовой теории и правоохранительной практики этот аспект национальной безопасности обострил две актуальных проблемы. Первая из них связана с предметом административного права, вторая - с функционированием власти и ее организационно-функциональных структур.

По мнению К. С. Бельского и Ю. П. Соловья, в традиционное понимание предмета административного права не вписываются общественные отношения, возникающие в связи с применением мер административного принуждения. Поэтому ими предлагается выделение самостоятельной группы общественных отношений, регулируемых полицейским правом1. С теми или иными оговорками эта точка зрения, распространенная в конце XX - начале XXI века, начинает утверждаться в административно-правовой науке. Не разделяя идею о необходимости умножения отраслей российского права, которая, как правило, сопровождается искусственным конструированием ее предмета и метода, полагаем, в то же время необходимым уточнение предмета административного права.

Однако это сопряжено с преодолением существенных разногласий во взглядах отечественных административистов, которые предлагают порой совершенно противоположные модели построения данной отрасли публичного права. Единственное, пожалуй, в чем сходятся мнения всех ученых - разработанные наукой административного права прежние представления о предмете и системе административно-правовых норм нуждаются в существенной корректировке.

Административное право можно определить как совокупность правовых норм, регулирующих три основных направления поведения участников административно-правовых отношений: государственного служащего в аппарате управления; сотрудника, обеспечивающего порядок в местах, имеющих общественное значение; граждан - между собой в общественных местах и в их отношениях с исполнительной властью, но самое главное – это защита интересов человека1.

В Конституции Российской Федерации и других законодательных актах значительное место отводится защите от противоправных посягательств на различные сферы общественных отношений. Это свидетельствует, с одной стороны, о серьезном внимании со стороны государства к охране общественных отношений, а с другой - о стремлении государства совместно с общественными объединениями вести борьбу с посягательствами на национальную безопасность всеми организационными, правовыми и другими средствами2.

Что такое национальная безопасность? Какими способами и методами она обеспечивается? Как это понятие соотносится с такими понятиями, как личная безопасность граждан, общественная безопасность, государственная безопасность. На эти вопросы в законодательных и других нормативных актах нет прямых ответов. Ведь

известно, что "тот, кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя "натыкаться" на эти общие вопросы1.

Повышение эффективности научных исследований вообще, государственно-правовых в частности, предполагает разработку не только прикладных тем, но, прежде всего общетеоретических основ науки, а к ним относятся, в частности, понятия и определения2.

Изучение, исследование действительно научных юридических понятий, определений абсолютно необходимо, поскольку без этого не может развиваться юридическая наука, не может правильно применяться действующее право.

Право - это всеобщий масштаб и равная мера (нормы) свободы3.

Следовательно, содержание понятия "личность" в праве и в других науках различно. Дело в том, что в философии, например, не каждый человек признается личностью. В частности, дети и умалишенные (как не обладающие разумностью и свободой воли) не считаются личностями. Иначе дело обстоит в праве, где каждый признается носителем прав и обязанностей, юридической личностью или субъектом права"4.

Исходя из этих понятий, можно сделать вывод: национальная безопасность каждого индивида - это состояние личности, когда отсутствует угроза ее правам и свободам, а безопасность - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, ее прав и свобод.

Следует определить правовые основы обеспечения национальной безопасности и субъектов его обеспечения. В данном случае необходимо исходить из Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966г., в котором определяется, что государство обязано "обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве"1. Отсутствие или необеспечение безопасности подвергает опасности само существование человека и государства, призванного гарантировать их2.

Закон Российской Федерации "О безопасности" от 5 марта 1992 г. (с изм. и доп. от 25 июля 2002г.)3. закрепляет правовые основы обеспечения безопасности общества и государства, определяет систему безопасности и ее функции, устанавливает порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности и дает понятие безопасности. Безопасность — это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Многие ученые в той или иной мере соглашаются с данным в Законе пониманием безопасности. Так, определенный интерес представляет точка зрения О. А. Белькова. Он характеризует безопасность как "состояние, тенденции развития (в том числе латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленным природой и её определяемым функционированием "1.

Жизненно важные интересы представляют совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития человека, личности, общества и государства. Безопасность, в том числе и ее понятие, должна рассматриваться с позиции приоритета общечеловеческих ценностей, а сама деятельность по обеспечению безопасности человека, общества и государства - в качестве объективной необходимости, имеющей не только общесоциальную, но и нравственную ценность, а также непосредственно юридическую значимость.

Интересным представляется подход М. А. Лескова к пониманию безопасности через гомеостазисный подход. Он отмечает, что безопасность необходимо рассматривать как явление, тождественное гомеостазису системы, "под которым принято понимать тип динамического равновесия, характерный для сложных саморегулирующихся систем и состояний в поддержании существенно важных для сохранения системы параметров в допустимых пределах2.

Институт безопасности в государстве является комплексным правовым институтом, характеризующим организацию защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. При этом следует отметить, что "безопасность" связана с объектом - её носителем. В связи с этим различают: личную, общественную и государственную безопасность, которые в комплексе составляют такую категорию, как национальная безопасность.

В юридической литературе на данный период нет единства мнений об объекте и содержании данных элементов национальной безопасности.

Содержание и объем понятия тесно связаны друг с другом. Эта связь выражается в законе обратного отношения между объектом и содержанием понятия, который устанавливает, что увеличение содержания понятия ведет к образованию понятия с меньшим объемом; увеличение объема ведет к образованию понятия с меньшим содержанием. Так, рассматривая содержание понятия "безопасность" применительно к объекту, мы переходим к понятиям "национальная безопасность", "общественная безопасность", "государственная безопасность". Поэтому, исходя из закона обратного отношения, понятие "безопасность" шире по объему понятий "национальная безопасность", "общественная безопасность", "безопасность личности", "государственная безопасность", "экологическая безопасность", "демографическая безопасность".

Проблема выяснения понятия национальной безопасности в юридической литературе почти не исследована. Только в последние годы в работе С.В. Степашина1, Б.П. Кондрашова2, А.С. Прудникова3 и других предприняты попытки анализа отдельных аспектов указанной проблемы.

Национальная безопасность складывается из общественных отношений, определяющих систему внутренних и внешних условий, предотвращающих угрозу неопределенному кругу лиц. Анализ сферы национальной безопасности предполагает определение и установление круга общественных отношений, составляющих ее содержание. К ним можно отнести:

Все эти отношения, в конечном счете, определяют национальную безопасность, под которой следует понимать систему внутренних и внешних условий экономического, политического, социального, экологического, юридического и иного характера, предотвращающих угрозу неопределенному кругу лиц, в целях обеспечения их жизни и здоровья, прав и свобод, чести и достоинства, половой неприкосновенности и половой свободы, а также общественной нравственности, осуществляемой органами государственной власти и местного самоуправления во взаимодействии с общественными объединениями.

В понятии национальной безопасности необходимо выделить следующие элементы: содержание, правовые средства, цель, гарантии.

Нормы права, установленные и санкционированные государством, определяют систему внутренних и внешних условий, предотвращающих угрозу личности. Реализация этих норм в общественных отношениях составляет основное содержание национальной безопасности.

Правовое воздействие на национальную безопасность призвано направлять поведение субъекта путем установления общих норм, определяющих, как следует себя вести в конкретных случаях, запретов совершения противоправных поступков, применения санкций к субъектам в случае нарушения запретов1. Вместе с этим правовые нормы регулируют вопросы организации и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления по обеспечению национальной безопасности.

Закон Российской Федерации "О безопасности"1 определяет всю систему национальной безопасности, которую образуют органы законодательной, исполнительной и судебной власти, а также государственные, общественные и иные организации и объединения, граждане, принимающие участие в обеспечении различных сфер национальной безопасности.

Еще одну группу правовых норм составляют нормы, определяющие полномочия органов государственной власти и

местного самоуправления и их должностных лиц по обеспечению национальной безопасности.

К этой группе относятся нормы, регламентирующие права и обязанности Совета безопасности Российской Федерации2, Вооруженных сил PФ3, Федеральной службы внешней разведки РФ4, Федеральной службы безопасности РФ5, органов внутренних дел РФ6, внутренних войск МВД РФ7, формирований гражданской обороны8 и др.

Правовые нормы данной группы определяют государственно-властные полномочия органов государственной власти, границы и порядок их осуществления и возлагают на них обязанности по обеспечению осуществления прав и свобод человека и гражданина.

В последующие годы был принят ряд нормативных актов, упорядочивающих порядок организации и деятельности органов государственной власти, создающих условия для безопасного проживания1.

Третью группу норм, регулирующих отношения по обеспечению национальной безопасности, составляют нормы, устанавливающие полномочия органов местного самоуправления по непосредственному обеспечению жизнедеятельности населения муниципального образования2.

В октябре 2003 г. был принят Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ"3 (с изм. и доп. от 12 августа 2004 г.), расширяющий самостоятельность населения при решении ряда вопросов местного значения и в первую очередь по обеспечению своей безопасности. В каждом субъекте Российской Федерации принимаются нормативно-правовые акты, определяющие полномочия органов местного самоуправления и их должностных лиц по выполнению их функций в сфере национальной безопасности. Так, в г. Москве, районные управы организуют работу совместно с органами внутренних дел по охране правопорядка и общественной безопасности, осуществляют взаимодействие с органами государственной инспекции дорожного движения по осуществлению безопасности дорожного движения; с органами государственной противопожарной службы по вопросам осуществления мер пожарной безопасности; с органами гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций по осуществлению безопасности населения при чрезвычайных ситуациях"1.

Четвертую группу составляют нормы, определяющие права и обязанности граждан, осуществление которых не должно нарушать нрава и свободы других лиц, а также нормы, предусматривающие ответственность за их нарушение. Эти нормы закреплены в различных правовых актах: Конституции РФ (ст. 17), федеральных конституционных и федеральных законах2, указах Президента РФ3, постановлениях Правительства РФ4, а также в нормативно-правовых актах субъектов РФ и органов местного самоуправления.

Юридическая ответственность за совершение действий, представляющих угрозу различным объектам национальной безопасности предусмотрена в первую очередь в Уголовном Кодексе РФ, Кодексе об административных правонарушениях РФ, где определены санкции к лицам, нарушившим запреты, установленные государством.

Характеризуя национальную безопасность Российской Федерации, необходимо подчеркнуть, что ее гарантиями будет соблюдение всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и их объединениями Конституции Российской Федерации и законов, а также способность государства создать условия, обеспечивающие безопасность человека, общества и самого государства от внутренних и внешних угроз.

Целью обеспечения национальной безопасности является защита личных, политических, социально-экономических прав человека и гражданина, интересов общества и государства.

Теоретический и практический интерес представляет соотношение понятий национальной безопасности и правопорядка.

Исследуя соотношения правопорядка и национальной безопасности, необходимо учитывать все аспекты социальных связей и отношений. Свойства этих категорий имеют много общего: они взаимопроникаемы зависимы; формируются почти на одних принципах; взаимосвязаны с органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Так, национальная безопасность и правопорядок это состояние правовой жизни государства при упорядоченной системе правовых отношений и свойств, которая создает систему внутренних и внешних условий экономического, политического, социального, экологического, юридического и иного характера для предотвращения возможных угроз человеку, гражданину, обществу и государству.

Они выступают одинаковыми этапами реализации воли органов государственной власти, органов местного самоуправления во взаимодействии с общественными объединениями для достижения единой цели - обеспечить национальную безопасность.

Национальная безопасность и правопорядок несут одинаковую функциональную правовую нагрузку, результатом которой является осуществление законности в охране жизни, здоровья, чести и достоинства граждан; обеспечении общественного спокойствия; создании нормативных условий для деятельности предприятий, учреждений, организаций различных форм собственности.

Национальная безопасность и правопорядок - это такие инструменты, которые влияют на общественные отношения в обществе. Обеспечивается национальная безопасность, значит, существует должный правовой порядок; нарушается правопорядок - нарушаются отношения, связанные с национальной безопасностью. Поэтому они выступают как общее и частное. Правопорядок является составной частью национальной безопасности. Эта целостность позволяет исследовать внешние и внутренние связи, обеспечивающие взаимодействие личности, общества и государства.

Анализ уголовного и административного законодательства показывает, что национальная безопасность, общественный порядок и общественная безопасность выступают как тесно связанные и взаимообусловленные, но не тождественные категории. Например, сходство национальной безопасности, общественного порядка и общественной безопасности заключается в следующем:

а) национальная безопасность, общественный порядок и общественная безопасность представляют сложные социальные явления, имеющие в своей основе определенные совокупности общественных отношений, которые охраняются социальными нормами. Наиболее существенные и многочисленные отношения регулируются нормами права. Однородность общественных отношений, составляющих содержание каждого из рассматриваемых явлений, и урегулированность их определенными совокупностями правовых норм позволяют рассмотреть последние как-самостоятельные комплексы, правовые институты, а обозначающие их понятия как межотраслевые правовые категории;

б) в основе национальной безопасности, общественного признака порядка и общественной безопасности в государстве лежат общие принципы, к которым относятся: законность, стабильность и гарантированность, взаимная ответственность личности, общества и государства по обеспечению безопасности, соблюдение баланса жизненно важных интересов человека, общества и государства;

в) трудно выделить отношения национальной безопасности, общественного порядка или общественной безопасности, которые существовали бы изолированно. В любой совокупности общественных отношений доминируют те, которые придают данной совокупности качественную определенность. Поэтому сфера национальной безопасности, общественной безопасности может включать и связи, характерные для общественного порядка, но последние в данной сфере являются второстепенными, не определяющими ее сущность. В таких случаях нарушение этих общественных отношений одновременно воздействует и на отношения общественного порядка.

В основу разграничения общественного порядка, общественной безопасности, национальной безопасности можно, положить следующие признаки:

а) Специфичность общественных отношений, составляющих содержание национальной безопасности, общественного порядка и общественной безопасности. В основе тех или иных общественных отношений лежат социальные потребности (интересы), под воздействием которых и складываются эти отношения.

б) Отличие в средствах регулирования.

в) Существенные различия в характере нарушений общественного порядка и общественной безопасности.

В качестве выводов и обобщений можно привести следующее:

1. Национальная безопасность, общественный порядок и общественная безопасность выступают как тесно связанные и взаимообусловленные, самостоятельные субъекты охраны, отличающиеся спецификой рассматриваемых общественных отношений, характером правонарушений и различными средствами регулирования. Но главным объектом их охраны является человек.

2. Определение сферы общественных отношений, национальной безопасности, общественного порядка и общественной безопасности, подлежащих правовой охране, позволяет определить границы правоохранительной деятельности соответствующих государственных органов. В свою очередь, это будет способствовать устранению дублирования их функций. Кроме того, появляется и возможность более четкого разграничения проступков и юрисдикционных полномочий субъектов.

3. Обеспечение национальной безопасности, общественной безопасности и охрана общественного порядка осуществляются в процессе единой деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и в первую очередь – административно-надзорной.

Таким образом, вышесказанное позволяет рассматривать общественную безопасность, общественный порядок и другие виды безопасности (военная, информационная, продовольственная, нравственная и т.д.) как элементы одной общей категории – национальной безопасности.

Таким образом, под национальной безопасностью понимается защищённость жизненно важных интересов личности, общества и государства; принадлежащих стране объектов материальной, интеллектуальной, духовной и иных видов собственности, охраняемых государством в их особого значения для существования и развития личности, общества и самого государства.

§ 2. Международно-правовой опыт административно-правового обеспечения национальной безопасности.
Сегодня получают всеобщее признание такие объективные тенденции развития международных отношений, как появление новейших жизненно важных национальных интересов и связанных с ними глобальных проблем.

Международно-правовые основы национальной безопасности органически связаны с международным правовым порядком, которого должны придерживаться все государства независимо от того, вступили ли они в дипломатические отношения или нет.

На развитие международно-правовых основ национальной безопасности объективно влияют две тенденции в позиции государств - это их стремление к взаимному сотрудничеству и естественная забота об охране собственного суверенитета, политико-экономической независимости от внешних угроз. В этой связи в международно-правовом порядке также прослеживаются тенденции социально-политического и собственно юридического вектора, что в свою очередь образует теоретико-методологическую основу для разработки и закрепления на международно-правовом уровне модели нового порядка, отвечающего интересам всех государств, а по существу, интересам их национальной безопасности.

В наши дни понятие «международный правовой порядок» или же более сокращенно «международный правопорядок» часто используется в заявлениях и выступлениях официальных представителей государств, во многих международных документах, в том числе в решениях Организации Объединенных Наций и других международных организаций.

Для юристов-международников в категории «международный правовой порядок» центральное место, вне всякого сомнения, принадлежит понятию «безопасность», «порядок». В общеупотребительном смысле оно, как известно, имеет смысл - правильного, налаженного состояния, состояние мира и спокойствия, надлежащее «упорядочение» поведения, «соблюдение правил»; применительно к общественным отношениям - толкуется как режим и правила, по которым осуществляются эти отношения.

Понятие «безопасность» в контексте международного сообщества государств должно отвечать сложившимся общечеловеческим представлениям, что призвано означать определенные отношения между государствами, предусмотренные и установленные международным правом. Международный Суд неоднократно обращал свой взгляд на эту социальную ценность международного права и, в частности, отмечал, что сложное по своему составу международное сообщество «как никогда нуждается в том, чтобы постоянно и тщательно соблюдались нормы, которые были направлены для обеспечения упорядоченных отношений между государствами-членами сообщества».

Понимание безопасности в целом, как пишет М.И.Лазарев, состоит в том, что это не часть общественного порядка, а весь общественный порядок, так как весь общественный порядок, а не часть его, должен соответствовать международному праву, его основным принципам, Уставу ООН и конкретизирующим их принципам и нормам. Все, что не соответствует праву - это уже не общественный порядок".1

Подобные тенденции естественны для любой эпохи. Действенны они и в наши дни. Более того, эти тенденции объясняют и социально-политическое содержание требований государств к созданию четких норм международно-правового регулирования, к их пересмотру и обновлению, а тем самым и к дальнейшей разработке и углублению международного права в целом.

Необходимость учета социально-политического аспекта действия государств в международно-правовом порядке их взаимоотношений подтверждается и общей теорией права. В правовой категории для «национальной безопасности» присущи два основополагающих вектора — социально-политический и юридический. Ведь сама сущность понятия "безопасность" состоит в том, что она отражает как «социальные цели», так и конкретный итог правового регулирования. «Законодатель, — указывает А.М. Васильев - всегда стремится влиять на общественные отношения, формировать их в своих интересах, обеспечивая выгодный для себя порядок. А итог — приведение общественных отношений в состояние урегулированности порядка с помощью всех правовых средств формирования общественных отношений1. Не зря довольно четко различаются правопорядки, существующие в различных государствах. Каждое из них имеет свои, только ему присущие социально-политические и юридические особенности.

Между тем понятие национальной безопасности должно отражать, вне всякого сомнения, то, что она не только должна предусматриваться во всех нормах международного права, но и осуществляться в реальной жизни, в практике международных отношений. В области международного права закреплены те исходные модели поведения государств, те юридические предписания, адресованные всем субъектам этого права, те международные обязанности стран, которые они должны неуклонно соблюдать на практике, в своих взаимоотношениях. Без реального выполнения подобных обязательств попросту не может существовать национальная безопасность в международной жизни. Как отмечает в этой связи Н.А.Ушаков, «соблюдение государствами своих международных обязательств составляет основу международного правопорядка.

Однако важна тесная связь между нормами международного права и международными правоотношениями. В принципе вся сфера упорядоченных международных отношений и обеспечения общественного порядку в мире охватывается понятием «национальная безопасность», которая в мировой практике приобрела интернациональный характер и прочно вошла в международно-правовой лексикон. Поэтому можно говорить о том, что зачастую применяемый этот термин относится к тем устоям отношений между государствами, который осуществляется на основе принципов и норм международного права.

Все закономерности развития отношений между странами, в частности интенсивный рост и углубление международных связей, усиление взаимосвязанности и взаимозависимости различных акций государств (особенно по вопросам безопасности) в конечном счете, привели к общему осознанию государствами того факта, что пределы их свободных действий должны быть поставлены в строгие юридические рамки, в том числе императивные, выход за пределы которых следует считать недопустимым и противозаконным, иначе может быть нанесен ущерб не только интересам и правам других стран, но и всему международному сообществу и мировому порядку. Поэтому современная практика международного права исходит из того, что его общепризнанные принципы являются императивными нормами.

В международно-правовой действительности появляются новые основные нормы. И это объясняется тем, что возрастание роли международных отношений в жизни общества и появление новых жизненно важных, глобальных проблем ведут к увеличению числа основных принципов международного права. Здесь очень важно отметить как в конституциях многих зарубежных государств среди важнейших, основополагающих норм содержатся и направленные нормы на обеспечение национальной безопасности.

Таким образом, основная дилемма в рассматриваемом вопросе по правам человека - это развитие институтов, которые могут, во-первых, правильно определить права человека, сообразные данному обществу и, во-вторых, защитить эти права, не становясь новой угрозой их существованию»1.

Следует присоединиться к выводу, к которому пришли А.А. Мишин и В.А. Власихин в процессе исследования американской Конституции, о том, что «авторы Билля о правах в поправке IV (1791 г.) преследовали цель утвердить в новом государстве принцип неприкосновенности личности и «жилища»2. «В практике Верховного суда вырабатывалась концепция, согласно которой поправка IV представляет конституционную охрану не только и даже не столько частной собственности (ее неприкосновенность гарантирует достаточное число других конституционных норм), сколько частной жизни граждан от неправомерного вмешательства государства во все сферы его частной жизни, которые объединяются в американской юриспруденции понятием «прайвеси» (privacy)»3. При этом никто не должен быть лишен жизни, свободы, а также имущественных благ без судебного решения. Как подчеркивается в разд. 1 к поправке XIV, ни один штат США не вправе издавать и исполнять законы, ограничивающие права или неприкосновенность американских граждан.

Определенные гарантии безопасности в правоприменительной сфере закреплены в поправках VI и VII, в которых установлено право на суд присяжных в случаях уголовного преследования и исковых притязаний с ценой более двадцати долларов.

Основополагающая идея, воплощенная в Федеральном законе о деликатных исках, связанных с причинением вреда гражданам (разд. IV Закона о реорганизации законодательства 1946 г.), выражена следующим положением: «США несут ответственность в соответствии с положениями настоящего раздела об исках из причинения вреда таким же образом и в той же степени, что и частные лица при подобных обстоятельствах». Однако в связи с тем, что применение данной нормы является правом штата, а не федеральным правом, решение вопроса о привлечении государства к ответственности осуществляется в соответствии с правоустановлениями штата, где причинен вред. В частности, США несут ответственность за противозаконные действия сотрудников следствия и служб обеспечения правопорядка, связанные с физическим насилием, оскорблением действием, незаконным содержанием под стражей, незаконным задержанием, злоумышленным использованием процессуальных законов во вред потерпевшим или злонамеренным служебным преследованием1.

Основу конституционализма, как считают В.В. Маклаков и Б.А. Страшун, составляют права человека, поскольку в обеспечении свободы и безопасности личности, в защите человека и гражданина, прежде всего от произвола государственной власти заключается смысл формирования конституционных актов2.

Характерным признаком законодательных актов зарубежных государств является рецепция норм международного права в национальные правовые системы. Так, согласно ст. 25 Основного закона Федеративной Республики Германии (23 мая 1949 г.)1 «общие нормы международного права являются составной частью права Федерации. Они имеют преимущества перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории». Таким образом, наблюдается сочетание национального правопорядка с международным правом, причем с приматом последнего.

В связи с этим эффективность программы прав человека американский ученый Э. Миллер видит в избежании «этноцентризма», рассматриваемого как процедуры заимствования неподходящих иностранных стандартов: «человеческие права есть и должны быть тем, чем О люди данного сообщества хотят, чтобы они были»2. А немецкий ученый У. Даум приходит к выводу: «... для того, чтобы иметь действительно права человека, необходимо ограничивать суверенитет, целесообразнее всего это происходит, если как можно больше государств заключают между собой соглашения, в которых они обязуются сохранять права человека и согласны с ограничениями их суверенитета, если речь идет о защите права человека сообществом государств.

Безусловным при этом является тот факт, что права человека существуют независимо от того, закреплены и признаны они в государственных законах или нет».

Категория национальной безопасности нашла свое отражение в законодательстве о средствах массовой информации зарубежных стран. Так, шведский Акт о свободе печати определяет противозаконные высказывания или публикации против этой свободы как преступные. Ими считаются сведения, составляющие государственную тайну, государственная измена, подстрекательство к агрессии и военным действиям, мятеж, измена родине, призыв к преступлению, распространение слухов, угрожающих безопасности государства и др. (§ 1 и 4 гл. 7).

Другой шведский Закон от 27 февраля 1974 г. «О форме правления» провозглашает обязанность общества защищать право на труд, жилище, образование, а также долг содействия социальному обеспечению, безопасности и хорошим условиям жизни.

При введении законодательной защиты от телесных наказаний, пыток и применения медицинских средств, воздействующих на граждан с целью признания в совершенном, дачи заявления или, наоборот, отказе от них, закон установил имущественные гарантии, минимизирующие вредоносный результат преступных посягательств. Как отмечает А. Нельсон, очень большая часть убытков при этом покрывается из государственных фондов в соответствии с Законом о компенсации за ущерб, причиненный преступлениями (SFS. 1979. Ст. 413)1.

В качестве вывода необходимо отметить, что проблемы оптимального сочетания автономии личности, ее независимости как субъекта естественных прав человека с коллективистскими началами в конституционной модели взаимоотношений государства и гражданина должны быть важнейшими критериями выживания и устойчивого социального развития, а национальная безопасность должна выйти за пределы чисто государственного понимания и обрести общечеловеческое содержание.

§ 3. Федеральное законодательство в механизме административно – правового обеспечения национальной безопасности.
Административные нормы об основных положениях, определяющих национальную безопасность Российской Федерации, нашли дальнейшее их развитие в рамках федерального законодательства. В наиболее общем виде круг проблем, очерчивающих данное направление норм отпор ческой деятельности в наиболее полном виде изложен в Концепции национальной безопасно­сти Российской Федерации1.

Однако практика нормативно-правовых подходов к реше­нию проблем национальной безопасности России характери­зуется отсутствием полноценной законодательной основы, ре­гулирующей эту сферу отношений на федеральном уровне. Не может решить эту проблему и Указ Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300 "Об утверждении Концепции национальной безопасности в Российской Федерации" (в редакции от 10.01.2000 г.); не имеет до сих пор законодательной регламентации деятельность такой важной государственной структуры, как Совет Безопасности Россий­ской Федерации, статус которого в соответствии с Конститу­цией Российской Федерации должен определяться федераль­ным законом (п. "ж" ст.83).

В механизме административно-правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации сегодня реально действует лишь единственный законодательный акт федерального уровня - Закон Российской Федерации от 5 марта 1991 г. - "О безопасности" с изменениями и дополнениями от 25 июня 2002 г., который в обобщенном виде регули­рует вопросы национальной безопасности России.1

Надо признать, что и это законодательное регулирование отстает от реалий сегодняшнего дня: многие нормы упомянутого Закона устарели; Закон не дает исчерпывающего определе­ния объектов национальной безопасности (ст.1) и не фиксирует весь спектр угроз (ст. З). Согласно установленному порядку, руководство органами безопасности осуществляет только Президент Российской Федерации (CT-11)., А деятель­ность Совета Безопасности Российской Федерации ограничи­вается подготовкой соответствующих рекомендаций (ст. 13). Изменениями, внесенными в Закон 24 ноябре 1993 г., по суще­ству, исключен парламентский контроль за деятельностью по административно-правовому обеспечению рациональной бе­зопасности России.

Очевидно, что необходимо принять либо новую его редакцию, либо Федеральный закон "О национальной безопасности Российской Федерации", в котором исчерпывающе определить приоритеты национальной безопасности, роль и ответствен­ность государственных структур в этой сфере и положение Совета Безопасности как органа, координирующего усилия государственных структур по преодолению угроз безопасности страны.

Другой акт, принятие которого давно диктуется самой жизнью, это Закон о Совете Безопасности Российской Федерации, предложений о его статусе, структуре и порядке деятельности ведется еще с 1991 года в рамках сформированной в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 19 июля 1991 г. № 9 соответствующей Комиссии.

На протяжении ряда лет, до принятия Конституции Российской Федерации, в Совет Безопасности Российской Федерации включались разные должностные лица и по-разному определялось направление их деятельности. Мало что изменилось и после декабря 1993 года. Так, в 1994 г. в Совет Безопасности Российской Федерации были включены Научный совет1 и Межведомственная комиссия по экологической безопасности2. Не произошло принципиальных изменений в положении этого органа в связи с Указом Президента Российской Федера­ции от 7 июля 1996 г. № 1024, утвердившим Положение о Совете Безопасности Российской Федерации, и Указом Прези­дента Российской Федерации от 19 сентября 2004 г. № 726, образовавшим многочисленные межведомственные комиссии по проблемам оборонно-промышленного комплекса, оборонной безопасности, пограничной политики, международной и экономической безопасности, борьбе с преступностью и другие; одновременно были ликвидированы ранее действовавшие комиссии по сходным направлениям.

Необходимо устранить ещё одно противоречие. Совет Безопасности Российской Федерации как конституционный орган не может быть структурным подразделением администрации Президента РФ.

Все это свидетельствует о необходимости принятия Федерального Закона «О Совете Безопасности Российской Федерации», указан в нем приоритетные направления координации усилий органов государственной власти всех уровней но защите национальных интересов России, а порядок формирования и деятельность Совета Безопасности должны быть поставлены под контроль парламента.

Принятие законодательных актов о национальной безопасности и Совете Безопасности создаст необходимую правовую базу для упорядочения и развития следующих основных направлений обеспечения национальных интересов России на законодательном уровне.

В сфере административно-правового регулирования экономической безопасности наиболее актуальными являются обеспечение ее функционирования в режиме расширенного воспроизводства, защита интересов отечественных производителей, повышение инновационной и инвестиционной активности, жесткий контроль за стратегическими ресурсами страны, поддержание научного потенциала, способного утвердить независимость России.

Подобный подход с особой остротой продиктован необходимостью скорейшего выхода из создавшейся в стране кризисной ситуации, повышающей степень угрозы её национальной безопасности.

Конституция Российской Федерации, как уже отмечалось, не определяет конкретного механизма функционирования экономики страны, относя его создание к соответствующим актам законодательства. Объем исследования не позволяет охватить всего многообразия законов и иных нормативно-правовых актов, регулирующих сферу экономики.

Особую актуальность представляет проблема собственности, которая, безусловно, определяет многие стороны конституционно-правового обеспечения национальной безопасности страны, включая, и первую очередь, и социальную сферу, а также значительно влияет на регулирование сельскохозяйственного производства, которое тесно связано с продовольственной безопасностью.

Нормативно-правовое регулирование отношений собственности на территории Российской Федерации началось с принятия Закона РСФСР от 31 октября 1990 г. Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР. В силу этого акта, путем односторонней реституции земля, недра, другие природные богатства, иные объекты собственности, находящиеся на территории РСФСР, были объявлены национальным достоянием народа России.1

Следующим шагом в этом направлении стало Постановление Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 г. «О разграничении государственной собственности на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность».2

Дальнейшее реформирование отношений собственности, в соответствии с идеологией тогдашних руководителей, ставивших целью создание социально-ориентированной рыночной экономики, осуществлялось путем приватизации государственного и муниципального имущества.

Федеральный Закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества» от 21 июля 1997 г. упорядочил отношения в сфере собственности, ввел определенные гарантии ее сохранности и использования в интересах развития общественного производства и защиты прав граждан. Но, однако, проблема устранения негативных деформаций в сфере собственности осталась за пределами законодательного акта1.

В этой связи, как представляется, следует принять Федеральный Закон «О сохранности и защите государственной собственности», предусмотрев в нем проведение полной инвентаризации государственного имущества в России и за рубежом, установив четкие правила возможной реституции и меры, обеспечивающие сохранность государственного имущества. Развитие сельскохозяйственного производства, обеспечение страны продовольствием является важнейшей составляющей экономической безопасности России. В аграрном секторе занято 10% трудоспособного населения, в сельской местности проживает почти 40 млн. человек. Объем капитальных вложений в сельское хозяйство за последние 7 лет сократился в 20раз. По оценке Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, агропромышленный комплекс страны находится в глубоком кризисе, положение базовых отраслей сельского хозяйства отброшено на 25-30 лет назад.

С позиции административно-правового регулирования две жестко связанные между собой проблемы являются ключевыми: это развитие отношений в сфере земельной собственности и обеспечение эффективного функционирования всех составляющих агропромышленного комплекса (коллективных форм хозяйствования, фермерства, личных подсобных хозяйств).

На местах распространилась практика неконтролируемого приобретения и захвата земли, принимаемые в некоторых субъектах Федерации законы о частной собственности на землю создают разнобой и расшатывают единую политику государства в этой сфере.

Земельный Кодекс Российской Федерации в какой-то мере укрепил основы деятельности агропромышленного комплекса, предотвращая ущерб национальной безопасности России.

Вторая проблема совершенствования административно-правового регулирования, как уже отмечалось, связана с функционированием составных частей агропромышленного комплекса и, прежде всего, (как это имеет место во всех развитых странах) с созданием надлежащих условий для производства сельхозпродукции. Федеральный Закон от 14 июля 1997 г. «О государственном регулировании агропромышленного производства», имевший целью установление правовой основы экономического воздействия государства на формирование рынка сельхозпродукции, кредитование и страхование в этой сфере, а также поддержку социальной жизни села, к сожалению, не решил многие важные вопросы1.

Ранее действовавшие хозяйственные и технологические связи в АПК не восстановлены, диспропорция в товарообмене не устранена2, программа помощи селу не работает, государство по существу устранилось от управления происходящими проессами.

В этой связи следовало бы дополнить Закон от 14 июля 1997 г. или принять Федеральный закон «О защите отечественных производителей и потребителей сельхозпродукции», включив в него меры по сокращению «ножниц» в ценовой политике, улучшить механизм кредитования с учетом сезонности производства, изменить систему налогообложения и меры таможенно-тарифного регулирования в интересах производителей сельскохозяйственной продукции.

В административно-правовом плане речь идет о широкой гамме законодательных и иных актов, регулирующих проблемы государственной безопасности и территориальной целостности страны, о легитимной деятельности общественных организаций и политических партий, о праве граждан на публичные выступления, о борьбе с крайними формами политического противостояния, включая акты терроризма и вооруженные выступления.

Центральным ядром мер по обеспечению политической безопасности могли бы стать новые редакции законодательных актов о борьбе с терроризмом, экстремизмом. Их концепция должна базироваться на конституционных требованиях (ч.5 ст. 13), хотя, как уже отмечалось, проявления экстремизма не могут быть сведены к тем нарушениям, о которых идет речь в упомянутой статье Конституции.

В более широком плане к этим проявлениям следовало бы отнести деятельность по распространению идей, течений и доктрин, которые направлены на ликвидацию самой возможности легального плюрализма, на установление един­ственной идеологии в качестве государственной, на разделе­ние людей по имущественному, расовому, национальному или религиозному признакам, нарушение прав и свобод граждан, использование неограниченного насилия, что в конечном ито­ге приводит к ослаблению и подрыву государства.

  1   2   3   4


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации