Антошин А.Н. Рассмотрение заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе - файл n1.rtf

Антошин А.Н. Рассмотрение заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе
скачать (153.9 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf154kb.06.11.2012 13:44скачать

n1.rtf

Антошин А.Н. Рассмотрение заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Законность. 2011. №5. С. 52-55.
РАССМОТРЕНИЕ ЗАЯВЛЕНИЙ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ
А.Н. АНТОШИН
Антошин Анатолий Николаевич, профессор кафедры гражданско-правовых и уголовно-правовых дисциплин Российской международной Академии туризма, государственный советник юстиции 3 класса, заслуженный юрист РФ, почетный работник прокуратуры РФ.
В статье рассматриваются вопросы правового регулирования порядка рассмотрения заявлений о фальсификации доказательств в арбитражном процессе. Предлагается вернуть арбитражным судам право выносить частное определение.
Ключевые слова: арбитражный процесс; фальсификация доказательств; заявление; частное определение.
Handling of application on falsification of evidence in arbitration proceedings

A.N. Antoshin
The article considers the issues of legal regulation of the procedure of handling of applications on falsification of evidence in arbitration proceedings. It is suggested that the right to issue a special ruling should be resumed by arbitration courts.
Key words: arbitration proceedings; falsification of evidence; application; special ruling.
Не секрет, что современное законодательство России страдает многими недостатками. Есть пробелы в правовом регулировании, существуют неясные и дублирующиеся нормы. Одним из источников современного права, который вызывает справедливые нарекания, стал Арбитражный процессуальный кодекс, принятый в 2002 г. Его применение на практике выявило нерешенные проблемы, которые не просто затрагивают конкретные дела, но и влияют на эффективность и справедливость правосудия в целом.

Одна из проблем современного арбитражного процесса - это проблема фальсификации доказательств. В практике работы арбитражных судов при рассмотрении конкретных дел все чаще встречаются случаи злоупотребления правом со стороны участников арбитражного судопроизводства, которые представляют фальсифицированные доказательства, подложные судебные акты и исполнительные листы. В частности, Арбитражный суд Москвы за последние годы выявил десятки случаев изготовления и попыток использования подложных документов, в том числе поддельных судебных актов о принятии обеспечительных мер, признании банкротом акционерного общества, взыскании крупных денежных сумм. Однако ни один факт не был расследован в рамках уголовного дела, которое бы закончилось составлением обвинительного заключения с последующей передачей дела в суд. Аналогичная тенденция выявлена и при изучении практики рассмотрения заявлений о фальсификации доказательств. Таким образом, несмотря на повышенную общественную опасность преступлений против правосудия, отмеченных выше, неотвратимость ответственности за их совершение не обеспечивается. Даже немногочисленные обращения арбитражного суда в правоохранительные органы не привели к каким-либо результатам. В итоге лица, участвующие в арбитражном процессе, практически ничем не рискуя, нередко представляют в судебном заседании документы, скрепленные поддельной печатью, заверенные поддельной подписью либо с допечатанным текстом. Также нередко делаются не соответствующие действительности и дезориентирующие суд ничем не подкрепленные заявления о фальсификации доказательств.

Действующий Уголовный кодекс квалифицирует такие действия как фальсификацию доказательств (ст. 303) и заведомо ложный донос (ст. 306), но виновным удается избежать установленной законом ответственности. Это происходит прежде всего потому, что информация о совершении таких преступлений часто в органы следствия не поступает и лица, их совершившие, в итоге остаются безнаказанными, хотя преступления совершаются публично. В качестве одной из причин такого положения дел назовем отсутствие в АПК нормы, аналогичной ч. 3 ст. 226 ГПК, которая обязывает суд в случае обнаружения в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаков преступления сообщать об этом в органы дознания или предварительного следствия.

В действующем АПК фальсификации доказательств посвящена ст. 161, в которой установлено, что если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства и т.д.

Важность проверки заявления о фальсификации доказательств определяется еще и тем, что в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В то же время такая проверка в определенной степени затруднена в связи с теоретической неразработанностью этого вопроса. Даже легального определения фальсификации доказательств в арбитражном процессуальном праве нет. Традиционно в юридической литературе под этим термином понимается подделка либо фабрикация вещественных доказательств или письменных доказательств (документов, протоколов и т.д.) <1>. При этом некоторые авторы отмечают, что сам термин "фальсификация" в арбитражном процессе представляется чужеродным, искусственно привнесенным, так как "арбитражный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если подтверждена вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение" <2>. Как отмечает В. Анохин, при таком толковании арбитражный суд принимал бы на себя не свойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным фактически объявлял бы лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления <3>. В связи с этим предлагается исключить из ст. 161 АПК термин "заявление о фальсификации" и заменить его на "заявление о недостоверности" <4>. Поддерживая эту точку зрения, отметим в то же время, что не все авторы соглашаются с ней. Например, иной подход к пониманию фальсификации демонстрирует М. Шварц <5>.

--------------------------------

<1> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003. С. 465.

<2> Анохин В.С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. N 12. С. 8.

<3> Там же.

<4> Потеева А.В., Корюкаева Т.Г. Рассмотрение арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств // Арбитражная практика. 2008. N 11. С. 45.

<5> См.: Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Арбитражные споры. 2010. N 3. С. 79.
При проверке заявления о фальсификации доказательств суд, как правило, назначает судебно-техническую экспертизу документов, криминалистическую экспертизу почерка. Но Арбитражный процессуальный кодекс не дает ответа на вопрос, в каких случаях суд может назначить такую экспертизу по своей инициативе, учитывая, что согласно ч. 3 ст. 109 АПК выплата денежных сумм, причитающихся эксперту, в этом случае производится за счет средств федерального бюджета. В итоге указанная норма не работает, так как нет полноценного механизма ее реализации. Нередко сторона, заявляя о фальсификации доказательства, не заявляет при этом о назначении соответствующей экспертизы. Но непроведение экспертизы может стать препятствием для правильного разрешения дела, вынесения обоснованного и законного решения.

В соответствии со ст. 161 АПК результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Практика работы Арбитражного суда Москвы свидетельствует, что требования закона в этой части выполняются далеко не всегда. Нередко судьи ограничивались отметкой в протоколе судебного заседания о разъяснении истцу или ответчику уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации доказательств.

По нашему мнению, действия суда по разъяснению последствий заявления о фальсификации доказательств должны подкрепляться личной подписью заявителя. Выполнение этого требования создает юридические предпосылки для возможного привлечения к уголовной ответственности виновного и способствует повышению ответственности участников процесса за представление соответствующих доказательств.

В отдельных случаях заявления о фальсификации поступают в предварительном судебном заседании. Поскольку АПК не предусматривает ограничений, исключающих возможность обращения с заявлениями о фальсификации доказательств на стадии подготовки к судебному разбирательству, при рассмотрении такого заявления представляется необходимым ведение протокола в предварительном судебном заседании.

Заявления о фальсификации доказательств подаются в письменной форме, в противном случае они не рассматриваются судом. При этом в п. 36 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" обращается внимание на то, что в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом. М. Шварц замечает: "Однако если устное заявление не имеет никакого значения, то зачем его заносить в протокол? Представляется, что столь формальные требования излишни, письменная форма заявления вполне может быть заменена подписью стороны в протоколе судебного заседания, в котором отражено устное заявление о фальсификации" <6>.

--------------------------------

<6> Шварц М.З. Указ. соч. С. 88.
Означенная позиция противоречит нормам Арбитражного процессуального кодекса. Представляется, что реализация такого подхода приведет к дальнейшему снижению неотвратимости ответственности за фальсификацию доказательств и ложное заявление о фальсификации.

Самая большая проблема, связанная с реализацией ответственности за фальсификацию доказательств, состоит в том, что арбитражное процессуальное законодательство вообще не предусматривает порядок уведомления правоохранительных или иных органов об установлении факта фальсификации доказательств или ложного доноса (преступления) участвующим в деле лицом посредством вынесения частного определения или направления иной информации. В результате, как отмечает В. Анохин, "практике неизвестны случаи привлечения лиц, связанных с заявлением о фальсификации доказательств в арбитражном судопроизводстве, к уголовной ответственности. А все нормы о фальсификации доказательств и предусмотренная судебная процедура по ним оказываются настоящей фикцией" <7>.

--------------------------------

<7> Анохин В.С. Указ. соч. С. 9.
В этом отношении представляет интерес проведение некоторых исторических параллелей. В частности, ст. 343 Устава гражданского судопроизводства 1864 г. предусматривала, что прокурор приглашается к участию в заседании и дает заключение по вопросам о возбуждении уголовного преследования ввиду обнаружения в гражданском деле обстоятельств, подлежащих рассмотрению уголовными судами, в частности в случае спора о подлоге документов <8>.

--------------------------------

<8> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса (по изд. 1917 г.). М.: Зерцало, 2003. С. 236.
Несмотря на то что сфера экономики, как никакая другая, отличается сильной коррумпированностью, по непонятным причинам законодатель в действующей редакции АПК лишил арбитражный суд возможности вынести частное определение в случае выявления в ходе рассмотрения конкретного дела нарушения закона и иных нормативных правовых актов в деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц. Это относится и к проблеме фальсификации доказательств, а также необоснованных заявлений о наличии такой фальсификации. В связи с этим представляется целесообразным "реанимировать" ст. 141 АПК 1995 г. Она устанавливала, что в случае выявления при рассмотрении спора нарушения законов и иных нормативных правовых актов в деятельности организации, государственного органа, органа местного самоуправления и иного органа, должностного лица или гражданина арбитражный суд вправе вынести частное определение.

Частное определение направлялось соответствующим организациям, государственным органам, органам местного самоуправления и иным органам, должностным лицам, гражданам, которые были обязаны в месячный срок сообщить арбитражному суду о принятых мерах.

По нашему мнению, право арбитражного суда выносить частное определение с обязанностью соответствующих органов и должностных лиц давать на него ответ могло бы стать важным элементом эффективного механизма борьбы с фальсификацией доказательств и необоснованными заявлениями о фальсификации в арбитражном процессе.

Вызывает закономерное удивление тот факт, что в гражданском процессе законодательством предусмотрено право суда выносить частное определение, а в арбитражном процессе - нет. Статья 226 ГПК устанавливает, что при выявлении случаев нарушения закона суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах. В случае несообщения о принятых мерах виновные должностные лица могут быть подвергнуты штрафу в размере до одной тысячи рублей. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда. В случае если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, он сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия.

В Российской Федерации декларируется единство судебной системы. Статья 3 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" носит название "Единство судебной системы". При этом гражданские и арбитражные суды, рассматривая сходные по своей сущности дела, связанные с регулированием экономических отношений, фактически в сходных случаях, выявляя нарушения закона, руководствуются разными нормами. На наш взгляд, это подрывает принцип единства судебной системы, снижает эффективность правосудия. Ситуация может быть исправлена только путем внесения упомянутых изменений в АПК.

Таким образом, в арбитражном процессе встречаются преступления против правосудия, предусмотренные уголовным законодательством, - фальсификация доказательств и ложные заявления о фальсификации доказательств. Однако уголовная ответственность за них, как правило, не наступает. Основная причина такого положения состоит в том, что действующее законодательство не устанавливает четкого механизма взаимодействия арбитражного суда с правоохранительными органами в случае признания судом обоснованным либо необоснованным заявления о фальсификации доказательств, лишает арбитражный суд права выносить частное определение в адрес государственных органов и должностных лиц с обязанностью последних дать ответ на это определение.
Пристатейный библиографический список
1. Анохин В.С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. N 12.

2. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса (по изд. 1917 г.). М.: Зерцало, 2003.

3. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003.

4. Потеева А.В., Корюкаева Т.Г. Рассмотрение арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств // Арбитражная практика. 2008. N 11.

5. Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Арбитражные споры. 2010. N 3.

Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации