Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part61-513.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part61-513.html

513 :: 514 :: 515 :: 516 :: 517 :: 518 :: 519 :: 520 :: Содержание

РАЗДЕЛ III
XX ВЕК



ЛЕКЦИЯ 60. Социологическая школа права

На общий смысл, на опыт и интуицию - вот на что полагается судья или администратор, а не на механическое правило и не его скрупулезное, механическое применение. Судебные дела должны решаться не механическисогласно нормам права, а в соответствии с совестью судьи, личным усмотрением суда, которое не контролируется каким-либо авторитетным законом.

ПАУНД
 
Социологическая школа права включает в себя ряд самостоятельных течений (теория свободного права, солидаризм, социологическая юриспруденция, правовой реализм, неореализм и др.)" которые в трактовке государства и права отталкиваются от понятия общества. Политико-правовые явления - составные элементы социального организма, все части которого взаимосвязаны и подчиняются единым законам. Ведущими для этой школы являются идеи о взаимозависимости общества, государства, права, их системном и структурно-функциональном анализе, специфике закономерностей, действующих в реальной жизни.

Школа складывалась двумя путями: с одной стороны, формированием теорий в самой социологии, а с другой - внедрением ее методов в правоведение. Поэтому в социологию права включают учения, выдвинутые как социологами, так и юристами.

Для нее представляется более важным, чем "право в книгах", "право в жизни" (применительно к государственному праву, например, не "формальная конституция", а "живая конституция"). Уделяется особое внимание массовому правосознанию, правоотношениям, реализации права. Государство - законодатель не создает, а лишь "открывает" право, сложившееся и развивающееся в социуме. Такой подход с научной точки зрения оправдан, особенно в той мере, в какой отрицает свободу воли, "волюнтаризм"

513

законодателя и ориентирует юриспруденцию на изучение реальных процессов, происходящих в жизни.

Расцвет социологической школы права в XX веке обусловлен комплексом причин, из которых выделим две. Во-первых, переход западноевропейского общества в новую стадию - эпоху финансового, государственно-монополистического капитализма, сопровождавшийся кризисом парламентаризма, законности, правосознания, вмешательством государства в бурнотекущую жизнь, чтобы обеспечить стабильность и безопасность общества в целом.

Во-вторых, кризис юридической науки в ее позитивистских и естественно-правовых вариантах, оказавшихся неспособными оправдать и объяснить цепную реакцию произвола и нарушений законности в условиях всевластия финансовой олигархии. Буржуазное правоведение проигрывало спор историко-материалистической теории государства и права, которая активно использовала социологические трактовки политико-правовых явлений. Социология права - попытка выйти из этого кризиса, попытка правоведов занять активные, наступательные позиции, оживить себя на путях отказа от прежних подходов. Право - это не только нормы, установленные государством, но и вся совокупность фактически сложившихся правоотношений. Право - живой, динамичный правопорядок. Нередко эту школу, особенно в США, именуют функционализмом, понимая под ним определенный метод исследования государства и права, переносящий центр тяжести с вопроса "что это?" на вопрос "как это действует?"

Функционалисты считают, например, что наука не может объяснить, чем является электричество, но, несмотря на это, существует получившая большое развитие отрасль физики, занимающаяся действием электричества и его применением для потребностей людей. Поиски ответа на вопрос "что такое право?" также не дали успешных результатов. Существует столько теорий, сколько имеется школ, объединяющих определенную группу ученых. Поэтому нужно прекратить изучать право с позиций поиска его сущности и начать изучать его функционально, с позиции тех прагматических выгод, которые дает правовое регулирование. Функционализм приблизил юриспруденцию к технологии, к социальной инженерии, задачей которой является практическое использование сведений о действии права для целей законодательства и его реализации.

Функционализм - позиция юриста, не вникающего в сущность права и государства, а интересующегося их внешним действием. Для него самое важное - практическая выгода. Минуя вопрос о сущности права, затушевывая его классовый характер, функционалисты приходят к своеобразному агностицизму, ибо упор делается исключительно на прагматизм, что равнозначно отказу от познания права. Такая трактовка антиисторична из-за тесной связи функционалистов с теми, кто отвергает научное понимание государства и права. Ограничение их исследований исключительно практическими, узкими проблемами свидетельствует об уходе от проблем фундаментальных, о вырождении политико-правовой теории и опасном минимализме.

Теорию свободного права создал Евгений Эрлих (1862-1922). Окончив в 1886 году университет, он занимался в Вене адвокатской практикой, совмещая ее с изучением проблем общей теории права и римского права. В 1893 году в Берлине вышла его книга "Молчаливое волеизъявление", за которую он удостоился звания приват-доцента. А в 1900 году, после выхода в свет монографии "Принудительное и непринудительное право в Гражданском кодексе Германской империи" он получает звание ординарного профессора. До начала Первой мировой войны Эрлих работал в Черновицком университете, занимая должность декана юридического факультета, а с 1906 года - в должности ректора этого же университета.

514

В ноябре 1918 года после захвата Северной Буковины боярской Румынией Эрлих как "решительный представитель немецкой нации" уволен с работы. Со временем румынское правительство все же разрешило ему преподавать в Черновицком университете. Несмотря на то, что основную часть своей жизни Эрлих прожил на территории бывшей Австро-Венгрии, почти все его работы изданы в Германии, в связи с чем он признается представителем немецкой правовой науки.

По признанию самого Эрлиха, большую роль в его юстиции сыграло изучение реального права в родной ему Буковине, населенной тогда представителями различных национальностей, имевших свои правовые обычаи. "Жили в герцогстве Буковина, - пишет он, - в основном мирно между собой армяне, немцы, евреи, румыны, русские, украинцы, словаки, венгры, цыгане". Юрист, несомненно, отстаивал традиционное направление - подчинить все эти народы единственному, действующему во всей Австрии австрийскому праву. Но уже при поверхностном наблюдении видно, что "каждая эта народность во всех правовых отношениях повседневной жизни соблюдает совершенно другие правовые правила".

Это противоречило классической юриспруденции, и Эрлих, молодой профессор римского права, задумался и пришел к выводу: "Надо признать, что верховные постулаты старой философии права - именно регулирование отношений законом наперед, уничтожение судебного произвола и принцип писаного права - оказались чистейшей утопией. Тирания мертвых текстов для современных культурных народов является, очевидно, более тяжкой, чем то, чего исключительно боялись прежде, - то есть произвола личных властителей. Пусть лучше маленькие ошибки и несправедливости думающих и чувствующих судей, чем капризы этих бумажных тиранов".

Такой вывод заставил его приступить к эмпирическим исследованиям "живой силы общества", так называемого "живого права" народностей Буковины. Правда, и до Эрлиха подобные исследования проводились, но они осуществлялись исторической школой права, которая, по его мнению, не выяснила до конца выдвинутый ею принцип о правовом сознании, духе народа как единственно правильном источнике всего права.

Для того чтобы понять право, юриспруденция должна быть не только исторической, но и социологической, считал Эрлих. Он собрал обширный фактический материал, который служил доказательством нецелесообразности ограничения правовой науки исследованиями лишь текста закона и его технико-правового применения, по-новому обосновал существующее право. Он изучал не только законодательство, но и обычное право, судебную практику, деловые обыкновения в экономике, пытаясь осмыслить и обобщить их с социологических позиций.

Эрлих собирает в различных частях Буковины сельскохозяйственные договоры, анализирует их, ведет опрос населения о действенности Австрийского гражданского кодекса и приходит к выводу, что примерно только треть его предписаний применяется. Убедившись, что для достижения результатов необходим более широкий круг исследований с привлечением большого числа людей, он обращается в июле 1909 года в австрийское министерство образования "с ходатайством о разрешении проводить семинары живого права". На их базе в 1913 году Эрлих издает монографию "Основы социологии права". В предисловии подчеркивается: "Часто утверждают, будто книга должна быть такой, что ее смысл может резюмироваться в нескольких предложениях. Если настоящее сочинение мы должны были бы подвергнуть такой пробе, то смысл ее заключался бы в следующем: центр тяжести развития права в наше время, как и во все другие времена, находится не в законодательстве, не в юриспруденции или судопроизводстве, а в самом обществе. Пожалуй, в этом предложении содержится смысл всякой основы социологии права".

515

Эрлих считает: право обнаруживается в двойном порядке. Один порядок содержит нормы легального процесса, другой - нормы, по которым осуществляется повседневно человеческая деятельность. Первые он называет нормами решений, вторые - нормами организационными, общественным правом. Последние создаются непосредственно людьми, а нормы решений - благодаря судам и законодателю. Правопорядок, который вырастает автоматически (самостоятельно), противоречит тому, который образуется деятельностью государственных органов. "Только нормы, которые содержат в себе оба эти порядка, - отмечает Эрлих, - составляют фактически целое право общества".

Право определяется обществом как совокупность человеческих союзов, которые разделяются на самобытные (генетические) и новые. Самобытные союзы - род, семья, семейная общность - зарождаются внутри самого общества и обязаны своим возникновением бессознательным человеческим порывам. Первоначально они - единственно организованные группы, из объединения которых позднее и образовалось государство, - выполняли все общественные задачи, были одновременно "хозяйственными, религиозными, военными и правовыми союзами, с общностью в языке и обычаях". Теперь эти задачи "принимают на себя другие, вновь возникшие союзы, которые являются осознанными, целенаправленными человеческими творениями". К таковым относятся магистраты, государство, религиозные общины, политические партии, общественные группы, преследующие определенные своекорыстные цели, общественные объединения и производственные союзы в сельском хозяйстве, в мастерских и на фабриках, промышленных обществах, союзах специалистов, транспортных производствах.

Эрлих понимает общество не как совокупность отдельных индивидов, а как комплексное сплетение человеческих союзов. Поэтому, "чтобы понять истоки, развитие и сущность права, - пишет он, - следует прежде всего изучать порядок, существующий в союзах. Причина неудач всех предшествующих попыток объяснить право состоит в том, что они исходили из правовых положений, а не из этого порядка". В далеком прошлом право представляло собой порядок, существовавший в родах, ныне оно - в правилах, определяющих внутренний строй союзов, и в разработанных с помощью соглашений договорах и уставах.

Эрлих не признавал деления права на публичное и частное. Каждое право есть право социальное. Отдельный человек рассматривается правом лишь как одно звено многих союзов, и право указывает ему внутри каждого союза его место и задачи. Все личности настолько переплетены в обществе, что они образуют общий производственный союз. Поэтому частное право, как и государственное, составляет преимущественно право союзов, а не право отдельных личностей.

Тот факт, что центр тяжести права лежит в организаторской функции, которая только в некоторых случаях проявляется через нормативные акты, а в основном имеет место в общественном праве, остается от юристов скрытым, и это мешает утверждению новых воззрений на порядок права как на одно целое человеческих отношений. "Право, - провозглашает Эрлих, - есть прежде всего организация".

Он расширил понятие права, выделив в общественной жизни такие явления, как мораль, обычай, добрый тон и моду, подчеркивая, что они оказывают влияние на правопорядок и даже "проникают в него". Эрлих правильно констатировал, что государство основывает свою деятельность не только на праве, однако отождествлял правопорядок с фактическим порядком. Для него "вопрос о противоположности норм права и внеправовых норм есть вопрос не общественной науки, а общественной психологии" .

516

Социологическая юриспруденция представлена в трудах американских юристов, более всего у Роско Паунда (1870-1964). Он изучал право на юридическом факультете Гарвардского университета, затем был адвокатом, комиссаром по апелляциям верховного суда штата Небраска, деканом юридического факультета университета этого штата, профессором права Северо-Западного университета в 1907-1909 гг. и Чикагского университета в 1909-1910 гг. С 1910 года Паунд начинает свою деятельность в Гарвардском университете, которая длилась до 1947 года. Оставление работы в Гарварде было вызвано приглашением Паунда сотрудничать в качестве советника министерства юстиции китайского Тайваня. Но эта деятельность была непродолжительной. С 1949 года он - профессор права университета Калифорнии. Его главная работа - пятитомная "Юриспруденция" (1959).

Нормы права, по мнению Паунда, расходятся с действительностью и не осуществляются полностью. Он предлагает различать "право в действии" и "право в книгах" - "law in action" и "law in the books". Существует различие: а) между текстом закона и тем, как на основе этого текста поступать суду; б) между нормами права и фактическим поведением граждан; в) между целью закона и фактическими последствиями его применения.

Ссылаясь на расхождение норм права с действительностью, Паунд рассматривает не столько абстрактное содержание властных предписаний, сколько процесс их социального воздействия, стремясь возможно более полно и ясно выявить факты, по поводу которых создается и должно применяться право. Он рассматривает право в его функционировании, не отделяя норм права от фактов, на которые они рассчитаны.

Нужно изучать право функционально, с учетом применения, а также намеченных целей, рассматривать его как определенный инструмент, вид социального контроля. Под правом, говорит Паунд, понимаются три его аспекта: 1) совокупность правовых норм; 2) право - правопорядок; 3) право - отправление правосудия. В последнее время наука права для Паунда стала более наукой о порядке, чем наукой о нормах.

Правопорядок, совокупность властных предписаний, а также судебный процесс он объединил в идее социального контроля. Право - специфическая форма социального контроля, давление, которое на каждого из нас оказывается другими индивидами, сознательно или бессознательно, прямо или косвенно. Социальный контроль осуществляется не только правом. Религия, нравы, уставы социальных гр)тт - тоже средства контроля. Специфика социального контроля правом - систематическое применение силы в политически организованном обществе.

В рассуждениях Паунда нет определений сущности права, так как он стремился раскрыть не ее, а совокупность значений права, которые приняты среди юристов, в особенности среди юристов-практиков. Именно поэтому трехчленное определение права было построено как сумма (синтез) социологических, нормативных и практике-процессуальных представлений.

Взгляды Паунда развивались в русле многоаспектного подхода к исследованию права. Согласовать их предполагалось с помощью категории цели, которой Паунд противопоставил категорию сущности, заявив, что "дискуссии о природе права сегодня уступают место рассмотрению его цели, или назначения". Принцип целесообразности права - средоточие его доктрины. Вслед за Иерингом он считал, что обоснование цели правопорядка способно обеспечить концептуально-понятийное единство теории, поскольку позволяет не только согласовать различные определения права, но и связать общезначимые социальные идеалы с интересами и субъективными устремлениями участников общественных отношений. Рассматривая право как средство (инструмент)

517

реализации социально значимых целей, Паунд придал своим построениям инструменталистский характер. Среди американских юристов Паунд пользуется репутацией одного из зачинателей современного инструментализма (функционализма).

Цель права, считал он, состоит в улаживании социальных конфликтов и достижении юстиции между людьми. Паунд не уставал повторять, что право должно служить не разъединению членов общества, а, наоборот, укреплению согласия и кооперации между ними (подобного рода воззрения называют интегративной моделью права, в противовес ей выделяют конфликтные модели, к числу которых относят марксистское понимание права как средства подавления классовых противников). В настоящее время, писал он, наметилась тенденция к тому, чтобы осознанно направить правовые институты на утверждение общечеловеческих целей. Эти институты представлялись ему "социальной инженерией". "О работе инженера судят по ее соответствию поставленным целям, а не по тому, соответствует ли она идеальной форме определенного традиционного плана. В отличие от прошлого, мы так же подходим к деятельности юристов, судей, законодателей. Мы хотим изучать правопорядок, вместо того чтобы вести споры о природе права".

Социальная инженерия посредством права, однако, исключает активное вмешательство государства в сферу частных интересов. Учение Паунда было направлено одновременно как против социалистических идеалов плановой экономики, так и против неолиберализма. Достаточно сказать, что он не поддержал Новый курс, проводимый администрацией президента Ф.Рузвельта. Сторонник республиканской партии, Паунд выступал с умеренно-консервативных позиций, предполагавших достижение социального равновесия путем поиска компромиссов и политически сбалансированных государственных решений. Ключевая роль в этом процессе отводилась судам.

Реалисты - К. Ллевелин (1893-1962), Д. Фрэнк (1889-1959) - разделяют целый ряд положений, аналогичных положениям Паунда, но отличаются от него радикальными выводами: отрицанием необходимости стабильности в праве, подчеркиванием иррациональных моментов в осуществлении правосудия, отрицательным отношением к общим нормам.

Ллевелин различает "нормы права на бумаге" и "нормы права в действии", или "реальные нормы права", которые обнаруживаются в деятельности судов. Реальные нормы права - это представления о том, что сделают суды в том или другом случае, и ничего больше, причем все это на уровне бытия, а не долженствования, на уровне того, что есть. Реальное право существует в той мере, в какой существует вероятность того, что А сможет убедить суд взыскать с В понесенные им убытки.

В объемистой книге "Юриспруденция. Реализм в теории и практике" (1962) Ллевелин формулирует свое юровидение:

1. Понимание права как находящегося в движении, как создаваемого судом.

2. Понимание права как чего-то предназначенного для определенных социальных целей, а не как цели в себе, так что любую часть права надлежит постоянно исследовать по ее целям и результатам и оценивать ее в свете тех и других и в свете их взаимной связи.

3. Понимание общества как находящегося в движении и, как правило, более быстром, чем право, так что всегда имеется вероятность того, что любая часть права будет нуждаться в переосмыслении того, насколько она пригодна для обслуживания общества. Это - открытый призыв не применять законы, если они перестали отвечать интересам правящих кругов общества.

518

4. Недоверие к той теории, согласно которой традиционная предписывающая формулировка норм является главным действенным фактором для выработки решений судом. Судьи выносят свои решения, побуждаемые интуицией, настроениями и другими иррациональными стимулами, и лишь post factum прибегают к "рационализации" своих решений, то есть к подыскиванию аргументов в их пользу. Ллевелин делает оговорку, что недоверие к позитивистским теориям вовсе не означает "отрицания в любом данном случае".

5. Убеждение в важности группировки казусов и правовых ситуаций по более узким категориям, чем это было на практике в прошлом. Это связано с недоверием к простым по их словесному выражению правилам, которые так часто охватывают несхожие и непростые фактические ситуации. Это положение направлено против общих формулировок в нормах права, собственно против общих норм. Подобно тому как стенографическим символам опасно придавать вторичные значения, так же и нормы права опасно применять к ситуации, не совсем похожей на предыдущую.

6. Требование оценивать любую часть права по ее результатам и признание важности исследования этих результатов. Здесь опять-таки Ллевелин призывает отложить в сторону законы.

Реалисты выводят юриспруденцию за пределы правил, императивов, норм, объявляют, что необходимо отдавать предпочтение фактам перед нормами права, а потому обращаться к практике, без которой факты немыслимы в жизни. Право, с их точки зрения, - то, что делают официальные лица. Правила, содержащиеся в статутах, кодексах, - лишь материал, с помощью которого судья создает право, разбирая отдельные казусы. Право - ряд отдельных судебных решений, иных действий должностных лиц - складывается в результате действий официальных лиц, не только судей, но и других лиц (следователей и представителей полиции), а также в результате реализации этими лицами тех полномочий, что предоставляются им правом. Здесь прямой призыв к судебному и административному произволу, прямое оправдание беззакония. "Право, - говорит Фрэнк, - состоит из решений, а не из правил. А если так, то судья создает право, когда решает дело". Суд не применяет норму, существующую до его решения, а создает право своим решением. "Право есть решение судьи. До тех пор, пока суд не принял решения по определенному событию, никакого права относительно этого события еще не существует".

Фрэнк вообще высказывается против определенности права. Представление о том, что право является более или менее устойчивым, должно быть отнесено к разряду иллюзий или мифов. Праву присуща текучесть: "Если бы в нашем обществе правовые нормы оставались статичными, мы оказались бы одеты в смирительную рубашку".

Главная причина того, что нормы права не направляют и не предопределяют судебных решений, состоит в том, что нельзя определить, какие именно факты судья сочтет такими, к которым норма права или правовые принципы должны быть применены. Однако усмотрение судьи в оценке фактов неизбежно должно иметь самые ограниченные пределы, и Фрэнк напрасно пытается сделать серьезные выводы из того обстоятельства, что судье порой предоставляется возможность отбирать и оценивать факты.

Юридическое значение, считает Фрэнк, могут иметь не всякие факты и не всякое поведение людей, а лишь факты и поведение, отвечающие по своему содержанию нормам права или подверженные их оценке в том или ином отношении. Более того, фактическое поведение людей нельзя полностью охватить, игнорируя нормативный комплекс, регулирующий и направляющий это поведение. Ведь социальные институты, в рамках которых проявляется поведение людей, оформлены нормами права, изложенными в

519

законах, иных актах. Еще более это относится к органам государства, деятельность которых урегулирована правом и предопределяет в соответствии с нормами права фактическое поведение граждан, участвующих в работе этих органов или приходящих в соприкосновение с ними. Противники реалистической школы справедливо указывают, что невозможно изучать социальные явления сами по себе, независимо от законов, их регулирующих. Нельзя, например, говорят они, определить, что такое конгресс США, игнорируя то, что это - орган, созданный и продолжающий существовать согласно определенным нормам, содержащимся в конституции.

Поскольку право, по мнению реалистов, складывается из решений судьи, деятельности иных должностных лиц, важное значение приобретает изучение психики судей и административного персонала. Так совершается переход реалистов на позиции психологического исследования. Ими было использовано учение бихевиористов, исследовавших право по поведению людей. В этом учении ключевые понятия - "стимул-реакция", "вызов-ответ". По Фрэнку, судья решает дело исходя из чувства, внутренних импульсов, а не из логических посылок. Судья выносит приговор в соответствии со своим предрасположением, а затем уже подбирает правовые аргументы для своего решения. На него действуют разного рода внешние раздражители, обстановка в судебном помещении, атмосфера в зале и пр.

Реалисты пытались использовать и другую, одно время весьма модную теорию - фрейдизм. Тот же Фрэнк, нападая на принцип стабильности и определенности права, пробует психологическим анализом в духе Фрейда объяснить, почему юристы считают необходимым добиться известной степени определенности в праве, что является делом совершенно неосуществимым. Он обращается к детским страхам, которые в какой-то мере сохраняются подсознательно и у взрослых людей. Желание ребенка пребывать в состоянии безмятежности удовлетворяется его убеждением во всемогуществе и непогрешимости его отца. Когда с достижением зрелого возраста эта иллюзия рассеивается, появляются различные ее заменители. Одним из таких заменителей служит миф о том, будто право является или может являться чем-то устойчивым, определенным и постоянным.

Подведем итоги воззрений социологической школы права - своеобразной реакции на формально-догматический, нормативистский подход к праву. Эту школу с ее отрывом юридического от реальных процессов называют юриспруденцией понятий. Социология права, так же как и доктрина естественного права, выходит за рамки закона (писаного права), однако не в сторону естественных прав и свобод, а в реализацию права, правоприменительную практику. Ее позитив - ориентация на учет реальных процессов, происходящих в правовом регулировании, их изучение на основе конкретно-социологических методов. В этом же русле находится, скажем, постановка вопроса об эффективности правовых норм, которому в свое время уделялось значительное внимание.

Российская юриспруденция в настоящее время тоже во многих аспектах ориентирована на преодоление нормативного подхода через социологические методы познания правовой системы: на изучение практики, разработку понятия правовой системы, включение социологии права (наряду с философией права и специально-юридической теорией) в единый комплекс теоретико-правовой науки.

Недостатком, слабой стороной социологии права является то, что в ее недрах возникает опасность размывания понятия права, утраты им своих границ и, как следствие, больше угроз для законности, больше оснований для произвола судебных и административных органов. Призывы представителей этой школы к изучению юридического процесса в жизни не сопровождаются желанием вскрыть сущность права, его закономерности и этапы развития.

520
513 :: 514 :: 515 :: 516 :: 517 :: 518 :: 519 :: 520 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации