Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part44-357.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part44-357.html

357 :: 358 :: 359 :: 360 :: 361 :: 362 :: 363 :: 364 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 43. Социалисты-просветители

Вы удивляетесь, бедняки, что в нашей жизни так много зла и тягот... Это происходит оттого, что вы и вам подобные несете на своих плечах все бремя государства. Вы отягощены не только всем бременем, возлагаемым на вас королями, государями, которые являются вашими главными тиранами; вы содержите еще вдобавок все дворянство, все духовенство, все монашество, все судебное сословие, всех военных, всех откупщиков... Одним словом, всех трутней и бездельников на свете.

МЕЛЬЕ

Социалистическая юриспруденция предреволюционной Франции - новая, весьма специфическая фаза этой школы после Т. Мора и Д. Уинстэнли. Ее главная черта - светский характер, тесная связь со всем просветительством, в том числе и материалистическим крылом. Для обоснования юридических программ социалисты обращаются напрямую к теории естественного права, делая из нее радикальную демократическую юстицию. "...Требование равенства не ограничивалось уже областью политических прав, а распространялось на общественное положение каждой отдельной личности; доказывалась несправедливость не только классовых привилегий, но и самих классовых различий" (Энгельс).

Пионер социалистов-просветителей Жан Мелье (1664 - 1729) происходит из простонародья. Он окончил духовную семинарию, был сельским кюре, затем разуверился в религии, но, боясь репрессий, скрывал свой атеизм. Защищая крестьян, он не упоминал в молитвах сеньора. Тот пожаловался архиепископу, который предложил отдавать помещику должное. Указание своего начальства Мелье выполнил своеобразно, произнеся речь, содержащую такие слова: "Вот какова обычно судьба бедных сельских священников; архиепископы, которые сами являются сеньорами, презирают их и не прислушиваются к ним, у них есть уши только для дворян. Помянем же сеньора нашего селения и помолимся о нем. Попросим Бога, чтобы он смягчил его сердце и даровал ему благодать не обращаться дурно с крестьянами и не грабить сирот".

Скончался Мелье при невыясненных до конца обстоятельствах. Существует версия о самоубийстве. В бумагах покойного обнаружили необычное "Завещание" с обращением не к родственникам, а к французскому народу. "Дорогие друзья, - говорилось в нем, - мне нельзя было при жизни открыто высказать то, что я думал о порядке и способе управления людьми, об их религиях и нравах, это сопряжено было бы с очень опасными и прискорбными последствиями; поэтому я решил сказать вам это после своей смерти".

"Одни как бы рождены только для того, чтобы деспотически властвовать над другими и вечно пользоваться всеми удовольствиями жизни. Другие, наоборот, словно родились только для того, чтобы быть нищими, несчастными и презренными рабами и всю жизнь изнывать под гнетом нужды и тяжелого труда". Такими словами Мелье в пику католицизму, в котором, по его словам, дьяволы "самые главные, самые заклятые враги благополучия людей", разъяснял обездоленным, что у них "нет более сильных и злых противников и врагов, чем эти сильные и знатные

357

мира сего". Первейшие же их угнетатели - короли, а нижестоящие господа - соучастники ограбления.

Сущность феодального государства - "узаконенный разбой". Власть королей преступна. Людовик XIV прозван великим не за похвальные и достойные поступки, "а за великие несправедливости, великие хищения и великие захваты, великие опустошения, великое разорение и избиение людей, которые по его вине происходили". Все люди по природе равны, но короли считают себя выше законов как Божеских, так и человеческих, поддерживают идею о теономности власти. Они - виновники не только внутренних, но и внешних войн. "Если бы я смел говорить с королем, я сказал бы ему то, что один пират ответил Александру Великому, упрекавшему его в хищничестве. Я, сказал корсар, маленький разбойник, а ты - большой, ибо ты не довольствуешься тем царством, которое дал тебе Бог, а желаешь захватить всю землю".

Антиюридичны и другие тунеядцы: армия, дворяне, священники, чиновники, откупщики, владеющие собственностью, являющейся причиной вопиющего неравенства. Только с помощью государства как "тайной системы несправедливости" собственники держат в узде трудящихся, подавляют их. Вместо того чтобы обладать сообща благами земли, их присваивают в частные руки.

Мелье не только критикует тогдашние порядки, но и указывает на народную революцию как путь к юстиции. Велик пафос его бунтарства: "Где же те благородные тираноубийцы, которых видели минувшие века? Где Бруты и Кассии? Где благородные убийцы Калигулы и стольких других тиранов?.. Где эти благородные защитники общественной свободы, которые изгнали царей и тиранов из своих стран и предоставили всякому частному лицу право убивать их?.. Где же Жаки Клеманы и Равальяки нашей Франции? Ах, зачем не живут еще эти благородные тираноубийцы? Зачем не остались они жить в наши дни, чтобы разить и закалывать кинжалами всех этих омерзительных чудовищ и извергов человеческого рода и избавить таким образом народные массы от тиранов! Как жаль, что не остались в живых эти достойные, благородные защитники народной свободы! Как жаль, что не живут они ныне, чтобы прогнать всех царей на земле, сразить всех угнетателей и вернуть свободу народам!"

Восстание, продолжал Мелье, нужно готовить обличительными памфлетами, распространяя их среди народа. Ненависть к угнетателям выразилась в призыве перевешать всех "благородных и сильных мира сего", используя вместо веревок кишки попов. Народ нужно организовать для борьбы с деспотизмом. Его легко вооружить, ибо армия состоит из сынов народа. "Ниспровергните повсюду эти троны несправедливости и нечестия, размозжите эти коронованные головы!" - призывает Мелье.

Многократные призывы уничтожить абсолютистское государство расценены некоторыми учеными как анархизм, отрицание государственной власти. Известный ученый-историк Б.Ф. Поршнев в своей книге о Мелье опроверг эту ошибочную версию. "Анархистские издатели и сочинители, - писал он, - давно уже, едва откопав Мелье, как вурдалаки, вцепились в него. Широко пошла басня о Мелье как предтече анархизма". Опровергая эти домыслы, Поршнев считает, что Мелье вместо тиранов предлагал посадить на троны "добросовестных, кротких, умных и дальновидных правителей, чтобы они управляли... мягко и поддерживали... мир и справедливость". Речь идет не об упразднении власти вообще, а об упразднении антиюридического государства.

358

Кюре-социалист не смог в деталях описать власть по-юридически. Однако бесспорно, что в его представлении она должна быть властью самого народа, обеспечивающей его коренные интересы. Мелье не скрывал симпатий к республике, но не давал сколько-нибудь развернутой ее характеристики. Одно ему твердо известно: "Более умные должны управлять другими, они должны установить добрые законы и издавать распоряжения, направленные всегда - во всяком случае согласно условиям времени, места и обстоятельствам - к преуспеянию и соблюдению общественного блага". Относительно скромное место, уделенное Мелье организации социалистического государства, возможно, обусловлено верой в то, что уничтожение частной собственности, а следовательно, и исчезновение различных враждующих между собой сил намного упростят управление.

Устройство справедливого государства детальнее описано другим социалистом - Морелли, имя которого и даты жизни - самые загадочные во французском Просвещении. Его самое значительное произведение "Кодекс природы, или Истинный дух ее законов" опубликовано в 1755 году, переиздано в 1758 и 1760 годах. Все три издания вышли анонимно. Очень долго, вплоть до XIX века, "Кодекс природы" приписывали Дидро; в 1772 - 1773 гг. он был включен в состав двух изданий сочинений великого энциклопедиста - амстердамского и лондонского.

Морелли исходит из того, что законодатели совершенно не поняли стоявшей перед ними задачи при учреждении государства. Их правотворчество должно было уничтожить укоренившиеся в переходный период пороки, восстановить первоначальные справедливые отношения. Они же создали искусственные законы, чем навсегда закрепили право частной собственности - источник и причину правонарушений. Это перевернуло "вверх дном" законы природы, исказило естественные страсти людей, породило жадность. В сущности говоря, у людей есть только один порок - жадность как основание и проводник всех иных. "Анализируйте тщеславие, фатовство, гордость, честолюбие, хитрость, лицемерие, злодейство... всюду вы получите в конечном результате этот тонкий губительный элемент - любостяжание". Ради правопорядка пришлось издать великое множество "жестоких и кровавых законов, против которых природа не перестает возмущаться".

Морелли настойчиво связывал государство, право с собственностью. Причины деспотизма не в государстве, а в праве частной собственности, возникшем в результате ошибок законодателей, пороков и недостаточности просвещения. "Там, - говорит он, - где не было бы никакой собственности, не могло бы существовать ни одно из ее пагубных последствий".

Пока существует частная собственность, улучшения правопорядка не будет. Репрессиями, полицейскими мерами можно достигнуть видимости законности, что лишь узаконит нищету тех, у кого нет ничего, кому труд едва обеспечивает жалкое существование. По-прежнему останутся люди богатые и бедные, люди просвещенные и невежественные, люди праздные и изнемогающие от труда. Своекорыстие и частный интерес превращают демократию в аристократию, аристократию - в монархию, а ее - в тиранию; поэтому совершенно бессмысленно искать наилучшую форму правления. Пока не уничтожены собственность и порожденные ею интересы, никакие преобразования не приведут к юстиции.

Юридическое государство строится на трех "священных законах". Первый - насильная отмена частной собственности: "В обществе ничего не будет

359

принадлежать отдельно... кому бы то ни было, кроме тех вещей, которыми он будет действительно пользоваться для своих нужд и удовольствий или для повседневного труда". Собственность сохраняется лишь на предметы потребления и орудия ремесла. Второй закон обеспечивает право на существование и право на труд. Каждый получит от государства содержание и занятие. Третий - дополняет второй, устанавливая обязанность общественного труда. Все частные законы логически вытекают из законов основных, представляя собой развитие их положений применительно к отдельным сторонам справедливого строя.

В программе Морелли заметно влияние идей Платона, изложенных не только в книге "Государство", но и в "Законах". Вся жизнь граждан детально регламентируется. С пятилетнего возраста детей помещают в предназначенные для этого дома. "Их пища, одежда и первоначальное обучение будут везде совершенно одинаковыми, без всяких отличий... От 10 до 30 лет молодые люди каждой профессии будут носить форменное платье из одной и той же материи, чистое, но обыкновенное и подходящее для их занятий". С 30-летнего возраста каждый после обучения и определенного периода труда в качестве рабочего становится мастером. Теперь он сам обучает рабочих, следит за ними, отвечает перед главой цеха. Звание мастера пожизненно, звание главы цеха несут мастера поочередно, каждый в течение одного года. По достижении 40 лет гражданин освобождается от труда, подчиненного цеховой регламентации. Он может теперь выбирать работу свободно, но при любых обстоятельствах он по-прежнему должен выполнять ту или иную работу на общее благо.

Функция государства - охранять законы, не допуская повторения ошибок, породивших когда-то частную собственность и связанные с ней бедствия. Государство - орудие осуществления законов природы. Это власть исполнительная и наблюдательная. Поскольку законы природы едины для всего человечества, "будет только одна конституция, только один правительственный механизм под разными названиями". Он может быть устроен по-разному. Возможна демократия отцов семейств. Соблюдение и исполнение законов природы в большем порядке и с большей скоростью обеспечиваются при аристократии (правительство мудрецов, назначенное народом). Еще большая точность и правильность их исполнения достигаются при монархии, которая никогда не выродится в тиранию, если в нее не проникнет собственность.

Морелли последовательно описывает оригинальную форму государства, основанного на верховенстве законов природы, порывая и с выборностью должностных лиц, и с просвещенным абсолютизмом энциклопедистов. Политические права получают только отцы семейств, которые не избирают должностных лиц, а сами поочередно и в восходящем порядке занимают должности в трибах (общинах), городах, провинциях. Каждая семья поочередно дает начальника трибы, из каждой трибы поочередно в течение года назначается начальник города, причем в должности начальника трибы его замещает следующий отец. И так вплоть до главы государства. В одном только случае Морелли говорит о депутатах: сенат государства составляется из депутатов от сенатов всех городов. Но и должности депутатов занимают все члены данного городского сената поочередно, каждый на один год. Члены же городского сената - все отцы семейств, достигшие 50 лет.

Таким образом, социалистическое государство, по Морелли, - это своеобразная патриархальная демократия, причудливая модификация отеческого правления с очередностью занятия должностей, с полным исключением выборов. Выборы

360

достойнейшего представляются Морелли нарушением принципа равенства граждан: в обществе равных все должны быть равно достойны. Исключая принцип выборности, он подрывал корни меритократии, идущей от Платона к Мору и Кампанелле.

Наиболее стройно социалистическая юриспруденция предреволюционной Франции представлена у Габриэля Бонно де Мабли (1709 - 1785). Его готовили к духовной карьере, но он посвятил себя правоведению. Прямой и независимый, Мабли систематически уклонялся от почестей и званий: отказался от преподавания юриспруденции дофину, от кресла академика, не желая произнести похвальное слово Ришелье. Мабли много изучал античность, что отразилось на его аргументации. Ценный материал для его юстиции - многолетнее изучение истории Франции, творчества Руссо, немного - Морелли. Современники ставили его имя в один ряд с именем Монтескье после написания им "Суждений о естественном порядке" (1768), "О законодательстве или принципах законов" (1776), "О правах и обязанностях гражданина" (1788).

Мабли - деист в трактовке естественного права. В понимании многих его категорий расходился с просветителями. Он не отделял правопорядок от естественного состояния резкой гранью, каковой служит у Руссо общественный договор. Люди, считал он, предназначены природой к совместной жизни. Их противоправность всегда была ограниченна. Функции юстиции в естественном состоянии выполняли разум и публичная власть.

Природа создала людей равными и блага земли предоставила всем. Чем ближе к равенству, тем ближе к счастью. В естественном состоянии нет высших и низших, нет тщеславия и жадности. Пока население было редко, люди жили охотой и рыболовством, были кочевниками, не знали земельной собственности. Общие потребности побуждали их к взаимопомощи. Когда рост населения заставил перейти к земледелию и оседлой жизни, люди, руководствуясь своими привычными идеями, должны были объединить силы для общего труда. На землю они привыкли смотреть как на общее достояние, все направляло их мысли в сторону общности, переход к земледелию вовсе не требовал установления частной собственности. Возникший естественно социалистический порядок с легкостью удовлетворял потребности. Более сильные обрабатывали землю, более слабые занимались ремеслами. Продукты труда составляли общее богатство. Это был "золотой век", утверждает Мабли вслед за античными юристами.

Раздел имуществ - величайшая глупость. Трудно даже понять, как он мог произойти. Возможно, люди искали средство борьбы с леностью и злоупотреблениями должностных лиц. Надо было искать средство борьбы с этими бедами, не разрушая справедливого строя. Но люди не знали, что частная собственность грозит им большими несчастьями, и поэтому пошли на раздел земли. Оправдание наших предков - в их невежестве; но невежество не служит оправданием современным юристам, которые, вместо того чтобы бороться с заблуждениями, объявляют их законами природы. Частная собственность при самом справедливом ее распределении ведет через некоторое время к неравенству имуществ, образованию классов, юридическое вырождается в преступное.

Неравенство разлагает человека, порождает болезненные желания, наполняет душу предрассудками, открывает двери тщеславию, корыстолюбию. Равенство соединяет людей, неравенство разъединяет их. У богатых возникают воображаемые потребности, беднякам не хватает средств на удовлетворение самых насущных нужд.

361

Рабочий глубоко несчастен среди производимого им изобилия: за тяжелый труд получает плохую пищу, у него нет уверенности, что он получит ее завтра.

Ситуация не улучшилась после учреждения государства. Богатые узурпировали власть, бедные бессильны оказать им сопротивление. Аристократия с неизбежностью ведет к олигархии, затем к тирании. Закон сменяется произволом. Земли, которой хватило бы на всех при равенстве и умеренных потребностях, при неравенстве не хватает. Отсюда войны. Осуждая уличенного в воровстве бедного на смерть, богатые сами грабят соседей.

Выход из несправедливого строя, возможность ликвидации злоупотреблений властью, тирании богатых Мабли видел в постепенном возврате к общности имущества, в социализме. Для его установления признается право народа на восстание. Революции не только возможны, но иногда и желательны. Конечно, деспотизм ведет к спокойствию, а революции - к смутам и к гражданским войнам. Но спокойствие деспотии подобно смерти: народы закоснеют в невежестве и предрассудках. Наоборот, гражданская война полезна, когда свобода недостаточно обеспечена. Подобно операции, отсекающей больной член, она содействует оздоровлению государства. Призывать народ к терпению значит укреплять деспотию.

Для успеха восстания его необходимо подготовить, начать в подходящий момент, когда правительство по тем или иным причинам находится в затруднительном положении (неудачная внешняя война, обнаружившая бездарность министров и генералов, и т.п.). Народы склонны держаться за существующие учреждения, к которым их привязывает привычка. Можно пожалеть, что революции бывают редко, что начинать их трудно. Если бы в истории было больше революций, это послужило бы на пользу человечеству.

Победоносная революция учреждает республику. Мабли приветствует республиканские США. Наследственная или пожизненная власть превращается в тиранию. Сохранить монархию можно там, где она уже существует, лишив, однако, монарха реальной власти. Английская конституция, изображенная в "Духе законов" Монтескье, его совершенно не удовлетворяет. В ответ на утверждения о том, что в Англии равновесие властей обеспечивает свободу, Мабли отвечает: король может по своему произволу созывать и распускать парламент, многое делает без его согласия, а парламент ничего не может сделать без короля. Он даже не в состоянии заставить короля утвердить принятые палатами билли. Где же здесь равенство? Законодательная власть подчинена исполнительной, что пагубно для государства. Обеспечить свободу англичане смогут, только отняв у короля значительную часть полномочий. Необходимо лишить его права распоряжаться деньгами и почестями, права объявлять войну и заключать мир, отнять у него высшую командную власть над войском, право созыва и роспуска парламента, право налагать свое вето на решения законодательных органов.

Мабли не против и республиканской монархии, при которой у народа законодательная власть. Передача ее в руки монарха или аристократии ведет к превращению власти в орудие личных страстей. Защищая народный суверенитет, Мабли, в отличие от Руссо, не считает целесообразной прямую демократию. История Греции учит тому, что демократия неустойчива, капризна, тиранична. Масса, сама создавая законы, склонна относиться к ним с известным презрением, зная, как влияют на их принятие интриги, сговоры, борьба партий, опрометчивость и необдуманность. Поэтому Мабли за народное представительство.

362

Орган, законодательствующий от имени народа, - собрание избранных депутатов, способных выносить продуманные решения. Его деятельность строго формализована. Каждый депутат имеет мандат избирателей, которые имеют право его отзывать.

Мабли делит власти, отрицая принцип их равновесия. Исполнительная власть подчинена законодательной. Исходя из народного суверенитета обосновывается выбор должностных лиц. Но он против их прямого избрания, ибо это может создать для должностных лиц независимое положение по отношению к законодательному собранию. Носители исполнительной власти должны избираться законодательным собранием и быть подотчетны ему. Как гражданин обязан повиноваться исполнительной власти, так исполнительная власть должна повиноваться законодательной. Во избежание опасности чрезмерного усиления исполнительной власти ее компетенция должна быть раздроблена, а сроки избрания кратки и невозобновляемы. Исполнительная власть не должна быть представлена единой корпорацией. Это - совокупность отдельных лиц, получивших от законодательного собрания отдельные поручения и связанных друг с другом взаимной ответственностью. Для Мабли совершенно ясно, что принцип разделения властей препятствует вторжению исполнительной власти в сферу законодательства, но не наоборот.

Госаппарат отнюдь не решает проблему справедливого строя. Для победы такого строя необходим длительный процесс повышения культуры и просвещения граждан. В отличие от Морелли, Мабли не верит в скорый возврат к юстиции. Его позиция близка к позиции Руссо: нельзя повернуть назад колесо истории. Многие думают, что правопорядок сразу установится, как только люди узнают, в чем он состоит. Ведь он соответствует природе человека, является наилучшим из всех возможных порядков организации общества. Люди, естественно, к нему тяготеют. Все это верно для дикаря, но совершенно неверно для человека, воспитанного при строе, основанном на неравенстве. Частная собственность и эгоизм извратили природу человека, превратив его естественные свойства в пагубные страсти. После того как был совершен раздел имущества, люди осуждены навеки быть жертвой этой глупости. Проповедовать отказ от собственности бесполезно. Она вызвала к жизни тысячи страстей, владельцы ее защищают и не дают слышать голос разума. Где царит неравенство, людьми руководят страсти.

Льстить себя надежей, что страсти можно победить силой разумных доводов, - значит не знать их. Говорить в этом случае об общем благе бесцельно. Ученые всегда видят человека только с одной стороны: то как животное, которому нужно лишь питаться, то как бессловесного агнца, который не может противостоять силе очевидности. Для них люди, подверженные страстям, это рабы, смиренно покоряющиеся разуму. Страсти же - душа мира, тираны, господствующие над человеком. Они установили земельную собственность, уничтожили равенство, создавали поочередно разные формы правления и разрушали их.

Если нельзя быстро вернуться к юстиции, то это не значит, что следует совершенно отказаться от всякой борьбы с неравенством за справедливую перспективу. Законодатель должен двигаться, по возможности пользуясь страстями, возбуждая одни, подавляя другие, направляя одни против других. Первая из страстей, создаваемых собственностью, - жадность. Из нее вытекают все пороки. С нею и следует прежде всего бороться. Так как самые

363

сильные страсти связаны с правом собственности, то больше всего следует остерегаться раздражать их его нарушением.

Все законы, не считающиеся с этим, будут совершенно бесполезны. Мабли приходит к выводу: раз собственность уже установлена, - как бы ошибочно ни было это решение в свое время, - на нее следует смотреть как на основу мира, порядка и безопасности. Закон, установивший собственность, был преступен; закон, ограждающий собственность от нарушений, разумен. Не уничтожение собственности, а возможное равенство собственников - такова цель, к которой можно и должно стремиться при существующих условиях. Надо постепенно и осторожно вводить уравнительную юстицию.

Подобно Руссо, Мабли требует ограничения торговли - источника корысти. Ее дух враждебен справедливому правлению. У торговцев нет родины. Чем ближе к натуральному хозяйству, тем лучше. Даже налоги следовало бы заменить трудовыми повинностями - "службами". Нужны законы против роскоши. Чем суровее они будут, тем менее опасно неравенство. "Бесполезные искусства" и ремесла, направленные на изготовление предметов роскоши, запрещаются. Правители подают пример скромности. Граждане не могут быть умеренны, если правители живут в роскоши. Законы о запрете роскоши должны устранять у них соблазн злоупотреблений. Мабли советует не платить жалованье должностным лицам: общественные заслуги нельзя оценивать деньгами. Необходимо стремиться не к увеличению доходов государства, а к сокращению его расходов. Богатство казны вредно. Чем меньше потребностей у государства, тем меньше поводов у правителей грабить народ. Роскошь осуждается даже в общественных зданиях, так как она может вызывать зависть и стремление к роскоши жилищ у частных лиц.

Юридическая программа обосновывается не только доводами, вытекающими из природы человека, но и историей, которая знает примеры обществ без частной собственности на землю. Главная сокровищница, из которой Мабли черпает факты, - идеализированная в уравнительном смысле античность. Излюбленный античный образец - Спарта. Ликурговское законодательство, не признававшее земельной собственности, основано на тех же принципах, которые защищает сам Мабли. Участки земли, составлявшей общественное достояние, раздавались гражданам во временное пользование (узуфрукт). Это если и не общность, то очень близко к общности. Отсутствие земельной собственности не только не разрушило государства - наоборот, обеспечило его процветание в течение шестисот лет. У спартанцев было меньше потребностей, но они были ближе к счастью, чем другие народы: счастье можно находить и в суровых лишениях.

Мабли нельзя считать последовательным социалистом. Тем не менее его теория естественного государства, его рассуждения о преимуществах коллективистского порядка и о пороках строя, основанного на частной собственности, несомненно содействовали революционным преобразованиям. Более того, Мабли предсказал их начало в созыве Генеральных штатов. Впоследствии Учредительное собрание 1789 года постановило воздвигнуть бюст Мабли - "отцу первой конституции". Все это говорит о том, что он, бесспорно, имеет право на почетное место в просветительской юриспруденции вообще и социалистической в частности.

364
357 :: 358 :: 359 :: 360 :: 361 :: 362 :: 363 :: 364 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации