АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения - файл n1.doc

АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения
скачать (3586.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3587kb.03.11.2012 10:44скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ АПК И ГПК 2002 ГОДА

Уважаемые коллеги, спасибо за то, что вы приехали для участия в на­шей первой научной конференции по обсуждению новых гражданс­кого и арбитражного процессуальных кодексов. Надеюсь, что для вас это будет очень полезно.

Конечно, исчерпывающий анализ двух новых кодексов сделать в одном выступлении практически невозможно. Поэтому остановлюсь только на са­мых важных, с моей точки зрения, проблемах в регулировании отношений, возникающих в гражданском и арбитражном процессах.

Если говорить о законодательном регулировании процессуальных отноше­ний в Российской Федерации, имея в виду не только отношения в гражданском и арбитражном судопроизводствах, а в целом о процессуальном регулирова­нии, то я бы заметил, что оно страдает отсутствием единой концепции. Ранее ученые много внимания уделяли теме единства процесса, в частности, в про­шлом веке была прекрасная работа Рязановского В.А. Он анализировал в ней предложения ученых XIX в. и заключил, что некоторые принципы процесса должны реализовываться во всех его видах одинаково, конечно, с некоторыми отличиями и особенностями, но принципиальный подход должен быть един.

Когда-то мне рассказывали про судью, который мечтал об одном едином процессуальном кодексе, и тогда, по его мнению, стало бы очень просто рабо­тать. Конечно, я не предлагаю создать такой кодекс, но считаю, что регулирова­ние принципиальных, основополагающих, одинаковых правоотношений в раз­ных видах судопроизводства должно быть похожим. Неоправданные различия

16

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

в этом регулировании осложняют работу суда. Но это вторично. Самое глав­ное - они создают разный уровень гарантий прав: реализации прав участни­ков процесса и обеспечения права на судебную защиту. Отличия будут, и они объективно уже существуют, но эти отличия оправданны только в тех случаях, когда действительно вызваны необходимостью, объективными причинами.

Если же говорить о процессуальном законодательстве, которое применя­ют суды общей юрисдикции и суды арбитражные, то я бы отметил две тенден­ции. Как вам известно, суды общей юрисдикции применяют несколько про­цессуальных кодексов, т.к. они рассматривают гражданские, уголовные и ад­министративные дела, как это указано в Конституции Российской Федерации. Арбитражные суды рассматривают дела в двух видах судопроизводства: граж­данское, которое регулируется АПК РФ, и административное судопроизвод­ство. Однако, если говорить о тенденции в регулировании законодательства, которым руководствуются арбитражные суды, то я бы здесь отметил поло­жительную тенденцию, которая состоит в том, что происходит объединение этого регулирования. В АПК РФ сформулированы правила производства по всем видам дел, которые подведомственны арбитражным судам, с особенно­стями, присущими отдельным категориям. Но это — основной источник, по-настоящему кодифицированный акт. В судах общей юрисдикции, наоборот, намечается раздробленность в процессуальном регулировании. Мы до недав­него времени применяли ГПК РФ и УПК РФ. Поскольку уголовный процесс имеет особую специфику, я этот вид судопроизводства затрагивать не буду. Но с прошлого года, с введением в действие КоАП РФ, произошло выделение из ГПК РФ раздела производства об обжаловании постановлений по делам, свя­занными с административными правонарушениями. В новый ГПК РФ этот раздел не вошел. Все производство по таким делам регулируется по КоАП РФ, который состоит теперь как бы из двух разделов: процессуального и матери­ального закона. АПК РФ эту проблему решил очень удачно: в него включен раздел производства по этим делам, два вида этого производства- по приме­нению мер административного взыскания и по их обжалованию. В КоАП РФ процессуальные отношения урегулированы крайне неудачно: что там за про­цесс, как там реализуются основные принципы процесса, в том числе и состо­ятельности, как обеспечивается защита прав участников процесса, в частно­сти, как реализуется право на обжалование? Возникает немало таких вопро­сов. Это породило огромное количество проблем в судах общей юрисдикции уже сейчас. Теперь немало норм процессуального права содержится и в ряде других законов, хотя, казалось бы, все исковые споры должны рассматривать­ся по нормам ГПК РФ. Есть нечетко сформулированные нормы в ТК РФ, где говорится об обжаловании действий работодателя, хотя защита прав осуще­ствляется в исковом производстве. Немало процессуальных норм в законе об избирательных правах граждан, хотя в ГПК РФ есть свой раздел об этом виде

17

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

судопроизводства и т.д., можно так очень долго перечислять. Но тенденция еще ухудшается и тем, что в настоящее время предлагается действующий ГПК РФ раздробить и выделить из него все, что связано с производством по делам, возникающим из публично-правовых отношений. Уже подготовлен проект Кодекса об административном судопроизводстве. Предполагается, что он ско­ро будет внесен в Государственную Думу РФ, а вновь созданные администра­тивные суды будут рассматривать дела по этому кодексу. Это тоже породит много проблем, и я предвижу, что скоро институт подведомственности, кото­рый в настоящее время разграничивает дела между разными судебными сис­темами, между системой судов арбитражных и системой судов общей юрис­дикции, станет разграничивать дела между административными судами и ос­тальными судами общей юрисдикции, хотя административные суды будут входить в систему судов общей юрисдикции. И возникнет немало проблем с определением подсудности этих дел. И на мой взгляд, это может отрицательно отразиться на защите прав заинтересованных лиц, и, в первую очередь, граж­дан. Таким образом, это явно нежелательные тенденции. Конечно, их следует преодолевать и, возможно, научные конференции и практическая деятельность судов помогут нивелировать отрицательные процессы, которые уже намети­лись в данной сфере.

Перейду к анализу АПК РФ и ГПК РФ - двух актов, регулирующих процес­суальные отношения, попытаюсь сравнить их по источникам, по принципам и по некоторым институтам процесса. Источники у нас определены в АПК РФ и ГПК РФ одинаково: регулирование - на федеральном уровне (это предмет ведения Российской Федерации); уровень - не ниже федерального закона, и, в общем-то, ст. 1 ГПК РФ и ст.З АПК РФ в этом плане схожи. Но что обращает на себя внимание? Статья 1 ГПК РФ сохраняет норму, которая была введена в ГПК РСФСР в 2000 г.: право суда общей юрисдикции при рассмотрении граж­данского дела применить по аналогии нормы процессуального права, регули­рующие сходные отношения, а если их нет, то исходить из общих принципов осуществления правосудия. В АПК РФ этой нормы нет. В УПК РФ этой нормы также нет. Что из этого следует? Либо законодатель разрешил только в граж­данских процессуальных отношениях применять судам нормы по аналогии, либо он просто умолчал и оставил это на усмотрение практики? Возникает немало вопросов в связи с этим, тем более, что данный вопрос и в науке стоит очень остро. Положение ст. 1 ГПК РФ в ред. 2000 г., предусматривающее ана­логию в процессе, многими учеными критиковалось и многими отвергалось, хотя некоторые полагали, что она возможна. С моей точки зрения, аналогия в процессе возможна и даже необходима. Мы сталкиваемся с огромным чис­лом проблем, когда невозможно реализовать материальное право, не приме­няя по аналогии нормы процессуального права, иногда исходя просто из об­щих принципов процесса, потому что и старый ГПК, и новый ГПК те или иные

18

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

отношения не урегулировали. Мы обсуждали не так давно на Пленуме Вер­ховного Суда РФ вопрос применения норм нового ГПК РФ. Если вы обратили внимание, мы дали разъяснение, применяя по аналогии нормы ФЗ «О введе-( нии в действие Арбитражного процессуального кодекса». То есть, в принци­пе, мы допускаем возможность применения по аналогии норм АПК РФ в гражданском процессе. Разъяснили, например, что годичный срок для подачи надзорной жалобы для решений, которые вынесены до 1 февраля 2003 г., начи­нает исчисляться по аналогии с тем, как это указано для АПК РФ - со дня введения в действие этого кодекса: в АПК РФ - с 1 января 2003 г., в ГПК РФ - с 1 февраля этого же года. Но отсутствие такой нормы в АПК РФ, конечно, порождает проблемы и создает пищу для постановки вопроса в принципиаль­ном плане, допустима аналогия или не допустима. В АПК РФ, кстати, немало хороших норм, которые не вошли в ГПК РФ. Их мы обсуждали, но, например, норма, о раздельном вынесении решения по нескольким требованиям, в ГПК РФ не вошла. Возможно ли ее применять по аналогии в гражданском процессе? Возможно ли в арбитражном процессе применять по аналогии нормы, которые содержатся в ГПК РФ, например, о предварительном судебном заседании? И те и другие положения процессуальных кодексов эффективны, позволяют опера­тивно решать те или иные вопросы, возникающие в процессе, и, конечно, полез­ны. Поэтому, не следует отвергать аналогию в процессе, я допускаю аналогию и в уголовном процессе. Кстати, суды общей юрисдикции очень часто к ней при­бегают и в этой сфере своей деятельности.

Теперь, о некоторых принципах. Принцип законности в ГПК РФ четко не выражен. В АПК РФ есть ст.6. В ГПК РФ аналогичной статьи нет. Естественно, принцип законности основополагающий, никто этого не отрицает. Он вытека­ет из ряда статей, которые касаются разных стадий гражданского процесса, помещены в разных разделах ГПК РФ. Немало возникает вопросов о том, как он должен действовать и как он должен пониматься, особенно с учетом того, что в последнее время, в связи с известными изменениями в нашем праве, очень широко развиваются принципы состязательности, диспозитивности. Часто между этими принципами возникают противоречия и надо будет ре­шать вопрос: в чью пользу склоняться суду при решении тех или иных дел. Принцип законности можно рассмотреть в двух аспектах: это применяемое право при разрешении дел и право, которым руководствуется суд при осуще­ствлении процессуальных действий. В этом отношении есть различия между ГПК РФ и АПК РФ. Так, ст. 11 ГПК РФ и ст. 13 АПК РФ. Речь идет о применении судами Конституции Российской Федерации. В ст. 11 ГПК РФ, в полном соот­ветствии со ст.5 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», решен вопрос о том, как преодолевать те или иные коллизии суду при разрешении дел. Там написаны общие правила: установив противоречие между норма­тивно-правовыми актами, суд принимает решение на основе акта, имеющего

19

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

наибольшую юридическую силу. Суды общей юрисдикции и Пленум Верхов­ного Суда РФ в Постановлении «О некоторых вопросах применения Конститу­ции Российской Федерации» исходят из того, что суд решает все коллизии между любыми нормативными актами, в том числе между законами и Кон­ституцией РФ. И в случае, если он придет к выводу, что федеральный закон противоречит Конституции РФ, он не применяет этот закон, а исходит из поло­жений Конституции РФ. Об этом сказано в постановлении Пленума, и этой практики придерживается Верховный Суд РФ. В АПК РФ есть подобная нор­ма, но она допускает двоякое толкование. Там сказано, что суд, придя к выводу о несоответствии федерального закона Конституции РФ, обращается с запро­сом в Конституционный Суд РФ. Как это понимать? Как запрет арбитражному суду разрешать коллизию между двумя актами: федеральным законом и Кон­ституцией РФ? Либо как предоставление суду права вначале решить спорный вопрос, а после того как вынесено решение, направить запрос в Конституци­онный Суд РФ? Поскольку в таких важных правоотношениях нет единства в подходе законодателя к их регулированию, возникают серьезные проблемы.

О значении постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. В ст. 170 АПК РФ, которая регулирует содержание решений, записано, что в решении суда арбитражные суды ссылаются не толь­ко на законы, но и на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Совершенно правильное положение, оно принято и будет очень полез­ным. Вытекает оно из положений ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», в котором записано, что постановления Пленума Высшего Ар­битражного Суда РФ обязательны для арбитражных судов. При принятии ГПК РФ значение постановлений Пленума Верховного Суда РФ обсуждалось, но из проекта ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» эту нор­му исключили и в ГПК РФ она не вошла. И до сих пор у нас ведется дискуссия, причем весьма жесткая, которая сводится к тому, что постановления Верховно­го Суда РФ не обязательны для судов, что они имеют лишь рекомендательный характер. Но, как вы сами понимаете, не может быть такого в стране, в которой действует одна Конституция РФ, в которой по отношению к Высшему Арбит­ражному Суду РФ и Верховному Суду РФ в ст. 126 и 127 записано, одинаково: эти органы дают разъяснения судам по вопросам, возникающим в судебной прак­тике, а значение таких разъяснений - разное. Получается, что постановления одного Высшего суда обязательны для судов системы, которую он возглавляет, а другого Высшего суда для судов его системы - не обязательны. Это, естествен­но, не украшает наше процессуальное законодательство и тоже порождает массу вопросов. Вот сейчас разработан проект ФКЗ «О Верховном Суде Рос­сийской Федерации», он внесен уже в Думу. В проекте есть такая же норма, как в ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Но я предвижу, что будут большие споры, возражения против принятия такой нормы.

20

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

Еще одно очень важное, с точки зрения соблюдения принципа законности, положение, - о роли прецедента. У нас традиционно отвергается прецедент, мы его не признаем, ссылаемся на то, что он чужд континентальному праву. В проекте ГПК РФ было предложение о том, что суд вправе, но не обязан, учиты­вать судебный прецедент. Вправе ссылаться на официально опубликованное постановление Президиума Верховного Суда РФ, в котором дано толкование тех или иных норм материального или процессуального права, т.е. о том, как пони­мать тот или иной закон. Это положение тоже не прошло, но и в АПК РФ и в ГПК РФ есть статьи, регулирующие полномочия Президиумов Высших судов, кото­рые позволяют судить, что мы идем к прецеденту. В статье 389 ГПК РФ записано, что Председатель Верховного Суда РФ или его заместитель вправе внести пред­ставление в Президиум Верховного Суда РФ о пересмотре судебных постанов­лений в целях обеспечения единства судебной практики и законности. Такой нормы нет в УПК РФ, нет ее и в АПК РФ. Но в отношении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ предусмотрено, что одним из оснований к пересмотру судебных решений является обеспечение единообразия в судебной практике, т.е. единообразного толкования и применения закона (п.1 ст.304 АПК РФ). В своих целях эти две статьи смыкаются. Но как реализовать постановление Прези­диума Верховного Суда РФ, вынесенного по представлению в целях соблюдения единства практики и законности, и постановление Президиума Высшего Арбит­ражного Суда РФ, отменившего какое-то решение, в целях обеспечения едино­образного толкования и применения закона? Как их реализовать, если не при­дать им силу обязательности для судебной практики? Конечно же, эти постанов­ления должны быть опубликованы, и суды должны их учитывать. Иначе цель, которая определена законодателем, которая сформулирована в этих статьях, не будет достигнута. Таким образом, вопрос о переходе к прецедентному праву вновь реанимируется, и его положительное решение имеет очень большие, с моей точки зрения, перспективы.

Еще по поводу принципа законности. Возникает вопрос о полномочиях суда по выполнению задачи, которая сформулирована в гражданском и арбит­ражном судопроизводствах по обеспечению правильного рассмотрения и разрешения дел, т.е. по обеспечению правильного применения норм матери­ального и процессуального права. Эта деятельность суда ограничивается прин­ципами состязательности, диспозитивности, потому что суд рассматривает только вопрос по тому предмету, по тем основаниям, которые заявлены. Воз­никает вопрос о праве суда выйти за пределы заявленных требований. В ГПК РФ записано, что суд на это имеет право в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом. И это - правильно. Раньше по старому ГПК у суда было более широкое усмотрение. В АПК РФ такое право не сформулировано. Возникает вопрос: а может ли арбитражный суд по своей инициативе рассмат­ривать то, что не было заявлено? Я думаю, что может, потому что в некоторых

21

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

законах и постановлениях наших совместных Пленумов указывалось на то, что в ряде случаев мы применяем нормы материального права и разрешаем тре­бования, которые не заявлены. В частности, применяем последствия ничтож­ной сделки по своей инициативе, независимо оттого, было ли такое требова­ние заявлено. Об этом прямо сказано в ГК РФ, и, естественно, это должно иметь значение и для арбитражного, и для гражданского процессов.

Возникает также вопрос о реализации этих же полномочий в вышестоя­щих судебных инстанциях. В судах общей юрисдикции - это кассационное и надзорное, а в арбитражных судах - апелляционное, кассационное и надзор­ное производства. В старом ГПК (ред. 1995 г.) об этом было сказано. И сейчас суд кассационной инстанции имеет право выйти в интересах законности за пределы доводов кассационной жалобы. В АПК РФ тоже сказано, что суд мо­жет выйти за пределы доводов жалобы и проверить дело только с точки зрения соблюдения норм процессуального права, безусловно, влекущих отмену ре­шения. А как быть с обеспечением правильного применения материального права? В АПК РФ на этот счет указаний нет. В ГПК РФ тоже, потому что кодекс не раскрывает понятие «интересы законности». Практика Верховного Суда РФ складывается таким образом, что для обеспечения правильного применения норм материального права суд обязан в кассационной и надзорной инстанци­ях рассматривать дело независимо от доводов жалобы. Поэтому, если реше­ние в какой-то части не обжаловано, а эта не обжалованная часть решения основана на неправильном применении норм материального права, то мы суды ориентируем на то, что суд кассационной инстанции обязан выйти за пределы доводов жалобы и обеспечить правильное применение норм мате­риального права, исходя из тех задач, которые сформулированы перед граж­данским судопроизводством.

Принципы состязательности и диспозитивности в самом главном совпа­дают. На мой взгляд, принцип состязательности более широко реализован в ар­битражном процессе. В АПК РФ включены очень хорошие нормы о раскрытии доказательств, об обмене процессуальными бумагами. В ГПК РФ в полной мере не представилось возможным реализовать принцип состязательности, хотя в гражданском процессе участвуют, в большинстве своем, граждане, которые не имеют возможности получить квалифицированную юридическую помощь, и поэтому суд в какой-то степени должен быть более активен, чем суд в арбитраж­ном процессе. Вызывает некоторое опасение положение, которое тесно связа­но с состязательностью, это - положение о представительстве.

Здесь тоже есть различия между ГПК РФ и АПК РФ. В гражданском про­цессе представителем может быть любое дееспособное лицо, кроме тех, кому это прямо запрещено законом. Этот вопрос специально обсуждался в Думе при принятии проекта, с учетом Закона РФ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Было принято решение сохранить существовавший подход, т.е.

22

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

не обязывать граждан участвовать в процессе только с привлечением адвока­тов, а сохранить за ними право выбора своего представителя по собственному усмотрению. В арбитражном процессе граждане, в том числе и индивидуаль­ные предприниматели, могут иметь представителями либо адвокатов, либо других лиц, оказывающих юридическую помощь. Если бы речь шла о том круге дел, которые были подведомственны арбитражным судам до принятия нового АПК, то эта проблема, на мой взгляд, не возникла бы, потому что субъектами в этом случае выступали юридические лица и индивидуальные предприниматели. Сегодня подведомственность дел арбитражным судам зна­чительно расширилась, и дела с участием акционеров - физических лиц пере­шли в ведение арбитражных судов. По данным статистики в судах общей юрис­дикции это было примерно 80-90 тыс. дел. По этим делам участвовало боль­шое число граждан, которые далеко не все обладают возможностями пригласить адвоката или какое-то другое лицо, которое осуществляет юриди­ческую деятельность. Видимо, формулировка «только адвокат» ограничит их права. Безусловно, привлекать в процесс в качестве представителя только ад­воката или специалиста в области права - тенденция замечательная, т.к. позво­ляет повысить уровень юридической помощи, облегчить работу суда и, в кон­це концов, способствует эффективной защите прав граждан. Но для нашей страны она пока нереальна. У нас еще и адвокатов не достаточно и других юридически грамотных лиц.

Может быть, менее значимый принцип, но очень важный - принцип не­прерывности. От него отказались в уголовном процессе и в арбитражном процессе, но он сохранен в гражданском процессе. Это тоже, наверное, не объединяет процессуальную практику. Подход к вопросу о праве суда в пере­рыве рассматривать другие дела, естественно, должен быть един. Я считаю, что более правильным было бы сохранить принцип непрерывности, потому что он обеспечивал тщательное рассмотрение одного дела с самого начала до вынесения решения суда и порождал у сторон уверенность в том, что суд занимается только их делом, и это вызывало доверие. А когда мы процесс уподобляем сеансу одновременной игры в шахматы, доверие, конечно, у уча­стников процесса к суду не повышается. И, естественно, возможны ошибки.

Теперь по поводу некоторых институтов. Например, вопрос о вступлении решения в законную силу. Казалось бы, в любом процессе этот вопрос должен быть решен одинаково. Но в ГПК РФ и АПК РФ данный вопрос решается по-разному. По общему правилу дела об оспаривании нормативно-правовых ак­тов рассматривают суды общей юрисдикции. В тех же случаях, когда это пре­дусмотрено федеральным законом, они подведомственны арбитражным су­дам. Решения по таким делам вступают в законную силу в судах общей юрисдикции по истечении срока на обжалование, а если было обжаловано - с момента вынесения определения кассационной инстанции. В судах арбитраж-

23

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

ных - решение вступает в законную силу немедленно, сразу по его вынесе­нию. Я не пытаюсь сравнивать кодексы с позиции - что лучше или хуже, но считаю, что этот вопрос должен решаться одинаково. Решение Верховного Суда РФ, вынесенное по первой инстанции, может быть обжаловано в касса­ционную коллегию и вступает в законную силу после того, как эта коллегия оставит его без изменения. Решение Высшего Арбитражного Суда РФ вступа­ет в законную силу немедленно. Очевидно, что это существенная разница. Конечно, должно быть одинаковое регулирование. Хотя наша Конституция говорит о праве на обжалование только осужденного, про гражданские дела ничего не указано. В Европейской Конвенции о правах человека тоже на этот счет ничего не сказано. Там тоже речь идет только об уголовных делах. При этом Европейская Конвенция делает возможным введение национальным за­конодательством ограничений права на обжалование по уголовным делам. Там названы три случая: если преступление малозначительно, если апелляци­онная инстанция отменяет оправдательный приговор и выносит обвинитель­ный и если приговор выносится Высшим судом государства, - могут быть введены ограничения на обжалование. Но у нас Конституционный Суд РФ в свое время высказался, что право на обжалование во вторую инстанцию - это неотъемлемая часть общего права на судебную защиту. То есть право на об­жалование абсолютно. Значит, оно должно быть реализовано и в арбитраж­ном процессе, и все решения должны вступать в законную силу одинаково.

И последнее, что я хотел сказать, это разница в надзоре. Надзор сейчас принципиальным образом изменен и в арбитражном процессе, и в гражданс­ком процессе, и в уголовном процессе. Везде подход един: права принесения протеста ни у кого нет, рассматривается жалоба. Но и основания к отмене, согласитесь, в указанных процессах должны быть одинаковыми: если принято незаконное решение, то отменять его надо, оно не может быть оставлено без изменения судом надзорной инстанции. Однако основания к отмене решения в порядке надзора у нас тоже оказались разными. В судах общей юрисдикции - это существенное нарушение норм материального или процессуального права, т.е. то нарушение, которое повлекло нарушение прав субъекта, лица, участвовавшего в деле, истца или ответчика. В арбитражном процессе три иных основания: нарушение единообразия толкования и применения закона, нарушение прав неопределенного круга лиц и препятствование принятию решения по другому делу. А где права истца или ответчика? Если его права нарушены, он может писать в надзорной жалобе, что такое нарушение имело место, то с точки зрения норм АПК РФ, мы можем совершенно спокойно ответить, что эти доводы не влекут отмены судебного постановления. Не знаю, как будет складываться практика в ВАС РФ, но если только по этим основаниям пересматривать решения, то могут остаться без защиты многие субъекты, права которых были нарушены.

24

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

Т.В. Сахнова,

зав. кафедрой гражданского процесса

Юридического института

Красноярского госуниверситета,

доктор юридических наук, профессор

НОВЫЕ ГПК И АПК РФ: ЕДИНСТВО ПРОЦЕССА?

2002 год ознаменовался поистине историческим событием в юриспруден­ции: приняты новые процессуальные кодексы. Закончился десятилетний ма­рафон по созданию ГПК РФ. Принят новый АПК РФ (хотя прежний 1995 года вряд ли устарел настолько, чтобы можно было сделать вывод о необходимости нового кодекса).

Новые кодексы - исторически значимый шаг по пути реформирования цивилистического процесса. Вместе с тем очевидно, что они не решают всех насущных проблем по созданию эффективного механизма судебной защиты. Этого трудно было ожидать, учитывая сложность переходного периода в раз­витии общественных отношений и правовой системы России1. Символично и принятие 20 января 2003 г. Пленумом Верховного Суда РФ Постановления «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»2: кодекс еще не вступил в действие, а вопросы уже возникли... И вопросы не формальные (например, какие в этой связи постановления Пленума считать утратившими силу) и не только логично вытекающие из самого факта принятия нового ко­декса (например, о порядке судопроизводства в кассационной и надзорной инстанциях, производство в которых возбуждено до 1 февраля 2003 г.), но и вопросы сущностные, связанные с пониманием концепции гражданского и, в целом, цивилистического процессов.

Проблема единого, по сути, цивилистического процесса перестала быть сугубо доктринальной. Единство процесса объективно обусловлено сущнос­тью судебной защиты - этот тезис находит признание в современной теории процесса в различных контекстах, несмотря на все разнообразие позиций по

' О специфике этого периода и его закономерностях, в том числ& отражающихся на законотворческой деятельности, см., например: Сорокин В. В. Концепция эволюционного развития правовой системы в переходный период/ Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2003. О новом ГПК как кодексе переходного периода см., например: Сахнова Т. В. Процессуальное право России: время перемен // Учен. зап. Юрид. ин-та КрасГУ: Вып. 1. Красноярск, 2001.

2 Российская газета. 2003. 25 января.

25

\

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

конкретным проблемам1. Вместе с тем, единство процесса еще не предполагает с безусловностью единства судебной системы2, хотя, на наш взгляд, это две вза­имосвязанные тенденции, несмотря на сегодняшнюю противоречивость - в те­ории и законодательной практике - подходов к решению второй проблемы.

Одно представляется бесспорным: чтобы быть эффективным, процессу­альный механизм судебной защиты должен базироваться на единой концеп­ции, исходить из единства сущности цивилистического процесса. Это, впро­чем, не исключает, а, напротив, предполагает дифференциацию судебных про­цедур. Унификация процессуальной формы и ее внутренняя дифференциация - двуединый процесс, отражающий, по нашему мнению, объективные тен­денции развития цивилистического процесса. Насколько новые процессуаль­ные кодексы отражают эти тенденции? Можно ли утверждать, что единство цивилистического процесса становится юридической реальностью?

Думается, мы находимся сейчас в процессе становления такого единства, в стадии поиска адекватных законодательных конструкций его выражения, хотя более очевидны противоречия, нежели единообразие. Тем не менее, вспом­нив известного литературного героя, можно утверждать: «поезд тронулся». Противоречия же, конструктивная несогласованность естественны - в пере­ходный период развития правовой системы объективные тенденции далеко не всегда находят адекватное выражение в законодательстве, что с наглядностью проявилось и в новых процессуальных кодексах. Тем более представляется важным осмыслить, в каком направлении двигаться дальше.

При анализе новых АПК РФ и ГПК РФ в первую очередь обращают на себя внимание расхождения в структуре процессуальной формы, что, думается, есть следствие неотчетливо выраженной в нормах концепции ко­дексов. На первый взгляд, ГПК РФ продолжает традицию деления процесса

1 Можно отметить исторически вековой «виток» мысли о единстве процесса. Ср., к
примеру: Рязановкий В. А. Единство процесса. М., 1996 - и современные исследования по
проблемам гражданского и арбитражного процесса, в числе которых работы Т.Е. Абовой,
Г. А. Жилина, В.М. Жуйкова, РФ. Каллистратовой, Г.Л. Осокиной, Ю.А. Поповой, И.В.
Решетниковой, М.С. Шакарян, Д.А. Фурсова, В.В. Яркова.


Изложение авторской позиции о единстве цивилистического процесса см., например: Сахнова Т. В. Справедливый судебный процесс: иллюзии или реальность? // Система граж­данской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития: Межвуз. Сб. науч. тр. Екатеринбург, 2000;. Процессуальное право России: реальные иде­алы // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Матер, меж-дунар. науч.-практ. конф. Краснодар, 2002.

2 См., например: Яркое В.В. Будущее системы гражданской юрисдикции: попытка про­
гноза // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века... С. 46-47. 52-54; Шакарян
М.С.
О некоторых недостатках и противоречиях в процессуальном законодательстве и их
причинах // Проблемы защиты прав и законных интересов... С. 281-286; Попова Ю.А.
Судопроизводствво по делам, возникающим из публично-правовых отношений (теорети­
ческие проблемы). Краснодар. 2002.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации