Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part57-475.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part57-475.html

475 :: 476 :: 477 :: 478 :: 479 :: 480 :: 481 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 56. Западноевропейский анархизм. М. Штирнер и П. Прудон

Я требую уничтожения привилегий и рабства. Я хочу равноправия. Хочу, чтобы царил закон. Справедливость и только справедливость - вот суть моего сочинения.

ПРУДОН

Справедливость - это центральная звезда, управляющая обществами, ось, вокруг которой вращается весь политический мир, принцип и правило всех договоров. Ничто не совершается в среде людей иначе как на основании права, ничто не совершается без обращения к справедливости.

ПРУДОН



Анархизм как школа социалистической юстиции возник на заре государственности и существует по сей день. Марксизмом он безоговорочно квалифицируется как мелкобуржуазная утопия, но его брали на вооружение различные социальные группы (чаще угнетенные), недовольные официальными порядками. Каждое восстание и каждая революция народных масс возрождали в юридическом процессе идеи безгосударственного общества, "золотого века", общинного строя, коммуны. Однако законченной теоретической доктриной анархизм стал только в середине XIX века, выражая интересы и страх за свое будущее низов Западной Европы в условиях быстрого роста капитализации и поляризации общества на буржуа и пролетариев.

Методология анархизма - доведенные до крайности индивидуализм и субъективизм, когда абсолютно самодовлеющая личность противопоставляется государству, а проблема прав и свобод человека решается путем тотального отрицания всех политических форм. Родиной анархизма в Западной Европе стали Германия и Франция.

Германия в первой половине XIX века - экономически отсталая страна с широким распространением кустарно-ремесленного производства и почти полным отсутствием крупной капиталистической промышленности. Здесь победил "прусский" путь развития, когда вместо революционного преобразования феодально-монархического строя происходил медленный и затяжной процесс превращения феодально-крепостнического поместья в буржуазное хозяйство посредством реформ сверху, осуществляемых полицейским государством. Тем самым крестьянство было принесено в жертву крупным землевладельцам - помещикам-юнкерам.

Такие формы развития тормозили рост капитализма, не давали буржуазии возможности консолидироваться в самостоятельный класс, обусловили ее политическое бессилие. В исключительно тяжелом положении находилась мелкая буржуазия, на которую обрушился двойной гнет: полуфеодального государства и ростовщического капитала. Мелкое кустарно-ремесленное производство, не выдерживая конкурентной борьбы с фабриками, было обречено на гибель, а сами мелкие собственники нередко превращались в пролетариев. Это и порождало анархическую юстицию, так как причину бедствий мелкая буржуазии видела в государстве.

475

Теоретическим выражением анархических настроений стала книга Макса Штирнера "Единственный и его достояние" (1845). Штирнер - псевдоним Каспара Шмидта (1806-1856) - выходца из семьи мелкого ремесленника. Он окончил Берлинский университет, где читались лекции Гегеля, взгляды которого оказали большое влияние на его творчество. Окончив университет, в течение 8 лет из-за болезни, а главное, из-за нужды Штирнер служил преподавателем в ряде учебных заведений прусской столицы.

Пафос его юриспруденции - разрушение абсолютного, воплощенного в теоюстициях и юстициях авторитетов - представителей этатистских школ (типа якобинской), для обеспечения внутренних гарантий свободы личности. В этой цели отражены Штирнеровский субъективный идеализм, зачатки психолого-правовых подходов, получивших свое полное развитие в психологической школе права начала XX века.

Защищая интересы индивидуализма вне социально-политических связей, Штирнер много думал над поставленной немецкой классической юриспруденцией проблемой отчуждения личности и поиском путей его преодоления. Эта проблема рассматривалась им не в экономическом и не в политическом или правовом планах, а прежде всего и преимущественно как проблема правосознания. Ни разумное государство в любых его формах, ни различные демократические преобразования общественной жизни, ни любые формы организации массовых и коллективных сообществ (кооперативов, фаланг) не обеспечат юстиции, если не будет решена проблема автономии человека, выхваченного из цепких лап государства и завоевавшего свой личный суверенитет. Вместе с младогегельянцами (Бауэр, Ругэ, Марко, Фейербах) Штирнер в 20-е годы в подпольном кружке пытался дать революционную интерпретацию Гегеля, но затем поссорился с ними и пошел своей дорогой, создав весьма необычную для немецкого склада ума и традиций юстицию анархического эгоизма.

В своей книге Штирнер заявляет, что реально существует только отдельный, эмпирически конкретный человек, "единственный", "эгоист". Окружающий "эгоиста" социальный мир ирреален, представляет собой скопление призраков, фантомов, идолов, порождаемых сознанием индивида. Государство, церковь, право относятся к ним. В силу того, что эти призраки пребывают вне "эгоиста" и не есть предмет его непосредственного обладания, они являются для него злым роком, препятствуют самоутверждению, мешают исполнению "единственного закона своей жизни - достижению сугубо личного блага. "Моей задачей, - говорит "эгоист" устами Штирнера, - должны быть не реализация общечеловеческого, а удовлетворение самого себя. Я "сам" - мой род. Я без норм, без законов, без образцов и т.п. Возможно, что из себя я могу сделать очень мало. Но это малое - все, и оно лучше, чем то, что позволено сделать из себя с помощью насилия других, с помощью дрессировки, религии, обычаев, законов, государства и т.д." Призраки и фантомы, "общее" угнетают человека, сковывают его свободную деятельность, делая "одержимым". Поэтому нужно разрушить эти призраки, освободить от них конкретного человека, Я.

Основным призраком, который, приняв самостоятельный образ, угнетает человека, по Штирнеру, является государство, которому он объявляет смертельную войну. "Я смертельный враг государства, стоящий перед альтернативой: государство или Я". Государство трактуется как сила, способная

476

повелевать гражданами, заставлять их выполнять волю властвующих. Оно вынуждает личность думать и поступать как ей угодно, уничтожает свободу человека, так как обязывает его подчиняться законам. "Даже если в законе отражается воля всех отдельных личностей и закон выступает выражением общей, народной, коллективной воли, то и это не делает меня свободным и вновь обрекает меня на рабство, ибо моя сегодняшняя воля не есть уже моя вчерашняя воля, которой я должен повиноваться. А это означает, что мое собственное творение, моя вчерашняя воля стала моим повелителем на все времена, пока действует закон. Только потому, что я вчера был глупцом, я должен оставаться им на всю жизнь. В условиях государства, заключает Штирнер, - я являюсь собственным рабом".

Вместо государства в целях юстиции предлагается организация временных союзов "эгоистов". Они нужны "единственному" для полного осуществления своих эгоистических интересов и утверждения своего индивидуализма. Союзы эгоистов - только средство для увеличения личной мощи Я, для получения собственной выгоды. "Союз есть рычаг, при помощи которого Ты увеличиваешь свою природную силу, меч, которым Ты вооружаешь свою природою мощь". Штирнер оставляет открытым вопрос о том, как согласовать необузданный эгоизм члена союза, признающего только себя, с интересами других таких же необузданных эгоистов. Во всяком случае он только доказал, что никакое Я не может существовать само по себе, что даже его сверхиндивидуалист для осуществления своих эгоистических целей должен вступить с другими людьми в общение, которое в обществе с различными социальными группами необходимо приобретает политическую форму.

Анархический строй Штирнера - идеальное изображение зарождающегося в Германии буржуазного общества с его основными устоями: частной собственностью, деньгами, наемным трудом. Для штирнеровского индивидуалиста окружающие его люди лишь подсобный материал, служащий для удовлетворения его потребностей. "Я не желаю ничего признавать или уважать в Тебе. Я желаю Тобою пользоваться, потреблять Тебя. Ты - мое достояние. Моя собственность".

Во Франции анархистская юриспруденция наиболее ярко выражена в работах Пьера Жозефа Прудона (1809-1865). Буржуазные отношения в этой стране были более развиты, чем в Германии. К середине XIX века произошло резкое обострение противоречий между государством и широкими слоями промышленных рабочих, недовольных охранительно-буржуазным вариантом парламентаризма с его постулатом незыблемости права собственности. Массовое разочарование малоимущих слоев населения в представительной демократии стимулировалось отчасти переходом на консервативно-охранительные позиции большинства французских либералов, забвением ими идеалов Просвещения и Французской революции. Новые импульсы получили антиклерикальные настроения, вызванные тем, что католическая церковь слишком откровенно демонстрировала свой реакционный курс. Ее стремление во всем поддерживать крайних консерваторов и роялистов, стойкое неприятие любых ценностей, привнесенных в жизнь страны революцией, вызывали раздражение у самых различных общественных групп - от реалистически мыслящих аристократов до политизирующегося крестьянства.

477

Именно антиклерикализм и анархический антиэтатизм определили пафос Прудона, первого теоретика, провозгласившего себя анархистом.

Прудон - выходец из крестьянской семьи (его отец был деревенским бондарем, мать - поварихой), приобретал знания самостоятельно, одновременно зарабатывая на жизнь себе и своим близким. С 1827 по 1833 год работал наборщиком в типографии. В 1837 году молодой Прудон был удостоен премии Академии Безансона за очерк в области филологии. Благодаря этому успеху он смог всерьез заняться научной работой и публицистикой. В 1840 году выходит в свет его книга "Что такое собственность", ставшая одной из ключевых в рамках анархизма Прудона.

В методологии он критиковал радикализм 1789-1793 гг. и его наследников в лице О. Бланки, выдвигая лозунг социальной революции вместо политической, желая посредством модной тогда политической экономии превратить социализм из абстрактной, умозрительной схемы переустройства общества великих социалистов -утопистов Сен-Симона, Фурье, Оуэна в подлинную науку.

На юстицию Прудона заметное влияние помимо Руссо, Гегеля оказал молодой Маркс. С сентября 1844 по февраль 1845 года во время личных встреч, "во время долгих споров, часто продолжавшихся всю ночь напролет", Прудон заимствует у Маркса мысль о "социальных отношениях, созданных экономическими факторами". Следы его влияния видны в прудоновской "Системе экономических противоречий, или Философии нищеты" (1849), а также более поздних произведениях.

Разрыв с Марксом у Прудона окончательно произошел не столько после критики первым второго в "Философии нищеты", сколько из-за принципиальных расхождений. При создании организации социалистов Прудон не соглашается с Марксовой идеей революции как средства для достижения пролетарских целей. Вот его ответ Марксу: "Мы не должны больше выдвигать революционное действие как средство социальной реформы, ибо это мнимое средство было бы просто-напросто призывом к насилию, к произволу".

Революция 1848 года дала Прудону возможность реализовать свои социальные проекты. Он был избран в парламент. Но последующие годы перечеркнули все надежды: идея "Народного банка" провалилась, июньское восстание парижских рабочих жестоко подавлено, издательства, публиковавшие Прудона, были закрыты. Сам Прудон в 1849 году попал в тюрьму за публикацию двух статей, направленных против президента Луи Наполеона. Там он написал одну из своих важнейших работ - "Главная идея революции XIX века".

Выйдя на свободу в 1852 году, Прудон убеждал Луи Наполеона, совершившего государственный переворот и провозгласившего себя императором, переосмыслить некоторые политические ценности и стать во главе социалистического движения. Иллюзии рассеялись быстро, после чего Прудон отошел от практической политики и переключился целиком на публицистическую деятельность. Его последняя книга "Политические возможности рабочего класса" (1864) осталась незавершенной из-за смерти автора.

Кроме упомянутых работ для освещения анархистских позиций Прудона определенное значение имеют также "Исповедь революционера" (1849), "Справедливость, рожденная Революцией и данная Церковью" (1858), "Война и мир" (1861), "О федеративном принципе и единстве Италии" (1863).

478

Прудон считал государство искусственным и порочным установлением, несущим в своей природе зло. Оно возникает как порождение инстинкта, невежества, спонтанности и суеверия, а не разума, просвещения. Государство роднит с религией слепая вера р авторитет. "Подобно религии, государство представляет собой насилие над совестью, административную централизацию и выхолащивание свободы".

Государство подобно худшим патриархальным чертам. Как в семье исключаются всякие возражения отцу, так и в государстве все беспрекословно выполняют волю правительства. Принцип авторитета, заложенный сначала в семье и религии, воспроизводится затем в патриархальном устройстве возникшего государства, в системе магистратов, в монархии, оборачиваясь иерархией, централизацией, поглощением общества государством. Зло его в том, что оно представляет собой власть одних людей над другими. В правлении неизбежно происходит навязывание воли правителя и разрушается справедливость. Вывод Прудона таков: "Управление, осуществляемое одними людьми над другими, есть рабство".

Зло государства и в том, что оно - враг свободы, которую Прудон понимает как равновесие между правами и обязанностями. "Сделать человека свободным - значит уравновесить, уравнять его с другими". Свобода - в соблюдении "равенства в средствах производства и эквивалентности в обмене". Становление государства влечет за собой угасание личной и социальной свободы. Такой результат связан с природой государственной власти. Она уподобляется "тигру, который, будучи обуреваем жаждой крови, насыщается лишь кровью". Жертвой власти тигра оказывается свобода. Гибель ее неизбежна, потому что "власть фатально стремится к деспотизму". В этой ситуации свободным остается только деспот.

Любая власть, любое правительство, по Прудону, - оплот тирании. Они подавляют сопротивляющихся и "ставят крест на справедливости и свободе. Это и есть суть государства". Власть по своей природе и своему назначению безгранична. Она полностью подчиняет себе личность, используя для этого все приемы закабаления, вплоть до убийства. При выражении индивидом хотя бы малейшего недовольства государством он "подавляется, наказывается, шельмуется, ущемляется, делается объектом травли, ему затыкают рот, его лишают жизни, обезоруживают, связывают, бросают в тюрьму, расстреливают, терзают, осуждают, депортируют, им жертвуют, его продают и предают... Таково правительство, таковы его справедливость и мораль". Государство не только отнимает свободу у личности, но и закрепощает нацию в целом, всю страну. При таком положении дел "самыми свободными являются те нации, в которых государственная власть обладает наименьшими влиянием и силой. И напротив, наиболее несвободны те нации, где государственная власть в наивысшей степени сорганизована и могущественна".

Государство по природе своей является эксплуататором по отношению как к личности, так и к обществу. Аппарат государства образует правительственный класс, который столь же паразитичен, как владеющий капиталом и живущий эксплуатацией, нарушением справедливого обмена класс буржуазии. Слой управленцев - непроизвольная каста, отчужденная от общества. Она не может существовать, не эксплуатируя. Политическая власть поставлена Прудоном в один

479

ряд с эксплуатацией человека человеком. Само государство, считает он, - это сообщество воров, а собственность - это кража, безвозмездное, несправедливое присвоение коллективных сил и чужого труда.

Поскольку слуги государства суть жандармы, тюремщики и палачи свободы, живущие за чужой счет, постольку, полагает Прудон, нелепо ожидать от них справедливых актов. На больших простаков рассчитана их деспотически-патерналистская демагогия: "Передайте нам право распоряжаться вашей жизнью и вашим имуществом, и мы сделаем вас свободными". Свобода индивида, автономия общества никогда не устанавливаются государством. Они возможны лишь при безгосударственном строе или анархии.

Анархия - это свободный справедливый строй, при котором каждый сам собой управляет, то есть самоуправление. Главное отличие анархии от государства в том, что управление перестает быть деятельностью внешних и чуждых человеку сил, становится делом каждого, царит полная свобода для индивидов и групп вступать друг с другом в социально-экономические отношения, вырабатывая любые формы соглашений и договоренностей. Контроль за их соблюдением лежит на самих договаривающихся сторонах. Местные самоуправления должны взять на себя заботу о благосостоянии и о безопасности своих членов. Добровольные, взаимовыгодные обязательства ("мютюэлизм") - основа юридической гармонии. "Две семьи, два города, две провинции договариваются на одинаковой основе: существенны только две вещи - их равенство и коллективная власть". Формой объединения свободных общин и коммун служит федерация. Этот союз полностью доброволен, и каждый участник может в любой момент из него выйти.

Справедливый социальный порядок, по мысли Прудона, возникает не как следствие очередного политического переворота, а как выражение новой стадии в истории человечества. Произойдут отмирание сферы профессиональной политики и вытеснение ее сугубо научным подходом к управлению социальными процессами. Места парламентских ораторов и партийных вождей, годные лишь для одурачивания малоимущих групп населения, займут профессора и академики. "Наука управления должна быть сосредоточена в одной из секций Академии наук; постоянный секретарь ее является, само собой, премьер-министром".

Какова экономическая основа Прудоновской анархической федерации? В первой своей книге "Что такое собственность" Прудон утверждает, что собственность есть кража и доказывает, что она всегда служила средством эксплуатации и присвоения труда другого. Но это не значит, что Прудон - принципиальный противник частной собственности. Он осуждает только крупную собственность. Что же касается права свободно распоряжаться плодами своего труда, то есть мелкой, трудовой собственностью, в том числе и на средства производства (крестьянское хозяйство, ремесленная мастерская), оно совершенно естественно и необходимо для воспитания трудолюбия и чувства независимости. Задача социального преобразования состоит не в искоренении частной собственности вообще, а в ее справедливом распределении. Каждый человек должен обладать такой собственностью, которая на основе приложения своего труда обеспечит ему и его семье благополучное существование.

Мютюэлистская прудоновская федерация - царство мелких собственников. Она противопоставлялась как капитализму, так и коммунизму.

480

Строй, основанный на неограниченной частной собственности, - капитализм для Прудона - пример постоянного хаоса в общественном производстве и тиранических устремлений. "Если каждый собственник - августейший властелин в своей собственности, неприкосновенный царек в своих владениях, то как же такому правительству собственников не быть хаосом и вавилонским столпотворением? "

Но и коммунистические проекты анархист отрицает потому, что их реализация неизбежно потребует применения насилия. Он не верит в возможность искоренения эгоистических ("владельческих") черт в натуре человека. Он не видит иных, нежели насилие, стимулов развития экономики в условиях господства государственной собственности. При коммунизме устанавливается режим, который "предписывает своим членам пассивное повиновение, несовместимое с рассуждающей волей человека", а "жизнь, талант, все способности человека принадлежат государству, которое может употреблять их на общее благо так, как ему заблагорассудится". Такое подчинение личности государству приводит к неравенству, "но не в том смысле, как собственность, а в обратном". Собственность есть эксплуатация слабого сильным, коммунизм - эксплуатация сильного слабым. Далее делается категорический вывод: "Коммунизм - это гнет и рабство".

Прудон пытался соединить собственность как гарантию свободы и автономии человека с коммунистическим идеалом равенства и справедливости.

Он выступал против передачи крупной промышленности в руки государства (пусть даже "пролетарского"), потому что не видел гарантий от его обюрокрачивания и формирования на этой основе нового вида эксплуатации. В то же время Прудон считал необходимым обеспечить равную и взаимную выгодность сделки между работодателем и наемным работником, а также социальную защищенность последнего. Прудон не призывает к насильственной революции и разрушению государства. Он предлагает заменить их конструктивной самодеятельностью и инициативой народа, связями на основе взаимной выгоды, которые делают государство ненужным и постепенно вытесняют его. Образцом такой инициативы должен был служить Народный банк, учрежденный Прудо-ном в 1849 году и просуществовавший совсем недолго. Этот банк ставил перед собой задачу справедливой реформы в сфере денежного обращения, организации безденежного обмена товаров и выдачи беспроцентного кредита при сохранении частной собственности на средства производства и наемного труда. Прудон доказывал, что такая реформа приведет к преобразованию тогдашнего общества в строй равенства и свободы, так как превратит всех людей в работников, обменивающихся эквивалентным трудом, и откроет каждому возможность стать самостоятельным производителем. А социальная революция в этом случае будет осуществляться мирным путем, на основе сотрудничества пролетариата и буржуазии, при отказе от политической борьбы, являющейся важнейшим источником обострения классовых антагонизмов.

Прудоновский идеал анархии, основанной на свободе и добровольных связях, не лишен привлекательных черт. Его критика в адрес коммунистических проектов оказалась прозорливой, но неспособность наметить реальные пути преобразований, наивность, нежелание считаться с действительностью придают его творчеству, проникнутому гуманизмом, утопический характер.

481
475 :: 476 :: 477 :: 478 :: 479 :: 480 :: 481 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации