Древнеанглийская поэзия. Особенности языка - файл n1.doc

Древнеанглийская поэзия. Особенности языка
скачать (156.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc157kb.06.11.2012 19:44скачать

n1.doc



«Министерство образования и науки Российской Федерации. Российский государственный педагогический университет им.А.И.Герцена. Филиал в г. Волхов».

Курсовая работа на тему:

«Древнеанглийская поэзия. Особенности языка»


работу выполнила студентка 2 курса

специальности иностранный язык

Грибанова Наталья

Научный руководитель:

Ст.пр. Болотина Ю.П.

Волхов 2008


Содержание работы

Введение ..............................................................................................................стр.3

Глава I..................................................................................................................стр.4

Проблема постановки ударения на глаголы......................................................стр.6

Слово и его семантическая нагрузка..................................................................стр.8

Авторская речь в поэтических памятниках древнеанглийского периода......стр.8

Ритм как существенная отличительная черта древнеанглийской поэзии......стр.9

Стиль древнеанглийской поэзии........................................................................стр.9

Синтаксис как важнейшая особенность древнеанглийской поэзии.............стр.10

Вывод .................................................................................................................стр.11

Глава II..............................................................................................................стр.13

Слово и его семантическая нагрузка в поэме “Беовульф”.............................стр.13

Аллитерация в эпических произведениях древнеанглийского периода......стр.16

Ритм древнеанглийского эпоса на примере “Рунической поэмы”................стр.17

Синтаксис древнеанглийского эпоса на примере “Гутлака”.........................стр.19

Вывод..................................................................................................................стр.20

Заключение.......................................................................................................стр.22

Список литературы ........................................................................................стр.23


Введение.

Работа состоит из введения, двух глав, выводов по каждой главе и списка использованной литературы. Работа составляет 22 страницы машинописного текста. Во введении даётся обоснование и характеристика избранной темы, формулируются тезисы, посвящённые задачам и целям курсовой работы, а также данные, связанные с теоретическим значением работы и её практическим использованием. В первой главе изучается древнеанглийская поэзия в целом. Здесь приведён список произведений, относящихся к поэтическим памятникам древнеанглийского периода, а также проанализирована древнеанглийская поэзия, выявлены основные особенности языка произведений. Во второй главе находят практическое применение положения первой главы, проводится анализ отдельных характерных особенностей древнеанглийской поэзии на примере различных произведений. В заключении формулируются выводы, полученные в результате проведённого исследования.

Список литературы, включающий в себя исследования на русском и английском языках, охватывает около 10 названий.

Предметом исследования является поэзия древнеанглийского периода и основные особенности языка поэтических памятников.

Цель исследования: выявить характерные особенности литературных памятников древнеанглийского периода и изучить их.

Теоретическая значимость работы заключается в изучении основных особенностей языковых средств поэтических памятников древнеанглийского языка и их классификации.

Практическая значимость работы заключается в апробации полученных в ходе исследования данных на отдельных поэтических произведениях, а также в последующем практическом применении навыков, полученных в ходе исследования, при написании других работ, связанных с анализом литературных памятников родного или изучаемого языка.

Актуальность темы заключается в том, что выявление характерных черт древнеанглийской поэзии полезно не только для её понимания, но и для понимания некоторых явлений, связанных с английской поэзией в целом.

Глава I.

Дошедшие до нас поэтические произведения древнеанглийского периода создавались главным образом в Нортумбрии и Мерсии в конце VII – начале VIII веков. Авторы многих произведений неизвестны, а время их создания можно установить лишь приблизительно.

Образцы поэтического творчества древнеанглийского периода записаны гораздо позднее их создания. Поэтому, если в оригинале они сочинялись на нортумбрийском, мерсийском или кентском диалектах, что видно по некоторым грамматическим формам, то в целом они записаны на уэссекском диалекте конца X – начала XI вв. Это обусловлено особым положением данного диалекта в англо-саксонском мире. А.И.Смирницкий, не отвергая этого общепринятого объяснения, указывает также на возможность реального смещения диалектов в поэтическом языке англо-саксонских поэтов.[4, с.14] Лишь отдельные небольшие произведения дошли до нас на диалекте оригинала. Это такие произведения, как, «Предсмертная песнь» Бэды, «Стихотворный псалом» и немногие другие. Так, к уэссекскому диалекту относят поэмы “Беовульф”, “Юдифь” (сохранился лишь отрывок), “Андрей”; к нортумбрийскому – “Предсмертная песнь Бэды”; к кентскому – “Стихотворный псалом”. В настоящее время существует четыре основных списка текстов древнеанглийской поэзии:

  1. The Beowulf MS (Cotton MS), находящийся в Британском музее в Лондоне. В этой рукописи содержатся поэма «Беовульф», сохранившийся фрагмент поэмы «Юдифь» и ряд других менее значительных поэтических произведений.

  2. The Julius MS (Cжdmon MS), хранящаяся в Бодлерианской библиотеке Оксфорда и содержащая поэмы «Книга бытия», «Исход», «Даниил», «Христос и Сатана». Эти библейские сюжеты иллюстрируют 50 рисунков.

  3. The Exeter Book (Codex Exoniensis), которая хранится в библиотеке Эксетерского собора и содержит такие образцы поэтического творчества древнеанглийского периода, как поэмы «Христос», «Юлиана», «Судьбы людей», «Феникс», а также сказки, гномическую поэзию и т.п.

  4. The Vercelii Book (Codex Vercelensis) – рукопись, находящаяся в библиотеке собора в Верчелии, что недалеко от Милана, и включающая в себя ряд поэм, например, «Андрей», «Елена», «Судьбы апостолов» и другие. До настоящего времени неизвестно, каким образом эта рукопись оказалась в Италии.

Кроме названных сохранились ещё немногочисленные произведения народного поэтического творчества. Так, благодаря Дж. Хиксу, сделавшему копию оригинальной рукописи, не была утрачена «Битва при Финнсбурге». В 1705 году он же опубликовал рукопись «Рунической поэмы», находившейся в библиотеке Коттона (оригинал был утрачен в пожаре 1731 года). «Битва при Брунанбурге» сохранилась в рукописи англо-саксонской хроники за 937 год. Тексты «Гимна Кэдмона» и «Предсмертной песни» Бэды записаны в нескольких английских и континентальных экземплярах «Церковной истории англов» Бэды.[1]

“Древнеанглийские поэтические произведения не содержат названий. Такие названия, как «Беовульф», «Мореплаватель» были добавлены переписчиками или теми, кто печатал произведения в 19 веке. Авторы большинства произведений неизвестны. Исключение составляют несколько строк, приписываемых Кэдмону и четыре поэмы, содержащие имя Кюнневульфа”.[7, c.13]

“Исследования показывают, что уже в период зарождения английского языка его памятники отличались разнообразием жанров и богатством языковых средств, в том числе, стилистических приёмов и фигур речи”. [3, c.5] Заметное влияние на английскую поэзию и прозу оказал аллитерационный стих. В древнеанглийской поэзии аллитерация1 выполняла композиционную, семантическую и экспрессивную функции. Аллитерация всегда была связана с тематикой произведения и влияла на подбор автором лексического материала. Аллитерировали слова, тематически связанные между собой. Также в большинстве случаев аллитерация была вызвана наличием параллельных конструкций. Кроме аллитерационного стиха на древнеанглийский эпос оказал большое влияние трохеический стих1. Это отметил в своей работе Рассом, который сравнивал ритмические особенности поэмы “Бевульф” и “Святого Освальда” Аэлфрика. Рассом пытался доказать, что произведение Аэлфрика не является эпическим. (Эта проблема и сейчас существует в литературоведении, т.к. некоторые другие же не согласны с этим). Данная проблема появилась из-за изначальной неопределенности самого понятия древнеанглийского эпоса, его характерных особенностей, которые отличали бы его от прозы. Но, несмотря на это, традиционно не принято относить произведения Аэлфрика к эпическим.

Также для древнеанглийской поэзии характерно широкое применение парных синонимов, которые при этом всегда аллитерировали. Сочетание парных синонимов с аллитерацией является осознанным стилистическим приёмом, который усиливает ритмизацию текста и придаёт ему чёткий интонационный рисунок. При этом синонимы, которые аллитерируют, несут основные акценты авторской мысли, т.е. аллитерация обладает семантической и экспрессивной функциями.

Отличительной чертой древнеанглийского языка является и особый поэтический словарь. “В произведениях древнего эпоса, например, в поэме “Беовульф”, можно встретить множество особых поэтических слов, как простых, так и сложных, которые выражают понятия, стоящие в центре внимания данной поэзии. Например, понятие «воин» выражено словами rinc, mecƷ, secƷ, юeƷn, frena, Ʒuma и к ним присоединяются сложные слова: beado-rinc “боевой герой”, here-rinc “воинский герой”, hilde- mecƷ “боевой муж”, hilde-rinc “боевой герой”, Ʒūю-beorn “боевой воин”, heaрo-liюend “едущий в бой”, helm-berend “носящий шлем”. Для понятия «меч» использовали слова Ʒūюwine “боевой друг”, для понятия «арфа» (кроме слова hearpe): Ʒamen-wudu “дерево веселья” Ʒlēo-bēan “дерево радости” и другие”.[5] Подробнее данное явление будет разобрано в практической главе курсовой работы.

Проблема постановки ударения на глагол. “Профессор А.Дж.Блисс (A.J.Bliss) разделил эпические произведения, в которых личные глаголы ударялись, на девять классов, согласно позиции глагола в поэтическом предложении и после этого, детально изучив их, заключил, что глагол

а) должен

б) может

в) не должен

стоять под ударением в зависимости от того, к какой группе он принадлежит”[10, c.2].

Е.Г.Стэнли (E.G.Stanley)считал, что ударение на личных глаголах, которые аллитерировали, сопровождается одним или двумя элементами, и может нарушать закон Кунна об этих элементах, если у глагола есть префикс или ему предшествует другой элемент:

Ne geweox he him to willan (“Беовульф”, 1711а)

Сейчас принято пользоваться классификацией Блисса, но учитывая некоторые поправки Стэнли (например, большой процент двойной аллитерации и исключения, когда личный глагол стоит на первом месте и все же находится под ударением).

1 класс – личному глаголу предшествует ударный элемент в предыдущей строке.

2 класс – личный глагол находится в оппозиции к глаголу 1 группы, который стоит непосредственно перед ним.

3 класс – глагол является единственным словом перед ударным элементом.

4 класс – личный глагол – последний элемент перед первым ударным элементом.

5 класс – глагол является первым и последним элементом перед ударным слогом.

6 класс – личный глагол – последний элемент, но второй перед ударным слогом.

7 класс – глагол воплощает в себе смысл целого придаточного предложения.

8 класс – глагол – последний элемент в придаточном предложении, которое не содержит ни одного ударного элемента.

9 класс - глагол является последним и единственным элементом в предложении, которое не содержит ударных элементов [10, c.4-10].


Слово и его семантическая нагрузка.

В древнеанглийской поэзии слово имеет огромную семантическую нагрузку. Так, всё в той же поэме “Беовульф” имя обладает драматизирующей функцией в системе различных контекстуальных ситуаций. Суть этой функции и её специфика заключается в том, что драматизация никак не связана с фабульными потенциями имени, но всего лишь с заострением чисто художественного фона, на котором происходят сюжетные события в произведении. Эта функция, следовательно, проявляется только в области экспрессивно-выразительных возможностей имени и в русле его стилистического развёртывания.

Авторская речь в поэтических памятниках древнеанглийского периода.

Для многих поэтических памятников древнеанглийского периода характерно отсутствие авторской речи. Однако в некоторых произведениях она все же присутствует. “Но появление авторского “я” в тексте не означает, что автор имеет свою точку зрения, отличную от точки зрения героев” [2, c.59]. Так, например, в “Финнсбургском отрывке” поэмы “Беовульф” авторская речь нередко удивительно точно воспроизводит речь персонажей, почти копирует её. Выражаясь о себе в первом лице, автор подчёркивает свою роль рассказчика, передатчика некой словесной традиции. Более того, речь героев и речь автора часто не имеют в повествовании никакой другой функции, кроме свидетельствования фактов, в истинности которых никто не сомневается. Именно поэтому возможно вторжение авторского “я” в рассказ, наряду с “я” героев. Так, например, в том же “Финнсбургском отрывке” поэмы “Беовульф” авторская речь в той же мере направлена на утверждение героических ценностей – славы и доблести – что и речь героев”. [2, c.61]

Кроме проблемы разграничения авторского “я” и “я” героев в произведении, существует так же проблема разделения слов автора и редактора. Эта проблема появилась в связи с тем, что при переписывании, а позже - печати многие произведения подвергались редактированию в соответствии со сложившимися к тому времени нормами языка или более правильным, с точки зрения переписчика, написанием. Переписывать книги в то время могли только люди образованные, чаще всего знатные. В наши дни эта проблема сохраняется, но в несколько ином ключе: буквальный, пословный перевод древнеанглийского текста на современный язык нуждается в корректировке, т.к. без редактирования будет понятен только специалистам.[9],[7]

Ритм как существенная отличительная черта древнеанглийской поэзии.

Ритм является основной отличительной чертой и обязательной составляющей древнеанглийской поэзии. Его использовали для общего распределения напряжения, аллитерации и линейной структуры и даже для соблюдения формальных признаков фонологии, синтаксиса, грамматики и стиля поэзии. Но мы должны применять понятие ритма только для произведений с регулярной аллитерацией. В этом отношении интересна “Руническая поэма”, ритмика и аллитерация которой делает её легко запоминаемой.

Стиль древнеанглийской поэзии.

В одной из статей Алистер Кэмбелл (Alistair Campbell) предложил два основных стиля древнеанглийской поэзии: “поэтический стиль со свободной структурой и строго фиксированный литературный эпический стиль. Длинные древнеанглийские эпические повествования предположительно были развиты из коротких германских баллад с помощью образованных англо-саксонских монахов, которым были знакомы латинские поэтические произведения. Однако в теории Кэмбелла есть некоторые шероховатости: в то время как эпический стиль представлен множеством древнеанглийских поэтических памятников, к поэтическому стилю можно отнести только “Битву при Финнсбурге” из “Беовульфа”. Тем не менее, Кэмбелл отстаивал свою точку зрения. Он говорил о том, что одной из наиболее известных характеристик поэтического стиля является часто встречающаяся аллитерация личных глаголов во второй части долгой строки (“b-lines”), потому что 48 строк “Битвы при Финнсбурге” содержат целых пять таких примеров. Он предполагал, что аллитерация глаголов – один из признаков, которых тщательно избегали авторы произведений эпического стиля, т.к. они уделяли большее внимание постановке ударения, чем поэты поэтического стиля со свободной структурой”.[8,c.21/ Campbell, “Epic Style”, c.16]

Теория Кэмбелла была раскритикована другим исследователем древнеанглийской поэзии, Клаусом Р. Гриндом (Klaus R.Grinda), который изучил все древнеанглийские поэтические произведения, объёмом в 500 и более строк. Гринд обнаружил, что из всех произведений, которые он изучил, аллитерация личных глаголов чаще всего употребляется в the Metres of Boethius и в The Metrical psalms из парижского псалтыря. Оба произведения являются довольно объёмными, относительно поздними и, несомненно, литературными – в противоположность короткой, архаичной и предположительно устной “Битве при Финнсбурге”.[8, c.22/ Grinda, “Pigeonholing”, c.317-318 и 321] Т.е. аллитерация личных глаголов была характерна для длинных поэтических произведений.

Доноган (Donoghue), другой исследователь, обнаружил, что The Metres of Boethius и “Беовульф” принадлежат не двум разным стилям, а одному широкому и нерушимому спектру персональных вариаций. Доноган заключил, что различия в употреблении аллитерации глаголов не даёт нам основания относить произведения к разным школам и, тем более, к разным стилям. Но полученные в ходе исследования результаты позволяют говорить о том, что каждый поэт по-своему соблюдает традиции аллитерации в своих произведениях в зависимости от собственного мастерства. Индивидуальный стиль более узнаваем, чем общий. [8, c.22/ Donoghue, “Style”, c.100] Позже Доноган изучал свод правил Блисса и пришел к выводу, что только одно из них применимо для всей древнеанглийской поэзии. Он честно назвал его “правило Блисса”. В этом правиле говорится, что “вспомогательные глаголы обычно употребляются в первой половине придаточного предложения” [8, c.22]. Другие два правила Блисса касались числа неударных частиц в начале придаточного предложения и придаточных, начинающихся в середине строки стихотворения.

Синтаксис как важнейшая особенность древнеанглийской поэзии.

В наше время знания о синтаксисе древнеанглийской поэзии далеки от идеальных. Брюс Митчелл (Bruce Mitchell) в своей работе “Синтаксис древнеанглийского языка” согласился с Кэмбеллом в том, что большинство древнеанглийских поэм демонстрируют единство техник, но Кэмбелл почти не объяснил в чем заключается это единство. Митчелл же в своей работе привел огромный перечень явлений, которые не были достаточно изучены в других работах. Список включал “ритмические формы; правила, касающиеся употребления аллитерации; предпочтения, отдаваемые тем или иным частям речи в распределении ударения; результатам, достигаемым выбором в пользу той или иной части речи или формы выражения”.[8, c.23] При рассмотрении большого количества исследований, посвящённых этому вопросу, может показаться, что Митчелл “оплакивает” современный статус изучения древнеанглийской поэзии. Проблема, однако, может заключаться в методологии. Большинство исследователей синтаксиса древнеанглийской поэзии изучали текст через порядок слов и элементов в предложении, и особенно через три модели предложения (SVO - подлежащее-сказуемое-дополнение для главного предложения, VSO – сказуемое-подлежащее-дополнение для придаточных определительных, SOV – подлежащее-дополнение-сказуемое для придаточных подчинительных).

Большинство других исследователей древнеанглийской поэзии пришли к выводу, что древнеанглийская поэзия имеет весьма свободный порядок слов. И это на самом деле так. Наглядно это показано во второй, практической главе курсовой работы.

Вслед за общепринятым анализом древнеанглийской поэзии через порядок слов в предложении появилось предположение, что древнеанглийская поэзия построена по тому же синтаксическому принципу, что и древнеанглийская проза. Эвен Блисс, который подчёркивал синтаксическую разницу между поэзией и прозой, всё же говорил о поразительно тесной связи между ними и приписывал уникальность синтаксиса поэзии таким “экстра-синтаксическим категориям”, как риторика и ритм. Такое предположение никогда не позволит нам понять, как работает синтаксис в древнеанглийской поэзии, но даёт нам смутное представление о том, что англо-саксонские поэты имели тенденцию к искажению синтаксиса языка для того, чтобы соблюсти требования ритма и аллитерации [8, c.22-27].

Вывод.

В ходе написания теоретической главы мы выяснили, что древнеанглийская поэзия обладает рядом особенностей. Это, например, обязательная аллитерация, которая могла быть как специальной, т.е. запланированной автором, так и случайной. Аллитерация выполняла три функции: семантическую, композиционную и экспрессивную. Кроме того, особой семантической нагрузкой обладала категория имени в произведениях. Велико было значение не только имен собственных, но и слов, отражающих семантику произведения. Широко применялся такой литературный прием, как синтаксический параллелизм. Так же широко применялись парные синонимы, которые при этом всегда аллитерировали. Богат был и сам поэтический словарь. Новые слова очень часто образовывались от простых слов путем сложения двух простых. Синтаксически эпические произведения древнеанглийского периода были довольно свободны, порядок слов в предложении часто зависел от необходимости соблюдения ритма произведения и аллитерации.
Глава II.

Слово и его семантическая нагрузка в поэме “Беовульф”.

“Система имен в “Беовульфе” организована по принципу вертикали, ассоциирующейся с образами мирового древа. Роль символичной вершины и смыслового центра в структуре произведения играет имя главного героя. Оно настолько глубоко и сильно влияет на другие имена, что их содержание оказывается во многом ему подобным. Имя “Беовульф” – идеальное воплощение человеческих добродетелей и воинской доблести. Имена других героев удивительно схожи по своему значению с этим именем. Если и есть какая-либо разница, то отнюдь не в плане качества (Беовульф смел и его дружина тоже), но лишь в количественном отношении. Беовульф отважен, великодушен, добросердечен и милостив. Его воины – столь же совершенны, но менее велики, чем их абсолютный образец”.[6, c.11]

И дружина, и её предводитель окружены блеском и ослепляющим сиянием. В реализации интуиций света и яркой цветности значительная нагрузка падает на такое имя, как “золото”. В тексте поэмы оно выступает во всем, почти неохватном, объеме культурной семантики. Имена вещей, попадающие в зону влияния этого имени, связаны с интуициями свечения, знаком которого является “золото”.

Но это имя в своей семантике дробится на ряд других – с единым значением, а те, в свою очередь, развертываются в огромное множество названий конкретных вещей. Восстанавливая систему имен с их синонимическими рядами, распадающимися на группы имен с предметным значением, мы, тем самым, приближаемся к пониманию сложной языковой и стилистической структуры поэтического памятника.

Верх и низ – глубоко содержательные категории как в поэме “Беовульф”, так и во многих других поэтических памятниках древнеанглийского периода. Так, имена, соотнесенные с пространственным верхом, сакрализуются. Семантика инфернальности1, выраженная образом Гренделя, придает этому имени не только стилистическую, но и фабульную функцию. Это имя будто разделяет внутренний мир поэмы на две части, в одной из которых Грендель – полюс притяжения имен со значение ужасного (lāюes lāstas), опасного для жизни человека, но, тем не менее, убывающего в своей активности. Безымянность матери Гренделя – свидетельство выветривания мотивов мифологической хроники из образов произведения, утери ими собственной значимости в средневековом мировоззрении. Это объясняется тем, что произведение, как и многие другие древнеанглийские литературные памятники, было записано гораздо позднее его создания. Именно из-за долгого хранения его в памяти народа, а также из-за постоянного пересказывания его разными людьми, некоторые имена и детали произведения утрачивались.

“Так же огромная семантическая нагрузка лежит на Высоком Имени как источнике всего благого, начиная с религиозных и заканчивая эстетическими функциями. В произведении это имя занимает самое высокое значение. Семантика Высокого имени всеохватна”. [6, c.12] В произведении нет ни одного другого имени, которое могло бы быть сопоставимо с ним по величию в плане стилистических модификаций и синонимических замен. Формы имени пытаются впитать в себя всю сущность мироздания, как оно понимается человеком того времени. Бог – Scyppend (Создатель), Aelmihtig (Всемогущий), rodera Rǽdend (Небовластитель), dda Dēmend (Судья деяний). Но имя Божье наделено и эстетической энергией. Так, многие ключевые моменты произведения освещены этим именем. Рождение Беовульфа было предначертано силами свыше; героя называют eafera…юone God sende, то есть “наследник, посланный Богом”, причем он еще и aldor of eared - “жизнь единодержца”, что говорит о Божественной дарованности власти. Блеск и сияние оружия Беовульфа свидетельствует о его принадлежности к сакрализованному кругу лиц и имен.

Такие имена, как Солнце, Небо и Судьба являются также ипостасями Высокого Имени. Однако отношения имен невозможно представлять как отношение синонимов. Содержательный объем каждого из них различен, а прямая идентификация с Высоким именем встречается в тексте поэмы очень редко.

Смысловое содержание имен, обозначающих реалии нижнего основания развернуто по отношению к именам высоким как антитеза1.

Однако при несомненной содержательной важности далеко не все имена наделены фабульными функциями. Из имен собственных к ним относятся Высокое Имя, имя Беовульфа и его противника. “Однако ипостасное имя “Солнце”, не имея прямого воздействия на сюжет произведения, тем не менее, причастно к нему - посредством вещи, несущей на себе отблеск этого имени”.

Очень важно также обратить внимание на такой аспект стиля, как его фонетическая специфика, и в частности, на коллокации – их соотнесенность с семантикой и ее вполне развитыми коннотационными моментами в тексте памятника. Например, при упоминании имени Гренделя автор вынужден сгущать в тексте повествования номинативные единицы, выражающие эмоционально-негативное содержание. Именно поэтому в тексте поэмы часто встречаются такие имена, как wind – “ветер” wter – “вода”, beorg – “горы” mōr – “пустошь”, wald – “леса”, а также названия опасных для человека животных. Проблема коллокаций и смысловое содержание поэтического текста считается в науке сложной и требует углубленных исследований, но то, что волшебство имени не может не влиять на фонетическую специфику текста, несомненно.

Поэтологическая обработка номинаций соседствует в тексте поэмы с широким применением имен в их первичной, назывательной функции. Это тем более оправдано, что многие имена эпоса обладают мифологическим содержанием – как благим, так и инфернальным. Тяга к углубленному, часто сакрализованному и неявно данному смыслу имени – своеобразная черта стилистической методологии поэта.

Активное применение в стиле “Беовульфа” находят глаголы, динамизирующие повествование; нередки инверсионные конструкции, употребляемые для того, чтобы эмоционально усилить эпическую речь. Следовательно, можно говорить о драматизирующей функции имени в системе различных контекстуальных ситуаций. Суть этой функции и ее особенность заключаются в том, что драматизация никак не связана с фабульными потенциями имени, но всего лишь с заострением чисто художественного тона, на котором происходят сюжетные события поэмы. Следовательно, эта функция лежит только в сфере экспрессивно-выразительных возможностей имени и в пределах его стилистического развития.

Аллитерация в эпических произведениях древнеанглийского периода.

В большинстве случаев аллитерация была связана с параллельными конструкциями:

“…Ne beo him fre manslaan

Ne manswican ne mansworan

Ne morwyrtan…”[3, c.4-5 / “Проповеди Вульфстана”, с192]1

В подобных примерах наблюдалось наличие “двойного параллелизма” - синтаксического и звукового. Повторение одинаковых синтаксических конструкций (Ne beo... Ne... Ne) сочеталось с повторением одинаковых звуков (например, в трех приведенных строках – это повторение звука m, окончания an), что усиливало ритмизацию текста. При этом аллитерация несла огромную смысловую и экспрессивную нагрузку, т.к. подчеркивала и выделяла наиболее семантически и эмоционально важные слова.

Как уже было сказано в теоретической главе, в произведениях древнеанглийского эпоса широко применялись парные синонимы, которые при этом всегда аллитерировали:

“sali и sorhful” – “печальный”

“mycelne mre” – “огромный”

“юafode и юolode” – “страдать”

“wealdend и wyrhta” –“сила”

“rypad и reafjad” –“разбойники”

“wid и wearрlic” – “обширный”

“maan и motan” – “быть способным, мочь”.

Анализ произведений показал, что в каждом из них постоянно аллитерируют определенные группы слов, часто повторяющиеся в тексте данного произведения и тесно связанные по своему значению с семантикой произведения. Например, в произведениях церковного содержания в основном аллитерируют слова, относящиеся к церковной лексике: “hali” – святой, “heofon” – небеса, “syn” – грех, “sawl” – душа, “preost” – священник, “bliss” – блаженный. В поэтических памятниках на светские сюжеты аллитерируют эмоционально окрашенные, возвышенные слова: “wlonc” – “прекрасный”, “mod-ceari” – “печальный сердцем”, “hāt” – “страстный”, “wraю” – “враждебный”, “frum” – “прелестный”, “modi” – “гордый”, “torht” – “славный” и другие. Аллитерация слов, тематически связанных с содержанием произведения, выделяет их из текста, концентрирует внимание слушателя на ключевых моментах повествования. Возможно, аллитерационная техника обладала “двойной” связью со стилем произведения: она влияла на выбор слов, а слова с тем или иным значением меняли стилистическую окраску и звучание текста. Таким образом, аллитерация подчеркивает и выделяет семантически и эмоционально наиболее важные и характерные для данного произведения слова, выполняя семантическую и экспрессивную функции помимо композиционной.

Ритм древнеанглийского эпоса на примере “Рунической поэмы”.

Каждая строфа начинается с руны, напечатанной рядом. Поэму должны были читать вслух, ритм и аллитерация делают ее легко запоминаемой. Вот отрывок из поэмы:

1 Feoh byю frofur fira gehwylcum –

Sceal eah manna gehwylc miclun hyt dlan

Gif he wile for Drihtne domes hleotan.
4 Ur byю anmod 7 oferhyrned,

Felafrecne deor, feohteю mid hornum,

Mre morstapa: ю is modig wuht!
7 Юorn byю earle scearp, egna gehwylcum

Anfeng ys yfyl, ungemetun reюe

Manna gehwylcun e him mid reste.
10 Os byю ordfruma lcre sprce,

Wisdoms wraюu and witena frofur

And eorla gehwam eadnys and tohiht…[7, c.13]

1 “Богатство является радостью для каждого человека –

Но каждый человек должен хорошо его делить

Если он хочет снискать расположения со стороны Лорда.
4 Бык жесток, с гигантскими рогами,

Очень свирепое животное, оно сражается рогами,

Популярный первопроходец: он воплощение бесстрашия!
7 Рог очень острый, губительный для каждого человека

Кто наткнется на него, неподходяще суровый

Для каждого человека, который на нем отдыхает
10 Рот – творец всех речей,

Приверженец мудрости и поддержка мудрого человека,

И благословение и надежда для каждого человека”.
В “Рунической поэме” прослеживается “двойной параллелизм”. Он выражается в повторении глагола byю – формы 3л.ед.ч. от beon, а также повторении одинаковых звуков: “Feoh byю frofur gehwylcum...”, “Felafrecne deor, feohteю mid hornum” – повторение звука f, во второй и третей строке первой строфы аллитерируется окончание “an” в словах dlan – hleotan. В третьей строке первой строфы – аллитерация звука h: Gif he wile for Drihtne domes hleotan и здесь же, звука d: ... Drihtne domes... Аллитерация звука m: “Sceal eah manna gehwylc miclun hyt dlan” “Mre morstapa: ю is modig wuht!” “Manna gehwylcun e him mid reste”, повторение ю,р, которые обозначают один и тот же звук ю: “Юorn byю earle scearp, egna gehwylcum”, y в 8 строчке: “Anfeng ys yfyl, ungemetun reюe”, w в 11 строчке: “Wisdoms wraюu and witena frofur”.

Эти приемы и создают особый ритм поэмы, ее ритмический рисунок. Это утверждение справедливо как для данного произведения, так и для произведений древнеанглийского эпоса в целом.
Синтаксис древнеанглийского эпоса на примере “Гутлака”.

Для произведений древнеанглийского эпоса характерен нерегулярный порядок слов в предложении, т.е. порядок слов мог быть как прямым, так и обратным. Обратимся к отрывку из “Гутлака”:

“Gearo ws Guрlac, hine god fremede

on ondsware ond on elne strong.

Ne wond he for worde, ac his wiюerbreocum

295 songe gesgde, cuрe him so genog:

‘Wid is юes westen, wrcsetla fela,

eardas onhle earmra gsta.

Sindon wrlogan юe юa wic bugaр.

Юeah ge юa ealle ut abanne,

300 ond eow eac gewyrce widor sce,

ge her ateoр in юa tornwrce

sigeleasne siр. No ic eow sweord ongean

mid gebolgne hond oрberan юence,

worulde wpen, ne sceal юes wong gode

305 юurh blodgyte gebuen weorрan,

ac ic minum Criste cweman юence

Leofran lace. Nu ic юis lond gestag,

fela ge me earda юurh idel word

aboden habbaр. Nis min breostsefa

310 foeht ne fge, ac me friрe healde

ofer monna cyn se юe mgna gehws

Weorcum wealde. Nis me with t eow

Leofes gelong, ne ge me laюes with

gedon motun. Ic eom dryhtnes юeow,

315 he mec burh engel oft afrefreр.”1

Данный отрывок содержит двадцать три придаточных предложения, которые построены по трем основным моделям: например, ge her ateoр in юa tornwrce sigeleasne siр – главное предложение с порядком слов SVO, Ic eom dryhtnes юeow – главное предложение с порядком слов SV с дополнением, юe юa wic bugaр – придаточное предложение с порядком слов SOV. Однако, остальные шестнадцать предложений не следуют этому правилу. Некоторые предложения с порядком слов SVO нельзя отнести ни к придаточным, ни к главным. Например, he mec burh engel oft afrefreр. Предложения с порядком слов VS никогда не начинаются с указательного, но все они являются главными предложениями. Например, Ne wond he for worde и Sindon wrlogan. В некоторых предложениях порядок слов нельзя отнести ни к одному из трех моделей порядка предложений: например, в предложении hine god fremede определение предшествует подлежащему; дополнение предшествует и подлежащему, и сказуемому в предложениях Gearo ws Guрlac и Wid is юes westen. Из всего этого становится очевидно, что порядок слов в предложении не обусловлен какими либо правилами синтаксиса того периода. Становится очевидно, что Блисс был прав, и синтаксис произведений древнеанглийского эпоса обусловлен, прежде всего, желанием и потребностью англо-саксонских поэтов соблюдать ритм и аллитерацию.

Вывод.

При написании практической главы курсовой работы мы нашли подтверждение тем положениям, которые были сформулированы в теоретической части. В частности, мы нашли примеры, подтверждающие семантическую важность слова в произведении на примере поэмы “Беовульф”; примеры аллитерации и параллельных конструкций, а также парных синонимов. Кроме того, разобрали проблему ритма произведений древнеанглийского эпоса на примере “Рунической поэмы”. Также мы нашли примеры синтаксических особенностей древнеанглийского эпоса, разобрав синтаксис поэмы “Гутлак”. Нашли примеры девяти категорий

глаголов, выделенных Блиссом в соответствии с положением глагола в поэтическом предложении.
Заключение.

В ходе нашего исследования было установлено, что эпические произведения древнеанглийского периода обладают следующими особенностями: они имели особый словарь; большое влияние не древнеанглийский эпос оказал аллитерационный стих, что, очевидно, было вызвано тем, что произведения записывали гораздо позже их сочинения образованные монахи, которые были знакомы с латинскими стихами. Вследствие чего аллитерация стала характерной чертой древнеанглийского эпоса. При этом аллитерация была не только стилистическим приемом, но и выполняла ряд важнейших функций: композиционную, семантическую и экспрессивную. Огромная семантическая нагрузка лежала и на самом слове, что показано при разборе иерархии номинаций поэмы “Беовульф”. Особый ритмический рисунок произведений создавали аллитерация и правильная расстановка ударений, что было показано в процессе анализа “Рунической поэмы”. В поэме “Андрей” мы нашли девять классов глаголов, выделенных Блиссом, и показали, насколько сложно разобраться в мотивах постановки ударения в тех или иных строфах, определить аллитерируется или нет, тот или иной глагол. На примере поэмы “Гутлак” была показана вариативность порядка слов в предложении, а также было выяснено, что подобное пренебрежение синтаксическими правилами было в большинстве случаев вызвано желанием автора соблюсти требования ритма и аллитерации.

Пожалуй, эти кратко сформулированные выводы могут считаться теоретическим итогом проведенного исследования.

Будущие исследования на затронутые в курсовой работе темы, в которых мы развивались и углублялись, могут включать в себя такие темы, как “Стилистические особенности древнеанглийской поэзии на примере поэмы “Андрей” и другие по заданной тематике. В этих исследованиях стало бы возможным как можно глубже изучить те проблемы, на которые только был пролит свет в курсовой работе.
Список литературы:

  1. Алексеева Л.С. Древнеанглийский язык. – М.: Высшая школа, 1971

  2. Гвоздецкая Н.Ю. Язык и стиль древнеанглийской поэзии. Проблемы поэтической номинации: Учебное пособие для студентов педагогических университетов. – Иваново: Ивановский государственный университет, 1995

  3. Гузова И.И. Аллитерация как художественный прием в памятниках письменности древнеанглийской и среднеанглийской литературы (IX - XIV). /Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук : М. 1987.

  4. Иванова И.П., Чахоян Л.П., Беляева Т.М. История английского языка. Учебник. Хрестоматия. Словарь. – СПб.: Издательство “Лань”, 2001

  5. Ильиш Б.А. История английского языка. Учебник для фак. иностр. яз. пед. ин-тов по специальности 2103 “Иностранный язык”. – Л.: Просвещение, 1973

  6. Раков А.В. Имя в “Беовульфе” (семантико-стилистический аспект)/ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук.: Иваново, 1995

  7. Crystall D. The Cambridge encyclopedia of The English Language. - Cambridge: Cambridge University Press, 1995

  8. Momma H. The composition of Old English poetry. – Cambridge: Cambridge University Press, 1997.

  9. Pasternack C.B. The textuality of Old English poetry. – Cambridge: Cambridge University Press, 1995.

  10. Stevens K. Some aspects of the metre of the Old English poem Andreas. – Dublin: Proceedings of The Royal Irish Academy, 1981/




1 Аллитерация – повторение в стихах – реже – в прозе одинаковых, созвучных звуков для усиления выразительности художественной речи.

1 Трохей (трохеический стих) – двухсложный стихотворный размер, стопа которого содержит ударный (долгий) и следующий за ним безударный (короткий) слог.

1 Инфернальность – свойство инфернального[infernal > лат.infermus подземный, находящийся в преисподней], т.е. свойство адского, дьявольского.

1 Антитеза - 1.противопоставление, противоположность. 2. лит. Стилистическая фигура, состоящая в сопоставлении слов или словосочетаний, резко различных или противоположных по смысл

1: “ Не были бы они никогда убиты/ Не были бы изгнаны, не пришли бы в упадок/ Не были бы уничтожены...”

1 Гутлак был готов, тверд в ответе и в бесстрашии – Бог помогал ему. Он не медлил с речью, но говорил со своими противниками с сожалением. Он хорошо знал правду. “Эта пустыня широка и полна неизведанных мест, тайна – место обитания нуждающихся душ. Те являются неверными, кто населяет эти места. Даже если вы соберете их всех и подготовите к огромной борьбе, вы поведете победоносную экспедицию прочь к тяготам изгнания. Никогда я не хотел брать против вас меч, земное оружие, в жестокой руке. Это место не должно стать освещенным Богом через кровопролитие. Напротив, моя цель – порадовать моего Христа более ценным подарком. С тех пор как я достиг этой земли вы предложили мне множество мест для житья, но это только слова. Мое сердце ни испугано, ни слабовольно, для того, кто контролирует все силы, оно надежно хранит меня от человечества. Вы не должны заводить со мной ни дружеских отношений, ни можете иметь вражды со мной. Я слуга своего Господа. Он часто утешает меня через ангелов.” (Momma H.The composition of Old English poetry. – Cambridge: Cambridge University Press, 1997, стр.25-26)



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации