Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part2-19.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part2-19.html

17 :: 19 :: 20 :: 21 :: 22 :: 23 :: 24 :: 25 :: 26 :: 27 :: 28 :: Содержание



17

РАЗДЕЛ I
ДРЕВНИЙ ВОСТОК



ЛЕКЦИЯ 1. Египет

Властитель добрый, творящий благое отцам своим, богам всем, утвердил он то, что обветшало, как памятники веко-вечности, устранил он грех... правда остается... дал он быть лжи мерзостью для земли.

ТУТАНХАМОН

В огромном множестве древних государств Египетское занимает особое место. Возникнув раньше других, оно просуществовало поразительно долго. Отличие древних египтян от других народов Востока - архиразвитая государственность, точнее, царственность. Понятие "государство" - результат нашего осмысления правовой действительности, иного юсизмерения.

Известны знаменитые пирамиды, таинственные сфинксы, руины храмов, рельефы и барельефы. Долгое время оставалась нераскрытой тайна иероглифов, пока в 1798 году Наполеон не предпринял экспедицию в Египет. Входившие в нее ученые заново открыли удивительную страну, собрали множество документов, опубликованных впоследствии в монументальном труде "Описание Египта" (1809-1816). Среди находок экспедиции - Розеттский камень, где вырезана "трилингва" - одна и та же надпись на трех языках. Это счастливое совпадение позволило французскому египтологу Ж.Ф. Шампольону расшифровать иероглифы.

Родилась египтология, изучавшая письменную юридическую культуру этого древнего государства. Ее язык за 5 тысяч лет не раз менялся, но произведения предыдущие оставались образцами для последующих, бережно сохранялись, переписывались, изучались, определяя периоды развития политике-правовой мысли:

19

1) древнеегипетский язык - юриспруденция Древнего царства (XXX - XXII вв.); 2) среднеегипетский язык - юриспруденция Среднего царства (XXII-XVI вв.); 3) новоегипетский язык - юриспруденция Нового царства (XVI-VIII вв.). Дадим общую характеристику этих периодов, выделив юридическое, представленное самыми разнообразными сакральными и светскими жанрами: гимнами, историческими надписями, сказками, поэмами, поучительными трактатами. Все они пронизаны мифами, где символическая модель юридического мира дана в системе запретов и разрешений.

Мифы - метафизические, иррациональные истины о праве, у них нет той универсальности и ясности, которая присуща теоретическим формулировкам. Они конкретны, претендуют на неопровержимость правоты, требуют категоричного согласия и не нуждаются в оправдании перед критикой. Это своеобразная абсолютная правда ответов на вопросы, которые задавала действительность.

Миф самый авторитетный - о боге Осирисе, который первоначально правил в Египте, отучил людей от дикого образа жизни, от каннибализма. Его юридический смысл - борьба за справедливость и власть среди богов, когда один из них вероломством отбирает царский трон у другого. Сет и его слуги заманили Осириса в приготовленный якобы ему в подарок роскошный саркофаг, закрыли его и бросили в Нил. Жена Осириса Исида находит тело мужа, добывает его чудесным образом сохраненную жизненную силу и зачинает от него сына Гора, который должен стать мстителем за отца. Выросший Гор в схватке победил Сета, вырвал у него чудесное Око (источник жизни) и дал проглотить отцу. Осирис воскрес, но оставил трон сыну и стал царем и судьей в загробном мире.

Обычно Осириса изображали в виде человека с виноградной лозой в руке, тело окрашивали в зеленый цвет - цвет растительного мира, цвет жизни. Этот миф - одна из первых вариаций права - агрокалендаря, отражающего вечную смену времен года и являющегося типичным для языческих юстиции. Как и весь растительный мир, Осирис ежегодно умирает и возрождается, жизненная сила всегда сохраняется в нем даже в мертвом. На дошедших изображениях сквозь его саркофаг вздымается дерево или сквозь мумию прорастают злаки.

Сначала мифы - основа понимания государства как космополитического механизма, посредством которого египтянин контактирует с миром богов, вечностью и бессмертием. Фараон - живой бог, Гор - повелитель богов и людей. Он связан, с одной стороны, с богами космическими и даже приравнивается к первородителю Атуму - солнцу. С другой стороны, он - сын бога обновления Осириса, а после смерти сам становится Осирисом - повелителем мертвых. Живой царь соединяет народ, время, вечность, мертвый - гарант бессмертия, предмет обожания египтян. Утверждается вертикальное юридическое мышление со шкалой конечного и бесконечного бытия.

С эпохи Древнего царства бессмертие и вечность перестают быть привилегией фараона и его близких, становятся доступными сначала придворным и чиновникам, а затем более широким слоям. Фараон вынужден расстаться с представлением о самом себе как о верховном боге и подчиниться народному богу солнца Ра. Уменьшаются размеры пирамид, вместо поминальных храмов - дворцов покойных царей возводятся солнечные храмы. Царь теперь - бог-сын Ра, и вряд ли его продолжают считать богом-отцом. Складывается окончательное представление о царе как о конкретном боге, магия которого охраняет Египет от гибели, дает благосостояние народу и гарантирует посмертную жизнь.

20

Отныне государство - юридическая связь египтян с вечностью, а народ - опекаемая этой вечностью общность, что давало опору и уверенность в жизни, но в перспективе лишало подданных возможности самоопределения (обретения прав человека), создавая ситуацию опеки, вечно защищенного детства. В целом просматривается племенная и мифопатриархальная концепция царственности, то есть раннеклассовой государственности.

Она не могла стать концепцией мировой империи. Во времена Нового царства предпринимались попытки такую империю создать, однако закончились они неудачно: египтяне не выработали концепцию универсальности, Бесчеловечности. Царственность соединяла с вечностью только их самих, обретение бессмертия считалось чисто египетским достижением. Варвары воспринимались как внешнее и крайне досадное явление, как существа, вряд ли отличающиеся от диких животных или враждебных стихий. Недаром они всегда ассоциировались с преступным богом Сетом.

Египетское царство - последовательное воплощение мифов - стремится стать вечным государством, дарующим правовую жизнь населению и обеспечивающим ему блаженное бессмертие. Оно уподобляет себя вечным стихиям, но ведь и стихии не вечны. Время одолевает и их. Рано или поздно Древнему Египту пришлось испытать на себе разрушительные влияния, познать, что благоденствие страны не гарантируется одними только магическими качествами царя, что для его поддержания нужна целенаправленная энергичная деятельность. Для такой деятельности нашлись необходимые воля и силы: центробежные тенденции преодолены, царство восстановлено (теперь это Среднее царство). Все его существование отмечено энергией борьбы скрепляющего государство центра с локальными тенденциями к обособлению. Борьба эта придала новые черты египтянину, что отразилось в идеях его свободы, ответственности и судьбы, короче, демифологизации, о чем подробнее расскажем при анализе "Поучения царю Мерикара". В искусстве начавшаяся демифологизация отразилась в серии скульптурных портретов фараонов XII династии.

Юридическое как вертикальное правосознание египтян, соединяющее с Космосом и бессмертием, утверждающее магически спаянное государство, во всех мифах олицетворяет Маат - богиня истины и порядка, жена бога мудрости Тета. Она изображается в виде женщины, сидящей на земле с прижатыми к туловищу коленями. Символ Маат - страусовое перо, прикрепленное на голове. Распространение ее культа относится к началу Древнего царства, Маат упоминается в "текстах пирамид". Начиная с III династии (III тысячелетия до н.э.) фараоны включают имя Маат в свои титулы ("Владыка Маат"). Маат считалась дочерью бога Ра и как таковая участвовала в сотворении мира, когда был уничтожен хаос и установлен порядок. Большая роль у нее в загробном суде Осириса: на одну чашу весов клали сердце покойного, на другую - статуэтку Маат. Равновесие означало, что покойный оправдан (его "голос был праведным") и достоин блаженства в царстве Осириса. В противном случае считалось, что его пожирает чудовище Амт (лев с головой крокодила). Маат иногда называлась Маати (двойственное число), так как существовало представление о двух сестрах Маат; зал суда назывался "залой двух правд". Эмблемой судей была статуэтка Маат, которую они носили на груди. Жрецом Маат был визирь, премьер-министр фараона, центром культа - фиванский некрополь.

Легитимность земной власти и официально одобренных правил поведения, в том числе и основных источников тогдашнего права (обычаев, законов, судебных

21

решений), означала, что все они соответствуют Маат - сверхъестественной справедливости. С ее помощью правоотношения становились эквивалентными, равноценными, тщательно проверялись взаимно предъявляемые иски.

Символически эти принципы выглядели в виде двух уравновешенных чаш весов. Изначально типично египетский символ позже (в античную эпоху) стал восприниматься в качестве аллегорического изображения юридического (сегодня он по-прежнему продолжает играть ту же роль). Каждый, реализуя соответствующее, мотивированное принципом эквивалентности право, мог рассчитывать на получение всего, что ему причиталось в соответствии с существовавшими тогда нормами. Римляне выражали такое представление фразой "saum cuigue" (каждому свое). Аналогичная мысль содержится в египетских источниках, где говорится, как фараон назначал чиновников на высшие должности, призывая каждого строго соблюдать свой долг и содействовать в этом другим.

Существенным аргументом поддержания официального порядка (тесно взаимосвязанные между собой представления о справедливости, правила религиозного ритуала, принятые обычаи и нравы, установления властей и судов) был страх перед наказанием при жизни или неминуемо после смерти. Он опирался на стойкую веру в бессмертие души и загробный суд богов. Описывая обычаи египтян, Геродот замечает, что они "самые богобоязненные люди из всех". "...Египтяне также первыми стали учить о бессмертии человеческой души. Когда умирает тело, душа переходит в другое существо, как раз рождающееся в тот момент. Пройдя через (тела) всех земных и морских животных и птиц, она снова вселяется в тело новорожденного ребенка. Это круговращение продолжается три тысячи лет. Учение это заимствовали некоторые эллины как в древнее время, так и недавно. Я знаю их имена, но не называю".

Ожидание загробного суда, состоящего из сорока двух судей во главе с Осирисом, перед которым должен предстать египтянин, накладывало особый отпечаток на правовые запреты и дозволения.

Из "Книги мертвых" видно, какие нарушения не должен допускать человек, руководствующийся юридическими велениями и рассчитывающий на благосклонность суда Осириса. Представ перед этим судом, следовало произнести такую клятву: "Итак, вы знаете, владыки истины, что я вам приношу истину и что я отвращаю от вас всякое зло. Я не делал вероломно зла никакому человеку, я не делал мерзостей в жилище истины, я не прилеплялся ко злу, я не творил зла. Как начальник людей, я не заставлял работать сверх сил. Мое имя достигло верховной власти, мое имя достигло высших чинов, изобилия и власти. Своими делами я не сделал никого ни робким, ни больным, ни страдальцем, ни несчастным. Я не сделал ничего, что оскорбительно богам. Я не позволял господину обижать его раба. Я не заставлял голодать. Я не причинял никому слез. Я никого не убивал. Я никогда не приказывал убивать изменнически. Я не лгал ни одному человеку. Я не грабил запасы в храмах... Я не прелюбодействовал. Я не спускал воду во время половодья. Я не отводил течения канала. Я не гасил пламени в его час. Я не обманывал богов при их отборных жертвах. Я не сгонял животных с божьих земель. Я чист, чист, чист!"

Перечисляемые в клятве правонарушения очерчивают превентивный смысл юстиции, идею общеобязательности ее требований. После того как Маат взвешивала на своих весах поступки умершего "подсудимого", выносился приговор. Душа праведника получала вечную жизнь и отправлялась на поля блаженных (Иару), напоминающие согласно греческой мифологии Елисейские поля (Элизиум), душа

22

же грешника окончательно погибала в страшных муках. Таким образом, впервые была сформулирована идея загробного воздаяния в зависимости от поведения человека при жизни. Среди тех оправдательных слов, которые обязана была произнести душа человека согласно 225-й главе "Книги мертвых", много таких, которые близки современному человеку и частично перекликаются с библейскими заповедями: "Я не поднимал руку на слабого", "Я не убивал", "Я не приказывал убивать", "Я никому не приносил страданий".

Единоличному фараону должен был соответствовать единолично управляющий верховный бог. Однако сила традиционных верований была настолько значительна, что, несмотря на явную тенденцию к монотеизму, египетская юстиция никогда не выдвигала идею единобожия.

Поскольку во главе объединительного движения стал один из потомков жителей Верхнего Египта, где господствовало почитание бога Гора, постольку первой попыткой приспособить мифы к требованиям централизованного государства стало отождествление Гора с солнечным богом Ра, так как солнцу поклонялись все египтяне. Характеризуя юридическую мысль той эпохи, крупный египтолог Б.А. Тураев пишет: "Если небо влияло на земные нравы, то и земной Египет переносил свои условия в мир богов. Эти условия предвечны - боги царствуют, подобно фараонам, имея в лице тоже богов своих визирей и чиновников".

Интересная попытка изменить легитимацию царства предпринята фараоном Аменхотепом IV (Эхнатоном) для ограничения власти жрецов, которые активно вмешивались в его дела. Но главное в ней - намечавшийся переход к монотеизму. Аменхотеп IV ввел поклонение единому богу - Атону, в котором персонифицировалось солнце. Он даже свое имя сменил на Эхнатон, что означало "Благой для Солнца". Вот как в стихах передаются начала новой юриспруденции:
Каждое око глядит на тебя,
Горный Атон, с вершины озаряющий землю.
Но познал тебя и постиг
В целом свете один Эхнатон, твой возлюбленный сын.
В свой божественный замысел ты посвящаешь его,
Открываешь ему свою мощь.
Землю десница твоя так сотворила:
Восходишь - и все оживает,
Заходишь - и все умирает.

Новации встретили сопротивление со стороны жречества и знати, были непонятны народу. Поэтому после смерти реформатора "все вернулось на круги своя". Однако эта реформа оставила глубокий след. Попытки интерпретировать мифическую ситуацию на небе в строгом соответствии с порядками, существующими на земле, продолжались. Показательна надпись на саркофаге одного из верховных жрецов, где бог Ра назван владыкой всех других. Он "бог божественный, создавший себя сам, сотворивший по воле своей небо и землю, царь царей, вельможа вельмож, величайший из богов. Вышли люди из очей его, боги из уст его". Он "царь Верхнего и Нижнего Египта... царь богов, владыка неба, земли, воды, двух горных цепей, великий, превознесенный над всеми первобытными богами".

Проводя параллели между небесным единодержавием и единодержавным фараоном, египетская юстиция пыталась подкрепить этот взгляд на власть ссылками на древние поверья о тесной связи здоровья и силы племенного вождя со здоровьем и силой окружающей природы, в частности с урожайностью полей и плодовитостью

23

домашних животных. О том, что фараон наделялся такими сакральными качествами, свидетельствуют многочисленные тексты. Так, вельможа Схотпибра в надгробной надписи поучает потомков: "Прославляйте царя в телесах ваших, носите его в сердцах ваших. Он бог премудрости, живущий в сердцах. Он солнце лучезарное, озаряющее... больше солнечного диска... Он жизнь, дающая дыхание..."

В "Поучении гераклеопольского царя своему сыну" отражена борьба за справедливость, которая выливалась в выступления угнетенных. Обостряется эта борьба и между отдельными группами властвующих. Как управлять в смутное время? Царю нужно возвышать вельмож, видя в них опору государства, приближать не только знатных, но и незнатных, чтобы сплотить силы против рабов и неимущих. Царь - пастырь народа, защитник слабых. "Остерегайся наказывать несправедливо. Не убивай. Наказывай ударами и заключением, и земля будет устроена благодаря этому". "Твори истину, и ты будешь жить долго на земле. Утешай плачущего, не притесняй вдову..."

Мотивы справедливости и заботы о слабом буквально тонут в призывах к прямой физической расправе над проявляющими недовольство массами. Сословный характер "Поучения" обнаруживается при рассуждениях о неравенстве богатого и бедного, которому бесполезно искать защиту у судей. "Судьи... немилостивы в тот день, когда они судят нищего".

Оценивая "Поучение" в целом, можно отметить, что его ведущей идеей является поиск средств централизации государства.

Он продолжен в "Поучении Птахотепа" - визиря одного из фараонов V династии. 110-летний умудренный старец обращается к фараону с просьбой разрешить ему оставить советы потомкам. Фараон позволяет ему с условием, чтобы поучение было "согласно с изречениями древних". Птахотеп строго следует указанию, выступая решительным противником всяких нововведений. Наставляя сына, он говорит: "Повторяй слово за словом, не пропуская, не прибавляя, не заменяя одного слова другим".

Птахотеп одобряет существующие властеотношения в виде пирамиды, пик которой - боги и их избранник фараон, а основание - простой народ. Внушать страх другим может только бог или равный богу фараон, а не простой человек. Между фараоном и народом располагаются жрецы и знать. Вся пирамида объединяется юстицией в образе Маат, которая придает сложившемуся порядку мифоюридический вид.

Египтянин должен поступать сообразно статусу, который он занимает. При встрече с более важным следует опустить руки, согнуть спину. Надо почтительно относиться к начальству. "Гни спину перед начальством... тогда твой дом будет в порядке, твое жалование в исправности. Плохо тому, кто противится начальнику, но легко жить, когда он благоволит".

Особое внимание уделено отношениям с низшим. Перед ним не следует превозноситься "ввиду его убожества". "Если ты - правитель, не отталкивай просителя. Если ты возвысился из ничтожества или разбогател после бедности, не превозносись и не насильничай, полагаясь на свои сокровища, - ведь твоим имуществом распоряжается бог". Есть и призывы не злоупотреблять властью, но их вряд ли можно считать только проявлением гуманности. Это скорее призывы к правителям не создавать без крайней необходимости дополнительных источников социального напряжения.

24

"Поучение Птахотепа" настраивает на необходимость поисков осмысленного, достойного человека существования, напоминает о ценности каждого мгновения жизни. Особое место в нем занимают размышления о просвещенном и разумном правлении.
Ученостью зря не кичись!
Не считай, что один ты всеведущ!
Не только у мудрых -
У неискушенных совета ищи.
Искусство не знает предела.
Разве может художник достигнуть вершин мастерства?
Как изумруд, скрыто под спудом разумное слово.
Находишь его между тем у рабыни, что мелет зерно.

Ряд источников позволяет судить о правосознании простого народа. В сказке "Красноречивый крестьянин" ограбленный обращается в суд, но не находит там правды и произносит обличительную речь, которая удивляет вельможу - председателя суда. Тот докладывает о ней фараону - ценителю ораторского искусства, который распоряжается продолжить слушание дела, записывать речи и приносить ему. Произносится еще восемь речей. В результате грабитель был наказан, а потерпевшему возвращено его имущество.

В речах содержится острая критика социальных порядков и в особенности состояния правосудия: "У тебя по части правосудия плохо - оно прогнано со своего места... Твоя рука насильничает, а сердце жадно... Безопасности нет в стране... Ты назначен выслушивать, судить братьев, обуздывать грабителя, а ты заодно с ворами... Ты - вор, это нелестно для тебя". Крестьянин понимает, что такие речи небезопасны для него, но страх не удерживает его, и он продолжает свои обличения, перемежая их с призывами к юстиции: "Обуздай грабителя, защити нищету... Не лги. Ты велик. Ты - весы... Твой язык - стрелка весов, твое сердце - гири, твои уста - коромысло. Если ты закроешь лицо против насильника, кто тогда обуздает преступление? Но ты - перевозчик, переправляющий только того, у кого есть деньги..."

О недовольстве порядками, царящими в судах, свидетельствует и молитва, записанная в конце эпохи Среднего царства: "Амон, приклони ухо твое к одинокому в суде, когда он беден, а враг его богат; ведь суд сокрушит... Да найдет он, что Амон - визирь, дающий выйти из бедности, да найдет и бедный справедливость на суде".

Когда молитвы не помогали и наступал предел терпения, массы поднимали восстание, сжигали дворцы и хозяйства знати с целью уничтожить ненавистный порядок. В "Речении Ипусера" угнетенные уничтожили прежнюю систему власти, документы, фиксировавшие привилегии, "прогнали царя". "Царь захвачен бедными людьми... было приступлено к лишению страны царской власти". Весь строй перевернулся подобно "гончарному кругу". Сокрушаясь об утраченных привилегиях знати, Ипусер говорит, что "тот, который не имел (даже) временных рабов, стал (теперь) собственником наследственных рабов".

Сам он - имущий и знатный, его описание проникнуто ненавистью к восставшим. В результате смуты экономика пришла в упадок. "Зерно погибает на всех путях, и люди лишены платья, мазей и масла. Все говорят: "Нет ничего. Закрома разрушены. Страна повержена наземь". Люди пашут, держа в руках щит. Кровь повсюду. Вся река в крови... все стремятся разжечь междоусобную войну". Причина бедствий видится в низвержении власти фараона, в том, что все уравнялись

25

в правах. В конечном счете "Поучение Ипусера" - попытка доказать необходимость иерархии в государстве. Именно поэтому памятник переписывался и читался египетской элитой столетиями.

Восстания, нарушая старый уклад жизни, нанося удар по мифологичности власти, сеяли множество сомнений в устоях. В "Беседе разочарованного со своим духом" оспаривается догмат о загробном мире, опираясь на который властвующие призывали к смирению. Берется под сомнение и вся мифоправовая система: совершение заупокойных обрядов не приносит потустороннее блаженство, ибо участь богачей, построивших гробницы, после смерти одинакова с участью бедняков. Нужно устраивать жизнь не на небесах, а на земле. "Беседа" содержала яркую картину насилия в отношениях между людьми: "Ныне везде и всюду зло и несправедливость". Повсюду грабят, брат отнимает имущество брата, "насилие вселилось во всех людей". Разочарование - выражение недоверия к тому постулату, который объявлял законным и справедливым сложившийся мифопорядок.

Официальные представления о юридическом опирались на освященные авторитетом мифа запреты, на суровые наказания и глубоко внушенный страх перед потусторонним судом, что определяло источники права - обычное право, законодательство, административные распоряжения, судебные решения. Правосудие осуществлялось чиновниками во главе с фараоном. Зачастую в ходе судебного разбирательства того или иного спорного дела устанавливались новые нормы. Упоминание о свитках законов свидетельствует о развитости нормотворчества. Первый законодатель Египта - фараон Менее (III тысячелетие до н.э.), объединивший Верхний и Нижний Египет.

Отношение правителей к праву фиксировалось и в официальной жреческой хронике о фараонах. Об этом свидетельствует, например, Геродот, беседовавший со жрецами. "Так вот, - пишет он, - до времени царя Рампсинита, рассказывали далее жрецы, при хороших законах Египет достиг великого процветания. Однако его преемник Хеопс вверг всю страну в пучину бедствий".

Как видим, ориентация на магически спаянное государство, соединяющее с вечностью и бессмертием, не всегда срабатывала, и египтяне в конце концов поняли, что сохранение страны не гарантируется автоматически, а зависит от их сознательных усилий. В итоге началась демифологизация права, родилась юстиция, в которой большую роль играла идея ответственности каждого, в особенности царя и чиновников. Она поднимается на новую ступень - от личности, ориентированной на миф, к личности, воля которой связана долгом. Такая метаморфоза великолепно иллюстрируется "Поучением царю Мерикара" (III тысячелетие), содержащим "все узаконения относительно царя".

В прежних текстах утверждалось, что фараоны гарантировали стране благополучие и справедливость, изгнав преступность и возведя Маат на подобающее ей место. Иначе в этом памятнике, где не замалчиваются беды при гераклеопольских правителях; здесь во весь рост поставлены проблемы: почему при теопорядке есть криминал? Каким образом боги допустили "времена страдания"? Каково их отношение к переживаемому страной беспределу?

Ответы даны в "Гимне Богу-Творцу" из преамбулы "Поучения": "во времена первозданные" мир создан юридическим, и Божественное всеведение неразрывно связано с непременным и справедливым воздаянием каждому за разрушение мира. Бога нельзя упрекать в том, что он неравнодушен к правонарушениям, попустительствует им.

26

Правонарушения порождаются самими людьми из-за всеобщего уклонения от теономных норм, а главное - из-за нужды. Голодные собираются в бунтующие толпы, среди них появляются злоумышленники. Чиновники же, чье жалкое обеспечение не соответствует высокому служебному положению, идут на своекорыстие, попирают царские узаконения. Нищие и нуждающиеся лишены возможности следовать нормам Маат, ибо материальная основа осознанной и добровольной юридичности - достаточный уровень благосостояния. Другой источник неправомерного поведения - невежество, незнание воли богов о священном воздаянии. В отсутствие просвещения берут начало и пагубная алчность без нужды, и тяга к святотатству, и преступность.

Ранние египтяне исключали возможность того, что невежество приводит к всеобщей "порче" и государственному краху. Гарантией сохранения правопорядка было пребывание на земле фараонов - посылаемых свыше "покровителей". Они сполна обладали знанием Маат, которое и открывали подданным в своих речах и действиях, то есть в доступных для восприятия и понимания формах. Повиновение народа священному владыке автоматически приводило к священной правильности поведения.

В большинстве случаев распознание посланного богами правителя тогда, по-видимому, было неактуально. Соответствующие инсигнии (правовые символы власти) с безошибочной точностью указывали на единственного обладателя царственности. Но именно эта счастливая уверенность, вероятно, и была поколеблена в пору смут. Обнаруживаемое повсюду неблагополучие, похоже, было слишком очевидным, чтобы не возникало сомнений в правильности возложения знаков фараона. Смятение в умах усиливалось появлением нескольких претендентов на трон. В период написания "Поучения" имелось как минимум два правителя, явившихся перед египтянами со священными инсигниями. В кризисной ситуации подданные должны были поневоле выбирать, сообразуясь с собственными представлениями об "истинном", "настоящем" государе.

Автор "Поучения" крайне озабочен появлением в поселениях неких "краснобаев", "говорунов", которые отрицали легитимность династии гераклеополитов и самого Мерикара. Для смуты подобное допущение уже не было немыслимым. "Краснобаи", "говоруны" подрывали основу благополучия государственности - единство подданных, проистекающее из их покорности одному государю. От их подстрекательств вспыхивают "распри" между горожанами, и даже воинская молодежь делится на враждующие "стороны". Толпы оказываются охвачены "жаром", "горячностью", безбоязненно попирают священные заповеди. "Распаленный" не узнает своего владыку, даже если это сам бог, а потому отказывается служить ему.

Однако источник большинства несчастий создателем "Поучения" виделся не в недостаточной легитимности северных владык, а в том, что египтяне теперь не при всех условиях готовы повиноваться своим монархам. И даже самые благодетельные правители не могут сокрушить тяжкую годину, пока не докажут свое соответствие человеческим представлениям об "идеальном" государе, пока не склонят подданных к полному повиновению, внушив им любовь и священный трепет. Приемы такого поведения и даны в "Поучении царю Мерикара".

Все о тысячелетней юстиции Египта в одной лекции не расскажешь. Сделаем некоторые выводы. Иногда в нашей литературе делаются поверхностные выводы об этой государственности как классовой, рабовладельческой, неограниченной, деспотической, не связанной юридическими нормами, умаляется ее значение по сравнению с нынешней цивилизацией. Это худший вид модернизаторства!

27

В концептуальном смысле фараоны всегда пребывали со своим народом, а сама история Египта была не чем иным, как историей Совершенного, и обычаи, традиции правления фараонов неизбежно становились канонами Совершенного. Египетский прекрасный (молодостью) бог пребывал в пространстве исконной традиции, которая уже самим своим существованием способствовала утверждению представлений о норме Совершенства.

Египетский царь - традиционный харизматик, воспринимавшийся как призванный богами следовать своей норме, подчиняться ей. Ему рекомендуется читать духовные письмена и "уподобляться" царственным предкам. Обычай заботы о предках был незыблем. Еще отчетливее проявилось "чувство нормы" в осуществлении власти фараона как "службы", которая в Новом царстве станет вполне привычной.

Спустя еще тысячелетие фараоновы день и ночь были расписаны по часам, в которые надлежало неукоснительно исполнять предписания законов, а не собственные желания. Государь был ограничен даже в своей свободе гулять, купаться и спать с женой.

Греческий историк Диодор утверждает: фараоны той эпохи "были вполне счастливы в этих тесных смирительных рубашках предписаний, ибо они считали, что люди, следующие своим естественным эмоциям, впадают в ошибки, в то время как цари, строго следующие законам, свободны от личной ответственности за неудачи".

Египетская стабильность при всем желании египтян построить вечное царство, подчеркнем это особо, претерпела значительные метаморфозы, оставившие глубокий след в правовом облике государства. Египет не исчез бесследно; при всей замкнутости своего существования он, независимо от своей воли, стал частью мировой юриспруденции. В глазах окружавших народов он был именно тем, чем хотел быть: вечным магическим царством. К идее вечности государства с его мифическими аргументами восходит многое в иудейском представлении о вечном Боге и вечном соединенном с ним Израиле. Египетская жажда вечности в измененной форме перешла (через Израиль и помимо него) в христианские представления о государстве и праве Запада и Востока (Византию, Русь). Египетская юстиция воздействовала как целое, но народы брали из этого целого отдельные элементы сообразно своему "избирательному сродству". Так, вечность Египта становилась юридической меркой, с помощью которой народы нащупывали свой собственный путь к праву.

Юридическая мысль Египта оказала серьезное влияние на древних греков, поддерживавших дружественные связи с египтянами и осведомленных об их делах. Так, знаменитый афинский реформатор и законодатель Солон, отменивший долговое рабство среди афинян в 594 г. до н.э., знал об аналогичных мерах своего египетского предшественника Бокхориса. О связях Солона с египетскими жрецами упоминает Геродот: "Амасис также издал вот какое постановление египтянам: каждый египтянин должен был ежегодно объявлять правителю округа свой доход. А кто этого не сделает и не сможет указать никаких законных доходов, тому грозила смертная казнь. Афинянин Солон перенял из Египта этот закон и ввел его в Афинах. Еще и поныне он там сохранился как самый превосходный закон".

Итак, в древнеегипетской юстиции родились многие представления, которые получили затем широкое распространение в мировой юриспруденции. Не случайно известные немецкие египтологи Эрман и Ранке писали: "Наша цивилизация и цивилизация всей Европы связана с этим миром тысячами неразрывных уз". Продолжая эту мысль, французский исследователь Жак считает: "Древний Ближний Восток, и особенно Египет, - наши предки. Туда уходят наши духовные и интеллектуальные корни, там лежат истоки нашего сознания... И сквозь письмена, статуи, священные символы просвечивает необычная радость жизни и человеческого существования".

28
17 ::  19 :: 20 :: 21 :: 22 :: 23 :: 24 :: 25 :: 26 :: 27 :: 28 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации