Волощенко О.И., Медяник И.А. Гигиена и токсикология бытовых химических веществ - файл n1.doc

Волощенко О.И., Медяник И.А. Гигиена и токсикология бытовых химических веществ
скачать (1255 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1255kb.06.11.2012 13:19скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Волощенко О. И., Медяник И. А.


Волощенко О. И., Медяник И. А. Гигиена и токсикология бытовых химических веществ.— Киев: Здоров'я, 1983. — 144 с. — {Б-ка практ. врача).

Волощенко О. И. — канд. мед. наук, зам. ди­ректора по научной работе Киевского НИИ об­щей и коммунальной гигиены; Медяник И. Л.— канд. мед. наук, зам. руководителя лаборатории того же института.

В книге рассмотрены физико-химические, гигиеническне, токсикологические свойства бытовых химических веществ и особенности их действия на организм. Приведены методы исследования этих веществ в критерии оценки.

Для гигиенистов, профпатологов, токсико­логов, дерматологов, аллергологов и др.

Ил. 7. Табл. 16. Библиогр.: с. 136—142.

Рецензенты

докт. мед. наук А. И. С а у т и и

канд. мед. наук О. Н. Елизарова
© Издательство «Здоров'я», 1983

ПРОИЗВОДСТВО ПРЕПАРАТОВ БЫТОВОГО НАЗНАЧЕНИЯ В СССР И ЗА РУБЕЖОМ




В последнее время в СССР и за рубежом распространено применение синтети­ческих моющих средств (CMC). В со­став последних входит не более 15 % ПАВ, до 50 % трипо-лифосфата натрия, 20—30 % пербората и перкарбоната и 3—5 % силиката натрия. Однако отмечено снижение про­изводства фосфатов в Швеции, в ФРГ использование их в моющих препаратах запрещено законом. Очевидно, исклю­чение фосфатов из состава моющих средств привело к уве­личению использования алкилбензолов и этоксилатов. Smeets и соавторы (1976) считают, что основным преиму­ществом моющих средств с сульфополикарбоновыми до­бавками перед фосфатсодержащими CMC является отсут­ствие зависимости первых от жесткости воды. Эти добавки значительно меньше, чем триполифосфат натрия и нитрил-триуксусная кислота, растворяют металлы. Моющие сред­ства с такими добавками по эксплуатационным свойствам не уступают CMC, содержащим фосфаты. Триполифосфат натрия — основная активная добавка в составе CMC. За­менителями фосфатов главным образом являются карбона­ты, цитраты и силикаты, нитрилтриацетат натрия. В струк­туре ПАВ большую часть составляют вещества анионного типа. Однако удельный вес их постепенно уменьшается за счет роста выпуска катионных и особенно неионогенных ПАВ. К 1980 г. объем выпуска неионогенных ПАВ достиг уровня анионоактивных. По данным Международного кон­гресса (1972), мировое потребление ПАВ в моющих и чис­тящих средствах в 1975 г. оценивалось в 5,2 млн. т, в 1980 г. — в 6,4 млн. т. В законодательном порядке был ус­тановлен минимальный уровень биоразлагаемости для CMC и исходящих продуктов (не ниже 80 %). В 1974 г. введен новый стандарт, согласно которому CMC должны иметь биоразлагаемость не менее 90 %, что значительно способ­ствует осуществлению мероприятий, связанных с защитой окружающей среды.

По данным Д. Мак-Кензи (1978), в 1975 г. из общего выпуска неионогенных ПАВ свыше 70 % пришлось на до­лю оксиэтилированных спиртов и алкилфенолов.

Относительно высокой биоразлагаемостью характеризу­ются оксиэтилированные первичные и вторичные спирты.

В последнее время разработан ряд новых рецептур CMC без активных добавок с повышенным содержанием (не ме­нее 35—40 %) неионогенных ПАВ, преимущественно окси­этилированных (7—8 моль окись этилена). Имеются бесфо­сфатные CMC, в состав которых входят кроме неионогенных ПАВ (до 30%) 65—75 % органических растворителей. В аэрозольной упаковке содержится 1—2 % ПАВ и 2—5 % ор­ганического растворителя.

На XXVI съезде КПСС подчеркнуто, что одной из главных задач XI пятилетки, направленных на повышение материального благосостояния и культурного уровня жизни советского народа, является увеличение выпуска высокока­чественных товаров и рост эффективности производства.

Применение бытовых химических товаров сокращает затраты труда населения в повседневной домашней работе, улучшает санитарно-гигиенические условия быта, облег­чает труд, делает его более эстетичным.

По данным НИИТЭхим и ВНИИхимпроекта (1977), объем производства чистящих и отбеливающих средств в X пятилетке возрос более чем в 2 раза. При увеличении про­изводства товаров бытовой химии в целом в 3,5 раза наи­больший рост достигнут в производстве CMC (в 5,9 раза), чистящих средств (в 4,6 раза), минеральных удобрений (в 3,5 раза). Объем продукции на душу населения по CMC со­ставляет 53,5 %. по чистящим средствам — 50,1 %, полиру­ющим— 21,4 %. Относительно высокий уровень обеспече­ния потребности (85—100 %) к 1975 г. был достигнут по пятновыводным и клеящим средствам, лакокрасочным ма­териалам и минеральным удобрениям (табл. 1).

ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К ГИГИЕНИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ РАЗЛИЧНЫХ КЛАССОВ ПРЕПАРАТОВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ В БЫТУ, И ИХ КРИТЕРИИ

В зависимости от состава композиций бытовых хими­ческих веществ, наличия летучих веществ, их назначения и способов применения изучение их токсичности может быть проведено с учетом разных путей поступления в ор­ганизм (через пищеварительную, дыхательную системы, конъюнктиву, кожу и т. д.). В связи с этим используются различные способы их введения в желудок, внутрибрюшин-но, подкожно, в конъюнктиву и нанесения на кожу, а так­же ингаляционный способ затравки экспериментальных животных. Изучается видовая чувствительность животных к воздействию химических соединений, применяемых в бы­ту. Химические соединения могут оказывать комплексное и комбинированное воздействие на организм. Так как пре­параты бытовой химии состоят из нескольких компонентов, то изучение их влияния на организм при одном каком-ли­бо пути поступления дает возможность судить о комбини­рованном воздействии остальных составных частей веще­ства. Наряду с этим следует также учитывать особенности биологического воздействия отдельных химических веществ, входящих в состав препарата. Их биологическая активность , проявляется по-разному на молекулярном, органном, си­стемном и организменном уровнях. Химические вещества, поступающие в организм, включаются в цепь ряда биохими­ческих и физиологических процессов, которые сложились в эволюции организмов и протекают с максимальной ско­ростью и кратчайшим путем, вызывая соответствующие исследования готовых композиций в условиях их примене­ния, а также изучались степень токсичности и характер биологического действия как отдельных ингредиентов, так и всего препарата в целом. В качестве критериев оценки химической стабильности средств бытовой химии при их применении населением в быту могут быть рекомендо­ваны допустимые уровни (ДУ) или допустимые концентра­ции миграции (ДКМ) биологически активных веществ в контактирующие с ними воздушные и водные среды. В ос­нову разработки этих величин положены безопасные уров­ни концентрации бытовых химических веществ с учетом параметров их токсичности, кумулятивных свойств и отда­ленных последствий при использовании готовых компози­ций в быту. Уровень остаточных количеств бытовых хими­ческих веществ на поверхности обработанных ими предме­тов быта (в основном на одежде и посуде) находится в прямой зависимости от числа ополаскиваний готовых из­делий.

В качестве критериев возможного неблагоприятного влияния бытовых химических веществ рекомендуется брать пороговые концентрации их раздражающего, аллер­генного и общетоксического действия с использованием широких методов исследования. При определенных пока­заниях необходимо изучать отдаленные последствия (бластомогенные, эмбриотропные, гонадотропные, мутагенные и др.). Даже при отсутствии воздействия препарата на ко­жу животных следует проводить клинические наблюдения, привлекая добровольцев. В эксперименте используют кон­центрации, равные рабочим растворам, в 10 раз выше и на уровне остаточных количеств химических веществ в про­мывных водах с поверхности обработанных ими изделий. Продолжительность эксперимента равняется времени, равному 30 аппликациям, восстановительный период — 1 — 3 мес (нормализация показателей до контрольных вели­чин).

Для выявления специфического действия средств бы­товой химии изучают ряд физиологических, биохимических, биофизических процессов, а также аллергенную активность, отдаленные последствия и другие свойства.

ТОКСИКОЛОГО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПАВ

_________________________________________________________________________

Биологическое действие катионных ПАВ. Пастообраз­ные и жидкие моющие средства в связи с наличием в их структуре катионных ПАВ обладают дезинфицирующими свойствами. ПАВ вводят в состав композиции этих средств совместно с неионогенными веществами и другими добав­ками. Катионные ПАВ более токсичны, чем анионные. Они парализуют передачу возбуждения с нерва на скелетную мышцу. Некоторые производные первичных, вторичных, третичных аминов представляют собой яды, действующие на центральную нервную систему (И. А. Медяник, О. И. Волощенко, 1974; И. А. Медяник, А. И. Кузьмина, Г. П. Трухан, О. К- Кононов, 1974; В. Н. Лазарев, 1976; О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977; А. Шварц, Дж. Перри, Дж. Берч, 1960, и др.).

Л. С. Еремеева (1974), изучая токсичность катамина АБ, додецилметиламина, окиси додецилдиметиламина на белых крысах, установила, что эти вещества при поступле­нии в водоемы в количествах: катамина АБ — 0,2 мг/л, до­децилдиметиламина — 0,5 мг/л и его окиси — 0,6 мг/л не влияют на здоровье населения.

Jsomas, Reuter, Djupsund (1976) обнаружили, что ам­мония бромид, который получали крысы в течение одного года с питьевой водой в дозе 45 мг/кг в день, вызывал через 3 нед снижение массы животных. При гистологических ис­следованиях изменений органов пищеварительной системы авторы не выявили.

Л. С. Еремеева, В. И. Трикуленко (1976), изучая сен­сибилизирующие свойства ряда катионных ПАВ при по­ступлении в организм через кожу, установили в опытах на белых крысах и гвинейских свинках выраженное раздра­жающее действие нативных и водных (50,25 % и 10 %) растворов катамина АБ и алкамона ДС при однократных аппликациях. Окись алкилдиметиламина оказывала обли-гатное действие в чистом виде и при нанесении на кожу животных 50 % и 25 % растворов. Однократные апплика­ции 1 % раствора катамина АБ и алкамона ДС и 10 % рас­твора окиси алкилдиметиламина раздражения кожи крыс не вызывали. При повторном нанесении 10 % раствора окиси алкилдиметиламина, 1 % и 0,1 % растворов ката­мина АБ и 1 % раствора алкамона ДС у крыс развивался контактный дерматит (гиперемия, точечные кровоизлияния, обильное шелушение). Мелкопластинчатое шелушение на месте аппликации отмечалось через 3 сут, что указыва­ло на проявление гиперчувствительности замедленного ти­па. Развитие сенсибилизации к этим веществам характе­ризовалось кроме изменений кожи общей реакцией орга­низма. Так, процент агломерации лейкоцитов у животных, сенсибилизированных указанными детергентами в макси­мальных концентрациях, был в 5—6 раз выше по сравне­нию с контролем. Достоверное (Р<0,001) увеличение про­цента склеивания лейкоцитов отмечалось у животных, полу­чавших накожно 0,1 % раствор катамина АБ. У крыс, аллергизированных нанесением на кожу 1 % и 0,1 % рас­творов катамина АБ, 1 % раствора алкамона ДС и 10 % раствора окиси алкилдиметиламина, обнаруживалось до­стоверное (Р<0,001) снижение числа лейкоцитов после инкубации с соответствующим антигеном в оптимальной концентрации (разведение 1 : 10 000). При изучении состо­яния аутоаллергии, вызванной воздействием испытуемых гаптенов, было выявлено, что у животных, получавших их накожно в указанных концентрациях, среднее количество бляшек значительно (Р<0,001) превышало контрольные цифры. Это свидетельствует о большом синтезе аутогемо-лизинов, то есть выраженности аутоаллергических процес­сов в организме подопытных животных. Достоверное раз­личие (Р< 0,001) между числом иммунокомпетентных клеток в препаратах с изотоническим раствором NaCl и с антигеном указывало на наличие аллергии у животных к соответствующему веществу.

В. И. Трикуленко (1978) в острых опытах выявила, что ЛД50 алкамона ДС для крыс составляет 370 мг/кг± ±32,1 мг/кг, для мышей — 300 мг/кг+23,4 мг/кг, этамона ДС соответственно равны 4425 мг/кг + 381 мг/кг и 3500 мг/кг ± 305 мг/кг, синтамида-5—19 000 мг/кг± ± 1100 мг/кг. Клиническая картина отравления в острых опытах характеризовалась поражением нервной и пищева­рительной систем. Порог острого действия этих веществ определяется по способности организма животных сумми­ровать подпороговые импульсы. Пороговые дозы составля­ли для алкамона ДС, этамона ДС и синтамида-5 соответ­ственно 18,9, 442,5 и 1900 мг/кг. Алкамон ДС и синтамид-5 обладают кумулятивными свойствами (индексы кумуля­ции соответственно равны 0,26 и 0,39).

В подостром эксперименте на белых крысах при испы­тании алкамона ДС и синтамида-5 в дозах 1/20, 1/100 ЛД50, этамона ДС—1/10, 1/50 ЛД50 зарегистрирована их поли­тропная токсичность, проявлявшаяся в нарушении поведения и внешнего вида крыс, отставании в массе, изменении морфологического состава крови, нарушении суммационной функции центральной нервной системы, ухудшении экскре­торной функции печени, угнетении активности ацетилхо-линэстеразы и патологических колебаниях содержания SH-групп в крови, летальности. Эти данные позволили от­нести алкамон ДС к соединениям с выраженными кумуля­тивными свойствами. Его коэффициент накопления по Ю. С. Кагану равен 1,93. Длительное (в течение 6 мес) введение алкамона ДС и синтамида-5 в желудок живот­ным в дозах 1/200, 1/1000, 1/5000 ЛД50 и этамона ДС в дозах 1/100, 1/1000 ЛД50 оказывало токсическое действие, кото­рое проявлялось в существенных сдвигах функциональных систем организма. В качестве недействующих по токсиколо­гическому признаку применялись наименьшие из испытан­ных доз в хроническом эксперименте: для алкамона ДС — 0,008 мг/кг (1/50 000 мг/кг ЛД50), атамона ДС— 0,442 мг/кг (1/10 000 мг/кг ЛД50), синтамида-5 — 0,38 мг/кг (1/50 000 мг/кг ЛД50).

Одноразовые аппликации на выстриженный участок кожи спины белых крыс и гвинейских свинок нативных и водных растворов (50,25 % и 10 %) алкамона ДС вызыва­ли острый дерматит. Этамол ДС и синтамид-5 в чистом ви­де и алкамон ДС в разведении 1 : 100 не провоцировали поражение кожи. При повторном нанесении на кожу 1 % раствора алкамона ДС (7—8 аппликаций) в синтамиде-5 в неразведенном виде и в 50 % концентрации (8—9 экспо­зиций) у животных развивался контактный дерматит. Эта-мон ДС в аналогичных условиях у 30—70 % животных вызы­вал признаки дерматита. У животных, подвергавшихся воздействию этамона ДС и синтамида-5 во всех концент­рациях и 0,1% растворов алкамона ДС, кожные пробы были отрицательными. У животных, сенсибилизированных алкамоном ДС (разведение 1 : 100), на участке нанесения разрешающей дозы через 1—2 сут возникала очаговая эритема и мелкопластинчатое шелушение. Установлено, что пороговыми разведениями препаратов, вызывающими аллергенный эффект при повторных аппликациях, следует считать 1 : 100 для алкамона ДС и 1 : 2 для этамона ДС. Сенсибилизации организма животных синтамидом-5 не вы­явлено. Дозы 0,08 мг/кг алкамона ДС и 4,42 мг/кг этамона ДС не являются генетически активными. Предельно допус­тимое содержание в воде водоемов алкамона ДС — 0,15 мг/л, зтамона ДС — 4,0 мг/л, синтамида-5 —0,3 мг/л.

Взаимное влияние катионных и неионогенных ПАВ в . водных растворах свидетельствует о том, что коллоидно-химические свойства систем, образованных различными ПАВ, зависят от значений ККМ исходных ПАВ, химиче­ского строения молекулы индивидуальных гомологов и со­отношения между компонентами ПАВ в системе. Добавле­ние до 10—20 % неионогенных ПАВ к катионным вещест­вам снижает ККМ и поверхностное натяжение системы. Смеси катионных и неионогенных ПАВ обладают антикор­розионным действием. Смеси катионных и неионогенных ПАВ могут быть использованы как моющие и дезинфици­рующие средства (П. Н. Демченко, И. Я. Литвин, 1976).

Нами исследовано более 50 жидких и пастообразных моющих средств, в состав которых входили катионные и неионогенные ПАВ в различных соотношениях и другие добавки (О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977). Рецептуры этих препаратов содержат алкамон ДС (пастообразное средство «Вита», моющая жидкость для противозагрязнения одежды), алкилтриметиламмония хло­рид (паста Д-7, жидкие моющие средства №118, №117, № 164, № 178, «Мирта»), катамин АБ («Вега», жидкие моющие препараты № 152, № 155, № 177, «Сана» и «Фи-тон»), трибромсалициланилид (пасты У-3, У-8). Если сра­внить острую токсичность моющих Средств с дезинфициру­ющим эффектом по наличию в них катионных ПАВ, то наиболее токсичными являются те препараты, в состав кото­рых входит алкилтриметиламмония хлорид (ЛД50 для раз­личных видов животных от 1,0 до 2,5 г/кг). Менее токсичны те моющие средства, которые содержат катамин АБ (ЛД50 соответственно 3—7 г/кг) и трибромсалицилани­лид (в пределах 3,75 г/кг). Препараты, содержащие алка­мон ДС, менее токсичны (ЛД50 более 5,5т/кг). -

По данным А. И. Кузьминой (1976) и других авторов разная токсичность CMC обусловлена тем, что эти ПАВ входят в рецептуры моющих средств вместе с неионоген­ными соединениями в разных (1:5, 1 : 2,3; 1:1) соотноше­ниях. В зависимости от этого получены различные резуль­таты биологического действия моющих средств на кожу и организм подопытных животных. Оно проявлялось в раз­дражающем и сенсибилизирующем влиянии на кожу, в изменениях уровня окислительно-восстановительных про­цессов, активности ферментов, углеводного, жирового и белкового обменов. Гистологически обнаружен ряд изме­нений воспалительного характера. В тех случаях, когда вышеуказанные изменения биохимических процессов нахо­дились на уровне физиологических величин и отсутствова­ло раздражающее и сенсибилизирующее его влияние на кожу, CMC (2 из 7) рекомендовались для практического применения в быту. При этом давались гигиенические ре­комендации по разработке новых рецептур этих средств с учетом соотношения катионных и неионогенных ПАВ. ЛД50 алкилтриметиламмония хлорида для белых крыс со­ставляет 650 мг/кг. Порогом раздражающего действия на кожу гвинейских свинок является 2 % раствор, подпорого-вой дозой — 1 % раствор вещества (С. А. Зеленая, П. С. Фахретдинов, А. А. Павлов, 1978). Из группы препа­ратов, содержащих катамин АБ, вещество № 152 вызывало раздражение кожи, резкие изменения биохимических про­цессов. При исследовании моющих средств с дезинфициру­ющими свойствами, в состав которых (пасты У-3 и У-8) входили трибромсалициланилид, неионогенные ПАВ и дру­гие добавки, существенных изменений со стороны кожи, обменных процессов не выявлено. Эти вещества были ре­комендованы для использования в быту.

Катионным ПАВ в четвертой группе моющих средств с дезинфицирующими свойствами («Вега», противозагрязня­ющий моющий препарат) является алкамон ДС. Резуль­таты экспериментальных исследований и клинических на­блюдений показали, что водные растворы указанных пре­паратов в 2% концентрации не оказывают раздражающего и аллергизирующего действия на кожу животных и чело­века. Паста «Вита» характеризуется высоким моющим, бактерицидным и антистатическим действием (О. И. Во­лощенко, И. А. Медяник, А. И. Кузьмина, 1975). Растворы алкилтриметиламмония хлорида и алкамона ДС обладают высокой поверхностной активностью, дермотропной агрес­сивностью и способностью адсорбироваться на различных по­верхностях. ЛД50 для алкамона ДС при поступлении через кожу составляет 2940 мг/кг, ЛД100 — 6000 мг/кг, ЛД0 — 1000 мг/кг; для алкилтриметиламмония хлорида соответ­ственно 1300 мг/кг, 3000 мг/кг и менее 1000 мг/кг. Кумуля­тивный эффект при перкутанном нанесении этих ПАВ про­является в дозе 1/5 ЛД50. Наиболее выраженными кумулятивными свойствами обладает алкамон ДС. Состоя­ние организма, активность некоторых ферментов после ап­пликаций алкилтриметиламмония хлорида и алкамона ДС в дозах 1/10, 1/20 ЛД50 существенно не изменяется.

В подостром опыте после нанесения на кожу животных катионных ПАВ в дозе 5 мг/кг отмечается слабое раздра­жение кожи, в дозе 53 мг/кг — развитие контактного дер­матита. Изменяются сорбционные свойства тканей органов и содержание нуклеиновых кислот в коже, печени, почках, мозге. А. И. Кузьмина (1979) установила, что после кон­такта с растворами алкилтриметиламмония хлорида и алкамона ДС в концентрации 0,2 % нарушается функция ко­жи рук человека.

Катионные ПАВ вызывают более выраженные призна­ки контактного дерматита, характеризующегося образова­нием корок, язв, эрозий, облысением, резким утолщением кожной складки и т. д. Наименьшие изменения кожи на­блюдаются после аппликации неионогенных ПАВ. Анион­ные ПАВ по образованию и течению дерматита, а также по времени восстановительного периода занимают промежу­точное положение. Гистологическое исследование кожи, подвергавшейся воздействию ПАВ, показало, что катион­ные вещества приводят к наиболее выраженным наруше­ниям. Они снижают возбудимость рецепторов, что выража­ется в увеличении сенсорной хронаксии, проницаемости капилляров, функциональных сдвигах в вегетативной нерв­ной системе и изменении рН кожи в щелочную сторону (В. В. Братчин, 1979).

Биологическая характеристика анионных соединений. Моющая способность анионных соединений усиливается с увеличением содержания углерода в цепочном радикале от 10 до 20 атомов. Анионные ПАВ с разветвленным це­почным радикалом слабо разрушаются на биологических очистных сооружениях (Н. А. Лукиных, 1972). Они обла­дают пенообразующей способностью, что явилось основа­нием для ограничения их присутствия в воде водоемов до 0,5 мг/л (Е. А. Можаев и соавт., 1972). Анионные ПАВ оказывают менее выраженное токсическое действие, чем катионные. Из анионных ПАВ токсичность выше у соеди­нений, содержащих ароматическое кольцо, по сравнению с веществами, у которых гидрофобная часть молекул пред­ставлена жирными радикалами. Выраженное гемолитиче­ское действие оказывают анионные соединения. Алкилсуль­фаты являются более сильными гемолитическими агента­ми, чем четвертичные аммониевые соединения. Гемолиз, вызванный ПАВ, задерживается в присутствии холестери­на, фосфолипидов, сыворотки или плазмы.

В острых опытах на белых крысах установлено, что ЛД50 для анионных веществ при одноразовом нанесении на кожу в 2—3 раза больше, чем при введении в желудок.

Szymanies, Trzeciak, Kryk, Pirog, Macialka (1976) уста­новили, что в сыворотке крови крыс-самок, которые в те­чение 12 нед получали водные растворы детергентов (0,5 % обритол-18; 0,5 % сульфосукцинат ди-2-зтилгексиловый и 0,5 % стеринол) содержание холестерина, жиров повы­шается, а количество в-липопротеидов не изменяется.

Dakay, Fador, Zendsay (1977) исследовали влияние натриевой соли додецилбензолсульфоната на микросомаль-ные окислительные ферменты смешанного типа в печени на основании оценки продолжительности гексабарбитало­вого сна. Малые концентрации этого вещества индуциро­вали активность ферментов, а дозы, приближающиеся к ЛД50, оказывали тормозящее действие.

О. И. Волощенко, Л. Г. Голенкова (1976) впервые уста­новили проникновение через кожу анионных ПАВ (первич­ные и вторичные алкилсульфаты натрия, алкилбензолсуль­фонат) при одно- и многократном поступлении в организм гвинейских свинок. Авторы, используя модифицированный ими колориметрический метод с метиленовым синим для анализа ПАВ в воде (Ю. Ю. Лурье, 1971), выявили анион­ные ПАВ в сыворотке крови, печени, мозге. В острых опы­тах после одноразового нанесения на кожу первичного ал­килсульфата натрия в различных дозах (5—6—8 г/кг) и CMC «Лотос» (1, 2, 3 г/кг) анионные ПАВ в сыворотке крови обнаруживались на 7-й день исследования. Затем наступала гибель животных. В подостром опыте одной группе наносили на выстриженные участки кожи в тече­ние 12 дней 30 % раствор хлорного сульфонола в дозе 1,2 г/кг, другой — в течение 14 дней 1,6 г/кг первичного ал­килсульфата, который содержал 20 % ПАВ. Анализ сыво­ротки крови на содержание анионных соединений проводи­ли в течение 1 мес после прекращения кожных аппликаций (табл. 3, 4). Максимальное количество этих ПАВ в крови определялось на 5—12-й день эксперимента, после чего их концентрация снижалась. При этом изменения уровня ани­онных ПАВ в крови были статистически значимы (Р<0,05).

Таблица 5. Содержание анионных ПАВ (п=6) в организме гвинейских свинок после нанесения на кожу растворов CMC, мг/л

Вещество

Количе­ство, мг/кг

Сыворотка крови

Печень

Мозг

М±т

р

М±т

р

М±m

р

Контроль Сульфонол-хлорный

Первичный алкилсуль-фат натрия Вторичный алкилсуль-фат натрия

100 20 10 100 20 10 100 20 10

3,7 ±1,09 12,9 ±3,3 9,0 ±1,45 10,7 ±0,98 4,2 ±0,75 3,7 ±0,66 4,4±2,13 3,8 ±0,55 5,2 ±9,23 4,2 + 0,9

>0,05 >0,05 >0,05 >0,05

>0,05 >0,05 >0,05 >0,05

14,7±1,7

14,7 ±4,5 15,7 ±6,5

4,6 ±1,7 Ю,2±1,1

7,8±1,14 4,0 ±0,57

>0,05 >0,05

>0,05 >0,05 <0,05 <0,01

28,9 ±2,6 5,0 ±2,9

2,3±0,75 4,4±1,19 4,5 ±1,32

18,9 ±6,4 13,4±5,39 10,4±2,12

<0,05

<0,05 <0,05 <0,05

>0,05 >0,05 <0,05

Таблица 6. Содержание анионных ПАВ (п=6) в организме гвинейских свинок после нанесения на кожу растворов CMC, мг/л







Сыворотка

крови

Печень

Мозг




Вещество



























М±т

р

М±т

р

М±m

р

Контроль




3,7 ±1,09




14,7±1,7




28,9 ±2,6




«Эра»

100

2,8 ±0,4

>0,05

3,9 ±0,87

<0.01

4,5 ±0,46

<0,05




20





4,6 ±0,42

<0,05





«Лотос»

100

1,4 ±0,1

>0,05

6,0 ±3,6

<0,05

34,4 ±5,7

>0,05




20

1,7 ±0,37

>0,05

12,2±3,4

>0,05

16.8 ±4,5

>0,05




10

3,1 ±1,50

>0,05

9,1±1,7

>0,05

12,2 ±12,1

>0,05

«Ассоль»

100

4,1 ±2,1

>0,05

4,7±0,49

<0,001

5,2 ±1,6

<0,05




20

3,4±0,7

>0,05

4,2 ±0,83

<0,001

11,5±1,9

<0,05




10

2,3 ±0,5

>0,05

4,3 ±0,99

<0,05

7,4 ±2,5

<0,05


После 6 мес хронического эксперимента установлено, что хлорный сульфонол, первичный и вторичный алкил­сульфаты натрия в дозах 100, 20 и 10 мг/кг и CMC на их основе («Эра» — 100 и 20 мг/кг, «Лотос» и «Ассоль» — 100, 20, 10 мг/кг) при нанесении на кожу гвинейских свинок влияют на количество анионных ПАВ в сыворотке крови, печени и мозге (табл. 5, 6). Однако сдвиги эти носят раз­нонаправленный характер. Иногда аппликации CMC и ПАВ вызывают уменьшение содержания анионных ПАВ, при­сутствующих в тканях здорового организма. Эти явления, по нашему мнению, следует трактовать как неблагоприят­ные, могущие приводить к нарушению естественного ба­ланса ПАВ в живом организме. В острых опытах авторы исследовали также токсич­ность хлорного сульфонола (дозы 1, 2, 3, 4, 5, 6 г/кг) и пер­вичного алкилсульфата натрия (дозы 3, 4, 5, 6, 7, 8 г/кг), а также синтетических моющих порошков «Эра», «Лотос», «Ассоль» (дозы 1, 2, 3, 4, 5, 6 г/кг), в состав которых вхо­дят эти анионные ПАВ. После кратковременного нанесе­ния на кожу живота указанных CMC и ПАВ гибель под­опытных животных не наблюдалась. Количество формен­ных элементов крови, содержание гемоглобина и лейкоцитарная формула у них существенно не отличалась от контрольных. Величины гематологических показателей были в пределах физиологических норм. У животных, ко­торым наносился на кожу хлорный сульфонол в дозе 6 г/кг, активность каталазы крови статистически достовер­но снижалась на 2-е сутки эксперимента. У остальных жи­вотных активность этого фермента определялась на уровне контроля. Уровень пероксидазы крови при воздействии ис­следованных анионных ПАВ изменялся в основном в сто­рону повышения активности. Причем, при интоксикации хлорным сульфонолом активность этого фермента повыша­лась на 2-й день с последующим восстановлением к перво­начальным цифрам к концу эксперимента. Первичный ал­килсульфат натрия вызывал эти изменения на 10-й день опыта. Повышение активности пероксидазы крови дает ос­нование полагать, что анионные ПАВ в высоких дозах (сульфонол от 3 г/кг до 6 г/кг, первичный алкилсульфат натрия — от 4 г/кг до 8 г/кг) при однократном нанесении на кожу приводят к нарушению окислительно-восстанови­тельных процессов. Некоторое снижение активности перок­сидазы крови отмечается у белых крыс на фоне апплика­ции раствора CMC «Лотос». Препарат «Эра» при всех ис­следованных дозах повышал активность пероксидазы крови животных на 2-й день опыта, но на 10-й день наблюда­лось восстановление этого показателя до величины контро­ля. Такая же закономерность выявлялась и после аппли­кации CMC «Ассоль», но при более высоких дозах (от 3 до 6 г/кг).

Анализ данных исследования активности холинэстера­зы крови экспериментальных животных позволил устано­вить статистически достоверные колебания ее активности, которые проявлялись преимущественно в начале опытов и были более выражены при аппликациях растворов анион­ных ПАВ, чем при CMC на их основе. Так, хлорный суль­фонол в дозах 1—4 г/кг понижал активность этого фермен­та, а в дозах 5—6 г/кг повышал ее. Противоположные изменения отмечались после аппликации первичного алкил­сульфата натрия (соответственно при дозах 3—5 г/кг и 6—8 г/кг). CMC «Эра» и «Лотос» снижали активность фермента при более низких дозах. Противоположные нарушения наблюдались после аппликации раствора CMC «Ассоль» в этих же дозах. Более высокие дозы (5—6 г/кг) этих композиций CMC после одноразового нанесения на ко­жу крыс существенно не изменяли активность холинэстера­зы крови. Хотя у здоровых животных активность этого фер­мента варьирует в значительных пределах. Статистически достоверные сдвиги, полученные в экспериментах, дают ос­нование думать о наличии влияния анионных ПАВ и CMC на их основе на процессы передачи возбуждения в организме животных.

При воздействии хлорного сульфонола и CMC «Ассоль» количество холестерина в крови крыс в конце острого опы­та уменьшается. Порошок «Эра» в дозах 1—4 г/кг вызы­вает гипо-, а в дозах 5—6 г/кг — гиперхолестерииемию. Однако колебания уровня холестерина в крови свидетель­ствуют о нарушении липидного обмена под воздействием анионных ПАВ и CMC, поступающих в организм через кожу.

После одноразовой аппликации раствора хлорного сульфонола (в дозах 1—3 г/кг) у животных на 10-е сутки опыта наблюдалась гипогликемия. Большие дозы (4— 6 г/кг) вещества вызывали это состояние на 2-е сутки. Пер­вичный алкилсульфат натрия в дозах 3-8 г/кг приводил к гипогликемии на 2-е сутки. CMC «Эра», «Ассоль» и «Ло­тос» в исследованных дозах в меньшей степени изменяют уровень сахара в крови подопытных животных по сравне­нию с контролем. В то же время CMC на основе анионных-ПАВ снижают содержание у них гликогена в ткани пече­ни. Статистически достоверные изменения количества са­хара в крови и гликогена в печени животных, подвергну­тых воздействию анионных ПАВ и CMC, указывают на на­рушение углеводного обмена.

Таким образом, анионные ПАВ и CMC могут оказывать токсическое действие на организм, изменяя активность ка­талазы, пероксидазы и холинэстеразы, а также воздейство­вать на различные звенья обменных процессов (углевод­ный и липидный обмены).

В хроническом эксперименте авторы изучали влияние на организм гвинейских свинок хлорного сульфонола, пер­вичного и вторичного алкилсульфата натрия, CMC на их основе («Эра», «Лотос» и «Ассоль»). В течение 6 мес на неповрежденную кожу животных наносили растворы ве­ществ. При этом каждое вещество исследовали в трех до­зах (100—20—10 мг/кг). В течение всего периода экспери­мента поведение, общее состояние подопытных животных, а также динамика картины периферической крови не отличались от контрольных. У гвинейских свинок, которым наносили на кожу хлорный сульфонол (в дозах 100 и 20 мг/кг), и первичный алкилсульфат натрия (в дозе 100 мг/кг) активность каталазы крови достоверно повыша­лась через 2 мес. CMC не вызывали изменений данного показателя. ПАВ при поступлении в организм через кожу влияют также на активность пероксидазы крови. Так, хлор­ный сульфонол при дозах 100 и 20 мг/кг статистически зна­чимо увеличивает этот показатель на 2-й и 6-й месяцы эк­сперимента. Такие же изменения выявляются у животных под воздействием первичного алкилсульфата натрия в до­зе 100 мг/кг; в дозе 20 мг/кг обнаруживается повышение активности фермента через 2 мес. Вторичный алкилсуль­фат натрия (дозы 100 и 20 мг/кг) также вызывает в эти сроки повышение активности пероксидазы крови. Анало­гичные сдвиги отмечаются при исследовании CMC в дозах 100 мг/кг. Полученные данные свидетельствуют о влиянии ПАВ и CMC на течение окислительно-восстановительных процессов в организме.

Вторичный алкилсульфат натрия в дозах 20 мг/кг и 100 мг/кг вызывает у животных на 4-м месяце статистиче­ски достоверное повышение активности холинэстеразы кро­ви. Среди CMC только стиральный порошок «Эра» в мак­симальной дозе в конце 4-го месяца опыта статистически значимо увеличивает активность холинэстеразы крови по сравнению с контролем. При исследовании уровня холесте­рина в сыворотке крови на фоне затравки гвинейских свинок анионными ПАВ и CMC на их основе установлено, что только CMC «Лотос» в дозе 100 мг/кг вызывает сни­жение данного показателя. Содержание сахара в крови под­опытных животных в конце эксперимента повышается по сравнению с контролем на фоне воздействия хлорного сульфонола и вторичного алкилсульфата натрия в дозах 100 мг/кг. CMC не влияет на этот показатель.

Анионные ПАВ в максимальных дозах (100 мг/кг) су­щественно воздействуют на уровень гликогена. Содержа­ние последнего в ткани печени значительно повышается в конце эксперимента по сравнению с контролем. Такой же эффект отмечается и после аппликаций растворов CMC «Эра» и «Лотос». Исключение составляет стиральный по­рошок «Ассоль», который не влияет на этот показатель. Следовательно, при интоксикации организма анионными ПАВ существенное место занимают нарушения углеводного обмена.

Изучение содержания лактатдегидрогеназы в сыворот­ке крови не выявило существенных отклонений значения этого показателя от контрольных данных. Однако установ­лено повышение содержания в печени экспериментальных животных сорбитдегидрогеназы, что свидетельствует о вли­янии хлорного сульфонола, первичного и вторичного ал­килсульфатов натрия (в дозе 100 мг/кг) на окислительно-восстановительные процессы в организме.

3. С. Маркова, А. И. Саутин (1979) на основе количест­венной зависимости «доза — эффект» в хроническом экспе­рименте на животных при перкутанном воздействии ПАВ установили максимально недействующие и минимально действующие концентрации по общетоксическому дейст­вию для сульфонола (40 %) и синтамида-5 (15 %).

По данным В. А. Покровского и сотрудников (1975), при пероральном введении анионоактивных пенообразова­телей, используемых в пожаротушении (ПО-1, ДС-РАС, «Прогресс», алкилсульфонат, смачиватель НБ, сульфонол, сульфонол НП-3, первичный алкилсульфат натрия, а-оле­финсульфонат), и синтанола-ДЭС ЛД50 (дозы 1,1—5 г/кг) обнаруживаются изменения массы тела животных, белко­вого состава и активности ферментов сыворотки крови, структуры внутренних органов. Эти вещества отнесены к токсическим соединениям.

По данным В. П. Осинцевой (1976), у крыс, погибших от введения хлорного сульфонола (в дозе 3 г/кг), наблю­дались некроз поверхностного слоя слизистой оболочки желудка и ворсинок тонкой кишки, набухание эпителия из­витых канальцев в почках, гепатоцитов в печени, мелко­капельная вакуолизация цитоплазмы, расширение вен в миокарде, почках, печени и других органах. При большей дозе (4 г/кг) отмечались расширение капилляров клубоч­ков, мозгового и коркового вещества почек, десквамация эпителия, картина некротического нефроза. Аналогичные изменения определялись у крыс, погибших после перораль-ного введения ДНС, алкилсульфатов и других ПАВ. При введении ДНС в дозе 4 г/кг у животных выявлялись также расширение сосудов мягкой оболочки мозга, небольшие кровоизлияния в белое вещество мозга и др.

Данные о кумулятивных свойствах анионных ПАВ про­тиворечивы. Анионные вещества додецилсульфат и доде­цилбензолсульфонат выводятся из организма медленно: за 3—4 дня выделяется 30—60 % вещества (Haverman, Menke, 1959). Хлорный сульфонол, сульфонол НП-1, ал­килсульфонат по показателю летальности не обладают ку­мулятивными свойствами (В. Ф. Гаршенин, 1965). По дан­ным Е. А. Можаева (1976), у анионных соединений эти свойства не выражены.

Е. А. Можаев (1976) указывает, что анионные ПАВ мо­гут усиливать или угнетать всасывание ряда пищевых, ле­карственных, токсических веществ в организме животных. Так, после однократного перорального введения хлорного сульфонола в дозе 5 г/л и вторичного алкилсульфата нат­рия в дозе 5 мг/л повышается содержание фосфатов в пе­чени, селезенке, почке и сердечной исчерченной мышечной ткани. В присутствии ПАВ из печени и мышцы сердца, по­чек фосфат выводится быстрее, чем без них.

В процессе разрушения ПАВ при озонировании воды и накоплении ими продуктов деструкции вода теряла способ­ность к пенообразованию, но приобретала неприятный за­пах, появление которого наблюдалось начиная с концент­рации ПАВ 2—3 мг/л. Продукты озонирования ПАВ были менее токсичными и кумулятивными по сравнению с исход­ными веществами (алкилбензолсульфонат натрия, сульфо­нол НП-3, некаль и ОП-10) и не обладали аллергенными свойствами. При гигиенической оценке воды, содержащей продукты озонирования ПАВ, органолептический показа­тель (запах) следует считать лимитирующим (А. А. Коро­лев, М. В. Богданов и соавт., 1975).

И. Е. Ильин (1980) изучал токсичность продуктов трансформации ПАВ, образующихся в процессе хлориро­вания воды. Исследовались анионные ПАВ (озолят А и сульфонол НП-1) и неионогенные (ОП-7, ОП-10). Перо­рально белым крысам вводили исходные вещества и про­дукты их трансформирования. Установлено, что продукты трансформации ПАВ отличаются от исходных веществ и влияют на функции организма (повышение уровня SH-групп, снижение иммунобиологической реактивности, изменения в соотношении белковых фракций, снижение уровня холестерина и р-липопротеидов).

По мнению Huddleston, Nielsen (1979), биоразложение линейного алкилбензолсульфоната (ЛАС) начинается с концевого углеродного атома алкилной цепи и продолжает­ся в направлении ароматического кольца с одновременным отщеплением обрывков цепи, содержащих два атома угле­рода. При дальнейшем разложении этого вещества проис­ходит расщепление кольца, указывающее на полное разло­жение структуры. С помощью меченных радиоактивными изотопами ЛАС установлено, что биоразложение происхо­дит расщеплением 95 % ароматических колец ЛАС.

Sund Reidar Bredo (1975), изучая влияние- некоторых ионизированных и нейтральных ПАВ и желчных кислот на перенос натрия и воды из петель тонкой кишки наркотизи­рованных крыс, установил следующую закономерность.

При добавлении к раствору 2,2 ммоль диоктилсульфоно­сукцината натрия (анионное вещество) или 1,3 ммоль це­тилтриметиламмония бромида (катионное) количество невсосавшегося натрия у самцов в отрезке тонкой кишки крыс через 1 ч возросло с 23,6 % (контроль) до 71,2— 72,2 %, воды — с 16,5 % до 53,5 % и 55,2 %. Бензолкалий-хлорид в дозе 1,3 ммоль в большей степени ингибировал всасывание натрия и воды из кишки. Тритон Х-100 в 0,5 % концентрации блокировал всасывание, твин-20 увеличивал количество невсосавшегося натрия до 30,6 % и воды до 26,6 %. Следовательно, ПАВ вызывают повышение пассив­ной проницаемости эпителия кишок. Berenson, Temple (1975) наблюдали после 15-минутного орошения моющими средствами пищевода и желудка наркотизированных ко­шек отек слизистой, слущивание поверхностного слоя эпи­телия пищевода, гидропическую дегенерацию эпителия же­лудка, повреждения сосудов, отек подслизистого слоя и очаговое изъязвление. После однократного введения в же­лудок лошадям диоктилсульфоносукцината натрия в дозах 0,65 г/кг и 1 г/кг животные погибали в течение 14—72 ч от диареи. ЛД50 этого вещества для гвинейских свинок —0,65 г/кг. Макроскопические исследования установили сни­жение эластичности кожи, кровоизлияния в мышцах, лег­ких, печени, нарушение структуры слизистой оболочки пи­щеварительной системы. Гистологически обнаруживалось переполнение кровью внутренних органов, дегенеративные их изменения, отек легких, сгущение крови и гемостаз (Moffatt, Kramer, Lerner, Tones, 1975).

Burke, Olavesen, Curtis, Powell (1976), изучая биораз­рушение некоторых анионных детергентов у крыс, устано­вили, что после внутрибрюшинного введения 1 мг меченой калиевой соли децилсульфата-35S в моче в первые 6 ч вы­являлось у самцов 62,3 °/о, у самок — 65 % введенной ра­диоактивности, через 48 ч — соответственно 0,6 % и 1,3 %. Через 48 ч с фекалиями выводилось 1,2 % и 1% радиоак­тивного вещества, а в тушках накапливалось 8,1 % и 4%. С желчью выводилось 1,9 % и 4 % этого соединения. Пос­ле внутрибрюшинного введения октадецилсульфата-355 в дозе 1 мг на 200 г массы животного через 6 ч в моче у сам­цов определялось 5 %, у самок —26,2 % радиоактивного вещества. Соответственно через 48 ч в тушках накаплива­лось его 9,4 и 15,6 %• Считают, что в организме распад ал­килсульфатов осуществляется путем окисления.

Неправильный подбор бинарных и тройных смесей анионных ПАВ (их соотношения) может послужить при­чиной их раздражающего действия на кожу человека. Введение других ПАВ, в частности неионогенных, уменьшает их влияние на кожу, не снижая его моющей способности. Одним из актуальных вопросов токсикологии является изучение проявления синергизма нескольких анионных ПАВ, входящих в состав рецептуры CMC.

По мнению Steiglideru Hahn (1971), ПАВ при нанесе­нии на кожу могут взаимодействовать с кератином, белка­ми и ферментами. Реакция их с этими функциональными и структурными элементами связана с химическим строени­ем, концентрацией и рН их раствора. При одинаковой кон­центрации растворов раздражающее действие алкилсуль­фатов выражено сильнее, чем у мыла с такой же длиной углеродной цепи.

В. В. Иванов (1975), изучая воздействие некоторых на­туральных и синтетических средств («Снежок», «Люкс», «Лотос-1-2») на проницаемость капилляров кожи гвиней­ских свинок, установил, что они не оказывают на кожу жи­вотных раздражающего и сенсибилизирующего действия, но большинство из них нарушает проницаемость капилля­ров. Мыло, приготовленное на основе СЖК с более высо­кой относительной плотностью и длинной углеводородной цепью (C17—С20), не нарушает проницаемость капилляров кожи в отличие от образца, содержащего СЖК фракции С10—С16. Кокосовое масло, введенное в состав мыла в боль­шом количестве (15 %), способствует более выраженному действию его на проницаемость капилляров кожи. Наличие в рецептуре CMC детергентов в большем количестве дита­лана OTS (20,6 %) или фосфатов (75 %) вызывает нару­шение проницаемости капилляров. Препараты, содержа­щие 80 % и 40 % ДНС, не изменяют проницаемости капил­ляров в отличие от образцов, содержащих 25 и .18 % ДНС. Моноэфиры сульфоянтарной кислоты мягко действуют на кожу (В. В. Иванов, В. А. Адо, Б. А. Сомов, 1976, и др.).

Аппликации натурального жирового мыла в виде 2 % водных растворов на кожу гвинейских свинок не оказыва­ют раздражающего и сенсибилизирующего действия. Ана­логично влияют CMC, изготовленные на основе алкилбен­золсульфонатов (сульфонолы), на алкилсульфатах, смеси сульфонола с алкилсульфатом (диталан OTS), сульфона­та на алкилсульфонатах. Однако они вызывают начальные признаки воспаления кожи, которые характеризуются на­рушением проницаемости капилляров кожи.

При длительном (15-дневном) нанесении моющих средств («Новость») на кожу гвинейских свинок отмеча­ются незначительные изменения нормальной гистологиче­ской картины кожи. Явления воспаления локализуются на ограниченных участках эпидермиса и верхней трети дер­мы, на местах нанесения моющих средств. CMC, получен­ные из натурального и синтетического сырья, вызывают однородные морфологические изменения кожи. Моющие средства, содержащие ДНС, приводят к наименее выра­женным нарушениям (В. В. Иванов, Е. А. Иевлева, А. И. Сыч, 1975).

По данным Б. А. Задорожного, Л. В. Скляровой, Л. Т. Киричек (1978), белковый гидролизат, сульфопон, сульфоуреид в концентрациях 0,2, 0,5 и 2,5 % в течение 30 дней не оказывают раздражающего и сенсибилизирующего влияния на кожу и слизистые оболочки глаз кроликов. Эти вещества не вызывают гистологических изменений кожи, не изменяют ее температуру и толщину складки; рН кожи сдвигается в кислую сторону Zajusz, Panak, Lytka, Bys-zkowska (1977) исследовали влияние ингаляции в течение 6 нед ионных и неионогенных детергентов (камин RMS, сульфатол, рокалин S-10 и рокафенол N-25) на легкие крыс. Авторы выявили пролиферацию макрофагов и эпителиаль­ных клеток, которая привела к ателектазам. Обнаружены явления эмфиземы и гиперемии легких. При использовании гидроксипропина значительных сдвигов не выявлено.

Ряд ПАВ действуют подобно антидиуретическим гормо­нам, увеличивая транспорт воды стенкой мочевого пузыря (глюконат натрия — на 125 %, додецилсульфат натрия — на 275 %, сапонин — на 144 %). Хролинская Р. Е. (1975) предполагает, что ПАВ действует на активность гиалуро­нидазы, способствуя более быстрому движению воды по осмотическому градиенту.

О. И. Волощенко и соавторы (1978) в хроническом эк­сперименте изучали характер биологического действия ани­онных соединений (первичного алкилсульфата натрия, хлорного сульфонола, волгоната) и CMC «Лотос» на осно­ве хлорного сульфонола. В течение 6 мес гвинейским свин­кам наносили вещества на выстриженный участок кожи в следующих дозах: волгонат—10, 20- мг/кг и 100 мг/кг, хлорный сульфонол и CMC «Лотос» — 200, 500, 1000 мг/кг, первичный алкилсульфат натрия — 200, 500 мг/кг. После 5—6 аппликаций волгоната наблюдается очаговое облысе­ние на всей опытной поверхности кожи с появлением в дальнейшем шелушения. Через 1,5—2 мес раздражающее действие препарата постепенно уменьшается и через 3 мес и до конца опыта видимых изменений на коже не обнару­живается, восстанавливается волосяной покров. Волгонат в дозе 1 мг/кг в течение всего периода хронического экспе­римента не вызывает изменений кожи.

В течение длительных аппликаций волгоната в указан­ных дозах морфологический состав периферической крови (за исключением количества лейкоцитов), активность ка­талазы и пероксидазы, содержание сахара в крови, алани­новой трансаминазы в сыворотке крови, существенно не изменялись. Под влиянием волгоната в дозах 10, 20, 100 мг/кг отмечалось увеличение количества лейкоцитов. Активность холинэстеразы в крови повышалась в течение 3 мес, а затем она постепенно снижалась, достигая исход­ных величин к концу эксперимента. Содержание холестери­на и общего белка в сыворотке крови увеличивалось в те­чение 6 мес после аппликаций волгоната в дозах 20 и 100 мг/кг и соответственно понижалось при дозе 10 мг/кг. При аппликации 1 мг/кг препарата изменений кожи не вы­явлено.

CMC «Лотос», содержащее хлорный сульфонол, после нанесения на кожу в дозах 200, 500, 1000 мг/кг достоверно увеличивало активность холинэстеразы крови через 1 мес после аппликаций. Такой эффект наблюдался в течение 3 мес эксперимента, после чего активность этого фермента по сравнению с контролем уменьшалась. На местах нане­сения растворов этого CMC наблюдались эрозии и участки некроза. Аналогичная закономерность отмечалась при аппликации водных растворов анионных ПАВ первичного алкилсульфата натрия в дозе 200 мг/кг и хлорного сульфо­нола в дозе 1000 мг/кг. Особенно повышалась активность холинэстеразы в крови в первые месяцы эксперимента.

Химическое определение анионных ПАВ и CMC в сыво­ротке крови с целью установления степени их проникнове­ния через кожу показало, что эти вещества поступают во внутреннюю среду организма животных после нанесения их растворов на неповрежденную кожу. Аппликации пер­вичного алкилсульфата натрия и хлорного сульфонола в высоких дозах (1000 или 500 мг/кг) вызывают гибель гви­нейских свинок. Так, сульфонол хлорный в дозах 200 мг/кг или 500 мг/кг после многократного нанесения на кожу гви­нейских свинок в течение 60 дней в большинстве случаев (26 из 42) достоверно (Р<0,05) увеличивает содержание анионных ПАВ в сыворотке крови. Аналогичная законо­мерность наблюдается после аппликаций первичного ал­килсульфата натрия в дозе 200 мг/кг в течение 3 мес. CMC «Лотос» после нанесения на кожу (дозы 1000, 500, 200 мг/кг) в течение 3 мес приводит также в большинстве случаев (23 из 35) к увеличению содержания анионных ПАВ в сыворотке крови животных. Указанное явление обусловлено проникновением ПАВ через кожу как после ихнанесения в отдельности на ее покровы, так и после аппли­кации CMC «Лотос», в составе которого имеются указан­ные анионные ПАВ. Определение анионных ПАВ в сыво­ротке крови, печени и мозговой ткани после шестимесяч­ных многократных их аппликаций показало увеличение количества анионных ПАВ по сравнению с контролем. Зна­чительный эффект (Р<0,05) наблюдался после апплика­ции CMC «Лотос» в дозе 500 мг/кг. Очевидно, при длитель­ном поступлении анионных ПАВ через кожу происходит частичная их задержка в тканях печени и мозга (особенно при дозах 20, 100 мг/кг волгоната). Исключение составляют опыты на животных, которым наносился на кожу раствор волгоната в дозе 1 мг/кг.

Следовательно, степень проникновения анионных ПАВ зависит от их количества, нанесенного на кожу (для сыво­ротки — 0,6 %, мозга —0,6 %, печени—1,9 %), что ука­зывает на различную интенсивность депонирования этих веществ в тканях и органах. Можно предположить, что она обусловлена различным количеством липидно-белковых мембран в соответствующих органах, что ведет к различ­ной степени адсорбции анионных ПАВ на поверхности этих структурных образований. Не исключено, что более высо­кая степень проницаемости ПАВ для печени зависит от барьерной функции этого органа.

Влияние неионогенных ПАВ на организм. Среди раз­личных классов ПАВ неионогенные соединения (синтано­лы, синтамид-5, превоцелл, окись алкилдиметиламина и др.) наименее токсичны. Среднесмертельные дозы этих ве­ществ могут достигать десятков граммов на 1 кг массы жи­вотных. В ряде случаев в эксперименте невозможно полу­чить достаточные данные для вычисления смертельных доз неионогенных ПАВ.

В острых опытах после однократного нанесения на ко­жу белых крыс синтанола ДС-10 в различных дозах (5, 7, 9, 11, 13, 15 г/кг) количество форменных элементов, про­центное содержание гемоглобина, а также лейкоцитарная формула у подопытных животных существенно не отлича­ются от контрольных. Величина гематологических показа­телей остается в пределах нормы. Активность каталазы крови (соответственно дозам — 3,9, 4,5, 4,4, 4,9, 4,6, 4,7) на вторые сутки эксперимента колеблется на уровне контроля (4,3). На 10-е сутки она составляет 4, 4,8. Уровень перокси­дазы повышается с последующим восстановлением к концу эксперимента (соответственно дозам — 0,8, 1,02, 0,71, 0,75, 0,78, 0,71 при контроле 0,35 на 2-е сутки и 0,30—0,30 про­тив 0,31 на 10-е сутки). Увеличение активности пероксидазы крови дает основание полагать, что синтанол ДС-10 в высоких дозах при однократном, нанесении на кожу жи­вотных вызывает нарушение окислительно-восстановитель­ных процессов. Активность холинэстеразы крови животных на 2-е сутки опыта достоверно снижается (517, 577, 262, 319 215, 137 ммоль/ч-л) по сравнению с контролем (939 2 ммоль/ч-л). На 10-е сутки активность этого фермен­та колебалась (202,7, 212,4, 269, 268, 291 ммоль/ч-л); на уровне контроля (293,2 ммоль/ч-л), за исключением слу­чаев применения синтанола ДС-10 в дозе 9 г/кг (120,3 ммоль/ч-л). Статистически достоверные сдвиги, по­лученные в экспериментах, позволяют сделать заключение о влиянии этого ПАВ на процессы передачи нервного воз­буждения в организме животных.

Неионогенные ПАВ синтанола ДС-10 после однократно­го нанесения на кожу существенно не влияют на содержа­ние холестерина в сыворотке крови. Так, в конце экспери­мента наблюдались следующие колебания этого показате­ля: 5,23, 4,24, 4,89, 3,35, 3,35, 3,3 ммоль/л при указанных до­зах ПАВ по сравнению с контролем (3,34 ммоль/л). У животных, на кожу которых наносили синтанол ДС-10 в дозе 5 г/кг, в конце эксперимента обнаруживалась досто­верная гипогликемия (3,65 ммоль/л); при контроле — 9,68 ммоль/л. Дозы 7, 9, 11, 13, 15 г/кг синтанола ДС-10 вызывали колебания уровня сахара в крови соответствен­но: 9,51, 8,64, 9,99, 9,81, 9,35, 10,06 ммоль/л на 2-е сутки опыта и 5,94, 9,62, 6,8, 7,09, 6,27 ммоль/л на 10-е сутки.

Токсичность неионогенных веществ типа оксиэтилиро­ванных октилфенолов изменяется в зависимости от числа содержащихся в них оксиэтиленовых групп. Увеличивает­ся при возрастании этих групп от 1 до 10 и уменьшается при увеличении их числа с 10 до 20. По данным Е. А. Мо­жаева (1976), из неионогенных ПАВ наименьшей токсич­ностью обладает синтамид-5. Уровень токсичности синта­нолов также невысок. Возможно, более низкая токсичность синтамида объясняется наличием в его структуре сложно-эфирной связи в отличие от более токсичных веществ, по­строенных по типу простых эфиров. Синтанолы в противо­положность синтамиду обладают способностью к кумуля­ции (коэффициент кумуляции — 5,2—2,8). Наиболее кумулятивным веществом является альфанол-8 (коэффи­циент кумуляции—1,6). Выраженная кумулятивность не­ионогенных ПАВ, очевидно, объясняется их большей устой­чивостью к обезвреживанию в организме благодаря элект­ронейтральности.

Большие дозы неионогенных ПАВ вызывают у животных увеличение массы тела и относительной массы орга­нов (Sweery, 1953), образование камней и папиллом в мо­чевом пузыре (у хомяков), снижение артериального давле­ния (у крыс, гвинейских свинок, кошек, кроликов, обезьян и особенно у собак), ускорение электрофоретической ми­грации альбуминов, липопротеинов и других компонентов сыворотки крови, нарушение содержания тироксина в кро­ви (у гвинейских свинок; Schick, 1967), угнетение секреции хлористоводородной кислоты в желудке и активности не­которых ферментов крови. ПАВ (оксиэтилированные октил­фенолы) в концентрациях 4—10 мг/л вызывают invitro ге­молиз нормоцитов (Kirkpatrik и соавт., 1973).

Н. Б. Кумпан (1974), О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль (1977) наблюдали повышение уровня холе­стерина и фосфолипидов в крови животных. Scanu и соавто­ры (1961) в течение 4—5 мер вводили собакам неионоген­ное вещество «Tpитон-WR-l339» в дозе 250 мг/кг. Это вы­зывало истощение тканевых запасов жира, накопление мегафагов в печени, селезенке и лимфатических узлах, стенке аорты, в коронарных и легочных артериях обнару­живались явления начинающегося атеросклероза.

Е. А. Можаев (1976), изучая токсичность синтанола ДС-10, альфанола-8, проксанола-186, проксамина-385, син-тамида-5, поступавших длительное время с водой, устано­вил, что наиболее токсичным является альфанол-8, наиме­нее — синтамид-5.

Анионные и неионогенные ПАВ усиливают активность канцерогенных веществ (Setala и соавт., 1959; Poel, 1963; Schick, 1967). Так, предварительная обработка кожи жи­вотных канцерогенным веществом, а затем повторные на­несения на нее эмульсии твинов, спанов, тритона-100 и дру­гих ПАВ стимулируют образование опухолей (Saxen и соавт., 1950; Setala и соавт., 1954, 1959). По данным Е. А. Можаева (1976), у крыс, получавших синтанол ДС-10 в концентрациях 500, 100 мг/л, возникали злокачественные опухоли. Синтанол ДС-10 снижает канцерогенный эффект и не проявляет канцерогенной активности. Н. В. Синигина и Ю. И. Сахаров (1974) считают, что синтанол ДС-10 не об­ладает канцерогенными свойствами, однако способен уси­ливать канцерогенную активность других веществ, в част­ности метилхолантрена, при накожном воздействии.

При одноразовом введении в желудок белых крыс син­танола ДС-10 в концентрациях 9, 18, 40 и 60 % в крови по­вышается содержание сахара, активность каталазы, перок-сидазы, холестерина и снижается количество SH-групп, а иногда и холинэстеразы в крови (О. И. Волощенко, И А Медяник, В. Н. Чекаль, 1977). Под влиянием низких и высоких концентраций синтанола ДС-10 отмечаются фазо­вые изменения в количестве этих веществ в крови. Высокая концентрация его уменьшает исследуемые показатели, а низ­кая—увеличивает их. Низкие концентрации синтанола ДС-10 усиливают функциональные и обменные процессы в организме, а более высокие — угнетают их.

С целью изучения кумулятивных свойств неионогенных ПАВ на кожу белых крыс в течение 15 дней наносили син­тамид ДС-10 (по 0,8 г/кг и 4 г/кг) и синтамид-5 (по 0,6 г/кг и 3 г/кг). У животных обнаруживали признаки ин­токсикации: повышенную возбудимость, иногда агрессив­ность, сменявшуюся к концу опыта адинамией, снижение аппетита, уменьшение массы тела. На местах нанесения растворов к концу эксперимента появлялась гиперемия, а у отдельных животных — эрозия и некроз. У белых крыс, получавших синтамид-5, биологические показатели крови (активность холинэстеразы, содержание сахара, количест­во SH-групп, фагоцитарная активность лейкоцитов, индек­сы каталазы и пероксидазы, уровень аскорбиновой кисло­ты в надпочечниках) изменялись в пределах величин конт­роля. Нанесение на кожу гвинейских свинок 2 % раствора синтанола ДС-10 и 0,06 % раствора синтамида-5 (концент­рации в 2 раза превышающие содержание каждого ПАВ в рецептурах моющих средств) раздражение и сенсибили­зации ее не вызывало. Индексы каталазы и пероксидазы крови повышались в пределах контроля. Несмотря на это, изменения активности ферментов следует учитывать, так как не исключено, что повышение концентрации ПАВ в мо­ющих средствах может усилить действие этих веществ на организм. Под влиянием синтанола ДС-10 повышается сорбционная способность тканей органов по отношению к нейтральному красному. Эти изменения симметричны.

В хроническом эксперименте в течение 6 мес на кожу животных наносили 0,03 % и 0,06 % растворы синтамида-5 (0,6—1,2 мг/кг) и 0,5 % раствор синтанола ДС-10 (10— 20 мг/кг). Морфологический состав крови у подопытных животных мало отличался от контроля. Аналогичная за­кономерность наблюдалась при определении ее биохими­ческих показателей (активность каталазы и пероксидазы, холинэстеразы, количество SH-групп, содержание сахара, аскорбиновой кислоты в надпочечниках, гликогена в пече­ни, фагоцитарная активность лейкоцитов). Патоморфоло­гических изменений внутренних органов не отмечалось.

Если аллергенная активность простых химических сое­динений, загрязняющих атмосферный воздух, воду водоемов, в настоящее время интенсивно изучается (В. И. Ви­ноградов и соавт., 1976), то чувствительности к препара­там бытовой химии, в частности к ПАВ, уделяется еще не­достаточное внимание. Вместе с тем данные литературы (Ю. И. Сахаров и соавт., 1973; О. И. Волощенко и соавт., 1977) свидетельствуют, что большинство контактных ал­лергических дерматитов может быть спровоцировано хи­мическими веществами, входящими в состав широко ис­пользуемых в быту моющих и чистящих средств и ряда других препаратов. В эксперименте на гвинейских свинках Ю- И. Сахаров и Е. Н. Кутепов (1973) обнаружили, что синтанол ДС-10, ОП-7 при повторном введении в организм формируют состояние повышенной чувствительности. Под воздействием этих веществ у животных развивается кон­тактный аллергический дерматит. А. И. Саутин и соавторы (1974) установили кожнораздражающее действие CMC на основе синтанола ДС-10 в концентрациях, в 10 раз превы­шающих рекомендуемые.

О. И. Волощенко и соавторы (1973—1980) выявили ал­лергенный эффект некоторых препаратов бытовой химии и ПАВ. Авторы установили, что пороговая доза аллергиче­ского эффекта для анионных соединений (первичного и вторичного алкилсульфатов, сульфонола хлорного и суль­фонола НП-3, волгоната) составляет 10 мг/кг.

Втирание в кожу гвинейских свинок в течение 1 мес неионогенного ПАВ (превоцелла в дозах 10, 20 и 100 мг/кг, синтанола ДС-10 и синтамида-5 в дозах 20, 10 мг/кг) пока­зало, что превоцелл в дозах 100, 20 мг/кг, синтанол ДС-10 и синтамид-5 в дозах 20 мг/кг приводят к выраженной дег­рануляции базофильных гранулоцитов периферической крови. Эффект сохраняется в течение 2 мес после оконча­ния действия веществ. Пороговая доза для превоцелла, синтанола ДС-10—10 мг/кг, синтамида-5 —20 мг/кг.

В данном случае отчетливо прослеживается зависи­мость степени разрушения базофильных гранулоцитов от испытуемой дозы: с ее уменьшением увеличивается коли­чество клеток, находящихся в первой стадии дегрануляции, и уменьшается число клеток, полностью разрушенных. Ис­следование бляшкообразующих клеток в реакции Иерне — Клемпарской продемонстрировало динамику действия пре­воцелла на аутоиммунный процесс. Повышенное содержа­ние бляшкообразующих клеток в периферической крови наблюдалось также через 2 мес после восстановительного периода. Наиболее выраженный процесс образования бля­шек аутоиммунного гемолиза происходил в течение 4 нед наблюдений. У гвинейских свинок, подвергаемых действию указанных веществ, определялась также выраженная бла­стная трансформация лимфоцитов в культуре in vitro. На протяжении эксперимента происходило достоверное увеличение числа лимфоцитов, трансформированных в бласты, и макрофагов как под влиянием фитогемагглюти­нина, так и без него. К концу двухмесячного периода ис­следования эти процессы нормализовались. У контрольных животных указанные иммунологические реакции были от­рицательны. Превоцелл, синтанол ДС-10 в дозах 8 мг/кг, синтамид-5 в дозе 10 мг/кг аллергенным эффектом не об­ладали и были рекомендованы в качестве действующего начала при разработке новых рецептур CMC.

В хроническом эксперименте на гвинейских свинках изучался также характер биологического действия прево­целла в дозах 100, 20, 10 мг/кг. После ежедневной аппли­кации раствора превоцелла на протяжении 6 мес общее состояние и динамика картины периферической крови не отличались от контрольных. Достоверное повышение ак­тивности холинэстеразы, пероксидазы крови отмечалось на 2-м месяце опыта после аппликации превоцелла в дозе 100 мг/кг. Препарат вызывал колебания исследуемых био­химических показателей в пределах контроля. Однако к концу эксперимента эта доза вызывала понижение (Р<0,05) количества гликогена в печени, которое совпада­ло с низким содержанием сахара в крови и указывало на нарушение углеводной функции органа.

Л. А. Быков и сотрудники (1972), изучая свойства син­танола ВН-7 и неонола В-1020-12, пришли к выводу, что эти неионогенные ПАВ относятся к малотоксичным соеди­нениям нервного типа действия, обладают выраженным местнораздражающим действием, способны проникать че­рез неповрежденную кожу и вызывать нарушения в нерв­ной системе и печени. Одним из важных направлений ис­следования новых химических веществ является определе­ние возможных отдаленных последствий их воздействия на организм человека, в частности опухолеобразования. Изве­стно, что неионогенные ПАВ типа твинов и спанов способ­ны активировать канцерогенез, индуцированный полицик­лическими ароматическими углеводородами. Предполага­ется, что это происходит в результате проникновения ПАВ через клеточные мембраны внутрь клетки, разрушения внутриклеточных частиц, в частности лизосом, и освобож­дения ферментов (К. Selata, H. Selata, Holsti, 1954).

3. А. Пылева, А. И. Саутин (1978) при изучении дейст­вия некоторых ПАВ (сульфонола НП-1 и НП-3, синтанола ДС-10, ОП-7 и ОП-10, алкамона ОС-2) на мышах-гибридах СВАХС57ВС/6, беспородных крысах и хомячках не обнаружили их канцерогенных свойств. Авторы установи­ли, что неионогенные ПАВ ОП-7 и ОП-10 не влияют на канцерогенез кожи мышей после однократной аппликации 3-метилхолантрена. Катионное ПАВ алкамон ОС-2, вызы­вающее сильное раздражение кожи животных, также не активирует канцерогенез. Неионогенное (синтанол ДС-10) и анионактивное (сульфонол НП-1) ПАВ значительно ак­тивируют канцерогенез, индуцированный 3-метилхолантре-ном. Так, синтанол ДС-10 активировал образование папил­лом кожи более чем у 70 % мышей (в контроле только у 6 % животных). Первые папилломы в подопытной группе появлялись на 9 нед раньше, чем в контроле. У 25 % жи­вотных папилломы кожи малигнизировались. Среди этих опухолей определялся также плоскоклеточный рак с раз­личной степенью ороговения и без него. У контрольных жи­вотных опухоли не развивались. Сульфонол НП-1, как и синтанол ДС-10, стимулировал образование опухолей ко­жи более чем у 70 % мышей. У контрольных животных в течение 35 нед злокачественные опухоли не обнаружива­лись.

Сульфонол НП-1 в дозах, близких к его остаточным количествам на стенках посуды после ее чистки средства­ми, содержащими указанные ПАВ (порошком «Пемок-соль» и пастой «Универсальная»), вызывал у хомячков значительную стимуляцию канцерогенеза в коже, причем латентный период появления папиллом был короче, чем в контроле. Вторичный алкилсульфат натрия («Прогресс» с содержанием его 16,5 %) приводил к образованию папил­лом в 13 % случаев. 24 % раствор «Прогресс» к 60-й неде­ле активировал появление опухолей кожи, индуцированных 3-метилхолантреном, у 60 % животных.

3. А. Пылева, А. И. Саутин (1979) отмечали, что для веществ, обладающих значительным активирующим кан­церогенным действием (40 % сульфонол на нормальных парафинах), существует зависимость эффекта от дозы и времени влияния. С уменьшением дозы вещества снижает­ся эффект (процент животных с опухолями) и увеличива­ется средний латентный период развития опухолей кожи. Для веществ со слабым активирующим канцерогенным дей­ствием (синтамид-5) такой зависимости установить не уда­лось.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации