Реферат для сдачи кандидатского экзамена по философии и методологии наук - файл n1.doc

Реферат для сдачи кандидатского экзамена по философии и методологии наук
скачать (180 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc180kb.04.12.2012 04:12скачать

n1.doc





Министерство образования Республики Беларусь

Могилевский государственный университет продовольствия

Кафедра гуманитарных дисциплин

РЕФЕРАТ

для сдачи кандидатского экзамена по философии и методологии наук на тему:

«Философские проблемы единства научного знания и взаимосвязь физики, химии и биологии»
Научный руководитель: к.т.н., доцент
Руководитель:
Выполнил:

Могилев, 2008г.
Содержание

Введение.

1. Единство научного знания

2. Взаимосвязь физики и философии

3. Химия и философия, проникновение физики в химию.

4. Проникновение физики и химии в биологии.

Заключение.

Список литературы.
Введение

Еще недавно у нас господствовало такое представление: филосо­фия опирается на конкретное естественно-научное знание. Ска­жем, философ пытается выстроить картину мира. Неужели он не соотнесет свое видение мира с открытиями физиков, матема­тиков, биологов? Иначе что это будет за картина мира? Действительно, философ нередко начинает рассуждать, беря за основу то, что известно и доказало свою непреложность.

Но разве он этим ограничивается? Представьте себе, что у вас есть какие-то знания, добытые физикой, астрономией, хи­мией, биологией, социологией, этикой и т.д. И вы решили со­единить это в некое единство — создать мировоззрение. Нужны какие-то общие принципы. Откуда вы их возьмете? Из физики? А почему не из химии? Не из биологии? Не из...? В самом деле, откуда взять эти принципы? Видимо, помимо конкретных зна­ний нужно что-то еще. Для того чтобы построить дом, нужны строительные материалы, кирпичи, цемент и т.д., но нужен и общий план дома, проект, который поможет соединить эти материалы и получить итог — дом. Именно в проекте заложены принципы их соединения.

Примеров органической связи философии с наукой можно привести множество.

Скажем, польский астроном и мыслитель Николай Коперник (1473—1543) заменил геоцентрическую картину мира с Землей в качестве центра Вселенной на гелиоцентрическую, согласно которой Земля вращается вокруг Со­лнца. Такая замена немедленно отразилась на характере фило­софского мышления. Сама философия, вобрав в себя и гелио­центрическую картину мира, существенно преобразилась.

Еще пример.

Известный австрийский психиатр и философ Зигмунд Фрейд (1856 —1939) начал свою исследовательскую деятельность как физиолог. Потом он возглавил лабораторию, куда приходили люди, подверженные неврозам (нервное заболе­вание, смысл которого — своеобразное бегство в болезнь). Он пытался исцелить их как врач. Однако постепенно в сознании Фрейда сформировалось совершенно новое представление о чело­веческой психике. Он обнаружил, что огромную роль в нашем поведении играет бессознательное. Так постепенно возникло новое философское направление в объяснении многих явлений в человеке, и обществе, которое, называется фрейдизмом.

Однако можно привести факты, которые свидетельствуют о прямо, противоположной тенденции, когда философы строят свою концепцию независимо от достижений науки, а порой и вопреки ей. Парадокс заключается в том, что нередко значитель­ные интуиции (интуитивные догадки) рождаются в философии не только на фундаменте реального знания, но зачастую и на­перекор ему.

В XIX в. английский естествоиспытатель Чарльз Роберт Дар­вин (1809—1882) доказал, что человек как природное существо представляет собой завершение эволюционного развития и с этой точки зрения отличается от других живых созданий исклю­чительным совершенством: он наделен разумом. Таким образом, Ч. Дарвин уже на материале науки подтвердил религиозное воз­зрение о том, что человек есть «венец природы». Казалось бы, экспертиза науки внушительна, а философу остается только под­вести теоретическую базу под это грандиозное открытие.

Но в том же веке появилась новая установка, причем именно в философии. Сначала немецкий философ Артур Шопенгау­эр (1788—1860), а затем его соотечественник философ Фрид­рих Ницше (1844—1900) задумались над странностью челове­ка как живого существа. Путем чисто философского умозрения они сформулировали мысль о том, что человек, вероятно, выпа­дает из цепи природных «тварей». Он эксцентричен (странно­ват, с причудами) и вовсе не производит впечатления «венца творения». А если все-таки допустить, что человек — продукт природы, то придется признать, что этот продукт весьма несо­вершенен. Человек не вписывается в гармонию природы, он катастрофичен.

Естественно, что современная философия уже не может претендовать на роль науки наук, включать в себя все знания.

Конкретные науки имеют собственный предмет исследо­вания, свои законы и методы, свой уровень обобщения знания. Философия же делает предметом своего анализа обобщения част­ных наук, то есть она имеет дело с более высоким, вторичным уровнем обобщения. Если первичный уровень обобщения приводит к формулированию законов конкретных наук, то задача второго уровня — выявление более общих закономерностей и тенденций. Основным методом философии при этом выступает теоретическое мышление, опирающееся на достижения частных наук, конечно, в том случае, если сама философия претендует на научность.

Крупнейшие открытия в конкретных науках способствовали и интенсивному развитию философии. Достаточно указать на ог­ромное влияние, которое оказали успехи естествознания в Новое время или в конце- XIX — начале XX вв. на развитие философ­ского знания. При этом надо иметь в виду, что новые открытия в области частных наук могут приводить к утверждению как науч­но-философских выводов, так и той философской ветви, которая представляет иррационалистические спекуляции.

Однако философия не только испытывает влияние со сто­роны частных наук, но и сама оказывает воздействие на их раз­витие, причем опять-таки как положительное, так и отри­цательное. Философия, конечно, не призвана делать какие-либо открытия естественно-научного характера. Ее влияние осущест­вляется через философское мировоззрение, методологию и цен­ностные ориентации которые так или иначе воздействуют на первоначальные позиции ученого, его отношение к миру и по­знанию, а также на его отношение к необходимости развития той или иной конкретной области знания (например, ядерной физики, евгеники, генной инженерии и т.п.). Взаимозависимость философии и частных наук хорошо выразил И.В. Гете:

«От физика, — писал он, — нельзя требовать, чтобы он был философом; но... он должен быть знаком с работой философа, что­бы доводить феномены вплоть до философской области. От фило­софа нельзя требовать, чтобы он был физиком, и тем не менее его воздействие на область физики и необходимо, и желательно. Для этого ему не нужны частности, нужно лишь понимание тех конеч­ных пунктов, где, эти частности сходятся».
1. Единство научного знания
Первой наукой в системе естественнонаучных дисциплин конституировалась физика. Начиная с 17в. она являлась лидером естествознания. Формирование таких наук, как химия, биология и др., в качестве особых отраслей дисциплинарного естествознания было результатом не только накопления эмпирического материала и его теоретического обобщения внутри каждой такой науки, но и влиянием на нее принципов и представлений физической картины мира.

Перенос в химию образцов физического объяснения и представлений механической картины мира о строении и взаимодействии природных объектов - один из факторов. который стимулировал и ускорял совершившиеся в химии научные революции в период с 17 до первой половины 19вв.. в этот период Бойль, а затем Лавуазье и Дальтон под влиянием нормативных принципов механики развивали особую программу химического исследования, в основе которой лежали идеи атомистики и представления о "силах химического сродства".

Реализация этой программы привела к конституированию химии в самостоятельную науку и становлению в ней особой картины химической реальности, основу которой составляли представления о химических элементах - атомах и их взаимодействиях посредством "сил химического сродства", благодаря которым возникают различные химические соединения.

Развитие химии в свою очередь начало оказывать обратное влияние на физику. Так, под влиянием успехов химии в общенаучную картину мира вошли представления о молекуле, как связь между атомами и идея молекулярного строения вещества. Эти представления способствовали разработке молекулярно-кинетической теории теплоты, что привело к уточнению и развитию физической картины мира.

В период формирования фундаментальных идей в биологии 17- начала 19в. значительное влияние на биологию оказывала господствовавшая в то время в естествознании механическая картина мира.

Ж.-Б. Ламарк, приступая к исследованиям причин изменения организмов, руководствовался принципами объяснения, заимствования из физики, а именно представлениям о гипотетических несовместимых субстанциях, флюиды которых способны проникать в тела и передаваться от одного тела к другому. согласно Ламарку, именно невесомые флюиды - источник органических движений и изменения в архитектонике живых существ. Среди множества флюидов циркулирующих в природе, электрический флюид и теплород - главные "возбудители" жизни.

Анализ истории естествознания позволяет выделить два пути междисциплинарных связей: с одной стороны влияние лидеров естествознания на остальные науки и последующее воздействие этих наук на лидирующую дисциплину, с другой - постоянный обмен "парадигмальными принципами" среди не лидирующих наук.

Современную науку характеризует усиливающийся обмен парадигмальными установками между различными отраслями знания. Физика по-прежнему находится в числе лидеров естествознания и оказывает активное влияние на другие отрасли знания.

2. Взаимосвязь физики и философии


Обладая наиболее развитыми математическими и экспериментальными средствами исследования, физика занимает ведущее место среди естественных наук. Ее пред­ставления, результаты и методы используются всеми без исключения естественными науками. Это приводит к образованию многочисленных «стыковых» дисциплин (геофизика, астрофизика, биофизика и т.п.) Сама же физика вырабатывает свои средства с помощью философии, математики и техники, оказывая обратное влияние на развитие этих областей знания.

Пространство и время являются основными категория­ми в физике, ибо большинство физических понятий вводят­ся посредством операциональных правил, в которых ис­пользуются расстояния в пространстве и времени. В то же время пространство и время относятся к фундаментальным понятиям культуры, имеют длительную историю, важное место занимают как в учениях Древнего Востока, так и в мифологии, а позднее в науке Древней Греции.

Большое влияние на формирование понятий пространства и време­ни как научных категорий сыграла пифагорейская школа. «Вселенная втягивает из беспредельного время, дыхание и пустоту», — говорит Пифагор. Причем «пустота» у пифа­горейцев не имеет такого строгого понятия как у атомис­тов, это — скорее, неоформленное, безграничное простран­ство. В этом беспредельном пространстве зародилась Еди­ница, сыгравшая роль семени» из которого вырос весь кос­мос. Вытягиваясь в длину, она порождает число 2, что в геометрической интерпретации означает линию; линия, вытягиваясь в ширину, порождает число 3 — плоскость; плоскость, вытягиваясь в высоту, порождает число 4 — объем.

Таким образом, уже пифагорейцы, описывая космос, осознают (воспринимаемый и нами с самого раннего дет­ства, как очевидный) факт трехмерности пространства, в котором мы живем.

Платон, развивая учение пифагорейцев о математиче­ском начале мира, впервые в античной науке вводит поня­тие геометрического пространства. До Платона в античной науке пространство не рассматривалось как самостоятель­ная категория, отдельно от его наполнения. Платон же помещает между идеями и чувственным миром геометри­ческое пространство, рассматривая его как нечто среднее, «промежуточное» между ними. Пространство понимается им как «интеллигибельная материя». Если математиче­ские числа — это чисто идеальные сущности, то всевозмож­ные математические объекты — сущности промежуточные, и получаются они путем соединения числа и материи. Сформировав впервые в истории науки философию объек­тивного идеализма, признавая идеи — первичными сущно­стями (бытием), Платон тем не менее считал, что идея (еди­ное) не может не существовать, не быть познанной без со­отнесенности с другим, с материей, представляющей собой множество чувственно воспринимаемых вещей.

Таким об­разом, Платон рассматривает три реальности: бытие — сфера идеального; возникновение — сфера чувственных ве­щей и пространство — не идеальное и не чувственное. Со­ответственно математика выполняет роль посредника меж­ду сферами чувственного и идеального бытия; геометриче­ские же объекты являются результатами сращивания идеи с интеллигибельной материей, то есть с пространством. Платон проводит классификацию математики, делит ее на четыре части: арифметику, геометрию, геометрию, изучаю­щую тела, имеющие три измерения, и астрономию. Так что философия Платона также использует представление о трехмерности пространства. Познать природные элементы, по Платону, это значит познать их геометрически, то есть определить их пространственное образование. Поэтому и атомы Платона, соответствующие 4 стихиям: огонь, воздух, вода и Земля, различны, ибо представляют собой различные геометрические многоугольники: атомы Земли имеют форму куба, огня — форму тетраэдра (четырехгранник), воздуха — форму октаэдра (восьмигранник), воды — форму икосаэдра (двадцатигранник).

Учение Платона может быть рассмот­рено как попытка геометризации мира. Характерно, что развитие современной физики своей важнейшей задачей имеет проблему геометризации физики, на основе которой предполагается возможным построение единой теории всех физических взаимодействий. Здесь же уместно привести мнение одного из величайших физиков современности В.Гейзенберга: «... современное развитие физики повернулось от философии Демокрита к философии Платона. В самом деле, именно в соответствии с убеждениями Платона, если мы будем разделять материю все дальше и дальше, мы в конечном счете придем не к мельчайшим частицам, а к математическим объектам, оп­ределяемым с помощью симметрии, платоновским телам и лежащим в их основе треугольникам. Частицы же в со­временной физике представляют математические абстрак­ции фундаментальных симметрии». [3с .120]

Платоново-пифагорийская научно-исследовательская программа была развита в эллинистический период в ра­ботах Клавдия Птолемея, Аполлония, Архимеда и Евклида. В главном труде Евклида — «Началах» излагаются основ­ные свойства пространства и пространственных фигур.

В современной науке широко используется понятие евклидового пространства как плоского пространства трех измерений. Систематическое изучение пространства и про­странственных фигур греками было подчинено главной цели — исследованию природы, в структуре которой воп­лощены геометрические принципы.

Следует отметить, что наряду с понятием пространства в Древней Греции были выработаны такие понятия как пустота и эфир. Эти понятия неразрывно связаны с пред­ставлениями о свойствах пространства, и принятие или неприятие их как основополагающих в структуре науки, существенно влияет на ход развития самой физической науки, о чем свидетельствуют катаклизмы, происходившие в физике на протяжении всего ее развития, в особенности на рубеже XIX—XX веков.

Впервые соотношение противоположностей «бытия» и «небытия» рассматривается в философии Гераклита, пред­метом рефлексии они становятся в философии элеатов, представителями которой являются Парменид, Зенон, Ксенофан. В их учениях выкристаллизовывается прототип будущей пустоты Демокрита. В качестве первоначала всего сущего «пустота» впервые определяется в философии ато­мистов. Теория Левкиппа-Демокрита — это попытка обоснования возможности движения. Существование пустоты постулируется ими именно в целях решения проблемы движения: движение сводится к простейшему перемеще­нию атомов в пустоте. В учении атомистов пустота входит в качестве первоначала на равных правах с атомами. Ато­мы, в отличие от пустоты, это полное и твердое сущее, ли­шенное каких-либо внутренних различий, и поэтому неде­лимое, неизменнее, вечное. Первоначально «пустота» име­ла греческое название «kenon». После изложения теории атомизма в поэтически образной форме римским ученым и поэтом Лукрецием Кара в поэме «О природе вещей» в науке укрепился латинский перевод этого понятия — «vacuum».

Одновременно в греческую науку входит и понятие «эфира», как нечто противоположного пустоте, «обнимаю­щего все прочее». Так что понятия вакуума и эфира с са­мого своего возникновения соответствуют различным пред­ставлениям о состоянии мира.

В эпоху Возрождения достигается осознание взаимосвя­зи между механикой и геометрией, чего не было в филосо­фии древних греков. Это привело к представлению о гео­метрическом объекте, движущемся в пространстве с тече­нием времени.

Это, бесспорно, серьезный шаг в направ­лении возникновения физики как стройной системы знании, в фундамент которой закладываются представления о пространстве и времени как исходных понятий науки. Однако каковы особенности и характерные черты этого пространства? Заполнено ли оно эфиром или является пус­тым? Вопрос этот не был праздным, решение его играло роль глубинной предпосылки построения в дальнейшем всего каркаса ньютоновской физики.

Леонардо да Винчи и другие мыслители эпохи Возрождения вплотную подходили к формулированию принципа инерции, но не могли сделать последнего шага, так как не представляли себе движения в абсолютной пустоте, где движущееся тело не встречает никакого сопротивления. Шаг этот сделал Галилео Гали­лей. Не случайно, историки науки связывают именно с именем Галилея возникновение физики как самостоятель­ной научной дисциплины, потому что именно Галилей при­менил научный метод исследования, в основе которого ле­жал научный эксперимент с характерной для него чертой — идеализацией ситуации, позволяющей устанавли­вать точные математические закономерности явлений при­роды. Галилей объявил сопротивление среды несуществен­ной стороной своих законов. Признание им существования пустоты позволило ему объяснить равные скорости паде­ния различных тел и сформулировать принцип инерции. В своем труде «Диалог о двух главнейших системах ми­ра — птолемеевой и коперниковой» в «Дне втором» Гали­лей формулирует два основных принципа механики — принцип инерции и принцип относительности.

По существу, эти принципы описывают свойства про­странства Вселенной. Окончательную формулировку оба принципа получили в механике Ньютона. И это связано с тем, что Галилеем используется представление об инерциальных круговых движениях, на этом построена вся небес­ная механика «Диалогов». Представление о прямолиней­ном инерциальном движении было развито Декартом, од­нако он отрицал существование пустоты. И лишь в меха­нике Ньютона произошло объединение двух идей — идеи пустого пространства и прямолинейного инерциального движения.

Галилей вплотную подошел к созданию динамики как части механики, описывающей причины изменения состоя­ния движения тел; он впервые связывает понятие силы с ускорением, а не со скоростью, как это было принято до него. Однако являясь приверженником нового мышления, новой методологической установки, отличной от установок Аристотеля и его последователей, он считал истинной це­лью естествознания не поиск причин, тем более не умо­зрительное выдумывание их, а строгое математическое опи­сание их. «Сейчас неподходящее время для занятий воп­росом о причинах ускорения в естественном движении, по пово­ду которого различными философами было высказано столько различных мнений», — говорит он устами Сальвиати в книге «Беседы и математические доказательства, касающиеся двух новых отраслей знаний». Зато он опре­деляет кинематический закон равноускоренного движения, определяет, что путь, пройденный телом прямо пропорцио­нален квадрату времени, в течение которого тело движет­ся. Жизнь и творчество Галилея подготовили как в методологическом, так и в научном плане почву для сверше­ний Исаака Ньютона, положившими начало новой эре в на­уке в целом и не утратившими своего непреходящего зна­чения в наши дни. Однако для более полного представле­ния о том, какую роль в физике Ньютона играют понятия пространства и времени, необходимо рассмотреть точку зре­ния на эти понятия еще одного выдающегося мыслителя Нового времени Рене Декарта.

Основная задача, поставленная Декартом, — математи­зация физики, точнее ее геометризация по типу евклидовой геометрии. Изучение физического мира возможно только с помощью математики. «Из всех, кто когда-либо занимал­ся поиском истины в науках, только математикам удалось получить некие доказательства, то есть указать причины, очевидные и достоверные», говорит он в «Рассуждении о методе». Следовательно и физика должна опираться на небольшое число аксиом, из которых дедуктивно выводится упорядоченная последовательность выводов, обладающих той же степенью достоверности, что и первичные аксиомы. Объективный мир, по Декарту, не что иное как материали­зованное пространство или воплощенная геометрия. Из тождественности материи и пространства Декарт делает вывод о бесконечной делимости материи и, следовательно, о несуществовании неделимых атомов и пустоты. В мире не существует пустого пространства, ибо в этом случае су­ществовала бы нематериальная протяженность. Протяжен­ность материальна, следовательно, пространство заполнено субстанцией. Форма тел сводится к протяженности, масса сводится к геометрическому пространственному объему тела, индивидуальность которого проявляется только в движении. Разграничение собственно тела и пространства представляется следствием различных скоростей частей пространства. Итак, фундаментальными свойствами мате­рии являются протяженность и движение в пространстве и во времени. И эти свойства могут быть строго описаны математически. «Дайте мне протяженность и движение, и я построю Вселенную», — таков основной тезис Декарта. Отрицая пустоту, Декарт постулирует существование эфи­ра. Позиция Декарта как геометра физики предпослала создание им новой области математики — аналитической геометрии. Он вводит координатную систему, известную как декартова система координат, а также представление о переменной величине. Иными словами, в математику про­никает движение, что само по себе подготавливает почву для возникновения дифференциального и интегрального исчисления.

Следует сказать, что Декарт выделяет два основных акта мышления, с помощью которых можно получать но­вое знание без риска впасть в заблуждение — это интуи­ция и дедукция. Опираться на интуицию надежнее всего, потому что интуиция — это то, что запечатлено богом в нашей душе. Бог является хорошим математиком, и при сотворении мира он, бесспорно, пользовался хорошо проду­манным математическим планом. Именно поэтому интуи­ция — более надежное знание, на основании которого с помощью дедукции возможно получение строгих и не ме­нее достоверных выводов. Причем бог не просто создал мир, но и каждое мгновение обеспечивает его существова­ние. Конечно, доказательство существования бога Декар­том — типичное явление для культуры того времени. Тем не менее, именно теологические посылки приводят Декар­та к формулированию принципа инерции и закона сохра­нения количества движения, которые, согласно Декарту, являются проявлениями абсолютного совершенства бога. Принцип инерции, согласно которому, «каждая частица материи продолжает находиться в одном и том же состоя­нии, пока столкновение с другими частицами не вынуждает ее изменить это состояние» и что «каждая частица тела по отдельности всегда стремится продолжать свое движение по прямой линии», является результатом во-первых, неиз­менности бога и, во-вторых, непрерывности действия бога. Из неизменности бога следует и сохранение количества движения, ибо «если предположить, что с самого момента творения он вложил во всю материю определенное коли­чество движения, то следует предположить, что он всегда сохраняет его в таких же размерах.

Уже в глубокой древности возникли зачатки зна­ний, впоследствии вошедшие в состав физики и связанные с простейшими представлениями о длине, тяжести, движении, равновесии и т. п.

В недрах греческой натур­философии сформировались зародыши всех трех частей физики, однако сначала на первом плане стояла физика дви­жения, понимаемого в самом широком смысле — как изменение вообще. Взаимодействие отдельных вещей трак­товалось наивно-антропоцентрически (например, мнение об одушевленности магнита у Фалеса). Подробное рас­смотрение проблем, связанных с анализом движения как перемещения в пространстве, впервые было осу­ществлено в знаменитых апориях Зенона Элейского. В связи с обсуждением структуры первоначал зарож­даются и конкурируют концепции непрерывной де­лимости до бесконечности (Анаксагор) и дискретности, существования неделимых элементов (атомисты). В этих концепциях закладывается понятийный базис будущей структурной физики. В связи с задачами анализа простейшей формы движения (изменения по месту) возникают попытки уточнения понятий «движение», «покой», «находиться в...», «место», «время», «движе­ние», «пустота». Результаты, полученные на этом пути, образуют основу понятийного аппарата будущей физики движения — механики.

Превращение физики в самостоятельную науку обычно связы­вается с именем Галилея. Основной задачей физики он считал эмпирическое установление количеств, связей между характеристиками явлений и выражение этих связей в математической форме с целью дальнейшего исследования их математическими средствами, в роли которых выступали геометрические чертежи и арифметическое учение о пропорциях. Использование этих средств регулировалось сформу­лированными им основными принципами и законами (прин­цип относительности, принцип независимости действия сил, закон равноускоренного движения и др.). Дости­жения Галилея и его современников в области физики движения (Кеплер, Декарт, Гюйгенс) подготовили почву для работ Ньютона, приступившего к оформлению целостного предмета механики в систему понятий. Продолжая методологическую ориентацию на принципы, а не на скрытые причины (hypothesis non fingo), Ньютон сформулировал три закона (аксиомы) дви­жения и вывел из них ряд следствий, трактовавших­ся прежде как самостоятельные законы. Ньютоновские «Математические начала натуральной философии» подвели итоги работы по установлению смысла и ко­личеств, характеристик основных понятий механики — «пространство», «время», «масса», «количество движе­ния», «сила». Для решения задач, связанных с дви­жением, Ньютон (вместе с Лейбницем) создал диффе­ренциальное и интегральное исчисления, одно из самых мощных математических средств физики. Начиная с Ньютона и вплоть до конца 19 века механика трактуется как об­щее учение о движении (понимаемом как перемещение в пространстве) и становится магистральной линией развития физики. С ее помощью строится физика взаимодействий, где конкурируют концепции близкодействия и даль­нодействия. Потребности концепции близкодействия вызвали к новой жизни античного представления об эфире (Декарт). Успехи небесной механики, основан­ные на ньютоновском законе всемирного тяготения, способствовали победе концепции дальнодействия (согласно которой гравитационное взаимодействие между частицами вещества осуществляется мгновенно и непосредственно через пустоту с помощью дальнодействующих сил). По образцу теории тяготения строи­лась и физика взаимодействий в области электричества и магнетизма (Кулон).

Успехи гидродинамики (Бернулли, Эйлер) способ­ствовали внедрению в физику идей непрерывности на ос­нове представлений о невесомых жидкостях (флюи­дах). Как флюиды трактовались электричество, маг­нетизм и теплота. Юнг и Френель развивали теорию света как волн в непрерывном эфире, также рассмат­ривавшемся как флюид. Начиная с Дальтона, введ­шего понятие атомного веса, атомистика отделяется от философии, а химия обретает статус фундаменталь­ной науки. Представления об атомах и молекулах, перенесенные из химии в физику, постепенно вытеснили невесомые флюиды. Юнг (1816) дал первую количественную оценку размеров молекулы. Усилиями Бернулли Клаузиуса, Максвелла была построена (в опоре на статистические представления) кинетическая теория газов, дальнейшее развитие которой Больцманом и Гиббсом позволило объяснить тепловые явления без помощи теплорода.

С Фарадея начинается интенсивное развитие физики электричества и магнетизма на основе идеи близко­действия. Переход от электростатики к электродина­мике (Фарадей, Эрстед, Ампер) позволил объединить электрические и магнитные явления. Фарадеевские представления о поле как особом состоянии эфира были оформлены Максвеллом в строгую математическую тео­рию, которая с единой точки зрения трактовала электрические, магнитные и оптические явления.

К концу 19 века физика представляла собой развитый комп­лекс дисциплин, объединенных идеей сохранения и превращения энергии.

Многим ученым физика казалась принципиально завершенной наукой.

Философским фоном ее было мировоз­зрение, представлявшее собой синтез атомизма с докт­риной лапласовского детерминизма. Вероятностные представления статистической физики трактовались как все­цело обусловленные незнанием точных значений на­чальных импульсов и координат частиц, составляющих ансамбль. Электромагнитные явления многими еще не считались автономными — усилия большинства ученых были направлены на сведение их к механическим явлениям путем построения хитроумных моделей эфира.

Достижения физики в 20 веке значительно повлияли на конкретные представления о смысле таких философских категорий, как материя, движение, пространство и время. К числу фундаментальных достижений современной физики, имеющих общефилософское значение, относится также установление принципа относительности свойств ма­териальных объектов. Это связано с последовательным уче­том в понятийном аппарате теории роли материального окружения объекта (в первую очередь измерительного, при­бора и системы отсчета) в деле определения этих свойств.

Классической физика считала свойства, обнаружива­емые при измерении, присущими объекту и только ему (принцип абсолютности свойств). Уже теория отно­сительности вскрыла количеств, относительность та­ких свойств объектов, как длина, время жизни, масса, зависящих, как оказалось, не только от самого объ­екта, но и от системы отсчета. Отсюда следовало, что количественная определенность свойств объекта должна быть отнесена не к нему «самому по себе», а к системе «о6ъект + система отсчета», хотя носителем качеств, определенности свойств по-прежнему оставался сам объект. Квантовая теория пошла еще дальше в этом направлении, выдвинув идею дополнительности. Существование допол­нительных свойств, не объяснимое с точки зрения принципа абсо­лютности свойств, получает естественное объяснение с помощью принципа относительности свойств. [7с .323]

С квантовой физикой свя­зано также гораздо более широкое понимание причинности, опирающееся на отказ от характерного для классической физики предположения, что в основе статис­тических закономерностей всегда лежат однозначно опре­деленные закономерности.

3. Химия и философия, проникновение физики в химию.


Современная химия характеризуется возникновением и раз­работкой новых дисциплин на стыке химии с физикой, биологией, геологией.

В древности взгляды на пре­вращение веществ и изменения их свойств основыва­лись на натурфилософских представлениях о первоэлемен­тах и первоначалах мира.

Особенно большое влияние на эти взгляды оказала натурфилософия Аристотеля и Эмпедокла. Когда химия (точнее — алхимия) приобре­ла автономное существование, она сохранила ту же натурфилософскую основу объяснения химических превращений. Однако на мировоззрение алхимиков оказали значительное влияние и различные мистические учения, приведшие к пре­вращению алхимии в «тайную науку» и сближению ее, в лице некоторых представителей, с астрологией и ма­гией. Еще у Парацельса, основоположника ятрохимии, сохраняются довольно ясные следы натурфилософского учения об элементах, постепенно исчезающие у его последователей, уступая место чисто эмпирическим обоб­щениям.

В работах Бойля, положивших начало современной химии и основанных на утверждении настоящего эксперимен­тального метода исследования, явно ощущается влия­ние философии эмпиризма. Вместе с тем отвлеченная на­турфилософская атомистика, не оказавшая прямого влияния на разработку атомно-молекулярной теории, а лишь создавшая для нее идейные предпосылки, впервые нашла приложение к объяснению химических фактов в корпускулярной теории Бойля. Правда, у современников Бойля атомистика связана с сильными элементами спиритуализма. Еще в средние века атомисти­ка, став предметом осуждения со стороны церкви, сама апеллировала к духов­ному началу. И эта тенденция сохранилась: например, согласно Кедворту (1617—88), движение атомов ре­гулируется «духовным формообразующим посред­ником».

Период господства теории флогистона свидетельст­вует не об отрицательном влиянии какой-либо конкретной формы философии на химию, а о недостаточной разработанности экспериментального метода и вытекающем из этого неумении делать строгие выводы, основанные на на­блюдениях и опытных фактах Лавуазье – это, прежде всего победа более совершенного экспериментального метода. Экспериментальная проверка и доказатель­ство гипотез и теорий после Лавуазье стали неотъем­лемой частью методологии химии. Вместе с Лавуазье в химии окончательно утвердились количественные методы исследования, а следователь­но, и математическая обработка результатов эксперимен­тов.

Во времена Лавуазье Рихтер открыл закон экви­валентов — первый из стехиометрических законов химии. Тем самым опровергалось мнение Канта о том, что химия не поддается математической обработке.

Долгое время применение математики в химии ограничивалось самым элементарным уровнем. В 19 веке, а особенно в 20 века, по мере сближения химии с физикой, в химии стал применяться математический аппарат теоретической физики.

Химия как самостоятельная наука оформилась тогда, когда ученые стали применять количественные методы исследования: взвешивание твердых, жидких и измерение объемов газообразных веществ при помощи физических приборов.

Основной метод химического исследования – эксперимент. Поэтому с полной уверенностью можно сказать, что на прочную научную основу химия стала с момента широкого использования физической аппаратуры и методики расчетов. Это так же способствовало внедрению в химию физических методов исследования.

Развитие современной науки раскрыло и глубокую внутреннюю связь между химией и физикой. Эта связь определяется в значительной степени общностью предметов исследования. Между химией и физикой существует, во-первых, генетическая связь, так как образование атомов химических элементов, соединение их в молекулы веществ произошло на определенном этапе развития неорганического мира, в результате усложнения физической формы движения. Во-вторых, эта связь основывается на общности строения всех конкретных видов материи, в том числе из одних и тех же химических элементов, атомов и «элементарных» частиц.

На различных этапах развития химии в ней выдвигались и разрешались разные основополагающие для своего времени проблемы. Длительное время такой проблемой было соотношение состава и свойства, стремление объяснить многообразные свойства химических соединений их элементарным составом. В последующий период центральным понятием химии стало понятие строения.

Именно на его основе были объяснены разнохарактерные свойства многочисленных химических соединений, был открыт путь к синтезу новых веществ. В 20-х годах узловой проблемой химии становится объяснение свойств молекул с точки зрения электронных представлений, применения принципов и методов квантовой механики.

Сейчас центр тяжести теоретической химии перемещается в область исследования химических процессов, механизмов химических превращений. Это направление привело к рождению теории абсолютных скоростей реакций и формулировке узлового понятия современной химической теории - переходного состояния или активированного комплекса.

Понятие активированного комплекса включает в себя процесс постоянного установления новых связей и одновременного ослабления старых связей между химическими элементами. Схема реакции имеет вид:
С + АВ ? С...А...В...? СА + В
Промежуточный член представляет собой переходное состояние реагирующих молекул, или активированный комплекс.

Активированный комплекс следует рассматривать, как обыкновенную молекулу, обладающую обычными термодинамическими свойствами, за исключением того, что движение в одном направлении, а именно вдоль координаты реакции приводит к распаду с определенной скоростью.

В отличии от молекулы активированный комплекс находится на электрическом гребне, он обладает энергией активации, которая может быть утверждена лишь на ничтожные доли секунды порядка 10-13е .

Принципиальная нестабильность, бренность, неустранимое самодвижение - характерные отличительные черты активированного комплекса.

Активированный комплекс не укладывается в понятие частицы или вещества, а становится носителем динамического отношения, направленного времени, момента истории. В этом понятии в первую очередь отражена идея химического самодвижения, напряженного внутреннего противоречия материи, развития и изменения химических тел. Анализ этих моментов требует привлечения всего арсенала химических, физических и биохимических методов исследования.

В отличие от неживой природы, которая является нестабильной в химическом отношении, процесс жизни есть эстафета переходных состояний, активированных комплексов, которая не прерывается, пока протекает обмен веществ.

Переходное состояние, которое является узловым состоянием теоретической химии потому, что концентрирует вокруг себя все ее методы, все подходы к решению химических задач - от квантово-механических до сугубо эмпирических, экспериментальных. Его анализ требует и физических и химических, и биологических методов исследования. Тем самым переходное состояние становится центральным связующим звеном между физикой и биологией.

Исследование переходного состояния есть изучение анатомии скачка от старого к новому в развитии материи, есть обнаружение того, как же осуществляется переход количественных изменений в качественные в сфере химизма.

4. Проникновение физики и химии в биологии.


Биология — совокупность наук о жизни. В предмет биологии входит изучение жизни как особой формы движения материи, законов развития живой природы, а также изучение живого во всем многообразии его проявле­ний и на всех уровнях организации: субмикроскопическом (макромолекулярном), микроскопическом (клеточном), на уровне многоклеточного индивида (организменном) и на более высоких уровнях — видовом, биоценотическом и живого вещества биосферы в целом.

Биология изучает сущность и закономерности биологической формы движения материи, являющейся по сравнению с химической, физической и механической высшей фор­мой движения материи.

Неправильное понимание соотношения биологической формы движения материи с остальными формами яв­ляется источником двух крайних метафизических концеп­ций живого: с одной стороны, механической концепции, отрицающей специфику живого и сводящей его к фор­мам движения, действующим в неорганической природе (особенно к физическому и химическому и, в конеч­ном счете, механическому движению), а с другой — виталистической концепции с попыткой разо­рвать и принципиально противопоставить живое и неживое, абсолютизировать специфику живого и пре­вратить ее в некое самостоятельное «начало» или «суб­станцию жизни», которая якобы не может находиться в связи с физико-химическими процессами.

В соответствии с этим выявились два крайних представления о мето­дах познания живого. Согласно одному из них, сущ­ность биологических явлений может раскрыть только химия и физика; согласно другому, химия и физика неприложимы к их познанию. Оба эти подхода односто­ронни и ошибочны. Поскольку биологическая форма дви­жения материи включает в себя в качестве подчинен­ного момента более простые — химическую, физиче­скую и механическую формы движения материи, в высшей форме движения материи присущ ряд закономерно­стей и процессов, связанных с входящими в нее низ­шими формами, постольку к исследованию жизнен­ных процессов в определенной степени вполне приложимы химические и физические методы (например, к исследова­нию ферментативных реакций, материальных основ наследственности и др.). Но так как биологическая форма движения материи— качественно новая форма, она требует в то же время новых методов исследования, ме­тодов вскрытия специфически биологических закономерно­стей (например, закономерностей видообразования в живой природе и др.).

В познании свойств живой материи в последнее время все большую и большую роль играют химия и физика. В конце XIX века развитие органической химии привело к возникновению биохимии, которая сформировалась в самостоятельную науку, достигшую в настоящее время высокого уровня развития. Труднее проникала в биологию физика. Еще в прошлом столетии, по мере развития физики, делались многочисленные попытки использовать ее методы и теории для изучения и понимания природы биологических явлений. При этом на живые ткани и клетки смотрели как на физические системы и не учитывали того, что основную определяющую роль в этих системах играет химия. Именно поэтому попытки подойти к биологическим объектам с чисто физических позиций носили наивный характер. Основным методом этого направления являлись поиски аналогий. Биологические явления, сходные внешне с явлениями чисто физическими, трактовались, соответственно, как физические. Например эффект мышечного сокращения объясняли пьезоэлектрическим механизмом на основании того, что при наложении потенциала на кристаллы происходило изменение их длины. На рост клеток смотрели как на явление, вполне аналогичное росту кристаллов. Клеточное деление рассматривали как явление, обусловленное лишь поверхностно активными свойствами наружных слоев протоплазмы.

Таким образом, для познания сущности законо­мерностей жизненных процессов в соответствии с соот­ношением и взаимосвязью различных форм движения материи в живой природе должны применяться и биоло­гические, и химические, и физические методы исследования.

Приме­ром конкретного проявления взаимосвязей форм движе­ния материн в природе является единство организма и условий его жизни на основе биологического обмена веществ, раскрытие которого (единства) является крупнейшим за­воеванием современной биологии. В этом единстве налицо превращение физическое (например, свет, тепло), химическое (например, пища, влага, воздух) движений и их материальных носителей в биологическое движение материи и его носителей (живое тело). Познать его воз­можно только на основе комплексного применения методов исследования, соответственно указанным фор­мам движения материи; биологические понятия позволяют объяснять биологические явления только при учете связи этих явлений с их физико-химической стороной.

Современная биология представляет собой сложный комплекс отраслей и является одной из наиболее дифферен­цированных наук.

Разделение биологии на отрасли совершалось стихийно в связи с ростом потребностей прак­тики, по мере углубления и роста объема знаний, раз­вития методов исследования.

В 17—18 веках биология раз­делялась на ботанику и зоологию, каждая из которых подразделялась всего на 4 отрасли: систематику, морфологию, анатомию и физиологию.

Основная задача биологии состояла в разработке удобной системы классифи­кации живых существ. В соответствии с этим ведущей отраслью биологии являлась систематика, а господствующим спо­собом исследований — описательный. Главным достиже­нием этой эпохи была система Линнея.

В течение 1-й половины 19 века сформировалось еще 5 отраслей: эмбриоло­гия, гистология, биогеография, сравнительная анатомия и палеонтология.

Основная задача биологии в этот период заклю­чалась в установлении и обосновании факта единства строения живых существ. Преобладающим спо­собом исследования стал сравнительный метод, ведущей отраслью оказалась морфология. Были созданы теория типов строения Ж. Кювье — К. Бэра и клеточная теория Шлейдена-Шванна. В качестве основных идей биологии в то время господствовали положения о неизменно­сти формы, постоянстве видов, предустановленной свы­ше целесообразности организма. Существенные мате­риальные причины явлений органической жизни еще почти не были известны, и это давало большой простор для создания идеалистических гипотез (витализм, преформизм и идеалистический эпигенез, телеологической теории изначально заданной гармонии живой природы). Этот период раз­вития биология получил, согласно Энгельсу, название мета­физического.

В середине 19 века Дарвин обосновал материалистический взгляд на причины органической целесообразности и тем самым разрушил телеологическую доктрину целесообраз­ности, бывшую одним из оплотов идеализма в биологии. Начал широко внедряться исторический метод, на основе которого в уже сложившихся отраслях возникли новые направления: эволюционная эмбриология (А. О. Ковалев­ский, И. И. Мечников, Э. Геккель), эволюционная физио­логия (И. М. Сеченов, К. А. Тимирязев), эволюционная палеонтология (В. О. Ковалевский), эволюционная морфо­логия (А. Дорн, Л. Долло, А. П. Северцов др.). Некоторые из этих направлений переросли в особые отрас­ли биологии. Важнейшим результатом воздействия эволюционной теории явилось также выдвижение на первый план исследований каждого фактора эволюции в отдель­ности.

Во 2-й половине 19 века предметом систематического изучения впервые сделался не только многоклеточный индивид, но и низший уровень организации живого — кле­точный (Л. Пастер и др.). Благодаря усовер­шенствованию микроскопа и введению ряда новых методик (микротомирование, фиксирование препара­тов, окрашивание, стерилизация, чистые культуры и пр.) в 20 веке, быстро развились такие науки, как цито­логия, микробиология, протистология. Успехи орга­нической и коллоидной химии в конце 19 начало 20 вв. а также требования развития физиологии и медицины сделали возможным формирование особой науки — биохимии. Тем самым впервые была создана возмож­ность научного познания обмена веществ в целостном организме, и выяснения самого коренного процесса характеризующего жизнь, — автоматическая саморепродукция белка. Однако конкретное изучение способов синтеза белка в живом организме стало возможный лишь в последнее время, в связи с переходом к исследованию самого низшего—макромолекулярного—уров­ня организации живого, на основе использования целой совокупности данных новейших отраслей (виру­сологии, цитогенетики, цитохимии, химии полимеров, биофизика), и самых совершенных методик (рентгеноструктурный анализ, электронная микроскопия, радиоактивные изотопы, экспериментальное получение мутаций ионизирующими излучениями и т. п.).

Наряду с познанием живого на микроскопическом (кле­точном), а потом и на субмикроскопическом (макромолекулярном) уровнях в биологии возникли методы изучения высоких уровней организации живого (надорганизменных).

С 20—40-х гг. 20 века быстро развиваются исследо­вания динамики популяций (генетические, эволю­ционно-экологические и др.). Популяция представляет собой комплекс родственно совместно живущих и сво­бодно скрещивающихся между собой организмов. Это - элементарная форма существования вида и единица эволюции. Изучение популяций не только углубляет знания о сущности вида и первых шагов эволюционного про­цесса, но и позволяет разрешить капитальную проб­лему связи между различными уровнями организации живого. Именно в недрах популяций осуществляются сложные зависимости между видовым, организменными, клеточным, а также макромолекулярным уров­нями. Познание этих зависимостей потребовало при­менения статистических методов и других способов математического анализа, без которых не могут быть вскрыты законо­мерности, действующие среди массы компонентов входящих в состав наследств, основы каждой клетки среди миллиардов клеток и множества организмов.

С 80-х годов 19 века выдвигаются на первый план и становятся центральными в биологии следующие проблемы: причины изменчивости организмов, сущность наследственности и способы накопления наследственных изменений в поколениях, значение факторов внешней среды в процессе развития организма и вида, относительная роль наследственности и влияния внешней среды в процессе приспособления организма в онтогенезе.

Работка этих проблем требовала применения эксперимента, который вскоре занял господствующее положение среди других способов исследования, обусловив появление в начале 20 века целой группы новых отраслей биологии: экспериментальной эмбриологии и экспериментальной морфологии, генетики, экспериментальной экологии др. На основе эволюционного учения, удовлетворяя запросы развивавшегося сельского хозяйства, начал формироваться ряд научно-практических дисциплин (селекция, почвоведение др.).

В конце 19 века зародилась, а в 20 века сформировалась особая отрасль — биоценология, в задачу которой входит познание закономерностей, присущих сообществам живых организмов (биоценозам), состоящим из пред­ставителей многих видов животных, растений и микро­организмов. Изучение биоценозов диктовалось не толь­ко необходимостью открытия законов, управляющих межвидовыми и внутривидовыми отношениями, но и потребностями народного хозяйства (возобновление и развитие древесных насаждений, лугов и степных пастбищ, население водоемов и т.п., необходимые для рациональной организации кормовой базы, рыбного и пушного хозяйства, эксплуатации лесов и др.).

Закономерности еще более высокого уровня, действующие в природных комплексах, возникающих в результате взаимодействия живого с геохимическими процессами на отдельных участках территории или на всей географической оболочке земного шара рассматриваются биогеохимией и некоторыми другими науками, возникшими в 20 веке.

Таким образом, в течение последних 100 лет дифференциация биологии проходила с небывалой скоростью и осуществлялась сразу в нескольких различных планах, в конечном счете под воздействием растущих требований со стороны народного хозяйства и медицины.

Современный этап теоретизации биологии характеризуется выработкой таких представлений о сущности жизни и биологической эволюции, которые, выражая основные структурные характеристики биосистем, одновременно обеспечивали бы применение при их описании перспективных математических структур.

В рамках программы математизации биологии активно используются идеи и представления, заимствованные из современной физической картины мира. Например, из теоретической физики была заимствована идея рассматривать движение биосистем в специфическом фазовом пространстве состояний.

В результате математизации биологии появилась новая научная дисциплина - биометрия, главное содержание которой состоит в применении статистических методов к анализу экспериментальных данных.

В процессе развития теоретической биологии сделаны попытки представить отдельные области биологии с помощью формальных математических или логических систем. Выделяют три основные области проникновения математики: формальную теорию, физическую теорию и теорию систем.

Мощным методом познания биологических процессов является метод математического моделирования. Моделирование представляет собой абстрактное отображение объективного мира. Связи, выявляемые между эмпирическими фактами, могут носить более общий характер и способны объединить совокупность разных фактов в систему. Тогда системы с одинаковыми типами связей можно считать подобными в отношении структуры, хотя они могут обладать разными компонентами. Это делает возможной определенную взаимозаменяемость компонентов таких систем, несмотря на их физические различия. Это предложение впервые было высказано Максвеллом и Больцманом, оно явилось основой нового метода познания - моделирования.

Сейчас биология вышла на лидирующие позиции, и оказывает воздействие на физику. Наряду с локальным влиянием на физику некоторых идей, возникающих в биофизике, как пограничной области между физикой и биологией. . В задачу биофизики входит исследование физических и физико-химических свойств биологических объектов, физических процессов, совершающихся в живой системе, а также биологические действия физических факторов и, в первую очередь, ионизи­рующих излучений. Большую роль в развитии и ста­новлении биофизики играют все большие и большие воз­можности применения разнообразных физических методов.
Так идеи целостности и системности биологических объектов, отработанные во второй половине 20в. в картине биологической реальности, позволяют по-новому рассмотреть в квантовой физике особенности взаимодействия микрочастиц.

Многие исследователи полагают, что при переходе к новому уровню физического знания приоритет будет отдаваться целостности и ее основным свойствам – упорядоченности и симметрии, которые рассматриваются как фундаментальные идеи современной физической картины мира. Тем самым из концептуального аппарата физики будут устранены остатки механического мышления, которые присутствуют в представлении об изолированных сущностях.

Таким образом, идеи целостности, отработанные в биологической науке через картину биологической реальности входят в общенаучную картину мира, а затем, приобретя статус всеобщности, начинают транслировать в соседние с биологией науки. Они оказывают влияние на развитие квантовой физики, что открывает новые пути к прогрессу теории элементарных частиц, формированию новой физической картины мира.

Момент возникновения этой модели принят за точку отсчета развития молекулярной биологии.

В настоящее время биология стоит у порога новых кардинальных открытий, которые позволят установить более глубокие связи между различными формами движения материи, глубже познать сущность самой жизни и более эффек­тивно управлять процессами, протекающими в отдельных организмах и в живой природе в целом (синтез живого вещества, сущность наследств, изменчивости, законы регулирования процессов на различных уровнях организации живого). [7 c.168]

Заключение




В заключении сделаем следующие выводы:

Каждая наука — это своего рода обрывок знания, а все науки в их простом сложении — это сумма обрывков. Философия же дает систему знания в мире как целом. Она не занимается простым сло­жением всех научных знаний, а интегрирует эти знания, беря их в самом общем виде и, опираясь, на этот «интеграл», строит систему знания о мире как целом, об отношении человека к миру, т.е. о разуме, о познании, о нравственности и т.п.

Что же отличало философию от других областей знаний? Что является предметом ее исследования? О чем думают, мыслят философы? Каково значение фи­лософии в жизни общества сегодня?

Ответить на эти вопросы — значит, раскрыть основ­ное содержание философии. Задача не из легких. Нач­нем, пожалуй, с первого вопроса.

Вспомним, что изу­чают другие науки.

Физика — это наука о строении и свойствах неживой природы (атомы, молекулы, кристаллы, поля, теплота, ядерные процессы и т.д.).

Биология изучает живую природу.

Химия — состав, внутреннее строение и пре­вращение веществ.

Перечень наук можно продолжить, но ни одна из них не рассматривает мир в целом, процесс познания как таковой, не вырабатывает всеобщих методов по­знания. Все это призвана сделать философия. Поэто­му предметом ее исследования является мир в целом — природа, общество, человек и его мышление, а также наиболее общие законы взаимосвязи и развития.

Философия не открывает законов движения ато­мов, но она положительно решает вопрос об их неис­черпаемости.

Философия не формулирует теорем о бес­конечно малых величинах, это задача математики, но удерживает нас от «дурной бесконечности».

Она не дает нам конкретных знаний о развитии живой при­роды, но указывает на неразрывную связь живого и неживого, на их единство и различие.

Философия не исследует химический состав и кон­кретные превращения веществ (это дело химии), но она раскрывает суть любых превращений, доводит их понимание до перехода явления, процесса в свою про­тивоположность.

О соотношении философии и частных наук было и, видимо, будет много, споров. Мы не собираемся углубляться в дебри этих споров, а очень кратко выразим свою позицию.

Философия — это наука. Конкретная наука как определенный вид эмпирическо­го и теоретического познания действительности имеет дело с опре­деленными понятиями, суждениями, выводами, принципами, зако­нами, гипотезами, теориями.

Любая наука как в естественной, так и гуманитарной областях знания имеет свой особый предмет. Все это в ходе развития науки может меняться, отвергаться, и на месте ограниченных и тем более ошибочных теорий возникают новые, более глубокие теории.

В философии, как и в любой науке, люди ошибаются, заблуждаются, выдвигают гипотезы, которые могут оказаться несостоятельными, и т.п.

Но все это совсем не значит, что философия есть одна из наук в ряду других наук. Как уже говорилось, у философии предмет иной — она есть наука о всеобщем, ни одна другая наука не занимается этим.

Философия опирается на совокупный духовный опыт человечества. Наука – это только часть опыта. В конечном счете философия и наука делают общее дело, но делают его по – разному. Их взаимодействие можно представить как встречное движение проходчиков, ведущих прорытие туннеля с двух сторон. Это будет более понятно, если и на науку, и на философию взглянуть исторически. Многие науки зародились уже в древние времена. Наряду с философией развивались математика, астро­номия и механика. Нам известны имена математика Пифагора, механика и математика Архимеда. Фило­софы были знатоками и математики, и астрономии, а также других наук.

Понятия, категории, принципы, законы и теории философии так же, как и других наук, развиваются, подвергаются критике, отвер­гаются, уточняются и т.п.

Словом, философия есть свободная, и универсальная область человеческого знания. Она есть постоян­ный поиск нового.

Говорят, что философия в отличие от других наук не имеет эмпирического уровня познания. С этим нельзя согла­ситься: любой истинно философски мыслящий человек опирается не только на эмпирический материал других наук, но всю свою со­знательную жизнь зорко наблюдает, следит за потоком живой ис­тории, присматривается к поведению людей, к кипению страстей социальной жизни, а через искусство сталкивается с отражением жизни в конкретно-уникальных, хотя и типизированных образах. Так что философ пользуется и прямым наблюдением.

Список литературы:

1. Азимов А. Краткая история химии. – М., 1983.

2. Боряз В.Н., Солопов Е.Ф. Философские вопросы химии. – Л.1976.

3. Горелов А.А. Концепции современного естествознания.

Учебное пособие. М.ООО. Издательство Астрель, 2003 – 390.

4. Гуревич П.С. Основы философии. Учебное пособие. М. Гардарики.

2000 – 438.

5. Солопов Е.Ф. Концепции современного естествознания.

Учебное пособие для вузов. М. Владос. 2003 – 232.

6. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. – М.Гардарики, 2001. -816.

7. Философская энциклопедия. М. -1960.

8. Бурдейко Н.А. Философия, физика, химия. – М.: «Московский рабочий», 1964.-412.

Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации