Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part69-579.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part69-579.html

579 :: 580 :: 581 :: 582 :: 583 :: 584 :: 585 :: 586 :: 587 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 68. Сунь Ятсен

Я воистину приветствую социализм, поскольку для него священны выгода государства и богатство народа, поскольку подлинный закон данного общества состоит в том, чтобы собрать продукцию разного рода производства, передать ее в общее владение и получить от этого выгоду. В тот день, когда осуществится социализм у нашего народа, юные смогут получить образование, старцы иметь содержание, все будут трудиться, разделившись по профессиям, каждый получит свое место. Государство нашей китайской республики сразу же превратится в государство социализма.

СУНЬ ЯТСЕН

Юрист национально-освободительного движения Китая первой четверти XX века, революционный демократ Сунь Ятсен (1866-1925) родился в крестьянской семье в провинции Гуандун. Его отец имел крохотный участок земли в гористой местности. Большая семья не могла прокормиться, перебивались кое-как, влача жалкое существование. Указывая на невыносимо тяжкие условия, в которых приходилось жить, Сунь говорил о себе: "Я сын кули и сам кули, я родился в нужде и остался беден. Мои симпатии всегда были на стороне борющихся масс".

Разбогатевший брат помог ему получить медицинское образование в Гонконгском колледже. После окончания - врачебная практика в португальской колонии Макао. Но карьера продолжалась недолго. Желание видеть родину независимой побудило отказаться от медицины, всецело посвятить себя борьбе за справедливость.

Важная веха Суня как юриста - пребывание в 1897-1898 гг. в Западной Европе. Его внимание привлекли государствоведение США, Франции, Англии, Швейцарии, слывших образцовыми демократиями. Сунь не ограничился одним изучением их конституций - он пытался узнать, какие реальные блага получают граждане. Наблюдения не оправдали надежд. Он приходит к глубокому разочарованию, убеждаясь, что в этих странах народовластия не существует: "власть полезна лишь ничтожному меньшинству богачей, большинство прозябает в бесправии и нищете". "То, что я видел и слышал в течение двух этих лет, - вспоминал Сунь, - дало мне возможность вникнуть в положение на Западе. Я начал понимать, что, несмотря на большие достижения в военном и экономическом отношениях, великие державы Европы не смогли добиться счастья для огромного большинства народа, и поэтому усилия передовых людей в этих странах по-прежнему направлены на подготовку новых социальных революций".

Известное влияние оказала на него нашумевшая книга американского ученого Генри Джорджа "Прогресс и бедность" с теорией мирного разрешения противоречий в капиталистическом обществе, из которой вытекало, что национализация земли и использование абсолютной земельной ренты на нужды народа спасут мир от социальной революции. Тезис "бескровного" уничтожения классового антагонизма нашел впоследствии своеобразное применение в принципе народного благоденствия Суня.

Последующие вехи его жизни: участие в революции 1911 года, учреждение Китайской республики, избрание временным президентом, создание партии

579

Гоминьдана, борьба за освобождение страны от милитаристских клик ставленников иностранных колонизаторов.

Сунь, как видим, не был кабинетным ученым, его теория государства и права представлена в речах, лекциях, статьях, проектах партийных программ и преобразований китайского государства. В нашей стране его "Избранные произведения" изданы последний раз в 1985 году. Среди них для юристов особенно важны "Программа строительства государства" (1919), "Три народных принципа" (1924), "Конституция пяти властей" (1924).

Методика Суня впитала в себя не только европейскую юстицию, но и богатую отечественную традицию, особенно конфуцианство. Юсидеи - ведущие идеи в преобразовании общества, а государство - совокупность правомерных людей, "проявление морального духа данного человеческого коллектива". От состояния этого духа зависят успех или неудача в политике. Нужно лишь "ликвидировать устаревшие взгляды народа и заменить их новыми - и основы государства будут обновлены".

Сунь подводил под юстицию "незыблемый", "вечный" базис, каким в прошлом представлялось конфуцианство. Критикуя традиционную догму "познание легко, а действие трудно", стремясь поставить на ее место собственный тезис "познание трудно, действие легко", он пришел к выводу, что именно эта идея соответствует "ходу мировой истории" и может быть "основой в строительстве республики". Поиск юридического Абсолюта делает его формулу "познание трудно, действие легко" созвучной конфуцианству.

Нужно возродить национальный дух. Его потеря низвела Китай до полуколонии, а возрождение обеспечит будущий расцвет государства. Национальный дух воспрянет на конфуцианских добродетелях верности, сыновней почтительности, человеколюбия. Благодаря им в прошлом китайский народ пережил все завоевания и нашествия, поэтому ныне нужно прибегнуть к их помощи, чтобы сохранить нацию и государство.

Использование духовно-правовых принципов для государственных решений - отличительная черта конфуцианства. Еще более с ним роднит Суня то, что он представлял себе юридизацию как распространение добродетелей и как эффект, ожидаемый от них. Восстановить "древнее сознание" как "отношение народа к государству" можно тезисом "Познать суть вещей, дойти до совершенства знаний, очистить помыслы, сделать разум справедливым, усовершенствовать себя, благоустроить семью, создать порядок в государстве и умиротворить Вселенную". Квалифицируя этот тезис как "исключительное сокровище в нашей политической философии", Сунь считал, что его сила сохраняется всегда.

Обращаясь к предкам как к образцам высот, которых можно достичь в познании и практическом применении юридических императивов, Сунь Ятсен, следуя конфуцианской методике, сравнивал древнее и современное положение Китая и сделал вывод: в далеком прошлом страна переживала "период расцвета", в ту пору "политические учреждения, духовная культура находились почти на том уровне, которого Европа и Америка достигли лишь в современную эпоху". Ссылки на прецедент легендарных правителей для подкрепления собственных аргументов (прием, весьма характерный для конфуцианского правопонимания) встречаются во многих работах Суня.

580

Официальная апологетика конфуцианства выражалась в признании китайской культуры права высшим достижением рода человеческого, недосягаемым для других народов. Китаецентристские тенденции, созвучные в целом с таким образом мышления, обнаруживаются и у Суня. Он неоднократно заявлял: в Китае продолжает существовать "никем не превзойденная пятитысячелетняя культура", по уму и талантам соотечественники не имеют равных в мире, превосходят все народы юроэтосом, который - залог того, что в будущем Китай займет "первенствующее положение" в мире, статус, который имел "во времена предков".

Существенными моментами, сближающими юстицию Суня с конфуцианством, являются, во-первых, создание на ее основе четко разграниченной иерархии - неотъемлемого атрибута китайского государства и, во-вторых (и это самое главное), обоснование такого строя природным, априорно существующим различием в умственных способностях людей: те, кто правит, доказали право на власть проявленными талантами и способностями в изучении древней доктрины; те, кем правят, занимают такое положение потому, что не смогли мудростью доказать наличие у них данных, необходимых для управления. То, что Сунь рассматривает народные массы как категорию "незнающих", нуждающихся в руководстве "предзнающих", то есть прирожденных руководителей, сужает в известной степени его демократизм, обнаруживает стремление поставить народному движению заранее заготовленные ограничения. Влияние конфуцианских идей проявляется также в отношении Суня к таким базисным единицам традиционной китайской структуры, как семья, род, клан, а также к культу предков, служившему одновременно и причиной, и следствием национального государства.

Обращаясь к образцовым деятелям древности, Сунь, однако, отмечает, что "они были абсолютными монархами, и, как бы они сами по себе ни были хороши, они не заслуживают того, чтобы их хвалить, чтобы их считать за идеал правителей". Признавая за Конфуцием и его последователями заслуги в сохранении и распространении юридических ценностей, Сунь в то же время говорил: "Конфуций и Мэн-цзы были древними мудрецами, а не современными учеными. ...Некоторые их высказывания справедливы, а некоторые нет". Тем самым он подвергает сомнению ортодоксальное конфуцианство, которое сохраняло свою силу до тех пор, пока оно принималось за абсолютную правду. Если же наследие древности подвергается рациональному анализу с целью выявления его сильных и слабых сторон, то это уже - крах конфуцианской ортодоксии.

Об этом же говорят требования, которые Сунь предъявляет к каждой из трех групп людей, составляющих государство. "Предзнающие" руководят потому, что обладают полученной от прошлых поколений суммой знаний и передают их в неизменном виде следующим поколениям. Именно так конфуцианцы обосновывали свое руководящее положение. Сунь же ставил во главе общества тех, кто, "видя какое-либо явление, могут выдумать целый ряд теорий, доктрин, принципов", кто, "слыша какую-нибудь фразу, могут совершить целый ряд поступков, действий", то есть "социальных инженеров", смело берущих на вооружение новейшие юстиции и претворяющих их в жизнь.

То же самое в отношении народной активности. Конфуцианцы приравнивали ее к стихийным бедствиям, одинаково выражавшим недовольство Неба

581

положением в стране. Сунь, наоборот, верит в юсэнергию масс, в то, что они в конечном счете смогут сознательно и эффективно управлять. Поэтому он - за образование народа, за разрушение издревле существовавшей монополии конфуциански образованных интеллигентов, представлявших эксплуататорские классы, за демократию.

Сунь вовсе не стремился доказать, как это будут в дальнейшем утверждать правые гоминьдановцы, что Китай в древности уже имел народный строй, который современники должны воспринимать в качестве образца и добиваться его возрождения. Наоборот, он обосновывает: для Китая демократические идеи не противоестественны. Эти идеи существовали тогда, когда о влиянии Запада не могло быть и речи. Возможности демократического будущего Китая в том, что у него было соответствующее прошлое.

Юридическая новизна и преемственность, где осуществлен синтез мирового и национального наследия, особенно четко проявляются в сформулированных Сунем трех народных принципах, образующих в совокупности его программу. Первый - принцип нации - направлен против маньчжурской династии. В Манифесте тайной "Союзной лиги Китая", написанном Сунем, указывалось: "В течение 260 лет мы, китайцы, являемся людьми потерянного государства. Теперь, когда наступил предел преступности и зверствам маньчжурского правительства, мы должны поднять наши справедливые войска, чтобы свергнуть это правительство и восстановить наш суверенитет... Китай - государство самих китайцев. Поэтому управлять Китаем должны сами китайцы. После свержения маньчжурского господства должно быть восстановлено китайское национальное государство".

До революции 1911 года принцип нации - лозунг свержения маньчжуров, но не знамя освобождения китайцев от империализма. Сунь тогда не понимал, что колонизаторы - главные внешние враги, без уничтожения которых нельзя ликвидировать и внутренних. Он постоянно искал соглашений с представителями Англии, США, Франции, Японии, долго искал среди них "доброго дядюшку", который поймет китайские чаяния, честно поможет китайскому народу.

Крутой поворот в трактовке национализма произошел после революции 1911 года. Хотя она и увенчалась свержением Цинской династии, но по сути потерпела поражение, ибо к власти пришел прямой ставленник империализма - милитарист Юань Шикай, который, объявив себя императором, не преминул тут же свести на нет даже такой скромный результат, как формальное провозглашение в Китае республики.

Зрелую национальную программу Сунь сформулировал в манифесте первого съезда Гоминьдана в двух пунктах: 1) борьба китайского народа за национальное освобождение и 2) полное равенство между всеми национальностями Китая. Принцип нации теперь - лозунг национально-освободительной борьбы против колонизаторов, компрадорской буржуазии и феодально-милитаристских кругов. "Члены Гоминьдана не могут не продолжать бороться всеми силами за национальное освобождение Китая, опираясь на широкие массы интеллигенции, крестьян, рабочих и торговцев, ибо принцип нации для каждого из этих классов означает добиться избавления от агрессии иностранного империализма".

Это первая сторона национального принципа. Что касается второй - взаимоотношения этносов внутри Китая, то в манифесте говорилось:

582

"Гоминьдан торжественно заявляет, что за всеми национальностями, населяющими Китай, признается право на самоопределение; после победы революции над империалистами и милитаристами будет создана свободная, единая (образованная на основе добровольного союза всех национальностей) Китайская Республика" .

Следовательно, национализм теперь связывался с правом наций на самоопределение, был не абстрактным требованием объединения вообще, а основывался на общих интересах освободительной борьбы. Читаем в манифесте: "Для последовательного осуществления принципа нации Гоминьдан должен понять потребности национальностей, населяющих Китай, постоянно указывая им на общность их интересов с китайским национально-революционным движением". Оно - составная часть борьбы всех "жертв империализма" против несправедливого миропорядка. Отсюда победу Сунь видел в том, чтобы "пробудить массы народа объединиться в общей борьбе с теми народами мира, которые считают нас равноправной нацией".

Для юристов значим принцип народовластия, "основа политической революции", ведущей к ликвидации монархии в Китае и установлению конституционно-республиканского строя. Демократизм - "искоренение такого зла, как монополия кучки людей в политике". Его обоснование Сунь связывал с тремя началами. Во-первых, нет никаких оснований сохранять монархию, ибо основа государства - равноправный народ. Во-вторых, идея республики соответствует "течению времени", практике Европейских государств. Император сковал силы китайцев, поставил их на край гибели. "В Китае народ на протяжении тысячелетий терпит режим абсолютной монархии и не пользуется равенством и свободой". В-третьих, перманентные смуты и междоусобицы. Учреждение республики избавит от междоусобных войн - следствия "монархических амбиций китайских милитаристов". "Когда у нас будет республиканское государство, кто же будет исполнять роль императора? - Народ, 400 миллионов граждан будут исполнять роль императора. Этим путем мы предотвратим возможность борьбы за власть и уменьшим зло войны".

Демократизм Суня - реальная власть народа, его участие в управлении страной. "В век демократии народ является движущей силой демократии", которая - единственное и необходимое условие для подлинной свободы и равенства китайских граждан. "Без демократии свобода и равенство - пустые звуки". Он остро критиковал западные демократии, при которых большинство населения фактически отстранено от правления, существует лишь формальное "всеобщее избирательное право". К нему и сводится вся буржуазная демократия, подвергаемая, даже по конституциям этих стран, оговоркам и ограничениям, не говоря о тех бесчисленных злоупотреблениях, которые сопровождают избирательную кампанию. В Европе от принципа народовластия ничего не остается, за исключением громкого названия.

Сунь наполнил этот принцип конкретным содержанием, смоделировав "отличный от демократий Европы и Америки" Китай, где власть - "общее достояние всего народа, а не частное достояние буржуазии", где народ - хозяин своей страны. Власть разделена не на три ветви, как принято на Западе, а на пять ветвей с прибавлением к традиционным трем ветвям (законодательной, исполнительной и судебной) двух ветвей чисто китайского происхождения - экзаменационной (власти посредством специальных экзаменов выявлять

583

пригодность к службе всех работников госаппарата) и контрольной (власти привлекать к ответственности членов правительства, не выполняющих своих непосредственных обязанностей). Это деление дает возможность народу установить через своих представителей контроль над избранными властями. Депутатский контроль Сунь называл непрямой властью. Вместе с тем его конституция предусматривала прямую власть посредством "четырех прав народа" (право избирать, право отзывать, право инициативы и право референдума).

Прямая власть - непосредственный контроль народа над правительством и должностными лицами. А это возможно только тогда, когда у народа есть неограниченное право не только избирать правительство, но и отзывать избранных по своей воле. Эти два права - право избирать и право отзывать - "дают народу возможность контролировать своих избранников и содействовать должной расстановке этих лиц в правительственных органах или же отзывать их, если они не соответствуют своему назначению".

Сунь сравнивал правительство с машиной, а народ - с машинистом, пускающим ее в ход. Избирать и отзывать правительство - то же самое, что пускать в ход машину, то есть давать ей движение вперед, а в случае необходимости останавливать ее или давать ей обратный ход.

Третье право - право инициативы, то есть право вносить правительству предложения, на которые оно обязано соответствующим образом отвечать. Четвертое - право референдума, то есть право народа пересматривать или отменять любой изданный закон, если он не служит общему благу.

В наделении народа четырьмя этими прямыми правами, то есть формами власти, коренное отличие китайской "истинной демократии" от "устаревших" европейской и американской демократий. "Только в том случае, - пишет Сунь, - когда народ будет обладать этими четырьмя формами власти, мы сможем сказать, что существует полная демократия, и только там, где эти четыре формы власти эффективно применяются, мы можем сказать, что существует полная прямая народная власть".

Прямые права формируют власть, подотчетную народу. Правительство - только механизм под его полным контролем - выполняет народную волю. В его руках - лишь административные функции, осуществляемые пятью органами власти: законодательной, исполнительной, судебной, экзаменационной и контрольной.

Усовершенствование госмеханизма прибавлением экзаменационного и контрольного органов - второе новшество, которое Сунь ставит себе в заслугу. Он убежден: государство, созданное в Китае в соответствии с его планом, сразу поставит страну впереди Европы и Америки. "Такой политический строй будет самым хорошим и самым совершенным политическим строем в мире, а государство с таким строем будет поистине государством народа, управляемым народом и существующим на благо народа".

Местное управление Сунь считал тем фундаментом, на котором должна стоять народная республика. Демократия начинается с предоставления народу всей власти на местах, с создания, начиная с уезда, единиц самоуправления. Народ выражает волю непосредственным образом только через местную власть, в которой сам участвует. Поэтому первый шаг демократизации - создание местных самоуправлений, затем на их базе создаются верховные органы. Если сначала созвать Национальное собрание (для образования центральной власти)

584

и предоставить ему огромные полномочия, то при отсутствии прочной власти на местах дело кончится полным провалом, ибо "Национальное собрание и народ - не одно и то же". Читаем у Суня: "Без уездного самоуправления народу не на что было бы опираться, и политическое правление всего народа никоим образом не могло бы быть претворено в жизнь. А при отсутствии политического правления всего народа Национальное собрание даже при наличии системы разделения власти на пять частей не могло бы обеспечить народ суверенными правами".

Сунь положительно оценивал Советское государство, видя его превосходство перед демократиями Запада. "Недавно в России образовался новый политический строй, который не является "представительной системой", а является политическим строем "диктатуры народа". Что же из себя представляет этот политический строй "диктатуры народа"? В нашем распоряжении очень мало сведений, чтобы иметь возможность подробно говорить о нем, но можно полагать, что строй "диктатуры народа", безусловно, значительно лучше представительных систем".

Сунь далее отмечает: выдвигаемое им "народное правление" по своему характеру близко к советской системе "диктатуры народа". Однако он никогда не говорил, что они тождественны. Тем не менее враги, пытаясь всевозможными путями скомпрометировать его имя, клеветнически утверждали, что Сунь якобы стремился "перенести" в Китай строй Советской России. Разоблачая провокационный характер таких измышлений, он указывал: вообще глупо говорить о переносе политического режима одной страны в другую, ибо "Китай имеет свой, китайский строй, а Россия имеет свой, русский строй, а поскольку национальные особенности Китая отличаются от национальных особенностей России, то и формы политического строя обоих государств также не могут быть одинаковыми".

Демократизация Китая разбивалась на три периода: 1) "военной власти", 2) "политической опеки" и 3) "конституционного правления". Первый непосредственно следовал за победой национальной революции. Ее поражение в 1911 году обусловлено тем, что народ последовательно не прошел через два первых периода, а перескочил сразу к третьему - "конституционному правлению".

Основная задача "военной власти" - "полное уничтожение реакционных сил и распространение революционных идей среди народных масс". "Период политической опеки" - переходный сводился к "учреждению местного самоуправления в целях развития демократии". Первый период - завершение разрушительной задачи революции, второй - переход к решению созидательной задачи, введению конституционного строя. Между ними - сроки по три года.

Принцип народного благоденствия - последний в планах Суня. "Народное благоденствие - это жизнь народа, существование общества, благосостояние нации, благополучие и счастье народных масс". Он отождествлял его с социализмом, но предпочитал в целях пропаганды употреблять понятие не "социализм", а "народное благоденствие". "Когда я употребляю термин "народное благоденствие" вместо термина "социализм", то я это делаю главным образом для того, чтобы подчеркнуть самую основу социальной проблемы и показать ее настоящую природу, а также облегчить народу понимание этого термина с самого названия".

585

Народное благоденствие не чисто китайская, а величайшая мировая проблема последнего столетия. В древние времена, говорил Сунь, различались бедные и богатые, хотя и не столь резко, как в настоящее время. Различия между ними особенно усилились промышленной революцией. Употребление естественных сил пара, тепла, воды и электричества, вытеснивших физическую силу, создали предпосылки для скорого материального роста. "После того, как была изобретена машина, человек, управляя одной машиной, получил возможность выполнять работу за 100 или за 1000 человек".

С введением машин производительные силы получили неограниченную возможность дальнейшего развития. Казалось бы, созданы условия для всеобщего процветания. Однако получилось наоборот. "Машины узурпировали человеческий труд, и те, кто владел машинами, начали наживаться за счет других людей, у которых их не было". Промышленная революция вместо облегчения страданий народа привела только к их усилению. Владельцы машин превратились в капиталистов; рабочие, ручной труд которых раньше использовался, оказались выброшенными за борт, превращаясь в армию безработных и голодных людей.

Образовавшаяся пропасть между меньшинством капиталистов (владельцев машин) и большинством, лишенным средств производства, начала быстро расширяться. "Люди, владеющие средствами производства (машинами), с каждым днем богатеют, а те люди, которые не владеют средствами производства, с каждым днем нищают. И чем больше обогащаются богатые, тем больше нищают бедные". Это - закон капитализма, главное его преступление, во сто крат усилившее социальное неравенство, вопиющую несправедливость. Поэтому Сунь беспощадно критикует тех, кто не понимает роль третьего принципа. Он предполагает, что "целью обновления Китая является создать из него могущественную нацию, равную великим нациям Запада".

Путь обновления Китая - не в капитализации, ибо она загоняет в тупик юридическое решение проблемы труда. Единственный путь возрождения страны - в социализме, минуя капитализм. "Если с самого начала существования нашей Китайской республики мы не подумаем о том, чтобы защитить себя от установления капитализма в очень близком будущем, то новый деспотизм, во сто раз более страшный, чем деспотизм маньчжурской династии, ожидает нас, и понадобятся реки крови, чтобы избавиться от него".

Народное благоденствие - в государственном социализме, утвердившемся после революции ограничением капитала и уравнением права на землю с лозунгом "каждому пахарю свое поле". В Китае перестанут существовать знатные и простолюдины, богатые и бедные, граждане уравняются в правах. Сунь мыслил преодоление естественного неравенства, разницы в статусах, различий между физическим и умственным трудом путем социалистической организации труда, при которой каждый полностью отдается своему делу.

В духе конфуцианской модели "золотого века" он прогнозировал китайский социализм, при котором каждому в зависимости от возраста предназначен свой статус: одних воспитывают и учат, другие находятся на покое, третьи работают. Сунь думал о сбалансированной социальной организации с необходимой гармонией возрастных групп, а не об "обществе равных".

Впервые сформулировав теорию сбалансированного общества в 1912 году, Сунь последовательно придерживался ее до конца жизни. Социальные блага

586

молодых, зрелых и престарелых служили для него своеобразным критерием при оценке той или иной правовой ситуации. Например, в 1924 году он сравнивал: в Китае люди страдают "от рождения до старости", малые дети не учатся, взрослые лишены возможности заработка на жизнь, старики не получают обеспечения. Напротив, в России "русские в детские годы могут учиться, в зрелом возрасте имеют поле, которое можно пахать, и ремесло, которым можно заниматься. Они не страдают от отсутствия дела. Когда приходит старость, государство несет расходы по обеспечению престарелых. Такой народ, как русские, можно сказать, с детства и до старости, всю жизнь не знают ни забот, ни печалей".

Социалистическая интерпретация конфуцианства содержится в одной из последних речей Суня "Женщины должны понимать три народных принципа" (1924). Разъясняя принцип народного благоденствия, он говорил: "Каково применение принципа народного благоденствия? Он используется для того, чтобы уничтожить существующее неравенство богатых и бедных. Государство достигает эры Тайнин (времени Великого равновесия и благоденствия. - Н.А. ). Откроются источники богатства. Нельзя позволить небольшому числу людей единолично наслаждаться полученной выгодой, а надо возвратить ее большинству людей для общего блага. Выгодой, которую государство получит, все смогут поровну воспользоваться; молодые будут иметь образование и воспитание, люди среднего возраста - занятие, престарелые - содержание. Все мужчины и женщины независимо от того, стары они или молоды, смогут наслаждаться спокойствием и радостью".

Делая ставку на организующую роль государства, Сунь не касался вопроса о роли народа, о его участии в социальных преобразованиях. Уровень правосознания трудящихся, их отношение к социализму, формы участия в ломке старых порядков не находили отражения в планах китайского народника. Слово "народ" упоминалось часто, но всегда народ оценивался как объект, о котором заботятся, о благе и счастье которого думают. А вот что думает и к чему стремится сам народ - на этот вопрос ответа у него не найдем. Преобразования совершаются именем народа и ради него, но самому народу отводилась пассивная роль. Нельзя в этой связи не вспомнить слова русского социалиста А.И. Герцена, писавшего: "До тех пор, пока мы будем принимать народ за глину, а себя за ваятелей и с нашего прекрасного высока лепить из него статую а 1'antique, на французский лад, на манер английский или на немецкую колодку, мы в народе ничего не встретим, кроме упорного безучастия или обидно страдательного повиновения".

Величие Сунь Ятсена как юриста и вождя национально-освободительного движения великого китайского народа, ныне во многом осуществившего его заветы и успешно продвигающегося по пути социализма с национальной спецификой, состоит в том, что он самоотверженно защищал интересы трудящихся Китая, сумел учесть новые исторические условия, возникшие в мире после победы Октябрьской революции в России. После смерти Суня его юстиция стала официальной и оставалась таковой вплоть до ее замены маоизмом в Китайской Народной Республике в 1949 году. Память же о нем сохраняется по сей день, о чем свидетельствует мавзолей в г. Нанкине.

587
579 :: 580 :: 581 :: 582 :: 583 :: 584 :: 585 :: 586 :: 587 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации