Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part54-444.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part54-444.html

444 :: 445 :: 446 :: 447 :: 448 :: 449 :: 450 :: 451 :: 452 :: 453 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 53. Джон Милль

Мы знаем, что в обществе должна быть верховная власть, и то, что она должна находиться в руках большинства, в целом правильно. Но правильно не само по себе, а лишь как наименее несправедливый принцип. Необходимо, чтобы общественные институты создавали гарантии для постоянного существования в той или иной форме оппозиции воле большинства. Она нужна как противовес односторонним взглядам большинства, как мера защиты свободы мысли и разнообразия характера.

МИЛЛЬ

Крупный юрист Англии, продолжатель дела Локка, Смита, особенно Бентама, Джон Стюарт Милль (1806-1873), в творчестве которого обозначились принципы либеральной юстиции последующих поколений, от Т. Грина до Д. Роулса. Точку зрения одного из них, А. Хобхауза, по словам которого, Милль "один заполняет собой промежуток между старым и новым либерализмом", разделяют сегодня многие юристы. Милль - своеобразный мостик между классическим либерализмом и неолиберализмом XX века - вызывает немалый интерес у либералов наших дней, которые видят в нем "изменчивое зеркало, отражающее современные заботы и интересы". Выявление роли этого юриста необходимо для изучения юридической мысли не только Англии XIX века, но и современности.

Джон в колледжах и университетах не учился. Отец Джеймс, соратник Бентама по утилитаризму, сам его учил, желая, чтобы сын стал юристом, "несмотря на свое презрение к варварскому хаосу, называемому английскими законами". Для этого он попросил Остина, главу юридического позитивизма, изучать с сыном римское право. Под "высоким оком" Милль прочел книгу романиста Гейнеция о Кодексе Юстиниана, его же - "Римские древности", а также много книг английского юриста Блэкстона. В начале этих занятий отец в качестве пособия дал ему популярное изложение секретарем Бентама Дюмоном его главных идей из "Трактата о законодательстве". Чтение этой книги, напишет потом Милль, "было эпохой моей жизни, одним из поворотных столбов моего умственного развития".

В 20-х годах семнадцатилетний Милль - в "Обществе утилитаристов", которое пропагандировало Бентама, стремясь сделать его знаменем надвигающихся избирательных реформ. Он активно участвует в журнале "Вестминстер ревю", ставшем органом "философских радикалов". В статьях он обращается к принципам утилитаризма, применяя их к частным случаям британского права. Милль вспоминал, что тогда был "простой рассуждающей машиной", начиненной идеями своего отца и Бентама.

В 1823 году он поступает на службу в Ост-Индскую компанию, где проработал до 1853 года. В 1866-1868 гг. он - член палаты общин, примыкающий к левому крылу партии либералов, возглавляемой Гладстоном. Потерпев поражение на очередных выборах, Милль отошел от политики. Его юридическое наследие: трехтомный трактат "Принципы политической экономии" (1848), "Утилитаризм", "Автобиография" (1870), "О свободе", "Мысли о парламентской реформе" (1859), "Представительное правле-ние" (1861).

Милль творил в период завершения промышленной революции, начала производства и обмена в международном масштабе, дифференциации социальной

444

структуры, обострения противоречий между трудом и капиталом, формирования зрелого рабочего движения. Английская буржуазия, все более становящаяся "средним классом", нуждалась не только в укреплении власти, но и в убедительном ее обосновании. Либерализм как нельзя лучше подходил для этого. Но ему требовалось придать более зрелую и гибкую форму. Трансформация либеральной юриспруденции в значительной степени связана с именем Джона Стюарта Милля.

Уже в 1826 году он в поисках правды начал переоценивать бентамизм, придя к выводу: "истинная система" гораздо многостороннее, чем он себе воображал. Поэтому необходимо обращаться к разным точкам зрения.

Эволюция его юстиции происходила под влиянием столь отличных друг от друга мыслителей, как С. Кольридж, А. Сен-Симон и его последователи, Т. Карлейль, О. Конт, А. Токвиль. Пожалуй, наиболее ярко стремление Милля примирить враждующее общество находит выражение в его увлечении Кольриджем. Милля заинтересовала консервативная романтика, причем он воспринял не столько ее религиозно-мистическое содержание, сколько общий подход, например попытку Кольриджа рассматривать церковные институты как воплощение вечно развивающейся Идеи, которая - и их источник, и цель существования. Заинтересовала Милля и мысль Кольриджа о силах постоянства и прогресса, воплощение которых - класс землевладельцев и класс промышленников и коммерсантов. Равновесие между ними - в государстве. Эти идеи, хотя и заметно видоизмененные, отразились у Милля.

О своем впечатлении от сен-симонистов Милль писал: "Их критика общепринятых либеральных доктрин казалась мне важной и ценной; главным образом именно благодаря их сочинениям я увидел временную и ограниченную ценность старой политэкономии, признававшей частную собственность и право наследования нерушимыми законами, а свободу производства и торговли - последним словом социального прогресса". Наибольшее влияние на Милля оказали их идеи о смене органических и критических периодов. В то же время он не разделял их представлений о духовной власти. Одобряя мысль о том, что непросвещенная масса должна относиться с почтением к мнениям людей, сведущих в юридических вопросах, он возражал против предложенной сен-симонистами формы духовной власти. Соперничество точек зрения неизбежно для согласия, считал он. Немало возражений у него вызывал их социализм и религиозный мистицизм.

Заметное влияние на пересмотр Миллем бентамизма оказал крупный юрист-либерал Франции, автор знаменитой книги "Демократия в Америке" А. Токвиль. Они познакомились в 1835 году и переписывались до самой смерти французского юриста в 1859 году. Сфера их общих интересов - политическая организация общества, пути ее развития. По признанию Милля, "Демократия в Америке" заставила его серьезно изменить свою юстицию. У Токвиля он увидел правильный метод юриспруденции, сочетающий индукцию и редукцию. Выводы его были основаны, "с одной стороны, на законах человеческой природы, с другой стороны, на опыте Америки, Франции и других современных народов".

Французский юрист считал, что демократические институты таят в себе три опасности: во-первых, угрозу личности со стороны общественного мнения, во-вторых, подавление меньшинства большинством и, в-третьих, утрату инициативы и самостоятельности на местах в силу роста централизации. Первый из этих тезисов стал у Милля главной темой эссе "О свободе", второй - одним из главных принципов юстиции, который лег в основу его возражений социалистам. Проблема

445

свободы теперь уже не сводилась для него к демократии, представительному правлению и передаче власти в руки большинства, как для его отца и Бентама. Она заключалась также в том, чтобы оградить личность от тирании большинства, обеспечить меньшинству возможность быть услышанным.

Утилитаризм в большей степени сохранился в юсметодике Милля. Цель правовых действий - счастье, уменьшение страданий. Поскольку воля человека - "дитя желания", то она направлена к счастью, обретая в нем юридический смысл. Однако, по Миллю, счастье не единственная, а лишь конечная цель, "определяющая смысл всех прочих целей и служащая для их проверки". Человек сложнее, чем думают бентамисты, ибо отнюдь не все его поступки диктуются личным интересом. Стремление к удовольствиям и отвращение к страданиям лишь в конечном счете определяют многочисленные цели. Более того, в действительности "счастливы только те, чей ум направлен на цели, отличные от их собственного счастья. Стремясь к их осуществлению, они попутно обретают счастье".

Корректирует Милль и понятие пользы. Бентам подразумевал под ней частные интересы, считал, что природа заставляет человека удовлетворять свои потребности. Милль же трактует ее не как частное устремление, он увязывает интересы личности и общества. Если Бентам выделяет количество удовольствий, а качество считает лишь их формой (польза - в количестве удовольствий), то Милль на первое место ставит их качество. Счастье - прежде всего общее благо, основанное на личной привязанности и стремлении к ней.

Понятие пользы дополняется у Милля понятием "верховных санкций принципа пользы", то есть факторов, заставляющих ей подчиняться. Санкции он делит на внешние и внутренние. Внешние - альтруистические: "надежда на милость или страх немилости к нам наших ближних или Бога", "симпатия и привязанность к ближним, любовь и благоговение к Богу, побуждающие нас исполнять Божью волю независимо от наших эгоистических побуждений". Вместе с просвещением они способствуют подчинению интересов каждого общей пользе. Но все же основополагающая санкция - внутренняя: индивидуальное правосознание, осознание каждым долга и ответственности перед обществом, изначально заложенные в человеческой природе.

Кроме качественного смысла счастья Милль выделяет справедливость - нравственные требования, которые, будучи рассматриваемы в их сочетании, занимают высшее место в ряду требований общественной пользы и поэтому имеют высшую обязанность, чем другие требования. Справедливость Милль раскрывает в контексте взаимоотношений личности и государства. Она состоит из правил повеления и тех чувств, которыми правоотношения оправдываются. Это установленные практикой нормы, образцы поведения. Справедливо уважать субъективное право каждого, и несправедливо лишать его этого права. Справедливо, "чтобы каждый получил то, что заслужил, и несправедливо, чтобы кто-нибудь получал добро или терпел зло, которого не заслужил". Справедливо выполнять принятое обязательство, и несправедливо нарушать его и обмануть этим кого-либо. Справедливо быть беспристрастным, и несправедливо быть пристрастным. Равенство тоже "есть требование справедливости, но не иначе как за исключением тех случаев, когда польза требует неравенства".

Правила справедливости санкционируются чувствами из двух составляющих: желания возмездия и представлений о лице, чьи права нарушаются несоблюдением правил справедливости. В свою очередь желание возмездия, в которое выливается чувство справедливости, само подразделяется на два простых элемента: побуждение к самозащите и чувство симпатии.

446

Как видим, Милль, в отличие от бентамистов, делает упор на духовно-правовые начала в создании "правильных", "нравственных" образцов государства. Юридическое у него - "чувство общительности, присущее человечеству, желание единения с нашими ближними". Ценность поступка измеряется тем, насколько он ведет к "наибольшей сумме счастья для наибольшего числа людей" и сохранению государства. Общее благо - учет противоречивых интересов не только индивидов, но и классов. Милль тем самым - предтеча солидаризма: без "взаимного признания интересов" нет общения между людьми, за исключением господина и раба. Он исходил не из природы человека - субъекта удовольствий и страданий, а из его социальной природы, связывая личные интересы и счастье с интересами государства. По мнению английского юриста Дж. Госа, Милль стоит у истоков того современного либерализма, который "делает упор скорее на взаимную зависимость, чем на независимость, на сотрудничество, чем на конкуренцию, на взаимное уважение, чем на личное благо".

Отход от утилитарно-частного у Милля сопровождался гармонизацией отношений личности и государства. Оказалось, что демократия, парламентаризм по-прежнему сохраняют угрозу деспотизма в "господстве посредственности", "массы над индивидом", тогда как залог прогресса - развитие "индивидуальности мыслящих людей", их "твердое нравственное убеждение". В государстве столько независимых центров, сколько личностей. Однако личности в первую очередь грозит "деспотизм обычая и традиции", "тирания большинства" в демократиях, основанных на всеобщем избирательном праве.

Милль первый юрист, указавший на опасность для прав человека роста массы "средних" людей при парламентаризме. "Средний" человек не выходит из очень скромных пределов в том, что касается обыденного правосознания. "Все, что в человеке выдается сколько-нибудь вперед и заметно отличает его от будничных натур, должно быть сдавлено и изуродовано, как нога китаянки".

Против пороков правления большинства, в защиту "просвещенного" меньшинства он открыто выступает в "Автобиографии": "Единственная истинная перемена, которую мне предстояло испытать в моих убеждениях, относилась к области политики. Она состояла, с одной стороны, в большем приближении к области целей человечества, к умеренному социализму, с другой стороны - в превращении моего политического идеала из чистой демократии, как ее понимали в то время, в ту форму демократии, которую я сформулировал в "Представительном правлении". Боязнь "тирании большинства" - прямое продолжение боязни "тирании демократии" и бунта толпы просветителей XVIII века. Но Милль, выражая иное время, видит главную опасность "тирании большинства" не только и не столько для богатых классов, а тем более не для аристократии, сколько для отдельной личности, творческого меньшинства, главное достоинство которого не в богатстве, а в образованности.

"Все, что уничтожает индивидуальность, есть деспотизм". Милль видит корень социальной напряженности не в антагонизме между буржуазией и пролетариатом, трудом и капиталом - это противоречие он считает примиримым, - а в противоположности меньшинства "просвещенных" и большинства "посредственностей". Другими словами, институциональные ограничения правящих необходимы не для предотвращения "классового законодательства", а для защиты прав одаренного и просвещенного меньшинства, для утверждения "самодержавия личности", режима гражданской свободы.

Милль исходит из того, что любая власть над гражданином должна быть ограничена. Ограничение распространяется и на государственную власть, и на

447

власть общественного мнения насильно навязывать свои идеи и правила тем индивидуумам, которые с ним расходятся в своих понятиях. Здесь Милль, так же как и его друг Токвиль, в отличие от ранних либералов, усматривает угрозу свободе индивида не только от государства, но и от "тирании большинства".

Нужен принцип, на основе которого власть в лице государства и общественного мнения может принудительно вмешиваться в жизнь человека: влиять только на те действия индивида, которые касаются других людей; в действиях же индивида, которые касаются только его самого, он абсолютно независим. Исходя из этого принципа, даны два предела власти: 1) гражданин не ответствен за действия в собственных интересах. В этом случае общество может ему только советовать, наставлять и убеждать его или избегать с ним отношений и этим выражать осуждение его действий; 2) за действия, вредные для других, наступает такая ответственность, которую общество сочтет нужной.

Допускаются исключения из этого принципа. Речь идет о тех случаях, когда индивид своими действиями причиняет вред другим, но вмешательство в них Милль относит к необязательным функциям, так как их исполнение "не диктуется соображениями первоочередной необходимости" и по поводу этих функций существуют разные мнения. К таким случаям, когда причиняется вред другим, но вмешательство государства необязательно, он относит различные конкурсы и соревнования, свободную торговлю (за исключением продажи наркотиков, ядов, подделок и т.д.), азартные игры (кроме содержания игорных домов), воспитание детей (за исключением тех случаев, когда родители сами не хотят их воспитывать) и другие.

Английский юрист выступает против того, чтобы государство помогало действиям индивида. Во-первых, человек сделает лучше всякое дело, если оно его касается, чем любое правительство. Во-вторых, любая частная деятельность, даже если индивиды делают все хуже, чем чиновники, - могущественное средство их умственного воспитания и развития разнообразных способностей. В-третьих, любое увеличение государственной деятельности влечет за собой рост бюрократии, поглощение ею лучших умов и, как результат, порабощение ею как остальной части общества, так и самой себя.

Помимо необязательных функций государства, Милль выделяет необходимые: защиту интересов личности и собственности, а также основанные на этой функции случаи, которые являются исключениями из принципа "каждый человек - кузнец своего счастья". Это: 1) защита душевнобольных и детей; 2) гарантия соблюдения договоров; 3) контроль за деятельностью акционерных обществ и добровольных ассоциаций; 4) регулирование трудовых отношений; 5) социальная помощь наряду с благотворительностью частных лиц; 6) организация и финансирование таких мероприятий, которые выгодны всему обществу, например путешествий, если это дело непосильно для частной инициативы.

Наряду с делением функций государства на необязательные и необходимые Милль рассматривает также вопрос о пределах власти вообще. Власть над человеком должна быть ограничена сферой индивидуальной свободы, куда никто не имеет права вмешиваться. К этой сфере причисляется, во-первых, свобода совести, мысли, чувства, мнения относительно любых предметов; во-вторых, свобода выбора и преследования каких-либо целей, а также свобода устраивать личную жизнь в соответствии со своим характером и усмотрением; в-третьих, свобода действовать сообща с другими людьми, создавать с ними общественные объединения для достижения какой-либо цели, если она не вредит другим людям.

448

Государство не только предоставляет индивиду свободу, но и налагает на него обязанности, которые базируются на двух максимах. Во-первых, индивид не должен нарушать интересы и права других лиц. Во-вторых, он должен выполнять обязанности, необходимые для защиты общества или другого человека "от вреда и обид". Причем можно принудить каждого к их выполнению. При уклонении можно карать общественным мнением, если действия индивида хотя и не нарушают установленных прав других, но вредят их интересам или не принимают их во внимание. Если свобода индивида - источник общественного прогресса, то его ответственность перед другими - основа общественного порядка. Причем как свобода не может существовать без ответственности, так и прогресс невозможен в обществе, где нет порядка.

Новизна подхода Милля к проблеме гражданской свободы в том, что он понимает под ней не только свободу от принуждения со стороны власти, но также свободу для разнообразных действий индивида, таких, которые не нарушают законы и не вредят интересам других людей. Гарант таких действий - представительное правление, которое в наибольшей степени отвечает требованиям свободы и порядка, благосостояния граждан.

Под формой государства Милль понимает способ организации верховной власти вместе с образованием соответствующих структур, институтов, органов. Идеальной формой будет та, которая способствует развитию у граждан лучших качеств: "развитие умственное, развитие нравственное и развитие практической деятельности". Важен механизм, позволяющий гражданам проявлять эти качества в отношениях друг с другом. Форма государства, способная служить всестороннему развитию граждан и обеспечить порядок и прогресс в обществе, - представительное правление, где верховная власть и государственный контроль принадлежат всему обществу, а гражданин не только имеет голос, но участвует лично в правлении, отправляя различные должности, местные или государственные.

В представительном правлении верховная власть - законодательная, так как ее недостатки в большей степени влияют на недостатки данной формы. Ее сущность в том, что "весь народ или значительная его часть посредством своих депутатов, избираемых периодически, держит в своих руках высшую власть и контроль, который во всяком конституционном устройстве должен принадлежать кому-нибудь". Прерогативы парламента - выражение общественных интересов, принятие законов, контроль за исполнительной властью. Отсюда и принципы устройства парламента: пропорциональное представительство для всех избирателей, компетентность, открытое голосование, ответственность перед народом.

Что касается исполнительной власти, то ее основная функция - в "хорошем управлении обществом" с ответственностью, компетентностью, конкурсным порядком занятия должностей, определенной независимостью главы этой власти. Принцип независимости вместе с принципами компетентности и беспристрастия - основные и в функционировании третьего вида власти в представительном правлении - судебной власти. Именно данный вид власти поддерживает справедливость в обществе.

Концепция представительного правления завершается рассмотрением особенностей устройства и функционирования местных органов власти. Само устройство, функционирование и формирование местной власти, полагал английский юрист, должно основываться на тех же принципах, что и центральная власть, то есть принципах пропорционального представительства, компетентности, определенной ответственности и независимости, конкурсного подбора кадров и беспристрастности. В то же время он дополняет эти принципы новым принципом - общности "местных

449

интересов , который заключается в том, что ввиду наличия у каждой местности своих общих особых интересов должен существовать в каждом местном избирательном округе и каждом городе местный парламент, занимающийся решением их специфических проблем.

Представительное правление - не универсальное, как у просветителей "государство разума". Чтобы этот идеал претворился на практике, нужны особые условия. К их числу Милль относит соответствие предложенной им формы правления характеру народа, состоянию общества (куда включается степень развития его правовой культуры, уровень развития его экономики, распределение богатства, классовые отношения).

Характер и свойства народа, а также черты эпохи, соответствующие представительной демократии, формируются в обществе под воздействием статических и динамических факторов. Главными среди статических факторов Милль называет консенсус, который означает тесную взаимосвязь и взаимообусловленность всех общественных явлений, а также определенную систему воспитания, верность представительному правлению, существование "принципа симпатии". Среди динамических факторов, способствующих представительной демократии, главным Милль считает умственное развитие народа как основное условие социального прогресса, основанного на двух качествах - оригинальности и избирательности, что способствует развитию духовно-правовых черт народа, и прежде всего прилежания, честности, справедливости и благоразумия. Статические и динамические факторы формируют такие свойства народа, соответствующие представительному правлению, как согласие народа принять власть, желание и способность его сделать все необходимое для ее сохранения, желание и способность выполнять обязательства и обязанности, а также воздержанность, терпимость, законопослушность, сочувствие общественным интересам и вместе с тем деятельный, предприимчивый, энергичный характер.

Согласно Миллю, представительная демократия - общество, находящееся на высоком уровне правового развития. Члены его - граждане, строящие отношения между собой по принципам симпатии, солидарности, взаимопомощи, образуют гражданское общество среднего класса как наиболее преобладающего, разумного, здравомыслящего. Ведущая роль в нем у элиты, лучших представителей разных классов, отличающихся от других более высокими юридическими качествами.

Условия представительного правления Милля тесно взаимосвязаны с утилитаризмом, а также с концепцией гражданской свободы. В совокупности они решают проблему взаимоотношений человека и власти, которые должны соответствовать друг другу: каков человек и его особенности, такова власть и ее особенности, и наоборот. Далее, эти взаимоотношения должны регулироваться правовыми принципами и нормами, которые вытекают как из природы самого человека, так и из особенностей его социальных взаимосвязей. Цель взаимоотношений человека и власти - максимальное счастье граждан как главнейшее условие социального прогресса.

Милль считал, что для современной ему Англии наилучшей формой государства будет такая, при которой "верховная власть и право государственного контроля принадлежат всему обществу" и "каждый гражданин не только имеет право голоса, но и может время от времени деятельно участвовать в управлении страной, отправляя ту или иную местную или государственную должность". В то же время он полагал, что принцип представительности необходимо пополнить принципом компетентности, ибо это позволит "соединить преимущества, связанные с ведением

450

дел опытными людьми, с тем положительным, что дает общий контроль, осуществляемый представительными органами всего народа, насколько одно с другим совместимо". В практических предложениях существенно ограничивались прерогативы парламента с передачей значительной части законодательных и исполнительных функций кабинету министров и различным комиссиям.

Милль тревожился: большинство, получив власть, "может принести в жертву своим выгодам и справедливость, и благо меньшинства, и будущее грядущих поколений". В современном ему обществе существуют классы хозяев и работников. Чтобы не допустить "тирании большинства", необходимо их равновесие в парламенте, тогда появится надежда, что разумная часть представителей каждого класса сможет отказаться от своих условных интересов и встать на сторону справедливости.

Предотвратить "тиранию большинства" должна избирательная система, организованная так, чтобы "все мнения и их оттенки" были представлены в парламенте. Избирательное право надо сделать всеобщим. Милль - сторонник предоставления права голоса и рабочим, и женщинам. Но в то же время он фактически ставил избирательное право в зависимость от образовательного и имущественного цензов, отказывая в нем неграмотным и тем, кто не платит налоги. Всеобщее избирательное право в понимании Милля было значительно шире установленного в Англии реформой 1867 года.

В избирательном праве для предотвращения "тирании большинства" Милль предлагал ввести "личное представительство" и "множественность голосов". Каждый избиратель должен иметь возможность отдать свой голос за кандидата, известного ему лично, хотя и выдвинутого в любом округе. Милль полагал, что получение места в парламенте даст меньшинству больше шансов быть услышанным. Кроме того, он предлагал предоставлять два или более голосов наиболее компетентным, то есть наиболее образованным людям. Для этого достаточно выдержать открытые для всех публичные экзамены.

Юстиция Милля в 60-х годах XIX века находилась в целом в русле леволиберального реформизма и носила достаточно радикальный характер. В то же время в ней явно отразился конфликт между ценностями свободы и демократии, равенства и индивидуальности, весьма симптоматичный для правосознания того периода. Его разрешение Милль искал на путях ограничения демократии посредством упрочения позиций образованной элиты. Проблему свободы применительно к институтам он видел уже не в том, чтобы гарантировать защиту интересов большинства в парламенте, а в том, чтобы не допустить его тирании.

Решение проблемы личности и государства Милль искал также в совершенствовании социального строя, что в немалой степени связано и с поиском более гармоничных форм сочетания личного и общественного. Он усмотрел в социализме идеи, которые "столь же заслуживают себе место в ряду политико-философских теорий, как и учения, созданные предыдущими мыслителями". В "Принципах политической экономии" он критикует частную собственность, наемный труд, порождающие неравенство, зависимость рабочих от капиталистов, враждебность между ними. При условии компенсации государство "правомочно аннулировать или изменить любое частное право собственности, которое по зрелом размышлении оно сочтет стоящим на пути общего блага".

Особую симпатию у него вызывали авторы, которые считали, что переход к социализму должен совершаться в рамках небольших общин. Тем самым он может быть осуществлен постепенно, доказывая свои преимущества на опыте. "Его можно

451

сначала испытать на части населения и распространять на других по мере того, как это будут позволять их воспитание и образование". И, напротив, теории, сторонники которых ставили "своей целью вступить во владение всей землей и всем капиталом страны и немедленно начать управлять ими силами государства", вызывали горячий протест. Социализм, введенный путем насилия, Милль считал несовместимым со свободой личности. Предосудительна претензия "на основании своего частного мнения, не подтвержденного пока еще какой-либо экспериментальной проверкой", силой лишать людей средств для поддержания их нынешних "жизненных удобств".

Социализм предполагает высокий уровень сознательности, и потому "попытка силой включить неподготовленное население в коммунистические общества, даже если бы революция дала для этого власть, закончилась бы разочарованием". Самый существенный недостаток виделся в "тирании общества над личностью", связанной с необходимостью решать вопросы, имеющие огромное значение для каждого, большинством голосов: "Даже предполагаемые разногласия окажутся меньшим злом для будущего человечества, чем обманчивое единодушие, основанное на подчинении всех индивидуальных мнений решению большинства". Милль подчеркивал: "Людям следует самим думать и самим экспериментировать"; привилегия думать за них и предписывать, как им поступать, не должна попасть в руки правителей, неважно, действуют ли они от имени немногих или от имени большинства. "Подавление личности большинством уже является великим и все возрастающим злом во всех существующих обществах; однако при коммунизме оно, возможно, будет еще большим". Социализм будет благом для человечества лишь в том случае, если сможет разрешить "проблему величайшей свободы действий личности общественной собственностью на ресурсы земного шара и равным участием во всех формах совместного труда".

Вопрос о том, чему принадлежит будущее - социализму или усовершенствованному капитализму, Милль оставлял открытым: все должен решить опыт. Однако независимо от исхода этого соревнования коллективистские эксперименты принесут, с его точки зрения, огромную пользу. Устранение недостатков современного общества в любом случае потребует от людей умения думать не о своих корыстных интересах, но об интересах общества в целом. И "неотесанная толпа", которую составляют трудящиеся массы, и их наниматели, "должна научиться на практике трудиться и объединяться для общих или по крайней мере общественно значимых целей, а не только ради своих узких интересов, как это было до сих пор". Поэтому все социалистические эксперименты "независимо от того, окажутся они удачными или нет, не могут не быть полезными для воспитания тех, кто в них участвует, развивая в них способность действовать в соответствии с мотивами, прямо направленными на общее благо".

Доброжелательность Милля к коллективистским идеям была необычной для либералов. Его предшественники, начиная с Локка, рассматривали частную собственность как единственно совместимую с индивидуальной свободой, как гарантию таковой. Представления Милля о взаимоотношениях личности и общества, его концепция свободы, тесно связанной с социальной ответственностью, позволили увидеть в общественной собственности немало положительных моментов.

Значительную роль в совершенствовании общества Милль отводил государству. Оставаясь сторонником принципа "laisser faire" ("не мешайте"), он в то же время трактовал этот принцип иначе, чем его предшественники. Главным аргументом в пользу невмешательства государства для него было то, что, расширяя сферу своей

452

деятельности, правительство тем самым лишало бы членов общества возможности развивать свои способности. Однако человек не всегда осознает связь своих интересов с общим благом, не всегда оказывается лучшим судьей своих интересов. Поэтому "правительство должно брать на себя все то, выполнение чего желательно для общих интересов человечества или для текущих интересов членов общества, если все это по природе своей не может вознаградить частных лиц или общество, приложивших свои усилия".

Социалистические идеи Милля повлияли на многих его современников, в частности в России. Революционная демократия в нашей стране ценила не только его антифеодальные и антидеспотические идеи. Критическое переосмысление его политической экономии сыграло важную роль в формировании социализма Чернышевского.

В субъективную юстицию, на которой базировался социализм народников, Милль внес существенный вклад. Им сформулированы постулаты представительного правления в эпоху зрелости буржуазного строя, которые были прочно усвоены последующим либерализмом. Сегодня в его наследии делается акцент на условиях свободы индивида, устранении препятствий для его юридизации. Например, основоположник английского неореализма и неопозитивизма Бертран Рассел выражал "полное согласие с ценностями Милля" и утверждал, что с ростом социальной организации, "подчиняющей индивида целому", даже важнее, чем во времена Милля, подчеркивать права личности.

Ряд юристов рассматривают прямую связь протеста Милля против "общественного мнения средних людей" с современными теориями "контркультуры", протестами против "массового общества", конформизма и отчуждения индивида. Маркузианство и неофрейдизм (Браун, Лифтон) делают упор как раз на те ценности, о которых так много писал Милль: свобода, индивидуальность, спонтанность, творческое начало. В наибольшей степени эта позиция "от Милля" проявляется в экзистенциализме, который защищает автономию и аутентичность личности в крайней форме. С антиэлитистских позиций критикует выводы Милля английский профессор М. Коулинг в книге "Милль и либерализм", обвиняя его в том, что его либерализм - "догматический и религиозный", что он стремился не освободить человека, а лишь сделать его приверженцем рационалистического утилитаризма, который "под названием религии гуманности должен был заменить христианство". Наибольшие интеллектуальные способности элиты, доказывал Коулинг, вовсе не обязательно означают ее высшие юридические качества. Абсолютизация ее правосознания несостоятельна и опасна.

Различные критики Милля фактически сопоставляют его взгляды на буржуазную государственность, его опасения и надежды, высказанные более ста лет назад, с нынешним положением дел. Большинство критиков делают вывод: индивидуализму угрожают еще большие опасности, а средства, предлагавшиеся им для предотвращения общества от загнивания, оказались неэффективными. Милль еще в начале долгой кризисной эволюции капиталистического строя дал проект спасения, заключающийся в юридизации граждан, ограничении численности "низших" классов, наконец, благотворной роли в правовом прогрессе интеллектуальной элиты.

Этих мер оказалось явно недостаточно! Тщетность надежд Милля на фоне современной действительности дала основание голландскому юристу Ф. Холтхуну назвать его юстицию "дорогой в утопию" в книге с идентичным названием "Дорога в утопию. Комментарий социальной мысли Дж. Ст. Милля".

453
444 :: 445 :: 446 :: 447 :: 448 :: 449 :: 450 :: 451 :: 452 :: 453 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации