АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения - файл n1.doc

АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения
скачать (3586.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3587kb.03.11.2012 10:44скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
1

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

раскрытия доказательств, указав лишь на такую обязанность. Вместе с тем, формы раскрытия доказательств законодательно прописаны в зарубежном гражданском процессуальном праве. Например, в США существует пять таких форм.

Практически раскрытие доказательств в российском варианте ограничено письменными доказательствами, которыми обмениваются стороны. Что каса­ется свидетельских показаний, объяснений сторон, то об их содержании про­тивоположная сторона узнает лишь в самом процессе.

Основное процессуальное последствие нераскрытия доказательств - зап­рет использовать это доказательство в суде. Однако российские судьи оказа­лись перед дилеммой: либо не допускать в процесс нераскрытые доказатель­ства, либо решение будет отменено вышестоящей инстанцией в силу недока­занности обстоятельств, имеющих значение для дела. В связи с этим судьи скорее будут допускать в процесс не раскрытые ранее доказательства, чтобы избежать отмены судебного решения.

Предварительное судебное заседание - аналог досудебной конференции в состязательном зарубежном процессе. В рамках даже ранее действовавшего законодательства предусматривался совместный вызов истца и ответчика во время подготовки дела. Интересно, что судьи с введением предварительного судебного заседания стали толковать рассмотрение дела с самого начала при замене ненадлежащего ответчика или вступлении в процесс третьих лиц, как возврат на стадию подготовки дела к проведению повторного предваритель­ного заседания, что вряд ли можно считать оправданным.

Активизация роли сторон проявляется и при рассмотрении иных процес­суальных действий. АПК РФ пошел по прогрессивному пути, определив на­значение экспертизы по ходатайству лиц, участвующих в деле, или с их согла­сия (ч. 1 ст. 82 АПК РФ). АПК РФ ввел досудебное обеспечение иска и обеспе­чение доказательств как важные процессуально-обеспечительные меры.

Стандарт доказывания - это «венец» состязания сторон, выигрывает та сторона, которая доказала свою правовую позицию. Именно этот институт не позволяет российскому состязанию развернуться во всю мощь. Российское судопроизводство по-прежнему ориентировано на установление истины в процессе, даже при введении привилегий от дачи свидетельских показаний в суде. В состязательном процессе действует стандарт доказывания, логично вытекающий из распределения роли сторон и суда в процессе. За рубежом, исходя из того, что стороны, выполняя возложенное на них бремя доказыва­ния, доказывают определенные факты предмета доказывания, стандартом до­казывания является то, какая сторона успешно провела процедуру, т.е. выиг­рывает та сторона, которая доказала с большей вероятностью правоту своей правовой позиции. Российское законодательство не принимает такой подход. В результате норма о недопущении нераскрытых доказательств в процесс бу-

38

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

дет действовать в зарубежном процессе, так как там судья выносит решение, исходя из баланса: доказали стороны возложенное на них бремя доказывания или нет. Если нет, то дело этой стороной проиграно. Над судьей «не висит» как домоклов мечь угроза отмены судебного решения, так как не все обстоятель­ства дела установлены судом. Просто этого никто не ожидает от суда, ибо бремя доказывания лежит не на суде, а на сторонах спора.

По-прежнему во многом российский суд продолжает играть активную роль. При этом активность суда нередко зависит не от законодательства, а от менталитета самих судей. Например, процедура допроса законодательно пре­доставляет сторонам (их представителям) проводить основной и перекрест­ный допрос (по терминологии зарубежного процесса), суд же задает вопросы в любое время. Однако чаще всего именно судья проводит весь допрос. В итоге блеснуть адвокату часто не удается.

Еще одно очень важное направление реформирования гражданского су­допроизводства - ориентация процесса на его завершение миром. Эта тенден­ция не новая, и ранее суд призывался к тому, чтобы воздействовать на стороны для завершения дела путем заключения мирового соглашения. Как ни стран­но, но и в этом крайне положительном аспекте проявляется активность суда. В странах с состязательным процессом представители сторон принимают уси­лия по проведению переговоров, выработке условий заключения мировых соглашений и пр. У нас эта задача возложена на суд. Если вспомнить, то в проекте АПК РФ существовала даже норма о посредничестве. При этом сама идея блестящая - ускорить процесс разрешения дел, облегчить исполнение судебных актов за счет заключения мировых соглашений. Но все-таки скорее всего этого миссия представителя, а не суда. Именно представители должны «взвесить» свои правовые позиции, убедиться в преимуществах заключения мирового соглашения.

Сердцем состязательного процесса является доказывание. Именно с по­мощью доказательств стороны осуществляют доказывание и претендуют на вынесение решения в свою пользу. «Революционным» можно назвать два нововведения АПК РФ в институте доказательств. Во-первых, дан неисчерпы­вающий перечень средств доказывания (правда, законодательно не использу­ется термин «средства доказывания»). Вряд ли такой подход можно считать обоснованным, ибо одним из параметров допустимости доказательств высту­пает получение доказательств установленными средствами доказывания. Раз­мытость перечня допустимых доказательств может позволить использовать в процессе то, что к доказательствам не должно относиться. Ранее всегда отме­чалось, что АПК РФ, ГПК РФ дают исчерпывающий перечень средств доказы­вания (объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключе­ния экспертов, письменные и вещественные доказательства). Новый АПК РФ, сначала отказавшись от термина «средства доказывания», затем привел неис-

39

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

черпывающий перечень видов доказательств. Так, ч. 2 ст. 64 АПК РФ в качестве доказательств допускает письменные и вещественные доказательства, объяс­нения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Условием допустимости иных материалов к процессу доказывания по делу является их относимость к обстоятельствам дела, они должны иметь значение для правильного рассмотрения дела (ч. 1 ст. 89 АПК РФ).

Важно определить, что законодатель относит к иным материалам. Час­тично ответ на данный вопрос содержится в ч. 2 ст. 89 АПК РФ. Это матери­алы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ. Практически это разновидности вещественных доказательств. Их выделение в отдельную группу доказательств, возможно, связано со специ­фикой исследования, установления достоверности содержащейся в них ин­формации и пр. Как следует из рассматриваемой статьи, новый вид доказа­тельств сопряжен с новыми техническими носителями информации и дол­жен быть получен в соответствии с АПК РФ. В противном случае такое доказательство становится недопустимым, даже если оно относимо. Кроме современных носителей информации, к иным материалам могут относится и другие материалы, зафиксированные в письменной или иной форме (что еще раз подтверждает, что это либо письменные, либо вещественные доказа­тельства). Можно сказать, что данная норма принята на будущее, когда, воз­можно, будут развиваться абсолютные новые виды доказательств. Напри­мер, такие, которые существуют в зарубежных процессах: компьютерная и видео реконструкции событий и т.д.1

Во-вторых, введение досудебного обеспечения доказательств. Часть 4 ст. 72 АПК РФ впервые вводит норму о возможности принятия мер по обеспече­нию иска до предъявления иска в арбитражный суд в порядке, определенном ст. 99 АПК РФ. Статья 99 АПК РФ посвящена предварительным обеспечитель­ным мерам, к которым АПК РФ относит обеспечение имущественных интере­сов заявителя до предъявления иска. Обеспечение доказательств не является обеспечением имущественных требований. Тем не менее процедура, предус­мотренная ст. 99 АПК РФ, распространена на обеспечение доказательств.

Пока сложно сказать, как будут действовать нормы АПК РФ, позволяю­щие применять обеспечение доказательств до подачи иска в суд. Тем более что процедура обеспечения иска и обеспечения доказательств должны отли­чаться в силу разного характера обеспечительных мер.

Одновременно действует досудебный порядок обеспечения доказательств через нотариусов. В отличие от предварительного обеспечения доказательств

' См. подробнее: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. С. 159-161.

40

I

')

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

в порядке ч. 4 ст. 72 АПК РФ нотариальный порядок не ставит возможность обеспечения доказательств в зависимость от подачи искового заявления. Сле­довательно, потенциально можно обращаться к нотариусу за обеспечением доказательств на будущее, на случай возможного судебного процесса.

Процессуально-обеспечительные меры - новое название для известного ранее, но в определенной степени трансформированного института обеспе­чения иска. Новация процессуального законодательства - введение досудеб­ного обеспечения иска. К процессуально-обеспечительным мерам можно теоретически отнести и обеспечение доказательств, а также совокупность иных процессуальных действий, содействующих суду в достижении целей судопро­изводства. Активизация сторон проявляется в более частом обращении к ме­рам обеспечения иска. При этом суд должен обязательно играть руководя­щую роль, вынося определение об обеспечении иска, так как возможны зло­употребления сторонами предоставленными им процессуальными правами.

Можно приводить и другие примеры развития состязательности в совре­менном гражданском судопроизводстве. Но надо констатировать тот факт, что новые АПК РФ и ГПК РФ - это не завершение формирования состязательной модели российского судопроизводства, а важнейший этап на пути к состяза­тельному процессу.

Организационно-правовые меры, о которых нельзя забывать при реформи­ровании процесса. Введение должности помощника судьи соответствует за­рубежным традициям. Помощник оказывает существенную помощь судье при подготовке и рассмотрении дела и одновременно помощники - это резерв для пополнения судейского аппарата в самом ближайшем будущем. Идеально, ког­да каждый судья имеет своего помощника. Важным является и разработка обо­снованных норм нагрузки на судей. Когда судья рассматривает 50 и более дел в месяц, говорить о качестве сложно. У судьи должно быть время на изучение нового законодательства, обобщение практики. Существующая же нагрузка во многих судах не позволяет судьям даже восстановиться после рабочего дня.

По-прежнему проблемой остается несоблюдение Федерального закона «О статусе судей в РФ»: многие судьи не обеспечены необходимым жильем. Суды находятся в зданиях, которые ни по размеру, ни по приспособленности к от­правлению правосудия не соответствуют требованиям. О совещательной ком­нате большинство судей даже не мечтают. Большинство дел во многих судах рассматривается в кабинетах судей не из-за прихоти судьи, а из-за того, что нет необходимых помещений. Об этих проблемах нельзя забывать, они должны решаться, от этого в итоге зависит отношение общества к правосудию и к судебной власти.

Принятием процессуальных кодексов завершен важный этап в судебной реформе и начат новый - формирование практики применения нового зако­нодательства по пути формирования состязательного судопроизводства.

41

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

С. А. Абрамова,

судья Амурского областного суда (г. Благовещенск)

О НЕКОТОРЫХ НЕДОСТАТКАХ РЕФОРМЫ

СУДОПРОИЗВОДСТВА В АРБИТРАЖНЫХ СУДАХ И

СУДАХ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

В ст. 2 ГПК РФ сформулированы задачи гражданского судопроизвод­ства. Основная - правильное и своевременное рассмотрение и разре­шение гражданских дел в целях защиты нарушенных и оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций и др. субъектов граждан­ских процессуальных правоотношений.

Статья 3 ГПК РФ предусматривает право на обращение в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав.

С 1 сентября 2002 г. вступил в действие новый АПК РФ. В соответствии с Федеральным законом о введении в действие Арбитражного процессуально­го кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г., из судов общей юрисдик­ции в арбитражные суды были переданы дела, отнесенные к их ведению в соответствии с новым процессуальным законом, при этом городскими, рай­онными судами вынесены соответствующие процессуальные документы (оп­ределения о передаче дел для рассмотрения в арбитражные суды). Арбитраж­ные суды, получив такие дела, изучив вопросы о подведомственности, сделав выводы о неправомерности действий районного суда вынесли ряд определе­ний о прекращении производства по делам, то есть сделали вывод о неподве­домственности этих дел арбитражным судам. Дела остались в архиве указан­ного суда. Например, гражданское дело по иску Филипповой к ОАО «Амурна-ладка» о выделении доли. Что это означает? Судом общей юрисдикции дело не было разрешено, и арбитражный суд также не поставил в этом деле точку. Гражданин, естественно, обращается в надзорную инстанцию областного суда с просьбой о принесении протеста на определение районного суда о передаче дела в арбитражный суд. Мы готовы удовлетворить его жалобу и передать дело в надзорную инстанцию, если определение суда первой инстанции неза­конно. Более того, председатель Амурского областного суда направляет дело в Высший Арбитражный Суд РФ с целью проверки законности постановления арбитражного суда. В соответствии с гл. 4, § 1 АПК РФ спор относится к подве­домственности арбитражного суда. Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ возвращает дело с выражением озабоченности в этом вопросе, без приня­тия каких-либо процессуальных действий по отмене определения арбитраж-

42

}

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

ного суда Амурской области. В соответствии с правилами ст. 376 ГПК РФ всту­пившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда РФ, могут быть обжалованы в порядке надзора в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями. При этом суды общей юрисдикции не обладают правом на истребование дел из арбитражных судов. Каковы правовые основания у арбит­ражного суда для прекращения производства по делу при наличии не отменен­ного определения суда общей юрисдикции о направлении дела на рассмотре­ние в арбитражный суд? Гражданин в этой ситуации остался беззащитным. О реализации его права на обращение в суд вообще говорить не приходиться.

Двухнедельный срок для передачи дел в арбитражный суд нарушался в ряде случаев. В период отпусков, из-за чрезмерной загруженности судов. В отдельные периоды в судах Амурской области одновременно в производстве городских, районных судей находилось и по 500, и по 700 гражданских дел у каждого. Пока разобрались с этими делами, срок прошел. Определения о пе­редаче дел на рассмотрение в арбитражные суды были датированы более по­здним числом этого 2-недельного срока. Судьи арбитражного суда, получив эти дела, своим письмом (обращением) возвращали дела в районные город­ские суды в связи с пропуском 2-недельного срока. Процессуальных докумен­тов при этом не выносилось.

Другая проблема связана с проверкой судебных постановлений в надзор­ном порядке. Шимановским районным судом Амурской области вынесено решение о взыскании с Правительства РФ за счет казны Российской Федера­ции 200 млн. рублей в связи с неисполнением обязательств по долговым то­варным обязательствам. В Амурский областной суд поступает информация из следственных органов о незаконности решения. При этом указывается на фальсификацию документов, о «мертвых душах» - истцах, о злоупотреблени­ях, допущенных судом при рассмотрении дела. Мы выезжаем в суд, изучаем дело. Указанные факты усматриваются, дело подлежит истребованию и про­верке, возможна при этом постановка вопроса о досрочном прекращении полномочий судьи и о привлечении его к уголовной ответственности, но у нас нет надзорной жалобы, а интересы истцов представлял адвокат, который, по­лучив взысканную сумму, уехал за пределы России. Управление Федерально­го казначейства, которое в ряде случаев представляло интересы по этой кате­гории дел, ссылается на отсутствие доверенности именно по этим делам. С жалобой оно обратиться не может. Возникает вопрос: кто должен иницииро­вать возбуждение надзорного производства?

Другой пример. Мировой судья, разрешив дело по иску одного соседа к другому, обязал последнего подключить газоснабжение к многоквартирному жилому дому. Дело в том, что ответчик обрезал газовую трубу, которая прохо-

43

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

дила по его квартире и снабжала жилой дом газом, и установил заглушки. Понимая несостоятельность этого судебного решения, грозящего безопасно­сти граждан в случае исполнения его гражданином, который не обладает про­фессиональными познаниями в газовом хозяйстве, мы не можем вмешаться, поскольку жалоба отсутствует. Или дела по усыновлению детей. Как показало обобщение судебной практики по указанной категории дел, проведенное Амурским областным судом, решения по трети этих дел подлежали отмене в связи с нарушением закона: нарушение правил подсудности, ст. 47 Конститу­ции РФ, рассмотрения дела судом в незаконном составе и т.д.

Все это позволяет сделать вывод о том, что законодатель, возможно, поторопился, отменив право председателей областных и краевых судов на принесение протестов на вступившие в законную силу судебные акты по своей инициативе.

Говоря о доступности правосудия, необходимо отметить, что реализация права граждан на обращение в суд надзорной инстанции значительно услож­нилась. Чего только стоят требования, предъявляемые к содержанию надзор­ной жалобы. Именно в связи с этим необходимо отметить недоступность для граждан реального доступа к квалифицированной юридической помощи из-за отсутствия денежных средств. Откуда возьмет деньги на оплату труда адво­ката престарелая бабушка, близкие которой уговорили ее подарить им кварти­ру, а затем выгнали из квартиры и сдают в дом престарелых. Бабушка обраща­ется с просьбой о признании этой сделки недействительной. Решением суда в удовлетворении иска отказано. Ее надзорная жалоба не отвечала требованиям ст. 378 и в соответствии с правилами ст. 380 ГПК РФ была возвращена. В связи с такими случаями мы разработали письменную информацию на основе ГПК РФ о правилах обращения в суд надзорной инстанции и о требованиях к содер­жанию надзорной жалобы. К нашему определению о возвращении надзорной жалобы мы прилагаем памятку. За кого мы работаем?

Перед законодателем необходимо поставить вопрос о социальных адвока­тах или о каких-либо иных путях реализации прав граждан на обращение в суд. Хочется высказать пожелание ученым-цивилистам, на сколько это возможно идти на шаг впереди законодателя. Публикуйте свои труды, будьте уверены, что мы читаем ваши статьи, ваши заметки, научные журналы. Очень трудно формировать единообразие судебной практики. Давать толкование правовых норм, когда перед тобой, перед судьей, одна правовая норма. Позиция Верхов­ного Суда РФ на этот счет следующая: «Вы решайте дела, затем ВС РФ их истребует и обобщит судебную практику, и даст соответствующие рекоменда­ции». Этого явно недостаточно!

44

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

Н.В. Сухова,

зав. кафедрой гражданского

и арбитражного процесса

Института государства и права ТГУ,

кандидат юридических наук, доцент

В ЗАЩИТУ СУДА

Сравнительный анализ двух новейших процессуальных кодексов неволь­но наталкивает на мысль, что проблемы, уже возникающие при при­менении АПК РФ и ГПК РФ, обусловлены, прежде всего, правосознанием российской интеллигенции. Каково же, однако, отношение нашей интеллиген­ции к суду? В современном государстве, которое стремится быть правовым, суд есть, прежде всего, хранитель действующего права; он обеспечивает его устойчивость и постоянство; но затем, применяя право, он становится отчас­ти и созидателем нового права. История организации и деятельности суда у всех народов показывает, что, с одной стороны, высоко держать знамя права и вводить в жизнь новое право судья мог только тогда, когда ему помогало живое и активное правосознание общества. С другой стороны, народ с развитым правосознанием должен интересоваться и дорожить своим судом как храни­телем и органом правопорядка.1

Каково правосознание общества, таков и наш суд. На суд у нас существо­вало и существует две точки зрения: политическая и общегуманитарная, в смысле пассивного человеколюбия, а не деятельного правосознания. С этих позиций борьба за право превращается в борьбу за тот или иной политичес­кий идеал либо государственный интерес. Между тем, в государстве, которое стремится стать правовым, роль и назначение суда существенно изменяются. Из орудия тоталитарного государства, с помощью которого оно непосред­ственно привлекает правонарушителя к ответственности и непосредственно осуществляет принуждение к исполнению обязанности, суд превращается в самостоятельный и независимый орган власти. И, согласно нашему новейше­му процессуальному законодательству, основное назначение суда общей юрис­дикции и арбитражного суда теперь состоит в разрешении споров и рассмот­рении иных дел, отнесенных законом к их компетенции. В соответствии с меж­дународными стандартами именно в этом заключается его основная функция -урегулирование конфликта методом судейского решения. Выигравшая сто-

1 Кистяковский Б.Л. Философия и социология права / Сост. примеч., указ. В.В. Сапоеа. -СПб: РХГИ, 1999. С.373-377.

45

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

рона получает удовлетворение своих притязаний в судебном акте защиты пра­ва, за исполнением которого суд ответственности не несет.

Но одно дело законодательно провозгласить какое-либо демократическое положение, и совсем другое - в действительности осознать, объяснить и оп­равдать эту новую роль и назначение суда и судьи в обществе. Это, к глубоко­му сожалению, трудно для нашей интеллигенции, которая воспитана в тради­циях позитивной юриспруденции, марксистско-ленинской диалектики и марк­систской социологии права в условиях нормативной правовой системы. Призывая к духовному возрождению общества, она, с этих позиций, не в со­стоянии признать в обезличенных нормами права субъектах процесса- судье, истце, ответчике, прокуроре, в иных лицах - индивидуальность, личность, об­ладающую своеобразной природой. В силу нашего рационального правосоз­нания нам трудно представить эту уникальную природу личности не только как психологический факт, но и как нравственное призвание.

Между тем, идея о творческом, деятельном правосознании судьи уже но­сится в воздухе. АПК РФ и ГПК РФ допускают применение аналогии не только материального закона и права, но и процессуального законодательства. Мож­но вести речь о наличии определенных элементов судейского усмотрения в рамках российской правовой системы; и в судебной практике уже возникают вопросы, связанные с пределами деятельности, которая относится к толкова­нию права. Интерес представляет следующая ситуация. В практике судов иногда встречаются случаи, когда судьи, разрешая дела об оспаривании нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов органов государственной вла­сти, органов местного самоуправления становятся на защиту интересов орга­на или должностного лица, издавшего акт. Подобную позицию оправдывают тем простым соображением, что свое высокое назначение судья получает от Президента РФ, и поэтому защита интересов органов государства и муници­пальных образований - это его обязанность. В этом отношении можно ска­зать, что правосознание наших судей находится на стадии развития, соответ­ствующей советской государственности. Все типичные черты последней отра­жаются на склонностях нашей интеллигенции к формализму и бюрократизму. Одно несомненно: наша интеллигенция всецело проникнута своим интелли­гентским бюрократизмом. Это находит свое проявление и в том, что совре­менный российский судья не осознает себя лицом, наделенным высоким пра­вом и обязаг юстью вершить правосудие от имени многонационального на­рода Российской Федерации (ст. 3 Конституции РФ) и, одновременно, гражданином своей страны (подчеркнуто мною.).

Между тем, нужно, чтобы наша интеллигенция, наконец, поняла, что не механическое назначение на должность и не какие-либо внешние формы уст­роения судебной власти, пусть даже самые передовые, не способны обеспе­чить господство права, а, следовательно, и создать условия, обеспечивающие

46

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

достойную жизнь и свободное развитие человека. Здесь речь идет о новом повороте общественного сознания. Сознание судьи должно быть проникнуто духом жертвенной готовности служить общему и целому, служить только ин­тересам права. Само по себе одно лишь чисто внешнее улучшение и усовер­шенствование судебного процесса и суда может стать и полным извращением всякой справедливости судебного разбирательства и фундаментальной харак­теристики процесса - беспристрастности.

Можно было бы надеяться, что опыт минувшего столетия позволит нашей интеллигенции освободиться от утопий коллективизма, от чистой веры в безус­ловную рационализацию всех общественных отношений и безусловность контро­ля государства над обществом. Но дефекты правосознания российской интелли­генции не так легко устранимы, отношение ее к закону и суду мало изменилось. Как видно из текста двух новейших процессуальных кодексов, их разработчиков и законодательный орган интересовала только политическая роль процесса и суда. В основу определения задач гражданского и арбитражного процесса здесь пола­гается идея внешнего рационального устроения общественной жизни. Арбит­ражный суд, судопроизводство рассматривается как орудие всецелой рационали­зации правоотношений в сфере предпринимательской и иной экономической де­ятельности (ст. 1 и 2 АПК РФ). Суд общей юрисдикции, судопроизводство рассматривается как средство поддержания и укрепления той правовой действи­тельности, какая воспроизводится во внешних, безжизненных нормах, законов и иных нормативных актов отраслей материального права (ст. 2 ГПК РФ).

Формально-логический анализ положений ст. 2 ГПК РФ и статьи 2 АПК РФ в соответствии с нормами, регулирующими компетенцию соответствующих судов, приводит к выводу о том, что государство возлагает на суд лишь функ­цию защиты правоотношений в рамках российской правовой системы. Здесь мы имеем одно из типичнейших проявлений низкого уровня догматического правосознания: тенденция к такому регулированию судебного процесса, при котором личность, ее значение для прогресса общества не учитывается, а даже, напротив, по-прежнему затемняется.

Вместе с тем, суд не может занимать того высокого положения, которое ему предназначено, если в обществе нет вполне ясного осознания его настоя­щих задач. К сожалению, в широких кругах российского общества отсутствует и истинное понимание задач суда и уважение к нему. Особенно поразительно равнодушие нашего общества к суду общей юрисдикции, к гражданскому су­допроизводству- к его организации и деятельности. Нельзя винить одни лишь политические условия в том, что у нас плохие суды, виноваты в этом и мы сами. Если бы наша интеллигенция смогла освободиться от консерватизма старых идей и прагматизма своих «новых» построений, духом которых про­никнуто и новейшее процессуальное законодательство и правоприменитель­ная деятельность судов! Наше общество должно, наконец, осознать, что значи-

47

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

мость гражданского процесса выходит далеко за рамки простой ликвидации конфликтов между обезличенными субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Суд общей юрисдикции может в действительности оказать громадное влияние на упрочение и развитие нашего гражданского правопорядка и способствовать укреплению законности в сфере публичных правоотношений. Не следует забывать о значении судебных решений, в которых появляется элемент судейского усмотрения при толковании юридических норм. В общенациональном масштабе они, в совокупности, формируют, модернизи­руют правовой режим, который не обязательно должен быть строго однознач­ным. Его расплывчатость открывает простор для маневрирования. С этих пози­ций судебное решение вносит существенный вклад в нормотворчество. Речь идет о влиянии, которое оказывают решения на законы и подзаконные акты через формирование судебной практики. В процессе деятельности судебных органов складываются общие правовые положения, которые находят выраже­ние в особых актах - постановлениях высших судебных инстанций. Сложившая­ся судебная практика образует исходный материал, из которого компетентные органы государственной власти формулируют новое законодательство.

Вместе с тем, подобное, довольно распространенное сейчас в юридичес­ких кругах, обоснование роли гражданского процесса нельзя признать удов­летворительным.

И процессуалист-теоретик, и судебный практик обращают внимание имен­но на эту рациональную сторону судебной правоприменительной деятельно­сти. При этом за рамками позитивной юридической науки и практики оказы­ваются действительные, реальные взаимоотношения субъектов гражданских процессуальных правоотношений. Противоречивое позитивное сознание не вмещает в себя, казалось бы, очевидных вещей: именно от сознания и воли, заинтересованности конкретного лица зависит и принятие заявления к произ­водству суда и судебное рассмотрение гражданского дела; суд, разрешая спор, оказывает защиту нарушенным или оспоренным правам, свободам и закон­ным интересам конкретной личности; судебное решение, через призму су­дейской интерпретации, отражает специфику конкретной ситуации.

Между тем, обозначенные в процессуальном законодательстве задачи граж­данского процесса, а особенно арбитражного судопроизводства приводят к выводу о том, что в государстве, признающем необходимость реформ, нельзя обойтись одними только политическими средствами; здесь на помощь должны быть призваны силы нравственные. Вот где действительно чувствуется необхо­димость восполнения силы государства, которое возложило на себя великую миссию осуществления идеи достойного человеческого существования. К со­жалению, правосознание нашей интеллигенции до сих пор находится в плену утопического учения о безусловной гармонии личности и общества. Хотя под влиянием перемен, происходящих в правовой жизни российского общества и у

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации