Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part35-289.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part35-289.html

289 :: 290 :: 291 :: 292 :: 293 :: 294 :: 295 :: 296 :: Содержание

 

РАЗДЕЛ I
ПРОСВЕЩЕНИЕ



ЛЕКЦИЯ 34. Гуго Греции

Поэтому если бы жрецы истинной справедливости предприняли попытку изложить отдельно естественную неизменную часть юриспруденции, выделив то, что имеет источником свободную волю, если бы один из них излагал учение о законах, другой - о податях, третий - о должности судей. . . то из собрания всех частей могла бы получиться стройная система.

ГРОЦИЙ

В юриспруденции Нового времени фигура выдающегося голландского юриста Гуго Греция (1583-1645) знаковая, знаменует начало эпохи Просвещения, совпадающей с раннебуржуазными революциями XVII-XVIII вв. Юриспруденция этой эпохи имеет типичные черты, из которых подчеркнем:

1. Рационализм - стремление превратить юриспруденцию в "точную" науку, оценивать ее явления на основе "здравого смысла", выводя государство и право из разума и опыта, а не теологии. Для просветителей "разум" и "юстиция" - синонимы.

2. Историзм - сравнительный подход к правовым явлениям; изучение их конкретных причин, структур, тенденций развития. Особенно много идейно-сравнительных параллелей с античностью и Возрождением.

3. Реализм - поиск "естественных" причин функционирования государственности, реальных интересов ("природы") человека, влияющих на возникающие буржуазные правовые отношения.

4. Гуманизм - ориентация в программах на человека, его права и свободы; антропологические критерии для оценки государства и права.

5. Прагматизм - требования пользы, выгоды, общего блага, превращение их в лозунги раннебуржуазных революций, складывание конституционализма (Билль

289

о правах 1689 года, Декларация прав человека и гражданина 1789 года и т.п.), в рамках которого правовые идеи становятся правосознанием, правосудием, институтами власти различных борющихся сил.

Типичные черты сфокусированы в новой парадигме юриспруденции - юридическом мировоззрении, которое базируется на идеях справедливости, свободы, равенства, братства, представленных в тех или иных вариантах естественного права, общественного договора разделения властей. Просвещению принадлежит заслуга создания теорий народного суверенитета и общего блага, парламентаризма, юридического государства разума, остающихся в идейных арсеналах многих государств и по сей день.

Вернемся к основной теме лекции - к портрету ее пионера Гуго Гроция. Родился он в нидерландском городе Делфте. Отец его был бургомистром и одновременно куратором Лейденского университета. Гуго рос вундеркиндом, о нем говорили: "Люди становятся людьми постепенно, Гроций уже родился человеком". В 8 лет он пишет стихи на латинском языке, в 11 - студент, в 13 - издает первый научный труд. Удивленный эрудицией 15-летнего юноши из свиты нидерландского посланника знаменитый король Франции Генрих IV воскликнул: "Вот чудо Голландии!"

В 30 лет Гроций - глава Роттердама, активный участник правовой жизни своей страны, погрязшей в религиозных спорах между гомаристами - партией кальвинистов и арминианами - партией, отстаивающей веротерпимость, светский характер государства. Победу одержали первые, Гроций поддерживал вторых. Его соратник Ольденбарвельдо казнен, а сам он приговорен к пожизненному заключению в замке Леванстайн. Спустя два года Гуго совершил побег с помощью жены Марты, которая устроила так, что его вынесли из тюрьмы в книжном ящике. Сама же она, чтобы не вызвать у стражи подозрений, осталась вместо мужа-узника.

В одежде монаха Гроций добрался до Парижа. Людовик XIII назначил ему пенсию. За три года, пока жена высвобождалась из застенка, написаны "Три книги о праве войны и мира", которые принесли автору всемирную славу. Шведский король Густав Адольф - герой Тридцатилетней войны возил их с собой в походах; в германских университетах учреждались кафедры для их изучения.

Из-за разногласий с Ришелье в 1632 году Гроций покинул Францию, поселился в Гамбурге, отказавшись от нидерландского подданства, а затем, став шведским послом, вернулся в Париж еще на десять лет. В начале 1645 года он отправился в Швецию проездом через Нидерланды. На родине бывшего изгнанника встречают с большим почетом. Его приглашают стать государственным советником, но безуспешно. Он едет дальше. У Стокгольма случилось кораблекрушение. Гроций после пребывания в холодной воде простудися и вскоре умер. Похоронен в Делфте.

Для уяснения наследия великого юриста особенно важен конкретно-исторический фон: Нидерландская революция и Тридцатилетняя война. Первая больше похожа на межфеодальную войну, чем на революцию: она велась руками не столько самого народа, сколько патрициатом в союзе с феодалами. Отсюда ее историческая ограниченность, антидемократизм. Правопритязания борющихся сил сохраняли религиозную форму кальвинизма.

Патрициат, используя плоды военной победы над Испанской монархией, укрепил свое господство и, обманув массы, приведшие его к власти, вступил в союз с теми дворянами, которые поддержали его. Тем самым патрициат показал, что его ненависть к старым порядкам имеет весьма узкие рамки и умеряется боязнью

290

опасности, грозящей его могуществу со стороны народа. Что касается прав и свобод, которые отстоял патрициат, то они в основном свелись к личным правам: праву собственности, свободе торговли и предпринимательства, безопасности. О политических свободах, участии широких народных масс в управлении речь не шла, хотя формально Нидерланды - первая республика в Европе на территории не города, а объединенных семи провинций, где установилась законность, немыслимая ни в какой другой стране. В ней искали убежища многие гуманисты, которым приходилось спасаться бегством от преследования со стороны реакционных правительств и духовенства. Здесь нашел убежище Декарт, сюда стекались жертвы католической реакции из Бельгии и Франции, спасавшиеся от испанской инквизиции и иезуитов.

Тридцатилетняя война оставила более глубокий след в правосознании Гроция. Она тоже велась под протестантскими и католическими флагами Реформации и контрРеформации, но на практике вылилась в борьбу за господство на море, дававшее баснословные прибыли в период первоначального накопления капитала и великих географических открытий. В этой войне проходили закалку молодые национальные государства Европы, закреплявшие свой суверенитет, с одной стороны, от римского папы, с другой - от Священной Римской империи. Однако Тридцатилетняя война во многом имела захватнический характер, представляя собой династические правопритязания сотен крупных и мелких европейских государей. Она велась грабительски, мародерски, что вызывало у Гроция протест и желание призвать государей соблюдать общепринятые нормы международного права. Он старался опровергнуть античный постулат "когда пушки грохочут, законы молчат". "Я был свидетелем такого безобразия на войне между христианами, которое позорно даже для варваров, а именно: сплошь и рядом берутся за оружие по ничтожным поводам, а то и вовсе без всякого повода, а раз начав войну, не соблюдают даже Божеских, не говоря уже о человеческих, законов, как если бы в силу общего закона разнузданное неистовство вступило на путь всевозможных злодеяний".

В методах познания Гроций демонстрировал только что родившееся юридическое мировоззрение. Поэтому его рационализм, враждебный схоластике, изложен языком средневековых трактатов со ссылками на авторитеты начиная от древних писателей и кончая Библией, отцами церкви, Фомой Аквинским. Это усложняет анализ наследия, так как различия с предшественниками явно сглажены. Однако талант и свободомыслие Гроция заставили многих авторитетных юристов отстаивать правильность его раннебуржуазной программы. Он привел такую массу доказательств в ее защиту, что с ним считались самые ярые противники. Гроций стремился к универсальности юстиции, мечтал сделать ее пригодной для всех народов и в настоящем, и в будущем, доказывая, что она - итог всемирной истории, который рационально им осмыслен. "Как математики рассматривают фигуры отдельно от тел, так и я в исследовании права отвлек свою мысль от всякого частного факта". Это придало его юстиции энциклопедичность.

Государство возникает по воле людей. Его библейская версия отрицается при помощи новых категорий: естественное состояние, природа человека, общественный договор. Сначала люди жили вне государства по естественному праву, вытекающему из природы человека как существа "высшего порядка, наделенного разумом, стремлением к общению". Делается ссылка на Аристотеля, видевшего в человеке политическое животное с природной общительностью. Гроций лишь уточняет, что человеку присуще

291

не просто стремление к общению, а "стремление к спокойному и руководству собственным разумом общению с себе подобными". Для этого имеются язык, "особый орган речи", способности "к знанию и деятельности согласно общим правилам". В естественном состоянии люди равны, свободны, живут по-коммунистически. В качестве примера приводятся американские племена, скифы, древние германцы. Ученый пользуется сведениями из библейских и античных авторов.

Естественное право со временем стало нарушаться "заносчивым пороком - честолюбием, символом чего явилась Вавилонская башня; затем последовал общий передел земли". Ситуацию усугубило появление различных искусств, ремесел, прибавочного продукта, из-за которого возникло "соревнование и даже убийство". Дальность расстояния между местностями, куда .разошлись люди, несправедливость, вражда привели к неравенству "в труде и в потреблении продуктов. Стал неизбежным переход от общности имуществ к частной собственности, от естественного состояния к государству.

В этой картине есть реалистические мазки, когда мыслитель связывает догосударственную эволюцию с описанием фаз хозяйственной жизни. Подчеркнем главное. Государство возникает с возникновением частной собственности, так как его цель - ее охрана, "чтобы пользование своим достоянием было обеспечено каждому общими силами и с общего согласия". Оно примиряет людей, среди которых возникают вражда, насилие, войны. К государству ведет не только стремление к общению, но и чувство самосохранения, печальный опыт противостояния насилию у отдельных семейств. Люди объединились в государство "не по Божественному повелению", а добровольно. Понятие государства формулируется в русле античной традиции. Воспроизводится Цицерон: "Государство есть совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы".

Государство возникает по воле народа, выраженной в общественном договоре, но его демократическая суть уничтожается в трактовке Греция: государство - это полная передача народом своих прав, а сам договор сводится лишь к выбору, кому подчиняться - "одному или же нескольким лицам, перенеся таким образом на них целиком власть управления собой, не сохранив за собой ни малейшей доли власти". Изначальный народный суверенитет превращается в государственный с абсолютной властью правителей. Для обоснования такого договора Греции приводит ряд фактов Священной и гражданской истории, многочисленные выдержки из Евангелия ("И Христос сказал: "Цари господствуют над народами"). Он ссылается на Горация (" Власть грозных царей - над стадами их, над ними самими - власть Юпитера"), на Марка Аврелия ("Никто, кроме Бога, не может быть судьей императора"), на Тацита ("...подобно тому, как вы переносите засуху и чрезмерные ливни и прочие стихийные бедствия, так точно переносите расточительность и скупость правящих. Пороки будут существовать, пока на свете будут люди").

Абсолютистский смысл общественного договора объясняется и той целью, которую народы преследуют при его заключении: мир, безопасность, общественное спокойствие, защита частной собственности. Ради этих юсценностей государство наделяется верховным правом распоряжаться и состоянием граждан, и это право простирается столь далеко, "сколь это необходимо для осуществления государственных целей". Государство суверенно, его действия не находятся под чьим-либо контролем и не могут быть отменены по усмотрению кого-либо, кроме его главы,

292

наделенного правом принятия мер общего и конкретного характера. В первом случае это управление, во втором правосудие. Речь ни в коей мере не идет о разделении властей, а лишь о компетенции верховной власть, которая "едина и нераздельна".

Подчеркнем, народ своей волей при заключении договора с правителем отстраняется от власти. Этой формулировкой Гроций на новом витке истории воспроизводит трактовку государства мыслителями времен римских цезарей. Народ был сувереном до заключения контракта с правителем, после - полностью отказался от верховной власти. Государи вольны действовать так, как им заблагорассудится. Более того, приводятся два довода, опровергающих положение, согласно которому государство учреждено ради тех, кем управляют, а не тех, кто управляет. Во-первых, не всегда власть устанавливается в интересах управляемых. Например, власть, возникшая путем завоевания, имеет в виду исключительную пользу победителя. Во-вторых, если благо подвластных и является решающим для государства, то отсюда еще не вытекает, что они выше правителей. Ведь и опека учреждается в интересах подопечных, но это не означает, что опекун им должен подчиняться.

Гроций различает государства на правах собственности и на правах узуфрукта. В первом случае суверенитет приобретается путем войны. Это вотчинные государства, где правители не связаны волей народа и распоряжаются страной по своему усмотрению вплоть до ее отчуждения кому угодно. Верховную власть на правах узуфрукта имеют правители, избранные народом, а также их законные преемники. Особенность этих государств в том, что если суверен вследствие несовершеннолетия или болезни лишен возможности управлять, то регентство устанавливается в соответствии с законом, а при отсутствии такового - по решению народа. Когда прекращается династия там, где существует переход престола по наследству, верховная власть возвращается к народу. Хотя народ и переносит свою власть на правителей, все же, коль скоро возникает вопрос о содержании его первоначальной воли, надобно предложить ему высказать на этот счет свое мнение, которому "должно следовать, если только не выявляется со всей очевидностью, что в свое время воля народа и приобретенное в силу ее право были иными". Как видим, в этих посылках некоторые права Гроций все же сохраняет за народом, демонстрируя свою непоследовательность.

Последняя видна и в тезисах о возможности народа расторгнуть договор, если правитель становится тираном. Сначала ученый, объявляя приоритетными мир, безопасность, необходимость "порядка властвования и подчинения", доказывает их недостижимость, если подданные получают право сопротивляться власти. Да и общественный договор по естественному праву не может быть расторгнут без согласия обеих сторон, его заключивших (то есть как подданных, так и правителей). Затем из этих тезисов делается исключение на случай "крайней необходимости", "большой и явной опасности", грозящей подданным. При заключении общественного договора, по Гроцию, люди вряд ли бы возложили на себя "суровую обязанность при всех обстоятельствах предпочесть смерть необходимости вооруженного сопротивления насилию начальствующих лиц". Поэтому, "если царь, проникнутый чисто враждебным духом, замышляет гибель всего народа, народ вправе считать первоначальный договор нарушенным". Здесь явно имеется в виду борьба Нидерландов против феодальной Испании, признание права сопротивления монарху, если "ради благополучия одного народа он задумывает гибель другого, чтобы устроить там колонии".

293

В учении о праве Греции более последователен и логичен. Право - выражение справедливости, цель его - мир, безопасность, общее благо. Существует право естественное и право волеустановленное. И то, и другое имеет обязательную силу. "Во всяком случае необходима обязанность, ибо советы и какие бы то ни было иные наставления, не имеющие обязательной силы, не заслуживают названия закона или права".

Естественное право - "предписание здорового разума, коим то или иное действие, в зависимости от его соответствия или противоречия самой разумной природе, признается либо морально позорным, либо морально необходимым; а следовательно, такое действие или воспрещено, или же предписано самим Богом, создателем природы". Это право, подчеркиваю, обязательно включает в себя правила: 1) воздержание от чужого имущества; 2) возвращение полученной чужой вещи; 3) возмещение полученной от чужой вещи выгоды; 4) обязанность соблюдения обещаний; 5) обязанность возмещения ущерба, причиненного по нашей вине; 6) воздаяние людям заслуженного наказания.

Естественное право неизменно, "столь же незыблемо, что не может быть изменено даже самим Богом. Хотя Божественное всемогущество и безмерно, тем не менее можно назвать и нечто такое, на что оно не распространяется. Действительно, подобно тому как Бог не может сделать, чтобы дважды два не равнялось четырем, так точно он не может зло по внутреннему смыслу обратить в добро".

Неизменность, стабильность естественного права позволяет создать юриспруденцию как науку, отличную от политики. В основе последней, по Грецию, лежит не то, что вытекает из природы, а целесообразность, то есть то, что "возникло путем установления". Юриспруденция, напротив, как научная система имеет дело не с единичным, преходящим и случайным в правовых явлениях, а, напротив, с объективным и необходимым, постоянным, с тем, что составляет объективную природу и сущность права, с тем, что "вытекает из природы вещи" и "всегда пребывает тождественным самому себе".

Откуда же тогда различия в национальных правовых системах? Гроций отвечает: естественное право неизменно, но изменяются те отношения, на которые оно распространяется. Это и создает обманчивую видимость его изменения. Кроме того, есть некоторые правила, которые предписывают что-нибудь не прямо и непосредственно, а в расчете на известный порядок вещей. Например, общность имуществ была естественна до тех пор, пока не была введена частная собственность; точно так же осуществление своего права силой было естественно до установления гражданских законов.

Есть два способа доказательства естественного права: 1) доказательство априори (из первых начал), которое состоит в обнаружении необходимого соответствия (или несоответствия) какой-нибудь вещи с разумной и общежительной природой; 2) доказательство апостериори (от следствий), состоящее в установлении естественного права путем отыскания того, что признается таковым у всех или по крайней мере у наиболее образованных народов. Второй способ не обладает совершенной достоверностью, но лишь некоторой вероятностью, коренящейся в положении о том, что общераспространенное следствие (в том числе и авторитетные признания мыслителей разных эпох и народов) предполагает исходную всеобщую причину (и общий смысл).

Свойственную человеку природу как основу естественного права необходимо наблюдать в тех, в ком она хорошо развита (в нравственном и интеллектуальном

294

отношениях), а не в тех, в ком недоразвита или извращена. Делается оговорка об особой роли признания естественного права у просвещенных народов. Приводится ряд выразительных суждений предшественников. В частности, Греции солидарен с греческим юристом-неоплатоником Порфирием относительно того, что "некоторые народы одичали, огрубели, и потому не следует оценку их нравов нелицеприятными судьями вменять в укор человеческой природе". Такова же позиция и другого неоплатоника, стоика Андроника Родосского: "У людей, одаренных правым и здравым умом, соблюдается незыблемо так называемое естественное право. Тем же, чей дух болезнен и расстроен, все кажется иначе, и у них ничто не согласуется с предметом".

Волеустановленное право делится на Божественное и человеческое право. Наличие первого вместе с естественным правом, которое существует, даже если допустить, что Бога нет, - это очередной компромисс с теологией. Но и в этих взглядах сквозит просветительство Гроция, у которого Божественное право дано двух видов: всему человеческому роду в целом или одному народу. Поясняя первый вид, Гроций говорит: закон Божий был трижды дан человеческому роду (сразу же после создания человека, после потопа и, наконец, Христом ради полного искупления людских грехов). Второй вид - это закон, данный Богом еврейскому народу (законы Моисея). Этот закон обязателен лишь для израильтян и не связывает тех, кому он не дан. С этих позиций он критикует "ложное мнение, будто бы вне иудейского закона нет спасения", чем подрывает позиции кальвинистов, которые были весьма авторитетны в Нидерландах.

Человеческое право делится на: 1) внутригосударственное право, 2) человеческое право в узком смысле (по сравнению с внутригосударственным правом) и 3) человеческое право в широком смысле. Внутригосударственное право - законодательство, в основе которого - общественный договор. Последний дает представление о волевом характере этого права, его справедливой цели общей пользы. К нему ведет сама природа. "Матерью же внутригосударственного права является само обязательство, принятое по взаимному соглашению, а так как последнее получает свою силу от естественного права, то природа может слыть как бы прародительницей внутригосударственного права".

Человеческое право в более узком (по сравнению с внутригосударственным правом) смысле охватывает веления отца (отцовское право), веления господина (господское право). Это право хотя и не исходит от верховной власти, но подчиняется ей. Человеческое право в более широком (чем внутригосударственное право) смысле - международное право, "право народов, а именно то, которое получает обязательную силу волею всех народов или многих из них". Его существование доказывается тем же способом, что и существование неписаного внутригосударственного права: фактом непрерывного соблюдения и свидетельством сведущих лиц.

Остановимся детальнее на вопросах человеческого права в более широком смысле, так как Гроций - всемирно признанный основоположник международного права, которое возникает "в силу соглашения как между всеми государствами, так и между большинством их. И оказывается даже, что подобного рода права возникли в интересах не каждого сообщества людей в отдельности, а в интересах обширной совокупности всех таких сообществ. Это и есть то право, которое называется правом народов, поскольку это название мы отличаем от естественного права".

295

Международное право у Гроция носит ярко выраженный публично-правовой характер. Государство - суверенный носитель власти, единственный субъект международного права. Подобная позиция ученого отчетливо выражена при анализе отдельных международно-правовых институтов. Так, обращаясь к проблеме договоров, Гроций сразу отмечает их публичный характер как соглашений, "которые могут быть заключены не иначе, как на основании права высшей или подчиненной власти: этим правом публичные соглашения отличаются не только от договоров частных лиц, но и от договоров государей, касающихся частных дел". Международные договоры либо воспроизводят нормы естественного права, либо развивают и дополняют их. Аналогично подданство - "такого рода подчинение, в силу которого народ отдает себя во власть какому-либо лицу, нескольким лицам или даже другому народу". При этом "государственное покровительство не посягает на гражданскую независимость".

Принципы гуманизма, мира и сотрудничества народов ярко представлены у Гроция в защите свободы открытого моря, имевшей в то время судьбоносное значение для Европы. Уже в ранней работе "Свобода моря, или О праве, которое принадлежит голландцам в торговле с Индией" Гроций категорически утверждает: "Каждая нация свободна вступить в отношения с другой и торговать с ней". Этому основополагающему в международных отношениях принципу соответствует свобода судоходства: "Несомненно, что тот, кто занял море, не может воспрепятствовать судоходству невооруженному и мирному". Правда, прошло еще свыше столетия, прежде чем свобода моря получила всеобщее признание. Аргументы, которые пытались противопоставить Грецию его оппоненты, оказались несостоятельными. Идея дружбы народов проявилась и в защите правил так называемого свободного прохода, в постоянном отстаивании мирных средств разрешения международных споров.

Гроций не был сторонником вечного мира, прекрасно понимая утопичность подобных проектов, достаточно широко распространенных в его время, но неустанно ратовал за максимально возможное ограничение войн, являющихся социальным злом. Только при наличии серьезных оснований, полагает он, война может быть оправдана, признана справедливой. Во избежание ее следует даже отказаться от справедливого возмездия. Ученый решительно выступал против ведения так называемых частных войн, которые он называл разбойничьими. Право вести войну имеет только верховный суверен - государь. На войне должны соблюдаться правила - "известные обряды". Всячески ратуя за гуманизацию средств ведения войны, Гроций отдавал себе отчет в трудностях осуществления этого принципа и потому стремился выработать четкие рекомендации, которые могли бы ограничить произвол воюющих сторон.

Три принципа пронизывают концепцию международного права Гроция: суверенность, международное сотрудничество и гуманизм. Их реализация позволила создать науку международного права, ибо дело заключалось не только в формальном расположении материала и его всеохватывающем характере, но и в обобщенном подходе к развитию между народно-правовых отношений, к самому их существу. Гроций гениально предугадал специфику данной области правовой действительности. В этом и состоит отличие Гуго Гроция от его предшественников, а следовательно, его ключевое место в юриспруденции.

296
289 :: 290 :: 291 :: 292 :: 293 :: 294 :: 295 :: 296 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации