Палитай И.С. Особенности применения метода моделирования в социологическом исследовании терроризма - файл n1.rtf

Палитай И.С. Особенности применения метода моделирования в социологическом исследовании терроризма
скачать (3437.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf3438kb.06.11.2012 18:19скачать

n1.rtf

На правах рукописи

Палитай Иван Сергеевич

ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДА МОДЕЛИРОВАНИЯ

В СОЦИОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ ТЕРРОРИЗМА


Специальность 22.00.01 – Теория, методология

и история социологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Москва - 2009
Диссертация выполнена на кафедре информатики социальных процессов социологического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова
Научный руководитель: кандидат физико-математических наук, доцент

Шведовский Вячеслав Анатольевич

Официальные оппоненты: член-корр. РАН,

доктор социологических наук, профессор

Кузнецов Вячеслав Николаевич

кандидат социологических наук, доцент

Бидихова Ия Станиславовна

Ведущая организация: Российская академия предпринимательства
Защита состоится «27» ноября 2009 г. в 14.00 на заседании Диссертационного совета Д 501.001.01 по социологическим наукам при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, ГСП-1, Ленинские горы, МГУ, д.1, стр.33, 3-й учебный корпус, ауд. 408.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций в Фундаментальной библиотеке МГУ им. М.В.Ломоносова по адресу: г. Москва, Ломоносовский проспект, д.27 (сектор «А», 8 этаж, к.812).

Автореферат размещен на сайте социологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова: http://www.socio.msu.ru «26» октября 2009 г.

Автореферат разослан «26» октября 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат социологических наук, доцент Микеладзе Е.Е.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Человечество вступило в новое тысячелетие с острым ощущением новых забот и тревог за свою безопасность в настоящем и будущем. При этом угрозы для мира и безопасности сегодня представляют не только международные войны, конфликты, экологические проблемы, но и насилие против гражданского населения, которое проявляется, в первую очередь, в терроризме.

На рубеже XX-XXI веков произошел резкий всплеск террористической активности. Согласно статистике, начиная с 60-х годов XX века, наблюдается тенденция к росту числа террористических атак. Так, с 1970 по 1980 год во всем мире было совершено 1814 терактов, а с 1980 по 1986 год их число уже увеличилось вдвое. Более того, некоторые специалисты утверждают, что в XXI веке число терактов достигнет 1500-2000 в год, а число их жертв будет измеряться сотнями тысяч человек1.

Серьезно беспокоит то, что на современном этапе развития общества произошли значительные качественные изменения терроризма как социально-политического явления. Действия террористов все больше принимают сетевой и организованный характер, превращаясь в проводимые в глобальном масштабе тщательно спланированные диверсионно-террористические войны. Произошли серьезные трансформации терроризма с точки зрения его жестокости, публичности и театральности.

В настоящее время угроза быть жертвой теракта или ощутить на себе психологический пресс со стороны террористов распространяется на всех, независимо от возраста, пола, национальной принадлежности и социального положения. Современный терроризм уже перестал ориентироваться на отдельных личностей. Предметом его воздействия становятся широкие массы, что влечет за собой огромные людские потери, нанесение ущерба экономической, политической и социальной системам.

Последствиями терроризма являются также деформация общественного сознания, разрушение духовных и материальных ценностей, на воссоздание которых требуются десятилетия. В обществе, в котором имели место террористические атаки, происходят трансформационные процессы, проявляющиеся в росте этнической и религиозной нетерпимости.

Все это актуализировало потребность общества в социологическом знании динамики феномена «терроризм», а также необходимость расширения концептуальных подходов к снижению его угроз. Связано это с тем, что принцип реагирования, функционирование которого представляется в виде схемы: «вызов (опасность, угроза, риск) – ответ – результат – анализ результата – корректировка ответа», изжил себя в качестве источника динамики процессов и механизмов обеспечения глобальной и региональной безопасности. На первый план сегодня выступает потребность в выработке стратегии предотвращения условий и факторов, определяющих возникновение терроризма.

Важную роль в этом процессе может сыграть такой метод исследования, как моделирование. Объясняется это тем, что построенная на основе социологического анализа изучаемого явления формализованная модель и проведенные с ней вычислительные эксперименты позволяют оценить влияние исходных факторов на моделируемое явление. Несмотря на то, что при построении математической модели отбрасываются какие-то грани изучаемого явления как несущественные, она позволяет достаточно полно описать его, что зачастую представляется невозможным с помощью вербальной модели вследствие сложности социальных явлений и их многофакторности. Помимо этого, использование в моделировании математического аппарата позволяет учесть вклад в события слабых, едва уловимых взаимодействий между элементами системы.

Стоит отметить, что при исследовании терроризма названный метод является единственным, позволяющим проводить эксперименты, которые в результате могут дать возможность выявить основные управляющие параметры модели, а с помощью их анализа, в свою очередь, определить оптимальные управляющие социальные воздействия для использования их в политике управления с целью снижения угроз терроризма.

Степень научной разработанности проблемы.

Говоря о моделировании как о возможном методе исследования терроризма, следует отметить, что к настоящему моменту имеется уже довольно много работ, в которых отражены современные представления о моделировании как самих социальных процессов и явлений, так и их динамики.

Важность описания языком математики динамики сложных систем, к числу которых относится социум, и процессов управления нелинейными динамическими системами отмечали ректор МГУ им. М.В.Ломоносова академик РАН Садовничий В.А. и лауреат Нобелевской премии Пригожин И.Р., по инициативе которых в МГУ был создан Институт математических исследований сложных систем, где разрабатывается математический аппарат для решения перечисленных задач.

Среди основных в этой области можно выделить труды Краснощекова П.С., Кугаенко А.А., Лебедева В.В., Михайлова А.П., Петрова А.А., Петрова А.В., Плотинского Ю.М., Самарского А.А., Федулова Ю.Г.2, а также работы Аганбегяна А.Г., Гаврильца Ю.Н., Шведовского В.А., Шубкина В.Н.3, в которых рассматриваются такие особенности моделирования социальных процессов как субъектность, «историзм», сложность, многофакторность, интегрированность.

Анализ отечественной и зарубежной литературы показал, что вплоть до XX века проблема терроризма достаточно целостно не исследовалась. Но был накоплен огромный теоретический материал по вопросам, тесно связанным с данной проблематикой. Немалый вклад был внесен разработками теорий девиантного поведения классиками социологии Э. Дюркгеймом, Р. Мертоном, П. Сорокиным4, а также работами Г. Алмонда, С. Вербы, Д.В. Гончарова, Э.Г. Карминеса, Н.Н. Назарова, Ю. Шевченко5, связанными с проблемами политического поведения.

Изучению политических и социальных конфликтов посвящены работы таких зарубежных исследователей как М. Вебер, Р. Дарендорф, К. Хаус6, а также работы отечественных авторов, среди которых можно назвать А.В. Дмитриева, А.Г. Здравомыслова, Г.И. Козырева7.

Важные вопросы анализа, динамики и управления рисками, что имеет фундаментальное значение для исследований в сфере противодействия терроризму, рассмотрены в работах, посвященных концептуальным, методологическим и прикладным вопросам социологии рисков. Основополагающими в этой области являются работы У. Бека, А. Вилдавски, Э. Гидденса, М. Дугласа, Н. Лумана8. Среди российских ученых могут быть выделены работы А.И. Городничевой, М.Ю. Елимовой, В.И. Зубкова, А.В. Мозговой, Е.В. Шлыковой9.

Раскрывают социально-политическую природу терроризма, определяющую суть исследуемого феномена и способы борьбы с ним исследования Дж.Белла, Б.Крозье, У.Лакера, П.Уилконсона10. Среди отечественных – работы Ю.И.Авдеева, Ю.Федорова11.

Большую роль сыграли исследования авторов, которые стояли у истоков нового направления в российской социологии – социологии национальной безопасности. Это труды Ю.И. Дерюгина, В.И. Добренькова, Н.Н. Ефимова, В.И. Ковалева, Ю.Л. Кутахова, В.В. Серебрянникова, А.Т. Хлопьева12.

Значительный вклад в разработку теоретико-методологических основ социологического анализа проблем безопасности внесли труды чл.-корр. РАН В.Н.Кузнецова13, посвященные формированию новой социологической парадигмы безопасности, разработке институционально-сетевой методологии, проблемам слабых рисков в условиях неопределенности.

Таким образом, терроризм как социальное явление получил довольно разностороннее освещение в научной литературе. Однако сущность, факторы и условия его возникновения этими исследованиями еще далеко не исчерпаны и остаются сегодня одной из актуальнейших задач науки. При этом на текущий момент практически нет работ, где были бы рассмотрены возможности использования высоких технологий, к которым можно отнести математическое моделирование, с целью выявления оптимальных социальных воздействий для снижения угроз терроризма.

Цель диссертационного исследования: построить формализованную модель террористической активности в современном российском обществе.

В соответствии с поставленной целью, предполагается решение следующих задач:

  1. Раскрыть теоретико-методологические подходы к исследованию терроризма;

  2. Проанализировать основные сущностные характеристики терроризма как социального явления;

  3. Раскрыть факторы и условия возникновения терроризма в современном российском обществе и на основе этого определить показатели, на базе которых конструируется модель террористической активности;

  4. Обосновать преимущества метода моделирования при исследовании терроризма как социального явления;

  5. Определить теоретические принципы построения модели террористической активности;

  6. Предложить формализованную модель террористической активности, построенную на основе анализа преступлений террористического характера;

  7. Выявить оптимальные управляющие социальные воздействия с целью снижения угроз преступлений террористического характера.

Перечисленные выше задачи и цель обусловили выбор объекта и предмета исследования:

Объект исследования – терроризм как социальное явление в современном российском обществе.

Предмет исследования – факторы и условия возникновения терроризма, позволяющие построить формализованную модель террористической активности.

Теоретические и методологические основы диссертации.

Теоретико-методологическую базу исследования составили труды зарубежных и отечественных ученых в области социологии, политологии, культурологи и социальной психологии, которые затрагивают проблему терроризма и его предупреждения, а также вопросы взаимодействия личности, общества и государства с точки зрения процесса обеспечения их безопасности. В ходе работы анализировались нормативно-правовые документы РФ по вопросам противодействия терроризму. Среди используемых в диссертации методов следует назвать социологический, формально-логический, структурно-функциональный, системного и сравнительного анализа.

Эмпирическую базу исследования представляют результаты социологических исследований, проведенных ИСПИ РАН, ВЦИОМ, социологическим факультетом МГУ им.М.В. Ломоносова, базы данных Госкомстата14. В процессе создания модели террористической активности были задействованы данные ФАПСИ, МВД.

Научная новизна данного диссертационного исследования заключается в следующем:

  1. На теоретическом уровне обоснованы преимущества применения метода моделирования для исследования терроризма, заключающиеся в возможности внесения упорядоченности в изучаемую область, освобождении познавательного поля от второстепенных факторов, а также возможности коррелировать модель с меняющейся ситуацией за счет ее гибкой познавательной структуры.

  2. Для объективного анализа концептуального раскрытия факторов и условий возникновения терроризма важным является учет слабых взаимодействий между структурными единицами изучаемого явления. Однако вносимый названными взаимодействиями вклад в события, связанные с террористической активностью, практически не поддается анализу при использовании традиционных методов исследования и прогнозирования. Он может быть учтен в случае применения метода моделирования.

  3. Представлена формализованная модель террористической активности, построенная за счет «сужения» терроризма до преступлений террористического характера, под которыми подразумеваются конфликтные взаимодействия мигрантов с мигрантофобами.

  4. На основе проведенных вычислительных экспериментов с моделью террористической активности выявлена система показателей, оптимизация которых позволяет влиять на принятие управленческих решений с целью предупреждения угроз преступлений террористического характера.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В случае, когда объектом моделирования выступает терроризм, крайне важным является точная формулировка, позволяющая вычленить собственно терроризм среди совокупности явлений, вызовов и угроз современности. При этом необходим учет тех фактов, что он направлен против мирного населения в целях устрашения и является результатом «идейного абсолютизма», из чего следует необходимость раскрытия сути терроризма через идеологию насилия и политику устрашения.

2. Принцип борьбы с терроризмом, основанный на императиве «реагирование», т.е. ответе на возникшие вызовы, становится в наши дни неактуальным. На первое место выходит необходимость в превентивных действиях. Результатом этого явились создание методологии предотвращения, а затем – концептуализация политики предотвращения, которые основаны на социологическом анализе самых слабых факторов, способствующих возникновению вызовов, рисков, угроз опасностей жизнеобеспечению людей и синтезе действий по блокированию нежелательных условий и, тем самым, предотвращению их перерастания в систему неконтролируемых угроз.

3. Применение метода моделирования в процессе исследования терроризма позволяет в большей степени учесть сложную структуру изучаемого объекта, механизмы его изменения, а также слабые взаимодействия между его структурными элементами. Использование этого метода позволяет осуществить ряд экспериментов, что невозможно при непосредственном изучении этого явления, и в результате оценить степень влияния на моделируемый объект изменения исходных факторов.

4. Вычислительные эксперименты с моделью террористической активности, математическая обработка временного событийного ряда, представленная в графическом виде, позволяют выявить тенденции в поведении социума и на основе этого прогнозировать будущее направление этого поведения. Все это позволяет определить набор условий, оптимизация показателей которых дает возможность назвать управляющие воздействия ограничения уровня преступлений террористического характера.

Научная и практическая значимость данного исследования состоит в том, что теоретические положения и результаты исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении различных аспектов терроризма и проблем его предупреждения. Выводы, полученные в результате моделирования, могут быть задействованы в области управления социальными процессами, в практической антитеррористической деятельности на городском уровне. Помимо этого, материал диссертационного исследования может быть применим в практике учебно-педагогической работы при разработке программ, учебных пособий и спецкурсов.

Апробация результатов исследования.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре информатики социальных процессов социологического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова.

Основные идеи и положения диссертации нашли отражение в выступлениях автора на научных конференциях и семинарах: XIV Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов – 2007», МГУ; III Всероссийская научная конференция Сорокинские чтения – 2007, Москва; Первая зимняя социологическая школа для аспирантов, Москва; XV Международная конференция «Ломоносов – 2008», МГУ; IV Всероссийская научная конференция «Сорокинские чтения – 2008», Рязань; Научно-практическая конференция «III Ковалевские чтения», Санкт-Петербург, 2008; XVI научно-практическая конференция «Проблемы социально-политического развития современного российского общества», Саратов, 2009; XVI Международная конференция «Ломоносов – 2009», МГУ. Основное содержание работы отражено в 8 публикациях общим объемом 2,5 п.л., две из которых опубликованы в изданиях, включенных в список ВАК РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, первая из которых содержит три параграфа, вторая – два, заключения, библиографии и насчитывает 136 страниц машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, освещается степень ее научной разработанности, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуются теоретико-методологические основы работы, указываются основные элементы ее новизны, формулируются положения, выносимые на защиту, определяется научно-практическая значимость исследования.

В главе I «Теоретико-методологические основания исследования терроризма как социального явления в контексте конструирования модели террористической активности» дан анализ проблем, связанных с социологическим исследованием терроризма, факторов и условий его возникновения в современном российском обществе, а также теоретические основания построения модели террористической активности.

В первом параграфе первой главы «Понятие и сущность терроризма как социального явления» обосновывается необходимость точного определения понятия «терроризм» на основании проведенного междисциплинарного анализа различных теоретико-методологических подходов к решению этой задачи.

Необходимость в точном определении обосновывается тем, что выстроенное субъективно на тех или иных идеологических или политических установках определение, оказывает влияние на заключение о причинах и динамике его развития, а затем, как следствие, и на выводы относительно средств и методов противодействия. В результате недостаточного внимания к терминологии заметно усложняется не только исследовательская работа, но и практическая деятельность, возникают препятствия по использованию в области борьбы с терроризмом высоких технологий и строгих математических выводов.

В целом анализ научной литературы показывает, что во всех существующих определениях понятия «терроризм» есть два основных признака: устрашение и насилие. Однако стоит заметить, что назвать терроризмом любое насилие будет не совсем корректно. Объясняется это тем, что насилие неизбежно сопровождает различного рода войны, революции, восстания, которые имеют мало общего с терроризмом. Важнейшее отличие заключается в том, что терроризм направлен против мирного населения. Для него важно не само по себе уничтожение того или иного объекта, а воздействие на психику масс и состояние их духа, т.к. в результате этого запуганные люди сами требуют от властей то, что нужно террористам.

Таким образом, можно назвать три важнейших элемента терроризма:

1. Применение или угроза применения насилия.

2. Политические цели (мотивы) деятельности.

3. Мирное население в качестве объекта воздействия.

Однако при таком прочтении терроризма никак не учитывается тот факт, что он, вне всякого сомнения, является результатом «идейного абсолютизма», твердого убеждения в обладании высшей и окончательной истины, уникальным знанием «рецепта спасения» своего народа или какой-то группы людей, пусть даже через страдания и смерть других. Все это требует раскрытия понятия «терроризм» через идеологию насилия, что впервые в мировой практике было сделано в ст. 3 Федерального закона Российской Федерации «О противодействии терроризму» от 6.03.2006 г., где под ним понимается «идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий» .

Помимо этого факта необходимо также учитывать, что последствиями теракта могут быть:

Именно поэтому стратегия борьбы с терроризмом, основанная на принципе реагирования (т.е. действий по схеме «вызов – ответ – результат – анализ результата – корректировка») перестала быть актуальной и на первое место сегодня вышла политика предотвращения. Целью последней является не борьба со следствием, а самая ранняя стадия изучения условий и факторов, которые формируют риски, опасности и угрозы человеку, обществу, государству и дальнейшая ликвидация социальных, экономических, политических, культурных причин усиления и распространения террористической активности в современном обществе. Помимо этого политика предотвращения должна осуществляться с учетом слабых взаимодействий, «пронизывающих» основные этапы функционирования безопасности.

Все это определяет необходимость внедрения технологий мониторинга терроризма, т.е. выявления социальных факторов, способствующих проявлению террористических устремлений, и затем – реальных упреждающих действий по устранению и блокированию как условий, так и еще только возникающих опасностей в целях профилактики общественных процессов и явлений, обладающих террористическим эффектом.

Таким образом, можно заключить, что терроризм, представляя собой многофакторное социальное явление со сложным механизмом взаимодействия структурных элементов, в основе которого лежит идеология насилия против мирного населения, требует усиленного всестороннего исследования со стороны социологии как интегративной науки. При этом в целях осуществления превентивных мер основное внимание должно быть уделено исследованию факторов и условий возникновения этого явления.

Актуальность второго параграфа первой главы «Факторы и условия возникновения терроризма как структурообразующие модельные единицы» обусловлена динамикой социально-политических процессов, рядом реформ, проведенных в сфере экономики за последние десятилетия, как следствие всего этого, значительным ростом преступности, а также атмосферой пессимизма в отношении будущего нашей страны и чувством озабоченности состоянием внутренней безопасности. Помимо этого, такого рода анализ представляет собой ту базу, на основе которой строится модель террористической активности.

Рамки, в которых должно проводиться подобное исследование, задает структура изучаемого явления. Среди ее элементов можно назвать:

Для терроризма как социального явления источниками возникновения факторов, существенным образом влияющих на его формирование и развитие, являются различного рода противоречия. Относительно современной России таковыми выступают:

Именно эти противоречия оказывают влияние на формирование тех факторов, которые способствуют воспроизводству терроризма в стране. Анализ показывает, что к таковым можно отнести следующие:

  1. Обострение социальной напряженности, в результате чего происходит не только непосредственное подталкивание населения к использованию террористических методов, но и создание условий для успешной реализации самих терактов.

  2. Криминализация практически всех сфер общественной жизни.

  3. Национализм и сепаратизм.

  4. Незаконный оборот средств совершения актов терроризма.

К уже названным факторам можно добавить негативное социальное явление, которое косвенно связано с ростом террористической активности. Речь идет о порожденном социальной дезинтеграцией и напряженностью демографическом кризисе, в результате которого государство декларирует необходимость замещающей миграции, что, в свою очередь, ведет к усложнению миграционной ситуации вследствие нерациональных потоков мигрантов. В результате этого на текущий момент заметно осложняется криминогенная ситуация, усиливаются трения в сфере межэтнических отношений, а также происходит рост социальной напряженности.

На перечисленные выше факторы накладывается ряд условий, способствующих возникновению терроризма. Некоторые исследователи данной проблемы15 одним из таковых называют формирование информационного общества, а точнее, усиление роли СМИ в жизни общества, а, следовательно, и возможности превращения их в инструмент манипуляции массовым сознанием. Связано это с тем, что теракт по сути своей является актом общения, который помимо жертвы передается посредством СМИ отдаленной аудитории, что усиливает эффект насилия за счет создания таким образом обстановки страха.

Другим условием возникновения терроризма называют размывание традиционного и формирование общества, ориентированного на либеральные ценности.

Все перечисленные факторы и условия, представляя собой структурные модельные единицы, с целью объединения их в модельные блоки подразделяются на три группы: 1. факторы и условия, отвечающие за социально-экономический механизм ввода акторов в конфликтное поле; 2. отвечающие за взаимодействия акторов конфликта, где на первый план выходит учет слабых микродинамических межгрупповых взаимодействий в социуме; 3. факторы и условия, связанные с осуществлением трансляции угроз и последствий конфликтного взаимодействия.

Проведенный анализ условий и факторов позволяет вывести совокупность показателей, оперирование которыми должно осуществляться при методическом обеспечении мониторинга: 1. удовлетворенность жизнью; 2. законность; 3. доверие (как межличностное, так и доверие людей к институтам власти и общественным институтам таким, как парламент, профсоюзы, СМИ); 4. сотрудничество, которое объединяет в себе участие, согласие, солидарность; 5. индикатор, включающий в себя терпимость, социальное настроение, эмпатию, сострадание, компромисс; 6. фактор среды, объединяющий в себе состояние природной среды и состояние среды политической.

Таким образом, терроризм как динамичное социальное явление, имеющее в качестве источников своего возникновения целый набор противоречий современного российского общества, требует постоянного и системного изучения причинного комплекса с построением прогнозов, которые должны реализовываться на макро- и микроуровне в социальной, экономической, политической, духовно-нравственной, демографической и других сферах.

Используемые для этих целей традиционные средства прогнозирования, основанные на экстраполяции, зачастую требуют достаточно длинных динамических (или статистических) рядов, т.е. значений прогнозируемого признака в последовательные периоды времени, при том, что существующая социальная статистика весьма ограничена. Помимо этого следует учесть, что терроризм представляет собой многофакторное явление, характеризующееся сложными взаимодействиями между элементами. Все это является причиной того, что экстраполяционные прогнозы являются не достаточно надежными. Именно поэтому для исследования был выбран метод моделирования, сводимый к созданию модели террористической активности согласно определенным принципам, рассмотренным в третьем параграфе первой главы «Теоретические основания и принципы построения модели террористической активности».

Созданная и затем исследуемая модель отражает собой структуру изучаемого объекта и механизмы, посредством которых происходит его изменение, что позволяет выдавать в некоторых случаях довольно надежные прогнозы и рекомендации. Исследование модели террористической активности, построенной на основе проведенного предварительного социологического анализа факторов, способствующих проявлению террористических устремлений, может помочь с помощью вычислительных экспериментов выявить управляющие воздействия, способные привести к наиболее благоприятному развитию событий.

В самом общем виде под моделированием в социологии понимается «метод исследования социальных явлений и процессов на их моделях, т.е. опосредованное изучение социальных объектов, в процессе которого они воспроизводятся во вспомогательной системе (модели), замещающей в познавательном процессе оригинал и позволяющей получать новое знание о предмете исследования»16. Модель представляет собой «мысленный или условный образ, аналог какого-либо объекта, процесса или явления, воспроизводящий в символической форме их типические черты; символическое изображение структуры, типа поведения и образцов взаимодействия в социальных процессах»17.

Алгоритм построения модели террористической активности можно представить в виде следующей последовательности действий: 1. формулировка проблемы исследования, где происходит определение целей, постановка задач моделирования и обоснование необходимости обращения к методу; 2. теоретическая подготовка процесса моделирования, в рамках которого проводится системный анализ терроризма как социального явления; 3. построение концептуальной модели террористической активности, где представляются механизмы действия и взаимодействия структурообразующих модельных единиц и формулировка показателей; 4. конструирование в той или иной мере формализованной модели, в ходе которого формируется пространство переменных, сбор данных и осуществляется отображение эмпирических объектов в некоторые формальные математические конструкции; 5. исследование модели и получение новой информации; 6. переход от полученной модельной информации к переструктурированным знаниям о предмете исследования, включение модельных знаний в систему теоретических знаний об объекте исследования.

При использовании метода моделирования важно учитывать методологический принцип, утверждаемый отечественной школой математического моделирования А.А.Самарского, который связан со стоящей перед исследователем необходимостью идти не от метода, а от задачи. Проще говоря, нужно не «применять факторный анализ», «использовать методы классификации», а изучать структуру связей, строить типологию и пр., т.е. решать поставленную задачу. В противном случае заметной пользы от использования рассматриваемого метода не будет.

Необходимо обозначить ряд принципов, учет которых важен при построении и анализе модели террористической активности:

Построенная согласно этим принципам модель позволяет глубже проникнуть с суть моделируемого явления, а также использовать полученные результаты для прогнозирования. Помимо этого, такого рода модель способна быстрее и точнее выявить недостатки тех или иных показателей, определить, при каких условиях целесообразно их применение. Более того, она позволяет найти чувствительные точки системы, а вычислительные эксперименты – параметры, в наибольшей степени детерминирующие ее поведение, что крайне важно при изучении вопроса предупреждения терроризма.

Глава II диссертационного исследования «Возможности применения моделирования в исследовании задачи снижения угроз терроризма» включает в себя два параграфа. В первом параграфе «Объединенная модель террористической активности» описывается модель, разработанная под руководством В.А. Шведовского, являющаяся попыткой смоделировать зарождение, протекание и распространение последствий совершенных или вероятных террористических актов и других конфликтогенных проявлений всплесков социальной напряженности на основе межэтнических отношений. Настройка системы проводилась для промежутка времени полтора года, в качестве субъекта РФ рассматривался Юго-Западный округ Москвы.

Моделирование влияния межэтнических отношений на уровень террористической напряженности осуществляется комплексно-блочно. При этом объединенная модель террористической активности (ОМТА) содержит три основных блока:

  1. Блок социально-экономического механизма ввода акторов в конфликтное поле (СЭМ);

  2. Блок взаимодействия акторов конфликта (ВАК);

  3. Блок трансляции угроз и последствий конфликтного взаимодействия (ТУИП).

В каждом из трех блоков модели «вырабатывается» свой ключевой показатель, который подается на одну из точек входа, по крайней мере, одного из блоков. В схематичном изображении блоков стрелки обозначают наличие непосредственного влияния фактора, из которого исходит стрелка, на фактор, в который стрелка входит.



Схема 1. Блок социально-экономического механизма ввода акторов в конфликтное поле

В блоке взаимодействия акторов конфликта (схема 2) учитывается тот порог восприятия титульным населением мигрантов (неславянской внешности), при котором это восприятие еще можно назвать приемлемым. Т.о. внимание в этом блоке сконцентрировано на динамике отношений, а не на статических структурах. Причиной этому служит процессуальность происходящих явлений, их текучесть, а также большая роль в складывающихся динамических процессах слабой микродинамики межгрупповых взаимоотношений в социуме, т.е. тех базовых, едва уловимых процессов, которые происходят в небольшие промежутки времени. Помимо этого в блоке учитываются внешние периодические социально-экономические силы, которые определяют миграционные волны.



Схема 2. Факторы и показатели взаимодействия акторов конфликта мигрантофобов с мигрантами

Конфликтные ситуации между мигрантами и мигрантофобами можно причислить к преступлениям террористического характера при условии широкой огласки с помощью СМИ или по межличностным каналам. Блок ТУИП (схема 3) воспроизводит трансляцию такой информации по межличностным каналам в виде распространения слухов. При этом полагается, что одним из специфических городских отличий в реализации этого механизма является наличие телефонного канала межличностного общения, дополняющего непосредственное межличностное общение «лицом к лицу».



Схема 3. Блок трансляции угроз и последствий конфликтного события.

В действующем макете ОМТА используется приведенный ниже итоговый список фазовых переменных, построенный с учетом тех социальных, экономических, политических и духовных противоречий в нашем обществе, которые представляют собой источник обострения террогенной обстановки: v1 – производительность труда в субъекте РФ; v2 – инфляция; v3 – норма прибыли в субъекте РФ; v4 – индекс фондового рынка в субъекте РФ; v5 – чистый приток иностранного капитала в субъект РФ; v6 – курс доллара; v7 – инвестиции в субъект РФ; v8 – финансовая стабильность в субъекте РФ; v9 – экономический потенциал субъекта РФ; v10 – рабочие места; v11 – численность агрессивных мигрантофобов; v12 – численность безработных; v13 – степень социального неравенства; v14 – численность гастарбайтеров; v15 – численность жертв совершенного теракта; v16 – выталкивающие факторы страны-донора мигрантов; v17 – социально-политическая стабильность; v18 – численность охваченных важной информацией на работе; v19 – численность охваченных важной информацией в домашнем кругу; v20 – численность охваченных важной информацией в кругу не работающих (учащихся, безработных, не занятых в домашнем хозяйстве); v21 – численность «бывших» охваченных важной информацией на работе; v22 – численность «бывших» охваченных важной информацией в домашнем кругу; v23 – численность «бывших» охваченных важной информацией в кругу не работающих; v24 – число мигрантов; v25 – частота визуальных встреч с мигрантами; v26 – факт свершения внешнего теракта против граждан России.

Кроме списка фазовых переменных объединенная модель террористической активности представлена блоком содержательных коэффициентов, констант и калибровочных параметров таких как:

Ниже приведен общий вид объединенной модели террористической активности, представленный в виде системы конечно-разностных уравнений, в которых языком математики записано взаимодействие и взаимообусловленность различных факторов, влияющих на возникновение и распространение в обществе преступлений террористического характера с учетом специфических социально-психологических закономерностей терроризма как социального явления.



Здесь строки с 1-й по 9-ю объединяют в себе переменные, выводимые из блока социально-экономического механизма ввода акторов в конфликтное поле. Блок взаимодействия акторов конфликта описывают строки с 10-й по 17-ю. Переменные, полученные из анализа блока трансляции угроз и последствий конфликтного события сосредоточены в строках с 18-й по 23-ю. Последние три строки введены в целях повышения точности при проведении вычислительных экспериментов. Также в системе задействовано 7 логических переключателей (булевы функции), которые учитывают пороговые ситуации (принятие переменной различных значений при том или ином условии).

Таким образом, проведенный анализ факторов и условий возникновения терроризма, позволил построить состоящую из трех блоков модель террористической активности, отражающую собой структуру изучаемого явления и механизмы посредством которых происходит его изменения. Анализ межблоковых связей, а также основанная на статистике взаимозависимость используемых для модели фазовых переменных позволили построить формализованную объединенную модель террористической активности, вычислительные эксперименты с которой могут позволить определить тенденции в поведении социума, на основе этого прогнозировать будущее направление этого поведения, а также определить регулирующие воздействия, позволяющие ограничить экстремистские формы его проявления.

Второй параграф второй главы «Вычислительные эксперименты с объединенной моделью террористической активности» посвящен возможности применения модели в поиске оптимальных управляющих параметров в вопросе снижения угроз преступлений террористического характера. С этой целью описывается ряд проведенных автором вычислительных экспериментов.

В связи с тем, что согласно проведенным исследованиям, в настоящее время наблюдается динамика в сторону увеличения в 3,3 раза по сравнению с 1981-1982 гг. количества людей, считающих, что почти все или большинство их окружающих имеют негативную установку относительно лиц других национальностей18, интерес будут представлять результаты вычислительных экспериментов с величиной ? – порогом приемлемого восприятия, при превышении которого наблюдаются вспышки преступлений террористической характера (при этом за порог выбрано превышение частоты ежедневных встреч горожан v25 с теми, кто отмаркирован в массовом сознании в качестве инородцев-мигрантов неславянской внешности, более чем в 3 раза).

Эксперименты показали, что в случае снижения порога приемлемого восприятия на 50%, при том же количестве вспышек преступлений террористического характера, численность жертв увеличивается на 44%, при этом значение порога приемлемого восприятия постоянно находится у критической черты, что может привести к погромному эффекту. Связано это с тем, что в такой ситуации усиливается роль слабых взаимодействий – тех базовых, едва уловимых процессов, которые происходят в несущественные промежутки времени, представляя собой зарождение неосознаваемых направлений дальнейшего процесса взаимодействия, и из которых в последствие складываются крупные динамические процессы.

По мнению автора, указанная зависимость порога приемлемого восприятия и вспышек преступлений террористического характера может быть также применима для выявления конфликтогенных проявлений всплесков социальной напряженности на основе межэтнических отношений, случившихся стихийно (в результате превышения порога) и тех, которые были осуществлены «на заказ».

В результате того, что в настоящее время встречаются примеры провоцирующего и агрессивного поведения не только коренных жителей мегаполиса, но и представителей иных национальностей с ярко выраженной внешностью другого этноса (азербайджане, армяне, грузины, таджики, узбеки, молдаване и т.д.), был разработан еще один блок модели – «модель ответной реакции мирантских сообществ»19, в котором решается задача превентивного учета вероятного в неотдаленной перспективе «ответного хода» мигрантской молодежи крупного города, которая с гораздо большей вероятностью может проявлять агрессивное поведение в ситуации конфликта, нежели старшее поколение. Потенциально повышающей риск возникновения конфликта из-за возможного активного поведения является группа детей мигрантов первого поколения, имеющие установку на сохранение этнической самоидентификации.

Численность указанной группы была учтена в блоке ВАК, а список переменных, используемых в итоговой системе уравнений был дополнен следующими: v27 – численность рабочих мигрантов (гастарбайтеров); v28 – численность легальных мигрантов (зарегистрированных по месту пребывания); v29 – численность мигрантов, имеющих установку на ассимиляцию с коренным населением; v30 – численность мигрантов, имеющих установку на сохранение этнической самоидентификации; v31 – численность детей мигрантов первого поколения, имеющих установку на ассимиляцию; v32 – численность детей мигрантов первого поколения, имеющих установку на сохранение самоидентификации; v33 – число дней, прошедших с начала конфликта.

При учете поведения социально активных групп мигрантов повышается вероятность возникновения конфликтов. Причем, как показали вычислительные эксперименты, повышение коэффициента социальной активности (К1632) приводит к вероятности погромного сценария событий и способно полностью вывести систему из равновесия.

В результате вычислительных экспериментов с моделью найден набор условий, оптимизация показателей которых позволяет выявить управляющие воздействия ограничения уровня преступлений террористической направленности. Также установлен блок управляющих параметров модели, как капиталоемких, так и иных:

В ходе использования управляющих параметров этого блока была выявлена достаточно высокая чувствительность модели к параметру телефонизации населения. Было установлено, что существует определенный порог показателя телефонизации, при преодолении которого резко возрастает вероятность погромного сценария развития событий.

Таким образом, метод моделирования позволил учесть в большей степени различного рода факторы возникновения терроризма, а также те слабые взаимодействия, учет которых в традиционных методах исследования весьма затруднителен. Построенная на этой основе модель террористической активности и проведенные с ней вычислительные эксперименты доказали, что она достаточно точно отражает собой структуру изучаемого явления и механизмы, посредством которых происходит его изменение. Помимо этого путем математической обработки временного событийного ряда, представленной в графическом виде, была доказана возможность находить тенденции в поведении изучаемого объекта и на основе этого прогнозировать будущее направление этого поведения, благодаря чему были определены регулирующие воздействия, способные помочь существенно ограничить экстремистские формы его проявления.

В заключении подведены основные итоги диссертационного исследования. Формулируются выводы в соответствии с целью и задачами, намечается перспектива дальнейшего изучения проблемы.
Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:


  1. Палитай И.С. Терроризм: понятие, факторы и условия его возникновения // Социология. 2009. № 3. – 0,6 п.л.

  2. Палитай И.С. Моделирование взаимодействий мигрантов с титульным населением (к проблеме потенциального источника преступлений террористического характера) // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2009. № 3. – 0,2 п.л.

  3. Палитай И.С. Терроризм как угроза безопасности и вопросы его предотвращения // Тезисы докладов III Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: Социальные процессы в современной России: традиции и инновации». Т.3. – М.: КДУ, 2007. – 0,2 п.л.

  4. Палитай И.С. Социальные проблемы информатизации общества // Социальные изменения и социальные процессы: Россия и глобализация: материалы XIV Междунар. конф. «Ломоносов – 2007» : сб. ст. аспирантов и молодых ученых / Под ред. В.И. Добренькова. – М.: КДУ, 2007. – 0,4 п.л.

  5. Палитай И.С. Некоторые подходы к определению феномена «терроризм» // Третьи Ковалевские чтения: материалы научно-практической конференции. СПб.: Издательство СПбГУ, 2008. – 0,2 п.л.

  6. Палитай И.С. Причины роста современной террористической активности // Сорокинские чтения. Отечественная социология: обретение будущего через прошлое: тезисы докладов IV Всероссийской научной конференции. – Рязань: Ряз. гос. ун-т им. С.А.Есенина, 2008. – 0,2 п.л.

  7. Палитай И.С. Некоторые аспекты предотвращения терроризма // Отечественная социология: обретение будущего через прошлое: материалы XV Междунар. конф. «Ломоносов – 2008»: сб. ст. аспирантов и молодых ученых / Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Университетская книга, 2009. – 0,4 п.л.

  8. Палитай И.С. Применение моделирования в практике предотвращения преступлений террористического характера // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества: Сборник научных трудов / Под. ред. Г.В. Дыльнова. Саратов: Научная книга, 2009. – 0,3 п.л.

1 Кузнецов Ю., Никольский В. Введение в теорию национальной безопасности. Проблема безопасности русского народа и современность. Алма-Ата, 1999. С.499-500.

2 Самарский А.А., Михайлов А.П. Математическое моделирование. М.: Наука-Физматлит, 1977; Кугаенко А.А. Основы теории и практики динамического моделирования социально-экономических объектов и прогнозирования их развития. М.: Вузовская книга, 1998; Лебедев В.В. Математическое моделирование социально-экономических процессов. М.: Изограф, 1997; Петров А.А., Федулов Ю.Г. Подготовка и принятие управленческих решений. М.: РАГС, 2000; Петров А.А., Краснощеков П.С. Принципы построения моделей. М.: ФАЗИС, ВЦ РАН, 2000; Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Логос, 2001; Он же. Математическое моделирование динамики социальных процессов. М.: МГУ, 1992.

3 Гаврилец Ю.Н. Социально-экономическое планирование. М.: Экономика, 1974; Шубин В.Н. Количественные методы в социологии (в соавторстве с А.Аганбегяном и др.) М.: Наука, 1966; Шведовский В.А. Детерминизм и статичность в динамических моделях // СоцИс. 1985. №1.

4 Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995; Он же. Самоубийство. Социологический этюд. СПб., 1998; Мертон Р. Социальная структура и аномия // Социологические исследования. 1992. № 4; Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

5 Алмонд Г. Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор. М., 2002; Verba S. Elites and the Idea of Equality: A Comparison of Japan, Sweden and the United States. London, 1987; Гончаров Д.В. Теории политического участия. М., 1997; Карминес Э.Г. Политическое поведение: общие проблемы. М., 1999; Назаров М.М. Политическая культура Российского общества 1991-1995 гг.: опыт социологического исследования. М., 1998; Шевченко Ю. Политическое участие в России // Pro et contra. 1998. № 3.

6 Вебер М. Избранное. Образ общества. М., 1999; Darendorf R. The Modern Social Conflict: An Essay on Politics of Liberty. London, 1988; М., 2007; Hauss C. International Conflict Resolution. London, 2001.

7 Дмитриев А.В. Конфликтология. М., 2000; Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском обществе. М., 1999; Он же. Социология конфликта. М., 1997; Козырев Г.И. Введение в конфликтологию. М., 1999.

8 Douglas M., Wildavsky A. Risk and Culture: An Essay on Selection of Technological and Environmental Dangers. Bercley (Cal.), 1982; Duglas M. Risk Acceptability According to Social Sciences. London, 1985; Beck U. Die Erfindung des Politischen. Francfurt a. M., 1993; Beck U. From Industrial Culture to the Risk Society // Theory, Culture and Society. 1992. Vol. 9. Vol.1; Luhmann N. Risk: A sociological Theory. N.Y.: Aldine de Cruyter, 1993; Giddens A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modern Age. Cambridge, 1991.

9 Городничева А.И, Мозговая А.В., Шлыкова Е.В. Безопасность социальной сферы региона: постановка проблемы, показатели // Риск: социологический анализ, коммуникация, региональное управление / Под. ред. А.В.Мозговой. М., 2004;. Елимова М.Ю., Мозговая А.В. Рискология и рисковая коммуникация: проблемы, методы, перспективы // Риск в социальном пространстве / Под ред. А.В.Мозговой. М., 2001; Зубков В.И. Риск как предмет социологического анализа // Социологические исследования. 1999. № 4; Шлыкова Е.В. Риск и качество жизни // Риск в социальном пространстве / Под ред. А.В.Мозговой. М., 2001; Шлыкова Е.В.Толерантность и миграционные процессы в контексте социологии риска. Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук. М., 2008.

10 Bell J. Transnational Terror. Washington, 1975; Crozier B. Terrorism Activity: International Terrorism. Washington, 1975; Лакер У. Истоки // Иностранная литература. № 11. 1996; Wilkinson P. Political Terrorism. N.Y., 1976; Wilkinson P. Terrorism and the Liberal State. London, 1977;

11 Авдеев Ю.И. Терроризм как социально-политическое явление // Современный терроризм: состояние и перспективы. М., 2000; Федоров Ю. Глобальная паутина террора // Международная жизнь. 2003. № 3.

12 Дерюгин Ю.И, Ефимов Н.Н., Ковалев В.И., Серебрянников В.В. Безопасность России и армия. М., 1995; Ефимов Н.Н. Приоритеты государственной политики в сфере информационной безопасности Российской Федерации. М., 2000; Добреньков В.И. Социально-гуманитарные проблемы информатизации и информационной безопасности современного глобального общества. М., 2001; Он же. Теоретико-методическое обоснование модели социологического мониторинга информационной безопасности региона России // Личность. Культура. Общество. 2000. №3; Кутахов Ю., Явчуновская Р. Человек, полиэтнический мир, безопасность. С.-Пб., 1998; Серебрянников В.В., Хлопьев А.Т. Социальная безопасность России. М., 1996; Серебрянников В.В. Социология войны. М., 1997; Основы социологии терроризма. Коллективная монография. М., 2008;

13 Кузнецов В.Н. Гуманитарные взаимодействия: Социологическое исследование становления геокультурной теории безопасности. В 3 т. Т. 1. Россия и Евразия: Социология геокультурной динамики евразийской безопасности XXI века. М., 2008; Он же. Социология безопасности. М., 2007; Он же. Социология компромисса. М., 2007; Он же. Российская идеология 21: Опыт социологического исследования российской идеологии 21 века. М., 2004; Кузнецов В.Н. (составитель). Социология безопасности. Хрестоматия. М., 2003; Он же. Геокультура: Основы геокультурной динамики безопасности в мире XXI: Культура-Сеть. М., 2003; Он же. Социология безопасности: Формирование культуры безопасности в трансформирующемся обществе. М., 2002; Он же. Культура безопасности современного российского общества. М., 2002; Он же. Социология безопасности. Социологическое исследование. М., 2001.

14 Левашов В.К. Гражданское общество в современной России (социологические изменения). М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2006; Левашов В.К. Социологическая динамика российского общества (2000 – 2006). М.:РИЦ ИСПИ РАН, 2007; www.wciom.ru; Добреньков В.И., Смакотина Н.Л., Васенина И.В. Экстремизм в молодежной среде. Результаты социологического исследования. М.: Макс-Пресс, 2007; Россия в цифрах, 2006: Крат. стат. сб. / Госкомстат России, 2006.

Федеральный закон «О противодействии терроризму» // Российская газета. 10 марта 2006 г.

15 См., например: Яковенко И. Терроризм // Нева. 2005. № 12. С. 164-165; Современный терроризм и борьба с ним: социально-гуманитарные измерения / С.А.Афонин и др. Под. ред В.В.Ященко. – М.: МЦНМО, 2007. С. 19.

16 Социологическая энциклопедия: В 2 т. Т.1 / Гл.ред. В.Н.Иванов. – М.: Мысль, 2003. С. 665.

17 Там же. С. 670.

18 Возмитель А.А. Трансформация норм ценностей советского образа жизни в современной России / «Безопасность Евразии», 2009, № 1. – с. 45 – 57.

19 Шведовский В.А. К консенсусу российского социума через упреждение угроз (моделирование источников) его становлению / Основы социологии терроризма. Коллективная монография. М.: 2008. С.220.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации