Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part13-114.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part13-114.html

114 :: 115 :: 116 :: 117 :: 118 :: 119 :: 120 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 12. Юриспруденция эллинизма. Эпикур

Если действия, признанные справедливыми, при перемене обстоятельств оказываются на практике не согласными с естественным представлением о юстиции, то эти действия несправедливы. Но если при перемене обстоятельств те же действия, которые были признаны справедливыми, более уже не полезны, то они были справедливыми тогда, когда они были полезны для взаимного общения сограждан, но впоследствии, перестав быть полезными, они уже несправедливы.

ЭПИКУР

Эллинизм (термин немецкого ученого И.Г. Дройзена, автора крупного сочинения "История эллинизма") - весьма поучительная, актуальная ветвь античной юриспруденции, хронологически охватывающая 300 лет, а пространственно - всю тогдашнюю ойкумену. По времени и параметрам различают греческий и римский эллинизм. Первый - время заката юридической мысли после Аристотеля. Второй воплотился в идеях грека Полибия (правда, сочинявшего с учетом римского опыта) и особенно Цицерона, который использовал древнегреческую правовую культуру как метод, а в содержательном плане опирался на национальную почву, став самостоятельным оригинальным юристом, хотя его нередко обвиняют в эклектизме. О нем речь в следующем разделе курса.

Сейчас о греческом эллинизме. Долгое время правоведы его недооценивали, считали малозначительным. Однако учиться нужно не только на позитивном, но и на негативном материале, анализировать не только прогресс, но и регресс юстиции. Малоценность эллинизма не подтверждается ныне, когда уровень исследований о нем на порядок выше, чем в XIX веке. Сегодня, судя по числу публикаций, можно говорить о своеобразном научном прорыве в познании эллинизма.

Кстати, он весьма актуален для современной юриспруденции, ибо политика глобализма и оправдывающая ее концепция прав человека перекликаются с идеями космополитизма и мирового государства, повсеместно развиваемыми современными эллинистическими школами.

Греческий эллинизм развивался с 338 года до н.э. - года победы Македонии над Элладой - до 30 года до н.э., когда последнее государство этого периода - эллинистический Египет - было оккупировано римскими войсками. Развивался он в условиях перманентного кризиса рабовладения, экспансии на Восток с лозунгом создания мировой империи. Социально-политические раздоры и войны подрывали устои мелких полисов. Обнаружилась их полная недееспособность, они теряли суверенитет, превращались в анахронизм. Сначала они подпали под власть Македонии, затем сама Македония стала провинцией Рима.

Утрата Элладой былого величия, затухание юспроцесса, свертывание политической активности обусловили падение интереса к проблемам государства и права, расцвет индивидуализма, вытеснение республик монархиями. Грек-гражданин "меняет кожу", становится подданным больших империй (космополитизм). Множились, как грибы после дождя, проекты спасения с этатистскими

114

и особенно с анархическими выкладками, персоналистской юстицией, похожие на те, что изложены у молодого Платона в "Апологии Сократа" с его бегством от политики.

Указанные черты ярко выражены в юриспруденции Эпикура (341-270) - классика эллинизма, автора многих сочинений, по общему объему не уступающих сочинениям Аристотеля. Труд "О природе" состоял из 37 книг. До нас дошли лишь жалкие его фрагменты (несколько писем, отрывки, отдельные афоризмы). Самое юридическое - "Письмо к Менекию". Вот его начало: "Пусть никто в молодости не откладывает занятий юриспруденцией, а в старости не устает заниматься ею, ведь никто не бывает ни недозрелым, ни перезрелым для здоровья души".

Эпикур родился в семье учителя на острове Самос. Посетил многие полисы Эллады, но в конце концов осел в Афинах, приобретя дом с садом, где собирались его друзья - так называемые любомудры. Постепенно кружок любомудров превратился в знаменитую школу "Сад" с девизом на воротах: "Гость, тебе будет здесь хорошо; здесь удовольствие - высшее благо".

Еще несколько фактов того времени. В Афинах 46 лет - с 307 по 261 годы - шли войны, возникали мятежи, в которых сгорал сам дух эллинской юридичности, долго живший среди греков. В условиях, когда кругом полыхал огонь, царили насилие и рабство, партии или то, что от них осталось, вырывали власть друг у друга. В дела Афин четыре раза вмешивались чужеземцы, изменяли и без того призрачную конституцию. Три повстанческих мятежа, три осады. Пожары, убийства, грабежи, нищета и безработица. От такого системно больного общества поневоле захочется бежать, что и сделал со своими единомышленниками Эпикур - самый почитаемый и самый оскорбляемый из античных юристов. Одни считали его сластолюбцем и развратником, утилитаристом, другие подчеркивали личное обаяние, чуткость в дружбе, гуманизм. Он не обращался к толпе, не вел беседы на городских площадях. Это противоречило афинским порядкам, возбуждало подозрения и ненависть. Его "Сад", контрастирующий единодушием своих членов с окружающим разбродом, превращался в замкнутый орден, глава которого считался пророком порядка.

Студенты расценивали высказывания учителя как священное писание. Один из них, прослушав его лекцию, бросился к нему в ноги и вознес моление к Божеству. Римский ученый-материалист Лукреций Кар считал Эпикура святым, поведавшим истину о праве. Цицерон сообщал, что эпикурейцы называли родоначальника своего учения "изобретателем истины", "архитектором блаженной жизни". В отличие от Платона, утверждавшего: "Философствовать - значит учиться умирать", Эпикур призывал к иному: "Философствовать - значит учиться жить!"

Юриспруденция - деятельность в целях юстиции как высшего блага. Эпикур делил ее на три части: 1) практическая этика, 2) физика, 3) каноника - учение о путях и критериях познания правды. "Пусты слова того мудреца, - говорил он, - которыми не врачуется никакое страдание человека. Как от медицины нет никакой пользы, если она не изгоняет болезни из тела, так и от юриспруденции - если она не изгоняет болезни из души". Отсюда значимость для него именно этико-правовых принципов бытия. У физики и каноники - второстепенная роль: физика, выявляя естественные законы мира,

115

должна разрушить суеверия, а каноника - найти пути к правде, без чего невозможна юридическая жизнь.

Чтобы обосновать автономию воли каждого, утраченную в войнах за свободу и независимость, Эпикур обратился к Демокритовой материалистической юриспруденции, исключив Божественное предопределение как меру права, а высшей ее целью назвал атараксию (безмятежность, невозмутимость) - состояние юриста, познавшего природу, освободившегося от страха смерти, иных внешних воздействий. Одновременно он преодолел фатализм, развивая атомизм Демокрита. Атомы не только умопостигаемы, но и соизмеримы с ощущениями людей. Это элементы познаваемого, реального мира, они знают законы движения, они неизменны внутри и неделимы, различны по форме, весу, размеру. Все рождается и умирает благодаря им; смерть человека и его души - простой распад атомов. Их специфика, по Эпикуру, - отклонения от траектории, что как раз и преодолевает природный детерминизм Демокрита. Они - необходимая случайность, порождающая в людях индивидуальное правосознание, дающее им выбор, свободу от страха перед богами, роком, который приводил в отчаяние тогдашнее поколение.

Атомизм - поиск юридического "под грубою корою вещества" - вел к оптимистическому выводу: что личность и мир не противостоят друг другу, как враги, а объединены (для Эпикура и его соратников человек - своеобразный микрокосм, работающий в том же "режиме", что и Вселенная). Достаточно понять "природу вещей", и личность вздохнет свободней. Понять, как жить в этом мире, значит понять сам мир. И наоборот, осознав мир, получаем ответ на вопрос, как жить в нем. Эпикурова юстиция вселяла в правопонимание оптимизм. Но для этого надо еще понять, поддается ли мир осознанию. Без этого нет осмысления перспектив, ведущих к юстиции. Становится понятным то внимание, которое адепты "Сада" уделили индуктивной логике, уча приемам и способам, с помощью которых возможно на основании нашего знания о вещах, воспринимаемых органами чувств, судить о вещах, чувствами не воспринимаемых, в том числе о юстиции, первоисточник которой - закономерности материального мира.

Разумность (юридичность) человека - в повиновении природе, которая состоит из атомов, пустот, эйдосов. Наиболее совершенные, гармоничные состояния людей: атараксия (безмятежность) и гезехия (умиротворенность) - находят свое обоснование в канонисе (способность схватывать и помнить общее и главное) и в атомистике (отклонение атомов дает возможность разнообразного толкования событий жизни, явлений природы). То есть юридические начала взглядов Эпикура опираются на материальные принципы.

Юрист, постигший естественное право (необходимость), обретает автономию воли, которая - не своеволие, не "что хочу, то ворочу", а ответственность за разумный образ жизни, ответственность за самого себя. В Новое время это состояние получит вид "свободы как осознанной необходимости", прописанной в правах и обязанностях гражданина - атома государства. У Эпикура пока лишь подчеркивается: свобода и необходимость - антиподы, свобода - вне необходимости, поскольку "необходимость не подлежит ответственности". Более того, "необходимость есть бедствие, но нет никакой необходимости жить с необходимостью". Знания о необходимости юрист использует для того, чтобы в ее рамках жить свободно, стремясь к радости и нивелированию страданий.

116

В юстиции Эпикура главное - отношение к богам. Он их не отрицает, но доказывает их безразличие к людям. Боги (если допустить, что они существуют, хотя люди не имеют тому никаких доказательств) обладают по крайней мере двумя атрибутами - всемогуществом и всеблагостью (ведь утверждали Платон и Аристотель, что Бог - правда). Однако в мире есть и преступность как оборотная сторона юридичности. Доказывать эту аксиому нет нужды. Каково же отношение Бога к произволу? "Бог или желает уничтожения зла, но не может этого достичь; или же может его уничтожить, но не хочет; или же не хочет и не может; или же хочет и может. В первом случае Бог не всемогущ, чего предположить нельзя. Во втором случае у него не было бы благой воли, чего также предположить нельзя. В третьем случае Бог был бы и не всемогущим, и не благим. Остается последнее: он может и хочет уничтожить зло. Почему же он этого не делает? Потому что он не вмешивается в события мира". Коль скоро боги не вмешиваются в жизнь людей и никаким способом не дают о себе знать, то правомерен вопрос: а есть ли они? И римский ученик Эпикура Лукреций отвечает на него: богов нет и не было, признание их существования - лишь плод незрелого правосознания.

Критикуя другой постулат мифоюстиции и сократиков - страх смерти и загробное воздаяние, Эпикур утверждал, что их опора - ложь о бессмертии души, а значит, и вечности страданий, которые очищают, юридизируют ее. Кстати, проблему смерти в размышлении о юридическом мы сегодня почти не затрагиваем, а ведь она тесно связана с идеями жизни, конечного и вечного, реального и идеального в праве; имеет глубоко юридическое, стратегическое значение для нашего правоведения. Прав наш пророк-соотечественник Ф.М. Достоевский, в чьем "Дневнике писателя" читаем: "Идея бессмертия - это сама жизнь, живая жизнь, может, окончательная формула и главный источник истины (юстиции. - Н.А. ) и правильного сознания для человечества".

Душа, по Эпикуру, так же как и тело, состоит из атомов. Когда распадается тело, распадается и душа, так как все в природе зависит от сцепления атомов. "Приучай себя к мысли, что смерть не имеет к нам никакого отношения. Ведь все хорошее и дурное заключается в ощущении, а смерть есть лишение ощущения!" Страх смерти абсурден. "Самое страшное из зол, смерть, не имеет к нам никакого отношения, так как, когда мы существуем, смерть еще не присутствует, а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем. Таким образом, смерть не имеет отношения ни к живущим, ни к умершим, так как для одних она еще не существует, а другие уже не существуют".

Чтобы обрести юридическое правосознание, нужно победить лишь временные страдания. Рассуждая о путях их преодоления, Эпикур выступил против тогдашнего мудреца Гегесия, прозванного учителем смерти. Последний довел до парадокса учение киников о сиюминутности радости, обратив гедонизм в пессимизм. По его мнению, удовольствие как высшее благо недостижимо из-за того, что в жизни присутствуют страдания, сама жизнь - их непрерывная цепь. Каждый день - новое звено боли в цепи жизни. Только смерть освобождает человека от страданий. В эпоху краха полисов, сопровождающегося нестабильностью и войнами, страстная проповедь Гегесия, по свидетельству современников, произвела ошеломляющее впечатление, вызвав волну суицидов. Царь Птолемей приказал выслать Гегесия из Египта как вредного человека. Обращаясь к его адептам, Эпикур восклицал: "Худший из наших противников - это тот, кто повторяет вслед за поэтом: "...первым благом было бы совсем не родиться, вторым - как можно раньше

117

вступить во врата Аида". Если он действительно убежден в истине своих слов, почему же не покидает он жизни? Ведь он всегда может это сделать, если по размышлении твердо решился на это. Но если он говорит шутя, то он шутит с вещами, не терпящими шуток".

Юстиция - это не презрение к земным благам, а полнокровная жизнь в согласии с природой. Она рождает упорядоченность, гармонию. "...Если ты по всякому поводу не будешь приурочивать действий своих к цели природы, если ты отвернешься от этой цели, чтобы искать... чего-нибудь другого, действия твои будут в разладе с мыслью".

Атеистическая и во многом анархо-либеральная трактовка Эпикуром юридического привела к правовому нигилизму. Основной принцип его поведения по отношению к государству - "Живи скрыто, таясь!" Если эту формулу сделать общеобязательной, как верно писал Плутарх, правовая жизнь прекратится. В ней - явная безгосударственность, перенос центра юстиции на личность, на права человека. Мудрый, считали эпикурейцы, вне политики. Право укоренено не в государстве, как это было у позднего Платона, но в юридичности каждого. Персональная юстиция, порядок в личной жизни, покой без страданий - это и есть атараксия - высшая цель юриста. "Венец атараксии сильнее всякой власти", - говорили эпикурейцы, прославляя мудрость. Душа правоведа не подпадает под власть дурных аффектов. Обладая высочайшей степенью самообладания, позволяющей выносить даже страшные мучения, он ведет умеренный образ жизни и не прельщается внешней славой. "Надо высвободиться из уз обыденных дел и общественной деятельности", - говорил Эпикур.

Среди ценностей права он в первую очередь выделял благоразумие - основу всех добродетелей. Нельзя жить приятно, не живя в то же время разумно, и наоборот, нельзя жить разумно, не живя приятно. Далее идет справедливость. Эпикур отмечал абсолютность и относительность этой категории: "В общем справедливость для всех одна и та же, потому что она есть нечто полезное в сношениях людей друг с другом; но в отношении индивидуальных особенностей страны и других каких бы то ни было обстоятельств справедливость оказывается не для всех одной и той же". Для каждого места и времени - своя юстиция, свое "естественное представление о справедливости", но единое для всех изменчивых "справедливостей" - то, что все они представляют собой соглашения об общей пользе. Действия людей, властей и сами законы должны соответствовать естественным (в данном месте, в данное время и при данных обстоятельствах) представлениям о справедливости, то есть юстиции, которая подразумевается договором об общей пользе. Изменяющаяся юстиция в ее соотношении с законом у Эпикура - концепция естественного права с изменчивым (в зависимости от места, времени и обстоятельств) содержанием.

Позитивные законы - средства ограждения и защиты "мудрых" (то есть людей, юридически совершенных) от "толпы", публичная гарантия автономии каждого. "Законы, - говорил Эпикур, - изданы ради мудрых, - не для того, чтобы они не делали зла, а для того, чтобы им не делали зла". Он вновь поставил старый вопрос: существует ли право "по природе", или же оно - искусственное установление? Вторя софистам, он высказал взгляд: справедливость и право - это соглашения, заключенные для того, чтобы люди не наносили другим вреда и сами его не терпели. Несправедливость сама по себе

118

не зло, но зло коренится в страхе перед тем, что не удается избежать наказания за неисполнение заключенных соглашений.

Всякий ли договор, каковы бы ни были его содержание и цель, рождает юстицию? Ведь договор может быть бессмысленным, противным юридическому, неисполнимым. Договорную теорию нужно подвергнуть каким-то ограничениям и уточнениям, чтобы она, хотя бы формально, могла обосновать право. И мы видим, что Эпикур к таким ограничениям прибегает. Нормы до тех пор справедливы, пока отвечают пользе договаривающихся сторон, и утрачивают юридическое, когда полезность их теряется. Явно утилитаристский подход с его антитезой неотчуждаемым и неизменным правам человека в эпоху классического либерализма нового времени. А поскольку цель права - в устрашении, в угрозе, принуждении, то, если они утрачиваются, соответствующие нормы теряют юридический смысл. В конце концов Эпикур приходит к мысли о силовой природе права. От несправедливости человека может удержать только страх перед угрожающим ему наказанием. Ради торжества юстиции людям лучше внушать ужас перед будущими карами на земле и на небесах, только так можно предупредить преступления.

Аполитичность не сделала Эпикура отщепенцем и анархистом. Более того, государство он считал учреждением необходимым и неизбежным. В этом можно убедиться, если рассмотреть его воззрения на генезис государства, изложенные языком Лукреция в трактате "О природе вещей".

Первобытные люди жили как звери, не умея ни возделывать землю, ни строить жилища. Питались тем, что им давала природа, не знали, что такое юстиция и законы. Постепенно в их жизнь проникали элементы культуры: строительство, изготовление одежды, орудий, земледелие. Эпикуру не чужда мысль о прогрессе от дикости к цивилизации, похожая на Протагорову версию, но без "первобытного рая". Молния, а не Прометей дала людям огонь, который улучшил их жизнь. Постепенно возникла власть. Ее первые носители - сильные личности, которых Лукреций назвал "царями" (rex). В исконном значении этого слова царь не монарх, но "вождь племени", древнегреческий "базилевс", глава рода и полководец. Возникший "родовой порядок" не носил политического характера, но создавал почву для раннеклассовых отношений. Образуется родовая аристократия, первоначальный правящий класс. "Цари" строят города, укрепляют их, делят землю и скот. Затем возникает имущественное неравенство, разделение на богатых и бедных. Появление золота - причина зависти, раздоров. Оно лишило почестей знать, которая стала служить плутократам. Расслоение породило смуты, перевороты, войны, которые так утомили людей, что они в конце концов установили твердый порядок.

В трактовке происхождения власти у эпикурейцев явная двойственность. С одной стороны, государство - продукт свободного соглашения, договора, а с другой - навязано героями-законодателями. Юстицию среди людей они ввели ради двух целей: устрашать обычных людей, удерживая их от преступлений, и охранять самих мудрых, которые благодаря своей юридичности не требуют устрашения.

У Эпикура та форма государства наилучшая, которая не требует активного участия в политике (как это бывает в демократиях), но, напротив, предоставляет возможность заниматься тем, чем хочется, не вторгаясь в частную жизнь. Этим условиям лучше всего удовлетворяет умеренная монархия, служить которой рекомендуется юристам. Их должна связывать друг с другом дружба, однако она не

119

должна идти так далеко, как требовали Пифагор и Платон. У друзей не должно быть все общим: общность имущества - показатель, что они недостаточно верят друг другу.

Позже под влиянием идеи о воздержании от политики в эпикурействе возникли два крыла - радикальное и умеренное. О первом повествует Плутарх, цитируя изречения поздних эпикурейцев: "Пейте, ешьте и веселитесь и не занимайтесь спасением эллинов и не ждите от них благодарности за свою философскую деятельность". Представители этого крыла отвращали юристов от государства. Хочешь жить по природе, учили они, не участвуй во власти, установленной толпой. Умеренные эпикурейцы, не отрицая государства, предпочитали жить свободно вдали от политической борьбы. Эти взгляды широко распространились среди аристократически настроенных юристов времен империи и упадка.

Ни один правовед не подвергался таким нападкам, как Эпикур, со стороны других школ (стоиков, платоников, особенно христиан). Отцы церкви считали Эпикура "врагом номер один". С христианизацией империи его юстиция попала под запрет вплоть до XVI-XVII вв. В Средние века учение эпикурейцев находилось в подполье. В эпоху Возрождения оно вновь выходит на поверхность. Эпикура знал итальянский ученый Джордано Бруно, отправленный за пропаганду его идей на костер. Через 60 лет после него английский юрист Гоббс не только возродил эпикурейство, но и свою юстицию строил на механистических идеях, близких к идеям Эпикура. Его авторитет среди просветителей нового времени вырос после того, как в Лионе вышла книга известного математика, по профессии католического священника, энциклопедиста Петра Гассенди "Восемь книг о жизни, нравах и учении Эпикура". Эллинистический либерализм и утилитаризм Эпикура, его договорный аспект юстиции оказали заметное влияние на французских просветителей и утилитаристов Англии И. Бентама и Д.С. Милля.

Эпикур непосредственно повлиял на историко-материалистическую юстицию. К. Маркс выбрал его наследие темой своей докторской диссертации. Труды Эпикура и его римского последователя Лукреция Кара популяризировались в русском марксизме. В.И. Ленин, в частности, защищая Эпикура от нападок Гегеля, называл его юстицию гениальными догадками, указывающими пути науке. Сила Эпикура - в гуманистическом измерении права. Именно оно объясняет постоянный интерес к юстиции "Сада", делает усилия, предпринятые для анализа наследия Эпикура, оправданными.

Современная наука синергетика, изучающая процессы самоорганизации систем на разных уровнях развития материи, в том числе и на правовом, подтверждает ряд положений, которые предвосхищены Эпикуром, жившим на заре эмпиризма. В нашей Академии ныне покойный профессор А.Б. Венгеров активно внедрял синергетику в теорию государства и права, рассматривая ее как достойную альтернативу диалектике, способную дать юристам тот рычаг, при помощи которого они "перевернут" парадигму диалектико-материалистической юриспруденции и осуществят прорыв в будущий гуманизм. Это еще раз показывает глубину юровидения Эпикура, проливает новый свет на его думы о спонтанном развитии всего и вся, о взаимосвязи необходимости и случайности как движущей силы юстиции, права, государства.

120
114 :: 115 :: 116 :: 117 :: 118 :: 119 :: 120 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации