Ильиченко В.С. Шпоры по готскому языку - файл n1.doc

Ильиченко В.С. Шпоры по готскому языку
скачать (282 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc282kb.06.11.2012 15:51скачать

n1.doc

  1   2   3

1. Первые сведения о древних германцах встречаются в трудах греческих и римских авторов. Самое раннее упоминание о них было сделано купцом Пифеем из Массилии (Марсель), жившим во второй половине 4 в. до н.э. Плиний Старший. Он делит все многочисленные германские племена на шесть основных групп: 
1. Виндилы, включавшие в себя племена бургундов, каринов, варинов, гуттонов. Они обитали в восточной части территории, на которой жили германские племена. 2. Ингвеоны (или ингевоны), включавшие в себя племена кимвров, тевтонов, хавков. К ним относились также англы, саксы, юты, фризы и многие другие. Они обитали в северо-западной части германской территории, на побережье Северного моря, и на полуострове Ютландия. 
3. Иствеоны (или искевоны), прирейнские племена - бруктеры, хамавы, салии и другие, позднее слившиеся в племенные союзы франков. 4. Певкины, бастарны, жившие на востоке, на территории, "граничащей с даками". 5. Герминоны (или эрминоны). К ним относились маркоманны, квады, лангобарды, алеманны и некоторые мелкие племена, обитавшие на юге германских земель. 
6. Гиллевионы - скандинавские племена. Плиний упоминает их в другой главе своей "Естественной истории", поскольку они были территориально изолированы от других германских племен. 
Упоминания об ингевонах, искевонах и герминонах есть и у Тацита. Он говорит о них в связи с мифом, в котором рассказывалось о происхождении германцев от трех сыновей бога Манна: Инге, Иске, Эрмине, которые и дали названия этим трем этническим группам. На основании изучения памятников древнегерманской письменности выделяются следующие языковые группы: 
1. Восточная, представленная памятниками готского языка, относящимися к 4 - 6 вв. С разрушением королевства остготов письменность на готском языке исчезла. 2. Северная (скандинавская) группа, до 10 в. представленная памятниками рунической письменности; с 10 в. в ней различают древнедатский, древнешведский, древненорвежский и древнеисландский языки. 
3. Западная группа, представленная (начиная с 7 в.) памятниками на древнеанглийском, древнефризском, древнесаксонском, древненижненемецком и древневерхненемецком языках. 
Германские языки северной и западной групп сохранились до нашего времени. Они развились в национальные языки или стали диалектами национальных языков. Если сопоставить две классификации - этническую (Плиния - Энгельса) и языковую, получается следующая картина: Виндилы - готы, бургунды и др. были носителями восточно-германских языков. Ингвеоны - тевтоны, хавки, фризы, англы, саксы, юты и др., иствеоны - франкские племена, герминоны - алеманны, баварцы, лангобарды и др. были носителями западногерманских языков. Гиллевионы - скандинавские племена говорили на северогерманских языках. Историю развития германских языков принято делить на 3 периода:древний (от возникновения письменности до XI века) – становление отдельных языков; средний (XIIXV вв.) – развитие письменности на германских языкахи расширение их социальных функций; новыйXVI в. до настоящего времени) – формирование и нормализация национальных языков. Отличительные особенности германских языков, выделяющие их среди других индоевропейских: динамическое ударение на первом (корневом) слоге, редукция безударных слогов, ассимилятивное варьирование гласных, общегерманское передвижение согласных, широкое использование аблаута как фономорфологического средства, образование слабого претерита с помощью дентального суффикса, 2 склонения прилагательных: сильное и слабое.


5. Готский:

Основными особенностями системы формообразования слабых глаголов являются дентальный претерит и наличие причастия II, восходящего к индоевропейскому причастию-прилагательному с суффиксом -to-. Глаголы I класса

Отличительным признаком данного класса слабых глаголов в германских языках является наличие суффикса -ja-. Данная модель была продуктивна во всех германских языках. С помощью суффикса -ja- образовывались слабые глаголы от: 1) сильных глаголов61, 2) от имен существительных и 3) от имен прилагательных. При образовании слабых глаголов от основ сильных глаголов в качестве словообразовательного средства используется сочетание суффикса -ja- с аблаутом, при этом указанные средства могут сочетаться с чередованием согласных (при наличии условий озвончения по закону Вернера). Как правило, различительным признаком производной основы является вторая ступень аблаута, ср.: готск. drigkan (пить) – dragkjan (поить), Основным смыслоразличительным признаком производной основы является переходность, часто каузативность, в отличие от непереходности значения производящей основы. При образовании слабых глаголов от прилагательных и от имен аблаут почти не использовался, чередования согласных для подобных глаголов также нехарактерны. Большинство производных глаголов, образованных от прилагательных, переходны и обозначают создание того признака, который выражен основой прилагательного (сделать полным, здоровым), ср.: готск. fulls (полный) – fulljan (наполнять), hails (здоровый) – hailjan (лечить)63. В западногерманских языках имеется единая парадигма, описанные различия проявляются в том, что у краткосложных основ реализуется западногерманское удвоение, ср. др. англ. settan (класть), а у долгосложных основ удвоение отсутствует. Глаголы II класса

Отличительным признаком слабых глаголов II класс был суффикс -ō - / ōja-65. Первое место по продуктивности в отдельных германских языках занимают глаголы II класса, образованные от имен существительных, ср.: готск. fiskōn (ловить рыбу) – fisks (рыба). Огласовки производящей и производной основ в подобных случаях совпадают. В готском имелась лишь немногочисленная группа подобных глаголов, ср.: готск. wairЮōn (ценить) – wairЮs (достойный). Слабые глаголы II класса могли образовываться также от сильных глаголов. В качестве дополнительных различительных признаков производной основы в подобных случаях использовались аблаут и чередование согласных по закону Вернера. Распределение ступеней аблаута представляет собой довольно пеструю картину. Презенс индикатива слабых глаголов II класса характеризуется диалектными расхождениями в связи с наличием двух вариантов основообразующего суффикса -ō- и - ōja-. В готском и древнеисландском доминирует вариант -ō-, в англо-фризских диалектах данный вариант представлен во 2 и 3 л. ед.ч. индикатива; в древнесаксонском -ō- характерно для единственного числа индикатива, во всех формах оптатива и неличных формах представлены оба варианта. Глаголы III класса Показателем III класса слабых глаголов был основообразующий суффикс -ē-. Использование данного суффикса в качестве продуктивного словообразовательного средства засвидетельствовано только в древневерхненемецком и отчасти готском. Глаголы IV класса Показателем слабых глаголов IV класса является наличие основообразующего суффикса, выступающего в двух чередующихся формах: -na- / -nō-. При этом формы слабых глаголов IV класса образуют особый морфологический тип только в готском. Семантической доминантой слабых глаголов IV класса является непереходность, обозначение состояния инактивного субъекта как признака, возникающего независимо от него. Смыслоразличительный признак IV класса слабых глаголов наиболее ярко проявляется при сопоставлении производных однокорневых глаголов, относящихся к I и IV классам. Глаголы I класса являются переходными, для глаголов IV класса характерна непереходность, ср.: готск. full-j-an наполнять), full-n-an (наполняться) от fulls (полный ДА:Слабые глаголы (глаголы с суффиксацией) являются продуктивными. Слабые глаголы относятся к более позднему периоду. По сравнению с сильными глаголами, они все или производные из сильных глаголов, или заимствованные.По характеру основы, определяемой по основообразующему суффиксу, слабые глаголы делились на три класса. Слабые глаголы отличались по основам единственного и множественного числа, поэтому у них различалось три формы. 1 класс. Первый класс глаголов делился на два подкласса – правильные и неправильные в зависимости от качества гласного в основообразующем суффиксе. Правильные глаголы имели слоговой суффикс /i/. Еще в дописьменный период этот суффикс вызывал переднеязычную перегласовку корневого гласного во всех формах: 1) у глаголов с долгим корневым гласным I выпадал, 2) у глаголов с кратким корневым гласным I мог выпадать или сохраняться в ослабленном виде –e-. После глухого согласного дентальные суффиксы прошедшего времени и причастия прошедшего времени оглушались: capen – cepte-cept. Неправильные глаголы имели неслоголвой суффикс /j0, который существовал только в основах инфинитива и настоящего времени, поэтому в основах прошедшего времени и причастия прошедшего времени перегласовки не происходило. В результате форма инфинитива отличалась качеством гласного от форм прошедшего времени: tellan – tealde- teald.

2 класс. Глаголы этого класса имели в инфинитиве суффикс – oja- , от которого в письменный период остался суффикс –i-, не вызывающий перегласовки, поскольку он появился уже после перегласовки. В прошедшем времени и причастии прошедшего времени был суффикс – o, сократившийся в безударном положении. Большинство глаголов второго класса образовано от существительных и прилагательных. Гласный корня у этих глаголов не подвергался изменениям и ыбл одинаком во всех основах: hopian – hopode, hopod –надеяться.

3 класс. Этот класс уже в древнеанглийский период был вымирающим, в него входило очень мало глаголов, из которых до наших дней дошло только три: habban, libban, secgan. В инфинитиве эти глаголы имели удвоение согласного, вызванное исчезнувшим суффиксом /j/. Суффиксы прошедшего времени и причастия прошедшего времени присоединялись непосредственно к корню.


2. К о-основам относятся существительные мужского и среднего рода. Их склонение отличается только в формах им.-вин. пад. мн.ч. Различают чистые о -основы и о-основы, осложненные сонантами (jo- и wo-основы). В о-и. склонение о-основ на отличалось от склонения jo-основ. Различия в склонении данных основ в общегерманском объясняются действием закона Зиверса, согласно которому основообразующий суффикс после краткого слога выступал в форме -ja, а после долгого слога реализовался как -ija. Наличие j приводит к западногерманской геминации, ср.: др. англ. secӡ (мужчина), мн. ч. secӡ (e) as. Парадигма wo-основ не отличается от парадигмы о-основ. Определенные различия объясняются развитием w в конце слова в отдельных германских языках. Так, в готском w в долгосложных образованиях сохранялось, ср.: snaiws (снег), род. пад. ед. ч. snaiwis; в краткосложных образованиях w вокализовался, образуя с предшествующим кратким гласным дифтонг, ср. *triu (дерево). К ā-основам относятся существительные женского рода. Различают чистые ā -основы, а также - и jā -основы. В односложных образованиях и.е. ā > ō; в многосложных образованиях ā > ō в раннем общегерманском, затем в восточногерманских ō сокращается и переходит в а, в западных и скандинавских языках ō > u. Флексии wā- основ ничем не отличались от о-основ. Германские особенности jā- основ наиболее четко представлены в готской парадигме. В им. пад. ед. ч. в олгосложных образованиях представлено -i, в краткосложных образованиях - -а. ) К i-основам в германских языках относятся существительные мужского и среднего рода; существительные среднего рода представлены единичными примерами и не образуют самостоятельного парадигматического ряда. Оказывая влияние на другие классы существительных (являясь индуцирующим типом), i-основы одновременно подвергались влиянию со стороны о-основ и ā-основ: i-основы мужского рода в единственном числе утрачивали исконную флексию под влиянием о-основ, i-основы женского рода были подвержены влиянию со стороны ā-основ. В общеиндоевропейском и в германских языках к n-основам относились имена существительные всех трех родов. При этом наблюдались различия в оформлении среднего рода по отношению к женскому и мужскому роду. В германских языках, в отличие от других индоевропейских языков, для n-основ характерна высокая продуктивность. они лежат в основе структурной модели так называемого слабого склонения. Парадигма n-основ женского рода является в основном германской инновацией. В общеиндоевропейском существительные мужского и женского рода в n-основах не различались. В германских языках парадигма īn-основ образована по образцу n-основ женского рода, при этом отдельные элементы данной парадигмы восходят к долгосложным jā -основам, имевшим в им. пад. ед.ч. –i. К u-основам в германских языках относились существительные всех трех родов. U-основы, являясь неиндуцирующим типом, испытывали воздействие со стороны индуцирующих типов основ: u-основы женского рода подвергались воздействию со стороны ā -основ, u-основы мужского рода – со стороны n-основ. В большинстве германских языков u-основы вытесняются более продуктивными типами и постепенно прекращают свое существование. Парадигма u-основ тождественна для всех трех родов, за исключением им.-вин. пад. ед. ч. ср. р., где чистая основа выступает в качестве маркированного члена оппозиции ср. р. – м. и ж. р. ) S-основы плохо сохранились в германских языках: в различных языках засвидетельствованы лишь остатки их парадигмы. В древнеанглийском основообразущий суффикс er / r проник в им. – вин. пад. ед. ч., что в дальнейшем обеспечило перестройку s-основ по o-основам,

Nt-основы, являющиеся субстантивированными причастиями настоящего времени действительного залога, представлены в различных индоевропейских языках. В общеиндоевропейском к данному типу относились существительные всех трех родов. В германских языках к nt-основам относятся существительные только мужского рода. В индоевропейском nt-основы и причастия настоящего времени действительного залога имели тождественную парадигму Корневые основы являлись в индоевропейских языках атематическими образованиями. В общеиндоевропейском к данному типу основ относились существительные всех трех родов. В германских языках к корневым основам относятся существительные мужского и женского рода; образования среднего рода представлены единичными примерами. Существительное fōt (нога) в готском относится к n-основам, в древнеанглийском данное имя, за исключением род. пад. ед. ч. fōtes (из о-основ), сохраняет парадигму корневых основ. Существительное *manns (человек) в древнеанглийском имеет парадигму корневых основ, встречается также форма manna, перестроенная по типу n-основ. Общегерманская структурная модель именной парадигматики обладала следующими особенностями: 1) наличие двух контрастных типов основ: индуцирующих и неиндуцирующих, сохраняющих приемы моделирования индоевропейской парадигматики, 2) наличие значительного количества падежных формативов в разных основах и 3) наличие четырехпадежной именной парадигмы. Оформление именной парадигмы в германских языках определялось действием следующих факторов: 1. тенденцией к контрастному противопоставлению типов склонения, которая находит выражение в: 1) объединении в определенных классах основ тех или иных лексических пластов, 2) тенденции к родовой дифференциации и 3) тенденции к четкому противопоставлению единственного и множественного числа.

4 СИЛЬНЫЕ ГЛАГОЛЫ В ГОТСКОМ И ДРЕВНЕАНГЛИЙСКОМ

Распределение глагольных основ по классам сильных глаголов определяется характером огласовки презенса и исходом корня:

I ) e + i + шумный а + i + шумный i + шумный i + шумный

II) е + u + шумный а + u + шумный u + шумный u + шумный

III) е + r, l, m, n + cогл. а + r, l, m, n + cогл. u + r, l, m, n + согл. u + r, l, m, n + согл

IV) е + r, l, m, n а + r, l, m, n ǣ + r, l, m, n u + r, l, m,n

V) e + шумный а + шумный ǣ + шумный е + шумный

VI) а + согласный ō + согласный ō + согласный а + согласный

Глаголы I – III классов Первые три класса сильных глаголов представляют наиболее древнюю модель построения парадигматического ряда. Для всех трех классов характерны тяжелые корни. Основообразование рассматриваемых глаголов базируется на аблауте e – a – нуль. Глаголы IV и V классов IV и V классы включают гетерогенные по структуре корни: 1) легкие корни с двумя вариантами и 2) корни с гласным в аблауте (в германских языках имелся только один такой корень: о.г. eta-, готск. itan, др. англ. etan (есть)). Для основы причастия II V класса характерна огласовка е, при не вызывает сомнения, что исходной для данной формы является нулевая ступень гласного, характерная для оформления причастия II сильных глаголов в германских языках. По мнению ряда исследователей, огласовка данной формы является результатом развития редуцированного гласного ǝ2 (так называемого шва секундум), который перед шумными согласными давал е в германских языках.. Своеобразие парадигматических рядов IV и V классов является результатом смешения чередований е / а и а <* ǝ / *ǣ < * ē < *eǝ. Чередование е / а, лежащее в основе противопоставления основы презенса основе претерита единственного числа примыкает к чередованию первых трех классов; количественное чередование е /* ǣ, оформляющее оппозицию «основа презенса – основа претерита множественного числа», аналогично чередованию, которое характерно для VI класса.

Глаголы VI и VII классов Глаголы данных классов отличались от глаголов первых пяти классов огласовкой презентной основы а, а также единой основой претерита. В свою очередь глаголы VI и VII классов различались по структуре своих корней: глаголы VI класса относились к легким корням, в то время как для глаголов VII класса характерны тяжелые корни.

Глаголы VI класса

Чередование а – ō – ō – а, лежащее в основе формообразования сильных глаголов VI класса, обнаруживает ряд особенностей: 1) наличие в основе презенса а в отличие от е первых пяти классов; 2) наличие в претерите единственного числа долгого гласного и совпадение огласовки единственного и множественного числа; 3) наличие в причастии II огласовки а, совпадающей с огласовкой настоящего времени. Выделяются две группы глаголов VI класса, восходящих к разным типам индоевропейских чередований: 1) чередованию ǝ (шва) – долгий гласный (и.е. ǝ – о + ǝ), ср.: готск. standan (стоять) – stōЮ, 2) чередованию краткого и долгого о (и.е. о – ō – ō – о), ср.: готск. malаn (молоть) – mōl

В германских языках VI класс включает значительную группу глаголов с основообразующим презентным суффиксом -j- (так называемые j -Prдsentia).

Глаголы VII класса

VII класс занимает особое место в системе основообразования сильных глаголов

Построение парадигматического ряда у глаголов VII класса характеризуется единой основой претерита и общей огласовкой презентной основы и основы причастия II, В основе претерита функционируют несколько моделей, частично индивидуальных для разных языков: 1) с редупликацией, 2) с долгим гласным ē, 3) с долгим дифтонгом и 4) с кратким гласным. В готском представлена только модель с редупликацией, в большинстве случаев не сопровождавшейся аблаутом. Отсутствие аблаута характеризует все глаголы с гласным а в презентной основе, ср.: готск. haitan – haihait (называться – назывался). У глаголов с долгим гласным и согласным исходом корня, ср.: готск. lētan (оставлять), tēkan (касаться), grētan (плакать), а также у глаголов с гласным исходом корня, ср.: готск. saian (сеять), waian (веять) редупликация сопровождалась аблаутом.

ДА

Сильные глаголы (глаголы с чередованием) исторически более древние, чем глаголы с суффиксацией. Все они были корневыми (непроизводными), и уже в древний период были непродуктивны. То есть новые глаголы образовывались только по типу суффиксации. Глаголы с чередованием делились на семь классов в зависимости от характера чередования гласной в корне. Первые пять классов имели древнейший тип чередования i- a- нуль, шестой класс – чередование a-o-нуль, седьмой класс имел в формах прошедшего времени редупликацию (удвоение) основы. У глаголов седьмого класса, имевших редупликацию, основы наряду с чередованием гласного в корне, следы удвоения почти исчезли, удвоенные слоги слились в один корневой слог с долгим гласным или дифтонгом.


3. Категория лица В германских, как и в других индоевропейских языках, категория лица получала выражение в дифференцированной системе личных показателей. В общегерманской модели выделяются следующие серии личных окончаний: 1) для презенса индикатива действительного залога (первичные окончания), 2) для презенса и претерита оптатива действительного залога (вторичные окончания), 3) для претерита индикатива действительного залога, 4) для презенса индикатива медиопассива, 5) для презенса оптатива медиопассива. Несмотря на наличие нескольких серий окончаний, в германских языках существовали омонимичные показатели: готск. nimiЮ – «он берет» и «вы берете». Следствием увеличения числа омонимичных форм в отдельных германских языках явилось развитие аналитического способа выражения категории лица – обязательного сочетания глагольной формы с местоимением. Употребление местоимений привело в древневерхненемецком и древнеанглийском к оформлению нового личного показателя, ср.: др. англ. nim -(e) – st < nim (e) + Юu (ты)). числа Категория числа выражалась преимущественно посредством тех же показателей, что и лицо. Готский материал, сохранивший древние закономерности, свидетельствует о том, что первоначально в глаголе различались единственное, множественное и двойственное число. Двойственное число, употреблявшееся не часто, являлось в большинстве индоевропейских языков неустойчивой категорией. В системе настоящего времени сильных глаголов варьирование реализуется в аблауте тематического гласного, но еще в общегерманскую эпоху данный способ маркирования категории числа не был характерен для всех парадигматических рядов: у сильных глаголов VI и VII классов огласовка претерита единственного и множественного числа совпадала. Категория времени Категория времени в личных глагольных формах основана на противопоставлении презенса и претерита. Данное противопоставление представлено во всех морфологических классах глаголов в индикативе и оптативе действительного залога. Императив и готский медиопассив не знают временной дифференциации. Основным смысловым различительным признаком являлось противопоставление процесса, протекавшего или совершавшегося в прошлом (претерит), процессу, не характеризующимся этим признаком (презенс). Сильным членом временной оппозиции являлся претерит, обладавший однозначным смысловым различительным признаком. Презенс не имел четкого различительного признака и мог означать: 1) процесс, соотнесенный с настоящим, 2) действие в будущем 3) вневременной процесс. Проекция в будущее связывается в древнегерманских языках либо с глаголами начинания, либо с претерито-презентными глаголами, обладающими модальным значением. В готском сочетания со значением футурума образуются при помощи глаголов du-ginnan (начинать), skulan (долженствовать), haban (иметь) c инфинитивом спрягаемого глагола. Именно структуры с глаголами начинания и модальными глаголами являются источниками формирования аналитических форм в дальнейшем развитии отдельных германских языков. В древнеанглийском языке развитие шло по линии глаголов willan (хотеть) и sculan (долженствовать). Словосочетания, ставшие основой образования аналитических форм перфекта и плюсквамперфекта в отдельных германских языках, представляли собой сочетание служебного глагола и причастия II. В древнеанглийском употреблялись сочетания глагола habban (иметь) c причастием II переходных глаголов и глагола wesan, beon (быть) c причастием непереходных глаголов. В готском, в отличие от других германских языков, подобные сочетания не являлись продуктивными: в готских текстах засвидетельствованы единичные сочетания глаголов wisan и haban с причастием II. Формы настоящего и прошедшего времени в германских языках генетически тождественны индоевропейским видам. Индоевропейское видовое противопоставление «презенс (длительный вид) – перфект (завершенный вид)» было переосмыслено в германских языках как временное - «презенс – претерит». Формирование категории претерита у сильных глаголов является результатом опрощения смысловой структуры индоевропейского перфекта. Вопрос о видовых противопоставлениях . Обычно для обозначения предельности использовался префикс ga-, который был наименее лексически значимым из всех германских превербов. 1) Преверб ga-, несмотря на обобщенность лексического значения, отличался многофункциональностью и в ряде случаев мог менять значение глагола, ср.: готск. qiman (приходить) – ga-qiman (собираться), haitan (звать) – ga-haitan (созывать), niman (брать) – ga-niman (брать с собой). 2) Глагол без преверба также мог обозначать предельный процесс. 3) В ряде случае семантическая оппозиция основ с превербом и основ без преверба могла нейтрализоваться. Категория наклонения представлена в германских языках трехчленной оппозицией «индикатив – императив – оптатив». Данная оппозиция является ассиметричной, так как 1) императив не знал временной дифференциации. Во всех германских языках прослеживается тенденция к употреблению оптатива в различных типах придаточных предложений, при этом для большинства древнегерманских языков характерна нейтрализация оппозиции «индикатив-оптатив» в придаточных (то есть в значительном числе случаев наряду с оптативом употреблялся индикатив): в готском оптатив является обязательным наклонением в придаточных цели, в придаточных условия и придаточных дополнительных оптатив может употребляться наряду с индикативом; в древнеанглийском данное наклонение
3. употребляется в условных, уступительных, временных придаточных и в придаточных дополнительных (в косвенной речи), при этом в указанных типах предложений может также использоваться индикатив. Категория залога была представлена в древнегерманских языках двучленной оппозицией «актив – медиопассив». При этом в зависимости от контекста и лексического характера глагола медиопассивные формы могли обозначать 1) пассивность, аффицированность субъекта и 2) инактивность субъекта, состояние, аффект, непереходность. Сочетания с глаголом «становиться» представляют собой специфическую германскую инновацию. Система древнеанглийского глагола имела следующие грамматические категории: 1) число – единственное и множественное, 2) лицо –первое, второе, третье, 3) наклонение – изъявительное, повелительное, сослагательное, 4) время – прошедшее, настоящее, 5) залог – в системе причастия. Характерной осоюенностью системы древнеанглийского глагола было таже наличие двух больших групп глаголов: глаголов с чередованием (сильных) и глаголов с суффиксацией (слабых), отличающихся друг от друга способом образования прошедшего времени. Глаголы с чередованием образовывали формы прошедшего времени и причастия прошедшего времени путем регулярных изменений корневого гласного. Глаголы с суффиксацией образовывали формы прошедшего времени и причастия прошедшего времени присоединением к глагольной основе дентального суффикса – d. Изменение глагола по лицам и числам четко прослеживалось в формах единственного числа как настоящего, так и прошедшего времени, во множественном числе все три лица имели одну и ту же форму. Употребление изъявительного и повелительного наклонения в древнеанглийском языке не отличалось от их употребления в современной английском. Сослагательное наклонение, не имевшее в древний период аналитических форм. Синтетическими средствами выражались и две формы времени. Значение будущего времени передавалось формами настоящего времени в сочетании с обстоятельствами. Однако, уже в этот период начинает зарождаться новый способ выражения будущего времени – с помощью глаголов sculan и willan с инфинитивом, при этом модальное значение этих глаголов ослаблялось. Вид в древнеангоийском выражался лексически с помощью суффиксов ga, a be, for и других, прибавление которых глаголу придавало ему значение законченного действия. Категория вида не охватывала все глаголы, что привело к ее распаду и образованию новых средств выражения законченного действия. Категория заклога прослеживалась только в системе причастия, где имелись формы writende – пишущий и gewriten – написанный. Инфинитив склонялся по двум падежа, именительному и дательному, так как он произошел от существительного. Именительный падеж оканчивался на –an, дательный на – enne. Дательный падеж употребляется после предлога toи иел значение обстоятельства цели.

1. Первые сведения о древних германцах встречаются в трудах греческих и римских авторов. Самое раннее упоминание о них было сделано купцом Пифеем из Массилии (Марсель), жившим во второй половине 4 в. до н.э. Плиний Старший. Он делит все многочисленные германские племена на шесть основных групп: 
1. Виндилы, включавшие в себя племена бургундов, каринов, варинов, гуттонов. Они обитали в восточной части территории, на которой жили германские племена. 2. Ингвеоны (или ингевоны), включавшие в себя племена кимвров, тевтонов, хавков. К ним относились также англы, саксы, юты, фризы и многие другие. Они обитали в северо-западной части германской территории, на побережье Северного моря, и на полуострове Ютландия. 
3. Иствеоны (или искевоны), прирейнские племена - бруктеры, хамавы, салии и другие, позднее слившиеся в племенные союзы франков. 4. Певкины, бастарны, жившие на востоке, на территории, "граничащей с даками". 5. Герминоны (или эрминоны). К ним относились маркоманны, квады, лангобарды, алеманны и некоторые мелкие племена, обитавшие на юге германских земель. 
6. Гиллевионы - скандинавские племена. Плиний упоминает их в другой главе своей "Естественной истории", поскольку они были территориально изолированы от других германских племен. 
Упоминания об ингевонах, искевонах и герминонах есть и у Тацита. Он говорит о них в связи с мифом, в котором рассказывалось о происхождении германцев от трех сыновей бога Манна: Инге, Иске, Эрмине, которые и дали названия этим трем этническим группам. На основании изучения памятников древнегерманской письменности выделяются следующие языковые группы: 
1. Восточная, представленная памятниками готского языка, относящимися к 4 - 6 вв. С разрушением королевства остготов письменность на готском языке исчезла. 2. Северная (скандинавская) группа, до 10 в. представленная памятниками рунической письменности; с 10 в. в ней различают древнедатский, древнешведский, древненорвежский и древнеисландский языки. 
3. Западная группа, представленная (начиная с 7 в.) памятниками на древнеанглийском, древнефризском, древнесаксонском, древненижненемецком и древневерхненемецком языках. 
Германские языки северной и западной групп сохранились до нашего времени. Они развились в национальные языки или стали диалектами национальных языков. Если сопоставить две классификации - этническую (Плиния - Энгельса) и языковую, получается следующая картина: Виндилы - готы, бургунды и др. были носителями восточно-германских языков. Ингвеоны - тевтоны, хавки, фризы, англы, саксы, юты и др., иствеоны - франкские племена, герминоны - алеманны, баварцы, лангобарды и др. были носителями западногерманских языков. Гиллевионы - скандинавские племена говорили на северогерманских языках. Историю развития германских языков принято делить на 3 периода:древний (от возникновения письменности до XI века) – становление отдельных языков; средний (XIIXV вв.) – развитие письменности на германских языкахи расширение их социальных функций; новыйXVI в. до настоящего времени) – формирование и нормализация национальных языков. Отличительные особенности германских языков, выделяющие их среди других индоевропейских: динамическое ударение на первом (корневом) слоге, редукция безударных слогов, ассимилятивное варьирование гласных, общегерманское передвижение согласных, широкое использование аблаута как фономорфологического средства, образование слабого претерита с помощью дентального суффикса, 2 склонения прилагательных: сильное и слабое.


6. ДРЕВНЕАНГЛИЙСКИЙ ВОКАЛИЗМ В СОПОСТАВЛЕНИИ С ГОТСКИМ
ДА: Долгота древнеанглийского гласного не зависела от его окружения. В 5 в. произошли независимые изменения гласных: a- a, a- ǽ, a – a носовое, a: - ǽ:, a: - o:. Одной из особенностей системы гласных древнеанглийского периода является наличие параллельных рядов кратких и долгих гласных, семи кратких и семи долгих монофтонгов и четырех кратких и четырех долгих дифтонгов. Гласные: i, e, u, o, a, лягушка, y. Дифтонги: ea, eo, ie, io. Общегерманские дифтонги явились источником древнеанглийских дифтонгов и монофтонгов: ei - I, ai- a:, auea:, iu/eu- eo:. Примеры: reisan – risan, rais – ras, kaus-keas, kiusan – keosan. В отличие от готского, там у «a» не было долгой пары, а у «о» – краткой.

Второй особенностью является наличие полных нередуцированных гласных в безударных окончаниях. По характеристике Суита древнеанглийский период – период полных окончаний. В безударном окончании мог стоять любой гласный. Важнейшие процессы в области гласных: 1) преломление, 2) переднеязычная перегласовка, 3) удлинение гласных.

Преломление гласных – превращение простого гласного переднего ряда в дифтонг под влиянием последующих h,l,r в сочетании с еще одним согласным. Этот процесс происходил в первой половину vi в. Результат: e- eo: лягушка – ea, долгая лягуша – долгий ea. В отличие от готского преломление, где менялось качество гласного: e-i, o-u. Всякое e в готском переходит в I и только перед r, h сохраняется e (dairan –нести).

Переднеязычная (палатальная) перегласовка – изменение гласного под влиянием i или неслогового j последующего слога. Результаты: перегласовки были подвержены все гласные звуки, кроме долгих e, i и лягушки.

ǽ-e, a-e, a:-ǽ:, o-e, o:-e:. u-y, u:-y:. ea-ie, ea:-ie:, eo-ie, eo:-ie. Итак, в результате плптальной перегласовки образовывалось 7 монофтонгов и 2 дифтонга. К XII в дифтонги сузились в монофтонги i, y.

Удлинение гласных: В IXв. Произошло удлинение гласных перед группами согласных: -ld, -nd, -md: cild-ci:ld.

Если за этой группой стоял еще один согласный, удлинения не происходило: cildru- дети.

Гласные удлинялись также в тех случаях, когда удлинялись следующие за ними согласные. Выпадать могли a) m и n перед f,s,th, n, h : fimf-fi:f. b) j перед d,n: sǽgde-sǽ:de. c) h между l и гласным: seolhas – seo:las- тюлени, г) h в интервокальной позиции seo:hen – seo:n – видеть.

10 1. Становление грамматической категории прилагательного

Прил. не имело в и.е. праязыке признаков, отличных от сущ. Древнее имя не являлось ни сущ, ни прил – оно могло обозначать и предмет, и качество. Но с и.е. времен - адъективизация древних имен: одно имя присоединялось к другому в качестве атрибута или предиката и было названием признака. Склонение прилагательных с основами на -а- и - ō - В парадигмах сущ. на -а- (м. и ср.р.) и - ō - (ж. р.) окончания ед.ч. дат.пад., вин. пад. м. и ср. р., род. пад. ж.р.; мн.ч. им. пад., род. пад. м. р., род. пад. ж. р. имеют местоименный характер. Именной характер имеют формы ед.ч. им. пад. м., ж. и ср. р., вин.пад. ж. р.; мн.ч. им. и вин. пад. ж. р. Форма ед.ч. род. пад. м. и ср. р. на -is- соответствуют как именному, так и местоименному склон-ю. Склонение прил. на -j-

Склон-е прил. на -j- (и.е. -io- ~ -iā-) совпадало в именных формах со склон-ем сущ. тех же основ. По з-ну Зиверса в долгосложных (или двусложных) прил-х группа -ii- стягивалась в -ī-, в краткосложных прил-х - без изменения. В гот. отличие основ на -j- от -о- и -ā- основ огранич-ся формами им. пад. ед.ч. м. и ж. р., им.- вин. пад. ср. р. и формой род. пад. ед.ч. м. и ср. р. долгосложных корней. В др. англ. склон-е основ на -j- унифицируется под влиянием -о- и -ā- основ. Доп. различит. признак j-основ – палатал. перегласовка под влиянием -j- и удвоение конечн. согласного корня после крат. гласного (напр. др.англ. краткосложные прил. на -j-, ср.: ед.ч. м. р. им. пад. mid,род. пад. middes, дат. пад. middnum, вин. пад. midne).Склонение прил. на -wa- и -wo- Склонение прил. на -wa- и -wo- (< и.е. -uo- ~ ua-) не имело в герм. языках никаких особ-тей по срав. с основами на -о- и -a-, кроме словообразов. элемента -w-, который в конце слова и перед согласными вокализовался в -u- > -o-. Склонение прил. на -i- и -u- Прил. на -i- и -u- сохр-ли особ. тип склон-я только в гот.. Особ-ть - сохранение амбивалентной формы им. пад. ед. ч. м. и ж. р. на -s (герм. –iz) в i- основах и на –us (герм. –us) в u-основах (как и в соответств-х типах склонения имен сущ). Сред. род имеет в им. и вин. пад. ед.ч. нулев. оконч-е в основах на -i- и оконч-е -u в основах на -u-. Все остал. оконч-я ед.ч. и все оконч-я мн.ч. оформлены как основы на -j-. Новшество склон-я прил. в герм. я-ках- возможность образ-я от тех же прилаг-х, наряду с сильными, слабых словоизменит. форм. Слаб. склон-е прил. образовано по типу именных основ на -n- с индоевропейскими суффиксами -en- / -on-, -on-, -in-. 5.. Степени сравн-я прил. образ-ся в общегерманском с пом. суффиксов -iz-, -ōz- (для сравн. степени) и -ist-, -ōst- (для превосх. степени): готск. arms (бедный) – armōza – armōste, др. англ. earm (бедный) – earmra – earmost. Вариант суффикса с гласным i восходит к индоевр. суффиксу *-is-, вариант суффикса с ō является герм. новообразованием. В гот. больше фор на i, употребл. с прил. всех основ, при этом суффикс c ō употр-ся только с некот. a-основами. В др.англ. превалирует вариант с гласным ō. Формы срав. степени первонач-но склонялись как слаб. прил. ж. р. (в гот. по типу основ на -in-). Формы превосх. степени в др.англ первонач-но склон-сь по слаб. склон-ю, в гот. с самого начала употреблялось как сил., так и слаб. скл-е., за»). Мал. кол-во прил-х образ-т степени сравн-я супплетивным способом (от разн. корней), ср.: готск. mikils (большой) – maiza – maists, др. англ. micel (mycel) – mara – mжstCA е омонимии падежей, редукция оконч-ий, отмир-е грамматич. рода сущ.=> перестройка грамматич. катег-ий прилаг-ных. Прил. утрачив-т катег-ии рода и падежа, некот. время сохр-сь катег-я числа (оконч-е -е). Типы склон-я различ-ся тока в ед. числе (сил.-good, слаб.-goode). К 15 в. оконч-е –е исчезло=> прил.- неизмен. часть речи. Измен-я в степенях сравн-я – из-за редукции неудар. слогов (суф. сравн. степени ra =>-re=>-er, суф. превосх.степени ost и -est=>-est).Супплетив. формы продолж-т существ-ть, с небол. измен-ями: good-better-best; evil-werse-werst; muchel-more-most; litel-lesse-lest.В ср.англ. период – новый аналитич. (more, the most) способ образов-я степеней сравн-я (для 3 и более слогов)- чтоб не нарушать итм я-ка(не допускать скопление более чем 2-х слогов при 1 ударении.)

12ОГ:

В системе германского имени различаются два числа: единственное и множественное. Некоторые исследователи (Г. Хирт, Ф. Клуге) усматривают в формах отдельных германских языков следы индоевропейского двойственного числа.

Для общегерманского периода можно с уверенностью постулировать наличие четырех падежей: именительного, родительного, дательного и винительного; при этом наличие творительного и звательного падежей не является точно установленным (А. Мейе). Исходя из классической теории об исконных семи падежах, характерных для индоевропейской общности, германская четырехпадежная система может рассматриваться как продукт распада старой многопадежной системы. При этом сокращение числа падежей получает объяснение на основе явлений синкретизма. Синкретизм заключается в конвергенции двух языковых форм в плане выражения (структурный синкретизм) или в плане содержания (функциональный синкретизм). В именной парадигматике германских языков структурный синкретизм наблюдается в области падежных формантов (например, синкретизм форманта именительного и винительного падежей множественного числа в а-основах в готском языке, ср. им. пад. gibōs, вин. пад. gibōs). Формальный синкретизм приводит к появлению омонимичных членов парадигмы, что имеет следствием: 1) образование новых парадигматических моделей или 2) перестройку парадигмы по более продуктивным моделям и ее полное исчезновение. Явления функционального синкретизма также широко распространены в германских языках (например, синкретизм дательного и родительного падежей: глаголы со значением «господствовать» и «повелевать» могут управлять и тем и другим падежом, ср.: др. англ. wealdan rice «править государством» (дат. пад.), но rices wealdan (род. пад.). ДА:

В системе древнеанглийского имени различаются два числа: единственное и множественное. Для древнеанглийского периода можно постулировать четыре падежа: именительный, родительный, дательный (включающие и значение ранее существовавшего творительного падежа) и винительный, который у многих существительных был омонимичен именительному падежу. Категория числа в современном английском языке выражена единственным и множественным числом.
  1   2   3


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации