Сказание о Невидимом Граде Китеже как верховном символе русского народного религиозного сознания - файл n1.doc

Сказание о Невидимом Граде Китеже как верховном символе русского народного религиозного сознания
скачать (147 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc147kb.03.11.2012 13:24скачать

n1.doc



Содержание.
Введение 2

1. Легенда о граде Китеже 3

2. Где находится Китеж? 6

3. Русская Атлантида 9

4. Китеж как природная и культурная святыня 15

Заключение 24

Список литературы 25

Введение.

«И сей град Большой Китеж невидим стал

и оберегаем рукою божиею, — так под конец века

нашего многомятежного и слез достойного

покрыл господь тот град дланию своею».

«Повесть и взыскание о граде сокровенном Китеже»

Легенда о сокрытом на дне озера граде Китеже известна многим. Историки видят в нем лишь один из эпизодов, повествующих о борьбе русского народа с ханом Батыем, люди верующие — рассказ о чудесном спасении праведных жителей города от нападения врагов, исследователи мифов говорят о том, что Китеж - это символ, отражающий целый этап жизни человечества (некоторые проводят аналогии с материком Атлантидой, тоже, по легенде, ушедшей под воду). Почему для многих людей так важен образ легендарного исчезнувшего города? Наверное, здесь присутствует не только научный интерес, но какое-то исконное стремление человека к тайне и к «земле обетованной». Поэтому данная тема является достаточно актуальной.

Цель работы – проанализировать легенду о граде Китеже и образ Китежа как верховный символ русского народного религиозного сознания.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

1) раскрыть саму легенду о граде Китеже, провести исторические параллели; 2) выяснить, где находился Китеж; 3) выяснить, почему так популярна легенда о Китеже; 4) проанализировать Китеж как природную и культурную святыню.

Метод исследования – анализ художественной и критической литературы, а также периодических изданий.
1. Легенда о граде Китеже.

В самом центре России, Нижегородском крае, есть озеро Светлояр - жемчужина русской природы. Это озеро называют иногда маленькой русской Атлантидой: его история овеяна легендами.

Главная светлоярская легенда - о невидимом граде Китеже. Легенда гласит: в Ветлужских лесах есть озеро. Расположено оно в лесной чаще. Голубые воды озера лежат неподвижно днем и ночью. Лишь изредка легкая зыбь пробегает по ним. Бывают дни, когда до тихих берегов доносится протяжное пение, и слышится далекий колокольный звон.

Давным-давно, еще до пришествия татар, великий князь Георгий Всеволодович построил на Волге город Малый Китеж (нынешний Городец), а потом, «переправившись через тихие и ржавые речки Узолу, Санду и Керженец», вышел к Люнде и Светлояру на «зело прекрасно» место, где поставил город Китеж Большой. Так на берегу озера появился славный Китеж-град. В центре города возвышались шесть глав церквей.

Придя на Русь и завоевав многие земли наши, Батый услышал про славный Китеж-град и устремился к нему со своими ордами...

Когда «злые татарове» подошли к Китежу Малому и в великой битве убили брата князя, сам он скрылся в новопостроенном лесном городе. Пленник Батыя, Гришка Кутерьма, не стерпел пыточных мучений и выдал тайные тропы к Светлояру.

Татары грозовой тучей обложили город и хотели взять его силой, но когда они прорвались к его стенам, то изумились. Жители города не только не построили никаких укреплений, но даже не собирались защищаться. Жители молились о спасении, так как от татар не приходилось ждать чего-либо доброго.

И как только татары ринулись к городу, из-под земли вдруг забили многоводные источники, и татары в страхе отступили. А вода все бежала и бежала...

Когда стих шум родников, на месте города были лишь волны. Вдали мерцала одинокая глава собора с блестящим посредине крестом. Она медленно погружалась в воду.

Вскоре исчез и крест. Теперь к озеру есть путь, который называется Батыевой тропой. Она может привести к славному городу Китежу, но не каждого, а лишь чистых сердцем и душою. С тех пор город невидим, но цел, а особо праведные могут увидеть в глубине озера огоньки крестных ходов и слышать сладкий звон его колоколов.

«Легенда о граде Китеже» является памятником древнерусской мысли. Она была очень популярным сюжетом в отечественной литературе, особо почитаемым в среде старообрядцев – именно в старообрядческой «Книге, глаголемой летописец» до нас дошел наиболее древний вариант этой легенды. В своем окончательном виде «Книга, глаголемая летописец» сложилась в XVIII в., хотя корни ее восходят к веку XIII.

Сама «Книга» состоит из двух частей. В первой части повествуется о великом князе Владимирском и Суздальском Георгии (Юрии) Всеволодовиче (1188—1238), который погиб во время битвы с войсками Батыя на р. Сити (позднее он был причислен к лику святых). По легендарной версии, именно князь Георгий княжил в Малом Китеже на Волге и основал Большой Китеж близ озера Светлояр. Во время нашествия Батыя Георгий сначала укрывался в Малом Китеже, а затем перешел в Большой Китеж. Здесь князь был убит, а город разорен. И тогда Большой Китеж стал невидим и исчез.

Интересно, что легендарные сведения имеют под собой вполне историческую основу. С 1216 по 1219, еще до занятия великокняжеского стола, Георгий Всеволодович и вправду был удельным князем в землях, где располагался Малый Китеж. А в 1237 князь Георгий укрывался от татар в Ярославских землях, в пределах которых и находились оба города, Большой и Малый Китеж, и где состоялась проигранная русскими битва.

Вторая часть — «Повесть и взыскание о граде сокровенном Китеже» — это легендарное повествование об исчезнувшем Большом Китеже, лишенное уже всякого исторического фона. По своей форме это повествование принадлежит к типу апокрифических памятников, рассказывающих о «земном рае».
Невидимый Китеж — это место, которое Господь «сокрыл» от «гибели» во время Батыева нашествия. Именно в Китеже покоренная татарами и «погибшая» Русь все же сохранила свою святость и свою красоту, укрыв, по Божией воле, и то и другое в «сокровенном» граде. «И сей град Больший Китежь невидим бысть и покровен рукою Божиею», — говорится в легенде [2, c. 89].

Однако образ града Китежа приобрел в сознании древнерусских людей гораздо более широкое значение — он превратился в символ русской святости вообще. Видимо, и не могло быть иначе. Ведь если татаро-монгольское нашествие рассматривалось как Божия кара за грехи русского народа, то, следовательно, русская святость должна быть укрыта не только от иноземных захватчиков, но и от русской же греховности.

Поэтому и утверждается в легенде, что град Китеж никогда не будет доступен людям гордым, корыстным, развратным, лживым. Более того, по причине извечной греховности человека, град останется невидим до конца земной истории: «И не видим будет Больший Китежь даже и до пришествия Христова».
И тем не менее град Китеж открывает свои врата — для тех немногих, кто хочет и желает спастись всем сердцем, кто «никакова помысла» не имеет «лукава и развращенна, и мятущего ум и отводящаго в места оного мысли человека того хотящаго итти». Поэтому в невидимом граде пребывают лишь праведники, гонимые злым миром, но собравшиеся в одном месте в ожидании Второго Пришествия Христа. Праведники молятся за всех искренне жаждущих спасения и приемлют всякого, кто достоин избранного пути: «Молят же ся и о хотящих спастися истинным сердцем, а не ложнымъ обещанием. И хотящим спастися и молитися, который человек обратитися к ним и аще кто откуду обратился, таковаго приемлет с радостию, яко от Бога наставляема» [2, c. 102].

Итак, невидимый град Китеж — это символ русской святости, образ «земного рая», в который может попасть каждый человек, всем сердцем верующий в Бога и жаждущий спасения души. И в этом смысле «Легенда о граде Китеже» отразила и выразила очень важную черту как русского самосознания вообще, так и русской религиозно-философской мысли — мечту о рае на земле, желание устроить Царство Небесное уже в земной жизни.

2. Где находится Китеж?

Многие считают легенду о невидимом граде Китеже всего лишь мифом. И если спросить, где находится Китеж, то, скорее всего, будет ответ: «Нигде». Но жители поволжского Городца ответили бы на этот вопрос: «Здесь». И они были бы правы.

Слово «китеж» - марийское. Оно означает «скиталец», «странник», «пришелец». Так марийцы называли не кого-нибудь, а самого основателя Москвы - Юрия Долгорукого. Таков был их вариант прозвища «Долгорукий». Ведь Юрий и впрямь постоянно не сидел на месте, разъезжал по разным землям и всюду основывал города. В 1152 году, 850 лет тому назад, проиграв борьбу за Киевский стол, Юрий Владимирович принялся укреплять границы Ростово-Суздальского княжества. Кроме Москвы, как известно, основанной в 1147 году, Юрий заложил Кострому, Переславль-Залесский, Юрьев-Польской, Кидекшу. А на высоком обрывистом берегу Заволжья, он основал Городец-Радилов.

Название это связывают с древнерусским наименованием Волги – Ра. Не исключено, что это так и есть. Но с самого основания у Городца-Радилова было и другое название - Малый Китеж. Где находился Большой Китеж, не знает никто, так же, как никто не знает местоположения озера Светлояр. Но, судя по всему, и Светлояр, и Большой Китеж находились неподалеку от Малого Китежа.

Городец-Радилов быстро развивался, со временем став центром княжества. Здесь была основана монашеская обитель - знаменитый впоследствии Феодоровский монастырь. Так Городец стал и оплотом обращения в Православие многочисленные поволжских языческих племен. Росли ремесла - гончарное, оружейное, ювелирное, ткачество и прядение. Внук Юрия Долгорукого, князь Георгий Всеволодович три года княжил в Городце. При нем, кстати, был основан и Нижний Новгород к югу от Малого Китежа.

Но наступил страшный для нашей Родины 1238 год. Нашествие не обошло стороной и Городец-Радилов. «Татарове, взяша град, пожгоша его, монастыри и церкви, и княжьи и жилых людей дворы предаша тому же пламени, а что людей старых и молодых, слепых и глухих то все иссекоша, а иных же мужей, жен и детей емше, и овых рассечаху мечами, а овых стреляху стрелами, а некоих вметаху в огонь, а прочих людей, босых и бескровно издыхающих от мраза, сведоша в полон в страны своя».

Самое удивительное, что бросается в глаза в русских летописях, это то, как быстро жители полностью истребленных городов восстанавливали их. Разве что только древняя Рязань не воскресла. Рязанью стал бывший город Переяславль-Рязанский. А так везде жители сразу брались за восстановление, и глядишь – через три-четыре года город вновь так же красив и крепок! То же и Городец. Прошло немного времени, и Малый Китеж вновь расцветал на высоком и живописном берегу Волги.

В отличие от Большого Китежа. 4 марта 1238 года в битве с татарами князь Георгий Всеволодович погиб - ушел в незримый Китеж, исчезнувший в водах озера Светлояр, которое и само растаяло. С тех пор его может найти и увидеть только по-настоящему чистый душою и сердцем человек.

Вспомним тяжелый год нашей недавней истории - 1993-й. Русские стреляют в русских. Страна стоит на грани гражданской войны. В центре Москвы танки бьют по Дому Советов. Озлобление в обществе готово перехлестнуться через край... И именно в этом году на высоком берегу Волги, в Городце, возносится прекрасный, несравненный памятник великому русскому святому - благоверному князю Александру Невскому. Словно в залог того, что князь Александр незримо явится к нам и не даст разразиться гражданской войне.

Памятник и впрямь впечатляющий. Все помнят образ Александра Невского, созданный художником Павлом Кориным - суровое обветренное лицо, тяжелые доспехи, мужественный взор светло-голубых глаз... Только одно странно - на картине изображен человек лет тридцати, а то и больше. В то время как Александру, когда он громил на Неве шведов, было всего двадцать лет, а в Ледовом побоище на Чудском озере - двадцать два года. Это был юноша. Рано возросший, рано принявший на себя тяжкий крест вождя русского, но - юноша. Именно таким воплотил его скульптор И.И.Лукин в городецком памятнике. Александр стоит в легком доспехе, левая рука опирается на высокий щит с изображенным на нем православным крестом, правая держит значок - на высоком древке небольшое знамя со Спасом Нерукотворным и тремя косицами. Вид его так же суров, как на коринской картине, но лицо - значительно моложе. Памятник виден с Волги издалека, сразу привлекает внимание всякого, кто проплывает мимо Городца. Не кривя душой, можно смело сказать, что это лучший в России памятник Александру Невскому.

Городец непосредственно связан с именем благоверного князя. Во время Ледового побоища Александр находился на Вороньем Камне - это была высокая скала на одном из островов Чудского озера. И назывался сей остров - Городец. А в Городец на Волге умирающий Александр был привезен в 1263 году. Здесь он принял схиму в Феодоровском монастыре под именем Алексия, здесь и скончался. И вновь удивительное совпадение - Переславль-Залесский, в котором Александр Ярославич появился на свет, и Городец-Радилов, где он умер, оба эти города были основаны Юрием Долгоруким осенью одного и того же, 1152 года. Таким образом, прадед Александра одновременно основал и колыбель своему великому правнуку, и смертный одр.

Увы, Феодоровский монастырь, эта русская святыня, не уцелел. Большевики уничтожили его со всеми его красивейшими зданиями, храмами и колокольней, равной колокольне Ивана Великого. Но городчане верят, что когда-нибудь начнется его восстановление. На торжествах, посвященных юбилею Городца, было заложено основание восстановлению Свято-Троицкого собора. Глава местного самоуправления Е.П.Мухин немало затратил средств и стараний для того, чтобы преобразить Городец к юбилею. И обновились свежей краской все бесчисленные городецкие наличники. А город особо славится своей изысканной деревянной резьбой. Он весь состоит из домов, украшенных всевозможными деревянными узорами, в которые вплетаются изображения русалок, водяных, каких-то «фараонок», рыб, зверей, птиц. Славятся издавна городецкая вышивка и городецкая роспись.

В программу торжеств входило и открытие памятника русскому купечеству. Благодаря крепким в вере и трудолюбивым купцам Городец-Радилов процветал в течение многих столетий, сохраняя свое целомудрие, достоинство и крепость. Молодой скульптор С.Г.Полегаев изобразил на памятнике благовидного, стройного купца, который левой рукой открывает ларец, а в правой держит церковку. Быть может, он станет залогом возрождения тех времен, когда русские купцы, промышленники и предприниматели копили и умножали богатства не для того, чтобы где-то в иных землях строить себе пышные убежища, куда можно будет улизнуть, случись что, а богатели для того, чтобы здесь, на своей родной земле, строить дома, пристани, дворцы и церкви - истинные убежища человека на земле!

Когда светит яркое осеннее солнце, и ты ходишь по улочкам Городца мимо испещренных великолепной резьбой домов, кажется, будто ты и впрямь оказался в том самом - мифическом Китеже.
3. Русская Атлантида.

Атлантида была материком, который погрузился в океан, наказанный богами за то, что жители его погрязли в грехах. Легенда о граде Китеже — правда, к грехам она не имеет никакого отношения, скорее даже напротив — причины затопления этого города следует искать в духовной чистоте его жителей.

Только праведники и святые могут увидеть этот город. Только истинно верующий достоин слышать перезвон его колоколов. Град Китеж. Город-легенда. До сих пор множество православных христиан собирается, чтобы совершить паломничество на озеро, в глубинах которого якобы покоится легендарный город. Прошли столетия, но люди все равно стремятся сюда. Они верят в то, что Китеж стоит на дне озера, и вера их непоколебима.

Так почему же так популярна легенда о граде Китеже? Почему люди не могут забыть об этом месте?

Единственные намеки на реальное существование Китежа можно найти в книге «Китежский летописец». По мнению ученых, эта книга была написана в конце 17 века.

Если верить ей, град Китеж построил великий русский Князь Юрий Всеволодович Владимирский в конце 12 века. Согласно легенде князь, возвращаясь из путешествия в Новгород, по пути остановился возле озера Светлояр — отдохнуть. Но толком отдохнуть ему не удалось: князь был пленен красотой тех мест. Сразу же повелел он построить на берегу озера град Большой Китеж.





Такие дома могли быть в Китеже.

За дело принялись немедленно. Длина построенного города составила 200 саженей (прямая сажень — расстояние между концами пальцев, раскинутых в разные стороны рук, приблизительно 1,6 метра), ширина — 100. Соорудили также несколько церквей, а по случаю лучшие мастера принялись «писать образа».

Церквей много, икон тоже — что еще нужно простому русскому человеку? Город не замедлили прозвать «святым», и народ потянулся к озеру Светлый Яр.

Но то были времена, не лучшим образом приспособленные для мирного существования. Раздоры между княжествами, набеги татар и болгар, лесные хищники — за городские стены редкий человек решался выбраться без оружия.

В 1237 году на территорию Руси вторглись монголо-татары под руководством хана Батыя.

А теперь забудем на время о легенде и вспомним историю.

Первым нападению подверглись рязанские князья. Они пытались обратиться за помощью к князю Юрию Владимирскому, но получили отказ. Татары разорили Рязань без труда; затем двинулись на Владимирское княжество.

Посланный Юрием сын Всеволод был разбит у Коломны и бежал во Владимир. Татары захватили Москву и взяли в плен другого сына Юрия — князя Владимира. Князь Юрий, когда узнал об этом, оставил столицу на сыновей Мстислава и Всеволода. Отправился собирать войска.

Он разбил лагерь неподалеку от Ростова на реке Сить и стал ждать своих братьев Ярослава и Святослава. В отсутствие великого князя 3-7 февраля были взяты и разорены Владимир и Суздаль, в огне пожара погибла семья Юрия Всеволодовича.

Князь успел узнать о гибели семьи. Дальнейшая его судьба была еще более незавидной: Юрий погиб 4 марта 1238 года в битве с войсками Батыя на реке Сить. Ростовский епископ Кирилл отыскал на поле битвы обезглавленное тело князя и увез его в Ростов. Позже отыскали и присоединили к телу голову [3, c. 163].

Здесь заканчиваются факты, которые подтверждены учеными. Вернемся к легенде.

Батый услыхал о богатствах, что хранились в граде Китеже, и послал часть войска на святой город. Отряд был небольшой — Батый не ожидал сопротивления.

Войска шли на Китеж через лес, а по пути прорубали просеку. Вел татар предатель Гришка Кутерьма. Его взяли в соседнем городе, Малом Китеже (нынешний Городец). Гришка не выдержал пыток и согласился указать путь к святому Граду. Увы, Сусанина из Кутерьмы не получилось: Гришка привел татар к Китежу.

В тот страшный день неподалеку от города несли дозор три китежских богатыря. Они первыми увидели врагов. Перед битвой один из воинов сказал сыну, чтоб он бежал в Китеж и предупредил горожан.

Мальчик кинулся к городским воротам, но злая стрела татарина догнала его. Однако смелый парнишка не упал. Со стрелой в спине добежал он до стен и успел крикнуть: «Враги!», и только потом упал замертво.

Богатыри тем временем пытались сдержать ханское воинство. Не выжил никто. По преданию, на том месте, где погибли три богатыря, появился святой ключ Кибелек — он бьет до сих пор [1, c. 185].

Другой вариант легенды гласит, что сам Георгий Победоносец спустился на землю, чтобы помочь защитникам Китежа. Но конь Георгия споткнулся. Понял тогда святой, что спасение Китежа — не его задача. И отступил. А в том месте, куда провалилось копыто коня, и забил святой источник Кибелек.

Монголо-татары осадили город. Горожане понимали, что шансов нет. Горстка народа против хорошо вооруженной и организованной армии Батыя — это верная гибель. Тем не менее без боя горожане сдаваться не собирались. Они вышли на стены, с оружием, а также иконами и крестами в руках. Люди молились с вечера и всю ночь напролет. Татары же ожидали утра, чтобы начать атаку.

И свершилось чудо: зазвонили вдруг церковные колокола, затряслась земля, и на глазах изумленных татар Китеж стал погружаться в воды озера Светлояр [1, c. 186].

Легенда неоднозначна. И люди трактуют ее по-разному. Кто-то утверждает, что Китеж ушел под воду, кто-то — что он погрузился в землю. Есть приверженцы теории, будто город от татар закрыли горы. Другие считают, что он поднялся в небо. Но самая интересная теория гласит, что Китеж попросту стал невидимым. Непонятно, правда, почему тогда на город до сих пор никто не натолкнулся случайно.

Пораженные мощью «русского чуда», татары бросились бежать кто куда. Но божий гнев настиг их: кого звери пожрали, кто в лесу заблудился или просто пропал без вести, уведенный таинственной силой.

Город же исчез. Согласно легенде, он должен «проявиться» в день Страшного Суда. В тот день, когда мертвые восстанут из могил, поднимется из воды и Китеж.



Возможно, именно так вы можете увидеть Китеж в наши дни.

Но увидеть его и даже достичь можно уже сейчас. Человек, в котором нет греха, различит отражение церковных маковок и белокаменных стен в водах озера Светлояр.

Перенесемся теперь во времена, близкие к нашему веку.

Легенда о граде Китеже взволновала умы интеллигенции. Прежде всего, литераторов, музыкантов и художников.

Писатель 19 века Павел Мельников-Печерский, вдохновленный озером Светлояр, рассказал его легенду в романе «В лесах», а также в повести «Гриша». Озеро посещали Максим Горький (очерк «Бугров»), Владимир Короленко (очерковый цикл «В пустынных местах»), Михаил Пришвин (очерк «Светлое озеро»).

О загадочном городе написал оперу «Сказание о невидимом граде Китеже» Николай Римский-Корсаков. Озеро рисовали художники Николай Ромадин, Илья Глазунов и многие другие. Поэты Ахматова и Цветаева упоминают в своем творчестве град Китеж.

В наши дни легендой о Китеже заинтересовались фантасты и особенно авторы фэнтези. Понятно, почему: образ потаенного города романтичен и как нельзя лучше вписывается в фантастическое произведение. Из произведений подобного толка можно назвать, например, рассказ «Молоты Китежа» Ника Перумова и «Красное смещение» Евгения Гуляковского.




«Невидимый град Китеж — русский рай». Художник Фанталов.
В советском фильме «Чародеи», который был снят по мотивам романа Стругацких «Понедельник начинается в субботу», работник фабрики музыкальных инструментов едет в сказочный Китеж. Он хочет спасти от злых чар невесту, и оказывается в царстве добрых и злых волшебников.

Естественно, не обошли вниманием загадку Китежа и ученые. На озеро Светлояр отправлялись экспедиции, причем не один раз.

Бурение у берегов озера ничего не дало. Ничем окончились и поиски археологов. На подступах к озеру следов загадочного города не было. В 70-х годах прошлого века экспедицию снаряжала «Литературная газета»: на дно спускались подготовленные водолазы. Работа их была непростой, так как глубина озера больше 30 метров. На дне много коряг и затонувших деревьев.

Неопровержимых доказательств существования города, к сожалению, они не нашли.

Для верующих этот факт, конечно, ничего не значит. Известно, что нечестивцам Китеж не откроет своих тайн.

Появились гипотезы, что Китеж находился вовсе не на озере Светлояр. Сразу же возникли другие предполагаемые места «обитания» святого града — поговаривали даже о Китае (якобы Китеж и легендарная Шамбала — это одно и то же место).

В наши времена ученые забыли о Китеже — не до того стало. Зато легендой одно время спекулировали бизнесмены, которые надеялись превратить сказания в источник самофинансирования.

В настоящее время территория озера охраняется государством. Озеро и окрестности входят в состав заповедника, который находится под защитой ЮНЕСКО.

Ежегодно 6 июля в день Владимирской иконы Божией Матери православные верующие совершают крестный ход от Владимирского храма в селе Владимирском до часовни во имя Казанской иконы Божией Матери. Часовня была построена неподалеку от озера Светлояр в конце 1990-х годов.

Православные молятся на берегу озера. Кто-то тайком разглядывает свое отражение в озере — не мелькнет ли Китеж? Некоторые верят, что земля, собранная в святом месте, лечит недуги. Они берут ее на могилах «убиенных богатырей», а затем относят домой вместе с пластиковыми бутылками, в которых плещется вода из святого источника.

Существует поверье, что вода из озера Светлояр не испортится, даже если простоит в бутыли несколько лет.

Град Китеж — это символ чего-то недоступного, но желанного. Это райское место, куда праведники могут бежать от невзгод жестокого мира. Неважно, существовал ли Китеж — красивая легенда дает надежду отчаявшимся. И в прошлом на поиски благодатной земли бежали крестьяне-лапотники, и сейчас находятся фанатики, которые уходят в нижегородские леса, где прячутся от современной жизни.

Китеж — это русская утопия. Это место, где в кисельных берегах текут молочные реки. Для многих — это страна Фантазия, сказочное государство, в котором правят добро и справедливость. Самое важное в Китежской утопии то, что людям в любом случае нужен такой город. И если б не было этой легенды, они бы выдумали другую. Людям необходима вера в то, что можно убежать из этого, полного боли и отчаянья, мира. Люди нуждаются в месте, куда можно бежать. Хотя бы в мыслях. И этим местом стал священный русский град Китеж.

4. Китеж как природная и культурная святыня.

В лесном Заволжье верят – Китеж цел, только невидим для простого смертного. Легенда про праведный город приводила на берег Светлояра замечательных людей. Павел Мельников-Печерский, вдохновленный встречей с озером, рассказал его легенду в романе «В лесах», в повести «Гриша». Известный журналист Александр Гациский, один из первых редакторов первой местной газеты «Нижегородские губернские ведомости» написал об озере очерк. Здесь были М. Горький (о Светлояре говорится в его очерке «Бугров»), Владимир Короленко (очерковый цикл «В пустынным местах»), Михаил Пришвин (очерк «Светлое озеро»). К тайне прикоснулись эстеты начала ХХ века Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский. О граде Китеже написал оперу Николай Римский-Корсаков, озеро рисовали Николай Ромадин, Илья Глазунов...

Но откуда взялась знаменитая легенда? Когда она возникла? Когда стала известной в России?

Этот вопрос пытались решить многие исследователи. Были среди них геологи и археологи. Казалось бы — проще простого: предположим, что город находится на дне озера, поищем его там, выясним, нет ли в ближайшей округе следов карста. И всё «встанет на свои места» [5, c. 60]. В Нижегородской области карст — не редкость. Случалось — проваливались под землю целые цеха, железнодорожный путь.

Нет — все результаты бурения у берегов озера показывали одно и то же: вблизи него породы, способные размываться, растворяться не обнаруживались. Ничем кончились и поиски археологов. Следов загадочного города не было ни на подступах к озеру, ни на его дне. А ведь специальную экспедицию в 70-х годах снаряжала «Литературная газета», опускались на дно водолазы. Работа их была непростой — глубина озера — больше 30 метров, много коряг и затонувших деревьев.

Мало пользы приносят и разыскания в старых изданиях, в архивах. Но может быть, есть настоящие древние летописи, которые упоминают град Китеж?

Как это ни странно, есть! Только говорится в них не про Китеж, а про «Китешку». Это один из вариантов названия села в нескольких километрах к востоку от древнего города Суздаля. Сейчас официально это — Кидекша. В неё, если остаётся время, заглядывают туристы: в селе целы домонгольские ещё церкви. А возле него — знаменитая река Нерль, в которую впадает маленькая Каменка, текущая через Суздаль.

Однако причём здесь Владимирская область, ведь это — четыре сотни километров от Светлояра?

Связь — самая серьёзная. Заглянув в историю Нижегородского Поволжья, мы обнаружим: истоки славянского населения этих мест — именно на владимирской земле. Сюда около тысячи лет тому назад добрались выходцы из Киевской Руси, обосновались здесь, построили крепости. И это стало этапом в движении славян на восток. Княжества Владимиро-Суздальской Руси вначале подчинили себе местное, тогда ещё финно-угорское население — мерю, известную по летописям, по археологическим находкам. Затем границы владений славянских князей вышли к Волге. Городец — древнейший из городов Нижегородского Поволжья, основывается как «пригород Суздаля», город маленький, судя по названию, и подчинённый ему.

Очень многое в истории значат дороги. Причём даже те, которые давно исчезли. Это сейчас главный путь на восток в этих местах пролегает южнее Суздаля — через Владимир, Вязники на Нижний Новгород. Но в начале минувшего тысячелетия дорога была другой. Южнее Суздаля начинались земли владимирских князей. Клязьма, в которую впадает Нерль, — лучший путь на восток — был для суздальцев «заграничным». И на Волгу ездили через современные земли Ивановской области, пересекали Уводь, Тезу, двигались болотами и борами края, который был известен в древности как Жары (отсюда фамилия его владельца — Пожарский). Можно предположить и то, что дорога эта была ещё древней, чем сам Суздаль. И принадлежала она мере. Часть этих людей ушла по ней за Волгу, ведь не все смогли терпеть соседей, заявлявших о своей власти, навязывавших свою веру. Лев Николаевич Гумилёв обнаружил в средневековых восточных документах упоминание о земле Меровии между Волгой, Унжей и Керженцом и приводит такое её название в своей работе «Древняя Русь и Великая Степь». Относится оно к ХIV веку. В более ранние времена археологи контур обжитых мерей земель рисуют западнее — не на левом, а на правом волжском берегу, и лишь костромские и ярославские левобережные леса были тоже мерянскими. Лингвисты и этнографы, анализируя язык и культуру северо-западных марийцев, живущих на краю Нижегородской области, в окрестностях Шаранги и Тоншаева, отмечают — в ней воплотились и черты мери: два родственных финно-угорских народа мирно встретились.

Что только не перевозили по старым дорогам! Случалось — слова. С левого берега Волги, из окрестностей Чкаловска, где когда-то жила меря, прямо в город Семёнов, находящийся сегодня в центре этой самой средневековой Меровии доставили сразу два названия — Пурех (село на правом берегу Волги и улица на окраине Семёнова) и Санахта (две одноимённые речки). Семёновцы убеждены — совпадение не случайно, это память переселенцев о родных местах. А название окрестной деревни Мериново, по общему мнению местных жителей, происходит «от племени такого», а никак не от «мерина» [7, c. 156].

Поверим пока семёновцам на слово. И продолжим искать в дебрях веков град Китеж.

«Мерянский язык» — книга киевского лингвиста академика Ореста Ткаченко, единственная удавшаяся попытка научными средствами восстановить формы исчезнувшего языка: цепляясь за названия, за диалектные слова, за местные фамилии. Открыв главу «Имя существительное», мы обнаружим: «-ешка» — это окончание направительного падежа множественного числа. Такого в русском нет, но перевести форму несложно: она отвечает на вопросы — «куда?» «к чему?». «Кит» — древний, известный во многих финно-угорских языках корень, обозначающий — «камень». «Китешка» — «К камням».

Удивительно, но та речка, через Суздаль текущая, — именно Каменка.

И впадает она в Нерль в Кидекше. А дно у неё в устье, действительно, каменистое, что редкость для Суздальского Ополья. Так что бежит речка, и правда, к камням.

А вдоль неё идёт старая дорога на восток. Та самая, по которой суздальцы достигали Волги, выходили к Городцу, как говорили в старину, «через несколько поприщ». Был такой обычай: на одной и той же дороге основывали города и сёла с одинаковыми именами. Только одни были Большой, Старый, Ближний — всё это синонимы. Другие, построенные позднее — Малый, Новый, Дальний — и эти слова в нашем случае имели одинаковые значения.

Городец — Малый Китеж. Если приехали первопоселенцы в него с запада (а это совершенно точно так), то на западе надо искать и Большой Китеж. Или — просто Китеж.

Хорошо известно, что природными святынями обычно становится всё поражающие воображение людей, но не ими созданное. Было чему удивиться человеку, который открыл Светлояр. Удивительная чистота и прозрачность воды — до сих пор её здесь пьют некипячёной. Необычная для в общем-то небольшого озера глубина — до 36 метров.

Непривычная растительность: вдоль северного берега Светлояра до сих пор можно найти виды, которые очень редки в лесном Заволжье или вообще встречаются только в тундре: рдест длиннейший, тростянка овсянничная, поражающая воображение росянка лапландская — растение, охотящееся на насекомых, орхидея лосняк Лезеля. Это след ледниковых времён, той отстоящей от нас почти на два десятка тысячелетий поры, когда земля к северу от Нижегородского Поволжья была скована ледовым панцирем, а в нынешней средней полосе была многолетняя мерзлота и недолго длилось холодное лето [5, c. 61].

И конечно, совсем необыкновенна красота Светлояра. Похож он, по словам писателей и на «чашу», и на «голубое око», обрамлённый праздничным, могучим лесом. Смотрятся в его светлые воды, взбегая на «горы» медовые сосны, покачиваются на их отражении кувшинки...

Природные святыни, как очень верно пронаблюдал философ Э. Шукуров, имеют свойство обязательно переходить из рук в руки, когда сменяют друг друга живущие возле них народы, когда в фаворе оказываются другие религии. И остаются именно святынями, где люди поклоняются, пусть совсем иным, но богам.

Такая смена народов и вер происходила в междуречье Керженца и Ветлуги в недавние времена. В ХVII веке в этом краю жили русские старообрядцы. А до них — финно-угры: марийцы, потомки мери. Само слово «Светлояр» — двуязычное. Если начало его вполне понятно на русском, то второй корень — «яр», «ер» — чисто марийский, обозначающий озеро. В Заволжье на марийских землях мы найдём массу подобных названий, принадлежащих именно озёрам: Нестиар, Кузьмияр, Когояр, Пижьяняр, Лужъяр, Кумъяр, Посьяр... Название Люнды с диалекта марийского языка переводят как «незаселённая». Рядом с Владимирским — деревня с тоже марийским названием Шурговаш — «лесной исток». Деревни Быдреевка, Быдрей, Пыдрей, получили имя от древнего марийского имени Бадри — «хороший, добрый». Пузеево имеет в корне тоже марийское имя, переводимое «ребёнок». Остались следы марийцев в этом краю. И их много [7, c. 175].

А вот древние предания, которые записаны были в деревнях возле Светлояра и, на первый взгляд, очень плохо увязываются со знаменитой легендой. «Раньше в наших лесах на берегу Люнды жили какие-то племена язычников. И на самом красивом высоком месте было у них капище — на горах, над Светлояром стояли дубовые идолы. Сюда молиться приходили богам своим... А уж как христианство пришло, порубили на берегу идолов, порубили священную дубовую рощу». Другое предание: «Марийцы вроде бы со старопрежних пор этими землями владели и деревни их по всей округе располагались. Но вот прошло какое-то время, и явились сюда к Светлояру с самой Московии русские князья, да не одни, а с попами. И стали они тут свои порядки наводить. Марийцам было приказано уйти со своих старых мест подальше в леса, в неудобные для жизни северные земли. Однако они не подчинились требованиям князей и попов. Более того, пришли марийцы на самый берег Светлояра и сказали, что умрут, но не покинут насиженных земель, земель своих отцов и дедов... Марийцы спустились к самой воде и сделали на берегу подкопы под корами. А землю над головами в только что вырытых пещерах они укрепили сделанными на живую нитку подпорками. Потом они собрали всех марийцев из окрестных деревень и тут же убрали подпорки из-под земляных крыш. Земля рухнула и засыпала непокорных людей...»[7, c.193]

Из давних глухих времён пришли в ХХ век эти рассказы. Семьсот—шестьсот лет назад в Заволжье шли казавшиеся бесконечными Черемисские войны. Историки редко пишут о них. У марийцев, отступавших в глубины тайги, об этой поре сохранились горькие, но размытые воспоминания. Русские летописи говорят об этих войнах вскользь, но из небольших замечаний несложно понять — за Волгой выжигались чужие деревни, их жителей, и в самом деле не желавших покоряться чужой власти, убивали. Документы прошлого рассказывают, с каким радостным неистовством жгли завоеватели священные рощи и деревья местных финнских народов, как рушили «языческие», «поганые» памятные знаки на их древних кладбищах.

Ответом были неожиданные нападения на русских ратников. Кто-то, а марийцы хорошо знали тайгу, были отличными охотниками, и подкараулить противника для них было несложно. Летописи донесли упоминания о ветлужском князе — кугузе по-марийски — Ош Пондаше, имя его переводится «белая борода». Много десятилетий правил он в заволжской тайге, был и отменным стратегом, и жрецом.

Нет удовольствия ворошить недобрую память, думать, кто прав был, кто виноват в этом длившемся несколько столетий противостоянии. Мы живём в другом, в новом мире, и союз марийцев с русскими скреплён уже другими веками — общего труда, общих военных походов. Он скреплён настоящей симпатией людей друг к другу — улыбками, дружбой, общими праздниками. И этими преданиями он скреплён тоже. Вспомнили их русские старики и рассказали уважительно: как не почитать людей, которые готовы были отдать за свою веру, за свой язык жизнь? Людей, которые тоже очень любили Светлояр...

В русских летописях есть долгое время остававшиеся загадкой упоминания о народе чуди. Называли её «белоглазой» за светлый взгляд. Знали, чудь — родня мере. И вот, говорят летописи, с приходом в её леса русских «ушла чудь под землю».

В своей работе «Прошлое марийского народа в их эпосе» замечательный йошкар-олинский учёный Виталий Акцорин сумел сопоставить эти летописные упоминания с древними преданиями марийцев о соседях, о родственных народах, которых называли «чудда» и «тютя» (слова однокоренные). Рассказывалось о том, что древние старики у этих народов или просто люди, тяготившиеся жизнью, рыли землянки — почти такие же, как жилища кудо. Но с очень непрочным, опирающимся на столбы потолком. Державшие его брёвна они убирали. Был такой обычай в прошлом и у самих марийцев, причём последний раз так ушёл от своих односельчан старик в деревне возле Санчурска, нынешнего посёлка в Кировской области, в начале ХХ века.

Виталий Акцорин сравнил эти рассказы марийцев о древних обычаях — собственных и соседних народов — с материалами раскопок, которые опубликовал ещё в конце ХIХ века известный русский археолог Александр Спицын: чудские могильники на севере России нередко оставляли странное ощущение — казалось, что перед исследователем землянки, где на живых ещё людей обрушились бревна потолка и тяжёлая лежавшая на них почва [3, c.159].

Ушли под землю праведными, непокорёнными, не изменившими своим богам прежние хозяева дальних заволжских лесов. Ведь именно об этом рассказывает и древняя Китежская легенда: она о городе, который стал подземным, был накрыт холмами с лесом, озёрной водой, чтобы жители его спаслись от чужеземного поругания, сохранили свои святыни.

А само озеро, как это всегда случается с настоящими природными святынями, перешло в руки следующих хозяев. Это были уже русские поселенцы — совсем не похожие на тех, кто жил в керженской тайге до них, верившие не в Доброго Великого Бого — Поро Кугу Юмо, не в лесных богов, которые владели деревьями, зверями, птицами, водами этой земли.

Удивительное озеро бежавшим в этот край старобрядцам требовалась не меньше, чем их предшественникам. Потому что, только владея таким чудом, любя его, можно с полным правом говорить соседям: «Мы есть! У нас — своя вера, своя земля, свои святыни!» Так всегда бывает в истории людей. И этим чувством — утверждения своей веры, своих представлений о мире — полна статья семёновского старобрядца Степана Меледина «Китеж на Светлояром озере», статья, открываюая собой длинную вереницу публикаций о природном чуде и всём, что связано с ним в народной памяти.

Официальная православная церковь не удержалась в своё время от попыток в пику старообрядцам уничтожить «светлоярские соблазны и суеверия», по которым в 1836 году вела «Дело об уничтожении часовни, построенной без разрешения начальства, и об опровержении летописца об этом озере и граде Китеже». Протоиерей Смирнов обличал «раскол», негодовал против его святыни. Но в донесении его мы обнаруживаем слова: «Тут совершаются мольбы, обожаются сами деревья, приносятся им жертвы... Они представляют сущее подобие черемисских (марийских) кереметей» [2, c.81]. Выходит, традиции передавались не просто из поколения к поколению — от народа к народу.

Прошло полтора века с небольшим, и митрополит Нижегородский и Арзамасский уже служил торжественный молебен на берегу озера, освящал рядом с ним часовню. Православная церковь «приняла» Светлояр и почитает его уже не местом «идолопоклонничества», «соблазнов», а своей святыней.

Тем временем летом на берегу происходит удивительное. Нет — град Китеж не поднимается из чистых озёрных вод. Просто у Cветлояра собираются теперь люди, которые вряд ли пока могут найти общий язык между собой. Одни проповедуют здесь идеи Рериха. Другие разыгрывают на берегах озера целые битвы из культовых фантастических книг Толкиена...

Никто не знает, куда мы идём. Но мы остаёмся людьми, пока нам требуются святыни.

Заключение.

В ходе проделанной работы можно прийти к следующим выводам:

- Легенда о граде Китеже гласит, что во время монголо-татарского нашествия под воду озера Светлояр ушел целый город Китеж — весь, вместе с его защитниками, вместе со стариками и детьми. Но, в отличие от других мифических погибших городов, Китеж не пострадал за грехи его жителей — напротив, считается, что божественное вмешательство скрыло его от глаз неприятеля на сотни, а может быть, и тысячи лет.

- Легенда о граде Китеже имеет немало общего с легендой об Атлантиде. В самом деле: диалоги «Тимей» и «Критий» Платона — фактически единственные источники; в которых мы читаем об Атлантиде. «Книга глаголемая летописец» — единственное письменное произведение, из которого мы узнаем о Китеже. И Атлантида, и Китеж перед своей гибелью подверглись сокрушительному нашествию иноземцев; И Атлантида, и Китеж погрузились, под воду. И еще — о существовании страны, погибшей в пучине океана, так же как и о существовании города, исчезнувшего в центре России, нет ни единого археологического доказательства, ни единой строчки в подлинно исторических документах.

- Китеж стал символом веры в неумирающую Россию, в нетленность русской культуры, в конечную победу над всеми бедствиями. Он трогает всех, в ком живы чувства патриотизма и красоты. Невидимый град Китеж — это символ русской святости, образ «земного рая», в который может попасть каждый человек, всем сердцем верующий в Бога и жаждущий спасения души. И в этом смысле «Легенда о граде Китеже» отразила и выразила очень важную черту как русского самосознания вообще, так и русской религиозно-философской мысли — мечту о рае на земле, желание устроить Царство Небесное уже в земной жизни. Только праведники и святые могут увидеть этот город. Только истинно верующий достоин слышать перезвон его колоколов. До сих пор множество православных христиан собирается, чтобы совершить паломничество на озеро, в глубинах которого якобы покоится легендарный город. Прошли столетия, но люди все равно стремятся сюда. Они верят в то, что Китеж стоит на дне озера, и вера их непоколебима.

Список литературы.

1. Воронцова Л. М., Орлов А. С. — Китежская легенда // Вопросы истории. — 1985. — № 10 — с.183—187

2. Град Китеж / Сост. В.Н.Морохин. — Горький: Волго-Вятское кн. изд., - 1985, - 267 с.

3. Град Китеж, озеро Светлояр в русской культуре. — Н. Новгород, - 1995, - 291 с.

4. Град Китеж, озеро Светлояр в русской культуре. Слово нижегородских исследователей. Нижний Новгород 1995. Сборник докладов.

5. Легенды и жизнь Светлояра. Заповедные места Горьковской области. - Нижний Новгород, Волго-Вятское издательство, 1991, с. 59—63.

6. Морохин Н.В. Нижегородский топонимический словарь. — Н. Новгород: Китиздат, - 1997, - 389 с.

7. Ткаченко О.Б. Мерянский язык. — Киев: Наукова думка, - 1985, - 224 с.

8. Владимир Христофоров. Долгая дорога к Светлояру. http://litrossia-shop.strade.ru/litrossia/viewitem?item_id=18849

9. Город Китеж и озеро Светлояр.

http://museum.nnov.ru/CultTour/comm/route.phtml?rid=28

10. Сегень А. Где находится Китеж? http://voskres.ru/sp/news/n021013.htm



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации