Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part36-297.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part36-297.html

297 :: 298 :: 299 :: 300 :: 301 :: 302 :: 303 :: 304 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 35. Бенедикт Спиноза

Итак, под правом природы я понимаю законы или правила, согласно коим все совершается, то есть самую мощь природы. И потому естественное право всей природы и, следовательно, каждого индивидуума простирается дотоле, доколе простирается их мощь, и, следовательно, что каждый человек совершает по законам своей природы, то он совершает по высшему праву природы и имеет в отношении природы столько права, какой мощью обладает.

СПИНОЗА

Бенедикт (Барух) Спиноза (1632-1677) родился в Амстердаме в купеческой семье, бежавшей от инквизиции Испании. Его двойное имя - сначала еврейское Барух, затем латинское Бенедикт - неслучайно. Прямой и искренний, блестяще окончивший раввинское училище, прекрасно знавший иврит, он тяготился иудаистскими обрядами, не ходил на собрания верующих, заявляя открыто, что дар пророчества не принадлежит исключительно евреям, а Ветхозаветная "богоизбранность народа Израилева" трактуется ложно. Его кредо: "Я мало забочусь о том, какой вой поднимет суеверие, которое ни к кому не питает большей ненависти, чем к лицам, посвящающим себя истинной науке и истинной жизни".

Борьба за личную свободу, отрицание обскурантизма (крайне враждебное отношение к просвещению и науке, мракобесие) привели Спинозу к утрате родового имени из-за "великого отлучения и проклятия" синагогой (херем): "Никто не должен говорить с ним ни устно, ни письменно, ни оказывать ему какую-либо услугу, ни проживать с ним под одной кровлей, ни стоять от него ближе чем на четыре локтя, ни читать ничего им оставленного или написанного".

С тех пор жизнь Спинозы превратилась в пытку. Его биография - хроника гонений. Ведь еврейская община - "настоящее государство, имевшее свое собственное право и абсолютно не замечавшуюся христианами общественную жизнь, государство, свысока поглядывавшее на окружающий мир народов-хозяев как на некоего рода заграницу". "Темное царство" сородичей сделало его изгоем, а процесс о "государственной измене" продолжался всю его короткую жизнь и даже после смерти, вплоть до 1927 года, когда раввины превратили Спинозу в образцово верующего, конфликт же с амстердамской синагогой признали внутренним спором. Кстати, из папского "Индекса запрещенных книг" его трактаты окончательно изъяты в 1966 году.

Обструкция Спинозы - результат монархических симпатий евреев, их преданности дому Оранских, вражды к республиканской партии, которой он был близок. Руководители синагоги получали доходы в качестве пайщиков Вест-Индской и Ост-Индской компаний. Республиканцы же во главе с талантливым математиком Яном де Виттом ради свободы торговли стремились эти компании ликвидировать.

Став изгоем, Спиноза с честью отвергал заманчивые проекты, таившие угрозу его независимости. Решительно отказался от профессуры в Гейдельбергском университете. Даже когда положение стало отчаянным, не принял пожизненной

297

пенсии. Еще раньше отказался от наследства богатого мецената. По его мнению, "лишние деньги отвлекают от спокойной и радостной жизни и мешают достижению главной цели - познанию мира".

Вначале Спинозе помогали единомышленники в правительстве, его глава Ян де Витт из партии республиканцев. Затем пришлось рассчитывать только на себя из-за острых религиозных распрей в стране, где верх взяли кальвинисты. Тучи сгущались: среди бела дня воинствующие кальвинисты, сторонники оранжистов, растерзали братьев Яна и Корнелиуса де Виттов. Пришлось выгравировать на личной печати "Cante!" - "Будь осторожен!"

Спиноза зарабатывал на жизнь шлифовкой линз, что подорвало его слабое здоровье. В возрасте 45 лет он умер от чахотки. Основной его труд - "Этика, доказанная геометрическим способом" (1677) - при жизни не опубликован. В 1670 году увидел свет "Богословско-политический трактат", вскоре запрещенный. Последний труд - "Политический трактат" - не завершен.

"Этика" - пантеистическая и гуманистическая юстиция для "свободного человека", руководствующегося законами природы, что близко к Эпикуру и стоикам. "Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни". По методологии "Этика" сходна с учебником геометрии. Каждая из ее пяти частей состоит из определений, аксиом и постулатов, теорем и лемм, короллариев (выводов) и схолий (пояснений).

"Богословско-политический трактат" - защита веротерпимости и свободомыслия, которая "не только может быть допущена без вреда для благочестия и спокойствия государства, но, что скорее, ее уничтожение означало бы уничтожение самого спокойствия государства и благочестия". Подобные идеи поддерживала партия де Виттов, предоставлявшая свободу различным протестантским конфессиям, в отличие от монархистов-кальвинистов. Уже из предисловия "Трактата" видно, что кальвинисты, ярые союзники Оранского дома, которые своей библейской и вообще "священной" пропагандой держат правосознание народа в плену невежества, - враги Спинозы. Ни разу прямо не называя их, обычно сдержанный мыслитель восклицает: "О Боже бессмертный!.. Люди, которые прямо презирают рассудок, отвергают разум и чураются его, точно он от природы испорчен, считаются взаправду - что горше всего - обладателями Божественного света".

Идейная борьба с кальвинистами вылилась в тщательную критику Библии, особенно Ветхого Завета - их главной опоры. Для Спинозы Библия - обычный исторический источник с массой противоречий. Решительно отвергая истинность ее пророчеств, Спиноза писал: "Все, что против природы, то и против разума, а что против разума, то нелепо, а потому и должно быть отвергнуто". Одновременно решается главная проблема Средневековья - соотношение светской и духовной властей: "Государство должно судить граждан лишь по их поступкам, а не по религиозным убеждениям. Нужно запретить вмешательство кальвинистов в их дела".

В своих атаках на республику кальвинисты обычно апеллировали к Ветхому Завету, к тому периоду еврейского государства, когда решающее слово в управлении принадлежало священникам, к теократии. Спиноза подверг анализу этот период, вскрыл особенности его юстиции, когда "между гражданским правом и религией

298

решительно никакого различия не было", но пришел к выводам, совершенно противоположным тем, какие делались оранжистами: устойчивость Израиля - результат не его клерикального характера и не доблести его вождей, опиравшихся на верное им войско, а демократического устройства и отсутствия частной собственности на землю.

В "Политическом трактате" тоже рассматриваются государственно-правовые вопросы, но это не продолжение "Богословско-политического трактата". Здесь - советы относительно укрепления европейского правопорядка после Тридцатилетней войны: как спасти монархии от вырождения в тирании, а демократические и аристократические правительства - от краха. Ответ: общественным договором, гарантирующим свободы и естественные права граждан, поскольку "цель любого государства поистине есть свобода". Юстиция в управлении связывается с этатистским воздействием на страсти людей, на их разумную природу.

Все произведения Спинозы переведены в России до 1917 года, затем - еще дважды. В 1957 году под редакцией философа В.В. Соколова изданы "Избранные произведения" в двух томах, совсем недавно, в 1998 году, - "Богословско-политический трактат" и "Политический трактат" с предисловием юриста Е.И. Темнова в издательстве "Мысль" в серии "Из классического наследия" с эпиграфом самого Спинозы: "...цель всего общества и государства состоит... в спокойной и удобной жизни; государство же может существовать только при законах, соблюдаемых каждым, потому что если бы все члены общества захотели не признавать законов, то тем самым общество распалось бы и государство разрушилось бы".

Государство и право - органические части природы, подчиненные строгой закономерности. Налицо в методологии пантеизм, поскольку отождествлены Божественная субстанция и разумно понятая природа, имеющая причину в самой себе. Юстиция при таком подходе - это "решения Бога, открытые естественным светом", "сила и могущество действия" самой природы. Все существа (разумные и неразумные) имеют верховное право поступать по правилам своей природы, определяющей каждого к конкретной деятельности, и имеют право на все, что во власти каждого. Границы такого права устанавливаются природной силой. Каждая вещь стремится "остаться в своем состоянии, и притом не считаясь ни с чем другим, а только с собой". "Итак, - замечает Спиноза, - под правом природы я понимаю законы или правила, согласно коим все совершается, то есть самую мощь природы. И потому естественное право всей природы и, следовательно, каждого индивидуума простирается дотоле, доколе простирается их мощь..."

Естественное право человека - его желание и мощь. Он такая же часть природы, как и всякая другая, стремление к самосохранению предопределяет его страсти, чувства, волю, состояния тела. На их познании Спиноза строил свою юриспруденцию, считая необходимым "рассматривать человеческие действия и влечения точно так же, как если бы вопрос шел о линиях, поверхностях и телах". "Я постоянно старался не осмеивать человеческие поступки, не огорчаться ими и не клясть их, а понимать".

Человек по природе эгоистичен и корыстолюбив: "Каждый защищает чужой интерес лишь постольку, поскольку думает тем самым упрочить свое благосостояние". Сам ученый осуждал погоню за наживой, жадность к деньгам как безумие, которому подвержена толпа, но считал, что корыстолюбие и другие подобные качества - вечная и неизменная черта людей. Коль скоро "каждый с величайшим

299

жаром ищет своей личной пользы, а за справедливейшие считает те законы, которые необходимы для сохранения и приумножения его достояния", то должно признать, что условие достижения общего блага - право частной собственности. При таком взгляде на природу человека юстиция Т. Мора названа несбыточной.

Спиноза применил натуралистический подход и к государству, трактуя его как систему естественных сил, органично входящую в более общий механизм всего мироздания. С этих позиций велись поиски его правовых форм, в рамках которых реализация целей государства не зависела бы от каприза правителей, а происходила в результате применения разумных принципов. Они выводились из "самого строя человеческой природы".

Такая методология - успешный перевод на юридический язык нового понимания мира, к которому привели в XVII веке достижения Кеплера, Галилея, Ньютона. Конечно, и этот подход грешил метафизичностью. Вместе с тем он был исторически оправдан. Без резкого акцентирования идеи подчинения государства действию объективных законов едва ли было бы возможно увидеть в нем отличный от теократии естественно-исторически складывающийся и развивающийся институт.

До его возникновения люди жили по закону самосохранения, в естественном состоянии, когда "каждый имеет столько права, сколько мощи". Здесь все равны, по одному и тому же основанию имеют право на все по своему желанию, хотя реальное содержание и объем прав людей (и других естественных существ) различны и зависят от размера их фактической мощи (умственной и физической). Здесь люди "руководствуются более своими мнениями, чем истинным разумом", находятся в постоянной борьбе, чтобы "остаться в своем состоянии, и притом не считаясь ни с чем другим, а только с собой".

Они - "от природы враги", ибо ведется перманентная война всех против всех за свою жизнь и безопасность. Вместе с тем естественная необходимость, страх, инстинкт самосохранения диктуют путь из самоубийственного тупика посредством договора к государству. "Всеобщий закон человеческой природы таков, что никто не пренебрегает чем-либо, что он считает за благо, разве только в надежде на большее благо или из-за страха перед большим вредом, и не переносит какого-либо зла, кроме как во избежание большего зла или в надежде на большее благо".

Другая причина возникновения государства - взаимная помощь людей, связанных разделением труда: "Ведь не все одинаково ко всему способны, и не каждый был бы в состоянии приготовить себе то, в чем он один больше всего нуждается. Сил и времени... ни у кого не хватало бы, если бы человек один должен был пахать, сеять, жать, молоть, варить, ткать, шить и делать многое другое для поддержания жизни. Не говорю уже об искусствах и науках, которые также в высшей степени необходимы для совершенства человеческой природы и для ее блаженства".

Желание каждого жить в безопасности, страх смерти и польза от взаимопомощи побуждали объединиться, что и предопределило возникновение государства. В трактовке его генезиса и сущности Спиноза синтезировал две доктрины: 1) Аристотелевскую естественную концепцию и 2) договорную концепцию.

300

Государство создается вследствие естественного хода вещей для устранения страха" бед" обеспечения безопасности путем договора, в котором соглашение жить вместе реализуется учреждением высшей власти, обладающей суверенитетом. Вот как звучит окончательный вывод Спинозы: "Итак, этим способом общество может быть создано без всякого противоречия с естественным правом, а всякий договор может быть соблюдаем всегда с величайшей верностью, если, конечно, каждый перенесет на общество всю мощь, какую он имеет; оно, стало быть, одно будет иметь высшее естественное право на все, то есть высшее господство, которому каждый будет обязан повиноваться или добровольно, или под страхом высшего наказания".

По Спинозе, "естественное право каждого... в гражданском состоянии не прекращается, поскольку человек всегда действует по законам природы, сообразуется со своей пользой, побуждается страхом или надеждой". Однако в государстве личная польза модифицируется в договорно установленное, общее для всех право и общий уклад жизни. Создан общий гарант и защитник безопасности, и все боятся одного и того же - верховной (суверенной) власти.

В лице Спинозы общественный договор нашел своего приверженца, но он отнюдь не стремился провести "демаркационную линию", отделявшую "дообщественную" фазу от государства. Он всерьез не думал, что такая фаза в действительности имела место. Наоборот, фактически индивиды жили и живут постоянно в определенном сообществе; всегда это сообщество представляло собой государственно организованное общежитие. "Все люди - как варвары, так и цивилизованные - повсюду находятся в общении и образуют некоторые гражданские состояния". Эта категория помогла ему изобразить связи между естественным правом и государством. В попытке показать их максимально отчетливо и достоверно его мысль пошла "от обратного". Он задался вопросом: что стало бы с людьми, очутись они не в гражданском состоянии, а в естественном, безгосударственном? Ответ на этот вопрос используется как прием анализа целей и сущности государства, чтобы сравнить различные его формы, прказать их особенности, решить проблему "личность и государство".

В ситуации разъединения индивидов их естественное право обеспечено плохо, практически неосуществимо. Требуемые гарантии достигаются только в государстве, где каждый из объединяющихся субъектов переносит на него свою мощь, свое естественное право. Государство после такого объединения является гарантом обеспечения естественного права, но права не отдельных лиц, а всей совокупности своих граждан. Действие естественного права не прекращается, а принимает иную модификацию.

Образовавшаяся в результате сложения общая сумма прав, "мощь народа" - это и есть государство. Суть его многогранна. Как определенное функционирующее начало оно является верховной властью, ее материальной оболочкой. Поскольку индивиды, объединяясь с себе подобными, переносят на государство принадлежащее им естественное право, постольку они сознательно поступаются своей свободой и соглашаются подчиняться верховной власти - совокупной мощи всех, которая вдобавок неизменно превосходит силы каждого отдельно взятого человека. Тот, кто уклоняется от подчинения ей, принуждается общей волей и "мощью народа". Чем больший объем своего естественного права

301

передает индивид верховной власти, тем минимальней оказывается его личное право.

Спиноза констатирует: неизбежная "плата" за юстицию - полное подчинение государству. Верховная власть абсолютно своеправна. Границы ее авторитета и возможностей целиком совпадают с границами ее же реальной силы. Лишь она одна устанавливает общеобязательные критерии справедливого и несправедливого; предписывает, что нужно и чего не нужно делать людям; только она выступает единственным судьей их действий. "Наш долг - исполнять приказы, хотя бы внутренне мы были не согласны с ними, считая их антиюридичными".

Государство - публично-властная форма организации общества, которая становится в некотором роде самостоятельным по отношению к создавшим его людям и начинает жить по своим собственным канонам, отличным от тех, которые диктует образ жизни каждого. Оценка данной связи как состояния зависимости личности от государства, как проявления их неравноправных отношений отражала реальную картину, которую знал мыслитель. Спиноза имел и достаточно развитое представление об использовании верховной власти определенными группами в их партикулярных интересах.

Верховная власть призвана утверждать веротерпимость, право собственности, беспрепятственное ведение торговли, просвещение, "судить о поступках каждого, налагать кару на преступников и разрешать вопросы о праве, возникающие между гражданами, или же назначать знатоков действующего права, чтобы они занимались этим вместо нее; затем определять и проводить меры, необходимые для (ведения) войны и (сохранения) мира".

Среди основных функций государства - культурно-правовая, "ибо люди не рождаются гражданами, а становятся", их юридичность и уважение к законам "должны быть приписаны главным образом добродетели и абсолютному праву государства". Люди, в естественном состоянии постоянно нуждающиеся во взаимной помощи, в государстве должны превратить ее в дружбу. Формулу естественного состояния "человек человеку волк" нужно заменить формулой государства "человек человеку Бог".

Спиноза мечтал о государстве, где живут "по общему решению всех", о государстве с общественным договором, в котором "люди, имея общее право, могли бы совместно владеть землями, которые они могут населять и обрабатывать". Только в государстве, где силы всех направлены "как бы на одно тело, именно: на общество", право выражает стремление всех руководствоваться "как бы единым духом", полностью гармонируя с их разумным поведением. Здесь явно сквозят социалистические черты будущего разумного государства Спинозы.

Более всего соответствуют этим началам те государства, которые устроены на республиканский лад. Они ближе к свободе, предоставляемой природой каждому, ибо в них "каждый переносит свое естественное право не на другого, лишив себя на будущее права голоса, но на большую часть всего общества, единицу которого он составляет". В республике все договариваются поступать так, чтобы в силу общего постановления приобрести решения, имеющие за собой большинство голосов и позволяющие сочетать интересы личные с интересами общественными.

302

Отдавая предпочтение республике, Спиноза вместе с тем признает правомерность иных форм правления. В частности, монархию, которая в его время была самым распространенным способом организации власти. Однако монархия, рисуемая им, вовсе не феодальная, а раннебуржуазная, ограниченная. Ученый доказывает, что стабильность единовластия требует "законов настолько незыблемых, что даже сам царь не может уничтожить их". Как республиканец, он считает, что "меч царя, или право, на самом деле есть воля самого народа или его более значительной части" и "народ только то свободно переносит на царя, что он абсолютно не может удержать в своей власти, а именно: разрешение споров и приведение в исполнение решений". Важнейшие элементы ограниченной монархии: наличие совета, наблюдающего за соблюдением законов, без ясно выраженного мнения которого монарх не может ничего предпринять, отсутствие наемного войска и защита государства только силами гражданского ополчения, а также требование, чтобы "покров тайны" максимально был снят в управлении, ибо способствует "домогающимся абсолютной власти".

Верховная власть не должна безраздельно принадлежать одному человеку, поскольку единичная воля крайне изменчива и непостоянна, правление одного зависит от ряда привходящих обстоятельств (болезни, возраст государя), сосредоточение всей власти в одних руках делает граждан бесправными. Мыслитель отклоняет тот довод, что абсолютная власть желательна, ибо ей сподручней навести порядок и спокойствие в государстве, установить в нем мир. "Неужели вы станете называть миром рабство, варварство и пустоту, царящие в тираническом государстве? Нельзя вообразить ничего более позорного, чем подобный мир".

В выборе между монархией и республикой у Спинозы сквозят демократические мотивы, ибо "цель государства в действительности есть свобода", и прежде всего свобода от страха. Такая цель лучше всего достигается "в демократическом государстве (которое больше всего подходит к естественному состоянию)". В демократии "каждый переносит свое естественное право не на другого, лишив себя на будущее права голоса, но на большую часть всего общества, единицу которого он составляет".

Высокая оценка народовластия дала основание некоторым юристам говорить о Спинозе как об одном из первых демократических теоретиков в Новое время. Соглашаясь с такой оценкой, важно подчеркнуть, что она нуждается в серьезных оговорках. Во-первых, нельзя забывать, какое демократическое государство конкретно имел в виду Спиноза. Он защищал Нидерландскую республику, где власть была у патрициата. Кроме того, Спиноза не видит реальной возможности для "толпы", подверженной пропаганде кальвинистов, достичь юстиции - высшей цели государства. Он много раз отмечает "гнев и ярость толпы", ее неразумие, иррационализм, что придает его учению аристократический налет. "Человек свободный, живущий среди невежд, - гласит одна из теорем "Этики", - старается, насколько возможно, отклонять от себя их благодеяния".

Спиноза - один из пионеров Просвещения, кто стал писать о неотчуждаемых правах человека. Сколь ни могущественна верховная власть, она не в состоянии всегда править так, как хочется. Она не в силах игнорировать то, что необходимо следует из законов природы. Индивид же таков, что не может

303

полностью отказаться от принадлежащих ему естественных прав. К ним относятся право на жизнь и безопасность, свобода совести и мысли ("Каждый ио величайшему праву природы есть господин своих мыслей"). Никто не может передать эти права государству. Впрочем, в этом нет нужды. Подавление неотчуждаемых прав человека нельзя извинить никакими ссылками на целесообразность. Ведь суть государства, его культурно-правовой функции не в том, чтобы "превращать людей из разумных существ в животных или автоматы, но, напротив, в том, чтобы их душа и тело выполняли свои функции, не подвергаясь опасности. Освободите их от страха, дайте возможность развивать принадлежащую им по естественному праву свободу мысли и свободу слова, ибо и самые опытные, не говоря уже о толпе, не умеют молчать". Свободомыслие невозможно регулировать законами, не нанося юстиции ущерба. Если все же допустить, что "эта свобода может быть подавлена и люди могут быть так обузданы, что ничего пикнуть не смеют, иначе как по предписанию верховных властей, все-таки решительно никогда не удастся добиться, чтобы люди думали только то, что желательно властям; тогда необходимо вышло бы, что люди постоянно думали бы одно, а говорили бы другое и что, следовательно, откровенность, в высшей степени необходимая в государстве, была бы изгнана, а омерзительная лесть и вероломство нашли бы покровительство; отсюда обманы и порча всех хороших житейских навыков". К тому же науки и искусства "разрабатываются с успехом только теми людьми, которые имеют свободное и ничуть не предвзятое суждение".

Законам природы, распространяющим свое действие на сферу государства, верховная власть вынуждена подчиняться. Что касается законов, издаваемых ею самой, то ими она не связана. В этом конкретном смысле верховная власть абсолютна. Устанавливаемые в государстве законы подлежат обязательному исполнению. Такое исполнение окажется реальным фактом, если законы станут побуждать в людях не столько страх перед наказанием, сколько надежду на получение какого-нибудь желаемого блага; тогда каждый будет охотно выполнять предписания государства. "Нельзя упускать из виду, что к праву государства менее всего относится то, на что негодует большинство".

В трудах Спинозы отразились реальные правовые тенденции его эпохи, запечатлены также контрасты, явные заблуждения и "добросовестные" иллюзии, присутствовавшие в юровидении поднимающейся буржуазии. Симпатии ученого, который думал, что "простому народу чужды истина и способность суждения", были не на стороне масс, а скорее на стороне элиты - просвещенных людей. Людей он характеризовал как граждан (с точки зрения их прав) и одновременно как подданных (с точки зрения их обязанностей по отношению к государству). Само государство, отождествляемое с обществом, казалось ему вечным и непреходящим установлением. Спиноза испытывал неприязнь к радикальным преобразованиям общества; в них он усматривал лишь "бунты аффектов", страстей.

Приведенные факты свидетельствуют об исторической обусловленности (и в этом строго однозначном смысле - об исторической ограниченности) его юстиции. Но они нисколько не колеблют истины, что Спиноза - один из классиков Просвещения - внес большой вклад в развитие науки о государстве и праве.

304
297 :: 298 :: 299 :: 300 :: 301 :: 302 :: 303 :: 304 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации