Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part49-397.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part49-397.html

397 :: 398 :: 399 :: 400 :: 401 :: 402 :: 403 :: 404 :: 405 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 48. Георг Гегель

В праве человек должен найти свой разум, должен, следовательно, рассматривать разумность права. И этим занимается паша, наука, в отличие от позитивной юриспруденции, которая часто имеет дело лишь с противоречиями. В наше время эта потребность стала еще более настоятельной, ибо в прежние времена к существующим законам еще питали благоговейное уважение, теперь же образованность эпохи приняла другое направление и во главе всего, что должно быть признано значимым, стала мысль.

ГЕГЕЛЬ



Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) родился в Штутгарте в семье крупного чиновника. Отец хотел, чтобы он стал пастором, и отправил его учиться в Тюбингенский теологический институт, где в преподавании основное внимание уделялось лейбнице-вольфианской мысли. Защитив написанное в ее духе сочинение о нравственных обязанностях, Гегель получил степень магистра. Сильное впечатление на него произвела Французская революция, начало которой он вместе с сокурсником Шеллингом приветствовал посадкой "дерева свободы". В ближайшем будущем он ожидал новых революций, уничтожающих деспотизм остальной Европы.

В пылу юношеского максимализма Гегель отрицает государство - "орудие подавления свободы человека", "Любое государство, - пишет он в ранней работе "Первая программа системы немецкого идеализма", - не может не рассматривать людей как механические шестеренки, а этого как раз делать нельзя, следовательно, оно должно исчезнуть". Одновременно подвергаются резким нападкам церковь за союз с государством и официальная вера, противоречащая разуму. По его словам, "государство, которое подчиняется церкви, либо отдано на произвол фанатизма и погублено, либо в нем вводится поповский режим".

Впоследствии Гегель изменит взгляды, прибегнет к абсолютизации роли государства, будет связывать с ним утверждение юстиции, правопорядка, законности, "всеобщей воли", которой должна подчиняться индивидуальная воля во имя сохранения "целого" (целостности народа). Государство - "действительность нравственной идеи", "разумная, объективно себя сознающая и для себя сущая свобода".

Это дало повод ряду ученых представить Гегеля как противника народовластия, "тоталитариста", "монархиста", защитника "государства насилия". Ортега-и-Гасет назвал его юстицию "философией Цезарей и Чингисханов", а Розенцвейг видит в нем "идеологического предшественника бисмарковской политики". В обвинениях некоторые идут еще дальше, усматривая всю внутреннюю связь идей Гегеля с тоталитаризмом. Например, по оценке американского профессора В. Эбенстайна, "политическая теория Гегеля содержит все основные элементы фашизма: расизм, вождизм, правление не по согласию, а силой авторитета и, главное, обожествление власти как высшего проявления человеческих ценностей". Все эти обвинения повторяются в книге известного английского ученого К. Поппера "Открытое общество и его враги", в которой Гегель объявлен "врагом свободы и равенства",

397

апологетом "прусского абсолютизма", "тоталитарного немецкого национализма", "первым официальным философом пруссачества в период феодальной реставрации посленаполеоновских войн". Подобные трактовки сегодня переселились в российское правоведение. Гегель вместе с Марксом во многом обвиняется за тот путь, которым шла Россия с 1917 по 1991 год, - путь диктатуры пролетариата и партийного государства.

Во всех случаях критики, мягко говоря, бьют мимо цели. Ведь у Гегеля речь идет о правовом, "разумном" государстве, которое является действительностью свободы, выразителем всеобщего блага. Гегель был, как мы бы сегодня сказали, за "сильное государство" во имя защиты верховенства закона, свобод человека, его достоинства и неотъемлемых прав, составляющих основу юстиции. Именно в государстве и через него, считал он, возможны справедливость, гармонизация интересов общества и отдельных людей, классов, сословий. Догосударственное состояние он расценивал как господство дикости и варварства, "ужасного произвола", "состояние абсолютной и сплошной несправедливости".

Судьба наследия Гегеля в наши дни подтверждает оправданность его живого интереса к публично-правовым преобразованиям. Этот интерес возник у него в молодые годы и сохранился до последних дней жизни. Этот же интерес обусловил его внимание к юриспруденции, из представителей которой он особенно ценил Канта. Вместе с Шеллингом и их общим другом Гёльдерлином, который вскоре стал известным немецким поэтом-романтиком, Гегель зачитывался сочинениями Канта, а также Платона и других античных авторов. Все это привело к разочарованию в карьере пастора. Интересы Гегеля сосредоточились на философии, но заниматься ею профессионально он начал позже, так как трудился в качестве домашнего учителя.

Наследство отца и собственные сбережения из педагогических заработков дали возможность посвятить себя науке. В начале 1801 года Гегель приезжает в Иену, где после защиты двух диссертаций преподает в местном университете как приват-доцент. Первая значительная публикация, сделавшая его известным, - объемистый труд "Различия между системами философии Фихте и Шеллинга" (1801). Читая лекции по естественному праву, Гегель постепенно создает свою юстицию. В 1807 году выходит в свет "Феноменология духа".

Дальнейшее творчество связано с Нюрнбергом (1808-1816), где была издана "Наука логики". Последовало приглашение в Гейдельбергский университет (1816- 1818), где опубликованы итоговая версия "Энциклопедии философских наук" (из трех частей), включающей в себя сокращенный и переработанный вариант "Науки логики" (именуемый "малой логикой", в отличие от исходной "большой логики" ), "Философия природы" и "Философия духа". Это была первая в Германии основательно разработанная юриспруденция, важнейшее достоинство которой - метод диалектики. Гегель признается крупнейшим немецким мыслителем, приглашается на кафедру философии университета в Берлине. Там опубликовано немного произведений, но они важны для юристов, особенно "Основоположения философии права" (1821) и "Философия права" (1826), в которых Пруссия (с учетом ряда обещанных королем Фридрихом Вильгельмом III прогрессивных реформ) объявлялась вершиной правового развития. Творческих сил и планов было много, но эпидемия холеры скоропостижно оборвала жизнь мыслителя.

398

В методологии Гегель - консерватор, объективный идеалист, диалектик. Его юриспруденция - органическая часть мировоззрения. В противоположность Канту с его дуализмом провозглашено тождество мышления и бытия, разумного и действительного. Кому не известен знаменитый гегелевский тезис "все разумное действительно, все действительное разумно"? Надуманный Кантовский категорический императив о должном поведении, считал Гегель, не содержит ничего, кроме абстрактной неопределенности, с его позиции невозможна никакая имманентная юстиция об обязанностях. Внутренний голос совести, которым ограничился Кант, у Гегеля существенно дополняется этатистским голосом закона, возвеличиванием государства в ущерб мнимым правам человека.

Констатируется банкротство раннего либерализма и в первую очередь его "главной фирмы во Франции" после учреждения Наполеоновской империи. Объясняется оно ошибочностью принципа "революция возможна без реформации". В основе разумного государства и права лежит принцип убеждения, внедрение которого в светские и духовные дела Гегель связывал с реформацией, приведшей его к примирению религии и права. Юриспруденция, по его словам, "приводит к Богу".

Сущность Вселенной - саморазвивающийся Абсолют, сверхприродное, идеальное начало (наподобие Бога), созидающее и природу, и человека, и общество. В его развитии - три ступени. Первая - ступень логики, или бытие Абсолюта до сотворения природы, где он развивается от "в себе бытия" к "для себя бытию". В мышлении дано изображение "Бога, каков Он есть в своей вечной сущности до сотворения природы и какого бы то ни было конечного духа".

На второй ступени Абсолют обнаруживается вовне, то есть в природе как инобытии идеи. На третьей - идея снова возвращается к себе, в область духа. "Цель природы, - поясняет ученый этот переход, - умертвить самое себя и прорвать свою кору непосредственности, чувственности, сжечь себя, как феникс, чтобы, омолодившись, выйти из этого внешнего бытия в виде духа". На завершающей ступени Абсолют не только "дух в себе", как было вначале, но уже и подлинный абсолютный дух - "в себе и для себя сущий дух".

Идеи государства и права существуют на третьей ступени - философии духа, тоже состоящей из трех сменяющихся фаз, которые включают в себя: субъективный дух (индивидуальное сознание), объективный дух (институты, созданные обществом), абсолютный дух (познание Абсолютом самого себя в формах искусства, религии и философии). Конкретизация юридического осуществлена в объективном духе, описание которого дано в "Философии права".

В объективном духе Абсолют сначала проявляется в абстрактном праве, затем - в сфере моральности и оканчивается в нравственности. Объективный дух - царство реализованной во внешнем мире свободы как воли Абсолюта, представленной в системе права. Последняя - бытие свободной воли с осознанием необходимости границ человеческого поведения, устремленности индивида к разумному. Гегелевский взгляд на право как на воплощение свободной (а стало быть, ограниченной) воли расходится с мнением Канта, видевшего в праве принудительное ограничение произвола одного человека произволом другого на основании категорического императива. Однако Гегель целиком солидаризируется с ним, когда провозглашает: "Почвой права является вообще духовное".

399

Первая ступень свободной воли - абстрактное право с формулой: "Свободная воля является: сперва непосредственной и поэтому в качестве единичной - лицом; наличное бытие, которое это последнее дает своей свободе, есть собственность. Право как таковое есть формальное, абстрактное право". Отсюда видно, что первоначально свободная воля - индивидуальная воля, воплощенная в отношениях собственности и во владении каждым лицом вещами, в договорных отношениях людей друг с другом, в требовании восстановления своих прав в случае их нарушения.

Абстрактное право - правоспособность лиц, не связанных позитивным правом и статусом граждан. Его основа - личность с принципом "будь лицом и уважай других в качестве лиц", что похоже на кантовский категорический императив и напоминает естественное состояние с правами человека как они толкуются договорной школой. Однако Гегель не говорит об абстрактном праве в действительности, историческое у него переплетается с логико-диалектическим. Можно условно представить себе, что три компонента объективного, так же как составные части гегелевской юстиции, в чем-то предшествуют друг другу, но в то же время они сосуществуют вместе. Абстрактное право, как и естественное право, не обеспечено, не гарантировано. Возможное его проявление - свободная воля человека.

Главный институт абстрактного права - собственность. "Лишь в собственности лицо есть разум". Таким пониманием обосновываются гражданско-правовые идеалы буржуазии, нашедшие свое классическое воплощение в Кодексе Наполеона 1804 года. Право собственности влечет за собой свободу договора и иных отношений между лицами.

Гегель критикует "коммунистический" проект Платона, уравнительные планы Руссо, рабство и крепостничество, где человек - цель другого. "В природе вещей заключается абсолютное право раба добывать себе свободу". Помимо собственности к институту абстрактного права относятся договор и правонарушение. В собственности право осуществляется волей одного, в договоре - согласованной волей двух или нескольких. В правонарушении тоже соотносятся друг с другом воли разных лиц, но здесь между ними не согласие, а противоречие.

Вторая, более высокая ступень Абсолюта - мораль, где абстрактные предписания наполняются содержанием, что возвышает человека до сознательных поступков, превращает в деятельного субъекта. Если на первой ступени свободная воля выявляется внешним образом, по отношению к вещи или воле другого лица, то на второй - внутренними побуждениями, намерениями, помыслами. Теперь поступок может вступить в коллизию с абстрактным правом. Например, кража куска хлеба ради поддержания жизни формально подрывает собственность, однако заслуживает безусловного оправдания с моральной точки зрения.

На данной ступени свободная воля - способность индивидов совершать осознанные действия (умысел), ставить перед собой определенные цели и стремиться к счастью (намерение и благо), соизмерять поведение с обязанностями перед другими людьми (добро и зло). Здесь представлена субъективная сторона правонарушений - вина как основание юридической ответственности.

Мораль - содержание всякого поступка как единства внутреннего и внешнего, субъективного и объективного. Разграничение этих аспектов, раскрытие их диалектики потребовалось, чтобы доказать тезис об оценке человека лишь по его поведению. Отсюда следовал важный вывод о наказании только

400

за совершенные преступные деяния. Наступление юридической ответственности обусловлено наличием умысла. Тем самым отвергалось феодальное уголовное право, которое допускало объективное вменение и произвол. Оспаривается также кантовская сугубо индивидуалистическая трактовка морали как выражения исключительно внутреннего голоса совести, прослеживается связь морали с социальной жизнью. В целом мораль - субъективное понимание добра и зла, а чтобы она не превратилась в голый субъективизм, ей требуется объективное основание.

Так намечается переход объективного духа на третью, высшую и последнюю ступень - нравственность, сферу единства субъективного и объективного. В ней преодолевается односторонность абстрактного права и морали, снимаются противоречия между ними. Человек свободен в общении с другими людьми, когда сознательно подчиняет свои поступки общим целям. К числу институтов, формирующих нравственность, относятся семья, гражданское общество и государство.

Важно подчеркнуть, что абстрактное право - тезис и мораль - антитезис сливаются в нравственность - синтез. Мораль у Гегеля - антипод нравственности, что не соответствует сегодняшнему общепринятому значению этих слов, воспринимаемых как синонимичные. Индивидуальный, субъективный, а потому нефиксированный, необеспеченный характер - свойства,морали. Нравственность же - сфера публичная. Она обладает коллективистским содержанием, стоящим выше человека, его субъективных мнений или желаний. Это законы и учреждения. Такой подход не изобретение Гегеля, он восходит к античности, где под нравственностью понималась вся юриспруденция как регулирование поведения богов и людей, макро- и микрокосма. Непосредственно эта ступень Абсолюта проявляется в природном единстве индивидов - семье. Расслоение семьи, образование множества семейств ведут к гражданскому обществу, к формальной всеобщности, которая опосредствует отношения самостоятельных единичных членов и их интересы. Наконец, противоречия гражданского общества примиряются и связи между людьми синтезируются в государстве - самосознающей субстанции, развитой до органической целостности.

По примеру английских политэкономов XVIII века Гегель называет гражданским обществом систему материальных отношений капитализма, обусловленных развитием промышленности и торговли, видит антагонистический характер этого "духовного животного царства", где "каждый для себя - цель, все другие суть для него ничто", относит его образование к современной эпохе, а его членов называет по-французски - "bourgeois" (буржуа).

Гражданское общество включает в себя отношения, складывающиеся из частной собственности, а также законы и учреждения (суд, полиция, корпорации), призванные гарантировать общественный порядок. Это - объединение индивидов "на основе их потребностей и через правовое устройство в качестве средства обеспечения безопасности лиц и собственности".

Гражданское общество делится на три сословия: землевладельческое (дворяне - собственники майоратных владений и крестьянство), промышленное (фабриканты, торговцы, ремесленники) и всеобщее (чиновники). Такое деление затушевывает социальные различия: дворяне и крестьяне, предприниматели и рабочие оказываются в одном сословии. Правда, Гегель признает существование классов, их поляризацию, подчеркивая, что даже при чрезмерном богатстве

401

гражданское общество не в состоянии бороться с бедностью и возникновением черни. Это ведет к международной торговле и колонизации. К закабалению отсталых стран и народов Гегель относится отрицательно, считая их освобождение "величайшим благодеянием для метрополии, точно так же как освобождение рабов оказывается величайшим благодеянием для их владельцев".

К гражданскому обществу относятся положительное право, правосудие, деятельность полиции. Хотя эти институты государственные, Гегель обосновывает их наличие в этом тезисе функционированием собственности, реальность которой - в ее защите законом, судом, полицией, призванными в стихии частных интересов отстаивать всеобщие.

Гражданское общество - опосредованные трудом потребности, покоящиеся на частной собственности и всеобщем формальном равенстве людей. Образование такого общества, которого не было в античности и в Средневековье, связано с буржуазным строем. Гегель подметил этот факт и осветил его применительно к юридическим задачам. Весьма содержательно анализируются роль труда в системе формирования потребностей, социально-экономические противоречия, поляризация богатства и нищеты, частнособственнический характер общества, роль законодательства, суда и полиции в его регулировании. К теоретическим заслугам Гегеля относится четкая, принципиальная постановка вопроса о взаимосвязи и соотношении (а не просто отличии) социально-экономической и политической сфер, гражданского общества и государства, о необходимом, закономерном, диалектическом характере их связей.

Гражданское общество - эмпирическое, а не разумное, это сфера противоречий и конфликтов. Гармония, взаимопонимание возникают здесь скорее как случайность, чем как сознательный выбор. Сам Гегель свидетельствовал: "Нравственное теряется здесь в своих крайностях, и непосредственное единство семьи распалось на множество. Гражданское общество представляет собой зрелище как излишества, так и нищеты и общего обоим физического и нравственного упадка". Отсюда необходимость государства, которое, доминируя, обеспечивает подлинную свободу индивидов вместо борьбы всех против всех, сочетает единство, свойственное семье, с многообразием гражданского общества.

Государство - это "осуществленный разум", "реализация свободы", "шествие Бога в мире; его основанием служит сила разума, осуществляющего себя как волю". Хотя Гегель признает возможность плохого государства, которое лишь существует, но не обладает внутренней необходимостью и разумностью, однако оно остается вне рамок его философии права, исходящей из идеи государства, то есть действительно разумного государства. Гегель пишет: "Каждое государство, пусть мы даже в соответствии с нашими принципами объявляем его плохим, пусть даже в нем можно познать тот или иной недостаток, тем не менее содержит в себе вещественные моменты своего существования. Но так как легче выявлять недостатки, чем постигать позитивное, то легко впасть в заблуждение и, занимаясь отдельными сторонами, забыть о внутреннем организме государства".

Теория общественного договора отвергается. Государство не является результатом людского соглашения, что означало бы переносить отношения собственности в совсем иную, более высокую по своей природе сферу. Не нужно видеть в нем искусственное. Это прежде всего духовный организм, "не механизм, а разумная

402

жизнь самосознающей свободы, система нравственного мира". Государство "есть непосредственная действительность отдельного и по своим природным свойствам определенного народа". Оно закономерно, органически едино, обладает собственными, и притом высшими, интересами, волей, представляет собой индивидуальность, обладающую правосознанием. Здесь развиваются традиции Гоббса и Руссо, правда, последнего Гегель упрекает за то, что тот понимал общую волю как совокупность отдельных воль, а не как проявления органически единого государства - особой личности. Основная задача государства не счастье индивида, а благо целого. Взгляды просветителей, согласно которым государство составляют граждане, со всеми вытекающими из них выводами о правах человека объявляются атомистическими.

Государство в действительности проявляется трояко: 1) как индивидуальное государство (тут речь идет о внутреннем государственном праве); 2) в отношениях между государствами как внешнее государственное право и 3) во всемирной истории. Индивидуальное государство в своем развитом виде - это основанная на распределении власти просвещенная монархия. Три ее ветви власти - законодательная, правительственная и власть государя.

Теория разделения властей восходит к Локку и Монтескье. Гегель, как и они, считает надлежащее разделение властей "гарантией публичной свободы". Вместе с тем он расходится с ними в целях этого деления, считая мысль о самостоятельности властей и их взаимном сдерживании ложной, поскольку при таком подходе предполагается враждебность каждой из властей к другим, их взаимное противодействие. Гегель выступает за их единство, при котором власти исходят из мощи целого и являются "текучими членами". В господстве целого, в зависимости и соподчиненности властей состоит существо внутреннего суверенитета. Такая трактовка теории разделения властей в дальнейшем получила одобрение молодого Маркса: "Взгляд на политическое государство как на организм, следовательно, взгляд на разделение властей не как на механическое расчленение, а как на расчленение живое и разумное, - знаменует шаг вперед".

Критикуя идею народовластия и обосновывая суверенитет наследственного монарха, Гегель, поясняя его компетенцию, утверждал, что в благоустроенной монархии вся объективная сторона государственного дела определяется законами, а монарх лишь присоединяет к этому свое субъективное "Я хочу".

Правительство, включая суд, - это "власть подводить особенные сферы и отдельные случаи под всеобщее". Его задача - выполнение решений монарха, существующих законов. Чиновники - главная часть среднего сословия, в котором сосредоточены этатистское сознание и образованность. Восхваляя бюрократию, Гегель считает ее главной опорой "в отношении законности и интеллигентности", это - разум нации, ибо "дух государства как таковой доверен этому сословию".

Законодательная власть определяет всеобщее и состоит из двух палат. Палата пэров формируется по принципу наследственности из владельцев майоратного имения, палата депутатов - из остальной части гражданского общества, причем депутаты избираются по корпорациям, общинам, товариществам, а не правом голоса каждого.

В историко-правовой литературе длительное время ведется спор о программе Гегеля. Одни авторы квалифицировали ее как "аристократическую реакцию на

403

Французскую революцию", придавая ей архаичный феодально-правовой характер. Другие видели в Гегеле сторонника конституционной монархии, чуть ли не первого немецкого либерала, обосновывающего будущую раннебуржуазную государственность. Есть и иные точки зрения, но все они, думается, грешат желанием связать философию права Гегеля с той реальностью, которая его окружала, попытками представить маститого профессора сыном своего времени.

На наш взгляд, Гегель все, что его окружает, подчиняет своей правовой системе, и если факты ей не соответствуют, "тем хуже для самих фактов". Система для него - цель, все остальное - средства ее построения и утверждения, в том числе и государственный строй тогдашней Пруссии. Отсюда легитимный консерватизм, где реальны на текущий момент гегемония юнкерства (военного сословия) и правление прусской бюрократии во главе с королем.

Прерогативы последнего как носителя государственного суверенитета обширны. Представительству же сословий (земледельческого и промышленного) отводится весьма скромная (совещательная) роль в законодательстве. Оно служит как бы ширмой всевластия короля и послушного ему чиновничьего аппарата, сея конституционные иллюзии, иллюзии общности интересов правительства и народа, призванные усыпить толпу и предотвратить ее бунты. Гегель боялся масс, их решающего слова в государстве. Для него наилучший путь юросовершенствования - просветительство, постепенное и осторожное проведение реформ сверху. В конечном же счете, и это не нужно забывать, считает он, все изменения в государстве зависят от диалектического развития Абсолюта и его воли, значимость которой в судьбах людей сродни теологической формуле "на все воля Божия".

Консервативные черты юстиции Гегеля особенно бросаются в глаза в сфере внешнего государственного права, складывающегося из суверенных воль государств. Государству отказывается в действительности, оно - лишь долженствование, ибо за ним нет принуждающей силы, обеспечивающей соблюдение его норм. Действительность международного права полностью зависит от суверенных воль различных государств, над которыми нет высшего права и судьи в обычном смысле этих понятий.

Отмечая, что государства находятся в отношении друг к другу в естественном состоянии, Гегель, однако, не отрицает международное право и, следовательно, саму возможность договорно-правовых отношений между государствами, которые признают друг друга в качестве суверенных и независимых, не вмешиваясь во внутренние дела друг друга, взаимно уважая самостоятельность. "Принцип международного права как всеобщего, - пишет он, - которое само по себе должно быть значимым в отношении между государствами, состоит, в отличие от особенного содержания позитивных договоров, в том, что договоры, на которых основаны обязательства государств по отношению друг к другу, должны выполняться".

Спор между государствами, если их суверенные воли не приходят к согласию, решается войной. С этих позиций критикуется Кантовская идея вечного мира, поддерживаемого союзом государств. Вместе с тем признается, что даже в войне - состоянии бесправия и насилия остаются возможность взаимного признания государств и возможность мира. "Война вообще не ведется против внутренних учреждений и мирной, семейной, частной жизни, не ведется против частных лиц". Новейшие войны ведутся более человечно, чем в прежние времена.

404

В столкновении суверенных воль и через диалектику их соотношения развивается, далее, объективный дух, который обладает наивысшим правом по отношению к отдельным государствам (духам отдельных народов) и судит их. Всемирная история, таким образом, - трибунал Абсолюта. Во времени ее представляют ряд суверенных образований (нравственных субстанций), которые делятся на восточное, греческое, римское и германское государства с четырьмя соответствующими духовными формами: восточная теократия (свобода одного), демократия или аристократия (свобода некоторых), конституционная монархия (свобода всех). "Восток знал и знает только, что один свободен; греческий и римский мир знает, что некоторые свободны; германский мир знает, что все свободны".

В отличие от Канта, Гегель в межгосударственных связях отстаивал милитаризм, утверждая, что вечный мир невозможен, поэтому напрасно стремиться к соответствующим гарантиям безопасности. Он - сторонник войн, которые "охраняют нравственное здоровье народа", не дают вспыхнуть внутренним смутам, "укрепляют государство". Германия казалась ему страной, которой Абсолют доверил завершить реализацию подлинной свободы на Земле. В шовинистическом угаре немцы объявлялись носителями абсолютного права, Мирового духа, а другие народы (и в первую очередь славянские) отнесены к разряду ''неисторических", бесправных, обязанных повиноваться германской нации. Нетрудно догадаться, что эти националистические черты Гегеля неизменно привлекают к нему интерес реакционеров, ищущих в нем обоснование тоталитаризма, корпоративизма, фашизма. Однако только к этим чертам его юриспруденция ни в коем случае не может быть сведена.

Едва ли найдется такой юрист, который вызвал бы в свой адрес столько многочисленных и противоречивых суждений. Как только Гегеля ни называли: мистиком и интуитивистом, рационалистом и панлогистом. В нем видели своего предтечу и радикалы, и консерваторы. Его проклинали и превозносили, с ним спорили все последующие сколько-нибудь значительные юристы. Его идеи, пусть и в измененной форме, присутствуют в концепциях, теориях и парадигмах последних двух веков. Вне зависимости от того, выступают ли гегелеведы с критикой, полемикой или одобрением, всегда чувствуется уважение к силе и глубине дум великого немецкого правдолюбца. Даже откровенные противники классического юромудрия, например Ф. Ницше со своим тонким, доходящим до болезненности чутьем, относившийся к "бывшим доселе философам как к презренным libertinas (вольноотпущенникам. - Н.А. ), нарядившимся в капюшон женщины-истины", усматривали значительность Гегеля "в движении духа времени". Ницше писал: "Мы, немцы, - гегельянцы, даже если бы никогда не было никакого Гегеля".

Можно согласиться с крупным мыслителем XX века М. Хайдеггером, сказавшим: "Гегелевская философия, являясь в определенном аспекте завершением, была таковым лишь как опережающее продумывание областей, по которым двинулась последующая история XIX столетия". Ему же принадлежит и такой вывод: "Вопреки пресной болтовне о крушении гегелевской философии остается в силе одно: в XIX столетии только эта философия определила собой действительность, хотя и не в поверхностной форме общепринятого учения, но как метафизика. Течения, идущие против этой метафизики, послушны ей. Со смерти Гегеля все - лишь противотечения, и не только в Германии, но и в Европе".

405
397 :: 398 :: 399 :: 400 :: 401 :: 402 :: 403 :: 404 :: 405 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации