Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part5-47.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part5-47.html

47 :: 48 :: 49 :: 50 :: 51 :: 52 :: 53 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 4. Китай

Кто-то спросил: "Правильно ли отвечать добром на зло?" Учитель ответил: "Как можно отвечать добром? На зло отвечают справедливостью. На добро отвечают добром".

КОНФУЦИЙ

Если можешь совершенствоваться сам, какие сложности могут быть в делах правления? Но если сам не в состоянии усовершенствоваться, как сможешь выправить поведение других?

КОНФУЦИЙ

Характерная черта юстиции Древнего Китая - преемственность во времени, определяемая закономерностями национальной правовой системы и знаменующая органическую связь между разными этапами развития юриспруденции, когда сохраняются определенные элементы или стороны права (его сущности, содержания, формы, структуры, функций) при соответствующих политических изменениях. В китайских условиях юстиции свойствен консервативный смысл, ибо юридический процесс обретал хронологически последовательный характер, вытекая из юстиции прошлого. Девиз Конфуция "Я верю в древность!" хорошо иллюстрирует эту черту. Вот еще типичные максимы: "Среди людей нужно искать только старое, а в вещах ищи не старое, а новое"; "В древние времена наши предки-правители привлекали к управлению старых людей".

В правоведении XX века преемственность нередко осуждалась как ретроградное явление, как препятствие новизне, прогрессу. В советское время мы много боролись с "пережитками прошлого в сознании людей", но не учитывать их влияние было невозможно. "Традиции мертвых поколений довлеют как кошмар над умами живых", - повторяли не раз Марксову формулу, продолжая борьбу с ними, чтобы построить "новый мир", не имевший никакой связи со старым. Горькие плоды этой борьбы мы пожинаем по сей день. Правда, появились ученые, которые поняли: может, лучше не бороться с преемственностью, а взять ее на вооружение. Ее стали трактовать не как противостоящую модернизации, а как способствующую ей. В Китае, за редким исключением (период "культурной" революции XX века при Мао Цзэдуне), такой подход почитали всегда.

Древнекитайская юстиция мало связана с мифом. Отдавая ему дань почтения, она рационалистична. Мифам, воспеванию божеств всегда предпочитались строгий ритуал и церемониал, торжественные оды и гимны, дидактическое историописание. Миф - лишь начало юридических рассуждений - заменялся анализом событий и обобщением практики. Шла историзация мифов и племенных преданий, создавая право, отодвигавшее факты в глубь веков, приписывающее дидактическим эталонам роль реально существовавших.

При таком подходе мифологически выглядит только первая посылка: правление Поднебесной (Китаем) осуществляется по мандату Неба, но уже вторая (смена мандата зависит от поступков правителей) носит рационально-светский характер. Править должны мудрецы на троне; правитель должен быть справедлив, должен заботиться о благе подданных, быть примером для них, окружать себя способными помощниками, выдвигая талантливых.

47

Эта меритократическая (власть способных, заслуженных) формула подверглась сомнению в период "сражающихся царств" и "пяти деспотов" (V-III вв. до н.э.), то есть в период крушения племенных государств и создания империи. В ее защите участвовали талантливые юристы, превратив катастрофу смуты в триумф национального юридического гения. Обычно эту формулу связывают с Конфуцием. Но скорее последнему просто повезло: фортуна после смерти встала на его сторону.

Не все, конечно, ученые - творцы высоких юсценностей. Многие из них (или, лучше сказать, большинство) были лишь знатоками древних обычаев, которые изощрялись в поисках гражданского порядка, спорили о тонкостях этикета, между тем как старый мир постепенно разрушался. Лишь вождь даосов Лао-Цзы без назойливости суетливых сообщает открывшуюся ему тайну "правовой природы вещей". Но его загадочная речь для многих оказалась непостижимой. Сам мудрец печалился об этом: "Мои слова легко понять и легко осуществить. Но люди не могут понять их и не могут осуществить". Его юридические представления выражены в трактате "Дао дэ цзин" (IV-III вв.). Биография его легендарна, вымыслы перемешаны с правдой. Из древних источников до нас дошла такая легенда. Однажды Конфуций посетил Лао-Цзы, интересуясь его мнением о гуманности и справедливости. Сам он возлагал на них большие надежды, мечтая с опорой на них превратить наследие прошлого в незыблемую систему права. Старый мудрец огорчил Конфуция: "Гуманность и справедливость, о которой вы говорите, совершенно излишни. Небо и земля естественно соблюдают постоянство, солнце и луна естественно светят, звезды имеют свой естественный порядок, дикие птицы и звери живут естественным стадом, деревья естественно растут. Вам тоже следовало бы соблюдать дао". Он убеждал разочарованного Конфуция: регламентация государства обречена на бесплодие. Юридическое - в отказе от искусственного. Нужно восстановить в правах космический ритм жизни (дао). "Голубь белый не потому, что он каждый день купается". Поиски того, кто станет править, по советам Конфуция, напрасны.

Ключ юстиции даосов - понятие "дао" - самозаконная естественность (естественный ход вещей), определяющая все законы, в том числе природы и общества. Человек следует законам Земли. Земля следует законам Неба. Небо следует законам дао, а дао следует самому себе. Дао буквально означает "путь", но в китайском языке оно обладало таким же многогранным смыслом, как древнеиндийский термин "рита". Им обозначали правило и порядок, смысл и закон, высшую духовную энергию и жизнь, пронизанную ею. Нет юридичней бытия, как жить с дао, жить по его законам. Но люди извращают природу, уклоняются от правого пути. Они отпали от космической гармонии и космического ритма, заменив их вымыслом, оказавшись в плену страстей. "Нет большего несчастья, чем незнание границ своей страсти, и нет большей опасности, чем стремление к приобретению богатств". Люди терзаются алчностью, завистью, честолюбием. Правители угнетают народ, соперничают друг с другом, поднимают войска, чтобы захватить чужие земли. Праведник, мудрец обращается к царям: "Прославлять себя победой - это значит радоваться убийству людей... Если убивают многих людей, то об этом нужно горько плакать. Победу следует отмечать похоронной церемонией".

Учителя и наставники, пытаясь .облегчить состояние страны, создают правовые нормы, усугубляют бедствия. Насилие над людьми приводит к обратным результатам. Правовое новаторство учителей и наставников лишь подтверждает кризис правосознания. Добродетель появляется после утраты дао, гуманность - после

48

утраты добродетели, справедливость - после утраты гуманности, почтительность - после утраты справедливости. Одним словом, позитивное право - ветхая и негодная система законов.

Люди мятутся, а дао пребывает в безмятежности. Не двигаясь, оно движется, не делая, оно творит. Проникновение в учение дао отметает соблазн земных забот. "Мудрый человек предпочитает недеяние (увэй) и осуществляет учение безмолвно... Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие... Он не борется, поэтому он непобедим в этом мире". В дао и недеянии - истинная добродетель, юридичность земного мира. Пусть фарисеи смеются над мудрецом, считают его жалким и беспомощным. Он действительно беспомощен, но чего стоит человеческая сила перед молчаливой мощью дао? Погруженный в него могущественнее тех, кто кичится людской мощью. "Самые слабые побеждают самых сильных. Небытие проникает везде и всюду. Вот почему я знаю пользу от недеяния. В мире нет ничего, что можно было бы сравнить с учением безмолвия и пользой недеяния".

Лао-Цзы отрицает властно-приказное регулирование, призывая соблюдать только дао. Оно "вечно и безымянно", никто в мире не может его подчинить себе. Если государи будут его соблюдать, тогда наступят мир и гармония, а народ без приказания успокоится. Притеснения со стороны знати и государей, поборы и налоги противоречат дао. Недеяние, восхваляемое от имени дао, осуждает антинародный активизм властителей и богатых, призывает воздержаться от реформ и оставить народ в покое.

Отклонение от дао - "ложный путь", или "человеческое дао". "Небесное дао напоминает натягивание лука. Когда понижается его верхняя часть, поднимается нижняя. Оно отнимает лишнее и отдает отнятое тому, кто в нем нуждается. Небесное дао отнимает у богатых и отдает бедным то, что у них отнято. Человеческое же дао - наоборот. Оно отнимает у бедных и отдает богатым то, что отнято. Кто может отдать другим все лишнее? Это могут сделать только те, которые следуют дао". Образ лука для дао несет ту же нагрузку, что и образ весов: единое средство восстановления юстиции включает в себя момент равенства. В отношении к дао все равны.

Китайскую преемственность в праве Лао-Цзы доводит до крайности. Модернизация - "ложный путь", с ней нужно расстаться. Мудрец обращается к первобытности, когда люди не знали роскоши, а вместо алфавита употребляли узелки на веревках, призывает к простоте, высмеивает традиционную госмудрость. Народ не нужно просвещать, нужно предоставить его дао, что и создает благоденствие. Ищите юстицию не у древних царей, учит он, не у предков и не в ритуальных правилах, а у самого дао, в духовном соитии с ним. Это сохраняет гармонию бытия, возвышает над всем, формируя юридичность. "Побеждающий людей - силен. Побеждающий себя - могуществен". Правоверный не ведает мстительных чувств, воздает добром за зло, ему незнаком страх, ибо "для него не существует смерти". Лао-Цзы - живой пример своей собственной юстиции: оставил царский дворец, бросил почетную службу, променяв их на жребий вольного скитальца.

Даосы тогда не были поняты китайским народом, озабоченным бренными делами. В Индии им сочувствовали бы больше, но на берегах Хуанхэ они не воспринимались. Китайцы чаще слушали тех, кто толковал древние предписания, прежде всего Конфуция (551-479).

49

Миллиарды китайцев (частично это касается и их соседей - японцев, корейцев, вьетнамцев) свято чтут его как учителя жизни. Большего авторитета дальневосточная юстиция не знала. Конфуций для нее примерно то же, что Иисус для христиан и Мухаммед для мусульман с существенной поправкой: Иисус и Мухаммед наделены сакральной святостью, являясь посредниками между человеком и Богом (а Иисус даже ипостась Бога). Конфуций - мудрейший из живших, но все же только человек, причем простой и доступный в общении, каким и должен быть юрист-педагог. Для него дао юридическое - это гуманный и справедливый порядок среди людей, вбирающий в себя древнюю традицию наряду с космической законосообразностью. "Когда в государстве нет дао, стыдно быть богатым и знатным". Тот, "кто утром познал дао, может вечером умереть", спокойно и без сожалений уйти из жизни, зная, что главное в ней понял. Не только Небо, но и сам человек - созидатель гармонии в государстве. Конечно, свято чтя связь времен, Конфуций не забывал, что Поднебесная - правовая система, которой в древности правили мудрые. Но ее больше нет, возникли анархия и конгломерат княжеств. Традиция юстиции нарушена, делами вершат беспутные князья, а великое Небо, несмотря на это, молчит. Значит, надо брать правое дело в свои руки. Пусть нет юриста-правителя, но в Поднебесной всегда были достойные люди, чьи заслуги высоко ценились правителями, бравшими их себе в помощники. Нужно только найти таких людей, обучить мудрости древних, помочь обрести дао, подготовить из них советников правителей, которым великое Небо не ниспослало юсдоблести (дэ). Учитель сделал ее символом дееспособности любого, кто склонен ему внимать. Накопив необходимый запас дэ, обретя истинное дао, правомерный окажется подготовленным к разумному правлению.

Конфуций разработал модель юриста - цзюнь-цзы, святого бессребреника, рыцаря долга, являющегося эталоном и правомерного поведения, думающего о дэ и постоянно культивирующего его в себе. Он следует дао, заботясь только об этом, а не о таких житейских мелочах, как еда или жизненные удобства. Он суров, но справедлив, беспристрастен и требователен к себе. Доброжелателен и помогает другим стать лучше, заботится о нуждающихся и в то же время не настолько мягок, чтобы давать водить себя за нос. Выдержан: прежде думает, потом говорит; ценит дело выше слова, постоянно постигает главное, смотрит в корень; ничего не боится и никогда не становится приспособленцем; уважителен к людям, гуманен и мудр, всегда юридизируется.

Из каких слоев следует черпать юридические кадры? "В обучении нет социальных различий". "Я не отказывал никому, вплоть до тех, кто мог принести лишь связку сушеного мяса". Единственное условие - способности. Конфуций выступал против аристократических кланов при назначении на должности, высказывался за меритократию.

Умелая администрация хорошо знает людей. "Богатство и престиж - вот к чему стремятся люди, бедность и убожество - то, что они ненавидят". Нужно заботиться о людях, вести их за собой, заслужить их доверие. Когда у Конфуция спросили об искусстве правления, он ответил: "Иди впереди людей, трудись для них". Нужно воспитывать людей. Учитель как-то заметил ученику: "Как много здесь людей!" Тот спросил, что следовало бы сделать для них. "Обогатить их!" - "А потом?" - "Обучить!" Продолжая свою мысль, добавил: "Если бы меня взяли на службу, в течение 12 месяцев я навел бы порядок, а за три года все было бы в совершенстве... Если бы мудрые управляли страной на протяжении ста лет, можно было бы одолеть все зло, забыть об убийствах".

50

К чему же звал Конфуций власть имущих? "Пусть государь будет государем, подданный - подданным, отец - отцом, сын - сыном". Низы трудятся, платят налоги, верхи заботятся о них, как отец о детях. Отношения строятся на принципе сыновней почтительности (сяо). Налоги - справедливые, строго фиксированные. "Если народ в достатке, как может недоставать правителю? Если же людям не хватает, то как может хватать правителю?" Государство - справедливая, ладная семья с правом старших по возрасту, положению, заслугам, способностям руководить младшими, заботясь при этом об их благосостоянии. Ван (правитель) обязан опираться на умелых и способных помощников, причем от него зависит не ошибиться в выборе, взять тех, кто более других пригоден: "Цзан Вэнь-чжун не украл ли чужое место? Знал ведь о добродетелях Хуэя из Люся, но не предложил его кандидатуру на свою должность". Позиция предельно ясна: только лучшие, только юристы должны занимать должности администраторов.

Государство и семья - два столпа юридизации. Выправить их, установить прочно и твердо, подвести под них незыблемую юстицию (дао и дэ) - и дело будет сделано. Для этого нужны умелая администрация, разумная экономика, необходимые знания, воспитание людей, включая соблюдение норм и ритуалов (ли). Последнее - важнейший организующий, дисциплинирующий, объединяющий и в то же время разделяющий людей по рангам фактор. Кто понял это, тому управлять Поднебесной так же легко, как показать ладонь. "Без ли почтительность превращается в утомительность, осторожность - в трусость, смелость - в смуту, прямота - в грубость". Соблюдение ли - важнейшая заповедь того, кто управляет людьми. Правитель обязан использовать чиновников в соответствии с ли, но и чиновник, как бы ни был он всесилен, обязан строго следовать обычному праву, противостоя как угодничеству, так и произволу. Без ли все рушится, извращается, становится собственной противоположностью. Знать и строго соблюдать обычное право необходимо всем.

Другое свойство юриста - жэнь (гуманность). Достичь его непросто, это требует преодоления немалых трудностей. Можно обладать многими достоинствами, но не иметь жэнь, причем это касается и весьма способных, не исключая учеников Конфуция. Цзюнь-цзы стремятся к жэнь с юных лет, ибо без этого они не будут иметь основы в жизни. Но у кого заведомо нет жэнь и кто не стремится обладать им, так это сяо-жэнь - преступник. Юрист тем и силен (в противоположность сяо-жэнь), что обладает жэнь и стремится распространить его среди других, то есть воздействовать силой примера. Так, если он предан сяо (сыновья верность) и ли (ритуал), имеет жэнь, то и весь народ гуманизируется. И если бы власть попала в руки правителя-юриста, то сердца всех на протяжении одного поколения обратились бы к жэнь.

Конфуций создал для цзюнь-цзы систему правового воспитания, в центре которой - осознанная и целенаправленная выработка юридических качеств. В наборе почти недостижимых совершенств этой системы можно видеть зародыш конкурсных экзаменов на право стать чиновником, хотя сам механизм создан впоследствии не столько конфуцианцами, сколько их соперниками - легистами.

Конфуций умер, оплакиваемый учениками. Мало кто понимал в то время силу и значимость его юстиции. Но стараниями студентов и их учеников, а также из-за менявшейся обстановки в самом Китае ситуация постепенно становилась иной. Отредактированные и понятые в конфуцианском духе древние сочинения, равно как и заповеди самого Конфуция, превращались в освященные традицией каноны, знание и уважение которых впитывались с молоком матери. Удачно сочетавшаяся

51

с преданиями старины, его юстиция завоевывала все новые и новые позиции, постепенно превращалась в кодекс наставничества поколений. Ей все более благосклонно внимали и власть имущие, превратив ее в государственную юстицию.

Однако путь к этому оказался тернистым из-за конкуренции с легистами. Их признанный вождь Шан Ян (390-338), честолюбивый и волевой человек, был вынужден уехать из родного царства, ибо его происхождение закрывало путь наверх. Юноша же мечтал о блистательной карьере сановника. Прослышав, что правитель Цинь ищет способных советников, направился к нему. Первые беседы не дали никаких результатов: тот просто засыпал, выслушивая программы очередного претендента. Однако когда Шан Ян поделился легистскими идеями, он настолько увлекся его доводами, что не заметил, как сполз с циновки. Трудно сказать, насколько достоверны эти сведения. Знаменательно другое: пришельцу поручили провести реформы.

Сведения о юстиции Шан Яна ограничиваются "Шан цзюнь шу" ("Книгой правителя области Шан"). В ее основе - указы советника, его речи и наставления, записанные придворными историографами. Она составлена его учениками, легистами второй половины III века до н.э. Шан Ян, как и Конфуций, стремился к правовому государству, где бы господствовал образцовый порядок, не представлял себе другой формы правления, кроме монархической, но придерживался совсем иных средств ее достижения.

Полемизируя с конфуцианцами, он критикует их путь к праву, образ гуманного правителя, способного навести правопорядок. "Человеколюбивый может быть человеколюбивым к другим людям, но он не может заставить людей быть человеколюбивыми; справедливый может любить других людей, но он не может заставить людей любить друг друга. Отсюда становится ясным, что одного человеколюбия или справедливости еще недостаточно для того, чтобы добиться хорошего управления Поднебесной". Юридическое возможно там, где правитель опирается на единые, обязательные для всех законы. Им отводилась роль верховной силы, которой все должны беспрекословно подчиняться. Разрабатывая концепцию государства и права, Шан Ян стремился наделить правителя неограниченной властью. Правитель не обязан обсуждать свои планы со знатными. В отличие от конфуцианцев, допускавших критику и даже смещение царя в случае нарушения им норм права, Шан Ян не мыслит о каком-либо наказании правителя, нарушившего закон, призывая его лишь соблюдать свои же законы.

Законность способствовала бы установлению нового типа связи: правитель - общинник без посредников в лице племенной верхушки и общинного самоуправления. Шан Ян доказывает общиннику, что легистское государство будет охранять его и заботиться о его правах не хуже, чем совет старейшин. Он обещает индивиду защиту его прав от всяких злоупотреблений на местах: "Если кто-либо из государственных должностных лиц в своих отношениях с народом не будет следовать закону, то люди могут обратиться за разъяснением к высшему чиновнику-законнику, и тот обязан объяснить им, какое наказание ожидает нарушившего закон. Эти люди должны ознакомить провинившегося с мнением высшего чиновника-законника". Родовая аристократия лишалась традиционных прав, вводилась бюрократическая система, что позволяло главе государства сосредоточить в своих руках всю полноту власти.

В трактате уделялось большое внимание порядку замещения должностей и титулов. Ратуя за отмену наследования должностей, Шан Ян создавал госаппарат, подвластный

52

только правителю. Однако новая система управления тоже была опасна трону в лице нарождавшейся бюрократии, которая со временем могла перерасти в самостоятельную силу и выступить против самого государя, если его политика станет угрожать ее интересам. Предвидя это, Шан Ян советует правителю практиковать среди чиновников взаимную слежку и доносы, дабы держать должностных лиц в постоянном страхе. В качестве поощрения он предлагал награждать тех чиновников, которые станут доносить на своих коллег. "Независимо от того, является ли сообщивший знатным человеком или человеком низкого происхождения, - он полностью наследует должность, ранг знатности и жалованье того старшего чиновника" (о проступке которого сообщит правителю. - Н.А.).

Справедливый правитель тот, который может заставить народ "внутри государства заниматься земледелием, а вне царства помышлять о войне". Ему ни к чему скромность, человеколюбие и стремление к знаниям, главное - уметь повелевать народом. Чем меньше подданные знают, тем лучше. "Если знания поощряются и не пресекаются, они увеличиваются, - говорится в трактате, - но когда они увеличиваются, то невозможно управлять страной, ибо появляется коварство. Когда знания пресекаются и не поощряются, люди искренни и просты".

Легистский метод правления - строгие санкции. "Хорошего управления добиваются путем наказаний". Шан Ян отказывается признать наличие какой-либо связи между мерой наказания и тяжестью совершенного преступления. Необходимо, считает он, жестоко карать даже за малейшее нарушение приказов, в противном случае невозможно управлять народом. Там, где людей сурово карают за тяжкие преступления и мягко наказывают за мелкие проступки, не только нельзя будет пресечь тяжкие преступления, но невозможно будет даже предотвратить мелкие проступки.

Стремясь повысить эффективность наград и наказаний, Шан Ян предлагал систему круговой поруки, разбив население на группы семей, обязанных постоянно наблюдать друг за другом и доносить властям о всевозможных нарушениях закона и об инакомыслящих. Она создавала благоприятные условия для установления непосредственных контактов между администрацией и общинником. Государство окончательно разрывало родоплеменные узы. Круговой порукой связывались не только родственники (отец отвечал за сына, жена - за мужа и т.п.), соседи, но и люди, занятые в течение какого-то времени общим делом. Эта система использовалась в армии (воины предварительно разбивались на пятерки). Шан Ян уверял правителя, что введение этой системы в армии поможет покончить с дезертирством. Широкое распространение шпионской системы держало подданных в постоянном страхе и полном подчинении. По замыслу ее творца, она создавала благоприятные предпосылки для воспитания "хороших подданных".

Шан Ян создал модель правопорядка, основанного на силе закона, кулачном праве. Он не признавал за народом никаких прав на управление государством. В главе "Как ослабить народ" такой подход выражен предельно четко: "Когда народ слаб - государство сильное, когда государство сильное - народ слаб. Поэтому государство, идущее истинным путем, стремится ослабить народ". Законодательство, система наград и наказаний, система круговой поруки и всеобщей слежки направлены на укрепление суверенитета государства и установление полного контроля над личностью. Стремясь превратить человека в слепое орудие правителя, Шан Ян возвел унификацию правосознания и всеобщее оглупление народа в ранг официальной политики, создав проект полицейского государства.

53
47 :: 48 :: 49 :: 50 :: 51 :: 52 :: 53 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации