Контрольная работа - Логика как наука о мышлении, ее предмет и задачи - файл n1.doc

Контрольная работа - Логика как наука о мышлении, ее предмет и задачи
скачать (45.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc227kb.04.12.2006 00:22скачать

n1.doc




КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО ЛОГИКЕ
СТУДЕНТА 1 КУРСА БГУИР

ФАКУЛЬТЕТА ЗВиДО,

СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: ИНФОРМАТИКА,

ДЯДЬКИНА СЕМЕНА ВИКТОРОВИЧА


Минск 2006

ТЕМА № 1 "Логика как наука о мышлении, ее предмет и задачи".

План:

  1. Мышление и язык. Естественные и искусственные языки. 3-15

  2. История логики и формализация мышления. Язык исчисления предикатов. 16-22

  3. Упражнения 22

  4. Список литературы 23


Мышление и язык. Естественные и искусственные языки.

Мышление и язык.

Наше мышление подчиняется логическим законам и, разумеется, протекает в логических формах независимо от науки логики: люди мыслят логично, даже не зная, что их мышление подчиняется определенным логическим закономерностям. Мышление, с традиционной материалистической точки зрения, - это высшая форма активного отражения объективной реальности, состоящая в целенаправленном, опосредованном и обобщенном познании субъектом существенных связей и отношений между предметами и явлениями, в творческом создании новых идей, в прогнозировании событий и действий. Наука о природе познания - эпистемология. В традиционной западной эпистемологии знание рассматривалось как определенная данность, но для современной эпистемологии более характерно его процессуальное определение, и потому интерес к таким проблемам, как генезис знания, его рост, его прогресс, его возникновение в процессе онтогенеза (процессе развития индивидуального организма), велик. Родоначальником одного из направлений эпистемологии - генетического - был швейцарский психолог Жан Пиаже (1896 - 1980 гг.): его идеи и разработки в области изучения процессов формирования мышления ребенка легли в основу объяснения становления генезиса мышления человека вообще. Главным ориентиром в построении генетической эпистемологии послужили идеи эволюционной теории развития (эволюционной биологии). Теория онтогенеза интеллекта интерпретировалась Пиаже как основа общей теории познания, и, соответственно, он подробно рассматривал вопрос о росте интеллекта у ребенка и о развитии у него базисных интеллектуальных операций: расширяя представления о структуре мышления, Пиаже использовал для его описания не только набор определенных категорий, но и выделял также главные мыслительные операции. По Пиаже, индивид реагирует на информацию, поступающую из окружающей среды, исходя из той базы данных, которой он обладает. Новые данные трансформируются таким образом, чтобы приспособиться к уже существующим интеллектуальным схемам. В то же время данные схемы приспосабливаются, чтобы обеспечить включение (инкорпорацию) новых данных, и постепенно сами трансформируются. На основе экспериментальных данных Пиаже пришел к выводу о существовании трех основных стадий в когнитивном развитии ребенка, для которых характерна строгая последовательность формирования:

1) сенсомоторная (от момента рождения индивида (а сейчас уже включают и преднатальный период) до овладения языком - 0 - 2 года),

2) конкретно-операционная (7 - 12 лет) и

3) формально-операционная (12 - 15 лет).

Рост знания предстает не как увеличение и расширение числа репрезентаций реальности (эмпиризм) или разворачивание в логических конструкциях так называемых врожденных идей (априоризм), а как процесс непрерывного структурирования при помощи определенных мыслительных схем, возникающий в результате взаимодействия организма со средой. Социокультурные факторы при этом игнорировались, и это вызвало массу критических выступлений против теории генетической эпистемологии Пиаже.

Cледующее направление эпистемологии - эволюционное - связано с именами К. Лоренца (Германия) и Д. Кэмпбелла (США). Основная задача эволюционной эпистемологии - исследование биологических предпосылок человеческого познания. Она опирается на представление о том, что человек обладает познавательным аппаратом, развитым в процессе биологической эволюции, поэтому объяснение процессов познания осуществляется на базе современной теории эволюции. Познавательные способности человека есть достижение врожденного аппарата отражения мира. Этот аппарат был развит в ходе родовой истории человека и дает возможность фактического приближения к внесубъектной реальности. Г. Фоллмер (Германия) писал по этому поводу следующее: "Наш познавательный аппарат - результат эволюции. Субъективные структуры познания соответствуют реальности, так как они были выработаны в ходе эволюционного приспособления к этому реальному миру. Они согласуются (частично) с реальными структурами, потому что только такое согласование обеспечивает возможность выживания". Современная эволюционная эпистемология учитывает результаты исследований в области биологии, физики, психологии, лингвистики и других наук. К числу главных положений эволюционной эпистемологии относятся следующие:

1) возникновение жизни совпадает с формированием структур, которым присуща способность получать и накапливать информацию, "жизнь есть процесс получения информации" (Лоренц), познание есть функция жизни;

2) любые живые существа снабжены системой врожденных "априорных" когнитивных структур, и формирование этих структур осуществляется в соответствии с эволюционным учением: в результате селекции закрепляются те из них, которые в наибольшей степени соответствуют окружающим условиям и способствуют выживанию.

Критика эволюционной эпистемологии связана с тем, что в рамках последней не различаются разные типы познавательных способностей, такие как: унаследованные в ходе генетического становления; употребляемые в ходе индивидуального развития, преимущественно в детском возрасте; культурно обусловленные, связанные, например, с типологическими особенностями языка.

Натурализованная эпистемология связана с работами американского философа Уилларда ван Ормена Куайна (р. 1908 г.), утверждавшего, что эпистемология должна рассматриваться как часть психологии и, соответственно, как часть естественной (natural) науки. Исследование процессов получения знаний осуществляется не непосредственно, а через наблюдение человека как некоторого физического объекта. Задача эпистемологии, с точки зрения Куайна, состоит в том, чтобы дать объяснение, каким образом чувственные данные, полученные посредством воздействия предметов внешнего мира на органы чувств, способствуют созданию теории внешнего мира .

Решение основного вопроса философии - что первично, материя или сознание, - позволяет разделить методологический подход к исследованиям на идеалистический и материалистический. Напомним кратко о материалистическом взгляде на познание.

Традиционно отечественная материалистическая философия ХХ в. рассматривает познание как процесс отражения сознанием человека объективной действительности, существующей вне этого сознания и независимо от него. Другими словами, признается внешний мир и отражение его в сознании человека. Познание начинается с отражения окружающего мира органами чувств, дающими непосредственное знание о действительности и являющимися источником всех наших знаний. Чувственное познание протекает в трех основных формах - ощущениях, восприятиях, представлениях, - приводящих к возникновению абстрактного мышления.

Ощущение - это отражение отдельных чувственно воспринимаемых свойств предметов материального мира: цвета, формы, запаха, вкуса и т. п. Целостный образ предмета, возникающий в результате непосредственного воздействия последнего на органы чувств, называется восприятием. Более высокая форма чувственного познания является представлением.

Представление - это сохранившийся в сознании чувственный образ предмета, который воспринимался раньше, т. е. представление о предмете есть даже тогда, когда воздействие на органы чувств уже отсутствует (правда, остается вопрос: если мы рассматриваем предмет в данный момент, имеем ли мы представление о нем?). Но тут нужно отметить, что у каждого человека представление об одном и том же предмете неодинаково: оно имеет индивидуальные черты. Более того, человеку свойственно стремиться к обобщению восприятий и представлений, а обобщение невозможно без абстрактного мышления. Именно с помощью абстрактного мышления человек познает (или думает, что познает) недоступные чувственному познанию явления (например, число). Итак, процесс познания включает в себя чувственное познание и абстрактное мышление. К особенностям абстрактного мышления относят:

- способность отражать действительность в обобщенных образах;

- cпособность отражать действительность опосредованно (это индуктивно-дедуктивный процесс: индукция - вид обобщений, связанный с предвосхищением результатов наблюдений и экспериментов на основе данных прошлого опыта, дедукция - переход от общего к частному);

- способность активно отражать действительность (создавая абстракции, человек преобразует знания о предметах действительности, выражая их не только средствами естественного языка, но и символами языка формализованного, играющего огромную роль в современной науке);

- неразрывную связь абстрактного мышления с языком. Язык обладает способностью к символизации, а проблема символизации тесно связана с проблемой соотношения языка и мышления. Французский структуралист Эмиль Бенвенист (1902 -1976 гг.) в статье "Категории мысли и категории языка" подчеркивал, что мыслительные операции, независимо от того, носят ли они абстрактный или конкретный характер, всегда получают выражение в языке. Содержание должно пройти через язык, обретя в нем определенные рамки. В противном случае мысль если и не превращается в ничто, то сводится к чему-то столь неопределенному и недифференцированному, что у нас нет никакой возможности воспринять ее как "содержание", отличное от той формы, которую придает ей язык. Языковая форма является тем самым не только условием передачи мысли, но прежде всего условием ее реализации. Мы постигаем мысль уже оформленной языковыми рамками. Вне языка есть только неясные побуждения, волевые импульсы, выливающиеся в жесты и мимику.

При помощи языка люди выражают и закрепляют результаты своей мыслительной деятельности и решают все информационно-накопительные и коммуникативные задачи. Прямого соответствия между единицами мышления и единицами языка нет: в одном и том же языке одна мысль может быть оформлена разными предложениями, словами и словосочетаниями, а одни и те же слова могут быть использованы для оформления разных понятий и представлений. Более того, служебные, дейктические, некоторые экспрессивные слова и междометия не называют определенных понятий, а побудительные, вопросительные и т. п. предложения рассчитаны только на выражение волеизъявлений и субъективного отношения говорящего к каким-либо фактам. В то же время в грамматическом строе языка существует ряд формальных категорий, соотносимых с общими категориями мышления. Некоторые из них приведены в таблице.


Логические (смысловые) категории

Языковые элементы

Субъект

Подлежащее

Предикат

Сказуемое

Объект

Дополнение

Атрибут

Определение

Предмет, явление

Существительное

Процесс (действие, состояние)

Глагол

Качество

Прилагательное

Количество

Числительное; грамматическая категория числа

Связи; отношения

Предлоги, союзы; грамматическая категория падежа

Время

Единицы функционально-темпорального поля

Вопрос о связи единиц мышления и единиц языка до сих пор остается открытым. Существуют различные мнения: одни исследователи считают, что в качестве простейших мыслительных единиц следует рассматривать те из них, которые выражаются в языке одним словом, а в качестве сложных - словосочетаниями и предложениями. Другие предполагают, что простейшими мыслительными сущностями являются семы (семантические множители, семантические признаки, минимальные единицы значения), которые системно организуют лексические значения соответствующих слов и обнаруживаются только в результате компонентного анализа. Некоторые ученые полагают, что основные мыслительные сущности отражены в грамматике языков и именно грамматическая категоризация создает ту концептуальную сетку, тот каркас распределения всего концептуального материала, который выражен лексически. И, наконец, существует компромиссная точка зрения: часть мыслительной информации имеет языковую "привязку", т. е. способы языкового выражения, но часть представлена ментальными репрезентациями другого типа - образами, картинками, схемами и т. п.

Основными формами абстрактного мышления традиционно считаются понятие, суждение и умозаключение.

Рассмотрим, что такое закон мышления. Для уяснения этого вопроса необходимо различать истинность мысли и логическую правильность рассуждения. Мысль является истинной, если она соответствует действительности; мысль, не соответствующая действительности, является ложной. Истинность мыслей по содержанию - необходимое условие достижения верных результатов в процессе рассуждения. Другим необходимым условием является логическая правильность рассуждения. Если это условие не соблюдается, то ложный результат может быть получен и из истинных суждений. Это приводит к логическим ошибкам.

Значение логической правильности мышления состоит в том, что она является необходимым условием гарантированного получения истинных результатов в решении задач, возникающих в процессе познания. Принципиальное отличие мышления от чувственного познания в том, что мышление неразрывно связано с языком. Именно нарушение логических законов приводит, с одной стороны, к возникновению многочисленных речевых лексико-стилистических ошибок (абсурдности высказывания, алогизмам, неразграничению конкретных и отвлеченных понятий, несоответствию посылки следствию, речевой избыточности (ляпалиссиадам, пустословию, плеоназмам, тавтологии), расширению или сужению понятия, речевой недостаточности и др.) и синтаксических стилистических ошибок (неуместной амфиболии, анаколуфу, независимому деепричастному обороту, инверсии, нарушению однородного ряда, псевдонаучности изложения, смещению синтаксической конструкции и др.), с другой стороны, служит основой для возникновения стилистических тропов (аллегории, аллюзии, амплификации, антиклимакса (нисходящей градации), антитезы (антиметаболы, хиазма), антифразиса (иронии), антономасии, гипаллаги, гиперболы, зевгмы, катахрезы, климакса (восходящей градации), лексических повторов (анадиплосиса (эпаналепсиса)), анафоры, симплоки, эпифоры, мейозиса, метафоры, метонимии, оксюморона, олицетворения (персонификации), парадокса, перифразы, литоты, антономасии, эвфемизмов, плеоназма, синекдохи, тавтологии и др.) и стилистических фигур (синтаксической амплификации, амфиболии, подхвата, анаколуфа (апокойну), синтаксической анафоры, синтаксического антифразиса, апосиопезы (умолчания), гипозевгмы, мезозевгмы, протозевгмы, инверсии, каламбура, омонимии синтаксической, параллелизма, парцелляции, пролепсы, просиопезы, симплоки, эллипсиса, эмфазы, синтаксической эпифоры и др.) изучение которых является предметом культуры речи, риторики и стилистики.
Естественные и искусственные языки.
Формальная логика, по нашему определению, должна изучать структуры мышления в их языковой форме. Люди могут обмениваться друг с другом мыслями не иначе, как с помощью языковых средств, будь то произносимые или написанные слова и предложения, сигнализация флагами или другие знаки, основанные на соглашении; мысли также могут сохраняться, накапливаться только с помощью языковых средств. Однако, как мы уже поняли, это не означает такой связи мыслей и языковых средств, когда каждой мысли соответствует определенная формулировка и наоборот. Свои мысли можно формулировать более или менее точно. С другой стороны, языковые формы оказывают определенное влияние на мышление: они могут прояснять мышление, например, при логическом выводе, но они могут и тормозить его или вводить в заблуждение (ср.: Все студенты нашей группы изучают японский язык. Петров изучает японский язык. Следовательно, Петров - студент нашей группы; множество газетных курьезов: Пять тысяч километров и столько же часовых поясов разделяют берега Тихого Дона и Ангары; Модернизация прокатного стана, выполненная по предложению Е. Кутузова, подняла его производительность на 50 %). Поэтому нельзя недооценивать анализ языка в науке. Но его нельзя и переоценивать, как это было, например, у Людвига фон Витгенштейна (1889 - 1951 гг.), видевшего единственную задачу философии в критике языка, а также у многих неопозитивистов. Правда, в результате анализа языка можно косвенно многое узнать об объективной реальности и о мышлении, но никакой анализ языка не может заменить изучение действительности. Только совокупность исследования действительности, мышления и языка составляет аналитическую деятельность в науке.

ЗНАК. ТИПЫ ЗНАКОВ. Законы и формы мышления как предмет изучения логики, будучи идеальными объектами, приобретают материальную форму именно в языке. Языком в широком смысле называют любую знаковую информационную систему, выполняющую функции формирования, хранения и передачи информации и выступающую средством общения между людьми. Под знаком понимают любой материальный объект (процесс, явление), служащий в качестве представителя некоего другого объекта (процесса, явления). Таким образом, знак что-то "обозначает", и в зависимости от степени близости к обозначаемому выделяют различные типы знаковых систем.

1. Наиболее близки к обозначаемому так называемые знаки-индексы, или естественные знаки. Они настолько близки к нему, что являются его частью. Естественный знак - это объект (процесс, явление) реального мира, являющийся частью некоего целого и свидетельствующий об этом целом или других частях этого целого. Например, дым в лесу указывает на возникновение пожара. Человек внезапно побледнел - это знак того, что ему стало плохо. Легко заметить, что связь естественного знака с обозначаемым - причинно-следственная. Огонь - причина дыма и т. д. Знаки-индексы так привязаны к своим обозначаемым, что между собой практически не взаимодействуют: в естественной знаковой системе нет никакой "грамматики".

2. Следующий тип знака - это знак-образ. Образ уже не является частью обозначаемого предмета, но отражает его и, следовательно, должен напоминать обозначаемое. Знак-образ дальше отдаляется от обозначаемого, чем знак-индекс, но все-таки еще связан с обозначаемым хотя бы тем, что должен быть на него похож. Образные знаковые системы чрезвычайно распространены: система дорожных знаков и геральдика, народные обряды и этикет, древние наскальные рисунки и образные системы современной живописи и т. д. Следует отметить, что знаки-образы могут отличаться друг от друга по степени приближенности к обозначаемому.

3. Следующий тип знаковых систем - собственно языки. Знаком в языках является слово. Слово отдалено от того, что оно обозначает: колебания воздуха при произнесении слова "студенты" не имеют никакой видимой связи со студентами. Таким образом, слово как знак произвольно. Если и есть какая-либо связь между словами и объектами, обозначаемыми этими словами, то у нас мало шансов ее установить.

СЕМИОТИКА. Комплексное изучение языка осуществляется особой наукой - семиотикой. Основателем семиотики как науки считается американский ученый Чарльз Пирс (1839 - 1914 гг.), который и ввел термин "семиотика". Отдельные более или менее развернутые мысли о знаках и знаковых системах высказывали многие исследователи. Так, по определению Г. Клауса (Германия), семиотика является общей теорией языковых знаков и их связей друг с другом, с мышлением, объективной реальностью и человеком. При этом семиотика не изучает конкретные языки, как, например, русский, немецкий, английский, литовский, это задача отдельных языковедческих наук - русистики, германистики, литуистики. Семиотика занимается тем, что является общим для всех языков независимо от их словарного состава, их грамматической структуры, от того, возникли они естественным путем или были созданы для определенных целей. Своим понятием знака семиотика охватывает не только слова таких языков, как русский, немецкий, литовский и т. п., но и все материальные образования, которые что-либо значат или что-либо обозначают. Семиотика анализирует язык в четырех аспектах:

- синтаксическом;

- семантическом;

- прагматическом;

- сигматическом.

СИНТАКСИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Синтаксис (синтактика) - это раздел семиотики, изучающий структуру языка: способы образования, преобразования и связи между знаками. Синтактика абстрагируется от всех факторов, за исключением знаков. Она исследует связи между знаками некоторого языка, устанавливает правила построения составных знаков (например, предложений) из более простых знаков (например, отдельных слов). Она создает критерий определения принадлежности данных знаков к определенному языку и является своего рода общей грамматикой.

Серьезные и систематические исследования в области синтактики начались лишь в ХХ в., хотя интерес к этим явлениям обнаруживается значительно ранее, и на то были свои причины. В XIX в. мир перестал восприниматься как состоящий из хорошо определимых вещей, каждая из которых имеет свою сущность и называется каким-либо именем. Сами вещи начали "двоиться", "троиться", как бы распадаться на ряд самостоятельных объектов (конечно, в восприятии некоторых людей, а не в действительности). Известный французский философ Анри Бергсон (1859 - 1941 гг.), считавший, что сущность жизни может быть постигнута только с помощью интуиции, писал в 1889 г.: "Каждый день я смотрю на одни и те же дома и, зная, что это те же самые объекты, постоянно называю их тем же именем. Но если через некоторое время я сравню свое первоначальное впечатление от них с теперешним, то буду поражаться, насколько неповторимое, необъяснимое и, самое главное, невыразимое изменение совершилось в них". Вспомним серию полотен Клода Моне "Руанские соборы" (на них изображен один и тот же Руанский собор, но в разное время дня и при разном освещении). "Раздваиваются" и люди (Ф.М. Достоевский "Двойник", Э. По "Вильям Вильсон"). В философии языка на первый план постепенно, но уверенно выходят факт, событие и вытесняют собой вещь. Мир теперь состоит не из вещей, а из событий и фактов. А формой и средством выражения факта является предложение. Значит, главным объектом исследования становится предикат.

СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Семантика занимается проблемой интерпретации, т. е. анализом отношений между знаками и обозначаемыми объектами, между словами и соответствующими им понятиями, а также изучает отношения между значениями простых знаков и значениями сложных знаков, составленных из простых. Например, отношения между значением слов и значением предложений, построенных из этих слов.

В лингвистике философские исследования понятия в семантическом аспекте нашли отражение в теории лексического значения (ЛЗ) слова. При этом одни ученые отрицали связь понятия и лексического значения слова, а другие их отождествляли. Соотношение между ЛЗ и понятием бывает различным, так как ЛЗ может быть шире понятия и включать в себя оценочный и ряд других компонентов, а может быть и уже понятия в том смысле, что отражает лишь некоторые черты объектов, а понятия охватывают их более глубокие и существенные признаки. Кроме того, ЛЗ может соотноситься с бытовыми представлениями об окружающей действительности, а понятия связаны с научными представлениями о ней. Совмещение понятия и ЛЗ наблюдается только у терминов. ЛЗ и понятиям противопоставлены концепты - центральные объекты когнитивной лингвистики - единицы ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека, содержательные единицы памяти, всей картины мира, отраженной в человеческой психике.

Когнитология, междисциплинарная наука, исследует когницию познания и разума во всех аспектах его существования и "устанавливает контакты" между математикой, психологией, лингвистикой, моделированием искусственного интеллекта, философией и информатикой (анализ названных межнаучных соответствий и связей подробно дан в работе). Когнитивная лингвистика по своим методологическим предпочтениям находится в известной оппозиции по отношению к так называемой лингвистике соссюровской. Однако без учета результатов исследований по когнитивной лингвистике современные работы по языковому моделированию, на наш взгляд, утрачивают всякий смысл.

Согласно теории A. Паивио, система ментальных репрезентаций находится в состоянии покоя и не функционирует до тех пор, пока какие-либо стимулы - вербальные или невербальные - извне не активируют. Активация может происходить на трех уровнях обработки сигналов: репрезентационном (лингвистические сигналы возбуждают лингвистические структуры, невербальные - картины или образы), референциональном (вербальные сигналы активируют невербальные, невербальные - вербальные) и ассоциативном (возбуждение каких-либо образов в ответ на слово и извлеченное из памяти название для получения сигналов сопровождается также возбуждением разного рода ассоциаций и теми и другими. Память представляет собой семантическую "сеть", "узлами" которой являются как вербальные единицы (логогены), так и невербальные репрезентации (имагены). Каждый "узел" сети - "коннекционистской модели мозга" - при необходимости может быть активирован, т. е. приведен в возбужденное состояние, причем при активации мозга не исключены ошибки, т. е. возбуждение "не тех" или "неправильных" участков, или отдельные "узлы" оказываются возбужденными более, чем это необходимо, и человека захлестывает поток ненужных ассоциаций. Очень важно знать, какие типы знаний активируются в тех или иных случаях и какие структуры сознания (от единичных репрезентаций до таких их объединений, как фреймы, сцены, сценарии и т. п.) они при этом вовлекают.

Понятие архитектуры когниции ("архитектуры разума") связано с представлением о том, какие механизмы обеспечивают осуществление когнитивных функций, т. е. о моделировании человеческого разума. Многое в моделировании считается врожденным, т. е. существует как часть биопрограммы человека, остальное является результатом процессов когнитивного развития человека, но что именно - об этом идут непрерывные дебаты. C распространением модулярной теории Дж. Фодора и Н. Хомского архитектура когниции описывается с помощью перечисления отдельных модулей (восприятия, рационального мышления, памяти, языка и т. д.), причем предполагается, что в каждом модуле должно действовать сравнительно небольшое число общих принципов и единиц. Нормальную работу модулей обеспечивают механизмы индукции, дедукции, ассоциативного связывания единиц и т. п. Модель разума - архитектуру когниции - представляют состоящей из огромного числа связанных между собой нейронов, пакеты или объединения которых находятся во время мыслительной деятельности в возбужденном, активированном состоянии. Подобные сетевые модели более всего оправдывают себя при анализе такого модуля архитектуры когниции, как память.

Одним из центральных понятий в когнитивной терминосистеме является также понятие ассоциации - связывания двух явлений, двух представлений, двух объектов и т. п., обычно стимула и сопровождающей его реакции. Бихевиористы объясняли все поведение человека на основе ассоциаций: определенный стимул ассоциируется с определенной ответной реакцией: S ? R. Сама способность к ассоциациям считается врожденной. В когнитивной психологии особое внимание уделяется тем процессам, которые устанавливают ассоциации, их природе, их связям с процессами индукции и инференции, их отношению к каузальным, причинно-следственным цепочкам и т. п. Установление ассоциаций между единицами стало рассматриваться как общий принцип работы тех самых модулей - простейших систем, - из которых состоит вся инфраструктура разума. Понятие ассоциации положено в основу многих сетевых моделей разума, по существу представляющих собой цепочки единиц (узлов), связанных отношениями ассоциаций разных типов.

Доступ к информации, содержащейся в ментальном лексиконе, достижимость этой информации в процессах порождения и понимания речи реализуется по-разному. Доступ относят к процессам обработки языковой информации и к возможности быстро проникнуть к необходимым в этих процессах сведениям, представленным в голове человека в виде определенных ментальных репрезентаций языковых единиц (слов и составляющих их морфем). Поскольку в понятие знания слова входят сведения о его фонологическом устройстве, о его морфологической структуре, о его семантике и особенностях синтаксического использования и т. п., в распоряжение говорящего должны поступать любые из этих сведений, т. е. в его памяти должен быть обеспечен доступ к каждой информации об указанных признаках. Психологические модели речевой деятельности должны, соответственно, отвечать на вопрос о том, как организованы в ментальном лексиконе все указанные сведения, а основными вопросами являются, прежде всего, вопросы о том, хранятся ли фонологические, морфологические и прочие сведения о словах и составляющих их частях в отдельных субкомпонентах (модулях) ментального лексикона, или же все сведения "записаны" при отдельных словах, а также каковы сведения, хранящиеся при каждом отдельном слове или вхождении каждой отдельной лексической единицы, как можно представить себе ментальную репрезентацию отдельного слова или отдельного признака слова, осуществляется ли доступ во время речевой деятельности к словам в целом или же к их частям (морфемам) и т. п.

Понятие доступа является важной частью моделей обработки лексической информации. Механизмы доступа тесно связаны с тем, в какой форме описываются в соответствующих моделях организация лексикона и такие его составляющие, как ментальные репрезентации разного рода.

Концепты - единицы ментального лексикона - возникают в процессе построения информации об объектах и их свойствах, причем эта информация может включать как сведения о реальном положении дел в мире, так и сведения о воображаемых мирах и о возможном положении дел в этих мирах. Это сведения о том, что индивид знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира. Иногда концепты отождествляют с бытовыми понятиями. Не вызывает сомнения тот факт, что самые важные концепты кодируются именно в языке. Нередко утверждают, что центральные для человеческой психики концепты отражены в грамматике языков и что именно грамматическая категоризация создает ту концептуальную сетку, тот каркас, для распределения всего концептуального материала, который выражен лексически. В грамматике находят отражение те концепты, которые наиболее существенны для данного языка. Для образования концептуальной системы необходимо предположить существование некоторых исходных, или первичных концептов, из которых затем развиваются все остальные. Концепты как интерпретаторы смыслов все время поддаются дальнейшему уточнению и модификациям и представляют собой неанализируемые сущности только в начале своего появления, но затем, оказываясь частью системы, попадают под влияние других концептов и сами видоизменяются. (ср.: желтый и рапсово-желтый, ванильно-желтый, кукурузно-желтый, лимонно-желтый и т. д.). Число концептов и объем содержания большинства из них постоянно изменяются. По мнению Л.В. Барсалау (Германия), люди постоянно познают новые вещи в этом мире, а мир постоянно меняется, поэтому человеческое знание должно иметь форму, быстро приспосабливаемую к этим изменениям, а основная единица передачи и хранения такого знания - концепт - тоже должна быть достаточно гибкой и подвижной [Кубрякова, 1996а].

Теория лексической семантики многое заимствует из логико-философских исследований и развивается в тесной связи с ними. Так ЛЗ слова описывается как сложная структура, определяемая общими свойствами слова как знака: его семантикой, прагматикой, синтактикой. При этом ЛЗ представляет собой совокупность понятийного ядра (сигнификативного и денотативного компонентов значения) и прагматических коннотаций. В речи ЛЗ может обозначать как весь класс данных объектов (денотативный ряд), так и его отдельного представителя (референта). Особые случаи представляют собой ЛЗ дейктиков (местоимений, числительных) и релятивных слов (союзов, предлогов).

Оригинальное понимание концепта предложил В. В. Колесов. В статье "Концепт культуры: образ - понятие - символ" он дает следующую схему семантического развития слова национального языка.

Референт
Денотат

Есть Р

Нет Р

Есть Д

Логическое "снятие" понятия 2

Психологическое представление образа 1

Нет Д

Культурный символ 3

Чистая ментальность концепта 4 0

Примечание.

Референт - Р (Р - предмет: что значит - значение), денотат - Д (Д - предметное значение в слове: что означает смысл).

Цифры 0, 1, 2, 3, 4 обозначают соответствующие этапы развития слова национального языка.

По мнению автора, "концепт - исходная точка семантического наполнения слова (0) и одновременно - конечный предел развития слова (4), тогда как понятие - исторический момент снятия с накопленных сознанием образов сущностной характеристики, которая немедленно сбрасывается в символы, в свою очередь, служащие для соединения, связи между миром природным (образы) и миром культурным (понятия). Символ как "идейная образность", как образ, прошедший через понятие и сосредоточенный на типичных признаках культуры, как знак знака находится в центре внимания русской философской мысли. Для нее традиционно важны концы и начала, а вовсе не промежуточные точки развития, в том числе и развития мысли, приращения смыслов в слове и т. д. То, что явилось началом в результате развития смыслов слова как знака культуры, становится и его концом - обогащением этимона до концепта современной культуры. Концепт потому и становится реальностью национальной речемысли, образно данной в слове, что существует реально, так же, как существует язык, фонема, морфема и прочие выявленные наукой "ноумены" плана содержания, жизненно необходимые всякой культуре. Концепт есть то, что не подлежит изменениям в семантике словесного знака, что, напротив, диктует говорящим на данном языке, определяя их выбор, направляет их мысль, создавая потенциальные возможности языка-речи.

ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Прагматика анализирует коммуникативную функцию языка - эмоционально-психологические, эстетические, экономические и другие практически значимые отношения носителя языка к самому языку, а также исследует связи между знаками и людьми, которые создают и воспринимают их. Если речь идет о человеческом языке, то особое внимание уделяется анализу так называемых "эгоцентрических" слов: я, здесь, теперь, уже, еще и т. д. Эти слова как бы ориентированы на говорящего и отражают его в пространстве и на "временной оси". Данными словами мы как бы разворачиваем объективный факт в свою сторону, заставляем смотреть на него со своей точки зрения (Ср.: Снега нет. - Снега уже нет. - Снега еще нет). Подобный подход очень важен при моделировании коммуникативной. Еще одна проблема прагматики - это "расслоение" "я" говорящего или пишущего в потоке речи. Рассмотрим пример. Член нашей группы говорит: Десять лет назад я не был студентом. Здесь по крайней мере два "я": "я1" и "я2". "Я1" - это тот, кто говорит сейчас эту фразу, "я2" - это тот, кто не был студентом в прошлом. Пространство и время воспринимаются субъективно и поэтому тоже являются объектами изучения прагматики. Особенно благодатную почву для изучения "прагматических явлений" представляют художественные произведения: романы, эссеистика и т. п. В области формальной логики прагматика не играет почти никакой роли, в отличие от таких разделов семиотики, как семантика и сигматика. В лингвистике под прагматикой понимают также область исследования, в которой изучается функционирование языковых знаков в речи.

СИГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Сигматика изучает отношения между знаком и объектом отражения. Языковые знаки - это имена, обозначения объектов отражения. Последние являются десигнатами языковых знаков. Семантика и сигматика служат предпосылкой синтактики, все три они служат предпосылкой прагматики.

ЕСТЕСТВЕННЫЕ ЯЗЫКИ. НЕДОСТАТКИ ЕСТЕСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ. Естественные языки - это исторически сложившиеся в обществе звуковые (устная речь), а затем и графические (письмо) знаковые системы. Естественные языки отличаются богатыми выразительными возможностями и универсальным охватом самых различных областей жизни.

Основными недостатками естественных языков являются следующие:

1) значимые единицы естественных языков постепенно и почти незаметно меняют свои значения;

2) значимым единицам естественных языков свойственны полисемия, синонимия, омонимия;

3) значение единиц естественных языков часто бывает расплывчатым, аморфным (например, единицы хроматической и экспрессивной лексики);

4) наконец, употребляемые грамматические правила построения выражений естественных языков в логическом смысле также несовершенны. Не всегда можно определить, имеет данное предложение смысл или нет.

НАУЧНЫЕ ЯЗЫКИ. Науки пытаются искоренять эти недостатки в своих областях. Научная терминология - это запас специальных слов, совокупность специальных выражений из области данной науки, используемый представителями одной научной школы. Эти слова возникают вследствие того, что для науки характерно оперирование жесткими выражениями, дефинициями, сложившимися в результате строго определенного употребления. Слова, входящие в такие выражения, становятся терминами.

Таким образом, можно искусственно воспрепятствовать изменению значений слов с течением времени, если этого не требует дальнейшее развитие науки. Однако термины со строго фиксированным значением имеют жесткие границы употребления. С достижением нового уровня понимания явления старые термины наполняются новым содержанием, кроме того, должны возникать новые термины.

Можно избежать употребления синонимов, жестко ограничиваясь одним из них. Научный язык не является языком в прямом смысле, потому что он не существует самостоятельно и независимо от естественного языка. Он возникает из естественного языка и специальной терминологии и отличается от последнего запасом слов, а не грамматическими правилами. Связь между естественными языками и научными осуществляется непрерывно, так как научные языки включают в свою терминологию все новые слова естественного языка. Недостаточное внимание к данным словам может привести к недоразумениям и даже к неправильной ориентации в исследовании. С другой стороны, в словарный запас естественного языка постоянно переходят специальные термины различных наук (детерминологизация).

ИСКУССТВЕННЫЙ ЯЗЫК. ТРЕБОВАНИЯ К ИСКУССТВЕННЫМ ЯЗЫКАМ. НЕДОСТАТКИ ФОРМАЛИЗОВАННЫХ ЯЗЫКОВ. Искусственные языки - это вспомогательные знаковые системы, специально создаваемые на базе естественных языков для точной и экономной передачи научной и другой информации. Они конструируются не собственными средствами, а с помощью другого, как правило, естественного языка или ранее построенного искусственного языка. Искусственный формализованный язык должен удовлетворять следующим требованиям:

- все основные знаки представлены в явном виде (отсутствие эллипсиса). Основные знаки - это простые, несоставные слова языка или простые, несоставные символы (если речь идет о символическом языке);

- заданы все правила определения. Это правила введения новых, обычно более кратких знаков с помощью уже имеющихся;

- заданы все правила построения формул. Это правила образования составных знаков из простых, например, правила образования предложений из слов;

- заданы все правила преобразования или правила умозаключения. Они относятся только к графическому изображению применяемых знаков (слова, предложения, символы);

- заданы все правила интерпретации. Они дают сведения о том, как образуется значение сложных знаков (например, слов), и однозначно определяют связь между знаками языка и их значениями.

Символический язык формальной логики был создан специально для совершенно точного и ясного воспроизведения общих структур человеческого мышления. Между общими структурами мышления и структурами языкового выражения логики существует, как говорят, взаимооднозначное отношение, т. е. каждой мысленной структуре точно соответствует определенная языковая структура, и наоборот. Это приводит к тому, что внутри формальной логики операции с мыслями можно заменить действием со знаками. Таким образом, формальная логика располагает формализованным языком, или формализмом. Формализованные записи используются и в лингвистике, например, в синтаксических исследованиях при описании структурных схем предложений и т. п., в ономасиологических работах при описании моделей метафоризации и т. д.

Существенным недостатком формализованных языков по сравнению с другими языками является то, что они маловыразительны. Совокупность всех имеющихся в настоящее время формализованных языков может воспроизводить лишь относительно небольшие фрагменты действительности. Трудно предсказать, для каких областей науки могут быть созданы формализованные языки, а для каких нет. Эмпирические исследования, конечно, не могут быть заменены ими. Совокупность научных языков никогда не будет совокупностью формализованных языков.

МЕТАЯЗЫК. Язык, выступающий средством построения или изучения другого языка, называется метаязыком, а изучаемый язык - языком-объектом. Метаязык при этом должен обладать более богатыми по сравнению с языком-объектом выразительными возможностями.

Метаязык имеет следующие свойства:

- с помощью его языковых средств можно выразить все, что выразимо средствами объектного языка;

- с его помощью можно обозначить все знаки, выражения и т. п. объектного языка, для всех них имеются имена;

- на метаязыке можно говорить о свойствах выражения объектного языка и отношениях между ними;

- на нем можно сформулировать определения, обозначения, правила образования и преобразования для выражений объектного языка.

Метаязык, на котором задаются единицы концептуальной системы (т. е. упорядоченной совокупности всех концептов, отражающих знание и опыт человека) и описываются соответствия для естественноязыковых выражений, определяется термином ментальный язык. Одной из первых попыток создать ментальный язык был логико-философский метаязык Лейбница. В настоящее время ментальный язык в качестве метаязыка лингвистического описания особенно активно разрабатывается австралийской исследовательницей Анной Вежбицкой.

ЯЗЫК ЛОГИКИ ПРЕДИКАТОВ. Искусственные языки различной степени строгости широко используются в современной науке и технике: химии, математике, теоретической физике и т. д. Искусственный формализованный язык используется и логической наукой для теоретического анализа мыслительных структур.
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Искусственные языки — специальные языки, которые, в отличие от естественных, сконструированы целенаправленно. Таких языков существует уже более тысячи, и постоянно создаются всё новые и новые.

Различают:

Идея создания международного языка зародилась в XVII—XVIII веках в результате постепенного уменьшения международной роли латыни. Первоначально это были преимущественно проекты рационального языка, освобожденного от логических непоследовательностей живых языков и основанного на логической классификации понятий. Позднее появляются проекты по образцу и материалам живых языков. Первым таким проектом был волапюк, созданный в 1880 немецким языковедом И. Шлейером. Наиболее известным искусственным языком стал эсперанто — единственный искусственный язык, получивший широкое распространение и объединивший вокруг себя активных сторонников международного языка. Из искусственных языков наиболее известны: эсперанто, интерлингва, волапюк, идо, эсперантидо, эдо, новиаль, окциденталь, котава, логлан, ложбан, универсалглот, неутраль, ро, романицо, сольресоль, адьюванто, pasilingua, космос, langua catolica, латино-сине-флексионе, бейсик инглиш, интерглоса, глоса, романид, уропи, унитарио, ОМО, эльюнди, романова, богомол, ченгли, севориан, токипона, словио, brithenig, венедык.
По степени употребления искусственные языки делят на проекты (языки, не получившие широкого распространения), и собственно языки («социализованные» языки). Промежуточное положение занимают такие проекты искусственного языка, которые имеют некоторое количество сторонников, как, например, логлан (и его версия ложбан), распространенные среди нескольких сотен компьютерщиков и преподавателей математической логики в США и Канаде, которые используют эти априорные языки в общении по электронной почте.
Среди целей создания проектов искусственных языков чаще всего встречается разработка простого в изучении и в то же время ясного и логичного языка международного общения. Однако есть языки, созданные для других целей, — от просто развлечения до создания языка, ускоряющего процессы мышления, или постановки эксперимента по проверке гипотезы Сепира-Уорфа (о том, что язык, на котором говорит человек, ограничивает сознание, загоняет его в определённые рамки).

По своей структуре проекты искусственного языка могут быть разделены на следующие группы:

априорные языки — на основе логических или эмпирических классификаций понятий (ифкуиль, ро, сольресоль, богомол, ченгли, логлан и ложбан, эльюнди);

апостериорные языки — языки, построенные преимущественно на основе интернациональной лексики (интерлингва, окциденталь и др.).

смешанные языки — частично на основе слов, заимствованных из различных языков, частично на основе искусственно придуманных слов (эсперанто, идо, волапюк, севориан, романицо);


История логики и формализация мышления.

Язык исчисления предикатов.

История логики и формализация мышления.

Историю логики можно разделить на два основных этапа: первый продолжался более двух тысяч лет, в течение которых логика развивалась очень медленно; второй начался во второй половине XIX в., когда в логике произошла научная революция, в корне изменившая ее лицо. Это было обусловлено прежде всего проникновением в нее математических методов. На смену аристотелевской, или традиционной, логике пришла современная логика, называемая также математической, или символической. Эта новая логика не является, конечно, логическим исследованием исключительно математических доказательств. Она представляет собой современную теорию правильного рассуждения, «логику по предмету и ма тематику по методу», как охарактеризовал ее известный русский логик П.С.Порецкий.

Сфера конкретных интересов логики существенно менялась на протяжении ее истории, но основная цель всегда оставалась неизменной: исследование того, как из одних утверждений можно выводить другие. При этом предполагается, что вывод зависит только от способа связи входящих в него утверждений и их строения, а не от их конкретного содержания. Изучая, «что из чего следует», логика выявляет наиболее общие или, как говорят, формальные условия правильного мышления.

Прежде чем приступить к изучению истории логики, следу­ет ответить на вопрос: вправе ли мы вообще говорить об истори­ческом развитии логики? Согласно Канту, за две тысячи лет со времен Аристотеля логика не сделала «и одного шага вперед. В начале XX в. русский ученый Е. А. Бобров' проводит мысль, что к тому времени была создана лишь единственная заслужи­вающая внимания система логики — логика Аристотеля, которая уже устарела, но замены которой нет, что в будущем предстоит создать новую логику.

Подобные взгляды высказывали и другие ученые, но их не­состоятельность видна из следующего высказывания Ф1. Энгель­са: «Теоретическое мышление каждой эпохи, а значит и нашей эпохи, это — исторический продукт, принимающий в различные времена очень различные формы и вместе с тем очень различное содержание. Следовательно, наука о мышлении, как и всякая другая наука, есть историческая наука, наука об историческом развитии человеческого мышления... Теория законов мышления отнюдь не есть какая-то раз навсегда установленная «вечная истина», как это связывает со словом «логика» филистерская мысль. Сама формальная логика остается, начиная с Аристо теля и до наших дней, ареной ожесточенных споров»

Познание есть поступательный исторический процесс разви­тия от незнания к знанию. В связи с общим ходом развития научного знания изменяется и наука логика.

Логические формы, категории и законы мышления формиру­ются в процессе общественной практики. Они являются отраже­нием объективного мира, находящегося в процессе бесконечного развития.

Практические запросы промышленности, сельского хозяйст­ва, общественной жизни во всем многообразии ее потребностей ставят задачи перед мышлением и в целях решения этих задач мышление создает все более совершенные понятия, вырабатыва­ет все более совершенные приемы научного исследования, изо­бретает новые научные методы.

Процесс все большего приближения нашего познания к аб­солютной истине есть не только процесс увеличения наших зна­ний, «о вместе с тем процесс развития, умножения и совершен­ствования наших логических средств познания мира. Современ­ная логика есть исторический продукт многовекового развития. Даже основные категории, которыми оперирует наш ум и кото­рые лежат в основе логики, такие, например, как категории вещи и свойства, причины и следствия и т. д., появились впер­вые лишь на определенной ступени развития человечества и были в свое время великими открытиями.

За время существования логики как науки ее предмет под­вергался весьма значительным изменениям. Специфика логики заключается в том, что она изучает не объективный мир приро­ды и не субъективный мир переживаний, а мышление, посред­ством которого человек познает и то и другое. Задачей этой науки является исследование форм и законов самого мышле­ния. Естественный исторический ход человеческого познания характеризуется тем, что сперва развивается познание внешне­го объективного мира и лишь после того, как в результате это­го познания человечество достигло известной степени совер­шенства, возникают проблемы, связанные с самим процессом познания. Потребность разрешения этих проблем и вызвала к жизни теорию познания и логику.

Первоначально логика зарождается в недрах единой все­объемлющей нерасчлененной науки — философии — и носит в основном онтологический характер, т. е. относится непосредст­венно к порядку вещей, а не к порядку идей. Так, закон тождества у Парменида характеризуется как закон самого бытия, в связи с чем отрицается возможность мышления об изменении вещей. Формула закона достаточного основания у Демокрита говорит о том, что ничто в мире не происходит беспричинно и без основания. Борьба метафизики Парменида с, диалектикой Гераклита протекала в плане онтологической интерпретации ло­гических закономерностей. Логические теории Платона также носят онтологический характер хотя бы потому только, что объективный идеализм признает подлинной действительностью са­мо мышление, превращенное в абсолют.

В отличие от объективного идеализма агностицизм Канта и родственные ему субъективно-идеалистические направления, отрицая онтологическое истолкование логики, предлагают стро­ить так называемую логику явлений, например, «трансценден­тальную логику» (И. Кант), «теоретико-познавательную логи­ку» (В. Шуппе), «логику чистого познания» (Г. Коген) и т. п. Признавая закономерные связи и отношения между предмета­ми, но считая их вносимыми рассудком в мир опыта априорны­ми субъективными моментами, кантианское направление фило­софской мысли пыталось создать своеобразную теоретико-по­знавательную логику, предмет которой был бы отличным от предмета формальной логики.

Трансцендентальная логика Канта ставит своей целью дока­зать невозможность познания вещей в себе и возможность по­знания лишь явлений. Наряду с трансцендентальной логикой и независимо от нее Кант разрабатывает общую формальную ло­гику с иным предметом исследования. Формальная логика, по Канту, должна изучать формы мышления и его законы в отры­ве от содержания и от их познавательной ценности.

Логика как наука о мышлении первоначально возникает в связи с развитием практики ораторского искусства, как часть теории риторики. Такой характер носят начатки логики в Древ­ней Индии, Древнем Китае, Древней Греции и Риме, а также в России. Основоположник науки логики Аристотель в своем пер­вом сочинении по логике «Топика», как показывает само на­звание, рассматривает проблемы логики в связи с теорией рито­рики. В Древнем Риме логика тоже была неразрывно связана с риторикой. В России первая оригинальная система логики, при­надлежащая М. В. Ломоносову, изложена в его руководстве по теории красноречия. Таким образом, вначале логика выступает как одно из средств воздействия на умы людей, убеждения их в целесообразности того или иного поведения. В искусстве красно­речия логический момент выступает еще как подчиненный, по­скольку логические приемы служат не столько цели достижения истины, сколько цели убеждения аудитории.

От такого упрощенного понимания предмета логики постепен­но совершается переход к новому пониманию. В связи с разви­тием философии и науки и выявлением различных точек зрения на изучаемые вопросы, с появлением различных философских и научных школ и направлений логика начинает выступать как важный элемент в философских и научных дискуссиях. Пред­ставление о логике как науке о мышлении, ведущем к познанию истины, формируется в борьбе с софистикой, с беспринципностью и со словесной эквилибристикой. Так, в борьбе с софисти­кой родились логика Демокрита и логика Аристотеля, в кото­рых правильно ставится вопрос о предмете логики как учении о мышлении, ведущем к познанию истины. Здесь логика высту­пает одним из средств развития науки и философии, обоснован­ности их положений и опровержения ложных и ошибочных тео­рий. Но такое понимание предмета логики в дальнейшем при­водит к ошибочному взгляду на логику как на единственного верховного судью в вопросах научной истины. Этот взгляд осо­бенно рельефно выражен в арабоязычной логике, где названия сочинений по логике часто начинались со слов «Весы разума», что намекало на назначение логики оценивать состоятельность и обоснованность выдвигаемых в науке положений с точки зрения «света разума». Согласно этой концепции, все научные положе­ния должны поступать на суд логики, которая производит ре­шающую проверку их истинности. Здесь формальнологическая строгость возводилась в высший критерий истины, здесь еще не видели и не понимали значения практики как основного крите­рия истины.

Новое понимание предмета логики сложилось у Ф. Бэкона, для которого логика являлась не орудием проверки истинности, а орудием, с помощью которого делаются новые научные откры­тия. Для Бэкона главный раздел логики — учение о методе на­учного исследования, вооружающем исследователя средствами для открытия новых истин.

История логики дает большое разнообразие взглядов на предмет и задачи логики, в частности можно упомянуть о спо­ре между психологизмом и антипсихологизмом в логике. Пси­хологическая логика сводила предмет науки логики к изуче­нию психологии мышления и, таким образом, упраздняла логи­ку как самостоятельную науку со своими специфическими зада­чами. С позиций психологизма выступают Н. Грот, Т. Липпс и др.

Напротив, Гуссерль резко отмежевывает логику от психоло­гии и развивает методологию антипсихологизма как основы для построения логических теорий. «Конциннизм» логики Зигварта, Вундта, Эрдмана и Цигена тесно связывает логику с психологи­ей, не растворяя логику в ней; однако психология, которая здесь широко используется, является идеалистической.

В настоящее время в качестве самостоятельных логических дисциплин развиваются общая формальная логика, математиче­ская логика и диалектическая логика.

Для уяснения философских оснований логики существен ре­волюционный переворот в философии, который совершили К. Маркс и Ф. Энгельс, в связи с чем по-новому был поставлен вопрос о предмете науки логики. Известно высказывание Эн­гельса, что в результате этого революционного переворота от прежней философии остаются лишь две науки — формальная логика и диалектика. Предвидя нападки на формальную логи­ку, Энгельс говорил, что формальная логика не чепуха и она (как наука) должна сохранить свое значение наряду с диалек­тикой, подобно тому как низшая математика >не отменяется выс­шей, а сосуществует с ней. Чтобы выяснить предмет формальной логики в свете диалектического материализма, необходимо раз­граничить сферы формальной логики и диалектики. Диалектика есть наука о наиболее общих законах развития природы, обще­ства и человеческого мышления. Предметом ее изучения явля­ются прежде всего самые общие закономерности вещей и явле­ний объективного мира, а также человеческого мышления.

Марксистская материалистическая диалектика рассматрива­ет человеческое мышление в его всеобщей связи и развитии в про­тивоположность метафизике и идеализму, которые рассматрива­ют мышление в отрыве от высшей нервной деятельности, про­дуктом которой оно является, от объективной действительности, отражением которой оно является, от общественной жизни, с которой оно теснейшим образом связано, от языка, с которым оно образует неразрывное единство, и не видят в мышлении бесконечного движения и развития.

Что касается логики мышления, то марксистская материали­стическая диалектика утверждает объективность ее, независи­мость законов и форм мышления от воли и сознания людей. За­коны и формы мышления, по учению марксистской материали­стической диалектики, определяются свойствами объективной действительности, связями и отношениями, существующими в последней, являются их отражениями. Люди могут познавать объективные законы мышления и использовать их в интересах общества, но не могут изменять, отменять или создавать их. В качестве объективных законов логические законы мышления являются общечеловеческими, одинаковыми для всех людей, они имеют силу для всякого мышления, познающего истину. Но са­мое познание законов и форм мышления не остается неизмен­ным, оно углубляется в связи с общим развитием науки.

Если диалектика рассматривает мышление в его всеобщей связи и развитии, то задачи формальной логики являются более скромными. В свете марксистско-ленинской теории предметом формальной логики являются формы мышления и его законы, которые отражают самые обычные отношения вещей, т. е. фор­мы и законы мышления, которые постоянно, миллиарды раз применяются в практической и научной деятельности людей.

Огромное значение этих форм и законов мышления заклю­чается в этой повседневности их применения. Здесь уместно опять вспомнить проводимую Энгельсом аналогию между фор­мальной логикой и низшей математикой. Как ни скромно выглядят арифметические действия сложения, вычитания, умножения и деления по сравнению со сложнейшими формулами выс­шей математики, но без простого арифметического счета нельзя сделать ни шага ни в производственной деятельности, ни в обла­сти обмена и ни в какой другой области общественной жизни. Формальнологические законы мышления, правила силлогизма и другие правила формальной логики играют такую же роль, как таблицы элементарных арифметических действий. Без мышле­ния по законам и правилам формальной логики невозможна даже самая элементарная производственная деятельность, даже самая простая сознательная деятельность в любой области.

Дело в том, что на старой традиционной формальной логике лежит печать идеализма и метафизики, так как она разрабаты­валась либо идеалистами, либо материалистами-метафизиками (как Бэкон и французские материалисты XVIII в.), либо мысли­телями, колебавшимися между материализмом и идеализмом, между диалектикой и метафизикой (как Аристотель).

В связи с необходимостью внесения поправок в старую фор­мальную логику уместно поставить вопрос, является ли фор­мальная логика наукой классовой, партийной, надстроечной? Если сама логика мышления, логический аппарат мышления, его формы и законы являются общечеловеческими, неклассо­выми, непартийными и ненадстроечными, то в науке логике сле­дует различать две стороны: те части ее, которые трактуют о схемах категорического, условного и разделительного силлогиз­мов и вообще о необходимых связях мыслей, формах мышления и т. д., следует признать неклассовыми, общечеловеческими (по­добно математическим формулам), а философскую часть логи­ки — классовой, партийной и надстроечной. В классовом обще­стве наука логика, как и философия, служит интересам господ­ствующих классов. Но поскольку в жизни общества всегда идет борьба между отживающим, старым и растущим, новым, между реакционными и прогрессивными силами, в логике тоже идет борьба направлений. В истории логики всегда шла борьба меж­ду материализмом и идеализмом. Принцип классовости и пар­тийности науки логики учит нас различать в ней прогрессивные и реакционные течения и видеть в борьбе направлений классо­вую борьбу в ее теоретической форме.

История логики изучает этапы развития этой науки. Приме­нение марксистского диалектического метода в истории логики превращает ее из науки, в которой преобладали простые описания сменявших друг друга систем логики и субъективная оцен­ка их, в науку, раскрывающую закономерности исторического ее развития. История логики показывает, что развитие учений о самом мышлении осуществляется в форме борьбы противопо­ложностей, в борьбе между прогрессивными и реакционными направлениями в логике, между материализмом и идеализмом в ней. История логики должна показать связь развития логики с общим ходом исторического развития общества, с обществен­ным бытием, с развитием производства и техники, с классовой борьбой, с развитием философии и наук (математики, естество­знания и др.). Устанавливая смену этапов в развитии логики, мы должны вместе с тем учитывать преемственность в развитии логических учений.

Развитие науки логики на протяжении ряда столетий проте­кало по двум руслам, обособленным и не связанным между собой. Одно из этих течений имело своим истоком древнегрече­скую логику (в особенности логику Аристотеля). На этой осно­ве развивалась логика в Древнем Риме, затем в Византии, Гру­зии, Армении, арабоязычных странах Ближнего Востока, Запад­ной Европе и России.

Другое течение имело своим истоком индийскую логику, и на ее основе развивалась логика в Китае, Тибете, Монголии, Корее, Японии и Индонезии.

Язык исчисления предикатов.
Общепринятым в современной логике является так называемый язык логики предикатов. Рассмотрим кратко принципы построения и структуру этого искусственного языка.

Важное значение для выявления логической формы мыслей при анализе естественного языка имеет смысловая или семантическая характеристика языковых выражений. Основными его семантическими категориями являются: имена предикатов, имена свойств, предложения.

ИМЕНА ПРЕДИКАТОВ. Имена предикатов - это отдельные слова или словосочетания, обозначающие предметы. Имена, выступая условными представителями предметов в языке, имеют двоякое значение. Множество предметов, к которым относится данное имя, составляет его предметное значение и называется денотатом. Способ, с помощью которого выделяется такое множество предметов путем указания на присущие им свойства, составляет его смысловое значение и называется концептом, или смыслом. По составу различают имена простые, которые не включают других имен ("лингвистика"), и сложные, включающие другие имена ("наука о языке"). По денотату имена бывают единичные и общие. Единичное имя обозначает один предмет и бывает представлено в языке именем собственным ("Улашин") или дается описательно ("польский исследователь, впервые использовавший термин "морфонема""). Общее имя обозначает множество, состоящее более чем из одного предмета; в языке оно бывает представлено нарицательным словом ("падеж") либо дается описательно ("грамматическая категория имени, выражающая его синтаксические отношения к другим словам высказывания или к высказыванию в целом"). Эстетическое восприятие имен предикатов, использованных в текстах, привело к созданию специальных дидактических произведений по теории риторики, в которых описывались "риторические фигуры". Не случайно авторами первых риторик были и создатели логики как науки (Аристотель и др.). Логическое противопоставление имен простых, сложных и т. д. в теориях риторики, а впоследствии и стилистики, культуры речи, обострило исследовательский интерес к универсальной классификации семантических и синтаксических фигур речи.

ИМЕНА СВОЙСТВ. Выражения языка, обозначающие свойства и отношения, - имена свойств и отношений - называются предикаторами. В предложениях они обычно выполняют роль сказуемого (например, "быть синим", "бегать", "дарить", "любить" и т. д.). Число имен, к которым относится данный предикатор, называется его местностью. Предикаторы, выражающие свойства, присущие отдельным предметам, называются одноместными (например, "Небо синее", "Студент талантливый"). Предикаторы, выражающие отношения между двумя и более предметами, называются многоместными. Например, предикатор "любить" относится к двухместным ("Мария любит Петра"), а предикатор "дарить" - к трехместным ("Отец дарит книгу сыну").

Дальнейшее изучение имен свойств - предикаторов - привело к созданию современной синтаксической науки со всем многообразием подходов описания языкового материала внутри нее.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ. Предложения - это выражения языка, посредством которых утверждается или отрицается нечто о явлениях действительности. Повествовательные предложения по своему логическому значению выражают истину либо ложь.

АЛФАВИТ ЯЗЫКА ЛОГИКИ ПРЕДИКАТОВ. Этот алфавит отражает семантические категории естественного языка и включает следующие виды знаков (символов):

  1. a, b, c, … - предметные постоянные. Их используют для собственных или описательных, т.е. единичных имен предметов;

  2. x, y, z, … - предметные переменные. Символы, обозначающие общие имена предметов, принимающих значение в той или иной области;

  3. p, q, r, … - пропозициональные переменные. Это – символы высказываний.

  4. P1, Q1, R1, … , Pn, Qn, Rn, … - предикатные переменные с “n” – местностью;

  5. ; - кванторы “всеобщности” и “существования”, соответствующие словам “все” и “некоторые” естественного языка;

  6. логические союзы:

    •;&;€
    v;v;
    ?;
    ;
    -;;

    - конъюнкция («и»);
    - дизъюнкция («или», «либо, либо»);
    - импликация («если, то»);
    - эквиваленция («если и только если…»);
    - отрицание («не», «неверно, что»)

  7. технические знаки: (; ) – левая и правая скобки.

Других знаков алфавит языка логики предикатов не содержит.

С помощью приведенного искусственного языка строится формализованная логическая система, называемая исчислением предикатов. Элементы языка логики предикатов используются в изложении отдельных фрагментов естественного языка.

УПРАЖНЕНИЯ.

  1. Вставьте в скобки слово-омоним, которое соответствует понятиям, стоящим за скобками:
    собака (такса) прейскурант
    шалость (проказа) болезнь
    металл (хром) кожа
    животное (лама) монах
    игральная карта (пиковая дама) литературное произведение
    небесное тело (звезда) морской обитатель
    одежда балерины (пачка) упаковка




  1. Запишите на языке исчисления предикатов следующие высказывания:
    "Все члены шенгенского союза являются европейскими государствами"

х (S(x) ? P(x));
"Некоторые зачеты являются дифференцированными"

х (S(x) & P(x));
"Ни один из переводов Шекспира не принадлежит X"

х (S(x) ? P(x));
"Некоторые грибы не являются съедобными"

х (S(x) & P(x))



  1. Приведите примеры следующих символических выражений:
    х (S(x) ? P(x)), Любые сигареты опасны для здоровья.
    х (S(x) ? P(x)), Нет государств с двумя столицами.
    х (S(x) € P(x)), Некоторые студенты и учатся, и работают.
    х (S(x) € P(x)), Отдельные личности любят рассуждать о политике, но не являются участниками политических объединений и партий.

Список литературы
Лагута О.Н. “Логика и лингвистика”, Новосибирск 2000.

Маковельский А.О. “История логики”




Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации