Грибоедов А.С. Жизнь и творчество - файл n1.doc

Грибоедов А.С. Жизнь и творчество
скачать (92 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc92kb.20.11.2012 06:38скачать

n1.doc

Лекция 5.

Жизнь и творчество А.С. Грибоедова
План

  1. Начало жизненного и творческого пути.

  2. «Горе от ума»: историческое содержание комедии.

  3. Образ Чацкого.

  4. Реализм комедии «Горе от ума».

  5. Замыслы трагедий.




  1. Начало жизненного и творческого пути.

«Отечество, сродство и дом мой в Москве», - говорил Грибоедов. Он родился 4 января 1795 г. в семье офицера русской гвардии С.И. Грибоедова. Семи лет Александр Сергеевич был отдан в Московский пансион. Одиннадцати лет Грибоедов — студент Московс­кого университета. По отзыву его ближайшего друга С.Н. Бегичева, Грибоедов учился «страстно», с блестящими успехами. Духовные ин­тересы юного студента были широки и многообразны. Окончив сло­весное отделение философского факультета, он поступил на юриди­ческое отделение. В 1810 г. будущий писатель начал учиться на естест­венно-математическом факультете, что было делом необычайным для дворянской молодежи. Грибоедов превосходно знал французский, не­мецкий, английский и итальянский языки.

Еще в студенческие годы началось увлечение театром и лите­ратурой. Бегичев вспоминал, что «на пятнадцатом году его жизни обозначалось уже, что решительное его призвание — поэзия». В 1810 г. Грибоедов написал не дошедшую до нас пьесу — пародию на трагедию Озерова «Димитрий Донской».

В период пребывания в университете формируется и свободо­мыслие Грибоедова. Он читает произведения Радищева, Новико­ва, Фонвизина, Княжнина. Как и лицеист Пушкин, Грибоедов был хорошо знаком с французской просветительской философией XVIII в. и впоследствии в одном из своих писем нарисовал яркий образ Вольтера. В будущем авторе «Горя от ума» рано пробужда­ются чувства личного достоинства и неприязнь к барской среде, крепостническим нравам.

1812 г. вызвал у Грибоедова большой подъем патриотических чувств, воодушевлявших его в продолжение всей жизни и дея­тельности.

Летом 1814 г. Грибоедов выступил как военный писатель-пуб­лицист сначала с «Письмом из Брест-Литовска к издателю» («Вестник Европы») об офицерском празднестве, а затем со стать­ей «О кавалерийских резервах».

Еще в бытность на военной службе Грибоедов написал свою первую комедию — «Молодые супруги» (1814). В Петербурге он целиком отдается литературной деятельности. Написанные им в 1814—1817 гг. пьесы «Молодые супруги» и «Притворная невер­ность» (в содружестве с А.А. Жандром), представлявшие собой вольный перевод с французского, — образчики традиционной свет­ской комедии. К 1817 г. относится знакомство Грибоедова с Пуш­киным.


  1. «Горе от ума»: историческое содержание комедии.

Замысел «Горя от ума», по-видимому, возникает у Грибоедова в 1816 г. Непосредственно к работе над комедией драматург приступил позднее. Два акта на­писаны им во время пребывания на Кавказе в 1821—1822 гг.

В Петербурге осенью 1824 г. работа была закончена, но и в 1825 г., вплоть до своего возвращения из отпуска, писатель вно­сил в текст комедии отдельные поправки.

Историческое содержание комедии. «Горе от ума» — одно из самых злободневных произведений русской драматургии, блестя­щий пример тесной связи литературы и общественной жизни, об­разец умения писателя в художественно совершенной форме от­кликнуться на актуальные явления современности.

На первом плане в «Горе от ума» — барская Москва. Но в раз­говорах, репликах персонажей возникают и облик столичного ми­нистерского Петербурга, и саратовская глушь, где живет тетка Софьи, и «необозримые равнины», «все та же глушь и степь» ши­роких просторов России, которые представляются воображению Чацкого. В комедии выступают люди самого различного общест­венного положения: от Фамусова и Хлестовой, представителей московского барства, до крепостных слуг. А в обличительных ре­чах Чацкого звучит голос всей передовой России.

Содержание «Горя от ума» раскрывает прежде всего столкно­вение двух больших эпох русской жизни — «века нынешнего» и «века минувшего». В сознании передовых людей того времени ис­торическим рубежом между ними была Отечественная война 1812 г. — пожар Москвы, разгром Наполеона, возвращение армии из заграничных походов. Отзвуки этих событий наполняют и «Горе от ума». В комедии показано, что столкновение «века нынешнего» с «веком минувшим» было выражением борьбы двух политичес­ких лагерей, сложившихся в русском обществе после Отечествен­ной войны, — лагеря феодальной реакции, защитников крепост­ного строя в лице Фамусова, Скалозуба и других, и лагеря пере­довой дворянской молодежи, облик которой воплощен Грибоедовым в Чацком.

Фамусовское общество имеет свою идеологию, устоявшийся быт, свои, конечно, крепостнические и все же проникнутые ис­кренним убеждением в превосходстве взгляды. Уверено, что ино­го образа жизни, иных жизненных стремлений, кроме богатства, высокого положения в обществе, власти и влияния, быть не мо­жет у всякого здравомыслящего человека.

Историческое содержание комедии существенно дополняется образом Молчалина. Создавая характер Молчалина, Грибоедов показал растлевающее влияние крепостническо-чиновничьей мо­рали на развитие и поведение человека, зависимого от фамусовс­кого общества. Молчалин стал нарицательным обозначением пош­лости и лакейства. Совершая подлый поступок, он даже не пони­мает, что это подлость. Он искренне уверен, что в маленьких чи­нах «не должно сметь // Свое суждение иметь».

Молчалин вырос в символ рабского молчания, к которому стре­мились приучить Россию сначала Аракчеев («Ведь нынче любят бессловесных», — говорит Чацкий), а затем Николай I, неукос­нительно проводивший в своей политике принцип «повиноваться, а не рассуждать, и мнения свои держать при себе». Именно в его время скалозубовщина и молчалинство расцвели пышным цветом.

Новые исторические веяния почувствовал Грибоедов в лич­ности русской девушки. Его Софья также переживает свое «горе от ума». Софья в ужасе от того, что отец прочит ей в женихи Скалозуба, который «слова умного не выго­ворил сроду». Однако ей чужда и неприятна беспощадно логичная, острая мысль Чацкого. Софья слишком полна «чувстви­тельности». Она воспитывалась в век Карамзина и Жуковского. Ее идеал — робкий, мечтательный юноша, образ которого рисова­ла сентиментально-романтическая литература конца XVIII — на­чала XIX в. Отсюда идеализация ею Молчалина. Образом Софьи Грибоедов показал, как незаурядная девушка порабощена фамусовщиной, губящей все живое. Образ барской Москвы дан в комедии во всей своей конкретно-исторической полноте и рельефности.


  1. Образ Чацкого.

Лагерю крепостнической реакции, защитни­кам феодальной старины, врагам свободомыслия и просвещения противопоставлен в комедии Чацкий. Он «в противуречии с об­ществом», — указывает сам Грибоедов. В глазах совре­менников и последующих поколений Чацкий чаще всего связы­вается с декабристами.

Грибоедов первый в русской литературе сумел создать реалис­тический образ положительного героя своего времени. Речи Чац­кого воспринимались как агитационные, как изложение обществен­ной программы. В этом смысле еще современная критика спра­ведливо называла «Горе от ума» политической комедией.

Свободолюбие Чацкого формировалось в тех же условиях, что и у декабристов. Его биография типична для передовой дворянс­кой молодежи 10—20-х годов.

«Высокие думы» для него были выше всего. Сначала он едет путешествовать, надолго оставляя Софью, а позднее не задумываясь идет на резкое столкновение с Фамусовым, хотя понимает, что это грозит ему потерей Софьи. В этом высоком понимании общественного долга — одна из светлых и сильных сторон лич­ности Чацкого.

Чацкий по­падает в столицу как раз в ту пору, когда там зарождалось движе­ние либералистов, сначала еще неопределенное по программе и планам, но полное вольнолюбивых надежд и свободомыслия. В этой обстановке и сложились взгляды, стремления и ум Чацкого.

Он интересовался литературой. Даже в Москву до Фамусова дошли слухи, что Чацкий «славно пишет, переводит». Увлечение литературой было типичным для свободомыслящей дворянской молодежи. Вместе с тем Чацкого увлекает общественная деятель­ность. У него возникает «с министрами связь». Однако ненадолго. В комедии ясно сказано, что «с министрами связь» закончилась у Чацкого разрывом («потом разрыв»). Таких примеров «неуспеха по службе» у передовых людей из дворянской молодежи было множество. Чацкий хотел служить, но делу, а не лицам: «Служить бы рад, прислуживаться тошно».

После этого Чацкий отправился в деревню. Здесь он, по сло­вам Фамусова, «наблажил». Очевидно, эта «блажь», приведшая к «оплошному управлению» имением, означала гуманное отноше­ние к крепостному крестьянству и прогрессивные хозяйственные реформы. Возможно, что Чацкий, подобно Евгению Онегину, гнет барщины «оброком легким заменил».

Затем Чацкий уехал за границу. Биография грибоедовского героя свиде­тельствует, что еще до своего путешествия за границу он идейно сложился. Высокие стремления Чацкого проявились задолго до отъезда из Москвы. Его любовь к «высокому», вольнолюбие по­рождены русской действительностью. Они — выражение его пат­риотических чувств, благородной вражды к барским нравам, к кре­постнической морали. Подобно самому Грибоедову, он видит «не наслажденье жизни цель», а служение родине.

Таким образом, Грибоедов впервые в русской литературе рас­крыл национально-исторические истоки русского освободитель­ного движения 20-х годов.

В комедии мы встречаемся уже со зрелым Чацким, у него сло­жившиеся идеи, определенные нравственные требования. Чац­кий — гуманист, защитник свободы и независимости личности. Рабство, крепостничество вызывают в нем резкий, решительный протест.

Антикрепостническая идеология Чацкого проявляется в высо­кой оценке характера, нравственных качеств закрепощенного на­рода. В противовес клеветническим утверждениям помещиков-кре­постников о крепостном крестьянстве Чацкий говорит о бодром, умном, свободолюбивом народе.

В «Горе от ума» сформулирована идея национальной самосто­ятельности русского народа и решительно отвергнута мысль о под­чинении культурного развития России иноземному влиянию. Рез­кий протест Чацкого вызывает дворянское низкопоклонство пе­ред всем иностранным.

Понятие подлинной чести патриота, истинного сына отечества неразрывно связывалось у грибоедовского героя с же­ланием вольности, с ненавистью к самовластью, к крепостникам-вельможам, которые, будучи «грабительством богаты», выдавали себя за отцов отечества.

Рабской морали Фамусовых и Молчалиных Чацкий противопо­ставляет высокое понимание чести и долга, общественной роли и обязанностей человека. Свободный и самостоятельный образ мыслей вместо безмолвного преклонения перед «мнениями чужими», независимость и гордое достоинство вместо низкопоклонства и лести перед высшими, служение делу, а не лицам во имя чести и блага родины — таковы моральные принципы Чацкого.

В личности Чацкого, во всем его психологическом облике, в страстной вере в силу убеждения, в пламенном и возвышенном красноречии многое от гражданственного романтизма 20-х годов. Глубоко ошибочно истолкование Чацкого как образа «лишнего человека», беспочвенного мечтателя, одинокого протестанта. Сам Чацкий чувствовал себя человеком «нынешнего века» и отнюдь не сознавал себя одиноким. В знаменитом своем монологе «А судьи кто?..» он выступает от имени нового поколения: «Где? укажите нам, отечества отцы...», «Вот уважать кого должны мы на безлюдьи! Вот наши строгие ценители и судьи!». Кто это — «мы»? Кого здесь имел в виду Чацкий? «Судьям», которые непримири­мы к «свободной жизни», он противопоставляет молодое поколе­ние, идущее другими путями. Вот образ «одного из нас», молодых людей. Как представляет себя грибоедовский герой, это

... враг исканий...

Не требуя ни мест, ни повышенья в чин,

В науки он вперит ум, алчущий познаний,

Или в душе его сам Бог возбудит жар

К искусствам творческим, высоким и прекрасным...

Среди «алчущих познаний» был и двоюродный брат Скалозу­ба, отказавшийся от чинов и отправившийся в деревню «книги читать», и князь Федор, химик и ботаник, который «чинов не хо­чет знать» и чуждается пустой светской среды, и профессора пе­дагогического института, упражняющиеся «в расколах и в безверьи», и та молодежь, от имени которой говорит все время Чац­кий. За Чацким стояло целое поколение передовой русской моло­дежи.

Романтическое вольнолюбие Чацкого, его вера в людей, в силу разума, в близость свободы сталкиваются с реальной крепостни­ческой действительностью, со страшным миром Фамусовых и молчалиных. С горячим сочувствием раскрывает автор и личную, и общественную драму своего героя.

Драма Чацкого типична для того периода русской жизни, кото­рый начался с национально-патриотического подъема 1812— 1815 гг. и закончился резким усилением крепостнической реак­ции в самом начале 20-х годов. Это время отличается, с одной стороны, пылким увлечением передовых кругов дворянской мо­лодежи свободомыслием, надеждами на скорые изменения в рус­ской общественной жизни, а с другой — неясностью, незрелостью общественно-политической программы, случайностью, неопреде­ленностью участия в этом движении многих либералов, отказав­шихся впоследствии от своего свободомыслия.

Всеобщее воодушевление и вольнолюбивые поэтические меч­тания столкнулись с суровой прозой реакционно-крепостничес­кой действительности. Многим стала ясна вся иллюзорность на­дежд и упований на возможность «свободы просвещенной» и ско­рого падения рабства в России. Психологически и морально этот исторический момент выразился у представителей передовой дво­рянской молодежи в смене мечтательных и прекраснодушных на­строений горечью разочарования в лучших чувствах и надеждах. В художественном изображении этого кризиса прежде всего и заклю­чается конкретно-исторический смысл духовной драмы Чацкого.

Но историческое значение комедии, изображавшей столкновение двух общественно-политических лагерей, более широко. Конфликт пьесы раскрывал типические черты, социально-историческую сущ­ность, силу и слабость самого дворянского освободительного движе­ния. Драма Чацкого была отражением еще более широкого общеев­ропейского явления. Он терпит горе от своего ума, глубокого в сво­ем критическом отношении к эгоистическому и неразумному миру Фамусовых и скалозубов, но еще слабого в определении правильных путей и действенных методов борьбы за преобразование действи­тельности. Как уже указывалось, он был подлинным представителем века Просвещения и причины уродливости жизни видел в неразум­ности общества. Он верил в то, что крепостной строй можно изме­нить и исправить воздействием благородных, гуманных идей. Жизнь нанесла этим надеждам и мечтаниям страшный удар, раскрыв идеа­листический характер просветительского, осложненного романти­ческими мечтаниями понимания действительности. Таким образом, в общественной драме Чацкого отразилась слабость дворянского ос­вободительного движения.

И все же пафос комедии оптимистичен. Горе от ума испытыва­ет не только Чацкий. Чацкие наносят страшный удар своими обличениями Фамусовым и молчалиным. Спокойное и беспечное су­ществование фамусовского общества кончилось. Его паразитичес­кий эгоизм обличили, его философию жизни осудили, против него восстали. Если Чацкие пока слабы в своей борьбе, то и Фамусовы бессильны остановить развитие просвещения и передовых идей. Борьба против Фамусовых не завершилась в комедии. Она и в русской жизни только начиналась.


  1. Реализм комедии «Горе от ума».

Появление «Горя от ума» предвещало побе­ду реализма в русской литературе. С гениальной зоркостью Гри­боедов вслед за Радищевым раскрывает типические черты диких барских нравов и бесправие крепостного человека. Так, образ Лизы достаточно выразительно свидетельствует о крепостнических по­рядках, царящих в мире Фамусовых. Лизе грозит и любовь старею­щего барина-волокиты, и барская расправа. «Изволь-ка в избу, марш, за птицами ходить», — кричит на нее в конце коме­дии разъяренный Фамусов. Сочувствие закрепощенным народным массам — основа грибоедовского изображения жизни: народ, о котором говорит Чацкий, составляет неотъемлемый фон его коме­дии. Без понимания этого нельзя понять и того, что происходит в «Горе от ума». Сущность грибоедовского замысла раскрывается в противопоставлении порочному и паразитическому дворянско-крепостническому обществу умного, гуманного русского народа. Вместе с тем «Горе от ума» проникнуто глубоким для своего вре­мени пониманием законов развития общественной жизни, отра­зившимся в самом художественном методе Грибоедова.

В «Горе от ума» жизнь раскрывается не в статических образах классицистической комедии XVIII в., а в движении, в борьбе но­вого со старым, в развитии. Ясно ощущается смена исторических эпох, которые Грибоедов определяет в своей комедии с хроноло­гической точностью. В высказываниях Фамусова, Чацкого и дру­гих возникает образ старой Москвы, уходящей к екатерининским временам, и Москвы после 1812 г., в которой появились люди типа Чацкого. В образах и картинах комедии с исторической верностью воспроизведена русская жизнь современной драматургу эпохи.

Утверждая принцип развития, Грибоедов, естественно, должен был показать и те жизненные факторы, которые определяют изменения, происходящие в характере человека, обусловливают про­цесс формирования его личности. Драматург раскрывает характер своих героев в тесной связи с той общественной средой, которая их воспитала. В этом сила его реализма. Молчалин стал Молчалиным именно под влиянием окружающей его барской среды, от ко­торой он зависит. Особенности воспитания определили характер Софьи. В формировании личности Чацкого подчеркнута роль пе­редовых идей.

Основной чертой реализма является изображение типических характеров в типических обстоятельствах. Этому требованию реа­лизма вполне отвечает «Горе от ума». Писатели XVIII в. также стремились к созданию типов в своих произведениях. Но нередко созданные ими типы представляли собой отвлеченных носителей положительных или отрицательных нравственных качеств. Худо­жественное новаторство Грибоедова проявилось в «Горе от ума» в том, что он преодолевает однолинейность в изображении характе­ров, свойственную писателям XVIII в. Их односторонней эстети­ке противопоставлен принцип реалистического изображения ха­рактера.

Типизируя образ, Грибоедов вместе с тем каждому персонажу комедии придает индивидуальные свойства. Сам Грибоедов и мно­гие современники отмечали портретность персонажей «Горя от ума». «Портреты и только портреты, — писал драматург, — входят в состав комедии и трагедии, в них, однако, есть черты, свойствен­ные многим другим лицам, а иные всему роду человеческому на­столько, насколько каждый человек похож на всех своих двуно­гих собратий».

Существенно, что в своей комедии Грибоедов стремится в частном, единичном раскрыть общее, что присуще данной эпохе и данной среде. Принцип обобщения путем изображения единично­го последовательно проведен через всю комедию. В сценах и эпи­зодах частной жизни одной дворянской семьи раскрываются ти­пические черты: рисуется социальный портрет целого обществен­ного круга в момент обострения борьбы двух политических лагерей в русском обществе эпохи декабристов. В судьбе одного передово­го мыслящего молодого человека отражается судьба целого поко­ления свободолюбивой дворянской молодежи.

Грибоедов сумел дать картину огромного обобщающего значе­ния, раскрыть существенные, типические стороны русской дейст­вительности того времени, выявить основной конфликт эпохи. Вместе с тем комедия никогда не приобрела бы той жизненности, которой она поражает до сих пор, если бы конфликт, в ней изоб­раженный, не был бы связан с судьбой конкретных людей, с лич­ными отношениями главных героев. Именно поэтому конфликт в «Горе от ума», глубоко историчный в своем конкретном содержа­нии, имеет общечеловеческое значение и смысл: идет борьба ум­ного, честного, свободолюбивого человека с общественными по­роками. При этом надо отметить, что конфликт, развивающий­ся в «Горе от ума», проявляется в резких столкновениях, во все усиливающейся борьбе между противоположными сторонами.

Новаторство Грибоедова-художника, выразившееся в естествен­ности, простоте и ясности драматургической композиции, блестя­ще охарактеризовано еще В.К. Кюхельбекером.

Гениальным новатором оказался Грибоедов и в развитии язы­ка русской драматургии. Он широко и обильно использовал в своей комедии живую разговорную речь. Важно отметить, что индиви­дуализации персонажей, их яркой портретности способствовали речевые характеристики. Показательна в этом отношении речь Скалозуба с ее военными терминами, фразами, похожими на во­енные приказы, грубыми выражениями аракчеевской военщины, вроде «ученостью меня не обморочишь», «учить по-нашему: раз, два». Деликатен, вкрадчив, немногословен Молчалин, любящий почтительные слова. Колоритна и характерна речь Хлестовой, бы­валой московской барыни, бесцеремонной и грубоватой.

Вообще речь фамусовского общества чрезвычайно характерна сво­ей типичностью, своим колоритом, смесью «французского с нижего­родским». Грибоедов тонко и зло высмеивает в своей комедии тот факт, что в большинстве своем офранцузившиеся представители дво­рянства не владеют своим родным словом, родной речью.

Очень разнообразна, богата оттенками речь Чацкого. В репли­ках и монологах Чацкого запечатлены эмоциональные и лекси­ческие особенности языка передовой интеллигенции 20-х годов прошлого века. Чацкий действует в век романтизма, и его роман­тическая чувствительность, пламенная страстность находят свое отражение и в его лирико-романтической фразеологии.

Но Чацкий не только любит, он обличает, и лирическая речь его часто сменяется речью сатирика, бичующего пороки фамусовского общества, двумя-тремя словами точно и выразительно клей­мящего его представителей. Чацкий любит афоризмы, в которых находят свое отражение его философский склад ума, его связи с веком Просвещения. Исполненные общественного пафоса речи Чацкого по своему строю, по своему высокому стилю, несомнен­но, восходят к политической оде Радищева и поэтов-декабристов. Наряду с этим грибоедовский герой хорошо чувствует свой род­ной язык, его дух, его своеобразие. Об этом свидетельствуют упот­ребляемые им идиомы: «Она не ставит в грош его», «Да полно вздор молоть». Человек высокой культуры, Чацкий редко прибе­гает к иностранным словам, возводя это в сознательно проводи­мый принцип для того, «чтоб умный, бодрый наш народ хотя по языку нас не считал за немцев».

В работе Грибоедова над языком заметны две тенденции. Ав­тор «Горя от ума» стремился, с одной стороны, преодолеть глад­кость, обезличенность светского языка, которым писались легкие любовные комедии Хмельницкого и других модных драматургов. С другой — он настойчиво очищал свои произведения от тяжело­весной архаики, восходящей к стилям старинной книжной речи. Лексические и стилистические архаизмы Грибоедов допускает в своей комедии только с художественными целями — передать осо­бенности языка того или иного персонажа, его эмоциональное со­стояние. Художественной задачей Грибоедова было обогащение литературного языка практикой живой разговорной речи.

В «Горе от ума» Грибоедов добился удивительной легкости сти­ха, который почти неощутим в диалоге, вместе с тем является не­обыкновенно чеканным и выразительным, резко отличающимся от тяжелого стиха большинства тогдашних комедий. Для комедии XVIII — начала XIX в. типичен шестистопный ямб. В «Горе от ума» почти половина всех стихов написана также шестостопным ямбом. Но ямбический размер все время варьируется: шестистоп­ный ямб перебивается другими ямбическими стихами — от одностопного до пятистопного — и теряет благодаря этому свою однооб­разность и тяжеловесность. Стих комедии, так же как и ее язык, по­разил современников своей непринужденностью и естественностью.

Вольный стих грибоедовской комедии подготавливал переход русской драматургии, в частности комедии, к прозаическому язы­ку. Через десять лет после «Горя от ума» появился «Ревизор» Го­голя, и русская прозаическая комедия утвердилась на сцене.

«Горе от ума» разрушало принятое в эстетике классицизма раз­деление различных драматургических жанров. Резко отличаясь от классицистической комедии, пьеса не была и комедией, основан­ной на любовной интриге, поскольку в ней на первом плане об­щественная коллизия. Нельзя отнести ее и к жанру бытовой ко­медии. «Горе от ума» является, как говорили современники, высо­кой комедией. В «Горе от ума» сочетались и общественная сатира, и комедия характеров, и психологическая драма: комические сце­ны сменяются в ней сценами патетическими.


  1. Замыслы трагедий.

Грибоедов пробовал свои силы и в области трагедии, стремясь создать ту подлинно народную тра­гедию, о которой мечтали декабристы. По оконча­нии «Горя от ума» им была задумана народная трагедия в стихах или, как полагают некоторые исследователи, драматическая поэ­ма об Отечественной войне 1812 года. Сохранившийся план пока­зывает, что Грибоедов избрал самую трагическую тему своего вре­мени — противоречие между могучими силами русского народа, отстоявшего в борьбе с иноземными захватчиками свою нацио­нальную самостоятельность, и его крепостной зависимостью. Тра гедия была задумана очень широко, и основная ее коллизия рас­крывалась писателем исторически верно, в реалистическом плане. Она должна была показать народный, освободительный характер войны 1812 г. и тот подъем национального самосознания русского народа, с которым явно не совмещалось существование крепост­ного права. Вся она проникнута глубоким сочувствием к народу, горячей верой в его могучие творческие силы, признанием его ис­торической роли.

План и отрывок из трагедии показывают, что Грибоедов, про­должая в ней обличительную линию «Горя от ума», намеревался показать «трусость служителей правительства» и антипатриоти­ческое поведение большинства дворянства и особенно знати.

Во время своего пребывания в Грузии в 1826—1827 гг. Грибое­дов задумывает трагедию «Грузинская ночь» из истории народов Закавказья, представлявшейся ему «неисчерпаемым источником для освежения пиитического воображения».

План и сохранившиеся отрывки «Грузинской ночи» свиде­тельствуют о том, что Грибоедов упорно стремился к глубоким обобщениям, к большим общественным проблемам. Сюжетом тра­гедии послужило одно из самых жестоких, бесчеловечных прояв­лений крепостного права — разлучение родителей и детей. На­стойчиво звучит эта тема в замыслах Грибоедова, посвященных Грузии. В его незавершенной поэме «Кальянчи» рисуется образ мальчика-грузина, потерявшего родителей и попавшего в рабство. В «Грузинской ночи» эта тема развивается с большой социальной остротой. Раскрытие противоречий феодально-крепостнической действительности сближает «Грузинскую ночь» с «Горем от ума».

Помимо «Грузинской ночи», Грибоедов задумывал трагедию «Родамист и Зенобия» на материале древней истории Грузии и Армении (I век нашей эры). Неосуществленный этот замысел вос­ходит к той тираноборческой литературе, которая получила ши­рокое развитие как на Западе в конце XVIII в., так и в России (Княжнин, Радищев, поэты-декабристы). На историческом мате­риале он стремится разрешить злободневные политические проблемы.

Грибоедов так и не написал трагедии. Реалистическая трагедия на историческую тему была создана Пушкиным. «Его рукописная комедия «Горе от ума» произвела неописанное действие и вдруг поставила его на­ряду с первыми нашими поэтами», — сказал о Грибоедове Пуш­кин. Проницательную оценку «Горя от ума» дала демократичес­кая критика, разъяснившая значение комедии в русском освобо­дительном движении, в истории русской литературы и театра.
Литература:

Грибоедов А.С. «Горе от ума» (Предисл. Н.К. Пиксанова: Сер. «Литературные памятники»). - М., 1969 или другие издания.

Пиксанов Н.К. Творческая история «Горе от ума». М., 1971.

Медведева И.Н. «Горе от ума» А.С. Грибоедова. 2-е изд. М., 1974

Гончаров И.А. Мильон терзаний. (Любое издание).

Белинский В.Г. Горе от ума. (Любое издание).

Фомичев С.А. Комедия Грибоедова «Горе от ума». Комментарий. Кн. для учителя. М., 1983.

Смольников В.Ф. Комедия А.С. Грибоедова «Горе от ума». М., 1986.





Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации