Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part10-90.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part10-90.html

90 :: 91 :: 92 :: 93 :: 94 :: 95 :: 96 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 9. Сократ

Я вам предан, афиняне, и люблю вас, но слушаться буду скорее Бога, чем вас, и, пока я дышу и остаюсь в силах, не перестану убеждать всякого из вас, когда только встречу, говоря то самое, что говорю: "Ты лучший из людей, раз ты афинянин, гражданин величайшего города, больше всех прославленного мудростью и могуществом, не стыдно ли тебе заботиться о деньгах, чтобы их у тебя было как можно больше, о славе, о почестях, а о разуме, о правде и о душе своей не заботиться и не помышлять, чтобы она была как можно лучше?"

СОКРАТ

В последней трети V века до н.э. Эллада попала в полосу системного кризиса, когда раздоры, крайний индивидуализм подрывали законность, веру во всесилие богов, мифических героев, а в правосознании наметился культ человека-хищника, стремящегося любыми средствами богатеть и властвовать.

Апофеозу кулачного права противостоял Сократ (469-399), подобно софистам объявивший себя учителем мудрости, поборником просвещения, но преднамеренно не писавший никаких сочинений, ограничиваясь устным изложением права. Его миссия при секуляризации, даже воинствующем атеизме в праве свелась к тому, чтобы защитить представления об объективной природе законов, обычаев, традиций, без которых замена старого новым не приведет к юстиции. Не жалея ни сил своего гения, ни самой жизни, он создал объективно-идеалистическую юриспруденцию, взяв для нее все лучшее, что было у предшественников. С него начинается духовно-правовая систематизация на фоне увядания реальных правовых учреждений, растущего политиканства. Изменить этот фон, предупредить гибель полисов - цель Сократа. Своим девизом он сделал призывную надпись, помещенную на стене Дельфийского храма, "Познай самого себя". Он - сама юридичность, пример силы воли и духа, господства разума над страстями.

Наружностью Сократ походил на сатира. Есть анекдот: физиономист Зопир, увидев его однажды беседующим с учениками, стал утверждать, что Сократ родился правонарушителем. Ученики рассмеялись, но были остановлены словами учителя: действительно, я появился на свет с дурными наклонностями, но силой воли поборол их.

Сократ - пламенный патриот. "Отечество дороже и матери, и отца, и всех остальных предков". Шутил: я был афинянином в утробе матери и желаю умереть им. В молодости участвовал в военных походах, в старости - в полисных делах, защищал права и свободы жителей Афин. Сократа встречали на агоре, беседовали как с равным. Многочисленные студенты были для него соратниками, а не аудиторией. Известно о нем из их записей, часто противоречивых. Так, Аристофан в сатирическом произведении "Облака" представляет Сократа софистом и астрологом, почитавшим "безграничного воздуха ширь, облака и язык". Иной он - в "Воспоминаниях" Ксенофонта, "Диалогах" Платона. Последние отражают суть Сократовой юриспруденции. Ее методика - отход от натурфилософии к объективному идеализму и гуманизму.

90

Как известно, мудрецы от Фалеса до Анаксагора искали правду в "зримой" материальной среде четырех стихий - воздуха, воды, земли и огня, где нет места понятию природного "сознания" ни в бытовом, ни тем более в строгом исследовательском плане, хотя представления о человеческом разуме и рассудке имелись и существовали культы многочисленных богов.

Гениальная догадка Анаксагора о природном "сознании" в сочетании с установкой "познай самого себя" подтолкнула Сократа на поиск юридического в разумной душе человека. Античное правоведение обрело сферу "сознания", присущие ему "богочеловеческие" черты, "человеческий фактор", универсализм которого подмечен Протагором, но, к сожалению, в софистическом, утрированном виде: "Мера всех вещей - человек". На его духовно-эмоциональный выпад Сократ ответил едким сарказмом: софист "заискивает перед народом".

Сам же Сократ, у которого человек - создание не столько чувственное, сколько мыслящее, не спешил объявить его эталоном права, признавая первоначальную ущербность. Для него лишь образованный разум - цель и средство исправления этого недостатка. "Большинство считает, что знание не обладает силой и не может руководить и начальствовать, потому-то (люди) и не размышляют о нем. Несмотря на то, что человеку нередко присуще знание, они полагают, что не знание им управляет, а что-либо другое: иногда страсть, иногда удовольствие, иногда скорбь, иной раз любовь, а чаще страх. О знании они думают прямо как о невольнике: каждый тащит его в свою сторону". Сократ сделал знание критерием юридичности ("добродетель - это знание"), не исключая наличия разума выше человеческого, обладающего соответственно сверхчеловеческим знанием и сверхчеловеческой юридичностью. В лице Сократа и его последователей начинается юриспруденция, поставившая прямые вопросы о Боге и человеке (о разуме разных масштабов, вселенского и земного), о их месте в мире, о соотношении личности, государства, Космоса.

Сделав человека объектом рационально-правового анализа, но одновременно не отказываясь от "природных" изысканий, даже мифоюстиции, Сократ, таким образом, заложил основы второго (противоположного "натуральному") "полюса" в правоведении, гениально предугадав совершенный баланс материального и духовного, модель справедливой Вселенной. Она, предопределенная и пронизанная Божественной волей, - предпосылка целесообразной и целеустремленной земной деятельности. Знания человека о ней и о себе - лишь различные аспекты единой теономной правды. Познание в таком случае - наш путеводитель, высвечивающий ценности и ориентиры правовой культуры. В каждом из нас - "искра Божия" в виде сознания. "Они, - говорил Сократ о богах, - вложили в нас разум, посредством которого мы судим о предметах ощущения и, передав их памяти, узнаем, что и как полезно, и вообще придумываем средства наслаждаться полезным и избегать вредного. Они дали нам способность передачи, посредством которой, именно - посредством слова, мы наделяем друг друга всем хорошим, составляем общества, издаем законы и пользуемся государственной жизнью".

Мистика промысла - в гармонии мира, упорядоченности, ритме. Бога мы видим в своих великих деяниях, но как он всем этим правит, это нам неизвестно. Невидима теономность и в человеке, хотя разумная душа правит телом, действиями. "Относительно души человеческой, которая более чем что-либо другое в человеке

91

причастна Божеству, известно, что она царствует в нас, но и ее мы не видим. Вдумываясь во все это, человек не должен презрительно относиться к невидимому; напротив того, должен познавать его действия в явлениях и чтить Божественную силу".

Мы были бы вообще лишены разума и знания, если бы наряду со смертным телом не было бессмертной души. Благодаря ей идет приобщение к теоволе: подобное познается подобным. Кроме того, душа - память, приобретенная в вечных странствиях в этом и том мире; припоминание прежних знаний. Бессмертие души - ядро юстиции Сократа. Оно дает ей смысл соединением в одно целое людских и Божественных порядков, макро- и микрокосмов. Душа - зоркий цензор и судья поступков каждого, которые благодаря ей становятся юридически значимыми, а сами вопросы о праве и произволе - не только личными, но и гражданскими, космополитическими. Следование бессмертному разуму - тяжкий крест человека и долг перед собой, государством, грядущими поколениями.

Через вечность души Сократ постулирует правовой объективизм: как должно жить, порвав с релятивизмом и беспринципностью софистов. Человек никогда не стоял и не стоит перед юридическим выбором, который объективно предопределен судьбой, богами, нашими знаниями, ибо юридичность - это правоведение, а преступность - неведение. Идея смертности души - уступка правонарушителям, ибо они легко избавлялись бы от терзающего их неправа. Но разум вечен! Следовательно, рано или поздно, пусть за крышкой гроба, наступит юридическая ответственность за преступное. "Когда человек умрет, - пояснял Сократ, - его гений, который достался ему на долю еще при жизни, уводит умершего в особое место, где все, пройдя суд, должны собраться, чтобы отправиться в Аид с тем вожатым, какому поручено доставить их отсюда туда. Встретивши там участь, какую должно, и пробывши срок, какой должны они пробыть, они возвращаются сюда под водительством другого вожатого, и так повторяется вновь и вновь через долгие промежутки времени".

На том свете души присуждаются к наказаниям соответственно их проступкам. Цель наказаний - исправление, очищение душ, с тем чтобы они могли снова вернуться в земной мир. Если отягощенные правонарушениями души неисправимы, то они навечно низвергаются в мрачный Тартар - место, схожее с христианским адом. Помимо неисправимых душ на землю не возвращаются те, кто вел достойную (юридическую) жизнь. Это души правдолюбцев, чистые и совершенные. Они получают доступ "в страну высшей чистоты, находящуюся над этой землею, и там поселяются", чтобы жить впредь "совершенно бестелесно".

Отвергая релятивизм и субъективизм софистического гуманизма, его апелляции к свободе без теосдержек, то есть к бессовестной свободе, Сократ стремился к объективно-идеалистическим, теономным гуманизму и юстиции, отличным, однако, от мифологического правопонимания. У него юстиция - результат действий по знанию, а не магия жрецов и оракулов. Произвол же - недоразумение, следствие проступков, совершенных по неведению. Следовательно, право и антиправо - не два различных и автономных начала, как это имеет место у великого мага-юриста Зороастра, но итог просвещения. Только под руководящим началом разума полисные законы юридичны, иначе -

92

преступны. Кроме того, юстиция невозможна без исполнения полисных законов: они - устои государства.

Сократ отличал естественное право от позитивного, но данное отличие не превращал в антиномию. В Божественных и людских законах - одна и та же справедливость, она же и критерий законности, и ее тождество. Когда софист Гиппий настойчиво спросил у Сократа, какова же его юстиция, тот ответил: "Я лично того мнения, что нежелание несправедливости служит достаточным доказательством справедливости. Но если ты этим не довольствуешься, то не понравится ли тебе следующее: я утверждаю... что законно, то и справедливо".

Государству подчиняются для безопасности, выживания, юридизации. Надо добросовестно и беспрекословно повиноваться властям. Живя в полисе, гражданин как бы подписывает контракт о неукоснительном соблюдении его законов, хороши они или плохи. Он не спасется, коль скоро бессильны законы и судебные решения. Высшее благо - справедливость как раз и заключается в том, чтобы жить по праву. Любой афинянин, достигнув совершеннолетия, пояснял Сократ, может без всяких препятствий покинуть полис, если порядки ему не нравятся, отправиться куда ему угодно: либо в колонию, либо в другую страну. Принятие гражданства добровольно, поэтому остающиеся соглашаются чтить законы. Им предоставлен выбор: юридическими способами нивелировать неюридичность, произвол легитимных органов или подчиниться.

Сократ ратовал за правление "знающих", а не родовой знати или нуворишей. Он резко отрицательно относился к тирании - режиму беззакония, произвола, насилия. В более мягкой форме критиковал демократию с некомпетентностью правителей, избираемых путем жребия, то есть случайным способом. При всех выпадах речь шла не о насильственной замене демократии какой-либо иной формой правления, а, скорее, о необходимости ее совершенствования в сторону меритократии.

Сократ далек от мысли, что мудрецы должны составить особый слой управленцев. Разработкой этой мысли впоследствии занялся его ученик Платон. Сократ же ограничился поисками "знающих людей", способных стать искусными в политике. Он скептически относился к богатству, призывал сочувствовать бедным и сам был аскетом: всегда бедно одет, даже зимой босой, преподавал бесплатно. Но это вовсе не значит, что у него не было деления людей на "лучших" и "худших". Ратуя за правомерную жизнь мудреца, Сократ не признавал духовного нивелирования и ставил юристократию по статусу выше эвпатридов и простого народа. Когда начинается "строительство оборонительных стен, корабельных верфей, храмов", мы обязаны "испытать себя, выяснить прежде всего, знаем ли мы строительное искусство, и если знаем, то от кого выучились". Так же нужно поступать в государстве. Кто не утвердился в своем искусстве юриста, подобен невежде, который призовет во власть таких же невежд. Их не следует допускать и близко к управлению, ибо это - безумие.

Неудачи Афин, считал мудрец, заключаются в народоправстве, при котором мало размышляют о юриспруденции. Нисколько не радовала Сократа и смена демократии олигархией. "Те, кто стремятся к почестям и власти в государстве для того, чтобы иметь возможность присваивать чужое имущество, совершать насилия и пользоваться наслаждениями, несправедливы и преступны и не могут жить в ладу с другими". На вопрос, кто должен властвовать, следовал ответ: "Цари и

93

правители - не те, которые держат скипетры, или избраны кем попало, или получили власть по жребию, и не те, которые достигли власти насилием или обманом, а те, которые умеют править". Согражданам прежде всего нужно преодолеть в самих себе преступность, порождаемую ею вражду из-за конкуренции, обострения внутренних антагонизмов. Значимо не внешнее могущество государства, а умение править, соблюдение правовых заповедей, забота о чести, единомыслии, дружбе. Платон и Аристотель ему только вторили, составляя систему рецептов для больных полисов Эллады.

Сократ выше предрассудков относительно рабства, которое для него - категория исключительно легальная, а не расовая. Он считал рабами тех, кто не знает "прекрасного, доброго, справедливого". К их числу относятся безвольные, не имеющие власти над низменными пороками: "Невоздержанные находятся в самом скверном рабстве". Каждый - кузнец своей свободы. Эта мысль об автономии человека, несмотря на обстановку неволи, четко и ясно будет выражена только на закате античности - стоиками, в Средневековье - христианами, а в Новое время - просветителями в концепциях прав человека.

Сократ придерживался убеждения: люди более справедливы, когда они заняты полезным трудом, а не когда бездельничают. Юстиция - в деятельности, а не в спанье, еде, ничегонеделании. Оставаясь в стороне от непосредственной политики, Сократ считал высшим долгом святые обязанности гражданина. Чем тогда объяснить выдвинутое против него обвинение в измене родине? Отчасти мной уже дан ответ, но полное уяснение вопроса предполагает знакомство с полемикой, которая развернулась в суде над Сократом и стала уроком юридичности.

Он не защищался, а демонстрировал правовую культуру - публичное основание. В его речи органично увязаны апология разума, мужественное служение долгу, критика существовавших в Афинах порядков без какой-либо тени озлобленности или отчаяния. "Я ухожу отсюда, приговоренный вами к смерти, а мои обвинители уходят, уличенные правдою в злодействе и несправедливости".

Признавая за каждым способность к юридизации, Сократ в то же время наделял ею по максимуму лишь Бога, исключал для человека, даже обладавшего особой мудростью, право на то, чтобы переделывать государственные порядки, видя недостатки полиса. Юридизация - не в создании все новых и новых учреждений, а во внутреннем преображении старых, в борьбе за право, хотя и не всегда заканчивающейся победой. "Будьте уверены, афиняне, - говорит он, - что если бы я попытался заняться государственными делами, то уже давно бы погиб и не принес бы пользы ни себе, ни вам".

В этих словах - призыв к борьбе за право, к смелой оппозиции, черпающей силы в активном просветительстве, самоюридизации, чтобы стать образцом уважения к закону. Обличение антиправа - первостепенный долг настоящего юриста. "В самом деле, - слышим мы в последнем слове Сократа, - если вы думаете, что, умерщвляя людей, вы заставите не порицать вас за то, что вы живете неправильно, то вы заблуждаетесь. Такой способ самозащиты и не вполне надежен, и не вполне хорош, а вот наш способ и самый хороший, и самый легкий: не затыкать рты другим, а самим стараться быть как можно лучше. Предсказав это вам, тем, кто меня осудил, я покидаю вас".

94

Сократ объяснял беды Афин расколом в правосознании, противоречиями между духом и буквой закона. Юридичность для него всеобща и необходима, она - источник права в государстве. Что справедливо для одного, должно быть справедливо и для другого; не может и ы должно быть так, чтобы интересы остальных сталкивались с интересами других в неразрешимых конфликтах. Там, где конфликты все же возникают, их следует разрешать исходя из разумно взвешенных интересов всех.

Гармония внутри полиса и торжество юстиции, имея под собой объективную почву, теряют у Сократа мифический смысл. Справедливый закон - это не воля богов, а исполненный каждым долг. Индивидуальное правосознание - основание всякого знания и разумного поведения. "Безумие - не знать самого себя". Антиюридизм - не просто от неведения, а от того, что противоправное мы считаем законным. Отсюда следует: легальное поведение зависимо от юридического образования, а волевое решение - от ясности мышления. Говоря, что "несправедливость - величайшее зло" для того, кто ее чинит безнаказанно, и для того, кто ее терпит, Сократ утверждал: "Из двух зол большее - чинить несправедливость, а меньшее - терпеть". Правоотношения - в совместном поиске правды, "желании ответить добром на добро". "Справедливость - это равенство", правомерное поведение - добровольное повиновение законам, первостепенная обязанность гражданина. Лучше плохой закон, чем никакого закона, считал Сократ, определяя тот минимум юридичности, без которого невозможен правопорядок.

Расправа над ним волновала правоведов не одно столетие, его обличительные вопросы и ответы не утратили смысла и до наших дней. Одни клеймят казнь, квалифицируя ее как политическое убийство философа "ретроградами и мракобесами", другие считают приговор справедливым. Тупиков в нем много. Сократ мог бежать, но явился на процесс, произнес значительную речь, обвиняющую судей. Складывается впечатление, что не афиняне его казнили, а он заставил их казнить себя, принудил к обвинению вызывающей самозащитой. Стало быть, если кто и виноват в этой казни, то сам Сократ. Это вывод чересчур прагматичных авторов, для которых его смерть - досадное недоразумение, самоубийство.

Между тем его кончина не самоубийство и не судебная ошибка, а юридическая установка следовать разумным велениям, чуждым конформизму и приспособленчеству к обстоятельствам, "применительно к подлости". Сократ убежден: то, чему он посвятил свою речь, - наставничество на правый путь, юстиция. Произвол - интеллектуальная "спячка" соотечественников.

Ему, учившему, что правда - главное в жизни, что человек при всех ситуациях может и должен выбирать справедливое, предстоял мучительный выбор одного из двух: или прекратить обличать, спасаясь, или гибелью осуществить свою миссию. Он выбрал небытие. Другой достойной альтернативы для юриста не существовало. На это указал Гегель, которому вторил крупный антиковед Т. Гомперц, давно переведенный на русский язык и несколько раз переизданный в нашей стране, весьма популярный в среде историков права.

По Гегелю, приговор Сократа - трагическая развязка между "новым принципом духа" личности (внутренней свободой) и "субстанциональным духом" народа (внешней свободой). "Два противоположных права выступают друг против друга,

95

и одно разбивается о другое; таким образом, оба терпят урон, оба также правы друг против друга, и дело не обстоит так, что будто бы лишь одно есть право, а другое есть неправо".

Получалось: обе стороны владели истиной. Но Гегель - консерватор, склонный преувеличивать реальное право (что действительно, то разумно), поэтому он ставил новеллы Сократа в зависимость от суда над ним старого права, требовал, чтобы новое оправдалось перед старым. Отсюда признание двух прав, двоякой справедливости. Но два права мало кого могут удовлетворить. Это не могло удовлетворить и Гегеля, прославлявшего юридический монизм. А чтобы выйти из противоречия, он представил этот конфликт трагедией.

Однако осуждение Сократа не только трагедия, но и событие, подлежащее суду истории. Тот, кто признает, что с именем Сократа связан очередной виток в развитии юстиции, не может оправдать приговор. Половинчатая позиция Гегеля для него неприемлема. Притупив остроту вопроса ссылкой на трагизм настоящего, на борьбу двух равных прав, Гегель пришел к выводу о, так сказать, невиновной виновности Сократа и предложил примириться с приговором ради действительности.

Но примирение возможно лишь с позиции самого Сократа, по словам которого, с хорошим человеком "не бывает ничего плохого ни при жизни, ни после смерти". Юридическое при всем его многообразии и при всей противоречивости едино. Для Сократа не было тайной, что понятия о справедливом и несправедливом относительны. Один и тот же поступок в одном отношении - право, а в другом - антиправо. Однако он отказывался считать два взаимоисключающих поступка (например, обвинение, выдвинутое против него, и непризнание им своей вины на суде) равно справедливыми из-за двойственности права. Для него такая двойственность равносильна признанию множества истин об одном и том же.

Столкнувшись с относительным характером правовых понятий, Сократ искал нечто постоянное. Поиск общих определений - его огромная заслуга в юриспруденции. Выдвинув правовые ценности на первый план, Сократ считал их главной целью нашей жизни. А поскольку они не передаются в готовом виде от одного лица к другому, но раскрываются и приобретаются в самом себе и в других, в юридизации каждого для будущего, а значит, и вечного, постольку отказ от них равносилен отказу от прогресса жизни. И Сократ выбрал яд...

Его прорыв к бессмертной правде никогда не оставался в тени, неизменно вызывая разнополярные суждения различных юсшкол (от Платона, Аристотеля до Гегеля, Ницше и др.). Откровение Сократа получило резонанс в известной кантовской истине: "Есть только две тайны мира: звезды над нами и нравственный закон внутри нас". Загадочно оно и для нашего времени!

Не стану далее пересказывать "споры о спорщике". Тем, кто заинтересовался этим аспектом юстиции великого афинянина, советую прочитать книгу о Сократе академика B.C. Нерсесянца, написанную с душой, изданную в нашей стране несколькими тиражами. Подчеркну: "линия Платона" в юриспруденции начинается Сократом. Сегодня, когда до предела накалилась антиномия "право - произвол", Сократова юстиция особенно четко видится как один из вечных "спутников" человечества, перекликаясь с юстицией Августина Блаженного, который при падении первого Рима криком кричал: "Без Бога человек подобен дьяволу!"

96
90 :: 91 :: 92 :: 93 :: 94 :: 95 :: 96 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации