АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения - файл n1.doc

АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения
скачать (3586.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3587kb.03.11.2012 10:44скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   33
Первая из них, объясняя ограничения надзорного обжалования, увязыва­ет их с тем, что пересмотр в порядке надзора - исключительный порядок2. С этим трудно спорить. Однако неправильно, на наш взгляд, трактовать исключи­тельность в том плане, что на надзор лицам, участвующим в деле, которые столкнулись в своих делах с принятием судебных актов, нарушающих нормы материального или процессуального права, по сути не следует рассчитывать, ибо надзорный судебный орган рассматривает лишь те дела, которые интерес­ны для всей практики в рамках судебно-арбитражной системы3. В этом усмат-

1 См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации.
Постатейный /Под ред. Г.АЖилина. М., 2003. С.775 (автор комментария Фурсов Д.А.).

2 См.: Комментарий Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации /
Под ред. В.В.Яркова. М., 2003. С.650 (автор комментария Б.Я.Полонский).

3 О трактовке исключительности в отечественной процессуальной доктрине, напри­
мер, см.: Зайцев ИМ. Устранение судебных ошибок. М., 1985. С.125.

71

I

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

ривается специфическая задача надзорного органа, ибо «обычная» процеду­ра проверки судебных актов, как правило, должна завершаться в апелляции и кассации, где лица, участвующие в деле, обладают достаточными правами для защиты нарушенного права.

С этим трудно полностью согласиться, так как данный взгляд противоречит традициям отечественного судопроизводства, а также концепциям процессу­альной доктрины, ибо такого понимания задач надзорной инстанции мы там не обнаружим1. Традиционная концепция надзора, кстати, прослеживается и в ГПК РФ.

Кроме того, указанная выше идея вряд ли согласуется и с задачами судопро­изводства в арбитражных судах, сформулированными в ст.2 АПК, из которой никак не усматривается, что в эти задачи входит защита нарушенных или оспа­риваемых прав и законных интересов не всех, а лишь части заинтересованных лиц. Как не наблюдается в ней и то, что задачи арбитражного судопроизводства -это задачи всех арбитражных судов, исключая суд надзорной инстанции.

В соответствии со второй идеей - перед надзорным органом и не может стоять задачи исправления всех судебных ошибок. При этом ссылаются на рекомендации Комитета Министров Совета Европы (в частности, на п.«с» ст.7 Рекомендаций № R(95)5 от 07.02.1995 г. относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по граждан­ским и торговым делам), а также на судебную практику некоторых зарубеж­ных стран2. Полагаем, что возражения, изложенные относительно первой идеи, вполне применимы и ко второй.

Подобное толкование задач надзорной инстанции вступает в противоре­чие с прямо закрепленным в АПК принципом законности. В ст.6 АПК опреде­лено: «Законность при рассмотрении дел арбитражным судом обеспечивает­ся правильным применением законов и иных нормативных правовых актов, а также соблюдением всеми судьями арбитражных судов правил, установлен­ных законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах». Утвержде­ние о том, что в системе арбитражных судов у надзорного органа нет функции надзора за соблюдением нижестоящими судами принципов арбитражного судопроизводства (в частности, принципа законности), вряд ли обоснованно.

1 Трубников П.Я. Надзорное производство по гражданским делам. М., 1967; Пересмотр
решений в порядке судебного надзора. М., 1974; Вопросы гражданского процесса в практике
Верховного суда СССР. М., 1979; Комиссаров КМ. Задачи судебного надзора в сфере граж­
данского судопроизводства. Свердловск, 1971; Каи СЮ. Судебный надзор в гражданском
судопроизводстве. М., 1980; Зайцев ИМ. Устранение судебных ошибок. М., 1985. Хотя в
последнее время возникли и иные подходы. См.: Нешашаева Т.Н., Старженецкий В.В. Над­
зорное производство: соблюдение принципа справедливого разбирательства дела и принци­
па баланса публичных и частных интересов // Вестник ВАС РФ. 2001. №7. С.122-129.

2 См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации
/Под ред. В.Ф.Яковлева и М.К.Юкова. М., 2003. С.783 (автор комментария Т.К.Андреева).

72

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

Разумеется, нельзя отказываться от опыта других стран, как, впрочем, и от названных выше рекомендаций Совета Европы, но к ним следует подходить с учетом российских традиций (как судебных, так и доктринальных), а также реальных потребностей и ожиданий субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности в сфере арбитражного судопроизводства. Эти потребности и фактические возможности надзорного исправления судебно-арбитражных ошибок хорошо иллюстрируются следующими данными судеб­ной статистики.

В 1994 г. (а это последний год функционирования надзорной инстанции в ВАС РФ1 в прежнем двухуровневом виде: надзорная коллегия и Пленум ВАС РФ) было обжаловано в надзорном порядке 9312 судебных актов (это 4,5% от рассмотренных в 1994 г. дел), рассмотрено надзорных жалоб на 9207 судебных актов, отказано в принесении протеста по 6472 надзорным жалобам, принесе­но 2735 протестов (т.е. 29,7% от числа надзорных жалоб), рассмотрено 2880 про­тестов (т.е. 1,3% от рассмотренных в 1994 г. дел и 31,2% от обжалованных в надзорном порядке актов), удовлетворено 2566 протестов, отменены (измене­ны) в порядке надзора судебные акты по 1,2% от рассмотренных дел.

Две цифры здесь особенно примечательны: в 1994 г. в надзорном порядке обжаловалось 4,5%, а отменено (изменено) надзорной инстанцией 1,2% от всех дел, рассмотренных в соответствующий период.

В 1996 году (т.е. первом году, когда полноценно весь год функционировала надзорная инстанция по сути в современном ее виде) указанные цифры вы­глядят следующим образом: обжаловано судебных актов по 8587 делам (это 2,96% от рассмотренных в 1996 г. дел), рассмотрено 8355 заявлений о принесе­нии протеста, принесено 759 протестов, рассмотрено 715 протестов (это 0,24% от рассмотренных в 1996 г. дел и 8,83% от обжалованных в надзорном порядке актов), отменены (изменены) судебные акты по 662 делам (это 0,22% от рас­смотренных в 1996 г. дел и 7,7% от обжалованных в надзорном порядке актов).

Заметное снижение показателей относительно обнаружения числа судеб­ных ошибок (и, соответственно, их исправления), как мы полагаем, связано не столько с резким улучшением работы арбитражных судов, сколько с тем, что большинство судебных ошибок перестало попадать в поле зрения надзорного органа. Как показывают данные за 2001 г. (данные за 2002 г. пока официально не опубликованы), ситуация с доступом к надзорному пересмотру в настоя­щее время приблизительно такая же, как в 1996 г.: опротестовано 570 судебных актов, рассмотрено протестов - 566 (это 0,8% от рассмотренных в 2001 г. дел и 3,13% от обжалованных в надзорном порядке актов), отменены (изменены)

1 Кстати, до 1995 г. (с 1993 г.) действовал еще один уровень надзорного пересмотра дел: президиумы ВАС республик в составе РФ (ст.134 АПК 1992 г. и ст.30' Закона РСФСР «Об арбитражном суде» 1991 г. в редакции Закона РСФСР от 07.07.1993 г. № 5334-1).

73

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

судебные акты по 539 делам (это 0,8% от рассмотренных в 2001 г. дел и 2,96% от поданных в 2001 г. заявлений о принесении протеста). И это при том, что над­зорные заявления о принесении протеста составили 18167 (2,84% от рассмот­ренных в 1996 г. дел).

Указанные выше цифры особенно показательны в сравнительной таблице.

Сравнительная таблица

Год

% обжало­ванных в н/п актов от чис­ла дел, рас­смотренных в этом году

% рассмот­ренных в н/п дел от чис­ла дел, рас-смотрен-ных в этом году

% рассмот­ренных в н/п дел от числа обжалован­ных в н/п ак­тов

% отменен­ных (изме­ненных) в н/п актов от числа дел, рассмотрен­ных в этом году

% отменен­ных (изме­ненных) в н/п актов от чис­ла актов, об­жалованных в н/п

1994

4,5

1,3

31,2

1,2

27,8

1996

2,96

0,24

8,83

0,22

7,7

2001

2,84

0,84

3,13

0,8

2,96

Таким образом, все показатели работы надзорной инстанции заметно сни­зились. Некоторые из них - значительно. Особенно это касается процента рас­смотренных в надзорном порядке жалоб (протестов) от числа обжалованных (опротестованных) в надзорную инстанцию и процента отмененных (изме­ненных) в надзорном порядке актов от числа обжалованных в надзорную ин­станцию актов. Причем по обоим этим показателям в 2001 г. по сравнению с 1994 г. произошло уменьшение практически в 10 раз. Между тем, это, пожа­луй, самые важные показатели.

Вряд ли возможно утверждать даже то, что выпавшие сейчас из поля зре­ния надзорного органа дела менее значимы, чем те, которые были так или иначе оценены в надзорном органе. Не говоря уже о том, что «значитель­ность» (как, впрочем, и используемое ныне для оценки нарушенных или оспа­риваемых прав при надзорном обжаловании судебных актов понятие «суще­ственность») это оценочная категория.

При таких обстоятельствах не будет удивительным, если общественность (в том числе лица, осуществляющие предпринимательскую и иную экономи­ческую деятельность) вряд ли воспримет предложенный подход как справед­ливый и даже подлинно правовой.

Третья идея сводится к следующему: главное - наличие у надзорной ин­станции потенциальной возможности пересмотра надзорной инстанцией су­дебного акта по любому делу, а не реальное обеспечение исправления всякой судебной ошибки (последнее, видимо, рассматривается как утопия, от кото­рой следует отказаться). По мнению сторонников данной точки зрения, если

74

)

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

толковать основания, установленные в ст.304 АПК, в особенности первое из них («нарушает единообразие в толковании и применении норм права»), рас­ширительно, возможно пересматривать по сути любое дело, так как нельзя признать практикообразующим ошибочный судебный акт.

Аргумент об утопичности стремления к исправлению всех судебных оши­бок достаточно серьезен. Однако, в современном понимании эффективно дей­ствующий надзорный орган, как мы полагаем, не есть тот, который устраняет все судебные ошибки. Такая задача, вероятно, действительно была бы утопич­ной. Речь в настоящее время должна идти об устранении надзорным органом всех обнаруженных судебных ошибок. Если отказаться от последнего, то это по сути будет означать отказ не только от объективной истины, но и от так называ­емой юридической истины, что нанесет громадный ущерб авторитету судебной власти, осуществляемой арбитражными судами, подорвет доверие к ним.

Предложения по совершенствованию деятельности надзорной инстанции, реализация которых способствовала бы повышению эффективности деятельно­сти надзорной инстанции, высказывались неоднократно1. Однако законодатель пока не воспринял предполагаемых идей, например, идею создания палат (или секций) ВАС РФ, рассматривающих в надзорном порядке отдельные категории дел (исковые споры, дела из публичных правоотношений и т.д.), хотя такая мера серьезно повысила бы эффективность работы Президиума ВАС. Например, в 2001 г. основные дела и дела из административных отношений составляли две почти равные половины дел среди всех рассмотренных арбитражными суда­ми. Создание двух соответствующих палат (секций) серьезно расширило бы круг судебных актов, прошедших надзорную проверку. Вряд ли можно при­знать наиболее продуктивной формой функционирования надзорной инстан­ции положение, при котором полтора десятка высококвалифицированных су­дей совместно рассматривают каждое дело в суде надзорной инстанции.

Проблему исправления судебных ошибок, в том числе и в рамках системы арбитражных судов, необходимо анализировать глубже. Ныне одной из самых актуальных задач является обеспечение эффективности всех судебных инстан­ций, имеющих целью исправление судебных ошибок как элементов единого механизма системы арбитражных судов. Любые рекомендации по совершен­ствованию судопроизводства должны учитывать, что все судебные инстанции действуют в качестве составных элементов единой системы судов. Следует расширять социологические исследования в судебной системе, сбор судебно-статистической информации и ее публикацию в печати. В настоящее время одним из заметных препятствий при анализе эффективности судебной дея­тельности является недостаток информации о всех ее многочисленных аспек-

1 Например, см.: Приходъко И.А., Пацация М.Ш. Арбитражный процесс в современ­ной России: актуальные проблемы. М., 2002 . С.297-307.

75

Общая характеристика реформирования судопроизводства по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

тах (в особенности это касается деятельности судов общей юрисдикции): о движении дела и возникающих при этом препятствиях (незаконное возвраще­ние исков, жалоб и т.д.), о процессе рассмотрения (в т.ч. соблюдение процессу­альных сроков) и его результатах по каждой судебной инстанции и т.д.

Наличие такой информации, необходимой для оценки эффективности оте­чественной судебной системы - необходимое условие выработки научных предложений по совершенствованию. Кроме того, прозрачность сферы пра­восудия - важнейший фактор обеспечения доверия общества к органам, его осуществляющим, поддержания и повышения авторитета судебной власти.

76

II. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ НОВОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Виды судопроизводств по новому законодательству

Т.Е.Абова,

зав. сектором гражданского права,

гражданского и арбитражного процесса

Института государства и права РАН,

доктор юридических наук, профессор

ВИДЫ ПРОИЗВОДСТВ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

АПК РФ 2002 г. внес много нового в арбитражный процесс. Среди этих новелл новая классификация производств как составных частей арбитражного процесса.

Прежде чем перейти к характеристике этих производств, хотелось бы ос­тановиться на соотношении понятий судопроизводство и производство в рамках арбитражной процессуальной (как впрочем, и гражданской процес­суальной) формы.

О судопроизводстве, как деятельности соответствующих судов, говорится в главе 7 Конституции РФ «О судебной власти». Судебная власть осуществляет­ся посредством конституционного, гражданского, административного и уго­ловного судопроизводства (п.2 ст. 118) судами, составляющими судебную сис­тему страны, установленную Конституцией РФ и ФКЗ «О судебной системе в Российской Федерации». Согласно этим основополагающим актам, в настоя­щее время федеральная судебная система страны состоит из Конституционно­го Суда РФ, судов общей юрисдикции во главе с Верховным Судом РФ и арбит­ражных судов во главе с Высшим Арбитражным Судом РФ. В перспективе

77

Актуальные проблемы нового процессуального законодательства

должны сформироваться административные суды, как специализированные суды в системе судов общей юрисдикции, т.е. общая схема с тремя самостоя­тельными видами судов с созданием административных судов не нарушается.

В Конституции отсутствует арбитражное судопроизводство в качестве са­мостоятельной разновидности судопроизводства, посредством которого ар­битражные суды осуществляют судебную власть. Видимо, имелось в виду, что понятием гражданское судопроизводство охвачено и судопроизводство, осу­ществляемое арбитражными судами. Однако это не означает, что судопроиз­водство, посредством которого арбитражные суды осуществляют судебную власть (правосудие), тождественно гражданскому судопроизводству, осуще­ствляемому судами общей юрисдикции. Разница состоит в процессуальной форме и законодательстве, ее установившем.

И Конституция РФ и ФКЗ «О судебной системе в Российской Федерации» установили, что деятельность каждой из названных групп судов осуществляет­ся в самостоятельной процессуальной форме и регулируется самостоятель­ным процессуальным законодательством: Конституционный суд - ФКЗ «О Конституционном суде в Российской Федерации», суды общей юрисдикции -Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее ГПК РФ), арбитражные суды - Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

Исходя из конституционных основ судебной власти, можно заключить, что под судопроизводством в Конституции РФ и ФКЗ «О судебной системе в Рос­сийской Федерации» понимается деятельность по осуществлению предусмот­ренными Конституцией РФ судами судебной власти (правосудия) при рас­смотрении отнесенных к их компетенции дел в установленной законодатель­ством процессуальной форме. Суды общей юрисдикции осуществляют судебную власть посредством гражданского судопроизводства в гражданской процессуальной форме, установленной ГПК РФ, и уголовное судопроизвод­ство в уголовной процессуальной форме, установленной УПК РФ. Арбитраж­ные суды осуществляют судебную власть посредством гражданского судо­производства в арбитражной процессуальной форме, установленной АПК РФ. Арбитражная процессуальная форма существенно отличается от гражданс­кой процессуальной формы.

Что касается административного судопроизводства, то хотя оно названо в Конституции РФ, но пока еще нет ни административных судов, ни регулирую­щего их деятельность Административного процессуального кодекса, одна из задач которого состоит в установлении самостоятельной административной процессуальной формы.

В юридической литературе по административному праву еще в советские времена велась оживленная дискуссия о наличии в системе процессуального права самостоятельной отрасли административного процессуального права и административного процесса. Однако эта дискуссия в большинстве своем каса-

78

Виды судопроизводств по новому законодательству

лась не столько деятельности судов, сколько вопроса о том, охватывается ли понятием «административный процесс» наряду с порядком деятельности по разрешению конкретных административных дел, связанных с административ­ными правонарушениями, также порядок деятельности исполнительно-распо­рядительных органов, иных органов управления соответствующими отраслями народного хозяйства. Имелась в виду, как правило, не деятельность по разреше­нию споров, осуществляемая в то время управленческими структурами, а обыч­ная организационная и иная управленческая деятельность отраслями и сфера­ми отнесенными к компетенции органов управления.

Дискуссионным был также вопрос о том, является ли порядок разбира­тельства судами дел, возникших из административных отношений, составной частью этого процесса. Многие административисты считали и продолжают считать, что административный процесс в широком смысле включает все фор­мы разбирательства административных дел, в том числе деятельность судов по разбирательству дел, возникающих из административных отношений.

Представители науки гражданского процессуального права (во всяком слу­чае, их подавляющее большинство) всегда считали, что разбирательство судом дел, возникающих из административно-правовых отношений, осуществляется в гражданской процессуальной форме, установленной ГПК РФ.

Сущность гражданской процессуальная формы не ставилась и не должна ставиться в прямую зависимость от отраслей материального права (для каж­дой отрасли материального права свой процесс: гражданский, семейный, тру­довой, административный, земельный и др.). Другое дело, что наряду с общи­ми положениями, относящимися ко всем категориям дел, имела место специ­фика порядка разбирательства этих дел в зависимости от предмета разбирательства. В ГПК РСФСР 1964 г. были предусмотрены отдельные виды производств: исковое производство, производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, особое производство в рамках еди­ной гражданской процессуальной формы.

ГПК РФ также выделяет отдельные виды производств. Подразделение на производства в ГПК РФ означает структуризацию норм в зависимости от ха­рактера рассматриваемого дела в рамках единого гражданского процесса, граж­данской процессуальной формы.

Что касается арбитражной процессуальной формы, то в соответствии с АПК РФ 1995 г. (и ранее действовавшим АПК РФ 1992 г.) можно бьшо выделить следующие виды производств: производство по экономическим спорам, воз­никающим из гражданских, административных и иных правоотношений; производство по делам об установлении фактов, имеющих юридическое зна­чение; производство по делам о несостоятельности (банкротстве) организа­ций и граждан. Термин «производство» применялся только при подразделе­нии инстанций (производство в суде первой инстанции, производство в суде

79

Актуальные проблемы нового процессуального законодательства

апелляционной инстанции и т.д.). Применительно к делению по категориям дел термин «производство» отсутствовал. По существу же это были отдель­ные виды производств, первое из которых (по разрешению экономических споров) было ничем иным как исковым производством, охватывавшим спо­ры, возникающие как из гражданских, так и административных отношений.

В АПК РФ предусмотрено традиционное деление производств по инстан-ционному критерию, а также исходя из категорий дел, рассматриваемых су­дом первой инстанции. В частности, арбитражные суды первой инстанции рассматривают дела в исковом производстве и в производстве по делам, воз­никающим из административных и иных публичных отношений.

В АПК РФ есть также раздел IV, названный «Особенности производства в арбитражном суде по отдельным категориям дел». В этом разделе объединены различные по своему характеру дела. Сосредоточение их в одном разделе вызы­вает недоумение, хотя бы потому, что неясно, по отношению к какому из произ­водств установлены эти особенности (кроме упрощенного производства).

Первая категория дел в этом разделе - дела по установлению фактов, име­ющих юридическое значение, - по существу, является самостоятельным видом производства, именуемым «особое производство». Выделение данных дел в особую категорию имеет значение только при разбирательстве в суде первой инстанции. Поэтому данные дела следовало бы поместить в АПК РФ после производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, как это сделано в ГПК РФ.

Вторая категория дел - дела о несостоятельности и банкротстве. Здесь пре­дусмотрены не нормы об особенностях порядка рассмотрения этих дел по сравнению с другими производствами, а нормы, составляющие совершенно самостоятельное производство.

Третья категория в АПК РФ - «рассмотрение дел в порядке упрощенного производства». Однако упрощенное производство возможно только в рамках искового производства. Почему упрощенное производство оказалось в дан­ном разделе, а не в разделе, посвященном рассмотрению дел в порядке иско­вого производства (или хотя бы непосредственно за ним), остается загадкой.

Пятая и шестая категории дел получили следующее название: «производ­ство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполни­тельных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» и «производство по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений». Такая постановка вопроса, по меньшей мере, не точна. В данном случае речь не идет о делах, рассмотренных арбитражными судами первой инстанции, а также не об осо­бенностях рассмотрения данных дел в арбитражном суде. Государственный суд выполняет здесь иную функцию. Арбитражный суд по строго определен­ным основаниям проверяет соответствие решений, вынесенных иными орга-

80

Виды судопроизводств по новому законодательству

нами - российскими третейскими судами, тем требованиям, без которых третей­ское разбирательство, как общее правило, не должно было состояться. Арбит­ражный суд не вправе оценивать правильность решения по существу с позиций примененного материального права. Данный вывод относится также к делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и арбитра­жей. Обе категории дел представляют собой самостоятельный новый вид произ­водства с двумя подвидами: производство по делам, решения по которым выне­сены российскими третейскими судами, и производство по делам о признании и приведении в исполнение решений, вынесенных иностранными судами и ар­битражами.

Наконец, к разделу IV отнесено так называемое «производство по делам с участием иностранных лиц». Нет такого производства в арбитражном процес­се, нет его и в гражданском процессе. Есть глава, в которой отражены особен­ности рассмотрения дел с участием иностранных лиц. И это единственная категория дел, которая соответствует названию раздела VI АПК РФ, поскольку относится ко всем видам производств по делам, рассматриваемым арбитраж­ными судами.

Итак, в арбитражном процессе в зависимости от характера дел можно выде­лить следующие виды производств (но не судопроизводств): исковое производ­ство, (в том числе упрощенное производство); производство по делам, возника­ющим из административных и иных публичных отношений (выделение этого производства в самостоятельный вид вызывает сомнения); особое производ­ство; производство по делам о несостоятельности (банкротстве); производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов.

Особняком стоят такие виды производства, как производство по делам, решения по которым вынесены иными судами: российскими третейскими судами и производство по делам о признании и приведении в исполнение решений, вынесенных иностранными судами и арбитражами, т.к. эти дела по существу не рассматриваются арбитражными судами.

Что касается иностранных лиц, то особенности порядка рассмотрения дел с их участием не составляют самостоятельного вида производства, но выделение особенностей рассмотрения дел с участием иностранных лиц в самостоятель­ный раздел представляется разумным с точки зрения законодательной техники.

Классификация производств вызывает некоторые вопросы. Правильно ли в отличие от ранее действовавшего законодательства рассматривать нормы раздела III АПК РФ о порядке рассмотрения дел, возникающих из администра­тивных отношений, в качестве самостоятельного вида производства? Можно ли порядок разбирательства данных дел трактовать как административное су­допроизводство?

В разделе III АПК РФ содержатся четыре категории дел: об оспаривании нормативных правовых актов; об оспаривании ненормативных правовых ак-

81

Актуальные проблемы нового процессуального законодательства

тов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов мест­ного самоуправления, иных органов, должностных лиц; дела об административ­ных правонарушениях и дела о взыскании обязательных платежей и санкций.

В соответствии со ст. 1 АПК РФ арбитражные суды осуществляют правосу­дие по двум крупным категориям дел: экономические споры и иные дела, отне­сенные к компетенции этих судов Кодексом и иными федеральными законами. Прежде всего, нужно ответить на вопрос, рассматривают ли суды в порядке, установленном разделом III АПК РФ, экономические споры. В статье 190 содер­жится правило, согласно которому «экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть урегулиро-1 ваны сторонами.... путем заключения мирового соглашения..., если иное не предусмотрено федеральным законом». Следовательно, и в данном производ­стве экономические споры рассматриваются. Но все ли категории дел можно охарактеризовать как экономический спор? В нормах об отдельных категориях дел слова «экономический спор» отсутствуют. Говорится о делах, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Поскольку во всех этих делах существуют две стороны, находящиеся в спо­ре, а он связан с осуществлением предпринимательской и иной экономичес­кой деятельности, то они, также как дела искового производства, являются ни­чем иным, как экономическими спорами. Тогда в чем разница, по сути, между исковым производством и производством, предусмотренном III разделом АПК РФ? Она состоит, если исходить из проведенного сравнения, в характере мате­риального отношения: частное или публичное. Но управленческие решения' принимаются не только органами публичного права, например, органами уп­равления хозяйственных обществ, производственных кооперативов. Споры о признании недействительными ненормативных актов, принимаемых этими органами, рассматриваются арбитражными судами. В порядке какого произ­водства они должны рассматриваться? Если искового производства, то чем ненормативный акт, принятый генеральным директором общества, его об­щим собранием, правлением, с процессуальной точки зрения отличается от ненормативного акта, принятого органом местного самоуправления? Если ненормативные акты, принимаемые органами управления хозяйственных об­ществ, производственных кооперативов подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном разделом III, то это не соответствует сущности рассматри­ваемых там дел (возникающих из публичных отношений).

Вопрос второй. Чем отличается процессуальный порядок разбиратель­ства дел в исковом производстве и в производстве по делам, возникающим из административных и иных публичных отношений? Имеют ли эти различия существенный характер?

Ответ на этот вопрос содержится в ст. 189,191,197,202,212 АПК РФ. Со­гласно этим нормам, все дела, предусмотренные в разделе III, рассматривают-

82

I |И

Виды судопроизводств по новому законодательству

ся арбитражными судами по общим правилам искового производства, пре­дусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными главой 23,24 (нор­мативные правовые акты, ненормативные правовые акты) и 26 (о взыскании обязательных платежей и санкций). В статьях 202 (о привлечении к админист­ративной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринима­телей) и 207 (об оспаривании решений административных органов) установле­но, что рассмотрение предусмотренных в них дел осуществляется по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК РФ, а также по пра­вилам федерального закона об административных правонарушениях.

Итак, общим для всех категорий дел является применение судами при их рассмотрении общих правил искового производства, предусмотренных АПК РФ. Но нормы раздела II об исковом производстве не делятся на общие и особенные. Следовательно, речь идет о том, что разбирательство данных дел осуществляется по правилам искового производства с учетом особенностей, установленных в соответствующих главах раздела III АПК РФ, а применитель­но к главе 25 (об административных правонарушениях) еще и федеральным законом об административных правонарушениях.

Особенности рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, перечислены в гл. 22, а также в главе 5 (ст. 40 и ст. 45).

Первая особенность состоит в том, что в делах, предусмотренных разделом III, лицом, обратившимся в суд, является заявитель, а не истец. Истцом является лицо, предъявившее иск (не исковое заявление, а иск), т.е. лицо, обратившееся в суд с требованием о защите его гражданских прав. А что предъявляет заявитель? Заявитель в п. 1 ст. 45 АПК РФ определяется как лицо, обратившееся в случаях, предусмотренных кодексом, в суд с заявлением и вступающее в арбитражный процесс по этим заявлениям. Случаи, предусмотренные Кодексом, - это соот­ветствующие дела, рассмотрение которых отнесено к компетенции суда.

Заявитель обращается в суд (предъявляет в суд....) не с делом, а с требова­нием о защите его публичных прав и интересов, нарушаемых другим лицом. Заявление, также как и исковое заявление, лишь форма (в данных случаях пись­менная), в которую облекается обращение к суду с требованием о защите гражданских и публичных интересов. Само же содержащееся в заявлении тре­бование по его процессуальному смыслу тождественно иску, а потому заяви­тель по существу истец (одна из сторон), хотя и названный заявителем.

Но в п.2 ст. 45 АПК РФ о заявителях сказано, что они пользуются процес­суальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, если иное не предусмотрено настоящим кодексом. Следовательно, заявитель все же не сторона. Он лицо, которое пользуется правами и обязанностями стороны. Ну, а другая, противостоящая заявителю сторона, кто? Прямо она не названа. Со­гласно ст.40 АПК РФ лицами, участвующими в деле, являются стороны: истец и ответчик. Если первое лицо в делах, возникающих из публичных отношений,

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   33


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации