Волощенко О.И., Медяник И.А. Гигиена и токсикология бытовых химических веществ - файл n1.doc

Волощенко О.И., Медяник И.А. Гигиена и токсикология бытовых химических веществ
скачать (1255 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1255kb.06.11.2012 13:19скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Количество анионных ПАВ только на 3— 4-е сутки после прекращения контакта с рабочими раство­рами возвращается к исходным величинам.

Так как моющие средства могут применяться в быту многократно (каждый день, через день и т. д.), представ­ляет интерес изучить мак­симальное накопление ПАВ на коже рук челове­ка. У лиц, часто использу­ющих CMC, наблюдается накопление анионных ПАВ на коже. Однако ад­сорбция их кожей имеет предел, существуют величины, выше которых даль­нейшее насыщение ПАВ кожи не наблюдается (до 10 мкг/см2). Восстановле­ние остаточных количеств ПАВ к исходному уровню после прекращения конта­кта с раствором CMC про­исходит очень медленно (на 4-й день опыта; рис. 6). Время контакта с моющи­ми растворами (5 мин или 20 мин) существенно не влияет на величину мак­симального содержания остаточных количеств

ПАВ на коже человека. В большинстве случаев предел ад­сорбции ПАВ кожей наблюдается через 5 мин. Таким обра­зом, многократное и частое применение CMC в быту созда­ет постоянное депо ПАВ на коже человека, что позволяет считать кожный путь одним из главных источников их по­ступления в организм.

Содержание анионных ПАВ в воздухе и на предметах оборудования ванных комнат. Применение CMC в быту является новым химическим фактором, постоянно действу­ющим в условиях современного жилища, и требует всесто­роннего гигиенического исследования с целью установления степени его загрязнения основными компонентами CMC — ПАВ.

В литературе отсутствуют данные о загрязнении среды жилища ПАВ в связи с использованием населением CMC, без чего невозможно выявить все источники возможного воздействия CMC и ПАВ на организм человека. Решение вопроса об уровнях загрязнения ПАВ жилищ должно ве­стись с учетом параметров микроклимата. Так как стирка белья в основном ведется в ванной комнате, поэтому в на­ших исследованиях главное внимание было уделено данно­му помещению и другим соседним объектам жилища. Стир­ка в ванной комнате ведет к повышению внутренней темпе­ратуры и относительной влажности воздуха, что является причиной дискомфорта. Во время стирки в ванной ком­нате открывают форточку на кухне, поэтому мы измеряли температуру внутреннего и наружного воздуха, скорость движения воздуха, относительную влажность в ванной комнате. С целью изучения распространения и времени присутствия ПАВ в воздухе ванной комнаты, дверном про­еме и коридоре, отбирали пробы воздуха в различных точ­ках и делали смывы с различных объектов жилища.

В результате выполнения исследований установлен факт присутствия анионных ПАВ в воздухе ванных комнат. Мак­симальное количество обнаруженных ПАВ составляло 0,12 мг/см3 (возле источника загрязнения). С увеличением расстояния от места стирки количество ПАВ уменьшалось, а на расстоянии 1,5 м от источника загрязнения они не об­наруживались. С помощью коэффициента корреляции бы­ла установлена связь между содержанием ПАВ в воздухе ванной комнаты и скоростью движения воздуха. Она носи­ла обратный характер: чем выше скорость движения воз­духа, тем ниже концентрация ПАВ. Аналогичная зависи­мость наблюдалась между количеством ПАВ в воздухе ванной комнаты и относительной влажностью. При этом отмечено, что при высокой относительной влажности (90 % и выше) содержание ПАВ в воздухе ванной комна­ты даже непосредственно у источника загрязнения резко снижалось. Влияние внутренней температуры жилища на распространение ПАВ не обнаружено. В коридоре опреде­лялись следы ПАВ в воздухе.

Наличие ПАВ в воздухе ванной комнаты в процессе применения CMC — явление кратковременное. Максималь­ное количество (0,036 мг/м3) их содержится в воздухе в пер­вые 2 мин применения CMC. В дальнейшем происходит снижение количества ПАВ и через 10 мин в воздухе они не определяются. Содержание анионных ПАВ в воздухе ван­ной комнаты зависит от состава используемого CMC. Наи­большее количество ПАВ обнаружено при применении порошка «Лотос-71», наименьшее —при использовании порошка «Эра». По-видимому, такое явление можно объяс­нить различной величиной гранул порошка, так как в про­цессе транспортировки, расфасовки и хранения моющих средств отдельные гранулы разрушаются, образуя пыле­вые фракции.

Исследования показали, что при использовании СMС в стиральных машинах ПАВ также обнаруживаются в воз­духе ванной комнаты в тех же количествах, что и при руч­ной стирке. Во время применения CMC ПАВ попадают не только в воздух ванной комнаты, но и на предметы и обо­рудование помещения, что подтверждено их наличием в смывах с последних. Максимальные количества ПАВ (0,4 мкг/см3) выявляются на полу и оборудовании непо­средственно у источника загрязнения или на небольшом расстоянии от него.

Таким образом, при обработке моющими средствами тканей одежды установлено наличие детергентов в воздухе и на предметах оборудования ванных комнат.

Максимальные количества анионных ПАВ содержатся в местах обработки тканей одежды и белья CMC. В кори­доре жилища на расстоянии 1 м от места стирки обнару­живаются следовые их количества. В воздухе жилища и на предметах домашнего обихода детергенты не выявляют­ся. На распространение анионных ПАВ в воздухе ванных комнат в определенной степени влияет микроклимат: крат­ность воздухообмена, относительная влажность. При вы­сокой влажности, увеличении естественного воздухообме­на количество детергентов в воздухе снижается. В нижних слоях воздушной среды ванных комнат содержание анион­ных ПАВ меньше, чем на уровне места стирки белья, что объясняется противоположным направлением воздушных потоков. Основным путем загрязнения анионными ПАВ предметов и оборудования ванных комнат является непо­средственное попадание раствора моющих средств на них при обработке тканей одежды и белья, в дальнейшем они распространяются механически.

Уровни и продолжительность загрязнения воздуха жи­лища ПАВ следует учитывать при определении ведущего пути возможного поступления их в организм в целях гигие­нической регламентации применения CMC в быту.

Особенности биологического действия CMC при ингаля­ционном поступлении в организм. Средняя максимальная концентрация анионных ПАВ в воздухе ванных комнат до­стигает 0,12 мг/см3.

Специальная серия исследований была посвящена вы­явлению реакций организма при многократной ингаляци­онной затравке гвинейских свинок концентрациями ПАВ, реально создающимися при использовании CMC. При этом изучали аллергенную активность различных концентраций препарата «Лотос-71», изменения некоторых биохимиче­ских процессов, а также определяли содержание анионных ПАВ в сыворотке крови животных. Гвинейские свинки в течение 6 нед подвергались ингаляционному воздействию препарата «Лотос-71» в концентрации 0,4—0,6 мг/м3 и 1,4—1,67 мг/м3, что превышали обнаруженные в воздухе ванных комнат соответственно в 3—5 и 12—14 раз. Ре­зультаты исследований показали, что препарат «Лотос-71» в указанных концентрациях не вызывал статистически до­стоверных изменений показателей состояния организма по сравнению с контролем (картина периферической крови, уровень окислительно-восстановительных процессов — ка­талаза и пероксидаза крови, активность некоторых фермен­тов — холинэстераза крови и аланиновая трансаминаза сыворотки крови — углеводный, белковый и липидный об­мены).

После 1,5 мес ингаляционной затравки гвинейских сви­нок установлено, что CMC «Лотос-71» в исследованных концентрациях не влияет на количество анионных ПАВ в сыворотке крови. Исследование аллергологических реак­ций показало, что у интактных животных на протяжении эксперимента степень дегрануляции базофильных грануло­цитов находилась в пределах установленной нормы. Ин­галяционное воздействие препарата «Лотос-71» в течение 4 нед и 6 нед в концентрации 0,4—0,6 мг/м3 также не при­водило к повышению этого показателя, хотя и наблюдалось достоверное отличие его от такого у контрольных живот­ных. Ингаляция гвинейским свинкам изучаемого препарата в концентрации 1,67 мг/м3 способствовала развитию положительной реакции дегрануляции базофильных грануло-цитов. Учитывая принятые критерии оценки этой реакции, по степени выраженности ее можно характеризовать как резко положительную (+++). Характер определения ко­личества бляшкообразующих клеток при воздействии раз­личных концентраций изучаемого препарата находится в соответствии с тестом Шелли. Положительный эффект у животных отмечается при ингаляционной затравке препа­ратом в концентрации 1,67 мг/м3 в течение 6 нед. Таким образом, изучаемый препарат «Лотос-71» оказывает аллер­генный эффект при ингаляционном воздействии в концент­рации 1,67 мг/м3.

На основании результатов этих исследований становит­ся актуальным продолжение научных исследований в на­правлении гигиенического и токсикологического изучения ПАВ и CMC как нового химического фактора в современ­ном жилище при комбинированном и комплексном его воз­действии на организм.

Адсорбция ПАВ на стенках посуды. Ю. И. Сахаровым и сотрудниками (1975) установлено, что синтанол ДС-10 может быть использован при изготовлении средств для чистки и мытья посуды как в производственных, так и в до­машних условиях. В литературе отсутствуют сведения о его смываемости с посуды, а следовательно, о степени воз­можного загрязнения им пищи. Установлено, что некото­рые ПАВ при чистке ими посуды не смываются со стенок после многократного обильного ополаскивания, что может приводить к загрязнению ими пищи при приготовлении и хранении ее в такой посуде.

Результаты санитарно-химических исследований показа­ли, что 4-разовое ополаскивание водой алюминиевой каст­рюли, подвергнутой чистке синтанолом ДС-10 в дозе 0,082 м/см2 и 0,23 мг/см2, достаточно для его удаления со стенок. Остаточные количества этого вещества не создают условий для загрязнения им пищи в количествах, не пре­вышающих величину ПДК для воды водоемов, в то время как сульфонол НП-1 в аналогичных условиях исследований превышает ПДК для воды водоемов в 2 раза.

В. С. Карюхина, М. И. Кудрявцева и соавторы (1976), изучая смываемость некоторых ПАВ при обработке ими столовой посуды, установили, что основная масса ПАВ, ос­тавшихся на стенках посуды при ее дезинфекции, удаляется После первого ополаскивания. Ионогенные ПАВ (алкил-сульфат натрия, алкилпиридиния бромид, окись алкилди­метиламинов) переходят в смывную воду в меньшем коли­честве, чем неионогенные (синтанол ДС-10). Увеличение числа полосканий посуды уменьшает количество ионоген­ных ПАВ в смывной воде, но не влияет на количество не­ионогенных ПАВ. Это можно объяснить различной адсорб­ционной способностью исследуемых ПАВ и поверхностью обрабатываемой посуды. С повышением концентрации мо­ющих средств только до некоторой степени увеличивается содержание их в смывных водах. Не выявлялись также ку­мулятивные свойства этих ПАВ в эксперименте на живот­ных, которых поили водой с этими веществами в дозах 1/5 и 1/10 ЛД50 на протяжении 90 дней. Коэффициент ку­муляции равнялся 16. Авторы считают, что остаточное ко­личество исследованных ПАВ не служит препятствием для использования их для обработки хозяйственных изделий.

Из анионных ПАВ в быту используются алкиларилсуль­фонаты с прямой и разветвленной алкильной цепью. В бы­товых чистящих средствах для посуды в Америке и Англии содержится до 33 % анионных ПАВ из алкиларилсульфо­натов — додецилсульфонат натрия (С. Б. Русецкий, 1972). В нашей стране среди алкиларилсульфонатов наибольшее распространение получил сульфонол НП-1.

Т. С. Горяинова (1967), Ю. И. Сахаров, Е. Н. Кутепов, В. В. Быховцева (1972) считают, что сульфонол НП-1 пло­хо смывается с кухонной посуды. Кипячение воды в посуде, обработанной средствами, содержащими сульфонол НП-1, приводит к загрязнению воды, превышающему в 2 раза ПДК анионных веществ для водоемов (Ю. И. Сахаров, 1974).

Е. Г. Кравченко (1976) исследовал 3 CMC, в состав ко­торых входили ПАВ: препарат №1 (синтанол ДС-10 и волгонат-плав), препарат № 2 (волгонат-плав и моноэта­ноламиды СЖК), препарат № 3 (синтанол ДС-10). Ре­зультаты исследований показали, что для крыс ЛД50 этих препаратов выше 4 г/кг, для мышей — 1,5 г/кг. Сравни­тельное изучение их кумулятивных свойств показало, что препарат № 3 по сравнению с препаратами № 1 и № 2 ока­зывал на организм более выраженное влияние. Сенсибили­зирующие свойства выявлены у препаратов № 2 и № 3. В смывах после обработки посуды препаратом № 1 синта­нол ДС-10 и волгонат-плав не обнаружены. В смывах со стенок посуды, обработанных препаратом № 1, выявлены моноэтаноламиды СЖК, а в смывах после обработки по­суды препаратом № 3 — синтанол ДС-10.

Таким образом, наиболее приемлемое в гигиеническом отношении сочетание ПАВ, входящих в состав препарата № 1 (синтанол ДС-10 и волгонат-плав). В воде после 3 — 4 полосканий посуды ПАВ не выявляются. Предприятиями общественного питания для мытья по­суды широко используются вторичные алкилсульфаты нат­рия — «Прогресс». Они служат основой чистящих средств «Вильва», «Жемчуг», «Зеркальный-2». В составе этих средств имеется около 5 % ПАВ. Н. Ф. Тененбойм, О. П. Пилипенко, Г. Г. Щепелина, Н. С. Груздова (1978) утверждают, что остаточные количества моющего средства «Прогресс» на стенках посуды (эмалированные и алюми­ниевые кастрюли, фарфоровые чашки) уменьшаются от од­ного полоскания к другому независимо от материала, из которого сделана посуда. Трехкратное ополаскивание ве­дет к тому, что в смывных водах присутствуют весьма ма­лые количества ПАВ. Кипячение посуды способствует наи­более полному переходу в воду сорбированных на ее стен­ках вторичных алкилсульфатов. При этом их концентрация оказывается значительно меньше предельно допустимой для водоемов (0,05 мг/л).
ХАРАКТЕРИСТИКА ЭНЗИМОСОДЕРЖАЩИХ CMC И ОТДЕЛЬНЫХ ФЕРМЕНТОВ

___________________________________________________________________

В настоящее время наметилось новое направление в раз­витии производства CMC — создание моющих средств с ферментами амилолитического, липолитического и протео­литического действия. Перспективность применения таких CMC объясняется тем, что присутствующие в них ферменты обеспечивают более быстрое и эффективное удаление бел­ковых, углеводных и жировых загрязнений.

Появлению энзимосодержащих, или, как их часто назы­вают, биологических моющих средств на мировом рынке способствовали следующие факторы:

  1. бурное развитие текстильной промышленности, пред­лагающей потребителю широкий ассортимент тканей из синтетических и смешанных волокон, которые плохо пере­носят повышенную щелочность моющих растворов и высо­кие температуры, теряют в этих условиях прочность и пер­воначальный внешний вид;

  2. всевозрастающие требования потребителей к качест­ву CMC, которые должны обеспечивать при невысоких тем­пературах (40—60 °С) не только общий высокий моющий эффект, но и удаление локальных загрязнений (пятен) раз­личного происхождения.

В последнее время изготовлены энзимосодержащие CMC без активных добавок с содержанием новых энзимов (эстеразы, алкалазы и савиназы). В неразбавленных энзимосо­держащих CMC концентрация энзима в 100—1000 раз вы­ше, чем в моющем растворе (П. Христенсен и соавт., 1978). В практике бытовой и промышленной стирки особые трудности, как известно, возникают при удалении пятен белко­вого происхождения. Такие загрязнения относятся к числу «тяжелых», так как крупные протеиновые молекулы прочно связываются с волокном ткани, способствуя при этом удер­жанию жировых, углеводных и неорганических загрязнений (Р. Е. Зингер, Л. Е. Векслер и соавт., 1972). Со временем прочность связи между белковыми продуктами и тканью усиливается. При температуре стирки 70—80 °С происходит коагуляция белка, его осаждение и закрепление на волокне. Последующее глажение окончательно закрепляет белковые пятна на ткани, так что даже сильные перекисные отбели­ватели не могут обеспечить полного удаления. Денатуриро­ванный белок удается расщепить до водорастворимых соединений только с помощью специфических биокатализа­торов — ферментов. Эту роль в CMC выполняют протеолитические энзимы. Они расщепляют крупные молекулы белка на легко удаляемые с ткани соединения. При этом наруша­ется связь волокна с загрязнением, которое частично дис­пергируется в моющем растворе. Содержание энзимов в CMC в зависимости от их активности колеблется от 0,1 до 3—5 %. Наиболее пригодны для использования в CMC бак­териальные ферменты, являющиеся продуктами жизнедея­тельности микроорганизмов. В сравнении с ферментами жи­вотного происхождения они обладают повышенной устойчи­востью. Для получения высокоактивных бактериальных протеиназ в качестве продуцента используют Bacillus sub­tilis и Bacillus mesenterericus. Известно, что энзимы, явля­ющиеся сложными белковыми структурами, подвержены влиянию таких факторов, как химический состав компози­ции, в которую они введены, ее влажность, рН моющего раствора, температура (Р. Е. Зингер, Л. И. Бавика, В. Н. Рыбачук, 1975). Это необходимо учитывать при созда­нии моющих средств с энзимами.

Очевидно, компоненты CMC не должны значительно снижать активность энзимов как при хранении, так и в про­цессе стирки. Значительное влияние на стабильность и эф­фективность энзима оказывает его товарная форма. Грану­лированные энзимы теряют при хранении в течение года менее 20 % исходной протеолитической активности, тогда как потеря ее порошкообразного протосубтилина ГIOХ со­ставляет около 25 %, а протомезентерина ГIOХ превышает 57%.

CMC являются многокомпонентными системами, в свя­зи с этим при создании рецептур необходимо учитывать не только совместимость протеаз с каждым компонентом мою­щего средства, но и характер биологического действия ком­позиции. Этот вопрос еще глубоко не изучен.

Исследование режима стирки энзимсодержащими CMC в автоматической стиральной машине показало, что при температурном режиме 20—60 °С они удаляют белковые загрязнения г ткани полностью. Для большинства энзимов температура 40—50 °С является оптимальной. Ее повыше­ние до 70 °С приводит к инактивации добавок и потере био­логической активности моющего средства. CMC с энзимами «Ока» обладает высокой степенью удаления белковых за­грязнений при концентрации моющего раствора 5 г/л и ми­нимальном времени замачивания (2—4 ч). Повышение кон­центрации моющего раствора средства «Ока» при стирке белья в прачечных до 10 г/л способствует значительному удалению белковых загрязнений и не влияет на результаты снятия пигментно-жировых загрязнений. Замачивание бе­лья на 4 ч и последующая стирка полностью способствуют удалению с тканей пигментно-жировых и белковых загряз­нений (И. М. Коваль и соавт., 1979).

Из отечественных щелочных протеиназ наиболее пер­спективным для производства CMC является протосубтилин ГIOХ (Л. М. Лупоза, Т. М. Рышкова и соавт., 1975). Фер­ментный препарат получают при глубинном культивирова­нии Вас. subtilis штамм 12 на питательной среде, содержа­щей картофельный крахмал, кукурузную муку, кукурузный экстракт и минеральные соли. Препарат, выделенный из фильтра культуральной жидкости путем осаждения этило­вым спиртом, подвергают распылительной сушке. Опти­мальными условиями действия протосубтилина ГIOХ явля­ются температура 50—55°С и рН 10—11. При исследовании стабильности протосубтилина ГIOХ оказалось, что наибо­лее высокая стабильность энзима в растворах паст, содер­жащих стабилизатор. С гигиенической точки зрения приме­нение паст наиболее перспективно, так как они почти исклю­чают пылеобразование и таким образом не оказывают раздражающего действия на слизистую оболочку носа, глаз и т. д.

Ферментные препараты промышленного выпуска, исполь­зуемые для введения в состав CMC, являются комплексны­ми. Так, щелочные протеиназы могут включать 5—7 сопут­ствующих ферментов, в том числе эластазу, коллагеназу, амилазу. В протеолитических ферментных препаратах мо­жет присутствовать до 9 белковых фракций, обладающих ярко выраженной трипсиновой, химотрипсиновой, карбокси-и лейцинаминопектидазной, эластазной и коллагеназной активностью.

Протеиназы помимо щелочной содержат нейтральную протеиназу, амилазу, эластазу, коллагеназу. В протосубти-лине ГIOХ и болгарской протеиназе Б-72 щелочной фрак­ции протеиназы имеется соответственно 34,3—36,5 % и 40,6—43 %, в датской алкалазе М — 57,8—64,8 %. Датская алкалаза М повышает моющую способность CMC «Биоэф­фект» на 41,6 %, протосубтилина — на 36,0 %, протомезен-терина — на 21%. При разработке энзимосодержащих CMC целесообразно использовать щелочные протеиназы, которые устойчивы в щелочной среде. Присутствие в фер­ментах примесей других энзимов мало влияет на эффектив­ность протеиназ в составе CMC.

Ряд авторов изучали действие CMC с ферментами (про­тосубтилина ГIOХ, мезентерии — 15 000 ед/г, французская щелочная протеиназа — 105 000 ед/г) на организм живот­ных. Установлено, что энзимосодержащие CMC в концент­рациях, в 10 раз превышающих рекомендуемые для приме­нения в быту, оказывают кожнораздражающее и сенсиби­лизирующее действие.

А. И. Саутин и соавторы (1974) наблюдали нарушение липидного обмена (липиды и (3-липопротеиды) как в груп­пах, подвергающихся действию CMC с ферментами, так и без ферментов. В группе, подвергавшейся воздействию CMC с ферментом протосубтилином ГIOХ, выявлялись измене­ния холестеринового и липидного обменов, белковых фрак­ций сыворотки крови. Наиболее выраженное влияние эти вещества оказывали на липидный обмен, что может быть связано с нарушением функции печени.

Г. М. Костродымова, Л. И. Саутин (1976) изучали влия­ние поверхностно-активных веществ (синтанол ДС-10, фер­менты протосубтилина ГIOХ, алкалаза, протомезентерин ГIOХ и CMC «Биоэффект» на их основе) в эксперименте. Установлены аллергенные свойства протосубтилина ГIOХ алкалазы и CMC «Биоэффект». У животных отмечались: контактный дерматит, тромбоцитопения, эозинофилия. При этом изменения от воздействия CMC, содержащих прото­субтилин ГIOХ, алкалазу были более выражены, чем от воздействия того же моющего средства без фермента. Сравнивая степень вредности CMC с ферментом и без него, следует отметить, что в первом случае CMC обладает более выраженными токсическими свойствами. Поэтому использо­вание этих веществ возможно только для автоматической стирки белья, исключающей контакт кожи с растворами.

Очевидно, это связано с комбинированным действием фер­ментов и ПАВ, входящих в состав синтетического моющего средства. Goxhuber и соавторы (1971) исследовали четыре CMC, в состав которых входила протеаза Вас. subtilis в кон­центрациях 0,3—1 % и четыре CMC, близких по рецептуре, но не содержавших фермента. При однократном введении внутрь всех CMC ЛД50 для белых крыс и мышей составляла более 5 г/кг. При ежедневном введении (в течение 13 нед) белым крысам моющих средств исследуемые показатели не изменялись. Не отмечено влияния этих CMC и фермента на кожу и слизистые человека и животных при однократном нанесении их и внутрикожном введении, а также местно-раздражающего действия при повторном применении. Не выявлено также аллергизирующего действия моющих средств. Обнаружена способность протеазы в концентра­циях значительно выше используемых в быту CMC высво­бождать гистамин и кинин. Авторы делают вывод, что применение протеазы в составе моющих средств не представ­ляет опасности для здоровья людей. Очевидно, неблаго­приятное воздействие исследуемого CMC, ферментов и отдельных ПАВ при небольших концентрациях обусловле­но низким качеством компонентов моющего средства.

Valer (1975) указывает на противоречивость данных о сенсибилизирующем действии на кожу (экзематозные из­менения) щелочных протеолитических ферментов, содержа­щихся в CMC. При проникновении в глубокие слои кожи высоких концентраций фермента отмечен протеолитический эффект. При контакте человека с ферментом сенсибилиза­ции кожи не наблюдалось через 21—30 дней и 2—5 мес. Автор полагает, что выявлявшиеся случаи раздражения кожи были вызваны ПАВ, а не воздействием протеолити­ческих ферментов.

Результаты наших исследований показали, что добавка ферментов к CMC обусловливает повышение их моющей способности. Эти средства также меньше изменяют вели­чины рН и содержание липидов кожи, чем CMC без фер­ментов.

Причиной отрицательного влияния энзимосодержащих CMC на кожу человека является включение в их состав не протеолитического фермента, а сочетание разных анионных ПАВ и других компонентов. При этом может выявиться си­нергизм или антагонизм в действии анионных и неионных ПАВ не только по моющей способности, но и по их влия­нию на функциональные проявления кожи. CMC с фермен­тами, активность которых составляет 50 000—100 000 ед/г, вызывают менее выраженные изменения рН кожи рук испытуемых, чем обычные CMC без ферментов. После мытья рук в течение 20 мин в 2 % растворах CMC с ферментами наблюдается такое же уменьшение количества липидов на коже, как и при работе с обычными CMC. Однако в зависи­мости от активности фермента в составе моющего средства степень обезжиривания кожи рук может быть более значи­тельной. При этом через 4 ч после контакта рук с 2 % раст­вором обычных CMC отмечается восстановление исходного уровня количества липидов на коже рук, в то время как после мытья рук в растворе CMC с ферментами происходит их регенерация только на 2-е сутки (табл. 9). Очевидно, это явление обусловлено не только активностью фермента, но и сочетанием ПАВ, входящих в состав CMC. Это является до­казательством синергизма в действии ПАВ и ферментов на функциональное состояние кожи, хотя точки приложения их действия могут быть различны. Возможно, протеолитичес­кие энзимы взаимодействуют с белковыми компонентами мембраны, создавая условия для связи ПАВ с функцио­нальными группами белка и липидами мембраны. Это спо­собствует проникновению молекулы ПАВ через кожу в организм. Решение этого вопроса требует дальнейшего ис­следования. Для сохранения эпителия кожи рук после ра­боты с CMC с ферментами необходимо применять крем для рук, строго соблюдать инструкцию об использовании этих CMC в быту. В противном случае длительное обезжирива­ние рук под влиянием энзимосодержащих CMC создает условия для возникновения дерматитов (А. И. Саутин, 1974; О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977).

Одним из элементов механизма действия ПАВ является их обезжиривающее влияние на кожу рук и денатурация ее белков. Подтверждением последнего считают высокое со­держание SH-групп в растворах CMC.

По данным И. А. Медяника, О. И. Волощенко (1974), степень обезжиривания кожи под влиянием CMC является первопричиной дерматитов, наблюдаемых у лиц с повышен­ной чувствительностью кожи к действию химических ве­ществ. При этом большое значение имеет время регенера­ции липидов и восстановление активной реакции кожи пос­ле работы с растворами CMC. Оно различно для обоих показателей функционального состояния кожи (для рН — 1—2 ч, липидов — 3—-4 ч).


Таблица 9. Влияние CMC с ферментами на

рН и содержание липидов на коже рук (п=12)










Концентрация










Процент







раствора, %

Эффект

Увеличение рН кожи

Время восстановле-

уменьшения количества

Процент вос­становления

Наименование CMC







действия

после мытья

ния рН ко-

липидов ко-

липидов ко-




испы-

реко-

на кожу

рук

жи, ч

жи после

жи рук че-




туе-

мен-










мытья рук

рез 4 ч




мого

дуемого
















Моющая паста с протосубтилином






















ГIOХ (ПС-100 000 ед/г)

2

0,5

Нет раз-






















дражения

0,8

2,0

75,0

50,0

СМП с протомезентирином ГIOХ






















(ПС-50 000 ед/г)

2

0,5

»

0,7

2,0

55,5

62,0

CMC с протосубтилином ГIOХ (ПС-






















50 000 ед/г)

2

0,5

»

0,8

1,5

50,0

80,0

СМП «Ока» с протосубтилином






















ГIOХ

2

0,5

Раздраже-






















ние

1,6

2,0

52,0

67,3

СМП «Ока» с протеолитическим фер-






















ментом АПБ-74 (ПС-50 000 ед/г)

2

0,5

Нет раз-






















дражения

1,5

2,5-3,0

68,0

50,0

CMC «Биоэффект» с французской протеиназой (1 г CMC-1000 ед/г)

1

1




0,8—1,1

1,5

43,5

70.3

»

2

1




0,8—1,1

1,5

60,0

59,7

СМП «Биоэффект» с болгарской про-






















теиназой (1 г CMC-1000 ед/г)

1

1

Нет раз-






















дражения

1-1.4

1,5

66,7

61,0




2

1




1.8

1.5

41,1

38,8

Моющая паста «Биофлорапон» с про-






















тосубтилином ГIOХ (1 г CMC-1000






















ед/г)

0,2

2

>





70,0

44,0




2

2








44,0

68,4
1   2   3   4   5   6   7   8   9


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации